Для ищущих Истину

пришёл, и сказали: «Вот наследник», - выбросили Его и хотели было овладеть виноградником. Вот и Хозяин идёт сзади. Что же тогда скажете, что вы не знали?!» Вот кажется мне, что Хозяин уже идёт, а вы всё гуляете. Но я желал бы, чтобы вы это оставили и чтоб застал вас Хозяин в своём виде, как бросил вас, и поставил бы вас своими лучшими наследниками.

В молитве «Отче наш» мы называем своим Отцом Бога, значит, мы все должны жить на Земле как братья и сёстры дорогие. Из той же молитвы мы видим, что мы ожидаем Царства Божия, то есть царства любви и мира на Земле, а между тем нигде нет такой борьбы, как у нас в христианстве. Но теперь отрезвим себя от всего земного хмеля и пробудимся, как сказано:

Пробудись от сна, друг бедный –
Вот к тебе Жених грядёт.
Его любовью освятися –
Он тебя навек спасёт!

Ибо всё земное произведение есть как невеста для своего жениха. Ибо Земля поливается свыше дождями и ночными росами и даёт нам благие изобилия для нас и наших животных, и мы едим и пьём и радуемся, что так премудро сотворено всё. И наша душа в нас есть как семечко, упавшее в землю. И пусть от рос благодатных появится в нас обилие любви и милосердия к ближним своим, братьям и сёстрам тем, которые ищут спасения у царей земных, и начальников, и священников, и прочих и прочих, но там ничего этого нет.

Поэтому мы должны найти всё это прежде всего в самих себе и тогда мы растворим сердце для наших бедных братьев и сестёр, которые страдают на Земле голодом и холодом и всякой нищетой телесной и духовной, и не находят себе наставника и покровителя, и мы напитаем их и согреем духовной и плотской пищей. Именем моего Создателя я прошу вас об этом, как сказано:

Кто жаждет – приди
И воду Жизни ней бесстрашно,
Лишь с верою ко Мне гряди.
Здесь радость, мир,
Здесь вечного блаженства пир!

И я зову вас, друзья мои, не на тот пир кровавый, в который вы уже вступили, а на пир мирный, святой, полный любви и благодати – здесь для всех место есть. И хлеба хватит и воды, ибо сказано: «Не хлебом одним будет жить человек, а и всяким словом, исходящим из уст Божиих или наших». (Второзаконие; 8, 3)

И вот, воззрите на свет светильника, который вам много светит со всех людей, называемых инославными, а праздным словом – сектантами. И вот с них пример возьмите: как они среди вас обращаются и живут, так и вы живите, ибо сказано в стихах:

Поправляй светильник, брат мой,
Не то гибнущий пловец
На скалу волной гонимый,
Встретит гибель и конец!

Так светильник пусть вам светит,
Чтобы сбившийся с пути
Мог при этом ясном свете
Путь свой истинный найти.

Так светильник пусть вам светит,
Чтобы в чувствах и делах
Ваш Отец всегда был виден
На Земле, как на Небесах!

И вот, все мои сотрудники, желающие жить в любви, все истинные поклонники и духовно-нравственные христиане, имеющие понятие Светлого Разума своего Творца, в котором слагается весь наш дом в его архитектуре, всех вас прошу, не ошибайтесь вместо кирпича нести песок, и вместо железа бревно, и вместо камня уголь, а несите все свои материалы, которые не бракуются, и тогда мы будем не чужие и дальние друг другу, а, куда бы мы ни поехали и не пошли, будем свои и ближние по родству единою любовью соединённого семейства нашего дорогого. Станьте же как один человек за своё Отечество и пусть голос Правды из уст ваших пройдёт от востока до запада и от севера до юга, ибо как сказано: «Голос Человека – голос Бога, а голос Бога – голос всего человечества!»

И ещё желаю, чтобы и вы не отлагали на дальше этого великого дела, но тотчас вступили бы все, как дорогие работники нивы, и вот тогда то наступит для нас великая Весна после этой Зимы! Так и не отлагайте уже на дальше, а внемлите же этому призванию, как сказано в стихах:

Слышите ли Божий глас,
Поющего у саду?
Новым гласом Он поёт
«Весна вечна настаёт!»

День Господен уж настал.
Сион Сына днесь послал,
Чтобы всех нас возродить,
Вечны блага нам явить!

И с тем остаюсь, ваш друг и друг всего Человечества отныне и вовеки веков. Аминь.

1905 год, 26 ноября.
2.3
Вот я пишу моё приветствие всем братьям и сёстрам местечка Фастова и Снигирёвки, что мне известно о вас, что вы имеете волнение в своей общине, чтобы вам соединиться во единое семейство и, буквально, на одну руку работать, иметь у себя всё общее. То с моей стороны я не дозволяю, а без меня как хотите!

Первое я заметил из ваших наружных общин, которые уже были в Половецком, в Каневском уезде, в Николаевке и других сёлах. Что же вышло на конец? Не общение, а разобщение, так что даже ту жизнь, которую имели, не стали понимать. И в то время забыли, зная то, что – в одном доме жить в одном большом семействе по плоти и по духу – можно заразиться, если не дружно берутся все за жизнь разумную и достойную Человеческой любви, и там бывает всего случается, в борьбе внутренней, пока человек не очистит душевный и сердечный порок, которым он заражён от природы своих предков, тем более у вас. Когда сплотится у вас семейств 10 или 20 в одно семейство, там появится всего, и начнут роптать душой друг на друга, пока не выйдет на наружу. И когда снаружи покажется маленький огонёк, тогда может заразится всё здание вашего устройства, и тогда кто-нибудь спасётся, но как из огня. (Коринф.; 3, 15) Вы ещё не архитекторы этого устройства и не главные механики – управлять своим сердцем и разумом и своей внутренностью, вот поэтому такое равенство для вас бесполезно.

А вот, мы познали свою общину не так, как люди. Прежде всего нужно нам соединиться и сообщиться светлым Разумом Творческого бытия и в сущности познать самих себя и свою внутренность, и волнения мыслей, которые наполняются похотями природы, которая называется «закваской фарисейской», о которой сказал Спаситель, чтобы мы её береглися. Вот я вам поясню, что значит «закваска». Она есть – самолюбие, второе – честолюбие, третье – сластолюбие, четвёртое – кощунство, мнимая святость, пятое - гордость самосознания даров пророческих и многих духов, которых вы якобы сами видели и часто ими хвалитесь, что они вам говорят всё настоящее и будущее. Вот это и есть та самая «закваска», которою заквасилось всё тесто, и шипит внутри своей пустотой, и гонит на мысли, и говорит – «Всё это дух предвещает тебе».

Вот здесь вам объясняется, что высокая Жизнь умственных способностей не требует ничего! Она всё с себя сбросила как верхнюю одежду, не пригодную никуда. Никаким духам не должны веровать, а иметь в самом себе чистую совесть и добрые чувства! И вот, каждый из вас сделается праведным судьёю совести, любви и милосердия не только о своих делах, а одинаково, друзей своих и даже врагов, чтобы соединить их в общество любви и милосердия, и быть для всех как отцом и матерью, и братом, и сестрой, и другом человечества. И вот тут и припоминается в словах Спасителя: «Кто отец и кто мать Моя, и кто жена и кто дети Мои, и кто братья и сёстры – кто слушает Слово Моё и в точке соблюдает его!» (Матф.; 12, 48, 50/ Марка; III, 33-35)

Вот и довольно с вас такой общины, чтобы все жили как одна душа и одно сердце. Сообщитесь с душою Спасителя и Его сердцем – и вот тут и будет единое стадо и один Пастырь. А что есть особо этого – это есть для вас тяжелым бременем, вы его не понесёте.

Вот это то и есть иго, о котором говорит Спаситель, что оно есть благое: «Бремя Моё лёгкое». (Матф.; 11, 30) Если бы вы все увидели духовный свет глазами, как должно вам жить Спасительной любовью, то ничего нет на свете дороже и прелестнее, как иметь одну Любовь в нашей жизни обоюдную, положить в сердце своём.

А о ближнем своём сказано вам уже, о том израненном человеке, который был избит кем-то. Один самарянин только не прошёл мимо него: и перевязал ему раны, и лечил его, и посадил на осла своего, и привёз его в гостиницу и заплатил динарий хозяину, чтобы он позаботился о больном. Вот самарянин и есть сам Спаситель, израненный – есть друг Его, осёл – есть покорность, гостиница – есть гостеприимство. Что значит, отдал он деньги за больного – талант для жизни всякого человека.

Вот и вы храните всё это, ибо иногда вас называли и называют самарянами, как и меня, все эти книжники и фарисеи, почему и хуление на вас, как о каком-то нечистом духе, как и на меня. Вот, всё что требуется от вас - одно: любить друг друга, как я возлюбил вас.

Остаюсь жив и здоров, друг ваш, Кондрат Алексеевич Малеванный со всем семейством, того желаю и вам, лучшего в жизни. Аминь!

2.4
Пишу моё приветствие всем дорогим братьям и сёстрам и желаю вам от меня лучшей и дорогой жизни, которая имеет искупление от мира и всех пороков и страстей мира сего, из которого мы вышли, чтобы с ним не жить вовек. И не в том, чтобы бросить их и удалиться совсем, а чтобы бросить дела мирские, которые омрачают душу живую и делают её рабынею. Тогда она, бедная, томится и скорбит смертельно и напоминает нам, что тело её есть для неё орудие и труба, чтобы оно повиновалось душе своей скорбящей и делало только то, что ей угодно. Ибо душа наша не требует от нас ни богатства, ни славы мира сего. Потому-то и сказано: «Бог не в силе, а в Правде».

Итак, мы должны жить по правде, а правда есть наше нетленное богатство и блажен усякий из нас, кто им обогащается. Мы должны знать ясное доказательство, что если бы Правда могла жить в великих собраниях римских, то доселе бы озарилась вся Земля. Но проходит около двух тысяч лет и всё остаётся так же – одна Тьма над Землёю царит.

И вдруг огонёк вспыхнул и ясная звезда над домиком презренным и уничижённым явилась, и удивилися все волхвы и мудрецы и стали следить за нею, и нашли в домике том вечную Правду, как родную мать, и вечный Закон, как родного отца, который бережёт возлюбленного Сына своего в тесных яслях. Тело Его между бессловесными животными положили и связали законом своим, чтобы принести в жертву, не кровную, а слёзную. И Мать родная, вечная Премудрость, плачет в Сыне и во всех дочерях, что Ирод избивает их и не утолится, доколе не утомится. И вот кажется мне, что приходит ему конец и он более над нами уже не будет иметь власти вовек.

Вот я желаю вам пояснить, что значит «Ирод» и кто он! Ибо раньше он был у грозном атаманстве, а ныне он явился у лести и обмане, и подлогах мнимых избранников, которые поделали себя пророками, апостолами, спасителями и прочими лестями своими, грозят и страшат бедных и погибших овец, в которых Господь явил дорогого Искупителя и Пастыря, Наставника и Отца, который печётся обо всех погибших и заблудившихся друзьях. Ибо кого больше называют заблудшими – малеванцев, тех, которые веруют у единого Спасителя, пришедшего во плоти на Землю у презренном и уничижённом человеке. Отец в Сыне пришёл «спасти, сыскать всех заблудших, сокрушённых, помощь и отраду дать для сердец обременённых. Бедные, не лейте слёз – Он принёс вам утешенье. Он ваш брат и Царь Небес, вечное Ему хваленье!

Вот и здесь услыхали многие, что человека презренного называют люди своим Спасителем, и из зависти как река огненная натекла и поглотила невинных младенцев. И чуть не в каждом селе, и в городах, в пригородках являются мнимые «Христы», «спасителя», «богородицы» и пророчицы и хотят поглотить Правду Божию на Земле. И показывают себя у своих словах, молитвах, коленопреклонениях, в каких-нибудь шумах, криках, чтобы повредить детям и младенцам в Божьем рождестве и светлом празднике Воскресения Христа Спасителя, Бога сущего, безначального и воскресшего в нас, чтобы иметь нам Пасху чистую и непорочную. Ни с какой закваскою фарисейской, которая лицемерно показывает себя у своих молитвах и деяниях, презирает нас, детей Божиих и называет нас всякими неподобными словами. И клевещут на нас без вины, и требуют от нас то, что мы им не виноваты, и обвиняют нас за то, что мы не виноваты. Потому и сказано в Писании: «Горе вам, книжники и фарисеи, что вы поедаете дома вдов и напоказ долго молитесь!» (Луки; 20, 47 / Матф.; 23, 14)

Поэтому я предлагаю вам, как дорогому созданию, которое устроил Бог ваш могучею рукою, и соделал своё единственное стадо, названное «Дом Божий», о котором сказано: «Приду и вселюся и буду вашим Богом, а вы моим народом». Поэтому я пишу в моём письме вам всем, детям Божиим, чтобы вы выбросили изнутри то, что волнует вас. И кто между вами есть такой, что противится и не слушает спокойства и тишины мира вашей любви, то вы не считайте его своим, но не упорствуйте ему, ибо скоро придёт время, что каждый увидит свой посев и плоды за свои труды получит. Каждый за свою постройку пусть получает от себя плату.

