Время, назад! Гл.21-23

Глава 21. Мертвая дорога

К вечеру следующего дня показался старый барак, наполовину вросший в землю. Промерзшие путники с радостью нырнули в дверь и оказались... на многолюдном собрании. Все обернулись к вошедшим. Никита Сергеевич представил технических специалистов, вызвав бурное ликование аудитории. Выступающий тоже ценил это событие:

- Вот видите, товарищи! О нас знают. О нас помнят. Наше дело и дело товарища Сталина не забыто. К нам идут и будут идти люди в поисках света правды. Вокруг этой стройки сначала сплотится весь советский народ, а вокруг него сплотится и весь мир. Да! Да! Вот некоторые ученые отщепенцы говорили, что эта железная дорога - дорога в никуда. Но никто из них не вспоминает, в каких условиях рождался проект этой дороги. Это было время первых перелетов через полюс и похода "Челюскина", самое героическое и прекрасное время нашей многострадальной Родины, время всеобщего подъема и единения нации. Но не это главное, м-да... а то, что никаких реальных путей к богатствам сибирского севера тогда не было. Из одиночных героических перелетов еще не следовало, что север страны может в ближайшем будущем получить широкие удобные связи с центром. Только железная дорога была и все время в истории России оставалась ведущей транспортной артерией. Ее всегда можно подвести туда, где нет рек, где горы, где туманы и полярная ночь. Поэтому планы нашего великого вождя и учителя и по сей день остаются столь же верными и актуальными. Только война и разруха, смерть и предательство не дали товарищу Сталину во всю ширь воплотить его пророческие планы. Да, многие потом смеялись над мертвой дорогой Салехард-Игарка и проектом продления ее до Тихого океана. Но почему-то никто не смеялся над аналогичной дорогой к Воркуте, которая поила углем весь центр России. Почему-то не смеялись над Беломоро-Балтийским каналом. А все потому, что польза от этих сооружений стала очевидной даже последнему дураку. А вот наша дорога чем-то не угодила! И я прямо и откровенно скажу вам почему. Все это козни предателей и врагов народа, которые после смерти нашего незабвенного вождя расплодились в неимоверном количестве и которые готовы опорочить буквально все, даже самое правильное дело товарища Сталина. Причем ругая нашу дорогу, они одновременно строили БАМ, от которого поначалу тоже было мало пользы, а в Западной Сибири провели железную дорогу от Тюмени к Ледовитому океану. Такое неприкрытое двуличие целиком разоблачает этих мерзких предателей! И еще раз подтверждает гениальность товарища Сталина, который начал строить путь к богатейшим недрам Западносибирской низменности аж за тридцать лет до открытия здесь нефтяных богатств! И если бы не война и не происки внутренних врагов, то этот район на тридцать лет раньше превратился бы в цветущий индустриальный край. А теперь посмотрите, до чего довели нашу страну эти гнусные предатели! Стоило товарищу Сталину безвременно оставить руководство государством, и бездарные политиканы медленно, но верно потащили страну в пропасть. Они не только не создали ничего нового, но и уничтожили все то, что было построено по воле товарища Сталина, и даже все то, что нам так щедро подарила матушка-природа! Они, видите ли, хотели накормить народ, подарить ему демократию, все заботились о повышении жизненного уровня этого народа! А где теперь этот накормленный народ? Один пшик остался. Из жалких остатков некогда великого народа почти никто уж и не помнит, как здорово жилось при товарище Сталине, никто не помнит своего великого прошлого, а значит, не будет иметь и будущего. Вот говорят, Сталин кого-то обидел, может быть, кого-то даже зря. Но ведь в основном это были настоящие враги народа. Не все они, конечно, были так уж против народа. Но среди них были лентяи и бездельники, просто глупые и заблуждающиеся люди. А кто для нас лентяй и бездельник? Тот же враг! Потому что он не только ест чужой хлеб, но он и разлагает других! Или, скажем, человек со своим мнением, отличным от линии партии... Да, он хочет всем счастья. Но на пользу ли шла его деятельность? Разумеется, во вред. Потому что для реализации инородных идей все равно не было условий, а тянуть в разные стороны значит тянуть других назад! Это как лебедь, рак и щука... Так что разумная чистка была необходима. Без строгости нельзя, так как среди десятка людей всегда найдется хоть один лентяй или дурак. В семье не без урода, как говорится. Товарищ Сталин отлично понимал это и, отсекая все лишнее, направлял всех в единое русло. Именно при нем Россия добилась наивысшего могущества в своей истории и превратилась в сверхдержаву. Величайшие достижения, связанные с именем нашего вождя, это как пирамида Хеопса. На ее строительстве тоже многим пришлось несладко. Но эта пирамида стоит пять тысяч лет и еще простоит неизвестно сколько, удивляя весь мир, служа определенным образцом, точкой отсчета земной цивилизации. Так и с именем товарища Сталина связан невиданный прежде стремительный взлет, который уже никогда более не повторился в истории Земли! Дорогие товарищи! Сейчас нам, конечно, не до жиру. Предатели-кровопийцы высосали всю кровь из некогда могучей страны, разрушили все, что с таким трудом сделал товарищ Сталин. Только до нашей дороги не дошли их костлявые руки, так как дорога была не достроена и разрушать-то собственно было нечего... Поэтому наш святой долг сохранить эту последнюю реликвию. Конечно, мы не сможем достроить ее в ближайшее время, потому что у нас нет ни шпал, ни рельсов. И возить по ней было бы нечего и неоткуда, так как давно уже нет ни Салехарда, ни Игарки. Но если затухнет и этот последний огонек, тогда надеяться вообще не на что. Гениальность товарища Сталина состояла в том, что он видел на целые десятилетия и даже столетия вперед. Он не мог ошибиться. И если он начал эту дорогу, то она должна быть завершена. И все мы верим, что именно через эту дорогу лежит путь к возрождению и всеобщему счастью! Слава товарищу Сталину! Да не будет забыто его дело! Ура, товарищи!

Зал разразился овацией.
- Смерть врагам народа! Да здравствует товарищ Сталин! - Послышались многочисленные выкрики. Все встали и хлопали руками что есть силы. Американцы тоже встали и во всю мощь стали кричать: ура!

