Современная демократия

Известная фраза, приписываемая Черчиллю, гласит примерно так: «Демократия – плохой строй, но лучшего не придумали». Это верно, но следует подразобраться с вопросом, что именно плохо с демократией, как можно демократию подправить и улучшить или хотя бы не допустить ухудшения и все это в контексте современной бурно изменяющейся действительности.

Прежде всего, напомню несколько истин, хорошо известных, но необходимых мне для дальнейшего анализа. По определению и в прямом переводе с греческого демократия - это власть народа. Отсюда сразу следует, что качество демократии зависит, так сказать, от качества народа. Чтобы демократия была качественной, нужно чтобы народ был сознательный и граждански активный. Сознательный здесь – это заботящийся не только о персональном благе, но о благе всего общества, а также, а может и прежде всего, понимающий, что к чему, что хорошо, а что плохо для общества.

Далее заметим, что «власть народа» - это некоторая идеализация, на практике реализуемая в большей или меньшей мере в зависимости от многих обстоятельств. Первое из них – это вышеупомянутое «качество народа». Властвовать ведь хлопотно, напрягает, а отнюдь не все желают напрягаться и, если большинство в обществе не желает возлагать на себя бремя власти, то говорить о власти народа даже при внешне демократической форме правления, не приходится. Не менее важно, как сказано, и понимание большинством процессов текущих в обществе, куда они ведут и куда надо идти. Наконец, большую роль играет форма организации власти. Лучше всего обеспечивает народу реальную власть так называемая прямая демократия, существовавшая в городах - республиках, начиная с Афин и кончая Великим Новгородом, при которой решение главных вопросов осуществлялось собранием всего народа на центральной площади (агора в Афинах, вече в Новгороде). Но даже тогда существовали, выражаясь по-современному, политтехнологи, которые умудрялись манипулировать общим собранием. В современных же государствах со множеством городов и необычайно разросшимся населением, прямая демократия невозможна и существует так называемая представительная демократия, при которой народ вручает реальную власть избранным им представителям (а те делятся этой властью с назначаемыми чиновниками). За народом непосредственно остается лишь контролирующая функция, которую он реализует раз в несколько лет на выборах, когда он может отказать в доверии прежде выбранным и избрать новых. Понятно, что при этом, даже если народ пользуется своей контрольной функцией эффективно, реальной власти у него в руках меньше, чем у выбранных представителей и назначенных чиновников.

А теперь рассмотрим, что происходит с демократией в результате тех бурных изменений, которые происходят во всех сферах жизни современного человечества. Изменений этих - очень много, они стремительны и драматичны (потенциально, по крайней мере) и их описанию и анализу могут быть посвящены многие тома (и посвящаются). Я ограничусь теми, которые имеют отношение к функционированию демократии.

Главное из них – это связанный с научно техническим прогрессом экспоненциальный рост информации, осложняющий, чтоб не сказать делающий невозможным, понимание происходящего не только широкими массами, но и элитами, включая саму научную элиту, которая этот стремительный рост и обеспечивает. Общий объем знаний, добытых наукой, становится все более не обозримым не только для простых граждан, но и для самих ученых, в результате чего растет разрыв между теоретическим багажом людей со средним и даже высшим образованием и передним краем науки, а с другой стороны специализация самих ученых становится все уже. В результате обсуждение важнейших для общества вопросов не только в бесконечных интерактивных передачах по радио и телевидению, создающих иллюзию участия широких масс в управлении, но и обсуждение в коридорах власти с участием ученых консультантов, превращается, как правило, в разговор слепых с глухими, в профанацию. Ясно, к какому качеству управления это приводит.

Я понимаю, что на фоне бесконечной лести всяких популистов народу, это мое заявление звучит шокирующе не только для представителей академической элиты и вообще всех родов власти, но и для широких масс. Особенно для многих участников интерактивных передач, с потрясающим апломбом разрешающих в двух словах (больше двух слов не позволяет формат передачи – ведущий прервет) любые проблемы: «Надо делать, как и них», «Нельзя ничего делать, как у них», «Надо все запретить», «Надо все разрешить», «Надо всех посадить», «Надо всех отпустить», «Надо разогнать нынешнюю власть (неважно какую), а потом хоть потоп» и т. д. Поэтому, прежде всего, я попытаюсь разъяснить это свое заявление и проиллюстрировать его примерами.

По-сути и в идеале управление обществом сводится к заботе об экономике и культуре этого общества. Всякая политика, внутренняя и внешняя есть функция этой заботы. В этом смысле ничего не изменилось со времен Афин и даже более ранних. Но вот содержание самой «заботы», равно как и содержание экономики и культуры изменились с тех пор колоссально. Остановимся на экономике.

Экономика Афин держалась на независимых сельхозпроизводителях – крестьянах, ведущих практически натуральное хозяйство. Их нужда в государстве и во власти заключалась почти исключительно в защите от внешнего врага (сочетаемой с возможностью за счет этого внешнего врага или просто соседа поживиться). Для удовлетворения этой нужды государство содержало армию из этих же крестьян и с них же взимало налоги на ее содержание. Таким образом, упрощая, можно сказать, что все управление сводилось к вопросам: сколько брать налога с крестьян на содержание государственного аппарата и армии и начинать или не начинать войну с тем или иным соседом. Не было промышленности, которая производила бы трактора и сноповязалки, горючее для этих тракторов и минеральные удобрения, без чего невозможно было бы обеспечить население страны продуктами питания. Не было сложнейшей финансовой системы с банками, фондовыми рынками, страховыми компаниями, форексами и еще черт знает чем, без чего не может функционировать современная промышленность. Не было сложнейших международных и, в частности, финансовых отношений с МВФ, с транснациональными компаниями, с утечкой капитала в оффшоры, с курсом национальной валюты в отношении доллара, который где-то за тридевять земель может упасть по неизвестным причинам и, казалось бы, не имеющая к нему отношение экономика современной Греции или Украины, при этом может обвалиться. Поэтому, хотя на агоре в Афинах или на вече в Новгороде и были споры по поводу сколько и с кого брать налогов и выступать или не выступать на конкретную войну, и были партии, выступавшие за те или иные налоги, за войну или против, и был черный ПИАР («А такой-то хочет войны, потому что ему жена изменяет» и т. п.), но, по крайней мере, суть обсуждаемого народ понимал. А вот сегодня, как показал мировой финансовый кризис, не только народ, но и власти и соответствующие ученые этой сути не понимают.

Тут обиженные предприниматели и просто держатели акций, которых сегодня в развитых странах большинство (или почти большинство) могут возразить, что они разбираются в экономике, поскольку они в курсе курса валют и котировок акций и имеют с этого прибавку к зарплате. На это отвечу, что, конечно, по сравнению с афинским или новгородским крестьянином средний гражданин современных развитых стран знает много чего такого, в чем те были ни ухом, ни рылом, поскольку ничего такого тогда и не существовало. Но если говорить о соотношении его знаний с тем, что сегодня требуется от гражданина современного демократического государства, то он знает несравненно меньше древних афинянина или новгородца. В лучшем случае современный держатель акций разбирается в микроэкономике, т. е. более-менее ориентируется в вопросе, куда ему вложить сбережения в благополучные времена. Но он не разбирается в макроэкономике и поэтому не знает, когда наступит кризис и все его успешно до сих пор вкладываемые сбережения пойдут прахом. Он не понимает, к чему в перспективе ведет та или иная экономическая стратегия его правительства (а те, кто эту стратегию создают и разъясняют народу, этого тоже не понимают, иначе не было бы глобального кризиса, дефолтов национальных экономик и т. п.), а потому не может сознательно выбирать власть. Поэтому он легко манипулируем демагогами и популистами, обещающими «каждой бабе по мужику, а каждому мужику по бутылке водки».

Но непонимание не ограничивается одной лишь экономикой. Современная экономика стала такой, какая она есть, благодаря научно техническому прогрессу и без него она не только не может дальше успешно развиваться, она не может даже сохранять свой нынешний уровень. Это не говоря о том, что рост народонаселения земного шара требует и роста экономики для прокормления этого населения. Но давно уже стало ясно, что наука и техника, создавая новые блага, создает и новые проблемы. И эти проблемы еще более чем экономика сложны для понимания не только широкими массами, но и самими учеными. Дело в том, что рациональная наука в силу своей природы идет от частного к общему. На этом пути ей гораздо легче найти практическое применение своих теорий, чем оценить отдаленные последствия такого применения. Для того, чтобы построить двигатель внутреннего сгорания, человечеству потребовалось развить теоретическую механику, теплотехнику, ну и может еще пару теорий. А вот для того, чтобы оценить последствия массового сжигания топлива в этих двигателях, нам не хватает колоссальной суммы теоретических знаний, накопленных с тех пор. В результате сегодня не только простые люди не знают, происходит ли изменение климата в результате загрязнения атмосферы выхлопными газами или в результате процессов на Солнце, но и ученые не могут договориться между собой по этому поводу. По этой же причине нам легче разобраться с микро, чем с макроэкономикой, которая есть результат применения на практике микроэкономических теорий. Аналогичная ситуация и с мирным применением атомной энергии (не говоря про военное), с ГМО, с клонированием и т. д. Для того чтобы разобраться, скажем, в вопросе с последствиями массового применения ГМО, нужно, во-первых, выйти на передний край современной генетики и ряда смежных дисциплин, что недоступно не только среднему гражданину со средним или даже высшим образованием, но и среднему ученому, не занятому именно в генетике. А во-вторых, и знаний ученого генетика для этого тоже недостаточно. Для того, чтобы создавать новые ГМО, ученому генетику достаточно его специальных знаний. Но для того, чтобы оценить отдаленные последствия массового применения ГМО, и этих знаний недостаточно, ибо требуются знания в гораздо более широкой области, а наш ученый, как сказано, как правило, узкий специалист. Мало того, для того чтобы оценить эти последствия, требуются еще такие знания, которыми современная наука, вообще, еще не обладает. Поэтому все заявления генетиков типа: «Ребята, не дрейфте, каждый новый вид ГМО, прежде чем его запустят в производство, тщательно проверяется и мы Вам гарантируем его безопасность» или «Мы и до ГМО кушали генетически измененные продукты вследствие естественной эволюции», не стоят выеденного яйца. Допустим, мы поверим на слово генетикам насчет тщательности и добросовестности проверки. Но представим себе, что после изобретения двигателя внутреннего сгорания ученые тоже были одержимы желанием проверить его на безопасность. Но разве при всей искренности их желания могло им тогда прийти в голову проверить действие выхлопных газов на изменение климата в масштабе планеты, в ситуации, когда машин (и тепловых электростанций) станет так много, как сегодня? А даже, если бы и пришло, в состоянии ли были бы они это проверить, если и сегодня мы еще не можем в этом до конца разобраться? А что касается того, что генетические изменения происходили и происходят в процесс естественной эволюции и ничего, мы живы, так из теории устойчивости хорошо известно, что там, где малые возмущения не нарушают устойчивости системы, там большие могут не только нарушить ее, но и разрушить систему. Эволюционные мутации – это малые возмущения, а то, что мы вытворяем с ГМО – это колоссальные по сравнению с естественными возмущения системы и посему сравнение генетиков решительно не держит. Для полноты картины приведу еще пару конкретных примеров.

В рамках международной программы осуществляемой ICSU (International Council for Science), в которой участвует множество научных организаций из многих стран мира, было поручено украинскому Институту Системного Анализа, руководимому академиком Згуровским, разработать концепцию устойчивого развития общества. (В развернутом виде она называется «Глобальное моделирование процессов устойчивого развития в контексте качества безопасности жизни людей). Устойчивость развития общества выражается в этой модели 3-х мерным вектором с компонентами: экономика, экология и социальное развитие. Устойчивость считается тем большей, чем больше этот вектор. Докладывая модель, Згуровский изложил следующую информацию, основанную на солидном фактическом материале. По мере технического (технологического) развития человечества частота межгосударственных, межнациональных и т. д. конфликтов и их разрушительная мощь нарастают, причем в последнее время достаточно круто. К этому выводу можно прийти, и, не обрабатывая массу информации методами системного анализа на компьютере. С помощью дубины невозможно истребить столько народу, сколько с помощью атомной бомбы. И тут возникает такой вопрос. Экономический рост, являющийся одной из компонент вектора устойчивого развития, тесно связан с технологическим ростом. Получается, что, развивая технологии, мы увеличиваем устойчивость развития (по модели) и одновременно увеличиваем частоту и разрушительную силу конфликтов. Так что, рост частоты и мощи конфликтов это и есть устойчивость? Так зачем она нам такая нужна?

К этому следует добавить, что модель Згуровского чисто статическая, в ней не рассматривается изменение системы во времени. Для любого ученого естественника понятно, что невозможно исследовать устойчивость процесса, не рассматривая процесс во времени. Но Згуровский – узкий специалист по системному анализу, настоль узкий, что даже в наше время узких специалистов в науке его непонимание таких простых вещей кажется невероятным. Еще более невероятно, что в разработке концепции были задействованы десятки людей и никому из них, как и Згуровскому, не пришло в голову, что такая концепция никуда не годится. Наконец, отчеты по разработке концепции периодически высылались в ICSU и, судя по продолжению финансирования программы, вполне одобрялись. Теперь представим себе, что эту концепцию взяло бы на вооружение правительство какой-нибудь страны. К какой устойчивости оно бы привело свою страну? И какая польза была бы при этом от демократии? Может ли сегодня народ реально поучаствовать в выборе правильного пути для страны в этом контексте? Народ в таких случаях разводит руками и говорит: «Против науки не попрешь. Академикам виднее».

Другой пример, хорошо иллюстрирующий ситуацию, это история с планом бывшего президента Украины Ющенко построить в Украине 30 не то 50 атомных электростанций для того, чтобы продавать электроэнергию в Европу. Казалось бы, после Чернобыля превращать именно Украину в мирового лидера в атомной энергетике – идея фантасмагорическая. И как бы не относиться к Ющенко, не мог он по своей инициативе выступить с таким планом, не опираясь на мнение авторитетных в его глазах ученых.

Таким авторитетом для Ющенко стал
физик атомщик академик В. Барьяхтар, который помимо воздействия на Ющенко, пропагандировал эту идею, так сказать, среди широких масс. В своих публичных выступлениях и в печати он утверждал, что атомную энергетику нужно развивать, несмотря на то, что уже был Чернобыль. При этом он не отрицал, что опасность техногенной катастрофы возрастает в прямой пропорции к количеству энергии, получаемой из единицы массы (скажем из одного килограмма вещества). Поэтому опасность взрыва на атомной электростанции в тысячи или миллионы раз больше, чем опасность взрыва на тепловой. Естественно возникающий при этом вопрос, зачем же брать такие риски или как их снизить, Барьяхтар разрешал таким построением:

Взрыв де в Чернобыле произошел потому, что инженеров и физиков для него готовили не в КПИ и вообще не в столичном ВУЗе, а посему они были недостаточно профессиональны и недостаточно моральны. Но все будет хорошо, если подготовка таких специалистов будет передана КПИ, вместе с соответствующей прибавкой зарплаты преподавателям.

Как говорится, все гениальное – просто. Можно, конечно, оспорить эту пословицу: теория относительности – это гениально, но так ли уж она проста? Но для простоты примем эту пословицу за истину. Но, я надеюсь, физику Барьяхтару известно, что обратное утверждение – все простое – гениально, уж никак не тянет на аксиому. Потрясающая простота предлагаемого им решения проблемы просто дурно пахнет. А ее реализация в таком «простом» виде может обернуться трагедией гораздо большей, чем национального масштаба.

Кстати, на основе какой именно моральной теории собирается академик Баьяхтар повышать моральность выпускников КПИ (пусть даже одного факультета) в тысячи раз? На основе Марксизма, который преподавался (и ныне преподается) студентам КПИ в качестве такой именно теории, и которым были «вооружены» и те, кто делал в Чернобыле эксперименты с нарушением норм перед взрывом? На основе идей национализма (национального превосходства), старых как мир с его грехами? На основе Христианства с его тысячами конфессий, по разному трактующих Учение, и за плечами которого религиозные войны, Инквизиция, Домострой и т.д.? Или на основе идей сексуальной революции, под воздействием которых в Украине, как грибы после дождя, множатся казино, стрипбары и бордели всех степеней замаскированности?

Конечно, Украина – это не весь мир и можно предположить, что в передовых странах обсуждение вопроса об атомной энергетике идет на более серьезном уровне. Но, во-первых, катастрофы типа чернобыльской касаются всего человечества, независимо от того, в какой стране они происходят. Во-вторых, а чем, собственно, ситуация в передовых странах отличается от украинской? Ну, там нет такой вопиющей контрастности, не берутся сразу после Чернобыля строить 50 новых атомных электростанций. Но настоящего понимания сути проблемы, как и настоящего ее обсуждения, нет и там. Есть просто некая умеренность, большая осторожность. Это видно из того, что происходит. Ну, испугались после Чернобыля и какое-то время не строили новых станций. А по мере того, как Чернобыль уходит в прошлое, страх забывается и помаленьку, но все больше и больше начинают строить. Вот и вся глубина понимания и обсуждения.

Правда, последнее время в мире начинает брезжить понимание, что для решения глобальных проблем недостаточно привлечения узких специалистов в одной области науки и много говорится о необходимости междисциплинарных исследований, необходимости выработки взаимопонимания между представителями различных научных дисциплин, нахождения общего для всех языка. И появляется много междисциплинарных семинаров, проводятся междисциплинарные форумы, конференции и т. д. Но чего стоит эта обильная междисциплинарная деятельность, видно из вышеприведенного примера с «Концепцией устойчивого развития». Создатель этой концепции академик Згуровский является одновременно и руководителем постоянного междисциплинарного семинара в том же КПИ и он же является главным адептом идеи, что общий язык для ученных из разных дисциплин дает системный анализ, специалистом в котором он как раз и является. Насколько помог ему системный анализ при выработке «Концепции устойчивого развития», показано выше. Точно также его междисциплинарный семинар не помог ему понять, что нельзя говорить об устойчивости развития, не рассматривая это развитие во времени.

В свете всего сказанного попробуем еще раз охватить всю ситуацию и сформулировать более четко проблему, стоящую перед человечеством в этом контексте. Стремительный и все ускоряющийся научно технический прогресс и природа рациональной науки, заключающаяся в том, что ей легче придумать практическое применение ее теорий, чем предусмотреть отдаленные последствия этого применения, привели, во-первых, к страшно быстрому изменению действительности, в которой мы живем (включая нас самих). Это очень быстрое изменение порождает разнообразные глобальные проблемы, перечислять которые нет смысла (о них постоянно говорят и пишут), а также обостряет старые, типа межнациональных и прочих конфликтов. Все это порождает высокую неустойчивость всего происходящего на планете, угрожающую самому существованию человечества. Во-вторых, это привело к тому, что мы перестали ориентироваться во всех этих изменениях, мы перестали понимать, куда мы идем, куда нам нужно идти и что с нами будет завтра. Причем «мы» здесь – это не только простой народ и не только правители, ведущие его, но и ученые, которым по рангу как бы положено это понимать. Следствием этого непонимания является потеря демократией ее эффективности и преимущества перед другими формами власти. Это приводит к росту популярности идеи возврата к тоталитаризму в той или иной его форме: советской, фашистской, даже монархической. Особенно популярна эта идея в России, но и в Западной Европе рост неофашизма не пренебрежим. Это еще один фактор нестабильности в мире. Вообще, в мире нарастает хаос, который проявляется не только в экономических кризисах, непрекращающихся вооруженных конфликтах, широком распространении террора и т. п., но и в распространении примитивных, сродни средневековым, суеверий, апокалиптических настроений (СМИ и интернет переполнены сообщениями, что на землю летит астероид, который ее уничтожит, что ожидается переполюсовка магнитных полюсов земли, при которой произойдет тотальная катастрофа, ожидается столкновение плит земной коры в районе Исландии, от которого произойдет волна а ля всемирный потоп, завтра начнется атомная война между Америкой и Китаем и т. д.) и в полной апатии и безразличии к происходящему. А эти настроения в свою очередь в разы увеличивают нестабильность ситуации.

К этому надо еще добавить описанную мной в статье «Глобальный кризис человечества и научно технический прогресс» деформацию системы ценностей западного общества и всего человечества в результате НТП. Когда непонимание сочетается с апатией, с бездуховностью и аморальностью общества, включая его политические и научные элиты, и это при достигнутой и продолжающей расти его преобразовательной (и разрушительной) мощи, ситуация становится практически безнадежной. Возьмем для примера ту же атомную энергетику и ГМО. Правительства, принимающие решения в этих областях, или народ, эти решения якобы обсуждающий, в этих вопросах просто не компетентны. Ученые специалисты, подвизающиеся в этих областях, подразделяются на две категории. Одни не понимают, что они не могут гарантировать безопасности применения атомных электростанций или ГМО, и с большим апломбом склоняют правительства и народ к неверным и опасным решениям. Другие это понимают, но им плевать на отдаленные последствия для человечества, их интересует только их персональная карьера сейчас. И они с еще большим, чем первые, апломбом и рвением склоняют правительства и народ к этим же неверным решениям, поскольку это будет способствовать их карьере и материальному благополучию, будет расти финансирование соответствующих областей науки. А народ, который не в состоянии во всем этом разобраться, либо хлопает ушами, либо огульно ругает власти и ученых, в том числе и тех немногих, кто искренне печется о его благе и способен в чем-то разобраться и объяснить ему это.

Так что же в этой ситуации можно еще и нужно делать? Прежде всего, нужно сделать по возможности обозримой картину современной науки, обозримой для самих ученых, для правителей и для народа. Составной частью этой задачи является найти общий язык между представителями разных научных дисциплин, найти четкие критерии, отделяющие науку от псевдо науки, которая сегодня, почти как в средние века, переводит ум за разум рядовым и отнюдь не рядовым людям, усугубляя и без того великий хаос в умах. Найти критерии, отделяющие теорию от гипотезы (сегодня нас то и дело уверяют, что наука, теория доказала то-то и то-то, безопасность атомных электростанций, ГМО, андронного коллайдера и т. д., в то время как теория на которую ссылаются – не теория, а не доказанная гипотеза), найти способ определения границ применимости доказанных теорий. Очень важно также распространить все это на гуманитарную сферу, в которой тысячи конфессий одной религии (а Бог один и истина едина), сотни философских школ и десятки направлений в психологии и психоанализе и между ними нет никакого общего языка ( в отличие от сферы естественных наук, где хоть какой-то общий язык все же существует). Отсутствие же общего языка в этой сфере не позволяет надеяться на прекращение конфликтов между сторонниками различных религий, конфессий, нерелигиозных идеологий и систем морали и ценностей.

Но можно ли все это сделать? Я утверждаю, что можно. Ведь ученые естественники находят все-таки общий язык между собой (хотя последнее время все хуже) и рано или поздно принимают всем мировым сообществом некую гипотезу, как теорию, а остальные отбрасывают. Значит, должен существовать метод, с помощью которого они это делают. И этот метод действительно был выработан естественной наукой в процессе ее развития. Правда, до сих пор этот метод не был представлен эксплицитно и работал на уровне стереотипа естественно научного мышления. (Последнее обстоятельство как раз и привело к существенному ослаблению взаимопонимания и между учеными естественниками, к размыву границ и в этой области между наукой и лженаукой, между теорией и гипотезой и т. д.). Но если этот метод в принципе существует, то его можно выявить, описать, представить эксплицитно. Это я и сделал в моих работах по единому методу обоснования научных теорий (Философские исследования, №3, 2000; №1, 2001; №2, 2002 и ряд статей в интернете: www.philprob.narod.ru и др.), основанному на моей же теории познания («Неорационализм», Киев, 1992, Часть 1). Этот метод и дает общий язык ученым естественникам: гипотеза, которая со временем получает обоснование по «единому методу» становится доказанной и признаваемой всем мировым сообществом ученых в соответствующей области естественных наук теорией. Этот метод дает и критерии научности, позволяющие отделить науку от лженауки, уточняет смысл истинности научной теории и позволяет определять минимальные границы ее применимости еще до того, как мы столкнемся с так называемым опровергающим экспериментом. (В случае с андронным колайдером и ему подобных опровергающий эксперимент может закончиться уничтожением человечества).

Этот метод позволяет сделать гораздо более обозримой современную научную картину мира. Позволяет сделать это прежде всего для самих ученых, но если ввести его в систему образования (а его начала можно излагать даже в старших классах средней школы, а в ВУЗах можно излагать в расширенном объеме), то - и для более широких масс. Поясню, почему и как именно позволяет. Одной из основ «единого метода обоснования» является аксиоматическое построение теории. Известно еще из школьного курса геометрии Евклида, что система аксиом определяет все полученные из нее в дальнейшем теоремы, выводы, включая те, которые еще не выведены. Таким образом, разобравшись в системе аксиом теории, вы получаете (при соответствующем навыке) представление обо всей теории, что позволяет быстро входить в любую новую для человека область знаний. Входить, конечно, не на таком уровне, чтобы сразу работать в ней профессионально, но на уровне, достаточном для того, чтобы ученые специалисты не могли тебе навесить лапшу на мозги, типа разобранной выше в примерах. А это и есть то, что необходимо для нормального функционирования демократии, для того чтобы народ не был легко манипулируем демагогами. Конечно, у каждого грамотного в науке читателя давно уже чешется язык сказать, что далеко не все научные теории, даже в физике, представлены в аксиоматическом виде. На это поясню, что человек, владеющий единым методом обоснования, может сравнительно легко вычленить аксиоматическую основу не аксиоматической теории. Конечно, он может это сделать не на строгом уровне (иначе все не аксиоматические теории давно уже были бы переделаны в аксиоматические). Но на уровне достаточном, чтобы понимать, что может быть в принципе доказанным в рамках этой теории, а на что эта теория претендовать не имеет права.

Я показал также возможность применения этого метода с соответствующей адаптацией в гуманитарной сфере. И продемонстрировал его на примерах разбора на основе метода Библии («От Моисея до постмодернизма. Движение идеи», Киев, 1999), марксизма («Побритие бороды Карла Маркса или научен ли научный коммунизм», Киев, 1997), современной биоэтики («Биоэтика или оптимальная этика», интернет) и др.

Наконец, я показал, что ни системный анализ, ни синергетика, ни тем более диалектика, претендующие или претендовавшие на роль общего языка между учеными разных специальностей, при всем уважении к их достижениям, сыграть эту роль не могут и это может сделать только единый метод обоснования научных теорий. («Системный анализ», Синергетика и единый метод обоснования», «Диалектика» - статьи в интернете).

Что же произошло и продолжает происходить с разработанным мной (представленным эксплицитно) единым методом обоснования? Произошло и происходит то, что и должно было происходить при состоянии общества и научного сообщества в частности, описанных мной выше (и во многих моих статьях более подробно), при современной демократии. Состоянии, при котором философы и ученые в массе своей перестали быть служителями истины, а стали служилыми, делающими карьеру на науке и ведущими борьбу без правил с конкурентами, не менее жестокую, чем в современном бизнесе, но еще и с элементами феодализма. Нельзя выступать с критикой вышестоящих в научной табели о рангах, лучше и равных тоже не трогать – это нарушение корпоративной «этики», и нельзя претендовать сразу на большие результаты – этим ты задеваешь амбиции корифеев, которые тебе этого не простят. (Как сказал мне мой шеф еще в аспирантуре, когда я выступил с некой идеей: «Если бы Вы были уже профессором, то на этой идее Вы стали бы академиком, а так сидите и помалкивайте»).

Ну а я ворвался в философию извне с огромными претензиями, чем очень обидел тех, кто удобно расположился на философском Олимпе, после того, как долго восходил на него по всем положенным ступеням. В результате чего и вызвал на себя и гнев «олимпийцев», и корпоративное отторжение со всеми вытекающими отсюда последствиями. Подробности последовавшей борьбы со мной (выходящей далеко за рамки чисто философского и вообще научного поля) я описал во многих статьях, перечислять которые нет смысла (читатель может найти их в интернете, ориентируясь на названия).

В результате этой борьбы, продолжающейся уже 30 лет с момента написания мной первой книги («Неорационализм»), хотя какое-то признание моей философии уже начинает брезжить, но до сих пор нет нормальной публикации моих работ (а большинство из них есть только в интернете), нет их нормального обсуждения, а общество продолжает оставаться без общего языка, который может дать только единый метод обоснования и без которого невозможно разрешить грозные проблемы, стоящие сегодня перед человечеством.

Ситуация изменится только тогда, когда кроме безразличных или бузящих на площадях и в СМИ появятся жаждущие истины и готовые послужить ей жертвенно.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Современная демократия

  • Валентин!
    Не надо каждый раз извиняться и выяснять, не обидели ли Вы меня, задавая вопросы или не соглашаясь со мной. Я Вам уже писал, что никто не имеет права на абсолютную истину и потому не должен обижаться, если с ним спорят без хамства и т.п.
    Вы пишите:
    > А ведь если сравнить эти два постулата (аксиомы), "Ты есть Он" и "Возлюби ближнего, как САМОГО СЕБЯ", то на поверку окажется, что это одно и то же.
    > И смысл первой части Закона Божия, "не убей, не укради, не завидуй, не прелюбодействуй", ТОТ ЖЕ.

    Я полностью принимаю Учение Иисуса Христа и этот его постулат в частности, но боюсь, Вы неправильно его понимаете. Любить своего ближнего нужно не потому что «Ты это он», а потому что он, как и ты, создан по образу и подобию Божию. А последнее отнюдь не означает, что мы все одинаковы. Помимо того, что Иисус Христос говорил «Возлюби своего ближнего» Он говорил также «Не мечите бисер перед свиньями». Это ж он не про тех, что с копытами, а про людей, которые ведут себя как свиньи. Иисус никогда не отождествлял грешников с праведниками. Вспомните, что он выгнал плетью торгашей из Храма. Да ведь и Вы сами не отождествляете себя с теми, кто хамит, а иначе не могли бы и претензий предъявлять к ним, если без лицемерия. Любить ближнего по Христу нужно не потому, что он это ты, а признавая его недостатки, но и достоинства и заслуги, кстати, тоже. А если, скажем, человек паразит (ни в коем случае не примите это на свой счет), и не хочет напрягаться, чтобы развивать себя, но при этом оправдывает себя тем, что, мол, все мы одно и то же, отстаньте от меня, это разве не эгоизм?
     
  • > Здесь так, либо мы делимся на рабов и господ, либо мы ОДНО и ТО ЖЕ. Вопрос. Разве можно считать одинаковыми двух людей, один их которых умеет мыслить и владеть своими мыслями и эмоциями (является их господином), а другой даже не допускает, что такое возможно (раб своих заблуждений)? При такой разнице, естественно, что второй будет подчиняться и выть, но обслуживать первого до тех пор, пока сам не научится быть господином.
    И уточнение по цифрам.. таких, увы, не > 5 миллиардов, относительно 1-го млрд а ровно 6,9999, относительно 7-и.
     
  • Валентин!
    Ну сколько мы будем вляпываться с Вами в недоразумения и терять на этом время? Я ж написал, что примитивные личности это те, кто хамят. А разве я Вас когда нибудь обвинял в хамстве? По моему Вы самая деликатная личность в нашем сообществе. Но и самая ранимая. Уж по крайней мере от меня не принимайте за намерение Вас обидеть выпады в адрес каких нибудь редисок.
    С уваженинем!
     
  • Хамства, действительно развелось через край и оно таки мешает серьезному обсуждению в интернете. Но было бы ошибкой отождествлять хамство с эгоизмом и тем более с личностью. Я уже писал Вам, что служители всяких идей: коммунистической, национальной и т. д. хамят сегодня не хуже любых эгоистов. Хамство это прежде всего недостаток культуры, т.е. попросту жлобство. А жлобство это признак примитивной личности. Более развитые личности считают хамство ниже своего достоинства. Вот Вам и разница между личностями, которую Вы упорно отрицаете.
    Ну а что касается того, писать ли Вам мне в личку или в коменты, решайте сами.
     
  • Валентин!
    Мне давненько хотелось распространиться на не первый раз поднимаемую Вами тему личности, эгоизма и восточной мудрости, выраженной в «Ты это он», но как говорится, руки не доходили. Но сейчас уже пора.
    Начну с конца, т.е. с Вашего вывода, что, мол, раз Китай и Япония вырываются в мировые лидеры в области экономики, то Запад должен принять все их аксиомы без исключения и не критически. Вывод принципиально неверный, поскольку даже если бы их успех был обусловлен исключительно их родными аксиомами, это еще не означало бы, что все их аксиомы лучше наших. Хотя это, конечно же, означало бы, что нужно повнимательнее присмотреться к их аксиомам и принять те из них, которые стоит принять. Но на самом деле их сегодняшний успех обусловлен не только и не столько их аксиомами (хотя точнее будет сказать в данном случае не аксиомами, а системой ценностей), а тем что это они переняли у Запада и его технологии и рациональную систему мышления, и часть ценностей, прежде всего демократию и свободный рынок. А до того, как переняли, влачили жалкое существование и ни о каком соревновании с Западом тогда не могло быть и речи.
    Но, даже признав, что нет оснований перенимать у них некритически все подряд, можно поставить вопрос, а не стоит ли перенять отдельно их постулат «Ты есть он», добавив его к тому хорошему, что есть на Западе? Вопрос такой поставить можно, но тут мы сразу возвращаемся к требованиям единого метода обоснования. Во первых, нельзя просто так брать аксиому из одной системы и вставлять ее в другую. Система аксиом должна быть непротиворечивой и поэтому подобная операция требует переделки всей системы аксиом. Во вторых сама аксиома должна быть аксиомой в западном рациональном смысле, а точнее в смысле единого метода обоснования. Т.е. она, точнее ее понятия должны быть однозначны и соответствовать, быть привязаны к опыту. Но это требования, которых восточная мудрость никогда не знала, это достижения именно западной цивилизации ее научного рационализма. Фраза «Ты есть он» даже не пахнет однозначностью смысла и привязкой к опыту. Как по мне это вообще не аксиома а некий отдаленный вывод из некой непровозглашенной и смутно ощущаемой системы аксиом. Вывод, который можно перевести на рациональный язык примерно так. Мол, природа людей и устройство общества таковы, что если мы полностью откажемся от всего личного, то будет хорошо, оптимум. В западной системе этот вывод получался бы в конце большой теории, которая начиналась бы так, как я начинаю свою теорию оптимальной морали. Т.е. мы постулировали бы, подтверждая это ссылкой на опыт, наличие у каждого человека неких присущих всем, хоть и в разной мере, свойств, типа наличие одновременно эгоизма и альтруизма, жажды власти и жажды свободы, справедливости и т.п. Аналогично неких объективно существующих в обществе связей. А затем, построив на этих аксиомах теорию (модель), пришли бы к выводу, что оптимально будет принять «Ты это Он». (Уточнив, конечно, смысл этого выражения). Или к выводу что это отнюдь не оптимально, а оптимально принять определенное соотношение между эгоизмом и альтруизмом и отнюдь не отказываться от наличия личности в каждом человеке. Я, например, в моей теории оптимальной морали прихожу к выводу, что есть именно такое оптимальное соотношение. А то что Запад сегодня начинает проигрывать Востоку, перенявшему у него его хорошее, объясняется тем, что Запад сегодня отклонился сильно от оптимального соотношения в сторону эгоизма. Это нужно поправить, но отнюдь не киданием в противоположную крайность, а приближением к оптимуму. Кстати, и Восток не живет и никогда не жил по этой крайности, в чем легко убедится, рассмотрев его историю и настоящее. Да и кроме этой фразы на Востоке есть много других и даже целые стройные учения, например Конфуцианство, которые никак не уложить в «Ты есть он».
     
  • Валентин!
    Вы предлагаете для начала дать определение понятию «личность». Насколько я понимаю, в необычайно длинной полемике под статьей Геннадия «Кто мы, зачем мы…и т.д.» вся наша компания, при практическом моем не участии, преимущественно тем и занималась, что пыталась дать это определение. Ведь вопрос «Кто мы?» это прямой призыв дать определение «личности». Мы ведь люди, личности. И насколько я понимаю, участники спора так ни к чему и не пришли. Потому что нарушали требования единого метода обоснования. Понятие должно вводиться через свойства объектов, а эти свойства должны быть наблюдаемы в опыте. У «личности», «человека», «мы», есть тьма свойств, наблюдаемых в реальной жизни. Нужно было из них выбрать главные, имеющие отношения к решаемой задаче. Затем нужно было строить теорию, модель и только потом получать из нее ответ на поставленный вопрос. Вместо этого Вы начали с ответа, предложенного Генадием. Мол, мы это коконы, в которых Бог выращивает души, нужные Ему, чтобы из них слепить нового Бога. Спрашивается, откуда он это взял? А оттуда, что он, Геннадий, не видит другого ответа на поставленный вопрос. Ну, если он не видит, это ж не значит, что его нет. Да и вопрос пустой.
    В моей теории оптимальной морали я уже дал определение личности, для задачи, которую Вы предлагаете решать. Т.е. для ответа на вопрос, что такое хорошо и что такое плохо и как нам жить. Ведь это по сути тот же вопрос, который ставите Вы, только в другой формулировке. Так вот я там даю определение личности, только не употребляю слово «личность», а пишу просто о людях. Но ведь понятие не слово ярлычок, который мы на него навешиваем для удобства общения, а свойства, которыми должны обладать объекты, подпадающие под определение понятия. Эти свойства я там перечисляю и как параметры ввожу в функцию качества жизни. Перечтите еще раз 4-ю главу Неораца и попробуем двигаться дальше.
    С ув.! Александр
     
  • Валентин!
    Рад, что Вы согласились со мной, что нельзя построить модель общества на одном параметре. Тронут, что Вы предлагаете мне строить эту модель вдвоем с Вами, отправляясь от того единственного кирпича, который Вы уже положили в виде определения эгоизма. Но почему нужно строить модель заново, отправляясь только от Вашего кирпича и отстранив от участия всех остальных, которые все (за исключением Вас) меня решительно не понимают? Ведь я, например, занимаюсь построением этой модели уже 30 лет и выстроил кой какое здание отнюдь не из одного кирпича. Например, в этом здании есть теория оптимальной морали, построенная опять же не на одном параметре. И как это вдруг остальные меня не понимают, если Вы сами писали перед этим дважды, что Невесенко понимает меня даже лучше меня самого? И потом это ведь мне решать, кто меня понимает, а кто не понимает. А я, между прочим, писал, что Невесенко понимает меня лучше других на этом сайте. И своего мнения на этот счет не менял даже тогда, когда он, обидевшись на меня по недоразумению, нападал на меня довольно зло.
    Я защищал Вас от нападок других участников нашего маленького клуба, но это не значит, что я предоставил Вам право решать за меня, кому участвовать в обсуждении моих работ, а кому нет. И пример с Вадимом Вы зря привели. Я ведь и на той площадке, где Вы с Вадимом пели в унисон, высказался резко негативно в отношении позиции Вадима и недавно повторил это в полемике под какой-то из моих последних статей, в которой и Вы участвовали.
    Еще раз повторю Вам мой совет: дышите ровнее, Валентин!
    С уважением!
    Александр
     
  • Я рад, Валентин, что недоразумение разъяснилось, к тому же быстро. Жаль только, что такие недоразумения происходят довольно часто в нашем маленьком сообществе, отвлекая от конструктивного обсуждения и иногда надолго. Впрочем, я понимаю, что есть для этого объективная причина в виде нездоровой атмосферы в обществе, в котором мы живем. Тотальная подозрительность и взаимное недоверие, вызванное разрушением общественной морали, привели к тому, что люди уподобились обезьянам, которые сидят на деревьях и плюют друг в друга. Атмосфера близкая к параноидальной, коллективный психоз. Но, по крайней мере, в узком кругу мы должны не поддаваться этой атмосфере.
    Возвращаюсь к обсуждаемой нами теме эгоизма. Вы совершенно правильно понимаете вытекающее из единого метода требование однозначности определения понятий. И допустим, что принятое Вами определение вполне однозначно. Но Вы, так мне кажется, отождествляете однозначность понятий с единственностью их. Вы считаете, что Ваше определение, то ли вообще единственно возможное, или что оно и только оно годится для решения поставленной задачи, а другие, возможные вообще, для данной задачи не годятся. То, что не бывает универсальных, пригодных для любых задач определений, я Вам уже писал. Теперь рассмотрим, годится ли Ваше определение для поставленной Вами задачи, а заодно, правильно ли поставлена сама задача.
    Насколько я Вас понял, Вы хотите найти корень зла в обществе. А далее Вы, не исследуя, не моделируя систему «общество» и процессы, текущие в ней, априори принимаете предпосылку о единственности корня зла, причины всех бед. А далее в качестве такой причины называете эгоизм, приписав ему в определении весь негатив, и считаете, что задача решена.
    Но как технарь, знакомый с естественными науками, Вы должны понимать, что такая сложная система как общество не может быть описана моделью с одним параметром, что это вообще не модель. И я Вам уже писал, что поступки человека, мотивированные не эгоистическими, а надличными интересами, могут быть и сколько угодно раз бывали в истории, хуже любых эгоистических. Во имя служения Богу убивали иноверцев, во имя служения отечеству шли завоевывать другие народы и т.д. Я не хочу этим сказать, что эгоизм это хорошо. Но представить его как единственный источник бед никак не получается. Его можно и нужно вставлять как один из параметров в модель, описывающую общество, и далее искать оптимум.
    Эту тему можно крутить еще и еще. Но давайте достигнем согласия и понимания на этом этапе, а потом , если надо, двинемся дальше.
     
  • Валентин!
    Перечел я тот мой ответ Вам, который Вы и Ваши друзья восприняли, как оскорбление и не понимаю, что Вы нашли там оскорбительного. Ну Вы задаете вопросы и излагаете Ваше понимание того, что я делаю. Я отвечаю на опросы и говорю, что Вы поняли правильно, а что неправильно. А Вас и Ваших друзей обижает, что там где Вы поняли неправильно, я говорю об этом и объясняю, как понимать правильно. Так какое же будет служение истине и польза обществу, если я буду соглашаться с неправильным пониманием того, что я пишу? Был бы очень рад, если бы мы устранили это недоразумение с Вами и Вашими друзьями.
     
  • Валентин!
    Я не успел ответить на два Ваших последних коммента (один на этой площадке, другой на « О вреде психологи»), как Вы удалили не только их, но и все свои комменты с этих площадок. Я надеюсь, что не я тому причина. Что касается других участников нашего маленького философского кружка, то я давно заметил, что они любят Вас атаковать, критиковать. Не хочу давать оценки, в какой степени каждый из них при этом объективен, хотя, конечно, определенные основания для критики Вы даете. Но ведь никто из нас не Господь Бог и каждого найдется, за что покритиковать. Так что не падайте духом, и я лично не хочу, чтобы Вы уходили с моих площадок. Я убежден в Вашем искреннем стремлении добраться до истины на благо обществу, «а остальное все приложится», как поет Окуджава. Особенно при наличии терпения и благожелательности со стороны других участников нашего клуба, на что я надеюсь. Со своей стороны я Вам это обещаю. Мало того, хоть и я нахожу огрехи в Ваших комментах, но с другой стороны я нахожу их весьма полезными для дела, так как они помогают мне понять, что плохо, недостаточно понятно изложено в моих теориях и восполнить эти пробелы в моих ответах Вам. В частности и на два Ваши удаленные комента на тему эгоизма я собирался ответить и, несмотря на то, что Вы их удалили, кое что скажу здесь.
    Вы там поднимаете вопрос об определении эгоизма, просите Николая дать его, а мне говорите, что мое определение совпадает с марксовым. Вопрос об определениях является одним из самых важных в едином методе обоснования, а непонимание в этом вопросе служит главной причиной взаимного непонимания людей в науке и в тех вопросах, которые раздирают общество. Поэтому я никогда не устану отвечать на вопросы на эту тему (если они не будут повторяться и будут продиктованы желанием понять, а не выспорить или что нибудь в этом роде).
    Так вот по поводу определения эгоизма. Я в моих теориях не пользуюсь этим понятием. Это Вы ввели его в наш разговор. А согласно единому методу обоснования тот, кто вводит понятие, тот и должен давать его определение. Т. е. он должен пояснить нам, что он имеет в виду, употребляя соответствующее слово. Причем понятие вводится по задаче. Вот Вы, например, ввели понятие эгоизма для того, чтобы убедить нас, что все беды от эгоизма. Задача Ваша понятна, но определения эгоизма Вы не дали. Если бы дали, то я бы мог сделать одно из двух. Либо признать, что понятие по задаче, и Вы ее решили, т.е. убедили меня, что все беды от эгоизма. Либо сказать Вам (и показать), что понятие не по задаче и с его помощью доказать то, что Вы хотите, нельзя. Но поскольку Вы не дали определения Вашего понятия эгоизма, то я, идя Вам навстречу, в ответе предлагаю несколько возможных и показываю, что ни одно из них не ведет к решению Вашей задачи. (Хотя может быть Вы имели в виду еще какое нибудь определение, но ведь Вы ж его не дали).
    Теперь по поводу того, что мое определение якобы совпадает с марксовым. Во-первых, я дал несколько альтернативных определений. Во-вторых, напоминаю, понятия по задаче. Допустим, где то когда то Маркс, решая какую то задачу ( но не эту), вел понятие эгоизма. Его, это понятие тащить в эту задачу вообще не релевантно. Нечего его приплетать к делу, независимо от того, совпадает ли оно с моим или Вашим. Вот если бы мы занимались в точности той же задачей, что и Маркс, тогда его определение, нужно было рассматривать и сравнивать с нашими. Эта манера перетаскивать определения понятий из одной задачи в другую, не меняя, это бич всей философии и многих гуманитарных наук с древнейших времен и до наших. В философии есть даже понятие философских категорий. Это универсальные понятия, которые по мнению господ официальных философов, годятся для любой задачи. Что является чушью собачьей, с точки зрения единого метода обоснования. Отсюда ясно, почему между господами философами, не признающими метод обоснования, нет ни малейшего понимания, независимо от наличия или отсутствия эгоизма.
    Впрочем, в Вашем акценте на эгоизме, Валентин, есть все же рациональное зерно. Хотя в разные эпохи в разных странах роль главной беды играли разные факторы, например, упомянутый мной в предыдущем ответе фанатизм религиозный, национальный и т.п., но сегодня в западном потребительском обществе, включая российское, эгоизм в его худших проявлениях в виде жадности, стяжательства, погони за успехом любой ценой, играет если не главную, то весьма весомую роль. Но объективности для советую Вам приглядеться к полемике в интернете и прочих СМИ по самым разным вопросам. И Вы увидите, что в этом собачатнике очень трудно будет выделить в отдельную категорию эгоистов, как бы Вы их ни определяли, и отделить их от искренних служителей идеи национальной, коммунистической , религиозной или либеральной. Все с остервенением поливают друг друга грязью, соревнуясь в крутизне и лихости при полном отсутствии чувства ответственности за слова.
    PS
    Не успел я закончить этот мой ответ Вам и разместить его, как Вы поместили еще один комент и обвинили меня в том, что это я Вас “мордой об стол». Так ведь комент, на который Вы реагируете, не мой, а Невесенко. Надеюсь, этот мой ответ убедит Вас, что я Ваш друг. А в Ваши отношения с другими мне не хочется влезать. Впрочем, я надеюсь, что они внимут моему обращению к ним и уймутся в отношении Вас.
     
  • Валентин! Сколько же можно спрашивать о том, что Вам уже сто раз было объяснено чуть ли не всеми. Теперь,
    ко всему прочему, Вам показан пример, как могут общаться культурные люди. Один задает тему, другие развивают. Можно,
    конечно, с критикой. Но если уже вдоволь накритиковались, то лучше думать над тем, где усилия складываются, а не
    тащат в разные стороны.
    Вам предложены две возможности: смотреть в книгу или на Бога. Но Вы опять умудряетесь найти свой оригинальный путь:
    вообще никуда не смотреть.
    Так, откройте книги по психологии или истории демократии. Расскажите всем, что интересное Вам удалось найти. Вам охотно
    ответят на вопросы, за которыми будет виден Ваш труд познания. А что-то будет полезно спросить и у Вас.
    И сколько можно талдычить про эгоизм, как будто без него все проблемы пропадут разом! Еще А.С.Пушкин говорил, что
    зависть - сестра соревнования, следственно из хорошего роду. Жизнь - это борьба, соревнование. Если учтиво пропускать
    всех вперед, то останешься последним и заметных дел для общества не сотворишь.
    Общество дает установки поведения, далее каждый сам решает, где и в какой степени быть эгоистом. Но затем жизнь многое
    расставляет по местам. Кто слишком зарвался, тот вряд ли получит поддержку и в итоге останется с носом. Так что жизнь
    прекрасно поправит каждого человека и без Ваших проповедей.
    Убрав эгоизм, никакого взаимопонимания мы не получим, как не появится сам по себе дом от того, что для него расчищена
    стройплощадка. Очень вероятно, что подавив человеческие страсти, мы получим только стадо довольных баранов, которым
    ничего не нужно. Взаимопонимание достигается долгим упорным трудом и обязательно коллективной деятельностью!
    Поэтому желательно бы направить Вашу активность в другое русло. Ведь Вы знаете, что такое анализ, и понимаете, что на
    совместном разборе примеров можно многому поучиться. Если для Вас болезненны Ваши личные примеры, то берите нейтральные
    тексты из доступной литературы.
    Хватит лозунгов и бесполезных копаний в словах! Прочитайте, в конце концов, хоть что-нибудь и расскажите другим, а
    под данной статьей уместнее всего было бы поведать о демократии и как за нее бороться. Н.В.Невесенко
     
  • Насчет ахинеи, которую пишут некоторые на нашем сайте, Вы, Николай, хорошо проиллюстрировали ситуацию. Я, естественно, тоже давно заметил этот бред, но не хотел реагировать, т.к., как говориться, тут нет слов, одни выражения, а выражаться в интернете не в моих правилах. Надо сказать, что если бы не видел своими глазами, то не поверил бы, что такое можно придумать. Даже чеховское «Письмо ученому соседу» тут пасует. Но дело в том, что не только на нашем сайте, но по всему интернету, включая сайты, претендующие на строгую научность, полно бреда, разве что лишь чуть лучше припудренного под научность. Да что там интернет, в академических изданиях, особенно в философских, можно найти подобную ахинею, только с более толстым слоем мудреных профессиональных терминов. Причина этой печальной картины все та же, отсутствие признанного единого метода обоснования научных теорий и вытекающих из нее критериев научности.
     
  • О вывертах демократии можно рассказывать до бесконечности. Многие сомневаются, была ли она когда-то
    и возможна ли вообще. Ведь при бесправии широких слоев общества и униженном положении женщины даже в лучших прежних
    образцах демократического устройства реально едва ли десятая часть населения принимала участие в решении важных вопросов.
    Как это сейчас ни покажется странным, но основы демократии зависели от чисто технических деталей: сколько человек может
    вместиться на площади или в помещении, будет ли слышно оратора, как подсчитать голоса, да смогут ли вообще вовремя быть
    оповещены и прибыть на собрание все имеющие право голоса. Современная вычурная система выборов в США была обусловлена
    в частности такой немаловажной заботой, чтобы выборщики от штата не перестреляли друг друга во время долгого путешествия
    в столицу.
    Здесь важнее сказать о другом, скрытом, но гораздо более серьезном, на мой взгляд, факторе, который может свести
    на нет любые демократические достижения: о неподготовленности, а нередко и безграмотности избирателя.
    Что толку от свободы выбора, если по сути нереально разобраться в программах партий и, тем более, в сложных
    общественных проблемах. Но еще хуже господствующая среди рядовых граждан иллюзия, что они как раз во всем разбираются!
    Живая беседа на кухне или в курилке, пусть даже с газетой в руках, создает у человека уверенность, что он точно знает,
    как надо вести государственные дела, а чиновники упорно не хотят замечать очевидного и занимаются исключительно
    вредительством. Заглянуть при этом в учебники или нормативные документы считается совершенно излишним.
    Ничуть не лучше обстоит дело в науке, которая вроде бы должна освещать путь политикам и всем законопослушным гражданам.
    Еще в конце советского периода в научные статьи хлынула беллетристика. Уже тогда я столкнулся с убийственным аргументом
    бракодела: а мне алгоритм нравится. Как будто рухнувший мост, рассчитанными по этому алгоритму, значения не имеет.
    Против подобных аргументов рациональные и гуманные методы бессильны.
    В последней из рецензированных мной статей список ошибок только первой фразе в пятьдесят раз превысил по объему саму
    фразу. И это после того, как статья на ура прошла при докладе высокому научному собранию. Совсем недавно из спортивного
    интереса я попытался вывести на чистую воду своего давнего друга и профессионального математика, но через полгода
    интенсивных усилий бросил это занятие, потому что всякий раз, признавая одну ошибку, мой коллега тут же делал
    следующую.
    Поэтому меня уже не очень удивляет, когда на сайте самый плодовитый открыватель сообщает, что температура внутри звезд
    составляет минус сто миллионов градусов, и не Земля увлекает атмосферу, а атмосфера вращает Землю. Бедняга! Он еще не
    дошел, что атмосферу в свою очередь гоняют качающиеся деревья. Другой не менее плодовитый автор ставит ему пятерки.
    А третий, кандидат и почти доктор наук, называет второго умницей. Не удивляет, что высасывание знаний из пальца стало
    чуть ли не нормой в обществе. Не удивляет, что свое незнание исследователи без стеснения прикрывают Богом. Беда только
    в том, что Бог почему-то нашептывает всем по-разному. Вот и сталкиваются непримиримые мнения, оправдываемые
    исключительно божественной волей.
    Никакая демократия невозможна, если все будут мыслить по-разному, не пытаясь сделать ни шага навстречу друг другу.
    Но как добиться взаимопонимания? Возможно, нас сблизит Бог. Но чем дальше, тем больше возникает в этом сомнений. Ну не
    могут современные образованные люди все как один верить, что женщина создана из ребра Адама, и мир сотворен около шести
    тысяч лет назад. Ну не принимает их душа мелочную религиозную регламентацию. Вот и творят каждый своего Бога. И
    получается у всех Бог разный. По своей специальности они Богу ничего не отдадут, зато по любой чужой - сколько
    угодно.
    Другой путь сближения лежит через объективные знания. Но право, в их существовании начинаешь сомневаться, когда
    ученые умудряются все запутать даже на уровне арифметики. И все же, достижения цивилизации, сколь бы противоречивы они
    ни были, однозначно говорят об объективных закономерностях, которые можно познавать и использовать. Не Бог подарил нам
    компьютеры и сотовые телефоны. А пытливая человеческая мысль и самоотверженный труд сотен поколений создали современный
    мир. Значит, было и возможно взаимопонимание в коллективном труде. Значит, было и есть нечто общее в представлениях
    самых разных людей. Так давайте же будем беречь это общее, изучать его, расширять его границы.
    Ответа не требуется. К дискуссии я не призываю. Здесь каждый сам решает, будет он смотреть в книгу или в потолок,
    ожидая откровений свыше. Но нелишне помнить, что от такого выбора зависит не только своя судьба, но и будущее
    демократии и всей цивилизации. Н.В.Невесенко
     
  • Рад, что Вы вновь появились на моих площадках, Валентин! Спасибо за информацию. А от этого "многообразия", оно же безобразие, меня тошнит уже давно, с тех пор как 30 с лишним лет назад, приехав в Израиль, я впервые столкнулся с ним.
     
  • Спасибо за качественную критику современной демократии.
    Титов В.Г. .
     

По теме Современная демократия

Парламентская демократия для России стала бы катастрофой

Медведев: парламентская демократия для России стала бы катастрофой Для России...
Журнал

Медведев: демократия в России стала лучше

Медведев: демократия в России стала лучше, чем при предшественнике Президент...
Журнал

Электронная демократия

4 марта 2013 года Президентом РФ подписан Указ №183 «О рассмотрении общественных...
Журнал

Личность и демократия

Личность и демократия. В последнее время о демократической системе управления...
Журнал

Демократия подлинная и мнимая

Слово «демократия» превратилось в подобие фигового листка, прикрывающего не...
Журнал

Авторитарная демократия

Почему происходят революции? Потому, что народные массы недовольны, как ими...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Суд миссионеров
О добре и зле