Красавица Леночка: Обаяние зла

Часть 8. Аня – железная женщина

Впрочем, волей случая ему в тот период всё же удалось познакомиться и пообщаться с тем, кого в некотором (по крайней мере, в нулевом) приближении можно считать нормальным в целом человеком – девушкой, которую Джонни прозвал «железной Аней». Сначала, впрочем, как Джонни впоследствии осознал с ужасным стыдом, Джонни в ней ошибся. Сочтя её чуть ли не родственной душой. И лишь впоследствии выяснилось, что общим у них был, пожалуй, только специфический невроз. И даже этому, как Джонни впоследствии осознал по основательном размышлении, не стоило удивляться. Ведь если сам он представлял из себя, по сути, один сплошной тотальный невроз, то что могло быть удивительного, если у него нашлись с кем-то общие точки?

Аню с Джонни объединяла дурная («анальная», если формулировать в терминах дедушки Фрейда) привычка тащить всякий железный хлам к себе домой. Джонни искренне не понимал, зачем Аня, у которой есть постоянная, хорошо оплачиваемая (хотя сама Аня, со свойственным ей нарциссизмом, так не считала; но объективно, на фоне «среднего по больнице») работа инженера по телефонным станциям в серьёзной компании, вообще этим занималась. Хотя, с другой стороны, Джонни также не понимал и того, зачем он сам многие вещи делал. Более того, он прекрасно осознавал: многое из совершаемого им по жизни не просто не адаптивно,- оно абсурдно. Как считал Джонни, такова природа невроза: понимая, что ведёшь себя неразумно, ты просто ничего не можешь с этим поделать. А потому приходится мириться со своей долей и пытаться приспосабливаться.

Джонни познакомился с Аней, прочитав на форуме компьютерных энтузиастов её объявление «приму в дар». Вначале он даже чувствовал признательность Ане за помощь в разрешении его невротической дилеммы относительно кучи старых железок: вроде и выкинуть жалко, и торговать нерентабельно,- себе дороже. Его позитивный настрой в отношении Ани и дарения ей старых железок только усилился, когда она пояснила ему (словно отвечая на немой вопрос Джонни: зачем тебе всё ЭТО?!) свои планы доукомплектовать старые компы и отвезти их в качестве гуманитарной помощи в детский дом. С одной стороны, сам Джонни считал различные благотворительные фонды ничем иным, как удобным способом для бессовестных и беспринципных типов срубить «бабла» на религиозных комплексах и (в меньшей степени) сердобольности обывателей. С другой стороны, сразу проникался добрыми чувствами к девушкам, принимавшим участие в деятельности таких организаций. Как считал Джонни, главное – само стремление помогать другим; тем, кто волей судьбы оказался в менее выгодном положении.

Однако чем больше Джонни общался с Аней, тем больше было у него разочарований. Она оказалась вовсе не таким «добрым ангелом», каким она представлялась ему вначале. Сначала Аня продала пожилым жителям Подмосковья старые компьютеры, доукомплектованные деталями, полученными в подарок от Джонни. Когда Джонни выразил недоумение запредельными суммами, полученными ею за такого рода технику, Аня упомянула доставку и «настройку программного обеспечения». Последняя формулировка не могла не напомнить Джонни излюбленный приём компьютерных «мальчиков по вызову», славящихся умением разводить несведущих клиентов, и в первую очередь женщин, на внушительные суммы.

Помимо железок, принятых Аней в дар, в их первую встречу Аня купила у него ещё много всего нужного ей по дешёвке. Ей это было очень удобно, так как Джонни испытывал некоторую неловкость просить нормальную цену с человека, которому он искренне хотел помочь, считая товарищем по несчастью. Впоследствии, мысленно возвращаясь к этой ситуации, Джонни прекрасно осознавал, что виноват в таком восприятии он сам – его воображение нарисовало ему другого человека таким, какой он хотел её видеть, не дожидаясь, пока реальный опыт общения покажет, каков этот человек на самом деле. В действительности, тогда как Джонни почему-то считал Аню товарищем, для неё он был, скорее всего, лишь очередной добычей – добрым человеком, которого можно развести на то, что ей нужно.

Достаточно широкий круг Аниного общения был не без добрых людей. Один такой человек подарил ей на веки вечные хостинг и доменное имя наподобие «анялучшевсех.ру». Другие дарили якобы списанные, но в то же время вполне функциональные и имеющие вполне осязаемую денежную ценность телефонные станции, оргтехнику, компьютерные компоненты и т.д. Надо отдать Ане должное, она умела очень продуманно формировать круг контактов, особенно среди мужчин.

Ядро этого круга составляли «технозадроты». Ещё в институтах, где практически не было девушек (сама Аня окончила институт радиоэлектроники и автоматики, а потому знала ситуацию не понаслышке), они испытывали сильный дефицит женского внимания. Устроившись на работу, многие из них также продолжали чувствовать себя обделёнными в плане контактов с противоположным полом. Даже не только и не столько в плане секса, а скорее простого человеческого общения. А потому смышлёная девушка могла помочь им частично успокоить это некомфортное чувство в обмен на их помощь ей в различных вопросах, а также чисто материальные подарки. В случае с Аней последнее было особенно удобно – её друзья могли попросту совершенно бесплатно увести с работы девайсы, которые она впоследствии реализовывала с целью извлечения прибыли.

Естественно, коль скоро Джонни получил более адекватное представление о том, каким человеком на самом деле является Аня, он принял решение «прикрыть лавочку». Теперь Джонни ей больше ничего не дарил. В ответ же на Анины предложения продать ей ту или иную деталь называл цену, которая бы его устроила, если бы он продавал кому-то «со стороны». А когда Аня, услышав цену, вопрошала, «почему так дорого», Джонни заявлял, что никто не неволит её у него ничего покупать, раз не устраивает цена.

Ответная реакция Ани навела Джонни на неприятные размышления. Теперь Джонни окончательно осознавал: он нужен был Ане не как товарищ, с которым можно наладить взаимовыгодное конструктивное сотрудничество, а скорее как лёгкая добыча, чтобы получить то, что ей было нужно, пользуясь его добротой. Тем более, мужчина он был просто никакой, и Ане это очень скоро стало ясно. А потому не мог представлять интереса для неё в плане избавления Ани от одиночества, которое было закономерным следствием сочетания длинного списка «мужчина должен» и непривлекательной внешности (хотя сама Аня, естественно, не воспринимала эту ситуацию с такой точки зрения).

Несмотря на всё это, Джонни решил сделать ещё одну попытку содержательно пообщаться с Аней. Как-никак, она была едва ли не лучшим приближением к нормальному человеку среди его знакомых – женщин. Джонни представилась возможность подробно поговорить с Аней, когда ей сильно понадобились некоторые детали, которые были у него, и она пригласила Джонни к себе домой. Конечно, Джонни не получил первоначально запрошенную сумму, однако в целом, как ни странно, был весьма доволен итогами сделки, особенно учитывая её объём и его бедственное финансовое положение на тот момент. Однако в остальном встреча с Аней оставила у Джонни очень неприятные воспоминания.

Нет, Аня вовсе не была против с ним поговорить. И в этом плане расчёт Джонни был безошибочен. Более того, он изо всех сил старался вести разговор культурно и вначале выслушал Аню, дав ей возможность вволю пожаловаться ему на свою жизнь: как накосячили ленивые таджики, которые строили её дачу; как её обошли в продвижении по службе блатные мальчики – мажоры, девушки – сосалки и так далее. Джонни понимающе качал головой, выражая своё согласие с тем, как мир порой бывает несправедлив к честным и работящим людям. Когда Аня завершила свой рассказ, Джонни перешёл к изложению своей теории, для которой, как ему представлялось, Анина история подготовила очень благодатную почву.

Джонни начал с описания различных вариантов взаимодействия между людьми в обществе. Как объяснил Джонни, они могут конкурировать между собой или кооперироваться, сотрудничать. Люди могут пытаться паразитировать на других или равномерно распределять усилия. По мнению Джонни, много зла в обществе проистекает по следующим двум причинам, связанным с упомянутыми вариациями схем сосуществования:

1. Люди живут, словно постоянно бегая наперегонки, стараясь превзойти соседа. По мнению идеологов, подобная конкуренция способствует разработке и внедрению высоких технологий. Однако, как отметил Джонни, таким образом дело обстоит лишь на Западе, да и то частично. У нас же люди расходуют всю свою предприимчивость, деловую инициативу по большей части на то, чтобы урвать себе большую часть сырьевого пирога, не производя при этом никакого полезного продукта.

2. Взаимодействуя с другими, люди стараются брать, а не отдавать. Сделать так, чтобы другие работали, а они сами присваивали себе результаты их труда. Естественно, будущие жертвы эксплуатации от такой перспективы не в восторге, а потому в ход идут различные средства – прямое физическое насилие (которое, к счастью, незаконно), обман, манипуляции психикой...

Джонни не ожидал, конечно же, от Ани полного восторженного согласия. Однако негативность её реакции превзошла его самые пессимистичные ожидания. Ещё когда он говорил, Аня презрительно поморщилась, после чего перебила его: То есть ты считаешь это серьёзной глобальной проблемой человечества, да? Джонни почувствовал: сейчас ему скажут что-то неприятное, обидное, оскорбительное, унизительное. Однако менять свою позицию он не мог и не хотел, а потому ответил с напускной уверенностью: несомненно!

Тогда Аня продолжила презрительным тоном: Видишь ли, человечество – это очень много людей. И если для тебя то, о чём ты говоришь – серьёзная проблема, то другим просто наплевать. Я тебе поясню по твоим пунктам. Если ты к своим годам этого ещё не понял, то это просто так устроен мир. Люди бегают наперегонки, стараясь превзойти других. Такое стремление заложено в природе человека. И люди не равны между собой по своим способностям и возможностям. Кто-то сильнее, кто-то слабее. Один умнее, другой глупее. Победители выживают и оставляют после себя потомство. Неудачники вымирают, уступая жизненное пространство более достойным особям.