- Ох, и здорово! - Поделился впечатлениями Валерий.

- Впечатляюще! - Согласился Джек, не переставая хлопать.

Тут они увидели, как на трибуну полез их недавний знакомый Никита Сергеевич. Но сразу несколько человек схватили его и грубо вытолкали за дверь.

Всю ночь гости находились во власти какого-то душевного подъема. Они по очереди просыпались, силясь крикнуть: ура! Но вовремя зажимали себе рот рукой и, оглянувшись по сторонам, вновь засыпали.

Утром друзья с воодушевлением вышли из барака на работу. У порога они увидели Никиту Сергеевича, на которого кричал какой-то мужик:

- Пошел прочь, старый дурак! Скотина кукурузная!
- Никогда к вам больше не приду. - Отвечал Никита Сергеевич.

- Пойду лучше к застойникам. Может, там меня поймут. Эх вы, неграмотные!

- Топай, топай! Надоел уже!

В сопровождении некоего Петра Федоровича "специалисты" вышли на объект. Петр Федорович с гордостью показывал стройку новым работникам. Дело был не хитрое. В тачках возили землю и укладывали в насыпь. "Специалисты" только кивали, стараясь отмалчиваться. Только однажды Джек не выдержал:

- Что же вы землю прямо на лед сыпете! Поплывет ведь насыпь...

Петр Федорович ничего не сказал, а только посмотрел с удивлением. Вскоре он неожиданно исчез. Не дождавшись его, друзья взяли по тачке и включились в общую деятельность. По мере появления мозолей воодушевление у них поубавилось, а к вечеру и вовсе иссякло. С радостью они встретили конец рабочего дня.

- А те почему работают? - Спросил Джек, указывая на другую группу рабочих вдалеке.

- Так им же еще работать и работать. - Ответил небритый парень. - Это же враги народа!

"Специалисты" переглянулись и воздержались от дальнейших вопросов.

Легли в скверном настроении. Но заснули быстро. Среди ночи их разбудили трое. В черных пальто и черных шляпах.

- Собирайтесь! Пойдете с нами!
- Так еще же рано. - Сказал сквозь сон Валерий.
- Главное, чтобы было не поздно! А ну, живо!

Какой-то рабочий рядом тоже проснулся, но быстро перевернулся на другой бок и теснее прижался к своим товарищам.

"Специалистов" привели в землянку неподалеку. Там уже было трое за приземистым столом.

- А ну, все что в карманах, на стол! Обыскать их!
- Вы не имеете права. - Начал Валерий.
- А вт мы сейчас узнаем, какое ваше право! А! Так вы, оказывается, красный, товарищ Чебурашкин! Так, так. Это очень интересно. О! А это еще интереснее... Вы еще и розовый, товарищ Загребайло! Так кто же вы на самом деле? А?

Из карманов Джека выгребли целую пачку документов.
- Вот это да! Итак, вы - товарищ Крокодилов, он же... Полудамский, он же Клистерман Рудольф Карлович. И так далее. Так кто же вы, товарищ Крокодилов-Клистерман?

Пленники молчали.
- Я сразу понял, что здесь что-то не то. - Узнали "специалисты" голос Петра Федоровича. - Все молчали, выведывали, а потом сказали, что ничего из этого не выйдет.

- Мы не выведывали. - Возразил Джек. - Вы сами рассказывали свои производственные секреты. И что не выйдет, я тоже не утверждал. А просто советовал сначала убрать лед.

- Может, и правда, дело говорят? - Послышался третий голос.

- Вы, товарищ Абрикосов, не лезьте туда, где не разбираетесь. - Вновь вступил первый. - И вообще, вы проявляете политическую близорукость. Дело или не дело, это уже не важно. А то, что они хотели подорвать веру в великое дело товарища Сталина, этот факт налицо.

- Да мы вовсе не хотели подрывать веру. Просто хотели помочь своими знаниями.

- Знаниями, говорите? А мы сейчас проверим, какие вы специалисты. А ну-ка, Филька, покажи им образец. Ну, что это такое?

"Специалистам" сунули под нос какую-то страшно заржавевшую железяку, похожую на уродливый гвоздь. Пленники покрутили глазами, но ничего не сказали.

- Я сразу понял, что никакие они не специалисты. - Сказал Петр Федорович. - Ясное дело: шпионить приехали!

- Так что же это такое? Не знаете? Так это, дорогие мои специалисты, костыль! Костыль, которым рельсы к шпалам прибивают!

- Да ну? - Удивился Абрикосов. Но все на него так посмотрели, что больше он не произнес ни слова.

- Все ясно! И вещественные доказательства налицо. Расстрелять их, и все! - Предложил Петр Федорович, указывая на груду документов.

- Не надо перегибать, Петр Федорович. У нас же цивилизованное общество, гуманный социализм. Дадим им, э-э... по десятке! Кто за?

Все трое подняли руки.
- А что такое десятка? - Спросил Валерий.
- Там тебе объяснят. - Главный встал, показывая, что суд окончен.

Та же первая троица в черных пальто вывела арестантов наверх, долго вела по заснеженной пустыне, потом втолкнула в другой холодный барак. Только друзья улеглись на грязном полу, как раздалась команда:

- Подъем! Всем встать! А ну живо, гады!

Всех обитателей барака построили, пересчитали, повели. "Шаг влево, шаг вправо" и так далее. Началась совсем другая жизнь. Ковыряли и таскали землю. Только уже без тачек. Почти что руками. Американцы в тот же день поняли, что десятку они не протянут.

В первую же ночь Джек стал шептаться с соседями, пытаясь выведать обстановку. Первый заключенный все сокрушался, что по неосторожности сломал ручку у тачки, и за это ему тоже влепили десятку. На стройку он пришел сам, по велению сердца, но оплошал... Он посоветовал не очень тут беседовать, а то люди, дескать, здесь разные, много настоящих врагов народа.

Другой заключенный с нерусским лицом даже толком не знал, за что ему впаяли срок.

- Может, имя мое не понравилось? - Предположил он.
- А какое у вас имя? - Поинтересовался Джек.
- Имя у меня знатное: Промстройрама!
- Ого!
- Так я из Индии. У нас все такие. Отца у меня звали Мимоокнарама. Зато сына я хочу назвать по-здешнему: Водоканалпроект.

- Что же вы не бежите в Индию, к семье?
- Так у меня еще ни жены, ни сына. А при такой кормежке не только до Индии, но и до соседнего барака не добежишь.

У третьего пленника Глеба Печенкина, Джек узнал, что где-то на востоке у Енисея вроде бы было жилье, о котором рассказал один уже скончавшийся заключенный.

Ночью за арестованными следил только один тюремщик, и тот в основном кимарил у двери. Считалось, что побег не реален...

Дождавшись удобного момента, Джек, Валерий и Печенкин выползли в холодную ночь.

- Пойдем к застойникам. - Предложил Валерий. - Там нас хорошо примут.

- Примут, да не те! Ты уверен, что по нашим следам из центра уже не бегут ищейки? И потом куда дальше? Обратно к красным? Или к розовым?

- Верно. - Сказал Печенкин. - У застойников есть тайные агенты сталинистов. Нам не дадут оттуда уйти.

- В общем, пойдем на восток. - Подвел итог Джек. - К Енисею. Там должно быть жилье. А в реке можно найти что-нибудь съестное.

И они пошли. Позади была тюрьма, но жизнь, впереди свобода, но, возможно, с нагрузкой: смертью. От этой нагрузки надо было во что бы то ни стало избавиться.

Глава 22. Наш пароход вперед летит

Дорогу Печенкин не знал. Но больше спрашивать было не у кого. Поэтому спрашивали у него. Через два дня "проводник" свалился. Спрашивать дорогу перестали. Печенкина немного потащили на себе. Потом он умер. Его присыпали снегом и пошли плутать дальше. Солнце почти не показывалось. Местность была, разумеется, незнакомая. Ориентироваться было невозможно. Тем не менее, еще через два дня вконец измученные и замерзшие путники с радостью увидели широкую реку. Друзья хотели построить плот, чтобы проплыть вдоль берега и поискать следы людей. Но ничего плавучего река не выдала. Только на берегу нашли дохлую рыбину. Американцы подкрепились чем Бог послал и побрели на юг. Все время они вглядывались в воду, надеясь на какой-нибудь подарок от реки. Но ничего не попадалось. Только через сутки Валерий заметил на воде маслянистое пятно.

- Пользы нет, но знак хороший! - Прокомментировал Джек.

И действительно, когда они вышли из-за утеса, то не поверили своим глазам. У берега стоял пароход и весело попыхивал трубой. Людей, правда, не было видно.

- Не спеши! - Скомандовал Джек. - Еще неизвестно, кто они такие. А мы уже без документов.

- Может, и лучше, что без бумаг? - Отреагировал Валерий.

Путники осторожно подошли ближе. Ничего нового не было видно, но с парохода послышался стук. Вскоре друзья увидели, что весь пароход изрисован лозунгами.

- "Наш пароход, вперед лети!" - Прочитал Валерий. - "Все на борьбу с разрухой и разгильдяйством!", "Ударим по нашей пустыне нашим пароходом!" Что, опять пойдем техническими специалистами?

- Нет уж. - Перекосился Джек. - Теперь мы будем просто беженцы. Без всяких специальностей. А там посмотрим, что у них дают: по десятке или сразу по четвертному.

- А кушать-то хочется! И даром кормить нас не станут. Пошли! По крайней мере, не видно лозунгов типа "Смерть врагам народа!"

Пришельцы осторожно поднялись на палубу. Какой-то парень стоял к ним спиной и ковырялся в уродливом механизме, похожем на лебедку. Гости осторожно заглянули через плечо.

- Да вот как надо! - Не выдержал Валерий и сунул руку в чрево механизма, а потом и другую. Затем туда же залезли все втроем. Когда что-то наконец получилось, парень сказал:

- Здорово, очень здорово! Вот ребята обрадуются! А может, вы и машину посмотрите? А то она только скрипит и паром плюется. И больше ничего.

Все полезли внутрь парохода. Гости все ощупали и покачали головами, с состраданием взирая на старую ржавую развалину.

- Что же вы технику не бережете?
- Так, она такая и была. Мы это дело со дна реки подняли. Оно там, наверное, долго пролежало.

- М-да... В общем, без инструмента здесь не обойтись. - Сделал заключение Джек.

- А вы скажите что надо. У нас лом есть и камень большой вместо кувалды. Я мигом принесу.

- Знаешь, дрогой! Принеси-ка ты э-э... Принеси-ка ты поесть! Это как раз то, чего нам больше всего не хватает для ремонта!

Парень испарился.
- По-моему, мы на верном пути. - Удовлетворенно сообщил Джек.

- Ну, если он не приведет взвод солдат, и нас не расстреляют, то на верном. - Согласился Валерий. - Давай на всякий случай спрячемся.

Они обошли пароход и решили, что лучше спрятаться на берегу. Но как только они поднялись на палубу, то увидели того же парня. Он был не один. А с какой-то девушкой и, главное, с узелком.

- Смотри, каких я спецов нашел! - Похвастался парень.

Девушка недоверчиво оглядела пару небритых оборванных грязных скелетов.

- Да ты не сомневайся! Они вон ту дурдыку ой-как зафурычили! Да вы знакомьтесь! Это у нас Маруся. А я Филипп. А вы?

Для конспирации гости назвались Пантелеймоновым и Артамоновым.

- А что, много у вас здесь народу? - Спросил Джек.
- Много! Они на кружке политграмоты сегодня. Сегодня же воскресенье. А вообще, мы все на пароходе пропадаем. Сами его выловили, сами и отремонтируем. Поедем на нем в новую жизнь!

- Чем же вам старая жизнь не нравится?

- Так ведь одни мы тут. Двенадцать парней, девять девушек и пять старых баб. Нам молодым всем по 18 лет. Почти в один день родились. Всю жизнь здесь прожили, ничего не видели. А матери нам говорили, и в книгах написано, что и другая жизнь есть. От нее последний раз 19 лет назад несколько мужчин заходило, наверное, таких, как вы. А то мы взрослых мужчин-то и не видели. Теперь хоть будем знать, какие ы сами станем к старости. И вообще, написано, что ждут нас где-то, что нужны мы...

- И куда же вы собираетесь?
- Так, выбор не велик. Или вверх по реке, или вниз. Мы пешком тут все вокруг обошли. Ничего нет. Одна пустыня. Боимся, что пешком не дойти никуда. Вот кабы знать куда точно... А то проплутаем да сгинем в пустыне. И не дождется нас мировой пролетариат. Вы сами-то откуда?

- Э-э... Знаешь, дорогой Филипп, дороги-то мы не знаем. Случайно на вас вышли. А откуда мы пришли, туда лучше не возвращаться. Гиблое место! Сами еле вырвались.

- Жаль! А я думал, вы нам поможете новую жизнь искать.

- А мы все равно поможем. Ты не отчаивайся! Так куда вы хотите плыть?

- Ну, большинство хочет на Север, по течению. Так легче. И если кончится уголь, все равно плыть можно. А против течения не знаем, потянем ли еще...

- По течению оно, конечно, легче. Да только нет там ничего на севере, один океан.

- Как это ничего! Раз океан, значит, уже что-то! А что такое океан?

- Океан? Ну, это э-э... море, только большое.
- Море? А что такое море?
- Море? Ну, это озеро такое, только большое.
- А... Только мы что-то и озер никогда не видели.
- Озеро это лужа. - Начал выходить из себя Джек. - Только большая, очень большая! Понимаешь?

- Ну, конечно! То, что большая, это мы поняли. А что такое лужа?

- Тьфу ты! Какие вы бестолковые. Ну вот, когда пройдет дождь, тогда бывают лужи.

- Ну вот теперь все понятно! Только объясните нам, что такое дождь.

Джек схватился за голову.
- Это когда вода с неба льется! Ну, понятно?
- Вода? С неба?! - Филипп и Маруся переглянулись. - А вы ничего не путаете, товарищ Пантелеймонов?

Джек закатил глаза. Потом вытащил всех на берег, зачерпнул в пригоршню воды и вылил в ямку на берегу.

- Вот лужа! - Торжественно объявил Джек.

Пока остальные всматривались, вода уже просочилась в землю и исчезла.

- Ну теперь все ясно! - Обрадовался Филипп. - Так бы сразу и сказали. Теперь я и сам вижу, что наш корабль по такой луже не пройдет. Мелко ему.

- Мелко? - Вышел из себя Джек. - Да в море до дна дальше, чем до тех скал на другом берегу!

- Чего же вы тогда нам голову морочите, товарищ Пантелеймонов? Поплывем, значит, и по морю!

- В том-то и дело, что не поплывете. Лед там!
- Эх! - Усмехнулся Филипп. - Мы же не зимой поплывем. Зимой у нас тоже лед.

- А там не только зимой. А и летом так же как зимой!

- Лед на воде летом? - Удивился Филипп. - У нас бывает, конечно, что ночью у берегов подморозит, так этот лед руками ломается.

- А там не ломается! Вот такой толщины будет и еще в три раза толще. - Джек раскинул руки как можно шире.

- Товарищ Пантелеймонов! - Вступила Маруся. - А вы сами-то этот лед видели?

- Ну сам я не видел... - Опешил Джек. - Но в книгах написано!

- А вот в наших книгах не написано! И если бы там действительно был непроходимый лед, то товарищ Ленин обязательно об этом бы написал, раз он призывает нас на борьбу с мировой буржуазией. Не мог же он пройти мимо такого важного момента!

- Маруся! Так Ленин, наверное, о политике писал... Что у вас там его?

- Эм... эмпи... эмпириокритицизм какой-то, да еще какая-то книжка.

- Незачем ему про лед было писать. Об этом и так все знают.

Молодежь замялась. Наконец, Филипп нашел выход:
- Нет, это надо обсудить на собрании. Вдруг и правда нельзя нам вниз по течению? Пойдемте с нами, товарищи! Вам будут очень рады!

Гостей встретила масса горящих любопытных глаз. Хозяева тоже были давно не стрижены и в лохмотьях.

- Ребята! Мы тут такое узнали! Такое! Товарищ Пантелеймонов, расскажите всем, расскажите!..

Джек, учитывая первый опыт, обстоятельно объяснил, что такое море, начав естественно с лужи. Молодежь слушала, раскрыв рты. Однако сообщение о летних льдах вызвало некоторые вопросы.

- Почему же он там не тает? - Удивлялась какая-то девица.

- Так, холоднее там.
- А почему холоднее-то?
- Потому что солнца там меньше...
- А почему меньше-то? - Не унималась девица.
- Светка! Не приставай к товарищу Пантелеймонову. Не может же он знать больше товарища Ленина.

Но Джеку не понравилась такая поддержка.
- Видите ли, земля... она шар. - Сказал он неуверенно и замолк. Воцарилась напряженная тишина. Потом кто-то сочувственно спросил:

- Вы что, товарищ Пантелеймонов? Как это шар? Она же плоская как тарелка.

- Это только кажется, что плоская. А на самом деле шар! - Настаивал Джек.

- Не может этого быть! У товарища Ленина про это ничего не написано!

- Да незачем ему было про это писать!
- Наши матери завещали нам вот эти две книги и сказали, что в них все-все есть и что они самые правильные на свете!

Джек замолчал. Но его выручил Валерий:
- Товарищ Пантелеймонов немного не в курсе. Я сейчас все объясню. Вот скажите, где у вас солнце? На юге! Правильно? Вот на юге ближе к солнцу и потому теплее. А на севере дальше и холоднее. Вот и все!

Зал загудел одобрительно. Точнее, не зал, а землянка.

- На юг надо плыть! На юг! - Послышались голоса.
- Да вы что? - Возмущались другие. - Если и при нашем солнце здесь одна пустыня, то что же там на юге, где еще жарче, товарищ Артамонов? Жарче?

- Жарче, жарче. - Согласился, подумав, Валерий.
- Ну вот! - Обрадовались сторонники северного похода.

- Только там не пустыня. - Добавил Валерий.

Все опять замерли.
- Как не пустыня? Разве еще что-нибудь бывает?
- То есть в России пустыня. А еще южнее цветущие края.

- Это где? У буржуев, что ли?
- Ну, допустим, у них.
- Так они, что же, все лучшие края себе зацапали? Все! Едем на юг. Надо отобрать у буржуев все награбленное и вернуть мировому пролетариату!

Валерий хотел сказать, что никакого пролетариата в мире давным-давно нет. Но Джек отодвинул его:

- Голосуем! Кто за юг? Кто против? Все! Почти единогласно!

Гости поселились у пожилой женщины.
- Тоже поплывете? - Спросили у нее.
- Боже упаси! Не то теперь время, чтобы всюду соваться. Уже всякого хлебнули. Живу бы остаться и то хорошо.

- А как же детишки?
- Чтоб им пусто было! Они же нас совсем обобрали. Для мировой революции, говорят. Мы их растили, думали помощниками будут. А теперь и мы тут одни погибнем. Это все Агафья Остроумова, гореть ей в вечном огне! Научила их грамоте. Думали, ума из книжек наберутся. А они!.. Совсем рехнулись! Нехристи проклятые!

Через несколько дней пароход отчалил в атмосфере небывалого воодушевления. Целыми днями молодежь торчала на палубе, вглядываясь в даль. Но кругом все было так же голо и пусто. Постепенно пассажиры стали глазеть все меньше. А потом и вовсе загрустили.

- Где же конец пустыни? - Приставали к Валерию.

Он несколько раз пытался что-то объяснить. Но вскоре бросил это неблагодарное занятие. Он и сам стал удивляться, как это они еще до сих пор не достигли Южного полюса.

Периодически делали остановки. Пережидали сильный ветер, отдыхали, обходили окрестности. Но цветущие поля не попадались. Кое-кто стал предлагать, чтобы вернуться назад. Но им объяснили, что порабощенные народы ждут помощи. Поэтому плыли дальше. Нельзя же было бросать на произвол судьбы угнетенных.

Однажды, совершенно случайно, блуждая по пустынному берегу, Джек и Валерий увидели вход в одинокую землянку. Там они обнаружили двух спорящих старцев.

- Вот кто разрешит наш вековой спор! - Обрадовались старики.

- О чем спорите, уважаемые?
- Спорим? Не то слово. Еще наши деды и прадеды не могли решить этот важный вопрос. Отцы решали, не решили. Уж все перемерли. Мы вдвоем остались. Да уж думали, и нам не решить... А вопрос-то вроде простой: должна ли правда утверждать себя силой или нет?

- Ну да! - Сказал второй дед. - Т.е. мириться со злом или бороться? Т.е. демократия или революция? Вообще-то, и демократия хорошо, и революция дело положительное, но почему-то демократия всегда рука об руку со злом ходит, а революция с насилием. Вот мы и не можем решить, что лучше. Я вот считаю, что не должно добро пассивно ждать, пока зло его погубит. Мы вот ждали сто лет и чего дождались?

- А я считаю: какое же это добро, если из-за себя оно людей губит? Как только у добра вырастут кулаки, оно тут же во зло превратится!

- Нет! По-моему, правда на то и правда, чтобы наставлять неразумных на путь истинный. Вот предоставь ребенку полную свободу, и из него же черт знает что вырастет!

- Так ведь правда, она тоже разная бывает. Сразу и не разберешь. Вроде была правда, а как пошла гулять да громить, так вроде и не то что-то...

- Да ладно спорить-то! Вот сейчас эти господа нам все расскажут, как дело решилось. А то мы не знаем ничего. Как там в России царь-то Николашка или другой какой?

- Царь? - Удивился Джек. - Ах, царь! Так его ж скинули давно!

- Вот! - Обрадовался один дед. - Значит, силой все-таки!

- Но, кажется, он сам отрекся. - Уточнил Валерий.
- Значит, демократично! - Обрадовался другой дед. - Сам царь понял, что тормозит он прогресс.

- Но его при этом заставили. - Добавил Джек.
- Значит, все-таки силой! - Обрадовался первый старец.

- А потом вроде все вместе стали править, коллективно. - Продолжил Валерий.

- Так демократия, значит?
- А потом была знаменитая революция. Октябрьская, кажется.

- А! Значит, революция все-таки!
- И большевики победили.
- Ура! - Закричали деды в один голос. - А мы сто лет Маркса изучали и все гадали, победит пролетариат или не победит! Ура!

- Вы победили. - Подтвердил Джек. - Можете радоваться.

- Ура! Ура!.. Но постойте... А где же, так сказать, плоды победы? Где светлое будущее? Где коммунизм?

- А это уж вам виднее. Вы же к этому стремились.
- Нет, господин-товарищ хороший! - Деды не на шутку забеспокоились. - Мы там не участвовали. Это вы, наверное, эту пустыню сотворили?

- Вот и зря, что не участвовали. Может быть, по иному бы все было. Ваша же страна. Нечего было сто лет спорить. А мы здесь гости. Из США. Мы неспорили и революций не делали, зато у нас рай земной и никаких пустынь.

- А! Так это вы, буржуи, нашу страну, наверное, обобрали и разорили?

- Не скрою, поначалу и в самом деле пытались. Только не мы, конечно, а наши далекие предки. Мы-то друзья ваши. Наоборот, помочь вашей стране приехали. Так что не кипятитесь. В вашем возрасте вредно. Не мы ее обобрали. Нам это не по зубам оказалось. Сама она себя обобрала и задавила. Сначала лучших людей, а потом все и всех подряд.

- Но как же? Как же так? Может, стихийные бедствия или болезни какие?

- Может, и было. Не знаем точно. Но наверняка не больше, чем в других странах. В войнах были победы. Были и крупные достижения. Но что-то незримое неуклонно рушилось, мы и сами не можем понять что. В общем, сама она себя задавила. Постепенно и планомерно. Можно даже сказать: демократично!

- Демократично себя задавила? - Удивились старцы. - Так значит, и сейчас торжествует демократия?

- Пожалуй, да! Полный плюрализм! Хочешь быть сталинистом? Пожалуйста. Хочешь к застойникам? Тоже! Хочешь воевать и грабить? Сколько угодно. Хоть за красных, хоть за розовых.

- Постойте, так сейчас воюют?
- Еще как! Уж воевать нечем и некому, а все воюют.
- За что же воюют?
- За правду, разумеется. За мир, за демократию, за светлое будущее.

- О, ужас! - Переглянулись старцы. - Но как же так получилось? С чего все началось?

- Не знаем. Сами хотим разобраться. Может, с той октябрьской вашей победы все и началось. Почин, так сказать, был сделан великий. А может, и с Маркса, которого вы читаете.

- Но ведь буржуазия сама не отдаст власть. Ее у нее надо отобрать. Вот у вас в Америке буржуазия отдала власть сама?

- Не отдавала она власть.
- Вот-вот! Как же тогда быть угнетенным?
- Бороться... - Джек замялся. - Но не революциями!
- А как же? Ведь у них сила, оружие, армия.
- Ну, требовать, устраивать демонстрации...

- А! Так это не ново. Мы знаем. Да многого этим не добьешься. Вы только представьте, что было бы, если бы Александр Невский встретил рыцарей не оружием, а плакатами. Кстати, постойте, постойте! Кажется, и ваша страна начиналась с революции и с войны за независимость? И гражданская война была. Что же вы говорите, будто у вас ничего не было? Может, и мы теперь стоим на пороге процветания?

Джек замялся:
- Ну, это было давно.
- Вот-вот! Значит, вы и сами не знаете толком. Так как же с нашим спором? С одной стороны, правое дело победило силой, т.е. я прав был. Без революции не победили бы большевики? Ведь да? А с другой стороны, прав ты, что добро-то в зло превратилось. Уничтожая зло, наша правда сама в ложь превратилась?..

Все стояли молча.
- Но как же так получилось, что правое дело исказилось?

- Не знаем. С разными людьми мы встречались. Все России процветания желают. И борются, жизни своей не жалеют. Да вот мы с молодежью на пароходе плывем. Едем в новую жизнь! Буржуев громить. Можете с ними поговорить. Да только лучше этого не надо. Мы им не сказали, что дело-то их пустое. И вам лучше молчать. А то они тоже сядут где-нибудь в глуши и будут до глубокой старости спорить.

Деды еще долго спрашивали о прошедшей мимо них истории. Гости что знали, то рассказали. Хозяева очень удивлялись всему и одновременно пугались. Они были подавлены потоком неожиданных сведений и поняли, что это уже совсем другая планета. Не ихняя, а чужая жизнь.

- Видно, судьба наша: здесь оставаться. - Сказали хозяева на прощанье.

- Скажите хоть, как место это называется?
- Сейчас уж никак не называется. А раньше где-то здесь село было большое. Шушенское называлось.

Глава 23. Крушение

Неожиданно река повернула на восток. Джек думал, что скоро снова будет поворот на юг. Но его не оказалось. Джек мучительно вспоминал карту. Но так и не вспомнил, где лежат истоки Енисея.

- А вдруг мы повернем потом на север, потом на запад и приплывем в родную деревню? - Спросила веснушчатая девица, у которой проснулась колумбовская страсть к открытиям.

Джек стал что-то объяснять, но его не поняли. Некоторые и вправду стали вглядываться: не покажется ли родная деревня.

- С чего тогда начинаются реки? - Спросил Филипп.
- Реки начинаются из ручейка, а ручеек из родника. Потом в него вливаются другие ручейки...

- Что-то мы не видели никаких ручейков. И по-вашему выходит, чем ближе к истоку, тем река должна быть уже. А на самом деле она такая же широкая.

Джек не мог это объяснить, но упрямо продолжал твердить, что реки начинаются с ручейка и вливаются в море. Но действительность опровергла джековы догмы. Однажды все увидели, как берега реки разошлись, и впереди был только необъятный горизонт. А еще все почувствовали сильную качку. Суденышко бросало как щепку.

- Море! Море! - Раздались неуверенные возгласы.
- Не может тут быть моря. - Продолжал опровергать очевидное Джек.

- Назад! Скорей назад! - Закричал Валерий. - А то мы перевернемся. А еще хуже: заблудимся!

Пароход вернули в реку. Бросили якорь.
- Море! Ей-богу, это море! - Утверждал Валерий.
- Какое к черту море! Мы же в центре Азии! - Возмущался Джек. - Может, ты еще на вершине Джомолунгмы море найдешь?

- В этой стране я уже ничему не удивлюсь. Даже морю на вершине горы. Да ты и сам не слепой.

- Море, море... - Завороженно повторяли юноши и девушки.

- А вы говорили: из ручейка. - Возмущалась Маруся. - Как же так, товарищ Пантелеймонов? Может, вы и в остальном напутали? Нет, придетсявсе-таки перечитать товарища Ленина!

Джек сосредоточенно соображал. Наконец он воскликнул:

- Нашел! Вода! Надо проверить, соленая ли вода!

Вся палуба была забрызгана водой. Джек повозил пальцем по полу и засунул его в рот.

- Пресная! Пресная! Это озеро! Уфф!..
- Однако! - Изумился Филипп. - Если это только озеро, то что же тогда такое море и тем более океан!

Девчонки откровенно дрожали. Только сейчас многие ощутили, насколько велик и опасен окружающий мир.

До глубокой ночи путешественники спорили, куда дальше плыть. Никто не знал, велико ли озеро. Удаляться от берега было страшно. В конце концов решили плыть на юг вдоль берега.

Утром ветер немного стих. И корабль отправился в опасный путь. Пароход раскачивался и жалобно скрипел. Казалось, будто он просится обратно в родную реку. Многим пассажирам от качки стало нехорошо. Но первопроходцы упрямо шли вперед.

После полудня ветер стал крепчать. Корабль так надрывно завыл, что всех охватила тревога. Решили пристать к берегу. Но у берега клубились белые буруны, и торчали острые скалы. Нечего было и думать о высадке на берег. Проплыли еще немного на юг в поисках какой-нибудь бухты. Но все было по-прежнему. Огромные волны разбивались о неприступные скалы.

- Попробуем встать на якорь - Крикнул Джек.

Машину заглушили, спустили цепь. Однако пароход все так же двигался по ветру.

- Якорь оборвался! - Предположил кто-то.

Потянули цепь. Якорь был целехонек.
- Не достает до дна! - Ахнули все.
- А может, здесь и дна-то нет? - Спросили у Джека.

Он хотел начать объяснение, но махнул рукой и коротко ответил:

- Есть!

А ветер тем временем нес пароход к берегу.
- Надо немедленно запустить машину и отойти от берега! - Закричал Валерий.

- Может, вернуться в реку? - Спросил какой-то парень.

- Нет! Часа через четыре стемнеет. В шторм мы не успеем засветло. А в темноте реку нам не найти!

- Тогда надо как можно дальше от берега. Иначе нас выбросит на скалы!

Машину запустили на полную мощность. Но казалось, что берег притягивает корабль, как магнит. Все же скалы стали медленно удаляться.

Быстро стемнело. Ветер стал метаться как бешеный. Девчонки спрятались внизу от страха. Мужчины тщетно вглядывались в темноту. Курс держали навстречу ветру и волнам. Пароход раз за разом втыкался носом в очередную волну, и дрожь пронизывала все его старое тело. Вскоре волны стали перехлестывать через борт. Все люки и двери тщательно закрыли. Тем не менее, из чрева парохода раздались девичьи крики:

- Вода! Вода! Здесь вода!

Два парня спустились вниз, и остальные услышали их голоса:

- Вода в трюме! Вода! Машину заливает!

Валерий ухватил единственное ведро, остальные разобрали кожаные мешки. И все полезли вниз. Валерий спустился по узкой крутой лесенке и оказался по колено в воде. Где-то рядом визжали девчонки. Ничего не видя, он зачерпнул воду и стал карабкаться вверх. Но не добравшись и до середины лестницы, он ухнул вниз вместе с ведром. Потом он долго искал ведро. Второй раз он успешно вылез на палубу, но в ведре уже было пусто, так как всю воду он расплескал еще на лестнице. Другие вылезли с мешками, но не все рискнули подойти к борту. Потому что в равновесии можно было удержаться только на всех четырех.

Пока открывали двери, воды в них попало намного больше, чем успели вычерпать вручную.

- Надо закрыть все двери и держать их руками!
- Вода! Вода! - Слышался визг снизу.

Все мужчины полезли внутрь и стали зажимать щели кто руками, кто подручными материалами. Но все равно, пароход скорее напоминал решето.

Неожиданно двигатель заглох.
- Что с машиной? Что с машиной? - Раздались вопросы.

Но никто не отвечал. Впрочем, и так было все ясно. Корабль сразу же развернуло, и каждая волна стала класть его чуть ли не на бок. Все пассажиры ухватились кто за что мог. И никакие командиры уже не могли оторвать их от ручек, балок, в которые они вцепились.

Вскоре вода залила нижние помещения и переливалась там как в катящейся бочке. Истошному девичьему визгу аккомпанировал ураганный ветер.

- Нас выбросит на скалы! - Крикнул Валерий.

Но никто не знал, что делать.
Около часа прошло в напряженном ожидании. Каждое мгновение ждали, что корабль вот-вот ударится о скалы. Две девчонки потеряли сознание. Их держали, как могли, над водой, которая все прибывала.

- Надо подняться наверх! Если нас перевернет, то мы не сможем выбраться! - Закричал изо всех сил Джек. Некоторые путешественники полезли вверх. Остальные не слышали или уже не могли слышать.

В этот момент послышался страшный скрежет. Затем сильный удар оторвал всех от того, за что они цеплялись.

- Я же не умею плавать! - Кричал кто-то, захлебываясь.

Корабль стал биться и кружиться как загарпуненный чьей-то могучей рукой. Он с треском оторвался от подводной скалы и тут же сел на соседнюю, которая пронзила его почти насквозь. Как бабочка на иголке, он еще немного покрутился и затих.

Джек вынырнул и тут же почувствовал, что распластался на широком камне, а воды рядом уже нет. Он попытался встать, но другая волна накрыла его и чуть не утащила обратно. Цепляясь руками и ногами, он пополз вверх. Вскоре волны уже не доставали его.

Было совершенно темно. Холодный ветер пронизывал насквозь. Джек принялся кричать. Сначала никто не откликался. Потом послышался один голос, другой, третий. Ориентируясь по голосам, потерпевшие кораблекрушение стали ползти друг к другу. Какая-то девчушка вдруг вцепилась в Джека и, несмотря на его протесты, не хотела от него отлипать. Приползло еще несколько человек. Все прижались друг к другу, чтобы не потеряться и хоть как-нибудь согреться.

Вскоре все охрипли и перестали кричать. Только Филипп все повторял:

- Маруся! Маруся! Мы здесь! Здесь!
- Из воды вдруг послышался голос:
- Помогите!

И Филипп бросился в воду. Его хотели удержать, но не успели. Снова все стали кричать. Сначала из воды кто-то откликнулся, но потом все стихло. Больше никто не появился.

Джек судорожно ощупал всех товарищей, спрашивая:
- Ты кто? А ты кто?

С радостью он обнаружил Валерия, который уже еле-еле ворочал языком.

Когда чуть рассвело, потерпевшие залезли выше и забились в холодную расщелину. Вскоре солнце высветило окружающую картину. Из воды торчала только труба парохода, как бы взывая о помощи и жалуясь на свою горькую судьбу.

Кто мог, поднялись и пошли вдоль берега в надежде найти своих пропавших товарищей. Кое-где лежали вещи, выброшенные прибоем. У воды нашли два трупа, которые всю ночь било о скалы. Узнать их было практически невозможно. Тело Маруси нашли выше, в камнях. Она, видимо, выбралась ночью на берег, но замерзла, не найдя товарищей. Всего осталось восемь человек.

Несколько дней бывшие пассажиры собирали пожитки. Кое-что удалось поднять с судна. Еда пока еще была. Можно было надеяться выловить что-нибудь в озере.

Встал вопрос: идти ли дальше пешком? Большинство не торопилось в путь:

- Может, еще поднимем пароход или соорудим что-нибудь из обломков... К тому же мы не можем просто оставить место гибели наших товарищей.

Американцы не захотели ждать у моря погоды. По их расчетам недалеко должна была быть граница, то ли с Китаем, то ли еще с каким-то соседом. И они ушли, сердечно распрощавшись с так полюбившимися им иношами и девушками.

Через два дня Джек и Валерий с радостью увидели перед собой уже знакомые рельсы. Дорога шла с запада на восток. Рельсы были в рабочем состоянии. Было видно, что по ним ездили и, может быть, даже не очень давно.

Периодически кто-нибудь из двоих прикладывал ухо к рельсам в надежде что-нибудь услышать.

- К сожалению, экспрессы здесь не ходят. - Говорил Джек.

- А жаль! - Откликался Валерий.

Но однажды послышался явный перестук колес. Друзья залегли недалеко от дороги и вскоре на западе увидели ручную дрезину с двумя людьми в мохнатых шапках.

- Скорее на дорогу! А то они проедут!

Как только оборванные небритые личности выскочили на рельсы, дрезина сразу же остановилась. Метрах в тридцати. Личности направились к ней. А дрезина потихоньку пошла назад. Джек и Валерий пустились бегом. Незнакомцы тоже приналегли.

Пробежав метров сто, американцы свалились. Дрезина тоже остановилась. На безопасном расстоянии. Немного отдышавшись, наши герои повторили атаку. Но результат оказался аналогичен.

- Нет, так не пойдет! - Сказал Джек. - Надо идти на переговоры.

Он стал кричать, что они друзья, показывать, что у них нет ни камней, ни иного оружия. Дрезина приблизилась. На ней удалось разглядеть две пары узких глаз. После долгих уговоров незнакомцы, казалось, оттаяли. Выяснилось, что по-русски они мало понимают, а по-английски вообще ничего. Так что по большей части красноречие Джека пропало попусту. Все же результат был достигнут. Их посадили в транспортное средство. Но не совсем пассажирами. Расплачиваться за проезд пришлось мускульной силой. К концу дня изрядно уставшие они прибыли в небольшое селение. Кто здесь хозяин, гости так и не выяснили. Но главное, они расспросили о дороге.

Через пару дней гостеприимные аборигены подвезли гостей еще километров на сто на восток до разрушенного моста через широкую реку. Далее они посоветовали идти берегом на юг до еще более широкой реки, где водится много рыбы и плывет немало разного дерева.

Американцы так и сделали. У очень широкой реки они собрали плот и около месяца плыли вниз по течению на восток.

- По-моему, это Амур! - Изрек Джек. - Значит, мы попадем в Японское море.

- Ну и что дальше?
- Не знаю. По крайней мере, это ближе к дому и подальше ото всех здешних ужасов. Между просим, США граничат с Россией.

- Да что ты говоришь!
- Правда, правда. Русская Чукотка рядом с нашей Аляской.

- Да ну! А я и не знал.
- Так что мы соседи.
- Да! Подальше бы от таких соседей. Так может, махнем прямо на Чукотку?

- Это далеко на севере. Боюсь, что туда добраться у нас нет шансов, по крайней мере, по суше. Мы должны выйти к океану и поискать какое-нибудь судно.

- К океану? Ты собираешься плавать там на плоту? А поближе здесь разве ничего нет?

- Есть! Китай. Он рядом. Но я что-то не в курсе ихней политики. Я уж боюсь, как бы там не оказалось что-нибудь похлеще России. В лучшем случае нас вышлют обратно к русским. Зачем им беженцы! У них и своего населения предостаточно. Эти восточные государства с деспотическими традициями не внушают мне доверия. Другое дело Япония. Хотя и у них что-то странное творится. Я давно это почувствовал, по печати. Так что пока есть рыба и плот, надо идти вперед.

Однажды утром, когда дул попутный западный ветер, и друзья дремали, прислонившись друг к другу, они вдруг почувствовали сильную качку. Берега быстро раздавались вширь и неуклонно удалялись.

В противовес прежним планам путешественники не выразили восторга от увиденного.

- Скорей к берегу! Давай! Давай!

Но примитивные весла не помогли. Берег неспешно исчезал вдали.

- Море! Мы в море!
- Но где это?
- А черт его знает!
- Так мы что, прямо в Америку плывем?
- Да. При попутном ветре через год-два будем там.
- Неужели так долго?
- Будем надеяться, что нас подберут. Надо на всякий случай договориться, что мы русские беженцы и все! Про остальное без моей команды молчок! Понял?

- Понял. - Согласился Валерий.

Однако суда не появлялись. Зато неожиданно на востоке показалась земля. Плавание по морю заняло всего несколько часов.

- Что это? Ты же говорил, здесь море или даже океан...

Земля постепенно заполнила половину горизонта.
- Вообще тут были какие-то острова. Может быть, это Сахалин?

- А чей он?
- Черт его знает! Ты спрашиваешь, как будто я тут жил всю жизнь, а ты приехал ко мне в гости. Вот причалим и узнаем.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Время, назад! Гл.21-23

Время, назад! Гл.7-9

Глава 7. Мало информации в большом городе - Вот так! - Крикнул на ходу Джек. - Ты русский и ничего не знаешь. А какой-то сопляк, по-моему, он даже еврей, знает! Эх, ты! Билл хотел...

Время, назад! Гл.5,6

Глава 5. Прогулка по преисподней - О, боже! Нас, кажется, замуровали! - Черт побери! Неужели это проклятье, которое висит над нашей семьей? - Не мели чепухи. И без того тошно...

Время, назад! Гл.10,11

Глава 10. Конец последнего города Река плавно несла свои мутные воды. Но сильный ветер постоянно прибивал плот к левому берегу. Пришлось остановиться. Через день ветер сменился...

Время, назад! Гл.12-14

Глава 12. Смертный приговор Последние великие люди России собрали остатки трагически погибшей лошади и разбрелись по купе. Вагон продолжал стоять. Все стихло. Только Иван...

Время, назад! Гл.24-26

Глава 24. Японский властелин Берег выглядел неприветливо. Однако, когда плот лег на крупную гальку, друзья увидели ажурную лестницу, ведущую вверх на скалы. Оглядев угрюмые утесы...

Время, назад! Гл.27,28, заключительные

Глава 27. Машина найдена На следующее утро Секикаку заявился как ни в чем ни бывало и даже в приподнятом настроении. - Вы хорошо поработали, господа. И заслужили награду! - Награду...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты