От синтетической теории эволюции и далее

Рождение СТЭ принято относить к 1937г. и связывать с именем Ф.Г.Добржанского. Однако еще до него немалый вклад внесли А.Вейсман, С.С.Четвериков, Дж.Холдейн, Р.Фишер.

Классический дарвинизм не мог удовлетворительно объяснить передачу полезных признаков по наследству. При скрещивании в последующих поколениях полезный признак должен был раствориться, чему было предостаточно примеров, скажем, растворение расовых признаков. Хотя Г.Мендель еще при жизни Ч.Дарвина частично решил эту проблему, но первые шаги в генетике остались тогда незамеченными. Более того, Пирсон на ряде экспериментов показал, что законы Менделя не срабатывают.

Можно сказать, что генетику спасла муха дрозофила, а потом уже ученые, в лице, например, Т.Моргана. Эта муха оказалась исключительно законопослушна и раскрыла, казалось бы, безнадежные тайны природы. Эволюция показала себя во всей красе прямо под микроскопом, теперь ее не надо было ждать миллионы лет.

Примечательно, что по современным представлениям Ч.Дарвин ошибочно принял за эволюцию изменчивость вьюрков на Галапагосских островах, так что на многие действительно великие мысли его подтолкнул научный казус. А вот дрозофила по-настоящему имеет огромную генетическую пестроту. Основополагающая статья С.С.Четверикова в 1926г. на эту тему, можно сказать, зачала синтетическую теорию эволюции.

К настоящему времени генетика и наиболее распространенная теория эволюции СТЭ с последующими многочисленными дополнениями - необъятны. И разбираться в них - удел специалистов. Нерешенных проблем добавляется, поэтому было бы неверно говорить, что трудности дарвинизма преодолены. Однако эти проблемы, как в любой науке, перешли в глубь, а множество надежных научных выводов устоялось.

С философской стороны имеет смысл выделить несколько популярных моментов, разбавив их некоторыми аналогиями с программированием на ЭВМ.

Каждый внешний признак организма определяются не одним, а многими генами. Так что форма носа или разрез глаз не зашифрованы в одном гене. На данный момент является загадкой, как и какие надо изменить гены, чтобы проявился новый, не встречавший ранее признак.

Примерно так же даже самая простая функция компьютерной программы обеспечивается многими командами, а косвенно и всей программой. Если программа работает неправильно, то можно очень долго без малейшего сдвига варьировать разные операторы, но случается, что и минимальное изменение качественно меняет работу всей программы, обычно в сторону дальнейшей неработоспособности.

Каждый ген участвует в формировании многих признаков, и проследить все функции гена пока не представляется возможным, особенно те функции, которые никак себя не проявляют, но при мутации других генов могут показать себя совершенно неожиданным образом.

В программах есть так называемые подпрограммы, наиболее деятельные фрагменты, которые вызываются из разных мест основной программы. Ошибка в таком фрагменте, как правило, катастрофична. Но удачно написанная подпрограмма намного сокращает, оптимизирует всю программу.

Большинство мутаций, даже если они передаются потомству, никак себя не проявляют, но могут долго сохраняться в популяции, не участвуя ни в каком отборе. Новые программы для ЭВМ, как правило, не пишутся с нуля, а создаются из многочисленных полуфабрикатов. При этом было бы слишком трудоемко выгребать все лишнее. Поэтому все программное обеспечение сильно избыточно по объему. Возможно, кто-то когда-то использует избыточные функции, но обычно они оседают мертвым хламом.

Отбор в природе действует не на отдельные гены, а на комплексы генов. Не надо объяснять, что при оценке программной продукции рядовой покупатель не заглядывает, да и не имеет возможности заглянуть в ее нутро.

Ввиду ограниченности набора нуклеотидов относительно часто происходят одинаковые мутации (вплоть до синтеза аналогичных белков) даже у отдаленных биологических видов. Поэтому хоть и нерегулярным образом, но одна и та же мутация может предпринимать многочисленные попытки и все-таки пробить себе дорогу.

Аналогично при всем разнообразии научной и программисткой продукции есть общие приемы и методы познания, стандартные инструменты, которые приводят к идентичным, но независим открытиям в разных частях мира и времени. И несмотря на неизбежные ошибки в исследованиях и непонимание научным сообществом, новые достижения все равно пробивают себе дорогу.

Можно и дальше перечислять многочисленные аналогии между положениями теорий эволюции и опытом из других отраслей знания. Не знаю, поможет ли это биологам и генетикам. Но многим гражданам аналогии могут подсказать, что теории эволюции давно ушли от смахивающих на божественные догм о наследственности и изменчивости. Из непонятных и чудодейственных гены все более превращаются в рядовой строительный материал наподобие кирпича. Пока из него не удается строить искусственные здания, а может быть, они никогда и не понадобятся. Но на данный момент все идет к тому, чтобы освоить и поставить себе на службу биологические процессы. Н.В.Невесенко
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения От синтетической теории эволюции и далее

  • Согласен, всё идет не взирая на наши ожидания.
     
  • Геннадий, благодарю за внимание к моему творчеству.
    Действительно, с долгосрочными последствиями в генетике пока туго. Уже не раз на многих уровнях звучали требования прекратить опасные эксперименты. К тому же, научные достижения, как не раз бывало, могут оказаться в нехороших руках.
    Поэтому я на всякий случай предполагаю в статье, что "искусственные здания" из генов, может быть, никогда не понадобятся.
    Когда посмотришь на некоторые достижения науки и культуры, то так и вспоминаются старые добрые времена. Например, когда люди вечером выходили во двор, где всегда было шумно и весело. Теперь все уткнулись в телевизор и компьютер. А дворы забиты машинами. Раньше я целыми днями гулял по городу. Теперь там вообще опасно шаг ступить, поскольку все тротуары и газоны заставлены автомобилями, между которыми еще умудряются сновать велосипедисты. Главное, ехать-то на машине нет никакого смысла, потому что пешком быстрее.
    Вроде бы все это видят, что-то понимают, но жизнь меняется независимо от нашего понимания. Будем надеяться, что с освоением биологических процессов не случится такой же анархии, как с автомобилизацией, и ученые задумаются о последствиях, которые могут не только свести на нет всю ожидавшуюся выгоду, ни и бесповоротно отравить жизнь на Земле. Н.В.Невесенко
     
  • Николай! Отличная статья, всё изложенное логично и хорошо аргументировано.
    Только концовка, что всё идет к тому, чтобы поставить себе на службу биологические процессы, выглядит неожиданной, не вытекающей из логики рассуждений, и даже пугающей. В условиях, когда нет ни теории ни практики выявления долгосрочных последствий от вмешательства в естественный ход биологических процессов, подобные вмешательства чреваты неуправляемыми ситуациями. Тем более, что ставить себе это дело на "службу" могут люди с разными целями и нравственными нормами.
     

По теме От синтетической теории эволюции и далее

Создание синтетической жизни

Биологи из Гарвардского университета еще на шаг приблизились к созданию...
Журнал

Календарь-прогноз развития человечества до 2600 года и далее

Что нам готовят в будущем технологические революции? Календарь-прогноз развития...
Журнал

Теории эволюции отказано

Предельно упрощенно теория эволюции Дарвина выглядит следующим образом: у живых...
Журнал

Пояснения к моей новой теории эволюции

Процесс превращения обезьяны в дикаря, как переходную эволюционную форму от...
Журнал

Замечания о методе в биологии и особенно в теории эволюции

Я начну с двух общих тезисов.Вот мой первый тезис: 1)Если кто-то думает ,что...
Журнал

Теории возникновения жизни

Приверженцы концепции «первобытного бульона», в котором несколько миллиардов лет...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Суд. Раскодирование
Боль от столкновения с реальностью