Ты видишь, что в этом забеге по жизни другие тебя обошли, и тебе их уже не догнать. Естественно, тебе обидно, а потому ты сидишь, придумываешь свои бредовые теории о том, как мир неправильно устроен. Поскольку у тебя самого ничего нет, тебе очень хочется, как раньше провозглашали в совке, поделить всё поровну, чтобы у других тоже ничего не было. Только вот незадача: другие так не хотят! Это воя сугубо личная проблема, а им до этого дела нет. А ещё – я уверена – ты считаешь свою бедность следствием кристальной честности и порядочности. Естественно, тебе так удобно считать. Куда труднее признать, например, свою неспособность прямо и открыто выразить своё недоверие тому, кому в любом случае никак доверять нельзя. Ведь от этого уже попахивает трусостью, которой ты насквозь пропитан, только зачем-то пытаешься это скрыть, как будто этого не видно со стороны! А когда ты не способен чётко и открыто сказать НЕТ, данная твоя психологическая проблема представляет собой чей-то лёгкий и комфортный источник дохода. Поди плохо им! Только ты предпочитаешь называть это своей добротой. Это знаешь, как если женщину изнасиловали... Нет, даже не так... Они, конечно, могли бы забрать нужное им у тебя силой, но зачем руки марать, если ты и так им всё отдаёшь?! Так что здесь скорее как дурочку развели на секс, трахнули и послали на х**. И она теперь плачется всем, какая у неё была любовь и как её чувство растоптали, изредка встречая у окружающих жалость, но в основном презрение и брезгливость.

По мере того, как Джонни слушал эти Анины реплики, ему становилось всё труднее дышать. Гнев и обида комом стояли у него в горле. Он словно нутром чувствовал этот ядовитый сплав негативных эмоций, получивший в те минуты практически безраздельный контроль не только над его разумом, но и над всем организмом. Джонни понимал: нужно что-то ответить. Однако на ум приходила лишь унизительная мысль о том, что если ты находишь что-то обидным, значит, внутренне с этим соглашаешься. Ещё через мгновение, Джонни ощутил сильный прилив агрессии, жаждавшей найти выход в активных враждебных действиях.

Если бы на месте Ани была красивая, точнее, привлекательная внешне девушка («какие мужикам нравятся»), у него возникло бы неудержимое, навязчивое желание ударить её по лицу. Не влепить пощёчину, а именно врезать хорошенько, так, чтобы юшка потекла. А лучше – выбить передние зубы, нанеся тем самым перманентный урон товарному виду. Однако при виде Ани, которая сквозь толстые стёкла очков в роговой оправе смотрела на него победительницей... конкурса красоты журнала Крокодил, у Джонни возникали совсем другие мысли. И дело даже не в том, что с травмой лица Аня, которая и без того напоминала ему героиню сериала «Не родись красивой» (нет, сериал он, конечно же, не смотрел, просто было время, герои этой телепередачи смотрели на москвичей едва ли не с каждого забора), стала бы страшнее термоядерного апокалипсиса.

Теперь Джонни понимал, почему он вначале так ошибался в Ане. Согласно его стереотипам, девушка со столь непривлекательной внешностью просто обязана быть хорошей и душевной. А потому Джонни хотелось наказать Аню за взгляды, которые, по его мнению, не вписывались в образ женщины, похожей на человека. Хорошенько ткнуть её носом в то дерьмо, которое она считает закономерной частью человеческой природы. Однако в том ужасно расстроенном и растерянном состоянии, в котором Джонни пребывал в те минуты, он даже не мог найти слова выразить свою мысль о том, насколько пагубны были Анины воззрения, в том числе для неё же самой.

Поэтому, когда Аня закончила свою оскорбительную для него речь, Джонни просто встал и принялся собираться домой. И только перед тем, как выйти из Аниной квартиры, сказал: Я понимаю, у нас разные взгляды по этому вопросу. Тем не менее, я уверен, что в людях заложено на генетическом уровне стремление к справедливости. Когда одни всё время обманом эксплуатируют, используют других, это не может не вызывать гнев. Его накопление порождает ненависть, которая в итоге может вылиться в насилие...

Не дослушав, Аня прокомментировала презрительно, издевательски вопрошая: ну и как, много тебе помог твой гнев в плане восстановления справедливости? А мне вот что-то подсказывает, что те, кто, как ты выразился, тебя обманывает и использует, знают тебя как безобидного лоха – терпилу. Который всё будет безропотно переносить. Нет, они прекрасно догадываются, что наедине с собой ты будешь то и дело бессильно сжимать от злости кулачки, беснуясь внутри себя. Но вред от этого будет исключительно твоему и без того не блестящему здоровью, но никоим образом не им. Эти люди тебя презирают и смеются над тобой. Поверь мне, они очень хорошо чувствуют, кто слишком слаб и труслив, чтобы дать сдачи.

Джонни, которого при этих словах Ани стал пуще прежнего душить комок обиды в горле, на это только смог ответить с дрожью в голосе: ладно, время покажет, кто будет смеяться последним.