Вы же, дорогие братья и сёстры, надейтесь и веруйте, что получите от Отца своего Небесного и правосудного не по делам вашим, а по милости Его, ибо Он над вами воздвиг милость свою в первом пришествии и не вспомнил вам беззаконий ваших (Иерем.; 31, 34), а оправдал вас всех, труждающих и обременённых, и предлагает вам, чтобы вы веровали в единого Спасителя и Бога на Земле, тогда у вас будет одна любовь, а что против вас – очистится, как риштование от большого здания.

Поэтому вы должны все помыслить о том, к чему вы приступили и как вам обращаться среди мира и даже верующих. У Бога нет того, как у человека – тот хорош, а тот худой, а Бог творит ни небытия бытие, из ничего всё и ко всем обращается, зовёт их на брачный пир свой, а чужою святостью не нуждается. Ибо кто осудил святость, кто говорил о женщине, чтобы побить её камнями, и нам кто за Христа свидетельствовал, что он имеет духа нечистого (Марка;3,30), и кто осудил всех истинных поклонников, которые называются малеванцами? Кто осудил меня без вины за то только, что называли меня своим Спасителем? И поставили меня у своей тёмной святыне грешною душою, и я терпел поругания и насильства, и язвы, и муки. Шестнадцать лет день и ночь тело моё оставалось как скелет, наподобие мертвеца. Ибо на смерть обыкновенную миллионы людей идут, а за борьбу существования на смену мою не оказалось ни одного на шаре земном.

История народная не могла найти личности, одержавшей победу над злобою и неправдою всего мира. Когда же удержано знамя, тогда под имя сие являются в каждом селе, показывают себя перед народом, что они спасителя и спасительницы. А если бы их забрали на место моё, то они бы у недели две отреклись бы от души и от тела и падали к ногам ксёндзам и попам, и врачам, и хатёнки бы свои продавали, чтобы нанять защитников и откупиться от тюремного насильства.

Вот такие все есть на земле «христоносцы»: у Чупыре – Белкевич, у Фастове и Снегирёве – Алёзь, в Турбовке – Домникий и Вербовец, и прочие, и прочие. Вот таким «Христам» и «богородицам» не верьте! Они есть пьяницы, о которых говорит Господь: «Вот пьяницы не от вина того» (Исаия; 21, 9). Они есть терновый путь и заросшая дорога изгородями, через которые никто не мог пройти, пока не прошёл Первенец, как сказано у словах нашей песни:

Все, все за Агнцем вслед они пошли,
Все через скорбь великую прошли,
Но у ней мир душе нашли!

И вот я предлагаю вам, дорогим братьям и сёстрам – живите в мире Божием, и Он пребудет с вами во веки вечные. Аминь!

2.5
Вот моё желание припомнить вам всем, моим друзьям и не друзьям, о жизни и любви, человеческом достоинстве и личности, для чего именно создан человек и по оболочке имеет в природе единственно одно подобие весь род человеческий на повершине шара земного. Нет различия между мужчинами и женщинами, но одинаковое имеют достоинство человечества, как мужчина, так и женщина, одинаково имеют в жизни недостаток разума, одинаково все немощны без пищи, пития и одежды, и всего необходимого в жизни.

Вот я желаю напомнить вам об этом: почему мы не одинаково живём духовнонравственно, быть покорными одному Светлому Разуму, который для нас Отец и Мать Вечности. И вот седьмой десяток лет моей жизни, как я имею борьбу с человечеством, чтобы найти мне друга по духу и жить с ним как одно сердце и одна душа, но не нахожу! Если и есть уже много, что знают меня и называют своим Спасителем, но не знают Отца своего и Матери своей, которая их произвела на повершине всей Земли. И я часто вхожу в заботу борьбы души моей: почему так долго длиться моё страдание, а люди узнают меня только в наружной оболочке телесной жизни, а моей внутренности не познали!

Тут то и есть запятая ихнего преткновения. Они наткнулись на камень и упали не для того, чтобы встать и всё дело поправить Светлым Разумом своего Отца и Матери, которые есть названные ими самими – Дух Святой. И как понять Его для любви, человечества и вечного гражданства, о котором говорится в Священном Писании.

Начиная с Рима и до нас, русского народа, понятие идёт о гражданстве: что значит «гражданин». И самое спасительное Слово, и Дух Святой называют себя гражданином, и оно на Земле принято. Одни приняли его для царства – жить помазанниками в роскошных дворцах, на самых лучших предместьях, занимать лучшие удобства для своего наслаждения и роскошей, другие приняли – что, будто бы они подчинённые помазанниками и ихние служители, тоже заботятся о роскошах, дворцах и удобствах не ниже помазанников, а почти наравне. И так идёт сие «гражданство» до маленького дипломата, который принял его для себя, только ходит в роскошной одежде, обуви, цилиндрах, дворцах и путешествиях, и прочих роскошах, за которые кровь льётся реками на повершине Вселенной. Последние приняли религиозное нравство – быть духовною властью над всем человечеством и подчинять всех под своё тяжёлое иго, которое так тяжело, что лучше пойти добровольно в каторгу! И переполнились через них все больницы, тюрьмы, Сибири, каторги и прочие тёмные помещения, где уже для остальных нет места.

Последние слои народного творчества приняли тёмный вид библейской и евангельской борьбы и все поднялись в 47 лет народной свободы религиозными бунтами, которые превысили древность. Ибо в древности насчитывалось 77 религий, а в настоящее время насчитывается ревизионною проверкою около 2000 сект, а внутри людей без счёту. И в одном доме бывает 5 человек и 5 религий, семи – то же, восьми – то же, и так далее. И все идут врассыпную, как воины в дни штурма, на грудь против друга, так и здесь разгорелась внутри человечества стихийная сила. И доселе она держится своей древностью, и повторяют одобрять каждый свою кучку народную силой Божией. И где собраны миллионы религиозные, там и силы больше, где сотни тысяч – тоже называют себя сильными, где и в семействе – тот говорит: «Останусь, как Лот или Ной праведники, и как Христос – наш Искупитель. На Голгофу пошёл и распялся за нас, а не дался живым в руки миру. Так о себе свидетельствую: хоть и убьют меня за любовь Христа – не сдамся!»

Вот здесь я бы желал вам, чтобы вы подумали хоть об этом. Как говорится в немногих словах Священного Писания, что «они не хотели иметь Бога в разуме, то и предал их блюсти Мраку в вечность». Вспомните и вы, все люди на повершине Земли, что над этим Мраком носится дух Светлого Разума и хочет войти к вам и с вами жить, и рассеять вашу отуманенную жизнь лучами своего света вечной Правды, которая дороже всего, что есть на повершине Земли, и светлее всего, что есть на голубом небе, и быстрее всего, что в молнии, циклонах, ураганах и направлениях всех ветров и бурь!

Вот она самая – и Мать наша, и Любовь наша, и Жизнь наша! Она нас не хочет оставить вовек и не забудет никогда. Но мы сами её оставляем и часто за неё забываем. Как я припоминал о многих народах, а теперь говорю о тех, которые называются в последней секте малеванцами и ограничивают себя живым Спасителем, пришедшим во плоти на Землю, и говорят, что они знают Его и живут по Его науке, и исполняют Его заповеди, и имеют Его Любовь. Вот я и желаю вам припомнить в чём именно состоят Его заповеди и в чём Его Любовь, когда всем вам сказано было и заповедано, чтобы и вы жили как я и поступали, как я поступаю среди всего мира!

Мне приходилось быть и не в одной народной сходке, и я опозорен не был, но всегда понимал человеческое достоинство и личность его. И входил я между людей и в ихнее собрание, и замечал, как они в собрании сидят все на своих местах. И уступали для меня место. Я сажусь и смотрю как люди в своей сходке-собрании тихо и безмятежно своё дело ведут, для которого сошлись: один им читает или изустно говорит, а остальные слушают, и никто вопреки друг другу не встаёт. И я вижу: там нет ничего – ни ссор, ни плясок и никаких движений, никакого смятения, и оканчивают своё дело в тишине и спокойствии, и расходятся каждый и каждая по своим местам, где они находятся, по квартирам и своим домам.

Так и я всем вам, названным малеванцами, заповедовал эту заповедь, или говорил по чистой совести моей о чувствах человеческих, о достоинствах личности и чести вечного гражданства, за которые я посвятил все годы моей жизни, чтобы мог обновиться ветхий человек от всех народных смятений и стать на позицию мира и спокойствия, и любви, и человечества. И во многих письмах писал я вам из города Казани, чтобы вы жили, как сказано, и поступали среди всего мира, как знаменуется в воде и растении – «Ходите ниже травы и живите тише воды, когда она стоит в безветренную погоду, как у маленькой чашке налитая».

Но проходят годы и десятки лет, а у вас всё царит старина. И вы сходитесь в свои собрания и приносите внутри своих духов, и делаете между собой столько позорные и неподобные дела, что это даже и в мире не нужное. И ограничиваете себя каким-то духом святым, что будто он в вас действует и пророчествует, и говорит вам будущность, и вы им обеспечиваете себя, что он вам уже всё простил и над вами уже нет ничего. Вы уже считаете себя совершенными и вдохновляете в других то же самое, и обеспечиваете их, что и они уже имеют свидетельство Боже и движение своего вместительства, и называете это свидетельством своего Спасителя и совершенством жизни.

То я здесь понял в первом моменте, когда посещал ваши предместья и дома, и когда вы сходились. И в присутствии моём оно даже являлось, хотя я строго запрещал, чтобы вы воздерживались от всего этого, что бесполезно даже и для животных. Но многие ограничивались тем, что «мы не можем удержаться», и поставляли причиною какого-то духа, что «он в нас сам действует». И я часто припоминал об этих духах всем вам, что тот дух не только в вас, но и во всех животных и птицах, и пресмыкающихся, и ползающих, и насекомых – почему же у них этого не делается, а только у вас! Вы молчали и ничего мне не отвечали и в присутствии моём, где я бывал у вашем доме, стали сдерживаться, а в отсутствии опять повторяли то же. И люди приходили ко мне в дом и жаловались, что вы в своих собраниях перепугали их и говорили им, что «если вы не поверуете, как мы, и не получите такого свидетельства, как мы, то вы несчастны остаётесь».

Вот вы тут сами о себе и свидетельствуете, что вы несчастны, потому что сколько годов уже проходит этому, а вы и доселе не приняли ни одной искры Светлого Разума, чтобы ограничить достоинство своей темноты и невежества, разнузданность своего природного обычая, как царствовал этот обычай у ваших предков – что бы они ни сделали в своей темноте, они говорили: «Всё это так Бог дал!»

Неужели вы и доселе не можете одуматься и постыдиться всего этого, что вы уже мечтали о своих богах и духах, которых насчитывается по китайским правилам ихнего обычая, что у них есть восемь миллионов духов, а у нас, оказывается, больше того. Так вспомните вы хотя Священное Писание, как говорится в нём, что «Спаситель вошёл в темницу к духам непокорным».

И вот я хочу вам пояснить, что значит «темница» и что значит «сошёл в неё Спаситель». Она есть тело ваше, мужчины и женщины, а в своём заблуждении народных обычаев оно стало гробницею своего Спасителя. И Он в ней погребён и вы Ему не даёте ходу у вас воскреснуть, и забиваете Его своею темнотою, и Он часто болит в вас и скорбит, и при том умирает – и ваше дело оканчивается смертью. И вы опять думаете, что так и будет, но я же говорю вам, что в себе Спасителя вы можете умертвить своим невежеством и пороками, но Разума вечной Премудрости – не можете.

Потому я и сказал вам, что Разум есть сам Отец ваш, а Премудрость – Мать ваша. И она часто плачет о вас, и я вижу на глазах ваших слёзы, но потом оставляет вас потому, что для неё там места нету. Подобно плотскому отцу и матери, который на свете заботился на земле и думал улучшить детей своих, и не мог с ними ничего сделать, и подумал удалить их от себя или себя от них. И когда они через долгие годы сошлись в одно место, чтобы позвать отца своего и мать, и отец пошёл, вспомнил к детям любовь свою, так же и мать, думая, что дети уже раскаялись и позвали отца своего, чтобы примириться. И когда отец и мать вошли на порог – и видят, что всё по старому у детей, то же самое, что было раньше. Со скорбию великой поворотились и пошли назад из дома, и больше уже не возвращались.

Вот помните и вы, названные детьми Божьими – пока Он вас ещё посещает, одумайтесь и оставьте всё то, что было у вас, и возьмитесь за дело разумное и чистое и непорочное, которое необходимо для Человека. И вы сами тогда увидите то, что вы делали. Оно сделается для вас чудовищно, или каким неподобным животным, и вы тогда поправите всё своё состояние Отцовским светлым Разумом и начнёте вести свою жизнь без скорби и страдания и всех невзгод ваших, которые вами самими приобретённые.

Пусть каждый из вас и каждая не говорит, что «как Бог дал» или Дух, а вам уже более должно быть достойными этого призвания и вежливо обращаться не только между вашими друзьями, но и между вашими врагами. Помните: враг никогда не может быть в том, в ком есть правда и добродетель, кто смотрит на своего хулителя не как на врага, а как на друга, и знает в сердце своём, что он сам себя поносит и свою жизнь, и сам себя срамит, и ему тяжело жить не свете. Ибо тот, кто имеет добродетель в себе и говорит в сердце своём: «Ах, если бы он понял, как ему жить, было бы хорошо на свете и не было бы у него пристрастия и угрызения совести никакого никогда», тот бы чтил себя счастливым и богатым милостью своего Создателя в Разуме. Сколько бы они были дорогие из всех созданий на Земле и сколько бы друг друга ценили, что нет ничего дороже, чище, светлее, как личность человеческая, мужчины и женщины.

И вот это богатство я уже имею и желал бы, чтобы и вы все были награждены им. Ибо я живу уже с ним много лет на Земле, и никто его у меня не уворовал, и никто меня за него не убивал, и никто меня за него не хулил. Но и среди узников я жил, которые были подсудимые, на 24 и 12 (лет) осуждённые в каторгу в Сибирь. И когда я вступил в их камеру, они встретили меня как своего начальника великого и место для меня подняли вверх, чтобы мне сесть, и дали мне постель из лучших матрацев и соломенных подушек. И в одеяле серого сукна весь день выбирали насекомых, вшей, чтобы не причиняли вреда моему телу. А из утиральников сделали бич, по ихнему называется «пуш», и когда принесли в своих лоханочках кушать туманного арестантского борща и поставили мне, они перекрестились и приказали новоприбывшим арестантам, что если кто за обедом будет исправлять смехотворства, то «отдуем его пушем и загоним под нары спать». И вот когда они стали делать такие советы, то у меня показались слёзы из глаз и я подумал о всех этих храмах, синагогах, кирках, монастырях, церквах и костёлах, и о всех «сектантах», как они называются в каждом селе своими церквами и сходками, о которых говорится в Писании, что «сам Спаситель жалуется самому себе, говоря: «Птицы имеют гнёзда, а лисицы норы, а Сыну Человеческому негде головы преклонить!» (Матф.; 3, 20) Тогда я вспомнил дисциплину государственную, которая называется «его Императорское величество»: этап идёт навстречу государю – должен одним колесом своротить он, а другим этап.

Вот так и мне встречалось, когда я был арестован в городе и водили меня на допрос, то я шёл вдоль тротуара, и один солдат спереди, а другой сзади. Но когда перешёл в город Умань, то я шёл рядом с солдатами. И по правой и по левой стороне шли солдаты, и все форменно держали свои винтовки. И посреди большой мостовой от тюрьмы до окружного суда раздавался голос полицейского солдата «направо!» и «налево!», чтобы все мне сворачивали, а я должен был идти посреди. И я шёл в серой арестантской куртке и в серых штанах, и плетёных из шворок «котах», и в серой шапке на голове – и торжество и радость души моей, что я иду, кажется мне, как Царь Природы и Управитель видимого света, и я, кажется мне, ногами к земле не касался, так радостно мне было идти за Любовь ту, которою я возлюбил личность человеческую.

И я вошёл в окружной суд, где нужно было ожидать ещё 3 часа пока сойдётся судебная комиссия, а в это время оба солдата и швейцар, стерегущие меня, начали скрежетать зубами и хулить и поносить меня, ибо захотели кушать. Да ещё швейцар начал рассказывать солдатам, что было в Тараще: «Вот я был в Тараще на окружном суде, который бывает целую неделю каждую треть года, и вот прибегает в полночь полицейский надзиратель и сказал прокурору в присутствии моём, ибо я там был дежурным, что «Появился у нас какой-то мнимый Спаситель – Кондрат Алексеевич Малеванный, колесник. К нему идут поклонники и день и ночь и я не могу ничего сделать со своей маленькой полицией». Тогда прокурор ответил полицейскому надзирателю: «Не трогайте его. Поставьте двух полицейских на сутки и пусть по 12 часов занимают пост в его доме ради народного стечения, и пусть поклонникам его не препятствуют». И когда швейцар всё рассказал солдатам, тогда они ещё более рассвирепствовали, ибо уже был второй час дня, и солдаты говорят: «Вот если бы нам позволили – мы бы его расстреляли. За что он нас мучит голодом?»

И вдруг колокольчик электрический раздался и меня требуют на суд. И вот, швейцар впереди идёт, а два солдата в большом коридоре по правую и по левую сторону от меня. И мы вошли в комиссию окружного суда и солдаты стали форменно около меня, опустя руки книзу, и форменно поставили свои ружья, как полагается по военной дисциплине.

Вся комиссия состояла из 12-и человек. Десять сидели вокруг большого круглого стола на возвышенном месте, а два члена стояли ниже на полу, именно – прокурор и председатель. И первый вопрос был от прокурора.

- Что, это исполнилось то время,- спросил меня прокурор,- что в Священном Писании сказано, о котором говорит Давид …

Тогда я перебил ему речь и сказал:
- Не Давид, а пророк Иоиль!
- Да, да. Я ошибся, пророк Иоиль, что «на всякую плоть изолью от духа Моего»? – спросил он меня.

Я ему сказал:
- Это сбылось. Вы люди образованные и должны заметить эти времена и сроки истории рода человеческого.

И дальше больше продолжалась наша беседа с ним из Священного Писания. И от этой беседы у всех тех я заметил, что слёзы на глазах их стали блестеть на лице их. И они не могли утереть их, ибо им воспрещается. Когда же я окончил мою беседу, то мы пошли своею формою назад и оба солдата стали со слезами просить меня, чтобы я им простил за их хуленье. Говорят: «Мы не знали, за что Вас обвиняют, а теперь мы видим, что Вы есть Божий человек!» В свою очередь и швейцар говорит: «Господин Малеванный, я пойду и буду просить прокурора и председателя, чтобы Вас пустили мне на поруки». Я же ему ответил, что не пустят. Но он настойчиво говорит, что пустят, ибо «… я знаю форму и инструкцию, что Вы – невинный человек и мне Вас жалко. Сердце горит моё любовью. Я пойду и буду просить, ибо начальство доброе – оно отпустит Вас!» Тогда я сказал «Иди!», и он побежал большим коридором прямо в залу судебную и через пять минут бежит назад с весёлым лицом и глазами говоря: «Сказал прокурор «Пусть идёт в замок, там будет резолюция».

А это был тот самый замок, о котором я раньше говорил, об этих узниках, с которыми я жил 12 дней, и все они около меня сделались как-будто монастырь до тех пор, пока не явился прокурор в замок и пришёл в мою камеру и сказал начальнику тюрьмы: «Малеванному не полагается здесь. Дайте ему номер отдельный!» Тогда начали меня переводить в «номер» на одиночество. Дело было на Пасху, второго дня. Я был переведён, а они все прощались со мной и плакали.

Я жил около двух месяцев в городе Умани в тюрьме и все окружающие меня, тюремная прислуга и узники, не минали моего окошка, чтобы не остановиться у дверей моей камеры день и ночь, и все говорили: «За что Вас здесь мучат? Уже мы достойны по своим делам, а Вы – без вины!»,- так как многие знали меня раньше, бывшие из моего уезда 8 или 10 лет назад. Они знали, какова была моя жизнь в городе моём и как я обращался с людьми.

Вот мне кажется, что, если бы меня люди приняли хоть так, как эти узники, с которыми я был и беседовал о любви и достоинстве. Они говорили, что «если бы такое учение было от отца или от матери, или хоть от соседа – мы бы вечно не знали какая тюрьма и кандалы и ружья, но мы не слыхали такого учения никогда».

Вот, каждый человек при беседе чистого и светлого учения воскресает, но тотчас отходит в отуманенную жизнь и опять свет его омрачается и делается он тем же, что был и раньше. Но я просил бы вас всех, тех, которые уже знают Жизнь и о ней свидетельствуют всем, чтобы не забывали её, ибо она относится к вам и, прежде всего хочет вас пробудить от сна, чтобы вы отрезвились и показали Жизнь всему созданию на повершине земной природы, дали бы свободу Жизни во всех уголках света, не только в России. И вот тогда вы и увидите над собою исходящее Солнце и (оно) снопами лучей своего света вас согреет.

1907 г.

2.6
Пишу моё приветствие всем любезным братьям и сёстрам, которые познали Истину и выступили с мира на борьбу за святую Правду и Веру, бывшую доселе поруганной. И ни во что считали её, ибо пользовались все отцовскою природою и в сумраке блуждали вечном, не имея над собою никакого покровителя, который бы позаботился о их несчастной душе человеческой, которая погибает в человеке, и ни во что считают Жизнь на Земле.

Вот поэтому то мы и отделились от мира навеки и выступили на путь своего дорогого Спасителя, чтобы иметь Его в Разуме и чтобы Он управлял нашей жизнью, так как Он есть Мироуправитель и управляет всею природою и её красотою. И мы узнали Его Закон внутри себя, что человек без него есть падший ниже природы и не мог вступить в борьбу за существование – быть свободным и в воле своего Искупителя, который пришёл на Землю в оболочке человека презренного и уничижённого, подобно всем нам, и сделался Вождём Правосудия, чтобы показать нам Свет и Разум сверхъестественный. И мы пожелали в борьбу вступить за Его святую Жизнь, данную нам по Его святой Любви, чтобы и мы боролись не с оружием в руках и не дерзким языком против плоти и крови, а со своими собственными пороками и страстями, зародившимися в нас от природы и похоти ветхого человека, отжившего свой век, и пришедшего в конце века в упадок, как всякое растение красоты и природы становится у глубокую и суровую осень - что всё покроется темнотою. Так и все люди на повершине Земли без помощи своего Спасителя есть подобно трупу, лежавшему на земле долго и в жаркое время. Поэтому мы и поём у своих песнях, что

Прелесть мира и забавы Повсечасно я стараюсь

Что мне пользы могут дать? Мыслить только о святом,

Для души они отрава – Славы мира удаляюсь,

Я желаю избегать! Забываю о земном!

Здесь эти слова предлагаются всем нам, истинно верующим христианам, свободным душою и телом от всякого прелестного века, которым омрачилось несмышленое сердце человеческое и утратило совесть свою, и, умертвив чувства житейскими заботами тяжких времён, которые явились на землю в последнее время – стяжение богатства и наслаждения в роскошных обстоятельствах, и растлив похоти объедения, пьянства, и житейскими заботами наложив на себя, как тяжкий камень на гробницу телесной жизни, чтобы Христос не воскрес в нём вовек и чтобы дела его перед его совестью не обнаружились. Вот потому мы стали на одной стороне, а они на другой. И мы должны видеть всё духовными и телесными глазами и не быть участниками с ними вовек, и не оглядываться туда, откуда мы вышли. Там нашего ничего не осталось окроме смерти, болезни, страдания, злобы и проклятия. Если мы почувствовали себя обновлёнными от ветхого человека и облеклись в нового, который для нас есть Вождь и Хранитель, потому мы Его часто в своих песнях называем:

Вождь наш верен. В битвах бранных
Смелость в сердце сохраним!
Легион ведёт избранных
Сам Христос – с Ним победим!

Вот здесь мы и не можем жить с миром, а если кто задумает вернуться назад, то заживо уже будет погребён у гробницу смерти второй. Потому – все мы вызваны с мира не насильством, а охотно и с любовью стали исповедовать живого Спасителя, пришедшего во плоти, и указали Его имя и фамилию и место рождения, потому не остаётся уже ничего в человеке после его падения, кроме одной муки и страдания навсегда.

Так вот, постараемся все мы не оглядываться назад и не мыслить о том отечестве, в котором мы родились по плоти, и в мыслях не желать ничего того, что сзади нас осталось, а взор свой бросить на грядущий век и вечное Отечество своего дорогого Спасителя, который искупил нас дорогою ценою не земного приобретения, а по Любви вечной вдохновил себя в последнего человека и показал себя всем нам, истинно верующим, и примирил нас с собою, чтобы и мы на Земле были миротворцами. То и здесь мы должны понять Его миротворение, не касающееся плотской жизни, чтобы нам у людей просить какой-нибудь помощи или с ними примиряться, а касающееся примирения нашего только с одним Спасителем, тогда только мы будем с Ним жить и Он нас не оставит вовек. Потому мы вышли из мира и не думали спасать прежде себя и жену, или детей, или братьев, или сестёр, или каких других плотских друзей или товарищей, а прежде всего мы выступили от страшного пожара и всемирного духовного потопа, чтобы спасать душу свою от гибели, и руки свои подавали своему Спасителю, и Он нас рятовал от сильного шумящего житейского моря. Когда мы утопали в его волнах, то Он нам являлся и рятовал нас, как своё дорогое создание, и дал нам обет свой вовек не оставить нас, дабы только мы не оставили Его. Потому мы и говорим у своих духовных песнях:

Ты меня, Боже, не остави, И от бед меня избави,

Коль оставил человек, Сохрани меня навек!

Потому к нам относится вся беседа Спасителя, чтобы мы имели Его в виду перед собою всегда, а не только в больших собраниях и хорах, искусно поющих, где много проповедников или учителей, а имели Его у чистой совести и воскресших чувствах, каждый день и час беседовали с Ним – и наша внутренность исполнилась бы любви и благодати. И в таком примирении мы не упадём вовек и не будем иметь лучших забот, чтобы нам порадоваться в больших собраниях, и не будем мы как невольники, чтобы дожидать нам, что кто-то придёт до нас на посещение и утешит нас. Потому мы здесь имеем ввиду, что все слова Его слагаются внутри нас и наш храм очищается Его силой когда мы говорим:

Приди, Святой Дух утешитель,
И царствуй в сердце без препон.
Премудрости Ты будь учитель,
Открой мне Твой святой Закон!

Вот мы познаём Закон Его в нас. Если мы его достойно оберегаем, то Он пребудет с нами вовеки веков. Аминь!

2.7
Манием твоим, Господь, Дай и мне, Господь, почить

Солнце скрылось от сих мест, От моих дневных трудов

И лазурный небосвод И прощенье получить

Украсился блеском звёзд. От Тебя моих грехов!

При явленьи сих планет О Иисус, Спаситель мой,

Уклонился ясный день, Кровь проливший за людей,

Для покоя скрылся свет Ты и мне мой грех омой

И пришла ночная тень. Кровью чистою своей!

Всё премудростью Твоей Дай почить мне в мирном сне.

Ты, Господь, распределил: О, Иисус, благоволи,

День к труду, а ночь к покою А коль Жизнь явится мне –

Дать людям благоволил! В Небеса меня прими!

Но вот моё желание разъяснить всем дорогим братьям и сёстрам эту духовную песню, чтобы вы поняли её точнее. Не в том, чтобы нам только наслаждаться песнями духовными для забавы наших праздников или сходок – собраний, а нужно понять духовно и глубоко в рассудке чистой совести и воскресших чувств в самом себе, каждого члена из нас мужеского и женского пола, что значит духовно «день», и «ночь», и «трудов». А то, что вошли мы в «ночь» - это есть наше размышление и заботы о душе и призыв на помощь своего Спасителя. Пример таков: когда путник отправляется в дальний путь и его захватывает ночь на неизвестном поле или в лесу, в то самое время он ходит ощупью, как бы ему не заблудиться и не остаться добычей какого зверя или хищного человека. И в то время самый отчаянный человек призывает имя Боже для помощи своей или просит, чтобы Бог послал ему доброго человека – вывести его из пустынного леса или полей. И когда встречается ему человек, нагонит его или навстречу идёт, то ему кажется, что Бог уже над ним сжалился, и забудет за всю свою горесть. И когда спросит человека о заблудившемся пути своём, и он расскажет ему, тогда и ночь окажется ему днём, и он почувствует себя спокойным и радуется.

Подобно и мы все так живём, как говорится в других стишках наших песен:

В ночь греха, жестоких волн, Поправляй светильник, брат мой,

Буря стонет и ревёт. Не то гибнущий пловец,

Напряжённо смотрит путник: На скалу волной гонимый,

Света с берега он ждёт. Встретит гибель и конец.

Здесь часто случается с нами, когда человек выходит из мира, чтобы приобресть себе чистосердечное раскаяние души, на него нападают тайные мысли со стороны внутренности и волнуют его пристрастными похотями к миру, и представляют ему всё ужасное. И после этого являются ему мнимые друзья и товарищи и представляют факты его заблуждения, укоряют его за то, что он оставляет своё отечество и прелестный мир, страшат его и показывают ему всю славу мира и молят чуть не со слезами: «Вернись назад. Нам жалко тебя – ты заблудился. Посмотри на бесчисленные миллионы мира – все они живут в своём порядке весёлые и бодрые потому, что они живут по отцовскому и материнскому, а ты куда зашёл?» И здесь человек останавливается робостью своей, как заяц, перепуганный охотником, мысль зароняется – «вернусь назад». Так и здесь есть средства, слова, которые ограничивают человека и его недостоинства. Говорится:

Так в житейской нашей битве Он нам только здесь отрада,

Ужас душу нам теснит, Вера чистая сердец.

Но Христос в святой молитве Он для гибнущих из стада

Нас всечасно защитит! Верный Пастырь и Отец!

Вот моё желание чтобы вы, все мои друзья, вступили в борьбу не с плотской жизнью, а в духовную – в самих себе, и каждый из нас боролся со злом не внешних, а внутренних врагов, которые похищают жизнь человеческую у вечную тьму. Потому и говорится:

Прелесть мира и забавы Повсечасно я стараюсь

Что мне пользы могут дать? Мыслить только о святом,

Для души они отрава – Славы мира удаляюсь,

Я желаю избегать! Забываю о земном!

Итак, каждый из нас должен быть борцом за правосудие не внешних законов, а духовной вечной Любви своего Искупителя, который удержал знамя своё над злобою и неправдою всего мира. И вам предлагается, друзьям моим:

Знамя выше поднимайте, Крепость мою не сдавайте -

Слушайте трубу! Скоро Я приду!

Смело, дружно все идите Вы на Небо отвечайте:

В Божию войну! Не сдадим врагу!

Здесь должны вы помнить, что для истинного воина своего Спасителя внешний мир не страшный, но более духовная борьба страшит его и одолевает его надежду, и вера его умирает. Ибо Христос не что иное есть, как вечный Разум и сверхъестественный, предлагает нам свой путь, говоря: «так в житейских наших битвах ужас душу нам теснит». Ужас – не что иное, как человеческая природа и её испорченность. И ему кажется, представляется в религиозной мании, что он чем-то согрешил, который грех его не простится, и что он не вынесет своего подвига, и мысль роняется в нём тёмная: «Вернусь назад». Вот тем то он и портит, что имеет душевное колебание, и разматывается нервами, и часто причиняют себе раны душевные, и болезни от его самого производятся.

Вот я желал бы, чтобы вы все, друзья мои, смотрели на жизнь не на прошлую, и не на настоящую, а на будущую и вечную, то тогда только можете быть сильные и непобедимые. Потому и сказано – «Видимое скоротечно, а невидимое вечно и блаженство бесконечное пред лицом Царя!»

Я желал бы вам, чтобы вы все, братья и сёстры, были бы гласными государственной Думы, не буквальной, но духовной, и увидели в своём присутствии Царя Небесного и главу Царственной Думы. Тогда наступит конец борьбы за существование и воцарится Царство мира и любви Христовой вовеки веков. Аминь!

Февраль 1909 г.

2.8
Пишу мое приветствие ко всем дорогим братьям и сестрам и моим друзьям, так как вы названы все детьми Божьими, которые познали Отца своего Небесного на Земле, пришедшего в Сыне, который желает вас под главою своею усыновить и сделать вас своими наследниками Небесного и Земного произведения и вручить вам вечное свое владычество, над вами покровительствовать своим могуществом. Он есть над вами как орел: распростер свои могучие крылья и вас защищает как птенцов от страшных бурь и наводнений, и посылает вам благодатную Любовь свою, которая вас как мать, любящая младенцев своих, защищает от врагов ваших, прижимает к сердцу своему могучими руками своими и желает, чтобы вы ею жили и радовались. Она есть для вас Солнце незаходимое и лучами Света согреет вас от суровой зимы духовного наводнения, ибо Она, могучая, спасает вас и не оставит вас вовек.

Итак, дорогие мои друзья, помните ее. Она уже с вами живет лет двадцать и должны быть у нее совершенные дети. Чтобы между вами уже не было ни богача, ни Лазаря, и все вы были сыновья и дочери Всевышнего Творца своего, который возлюбил вас прежде Бытия Мира, в конце устройства Мира родил вас от своего могущего Слова и умертвил в вас природные страсти и пороки и воскресил в вас своего возлюбленного Сына, которого называем своим Спасителем и Отцом милосердия. И так как Он милосердный, то будьте и вы подобны Ему. Потому сказано: «Любовь есть светлее Солнца и выше Небес, и шире пространства земного, и глубже Бездны.» Она сошла в дно своего тела – в Бездну, чтобы разрушить дела сей Природы Земного царства и устроить в вас Царство Небесное мира и любви и вдохновить Разум не земного произведения, а вечного Бытия.

Поэтому мы все должники этого дела и дали поруку исполнять волю Божию не принужденно, а охотно. Господь вызвал нас не насильством, а любовью и миром, помазал нас над горою святою Сионом и увенчал нас благочестием и славой. И Я сделался для вас как жених, а вы для Меня как невеста. И Я с вами разлучится не могу вовек, подобно небу с землею, которая производит нам плоды, и пищу, и питие для плоти нашей.

Так Жизнь во мне не перестает плакать и поливать семя, западшее в душу вашу. О как я желал бы, чтобы оно возросло и принесло великие плоды, как древо Жизни, над которым пришлось Мне долго трудиться, как садовнику одинокому в большом саду, который называется «Рай потерянный» или «сад Гефсиманский», в котором Я долго в поте лица, в слезах, в борьбе со Смертью и Адом томился, чтобы его покорить и повергнуть изнутри человечества, и вдохновить один Закон сущий, который назван Любовью вечной всеми народами на повершине Земли. Но она была у людей только в устах, а нам досталось исполнить на деле. Потому и сказано в стихах наших песен:

Господи, кто обитает Кто с Тобою населяет

В светлом доме выше звезд? Верх священных горних мест?

Тот, кто ходит непорочно, Презирает всех лукавых,

Правду завсегда творит Хвалит Вышнего рабов

И не ложным сердцем точно И пред Ним душою правых

Как языком говорит! Держится присяжных слов.

Мы все, дорогие братья и сестры, как воины царя не земного, а Царя Небесного, и дали обет, присягу, чтобы служить Ему не временную службу, а вечную. Вот уже двадцать годов как все мы, названные Первенцами, чтобы получить нам крест святой Анны и Спасителя, и не на груди его почтить, а в грудь вложить и обет дать навеки - такие ордена носить у груди своей.

Ибо некогда солдаты, еще Николаевские, отбывали службу военную 25-летнюю и получали кресты. За непорочную святую 25-летнюю службу, за степенность давали им кресты св. Анны первой и второй, и третьей, и четвертой степени. И награда ему была, солдату неграмотному, темному – чины кавалера и три серебряные нашивки на правом рукаве во имя Святой Троицы, которая давала ему крепость и волю выдержать 25-летнюю, без порока, у грозной войне, службу. Когда я этих стариков спрашивал и говорил им: «Вас били у военной службе?», - они говорят: «Нет»; «Ругали?», - говорят: «Нет». Я спросил: «Почему?». Они отвечали: «Если бы нас били и ругали, то разве мы получили бы кресты св. Анны, разве получили бы по три нашивки на рукаве, разве Государь дал бы нам награду по шесть рублей в месяц?! Мы служили верою и правдою Богу и великому Государю, и за то мы получили все!» Тогда я сказал им, что я слышал, будто по николаевской дисциплине – «девять убей, а десятого научи». Отвечали старики: «Неправда. Глупого и в церкви бьют, и полицейские водят, а нам никто и худого слова не сказал. За что бьют – за водку, грубость и сопротивление, а хорошему везде хорошо!».

Вот здесь пример усем нам, дорогим братьям и сестрам. Эти солдатики подвизались верою и правдою служить Богу и великому Государю за временный венец и славу, вы же дали обет служить Царю Царей за венец и славу вечную, поэтому мы должны искупить вину первородного человека своим собственным страданием и терпением и удохновить в себя нового Человека, который есть наш Спаситель и Творец. Он же и Мироуправитель, и управляет Небесами и Землею, и нашим сердцем и душою, ибо вся природа – бессловесная, а у вас Слово, Свет и Разум, он же есть.

Тогда мы, названные истинными христианами, должны служить не плоти и крови, а Свету и Разуму и

Духу, который от нас не требует нашего, а дает свое с прибытком, и Его богатство не сравнимо с земным богатством. Ибо для земного богатства и счастья есть похитители, и воры, и обманщики, и льстецы, а прочнее моего богатства ничего нет, ибо я сам уверен, что не был никем обманут и никто моего богатства не мог и не может похитить, и обнищить меня никто не может. Хотя и ополчаются против меня тысячи, но и волос с головы моей не упал. Глаза мои не утомились смотреть на врагов моих – я тем больше видел у них зеркало моей жизни и черту природы. Каждый час посматривал – и крепость и сила и воля приходила ко мне и давала мне защиту и милосердие. И я с врагами моими обращался, как нежная кормилица обращается с царскими потомками. Они падали предо мной, руки и ноги лобызали, потому что я был того достоин у Отца моего Небесного, который живет во мне и желает жить во всех вас, дорогие друзья мои. Вспомните вашу прежнюю Любовь!

Но кто из вас, может быть, подумал быть на земле богачом и отринуть брата своего Лазаря и сестру свою, Марию Египетскую – теперь любите вновь. Или вы, может быть, в духе Лазаря и Марии Египетской, не хотели услужить брату своему – богачу, когда он просил у вас воды покропить свои усмаглые
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Для ищущих Истину

Для ищущих Истину

Был июнь и жара стояла на дворе градусов на 40 с лишком, а у меня в номере...
Религия

Для ищущих Истину

Другой раз в Зубарях после беседы Отец вышли из хаты, вышел и Николай Максимович...
Религия

Для ищущих Истину

уста в маленькую сиротскую свою скудную душу, то я вам от могущего Бога желаю...
Религия

Для ищущих Истину

любите друг друга, как Он возлюбил вас и отдал жизнь свою за вас, чтобы и вы...
Религия

Для ищущих Истину

летом, задыхаюсь, «как в живой гробнице». И ушел я домой (в Таращу), и избрал...
Религия

Для ищущих Истину

На вопрос профессора, «а кто же Вы?», он ответил: «я человек чувствительный...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Реальна ли история?
Болезни тела человека как средство баланса