Аня снисходительным тоном прокомментировала: несомненно. Но если ты хочешь, чтобы время показало хоть что-то хорошее для тебя, тебе нужно сделать следующее. Оглянись назад, на свою жизнь, и постарайся увидеть реально, а не через кривую призму твоей детской обиды и пустого тщеславия, к чему ты пришёл в свои тридцать пять лет. И осознай, что если ты сейчас не оставишь свои бесплодные фантазии и не начнёшь действовать умнее, то дальше будет только хуже. Прекрати свой бред и постарайся заняться делом, пока ещё не слишком поздно. После чего Аня принялась подробно излагать свою версию того, чем должен был заняться Джонни, если не хотел закончить свои дни нищим, покинутым всеми неудачником. По мнению Ани, поскольку Джонни не хватало ни ума, ни психологического здоровья заниматься коммерцией (куплей-продажей), ему стоило браться только за то, что ему реально по силам. Это, с одной стороны, ручная работа (здесь Аня не преминула провести аналогию со слабоумными, пытающимися, несмотря на серьёзные когнитивные дефекты, приносить посильную пользу обществу), а с другой – функционирование в качестве посыльного, курьера.

Завершив такую «идеологическую подготовку», Аня перешла непосредственно к «деловому предложению». Как оказалось, в Аниной конторе, с одной стороны, требовался мальчик на побегушках, чтобы развозить документы и прочие материалы поставщикам, клиентам, заказчикам и т.д. И ни один 18-летний бывший школьник не собирался устраиваться на такую мизерную зарплату, которая заведомо не позволит ему выпендриваться уровнем своего достатка перед девчонками. С другой стороны, в Аниной фирме был достаточно приличный парк компьютеров, нуждающихся в поддержании и обслуживании. Соответственно, требовался системный администратор. Однако, как и с только что упомянутой вакансией курьера, у руководства не было ни малейшего желания платить достойную зарплату. Особенно с учётом того, что у соискателей на данную должность – выпускников технических ВУЗов, финансовые претензии были ощутимо выше, нежели у потенциальных курьеров.

Соответственно, как пояснила Аня, Джонни придётся заниматься в её организации «и этим тоже». И сразу же строгим тоном предупредила его, чтобы он «даже не думал себе никаких глупостей по этому поводу». Недвусмысленно намекая на то, как многие системные администраторы живут не только и не столько на зарплату, сколько на выручку от (нелегально) проданного казённого оборудования. Мол, тебе ума, жизненного опыта и нужных социальных связей не хватит сделать всё, как надо, а потому тебя быстро возьмут за жопу. С тобой поговорят... Ты, естественно, сразу обосрёшься от страха, и во всём сознаешься, даже в том, что на самом деле совершили другие. Тебя пригрозят отправить в места, где такие, как ты точно не выживают. (Джонни бесил этот акцент, который Аня сделала на словах «такие, как ты». Таких, как я, ты больше не встретишь, сука! Я уникален!- обиженно думал Джонни). Но зачем гробить лошка, который может ещё бесплатно поработать? Тебе присудят компенсировать украденное (в том числе не тобой, но ты им этого не докажешь, будучи слишком запуганным, а за хорошего адвоката тебе платить нечем) оборудование, и ты будешь до конца своей никчёмной жизни работать на них бесплатно.

Если раньше Анины речи вызывали у Джонни обиду и праведный гнев, то теперь его просто разбирал смех, который ему всё труднее было сдерживать. Неужели она действительно надеялась, что я приму её «заманчивое» предложение о трудоустройстве,- недоумевал Джонни. Вот дура грёбаная! Не дослушав пафосную речь Ани, Джонни насмешливо бросил в её адрес «ну-ну», повернулся и пошагал прочь. Он даже не попрощался с Аней, не сказав ей ни «пока», ни «давай, до свидания».

Придя домой, Джонни принялся судорожно размещать объявления о продаже компьютеров, словно пытаясь доказать не столько Ане, сколько самому себе, что он может заработать хоть какие-то деньги на этой своей деятельности. Однако чем больше Джонни вывешивал объявлений, тем сильнее было ощущение, что к этим первым дням 2008 года потенциальные покупатели уже пропили свои деньги. В лучшем случае, потратили их на предновогодних распродажах. Так или иначе, фактически на его объявления откликались лишь перекупщики, предлагавшие купить у него всё, что есть в продаже, за половину, а то и за треть реальной цены.

Так прошло несколько дней. Несмотря на все усилия и множество размещённых объявлений, покупателей не было совсем. Джонни всё глубже погружался в отчаяние. И ему даже не с кем было поговорить о том, что творилось у него на душе. Кроме разве что мамы, с которой он обсуждал уже это всё не раз и не приходил к взаимопониманию. От безысходности Джонни снова полез на сайт знакомств. Конечно же, о том, чтобы искать себе девушку, не могло быть и речи. Тем более, у него на тот момент ни на себя, ни на свою маму особо денег не было. Но ему очень хотелось с кем-то пообщаться. Просто поговорить. Найти человека, который внимательно, без осуждения хотя бы выслушает его (точнее, прочитает написанное им) и постарается понять.

Понимая, насколько бесполезно и бессмысленно то, что он делает, Джонни создал новую анкету и принялся её заполнять. В той трудной ситуации, в которой он оказался, его беспросветное одиночество казалось ему особенно невыносимым. После длительных метаний и размышлений, Джонни в итоге написал о себе следующее:

Человек мыслящий и творческий, если говорить о себе в двух словах.

Чем больше я живу, тем более интересен мне окружающий мир. Хочется глубже узнать его и сделать лучшим местом для тех, кто в нём живёт.

Приходя в этот мир, мы полны восхищённого любопытства. Со временем, однако, наша жизнь обрастает всё возрастающим количеством правил и ограничений, безжалостно регламентирующих нашу жизнь. Частично эти правила, безусловно, разумны (типа "не убивай" и вообще "не делай другому того, чего не пожелаешь себе") и составляют здравую основу человеческого общежития, предохраняя нас от саморазрушения.

Большинство же таких предписаний, увы, являются лишь правилами игр, навязанными людям теми, кому это выгодно. Например, отовсюду слышится: «надо добиваться успеха», «надо побеждать». Кого?! Кто может выйти победителем в войне всех против всех? При таком подходе другой человек – это не такое же живое существо, как ты, со своими радостями и страданиями, а лох, которого надо развести.

Не понравился тебе человек? Какие проблемы? Заплатил деньги – и его больше нет с нами. Тех, кто возит своих домашних животных к парикмахеру, не смущает, что три миллиарда людей не имеют возможности полноценно питаться. Выбрасываются вполне функциональные вещи, имеющие недостаточно «товарный» вид, а то и просто вышедшие из моды. Рушатся вполне пригодные для жилья исторические здания, на месте которых возводятся однообразные небоскрёбы. Видимо, кому-то выгодно, чтобы эти небоскрёбы были заселены такими же однообразными клонами.

Мальчика учат дружить с теми, кто может быть полезен. Нет необходимости говорить, за кого девочек учат выходить замуж – к тому времени, когда девочки достигают детородного возраста, большинство из них уже и так знают, что к чему, и активно пытаются наставить немногочисленные заблудшие души на "путь истинный". Разумеется, при этом детское «почему» очень быстро сменяется на «зачем» в смысле «а что мне это даёт?»

Всё это мотивируется весьма прагматически: «нужно же как-то жить», а ещё лучше «выживать». При этом «выживание» сплошь и рядом осуществляется по принципу: «тонешь сам – топи другого». Родной город кишит финансовыми и торговыми организациями, заполненными здоровыми молодыми людьми, не производящими никакой, извините за выражение, потребительной стоимости. Про игорные заведения я вообще молчу. Нет-нет, не поймите меня неправильно. Я не хочу обвинять этих людей. Они выживают, как могут, как умеют, помогая при этом выживать своим близким. Мне скорее жаль их, как становится жалко студентиков, часами раздающих у станций метро флайеры и курево попробовать, вместо того чтобы познавать окружающий мир и совершенствоваться в выбранной профессии...

Меня больше интересует вопрос: смогут ли люди среди всей этой борьбы за выживание остаться людьми в высоком смысле этого слова? Или род человеческий преждевременно сгинет до последнего своего представителя, перегрызя друг другу глотки? А может, они всё-таки вовремя услышат того, кто тихим голосом скажет: ребята, давайте жить дружно?!..

А теперь, пожалуй, самый интересный вопрос: к чему я всё это говорю и что я здесь делаю? Представьте себе огромный бильярдный стол, на котором много-много бильярдных шариков, подавляющее большинство из них одного цвета. Все они быстро движутся, постоянно сталкиваясь друг с другом. Представьте теперь, что несколько шариков окрашены в другой цвет, или как-то иначе отличаются от остальных. Поскольку их очень мало, им невероятно трудно встретиться с себе подобными. Понимаете идею? Так вот, я здесь, потому что хотел бы познакомиться с теми, кто близок мне по духу, по образу мышления, по общему взгляду на мир.

Я хотел бы найти тех, у кого сохранился (или возник вновь) интерес к окружающему миру и всему, что его населяет. Тех, кто так или иначе стремится сделать мир лучшим местом для тех, кто в нём живёт, а не только для себя. Тех, кто не считает заботу о других людях, близких и далёких, полезных и бесполезных, уделом идиотов. Тех, кто считает, что любознательность разумнее агрессивной тупости. Что открытость души лучше камня за пазухой. Что бескорыстная дружба и любовь лучше взаимного паразитизма. Что человеческие чувства имеют самостоятельную ценность, а не являются лишь инструментами для достижения вполне прагматических целей. Кто способен общаться с человеком просто потому, что человек тебе интересен, что ты можешь узнать от него что – то новое. Потому что хочешь лучше понять других людей и самого себя. Кто считает, что конкуренция и вражда (тайная и явная) между людьми и группами людей должна уступить место сотрудничеству и бескорыстной взаимопомощи. Тех, кто любит природу и ощущает себя её частью, понимая, что когда ты вредишь целому, страдают все части...

Вы ещё здесь? Ну что ж, тогда спасибо за внимание! Хочется особо подчеркнуть, что я ищу не согласия во всём, но понимания... Я не кусаюсь. Пишите, пообщаемся...

Естественно, откликов не последовало. По крайней мере, положительных. Что, собственно, и требовалось доказать,- обречённо думал Джонни. Ему была понятна в целом логика девиц с сайта знакомств: то, что для него было криком души, для них было «высером» неудачника. Оно и понятно: настоящие мужчины не кричат душами. Они заняты делом. Они работают и зарабатывают.

Из депрессивного ступора, в который Джонни впал, не встретив понимания на сайте знакомств, его вывел звонок Ани. Какого хрена этой ещё надо?!- думал Джонни, нажимая на телефоне кнопку с зелёной трубкой. -Как дела? Чем занимаешься?- поинтересовалась Аня. Джонни рассказал, как развешивает объявления о продаже компьютеров на разных сайтах. Естественно, Аня спросила у него, как успехи. Джонни понимал, что говорить правду в данной ситуации явно не в его интересах, но в то же время был исполнен мазохистской решимости принципиально не врать ей в этом вопросе. И ответил честно: пока никак. Аня отреагировала предсказуемо: вот видишь, я тебе говорила, что ты не своим делом занимаешься и что тебе нужно делать, а ты меня не слушал! Очень умным себя считаешь? Этакий непризнанный гений, да? А если и дальше не будут покупать, что будешь делать? Джонни попытался изложить ей свои соображения про сезонный спад на рынке после новогодних праздников. И выразил уверенность, что скоро снова начнут покупать. Ну да, надейся и жди,- презрительно сказала Аня. Ты же мне говорил, когда приезжал в гости неделю назад, у тебя денег нет. Значит, врал?

Нет, не врал,- ответил Джонни, одновременно недоумевая, зачем он вообще оправдывается перед Аней, если разумнее её просто послать на х**, когда она так нагло с ним себя ведёт. На что же ты жить тогда собираешься, если денег нет, ничего у тебя не покупают и неизвестно, купят ли вообще?- не унималась Аня. Разозлённый такой наглой настойчивостью Джонни решил пойти на моральный эпатаж: ничего, у моей мамы ещё пенсия за несколько месяцев на сберкнижке осталась. Аня оживилась, словно услышав именно то, что ожидала услышать: ах, ну да, ты же такой правильный, а сидеть на шее у больной престарелой матери это же так благородно, так по-мужски! Но я тебя вынуждена разочаровать: Тебе нравится себя считать таким уникальным, неповторимым. Но ты не один такой, по крайней мере в этом. Вон, тут одного показывали математика одного, еврея из Питера, который тоже живёт на пенсию свой матери и придумывает какие-то теории. Этот, правда, признанный гений, он, в отличие от тебя действительно что-то там придумал, изобрёл. Ему даже премию за это какую-то хотели дать, но он отказался, типа он благородный такой. Думал, наверное, жидовская морда, что бегать за ним будут, упрашивать, а он поломается, потешит тщеславие. Ан, нет, оказалось, хрен тебе!

Джонни с некоторым любопытством думал о том, чем Ане могли не угодить евреи и откуда у неё такой черносотенный антисемитизм, который она не раз демонстрировала ему и раньше. Но ещё больше ему хотелось прекратить, или, по крайней мере, перевести в более конструктивное русло этот неприятный разговор. Он спросил: ты позвонила специально, чтобы говорить мне эти гадости? Аня ответила насмешливо: да нет, что ты. Я же знаю, ты любишь слышать в своё адрес только хорошее. А стоит тебе сказать, как всё обстоит на самом деле в твоей жизни, так тебе правда глаза колет, ты начинаешь дуться и обижаться. Я хотела тебе помочь, дать шанс, устроить тебя на работу. Но раз ты не хочешь, значит, как говорится, перейдём к следующему вопросу. У тебя есть сейчас какие-нибудь готовые компьютеры на продажу?

Опешивший от такого странного вопроса Джонни ответил: Конечно, есть, раз я объявления о продаже размещаю. Но почему это тебя интересует?

-Раз я интересуюсь, то, наверное, хочу знать. Ты так не считаешь?

-Но зачем тебе об этом знать?
-Да какая тебе разница, зачем я хочу это знать?! Может, я приобрести хочу!

-С целью перепродажи?
-Тебя сильно волнует, с какой целью? Знаешь, что меня всегда удивляло? Почему люди, у которых столько собственных проблем по жизни, вечно озабочены тем, что их не касается. Впрочем, вполне возможно у них столько проблем как раз потому, что они своими трудностями не занимаются, это же сложно. Проще о других язык почесать, не правда ли? Я знаю, таких как ты обычно сильно беспокоит, сколько у других денег. Это же так приятно, представить себе содержимое чужих карманов, когда в своих пусто, не правда ли? И поговорить о том, где они столько взяли. Естественно, обманом у таких честных и достойных людей, как ты. Но зачем тогда ты им позволил себя обмануть? А теперь ходишь всем ноешь о том, как мир несправедлив. Как же так? Ты ведь такой умный, прямо гений! Только почему-то не оценённый! Совсем никем. Но на самом деле разница между вами вовсе не в том, что ты такой честный. Ты тоже хочешь н**бывать людей, просто тебе ума не хватает и ты трусишь, что тебя возьмут за жопу и морду разобьют, поэтому ты строишь из себя праведника, и пытаешься трахать людям мозг своими детскими обидами.

Джонни уже жалел не столько о том, что сознался, что дела у него идут не очень, сколько о том, что сказал Ане правду, что он дома. А потому она бесплатно звонила с городского телефона, и ему приходилось всё это выслушивать. Но поскольку он не решился послать Аню прямым текстом или как-то ещё закончить нежелательный разговор, Джонни вынужден был рассказать ей весь имеющийся у него ассортимент. Выбрав компьютер, описание которого заинтересовало её больше всего, Аня безапелляционно заявила о своём намерении приобрести его за десять тысяч рублей.

-Но я же тебе сказал, что он стоит двенадцать,- пытался протестовать Джонни.

-За двенадцать его у тебя до настоящего времени не купили, и, судя по всему, уже не купят. Поэтому, пожалуйста, давай будем смотреть на вещи реально и разумно и примем правильное решение, пока я не передумала и не снизила предлагаемую цену. И да, предвидя твои глупые вопросы, я покупаю его с целью перепродажи. Да, у меня есть заинтересованные клиенты, которые купят его за тринадцать. Да, свои услуги посредника я оцениваю в три тысячи рублей. Потом Аня принялась рассказывать, как один её (женатый) коллега познакомился с инструкторшей по фитнесу, которая стала его любовницей. А теперь он хочет купить ей новый компьютер в подарок, не тратя при этом много денег.

Не насосала, а подарили,- подумал цинично Джонни. И принялся объяснять Ане, что только железо этого компьютера обошлось ему примерно в десять тысяч. А поскольку он не хочет работать бесплатно, то не собирается продавать ей компьютер за ту же самую сумму...

Аня перебила его резким тоном: я понимаю, в своих мечтах ты по-прежнему живёшь в совке и строишь коммунизм. Но давай спустимся из твоих грёз на грешную землю, и посмотрим на вещи реально. У нас здесь сейчас рынок. А рынку наплевать, сколько ты платил за детали, как ему плевать на всех лохов, которых обманули, в том числе на тебя. Сейчас всё, даже человеческая жизнь, имеет определённую рыночную стоимость. Нет, безусловно, ты можешь подождать с продажей, пока у твоей мамы на сберкнижке средства не закончатся. Но к тому времени рыночная цена твоего компьютера упадёт ещё ниже – ведь комплектующие постоянно дешевеют. К тому же, зная твою болезненную привычку тянуть всё до последнего, надеясь непонятно на что, деньги тогда тебе нужны будут очень срочно. Немедленно. И за это тебе придётся делать мне дополнительную скидку...

Джонни, которого такой ход разговора начинал злить всё больше, заявил Ане, чтобы даже не пыталась разводить его в такой оскорбительной форме. Тем более, он всё равно не собирается продавать себе в ущерб и позволить ей нажиться на себе. Однако сказав это, Джонни неожиданно испугался: Вот сейчас она пошлёт меня и бросит трубку. А денег нет. И неизвестно когда ещё будут покупатели. Денег осталось на один поход в продуктовый магазин. А потом? Клянчить деньги у мамы, как он кичился перед Аней, ему на самом деле совесть не позволит. Да это и не получится без скандала, так как идеологически мама скорее на Аниной стороне. Эх, были бы сейчас деньги, хотя бы несколько тысяч, хоть как-то перекантоваться. А потом, смотришь, ситуация начнёт налаживаться...

К немалому удивлению Джонни, Аня не послала его. Она сказала примирительно: ладно, так и быть. Я очень добрый человек. А потому иногда помогаю даже тем, кто этого не заслуживает. Я пойду тебе навстречу. Во сколько, ты говоришь, тебе обошёлся этот компьютер? Десять тысяч? Хорошо. Я тебе дам за него 10500. Только чтобы всё было в лучшем виде, ок?

Джонни глубоко вздохнул и выразил согласие. После чего принялся объяснять подобный компромисс неблагоприятной текущей ситуацией. Мол, если бы не такие обстоятельства, я... Но Аня его не слушала. Она назначила ему время, когда она приедет за компом, и повесила трубку.

Стоило, однако, Джонни прекратить разговор, как в нём взыграла невыносимая обида. Стало быть, эта выдра получит два с половиной косаря за здорово живёшь, а я за пятьсот рублей, получается, трахался с этим металлоломом! Не бывать этому! Проходя по коридору своей квартиры, Джонни заметил мешок с парой десятков пакетиков мясозаменителя из генетически модифицированной соевой муки. Ура! Значит, с голоду не умрём!- торжествующе подумал он.

Однако теперь ему предстояло самое сложное – проинформировать Аню об отмене сделки с ней. Джонни прекрасно знал, как презирают женщины существ мужского пола, не способных твёрдо принять решение, таких, которые, подобно ему в данной ситуации, то и дело мечутся. Поэтому Джонни пошёл на хитрость. Он набрал номер Ани и рассказал о звонке мужика, который, по словам Джонни, выражал полную готовность приобрести компьютер за одиннадцать тысяч. Джонни также добавил, что не видит оснований отказывать мужику. Мол, кто предложил больше, тому и тапки.

Анина реакция поразила Джонни. Он внутренне сжался, представляя, как Аня сейчас начнёт распекать его. Мол, мы же с тобой договорились, почему ты не выполняешь свои обещания и т.д. Но вместо этого Аня сказала презрительно-издевательским тоном: Ах, нашему непризнанному гению опять не понравилось, как злые люди его хотят использовать. Поэтому у него взыграла обида и он решил позвонить мне и рассказать про воображаемого мужика, который вознамерился приобрести компьютер. Что ж, пусть будет по-твоему. Я не собираюсь тебе больше ничего доказывать. Я устала. Пусть твои детские обиды и прочие глупости будут только твоей проблемой, и с последствиями будешь иметь дело только ты. Тебе не нравится, когда другие (вполне обоснованно, кстати) считают тебя незрелой личностью – приготовься отвечать за свои поступки, как подобает взрослому человеку, тем более мужчине.

Мне сейчас нужно давать определённый ответ людям. Поэтому у тебя есть полчаса на осознание неудачности твоей опрометчивой фантазии относительно мужика – воображаемого покупателя твоего компьютера. Надеюсь, ты понял, что я не повелась на твою глупую историю. И если ты считал меня такой дурой, что я тебе поверю – значит, ты продемонстрировал позорное для взрослого человека неумение разбираться в людях. В общем, я надеюсь, ты образумишься, и жду твоего звонка с раскаянием. На этом Аня бросила трубку.

Последовавший за этим час оказался для Джонни временем тяжёлых размышлений. Теперь он отчётливо представлял себя длительное время сидящим на диете из соевого корма с гречкой (или без гречки). Однако обида и гордость в нём были слишком сильны, не допуская возникновения даже мимолётной мысли о том, чтобы позвонить Ане и покаяться.

Однако ровно через час Аня позвонила ему сама и шокировала ещё больше. Правда, на сей раз удивление Джонни было приятным. Аня поинтересовалась: За сколько там мужик собирается купить у тебя комп? За одиннадцать? Да, я же тебе говорил,- ответил Джонни. – Ок. Давай договоримся таким образом. Ты мне продаёшь этот компьютер за одиннадцать тысяч пятьсот. Даёшь твёрдое обещание. Даже если тебе сейчас предложат купить его за 12, 13, 15 тысяч, наша договорённость о сделке остаётся в силе. Я записываю сейчас наш разговор. Поэтому даже не думай дать задний ход. Я тогда сделаю так, чтобы ты вообще ничего не продал без посредников!

Конечно, последняя угроза не понравилась Джонни. Его так и подмывало попросить Аню включить ему запись их разговора. Но всё же разум одержал верх в те минуты в его больной голове, и Джонни решил не дразнить гусей. А на следующий день Аня приехала к нему за компьютером...

Несмотря на благоприятный поворот и в целом удовлетворительный результат этой истории, она навела Джонни на тяжёлые размышления, приведшие его к мрачным, депрессивным выводам. То, о чём он писал в теории на сайте знакомств, получало суровые подтверждения в реальной жизни. Люди словно постоянно воевали друг с другом, стараясь отхватить себе возможно большую долю материальных ресурсов и власти, возможностей контролировать ситуацию. Не имя обычно возможности применять для этого прямое физическое насилие, они пытались использовать неблагоприятные жизненные обстоятельства, а также психологические слабости и уязвимости другого человека.

Так, Аня (подобно армии других спекулянтов – перекупщиков, применявших тот же приём) пыталась использовать незавидное финансовое положение Джонни для извлечения прибыли за его счёт. Сам же Джонни, перезванивая ей, фактически использовал Анину готовность удавиться за каждую копейку (хотя, как сказано выше, мотивы у него были другие), о чём свидетельствовало собирание ею старых компьютеров на базе списываемых у неё на работе. Когда Аня поняла, что доход уходит от неё, она была готова заключить сделку на менее выгодных для себя условиях.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Красавица Леночка: Обаяние зла

Красавица Леночка: Обаяние зла

Красавица Леночка: Обаяние зла Дорогие читатели! Это третья часть моей истории про девушку с удивительным и необычным внутренним миром. Первые две части называются «Красавица...

Красавица Леночка: Обаяние зла

Часть 12. Вечный город Так перед Джонни, словно в волшебном калейдоскопе, проносилась фактически вся его жизнь. Он пытался ответить на вопрос: мог ли он в действительности хоть...

Красавица Леночка: Обаяние зла

Часть 3. Здесь и сейчас Новый день принёс новые неприятности. Перед завтраком и во время него Леночка была мрачнее тучи. На любые попытки Джонни инициировать разговор отвечала...

Красавица Леночка: Обаяние зла

Часть 10. Понаехавшие Однажды, когда Джонни ощутил себя в особенно глубокой яме безнадёжности и отчаяния, к нему пришла идея: надо непременно найти себе единомышленника. А лучше...

Красавица Леночка: Обаяние зла

Часть 14. Тоталитарная секта психологической взаимопомощи На этом общение Джонни с Леночкой прекратилось окончательно. И Джонни сосредоточился на написании своей истории о...

Красавица Леночка: Обаяние зла

Часть 2. Земля обетованная На следующий день после смерти мамы Джонни написал Леночке и сообщил это известие. В ответной смс она выражала свои соболезнования. Знает, какие слова...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты