Время, назад! Гл.1-4

Это 1-я часть тетралогии. Она не могла быть опубликована в советское время. Хотя вряд ли можно было рассчитывать на широкое внимание читателей, но и потом мне казалось, что обстановка неподходящая. Так прошло 25 лет. Теперь ясно, что подходящей она еще долго не будет.

Прежде всего, роман - шутка. А если получились неудобные ассоциации, то это, наверное, свойство всех шуток. Так что за вымышленными катастрофами в первую очередь пусть будет виден неиссякаемый оптимизм людей, оказавшихся в невыносимых условиях.

Глава 1. Как поменять машину

- Зачем ты притащил меня сюда, Билл? Неужели нельзя было поболтать в каком-нибудь ресторанчике или, в крайнем случае, у меня в кабинете?

- Джек, я притащил тебя не болтать, а по делу.
- Тем более! Какое у тебя дело в этом лесу? Ты что, переквалифицировался в лесники?

- Не смейся, Джек. Мне совсем не до шуток. А здесь мы для того, чтобы скрыться от посторонних глаз и ушей.

- Ха-ха-ха! Да здесь каждое дерево имеет уши. Ты, видать, совсем отстал от жизни. Возьми любой лист, травинку, муравья. Все это может оказаться телекамерой, электронным шпионом. Причем отличить этого муравья от настоящего можно только с помощью скальпеля и сильного микроскопа. В моей конторе мы каждый день вылавливаем их сотни. И представь себе, какое техническое средство оказалось самым эффективным? Ну, какое?

- Ну, знаю я кое-что...
- Не знаешь, не знаешь. Это... сачок для бабочек!
- Опять ты смеешься, Джек. Вот настоящее средство! - Билл распахнул дипломат. Джек с горящими глазами заглянул туда и сразу погрустнел:

- Фу... А я думал, у тебя там выпивка... Я-то надеялся, что после долгой разлуки ты хочешь угостить старого друга...

- Не переживай! Я тебя угощу. Но не буквально. Только сначала с помощью этого прибора я уничтожу всех шпионов.

- А нас самих ты не уничтожишь? А то у нас один управляющий так увлекся подобными штучками, что у него при невыясненных обстоятельствах бесследно исчезла жена. Правда, очень скоро он женился на своей молоденькой секретарше. А один мой коллега не расставался с такой машинкой даже в постели и в уборной. И когда его ограбили и отобрали эту игрушку, он тут же свихнулся. Сейчас он в больнице ворует ночные горшки, складывает их под кроватью и по ночам твердит над ними какие-то заклинания.

- Хватит смеяться, Джек. Ты же знаешь, что такие машинки безвредны для биологических объектов. А это самая новейшая модель. Вот мне даже гарантию дали... Сейчас все шпионы станут ярко красного цвета! - И Билл повернул ручку. Джек недоверчиво стал вглядываться в листву, но ничего красного не увидел. Он уже хотел снова посмеяться, когда взгляд остановился на его машине, на которой они приехали. Машина из голубой превратилась в ярко красную.

- Ты что! Крути скорее назад! - Крикнул Джек. Но было уже поздно. Автомобиль вспыхнул фиолетовым пламенем и в мгновение ока превратился в груду мусора. Билл с кислой миной вглядывался в гарантию.

- Извини, Джек... Я не знал, что у тебя не поставлена защита. Но я куплю тебе десять новеньких машин вместо твоего старого тарантаса. А еще лучше целый вертолет. Ведь машины уже не в моде.

- Десять машин! - Захлебывался Джек. - Да это же коллекционный экземпляр 1990 года. Она в сто раз дороже твоего вертолета и любой современной машины. Где я еще найду такую!

- Может, еще можно починить... - Неуверенно пробормотал Билл и поднял бесформенный обломок.

Его друг только укоризненно покачал головой.
- Извини, Джек. Я не знал. Но мне кажется, что я смогу предложить тебе еще более редкую машину. Вот погляди... - Билл вытащил мятую газету. - Вот читай: "До создания машины времени осталось 90 дней!"

- Ты что, за идиота меня считаешь! - Завопил Джек. - Это же бульварная галиматья, сказка для малышей. Такие статейки появлялись и десять, и двадцать, и сто лет назад. Все! Я пошел домой. - Джек стал оглядываться.

- Не спеши, Джек. По дороге это почти шестьдесят миль. Лучше идти через перевал. Там недалеко посадочная полоса. Только без меня ты туда не доберешься. Так что уж сделай одолжение, выслушай меня, пожалуйста. Мне нужна твоя помощь, твои связи, деньги, наконец.

- Деньги? Ты что, уже стал побираться?
- Нет, ты не понял. Я держусь отлично. Средства нужны для дела. И я уверен, что ты сам захочешь их вложить.

- Если на эту дурацкую машину из газеты, то лучше не надейся. Я - коммерсант, но не сумасшедший.

- По-твоему, эти фирмы сумасшедшие? - Билл ткнул в газету.

- Нет, конечно. Ты думаешь, они всерьез делают эту машину? Ерунда! Это же реклама. Они продадут какие-нибудь майки с изображением этой несуществующей машины и сорвут куш в сто раз больше, чем затратили на этот мифический проект. Поверь моему опыту. Это чистое надувательство. Разумеется, в рамках закона. Никакой машины не было и не будет, потому что это полный абсурд.

- Возможно, ты прав. Да... Скорее всего, дело обстоит именно так. Но, наверное, это понимают и те талантливые ученые, которые честно делают эту неблагодарную работу.

- Честно делают? О чем ты говоришь, Билл! Где ты видел честного человека!

- А ты?
- Ха-ха-ха! Я? Честный? Ха-ха-ха! Да я бы давно стал нищим, если бы был честным. Ну, ладно. Не сердись, Билл. Ты, конечно, можешь на меня рассчитывать. Но не думай, что с другими я поступаю так же как с тобой.

- Потому я к тебе и обратился. А насчет ученых я хотел сказать, что они действительно что-то придумали.

- Да об этом давно в газетах пишут. Ничего нового ты мне не сказал. Кстати, серьезная пресса давно забыла эту тему.

- Дело в том, что это правда. - Билл понизил голос.

- Правда? Правда в газетах? Ха-ха-ха! Может, она там и есть. Только ее трудно заметить. Это как с прогнозом погоды. Что-то верное в нем всегда есть, но неизвестно что. На следующий день это что-то, конечно, выясняется, но пользы от него уже никакой. Так что выбрось эту макулатуру и пошли домой.

- Но это я узнал не из газеты! Знаешь, кто мне сказал?

- Ну, кто?
- А вот кто! Мохаммед Абдурахман!
- Врешь! Он давно ни с кем не встречается и скрывается неизвестно где.

- Но он не прямо мне сказал... А через жену!
- Ха-ха-ха! Чем твоя жена лучше тебя! Ты, конечно, извини за прямоту. Но у нее еще меньше шансов увидеть Абдурахмана.

- Ну, она не совсем сама видела...
- А, понятно! Ей по секрету сказала подруга, а та в свою очередь узнала неизвестно от кого. Да это же испорченный телефон. Хорошо еще, что тебе конец света не предсказали.

- Не смейся. Может быть, это будет пострашнее конца света. Моя жена встречалась с любовницей Абдурахмана.

- Как это ей удалось? У них что, общие интересы? Извини, я не знал, что у тебя такие полезные знакомства.

- Они вовсе не знакомы. Его любовница Катрин в пьяном виде валялась на дороге. И моя жена чуть было не задавила ее. Вернее, она как раз подумала, что сбила ее. Испугавшись, она втащила Катрин в машину и помчалась ко мне, чтобы я сказал, что делать. Вскоре жена поняла, что Катрин просто пьяна, и вывалила ее обратно на дорогу, чтобы кто-нибудь другой тоже перепугался. Тогда жена мне больше ничего не сказала. А недавно она между делом упомянула, что Катрин хвасталась, будто Абдурахман обещал подарить ей машину времени. А слово Абдурахмана ты знаешь.

- Да, знаю. И твое слово знаю. Положим, я верю твой жене. Но правда ли то, что наболтала пьяная проститутка? Может быть, Абдурахман в порыве любви обещал ей еще и Солнце со звездами? Прости, Билл, но все это несерьезно. И вообще я не понимаю, куда тут можно вложить средства, если бы даже они были у меня лишние.

- Так ведь машина времени это как вечный двигатель, как рог изобилия! Это сильнейшее оружие, наконец. По сравнению с ней любая бомба это детская игрушка. Это же все знают!

- То и плохо, что знают. Если дело на мази, то туда наверняка присосались военные. И они на пушечный выстрел не подпустят посторонних.

- Я согласен с тобой. Но в том-то и дело, что я знаю нечто такое, чего не знают другие.

- Хм... Но откуда?
- После того, как жена рассказала мне о Катрин, я вспомнил одну давнюю историю, которая приключилась с моим дедом и которой я до сих пор не придавал значения.

Джек чуть оживился, а Билл с заговорщическим видом продолжал:

- Мой дед прожил долгую, полную всевозможными событиями жизнь. Он родился в России. И очень любил свою Родину. Сбежать оттуда ему удалось чудом. Это было незадолго до Второй мировой войны. В США он сколотил состояние и обеспечил будущее нашей семьи. Меня он очень любил, рассказывал мне сказки перед сном. Частенько в них фигурировала машина времени. Незадолго перед смертью он рассказал мне странную историю, которую я тоже воспринял как сказку. Мне тогда было 13 лет. Я благополучно забыл его повествование, так как сказки тогда были не в моде. До компьютерных игр, роботов и прочих новинок им было далеко. Но сейчас я отчетливо припоминаю, как дедушка многократно повторял, что все это правда. И рассказал он следующее.

Глава 2. Дедушкин рассказ

- Дорогой мальчик! Я расскажу тебе то, что никогда не рассказывал ни тебе, ни твоему отцу, ни друзьям. Я боялся навлечь на них опасность. Но теперь дни мои сочтены. И после долгих раздумий я решил сообщить все тебе, именно тебе. Но это ты должен хранить в тайне. Иначе может случиться непоправимое. Не знаю что. Но это что-то я чувствовал всю жизнь... Так ты обещаешь мне?

- Ну конечно, дедуля. В чем вопрос...
- И если можно в твои годы, то посерьезнее. Итак, я родился в России в 1910 году. Ты никогда не видел нашу Родину и, вполне вероятно, никогда не увидишь. Но по образованию, в душе ты русский. И мы счастливы, что воспитали тебя таким.

Так вот, во время учебы в университете я познакомился с таким же, как я, увлеченным молодым человеком. Это был Александр Степанович Колымагин. У него были некоторые странности. Он мог путаться в элементарных вещах. И в то же время поражал всех неожиданными догадками.

Жизнь была тяжелая. Приходилось подрабатывать, чтобы не умереть с голоду. Спать было некогда. Но мы успевали заниматься даже общественной деятельностью. А Колымагин организовал кружок по углубленному изучению модных тогда теории относительности и квантовой механики. В моей голове это укладывалось с трудом, но отставать от других не хотелось. Все мы чувствовали себя творцами новой жизни, строителями будущего. Стране были нужны квалифицированные кадры. Так учил товарищ Сталин.

Однажды, проводя длинные расчеты, Колымагин вдруг заявил, что отсюда следует непротиворечивость машины времени. Мы все засмеялись, восприняв это как шутку. Не засмеялся только Колымагин. Он ничего не сказал, но я понял, что он очень обиделся.

Через несколько дней он повторил свою мысль. Придраться к выкладкам мы не смогли, но все наше нутро протестовало. Развернулась дискуссия. Поначалу ничто не предвещало беды, и мы с жаром ринулись в многодневный спор.

В конце концов Колымагин всех убедил. Или почти убедил. Он сразу отказался от фантастических путешествий во времени, связанных с нарушением закона сохранения энергии и с нарушением причинно-следственных связей. Его машина должна была стать источником информации о прошлом и будущем. Разве наука, открывающая новые законы, это не окно в будущее. Научное предвидение и точный расчет - вот основа для машины времени. Помню, больше всего нам понравился такой аргумент. Колымагин сказал, что наш великий вождь и учитель товарищ Сталин силой своего гениального ума смотрит в будущее и открывает в него дорогу всему советскому народу. Тем самым товарищ Сталин превосходит по своей роли любую, даже самую фантастическую машину времени.

Позже я подумал, что Колымагин не был искренним и в душе вообще мечтал встать над миром. Но может быть, это мне показалось.

На комсомольском собрании мы постановили, что пора сказку делать былью. И с песней ринулись за Колымагиным.

Нелишне вспомнить, что моя собственная позиция, хотя и потерпела поражение, но не лишена была оснований. Я выступал против необдуманного вмешательства в природу, за то, чтобы достижения науки не использовались в разрушительных целях.

Поначалу все шло прекрасно. Мы все были в приподнятом настроении. Но... По-видимому, на Колымагина кто-то донес. Ему многие завидовали. И я в том числе. Не в меру бдительные люди не поленились и выяснили, что Колымагин скрыл свое непролетарское происхождение. Затем какой-то осел посчитал оскорбительным так понравившееся нам высказывание насчет товарища Сталина. Нам доходчиво объяснили, что мы еще слишком зелены, чтобы лезть в помощники нашему вождю.

В яростных спорах возобладало мнение, что будущее нельзя увидеть, поскольку мы делаем его сами. Как решит наша партия и товарищ Сталин, такое и будет будущее.

Как только выяснилось, что Колымагин сын купца, да еще незаконнорожденный, он сразу перестал вступать в дискуссии и всячески избегал нас. Его обманом я был возмущен не меньше других. Конечно, мне было все равно, сын он купца или Папы римского. Но ложь показалась нам преступлением.

Позже я узнал, что от барской жизни Колымагину не досталось ничего. Купца расстреляли в семнадцатом году, когда Колымагину было всего три года. Да и до этого он жил у бедной родственницы, которую вскоре тоже расстреляли. Все его детство прошло в ужасной нищете, голоде, скитаниях. Грамоте он научился у какого-то недорезанного попа. В школу он вообще не ходил. Все черпал из книг, доставать которые было почти невозможно.

Но тогда я горел всеобщим возмущением. На собрании поставили вопрос об исключении Колымагина из комсомола. Мне поручили разоблачить его утопические антинаучные взгляды. Другой оратор вскрыл его моральное разложение и вражескую сущность. Колымагин почти не защищался. Он был подавлен. Мы клеймили его как по нотам и наслаждались своей правотой. Робкие возгласы Колымагина воспринимались как совершенно неуместные и сопровождались дружным смехом.

Когда он сказал что-то насчет помощи будущим поколениям, я достал две копейки и попросил, чтобы он передал их своим потомкам через свою машину времени, а мы, дескать, сами построим такое настоящее, что бедных и богатых больше никогда не будет.

Колымагин взял монету, и мне вдруг стало не по себе от его злобной усмешки.

Колымагина благополучно исключили из комсомола, а потом и из университета. Вскоре о нем забыли. Время было бурное.

Я закончил университет. Работал. Женился. У нас родилась двойня. Два мальчика. Мы жили всеобщим подъемом, всеобщей радостью.

Прозрение наступило неожиданно. Наверное, на меня тоже донесли. Следователь все допытывался, кто и что говорил на колымагинском кружке. Мои взгляды об осторожном отношении к природе сочли провокационными. Разумеется, я всячески открещивался от этого, превознося официальную идеологию. Я пользовался известностью в научном мире. Это спасало меня некоторое время.

Однажды меня направили в командировку в Англию. Я был очень удивлен тем, что меня выпустили за границу, а еще более тем, что меня послали вообще на чужую тему. В Лондоне мне объяснили, что это было единственное средство, чтобы спасти меня от ареста.

Две недели я пил. Потом добрые люди переправили меня в США. Я надеялся скоро вернуться в Россию. Но началась война. Позже я узнал, что семья моя была выселена, и о ее судьбе ничего неизвестно. Возвращаться было не к кому, да и небезопасно.

В Америке я нашел хорошую работу в одной секретной лаборатории. Все складывалось здорово. Но однажды через пять лет безупречной службы у меня из сейфа пропали важные документы. Меня немедленно арестовали. Эксперты установили, что кроме меня сейф никто не открывал и даже не ходил в этот бункер. Однако документов у меня не нашли. Из лаборатории я не отлучался неделями. С посторонними тоже не встречался. В общем, прямых улик против меня не было. Поэтому меня не посадили. Но выгнали с работы. Я оказался на улице без всяких средств к существованию.

Мои бывшие покровители разом от меня отвернулись. А благотворительные общества не сочли нужным возиться с молодым здоровым мужчиной да еще в военное время.

Два месяца я жил под мостом рядом с такими же бездомными. Потом я простудился. Несколько дней обо мне немного заботились другие нищие, но вскоре они решили, что я все равно умру, и перестали откликаться на мои стоны. Не знаю, сколько дней я пролежал без пищи. Я часто терял сознание. И уже попрощался с жизнью.

И вот тут произошло чудо. На мосту остановился странный автомобиль, похожий на карету. Из него вышел человек, показавшийся мне знакомым. Человек спустился к воде, подошел ко мне, молча сунул мне что-то в руку, криво усмехнулся и, не спеша, направился обратно.

В своей руке я почувствовал монету. Я вгляделся в нее и обомлел. На ней был советский герб. Это были 2 копейки. С огромным трудом я приподнял голову и уставился на удаляющуюся спину. В глазах двоилось. Человек поднялся на мост, обернулся и помахал мне рукой. И тут я узнал его. Это был Колымагин! И я потерял сознание.

Когда я очнулся, то не сразу вспомнил случившееся, а потом подумал, что это был сон. Пошевелил пальцами. В руке ничего не было. Еле-еле открыл глаза. Прямо перед моим носом в грязи лежала двухкопеечная монета. Я дополз до знакомого бродяги и рассказал ему об увиденном. Он посмеялся, заявив, что никаких машин и незнакомцев здесь не было. Затем он отобрал у меня монету и оттолкнул меня ногой.

Вечером он вернулся в весьма веселом расположении духа и сообщил, что всучил мою монету какому-то богатому бездельнику. Бродяга дал мне хлебнуть из бутылки, сунул кусок хлеба. Он хотел дать мне еще несколько мелких монет, но, видимо, передумал, сказав, что хватит мне и этого. Однако, пользуясь случаем, я разжалобил его, и он согласился сбегать в аптеку. Я принял принесенное им лекарство и смог даже встать на ноги. Потом я доплелся до какой-то богадельни и свалился у порога.

Очнулся я в отдельной палате в роскошной постели. Рядом с сиделкой торчал какой-то лысый чиновник. Когда я открыл глаза, он зачитал длинную бумагу. Из нее я понял, что пропавшие документы найдены в том же сейфе, откуда они исчезли. Все обвинения с меня, и я могу требовать компенсацию за причиненные неудобства. Думая, что это сон, я назвал какую-то фантастическую сумму. Глаза чиновника вылезли на лысину, но возражать он не стал.

Через неделю я вышел здоровым, уважаемым и очень богатым человеком. Моя дальнейшая жизнь выглядит внешне счастливой. Но все время меня мучила и мучает мысль, что все это благополучие не настоящее, и что однажды ко мне или к моим детям и внукам явится Колымагин и заберет все до нитки.

Каждую ночь меня мучает один и тот же кошмар. Будто я совершенно беспомощный лежу в холодной луже под грязным мостом. Ко мне подходит Колымагин и отбирает ту монету, которую сам только что подарил.

Возможно, что страхи мои беспочвенны. С моим сыном, твоим отцом, не случилось ничего подобного. И я надеюсь, ни с кем не случится. Все же я хочу, мой мальчик, чтобы ты знал об этом и был готов к возможной встрече с Колымагиным.

В молодости Колымагин имел густые черные волосы. Он очень высок и худ. У него нос с горбинкой и сильно оттопыренные уши. Узнать его можно в любом возрасте.

- Да ведь сейчас он, наверное, глубокий старик?
- Не знаю... Всю жизнь я собирал сведения, которые могли бы пролить свет на его дальнейшую судьбу. По свидетельствам очевидцев Колымагин скончался в ноябре 1942г. в лагере на Колыме. А две копейки он мне выдал... в декабре 43-го, т.е. через год после своей смерти!..

Глава 3. Вертолетная прогулка

- И это все? - Спросил Джек.
- Все! Ну как?
- А никак.
- Как никак?
- А так! Твой дедушка был большой шутник. Ты же сам говорил, что он любил сочинять сказки.

Билл насупился. А Джек продолжал:
- В крайнем случае ему все приснилось. Или к нему подошел тогда в 43-м совсем другой человек. Кто-нибудь из эмигрантов. И по просьбе Колымагина передал монету.

- Ну, это слишком сложно. Тогда Колымагин действительно должен был предвидеть, когда и под каким мостом будет помирать мой дед.

- Ну ладно, ладно. А были ли эти две копейки вообще? Ведь их не осталось у твоего деда. Вся история с болезнью могла ему пригрезиться. Ведь после пропажи документов его, наверняка, пытали и кололи всякой гадостью. Нечего и сомневаться, что его психика была не в порядке.

- Не смей так говорить! Мой дед был образцом мужества и порядочности.

- И как ты тогда объяснишь, что он в мгновение ока получил огромное состояние?

- Ты не обижайся, Билл. Но ходят слухи, что твой дед сам пустил эту утку, чтобы скрыть истинный источник своего богатства и заодно избежать налогов.

- Что ты имеешь ввиду? - Билл сжал кулаки.
- Как? Разве ты не разу не слышал?
- Да нет же! Ну!
- Говорят, он нажился на поставках оружия, точнее, на аферах с поставками.

- Какая к черту афера! Так и патриотизм можно назвать аферой.

- Все дело в том, кому продавать это оружие...
- Как это кому?
- В том-то и дело!
- Что ты имеешь ввиду? Неужели...

- Да-да, оружие шло немцам, а точнее, группам, которые должны были подготовить в Южной Америке почву для вторжения туда германских войск.

- Это гнусная ложь! Я никогда не поверю в это!
- Что ты орешь! Я ведь тоже не верю. Я ведь только сказал, что другие говорят.

- Надо знать, что повторять! Ну, ладно. Я не обижаюсь. Так ты согласен взяться за это дело?

- Какое дело? Я не вижу никакого дела. Или ты собрался издать сказки твоего деда?

Билл обреченно вздохнул и сказал:
- Пошли домой.

Они стали медленно подниматься по склону, но, пройдя метров двести, услышали шум и поглядели туда, где еще тлели обломки автомобиля. Там суетилось несколько человек. Билл оживился:

- Это, наверное, лесники. Пойдем к ним. Они нас подбросят до дома.

Однако Джек не стал торопиться, хотя все время до этого спешил домой.

- Погоди, погоди... Ты уверен, что это лесники?
- Какая разница! Может, это отдыхающие. Все равно они нас подбросят.

Неизвестные люди постояли некоторое время, повертев что-то в руках, и быстрым шагом двинулись в ту сторону, где стояли наши герои.

- Стой! Мне кажется, что они подбросят нас не в ту сторону! - Джек схватил друга за руку и потащил в гору.

К счастью, деревья скрывали их от преследователей. Задержавшись на секунду, Джек немного изменил направление. Преследователи тоже повернули.

- Они идут не по следу. Они ловят твой наручный передатчик! Мой остался в машине. Выкинь его немедленно! - Заволновался Джек. - Впрочем, нет. Позвони сначала домой. Узнай, как там.

Билл нажал кнопку. На маленьком экране было пусто. Судорожно он стал нажимать снова и снова. Наконец, послышался голос робота:

- Я ограблен... Я ограблен... Я ограблен...
- Что случилось? Где Лючия и Лоуренсия?
- Я ограблен... Я ограблен... - Твердил робот.
- Все! - Сказал Джек. - Ему затерли память. Бросай скорее! Бежим!

И они побежали. Еще через триста метров стало ясно, что их все равно засекли.

- Снимай одежду! Она помечена!
- Всю?
- Всю!

Билл все же оставил небольшое прикрытие своих мужских достоинств, но Джек силой сорвал с него и это. Еще через сто метров Джек понял, что с одеждой придется расстаться и ему. Преследователи отстали, но два абсолютно голых мужчины продолжали бежать.

- Хорошо, что у них нет собак! Мой дед рассказывал, что в прежние времена собаки здорово находили след. - Билл остановился, чтобы перевести дух.

- Собаки это слишком хлопотно, их же обучать надо. А наших роботов учить не надо, их можно просто штамповать.

- А вот и слабо этим уродам нас выследить! А собакам было бы тьфу.

- Не спеши радоваться. Все потому, что мы голые. На это роботы обычно не рассчитаны, так как преступники не раздеваются, убегая от погони. Иначе в городе они были бы слишком заметны.

- Хорошо, что мы не преступники. - Заметил Билл. - Надо скорее добраться до полицейского участка или хотя бы до телефона.

- Это еще неизвестно, кто мы... А что это за люди? Ты не видел их раньше?

- Да ну! Откуда? Это, наверное, шайка грабителей. Надо срочно позвонить и узнать, что у меня дома.

- Постой! Ты никому не говорил, что едешь со мной сюда?

- Нет, что ты! Разве что жене... - Билл вдруг помрачнел.

- А про свою машину времени ты никому не говорил?
- Нет, конечно! Разве что жене... - Билл ужасно забеспокоился.

- Боюсь, что у нас уже появились конкуренты. - Объявил Джек. - И с полицией нам встречаться пока ни к чему. Ты говорил о каком-то архиве, который собирал твой дед. Где он находится? Дома?

- Нет. На вилле Эссе-Вукс. В Пятнистых горах.
- Ну, тогда еще можно надеяться. Мы должны как можно скорее забрать документы! А потом будем решать!

- Но ты же не хотел браться за это дело... А теперь мне надо домой!

- Видишь ли, обстоятельства изменились. Нутром чую. По крайней мере, можно будет выгодно продать сказки твоего деда.

- Если только это, то я пошел домой.
- Нет! Еще я хочу тебя спасти. Если ты заявишься домой, тебя наверняка прикончат. Поверь моему опыту.

- Что-что?! А как же моя жена и дочь?! Я немедленно иду в полицию!

- Тебя арестуют. Я в этом не сомневаюсь. И ты ничем не поможешь своей семье. А уж про свою машину времени можешь тогда вообще забыть!

- Но... Но...
- Слушай меня! Бежим!

Вконец измотанные они оказались у аэродрома. Билл двинулся к кассам.

- Куда? Болван! В таком виде? Без денег?
- Мы скажем, что нас ограбили. И возьмем билеты в кредит.

- Болван! Тебя, наверное, уже ищет полиция. А если нас не арестуют сразу, то через десять минут здесь будут те бандиты. Они догадаются, что больше нам некуда деться. Мы должны захватить машину, а еще лучше вертолет. В крайнем случае, нам надо тайком проникнуть в самолет!

- Но я не привык ездить зайцем!
- Привыкнешь! Иначе поедешь трупом, ну в лучшем случае арестантом.

Они обошли полосу и притаились в кустах. Неожиданно они услышали чье-то пение и, обернувшись, заметили на поляне маленькую девочку, которая собирала цветы. Позади нее стоял маленький вертолет. Мужики радостно переглянулись. Джек ринулся на поляну. Но Билл остановил его:

- Ты же перепугаешь ребенка! На! Возьми хоть это. - И он протянул другу большой лопух.

- Зачем? Да современные дети знают такое, что тебе и не снилось!

- Да ей же года четыре, не больше! Будь поласковее...

Девочка ничуть не удивилась появлению двух голых мужчин.

- Здравствуй, девочка! - Сладким голосом начал Джек. - А что ты тут делаешь?

- Хм. А вы разве не видите? Принимаю воздушные ванны.

- А ты не боишься одна... принимать ванны?
- А чего мне бояться! Я ничего не боюсь.
- Она одна! - Радостно зашептал Билл.
- И нас не боишься?
- Конечно, нет. У нас дома часто такие дяди бывают.

- Не понял. - Пробормотал Билл. А Джек спросил:
- Тогда можно мы ненадолго возьмем твой вертолет?
- А вот это нельзя! Мне мама не разрешает давать чужим игрушки. И вообще, мне пора домой. - Девочка двинулась к винтокрылой машине.

- Девочка! Девочка! Э-э! А где твой дом?
- В Лессонвилле.
- Где-где?! Так это же в ста милях отсюда.
- Ну, да. Мне мама сказала далеко не уходить. Ну, до свидания. Меня уже ждут к обеду.

Девочка хотела захлопнуть дверцу. Но мужчины бесцеремонно полезли туда же. В кабине, рассчитанной на одного ребенка, они разместились, как селедки в бочке. Девочка заплакала:

- Какие нехорошие дяди! А-а! Мама!
- Заткни ей глотку и взлетай скорее! - Посоветовал Джек.

- Да, но сначала убери с пульта свой зад.
- Это не зад, а голова. А зад висит у меня снаружи.

- Тогда убери его, а то я отрублю его винтом.
- Не могу. Давай выкинем эту плаксу.
- А ты не боишься, что нам придется отвечать за ограбление?

- Если мы будем здесь с ней давиться в голом виде, нам инкриминируют еще что-нибудь похуже!

- Ладно. Сейчас.
- Мама-а!
- Ты пособирай тут цветочки. А мы скоро вернемся. Ну, Билл, крути!

Ручка крутилась хорошо. Только вертолет оставался безжизненным.

- Черт побери! Как я сразу не сообразил! Бортовой компьютер настроен на биоволны ребенка и сам ведет машину. Этой плаксе даже рукой шевелить не надо. Компьютер просто угадывает все ее желания. Но на наши желания ему наплевать.

- Тогда тут где-то должен быть переключатель ручного пилотирования. По-моему, под этой крышкой. Тьфу, не открывается. Убери заднюю ногу. Я ухвачусь двумя руками!

- Стой! Не делай этого! Здесь наверняка находится противоугонное устройство! Как только ты откроешь, оно поднимет на ноги всех в радиусе ста миль! Боюсь, что без этой плаксы нам не обойтись.

Джек вылез из кабины.
- Девочка, а, девочка! Скажи, пожалуйста, как тебя зовут?

- Вы нехорошие дяди! Я маме все расскажу...
- Но мы уже хорошие! Смотри, как тот дядя приветливо тебе улыбается. Да улыбнись же, болван, наконец! Так, как тебя зовут?

- Улитка...
- Это что, имя такое?
- Меня все так называют.
- Понимаешь, э-э... Улитка, мы на самом деле очень, очень добрые дяди. А за нами гонятся очень злые дяди.

- Они с вами так играют?
- Ну, да! Играют. Это игра такая. Но когда они догонят вон того хорошего дядю, то они его э-э... немного кокнут.

- Это как?
- А так, что больше он никогда не сможет улыбаться.

- Это неправильная игра, потому что все должны улыбаться.

- Тогда помоги нам взлететь. Пожалуйста!
- Ладно. Только будете меня слушаться!

Все взгромоздились в кабину. Вертолет еле-еле оторвался от земли.

- Уф. - Вздохнул Джек. - Но куда мы летим?
- Как куда? К маме. - Объяснила девочка. - У нас очень весело, и все улыбаются.

- Боже упаси! - Джек закатил глаза. - Час от часу не легче! Улиточка, дорогая, нам надо совсем в другую сторону.

- Но мама мне не разрешает. И вообще, меня уже ждут к обеду!

- Улиточка! - Вступил Билл. - Нам очень надо на виллу моего дедушки в Пятнистых горах.

- Мама не разрешает мне летать в горы, потому что там живут привидения. Почему твой дедушка не боится привидений?

- Видишь ли... - Растерялся Билл. - Он сам в некотором роде тоже...

- Не морочь голову ребенку. - Вмешался Джек. - Дедушка очень храбрый и добрый.

- У меня никогда не было дедушки. Я тоже хочу дедушку.

- Тогда полетим скорее к дедушке!
- Что ты болтаешь! - Возмутился Билл.
- Не суйся. А то мы сами станем как твой дедушка. Тогда будешь общаться только с привидениями. - Сказал Джек и ласково продолжал: - Дедушка очень добрый. У него много игрушек и роботов.

- У него никогда не было роботов. - Заметил Билл.
- Сгинь, нечистая сила! - Заорал Джек.
- Не хочу роботов. Они мне надоели. Хочу дедушку!
- Тогда держи курс на ту большую гору.
- А где же твой дедушка? - Поинтересовался Билл у девочки. - Сейчас у многих живы даже пра- и прапрадедушки.

- Потому что моя бабушка была матерью-одиночкой, и мама моя тоже мать-одиночка. И я, когда вырасту, тоже стану одиночкой.

- Но... - Открыл рот Билл.
- Закрой пасть, болван! А то я за себя не ручаюсь!

Все замолчали. Гора приближалась. Постепенно выяснилось, что гора на самом деле не одна, а за ней еще ряд столь же похожих вершин.

- Где же дедушка?
- Действительно, Билл, где же вилла?
- Видишь ли... Я летал сюда на вертолете-такси, да и то было давненько...

- Вспоминай короче! Каждую минуту мамаша этой девчонки может хватиться, и тогда нам несдобровать!

- Может, нам обратиться к космическому маяку и посмотреть на горы из космоса?

- По сигналам нас могут засечь. Лучше этого не делать. К тому же пульт заблокирован, и ключи к нему в голове этой девчонки.

- Но я не могу найти виллу! Или, может, нам спросить дорогу у местного населения? Надо обратиться к маяку. А если мы будем тут кружить, то нас еще скорее засекут. Еще неизвестно, где теперь те бандиты, которые преследовали нас у аэропорта. А с девчонкой я договорюсь.

- Ладно, пробуй, раз ты забыл дорогу на свою дорогую виллу.

- Улиточка! Представь, что ты смотришь на эти горы с очень-очень большой высоты. Ну, думай, думай! - Упрашивал Билл. - А ты убери ногу с экрана.

- Да там все равно ничего нет. Черным-черно. Только точки какие-то. Наверное, она смотрит не с высоты, а из-под земли.

- Да, что-то не то... Ну выше, выше, Улиточка! Ну, ну! О, боже! Джек! Да это же наша Солнечная система! Мы получили картинку со станции дальнего космического наблюдения!

- Вот теперь нас точно засекут. - Мрачно произнес Джек. - Через минуту ее мамаша получит кругленький счет за мелкую услугу.

- Ниже! Ниже, Улиточка! - Завопил Билл.

И тут из динамика послышалось:
- Улиточка, деточка! Ты не заблудилась? Обед уже стынет!

- Ниже! Ниже! - Твердил Билл.
- Заткнись, идиот! - Выпучил глаза Джек.
- Что это за голоса, Улиточка? Почему я тебя не вижу? Что у тебя с камерой? А ну, покажись немедленно!

Джек поплотнее прижался к камере спиной.
- Мама! Мама! Мы летим к дедушке. Не беспокойся...
- К какому еще дедушке, черт побери! И с кем это ты летишь? Улиточка! Деточка моя! Что случилось? Украли... Украли! Люди! Люди! Помогите! Мою девочку украли!

- Мама! Мама! - Кричала Улитка.

Но мама уже ничего не слышала. Она билась в истерике. К счастью, на экране на несколько мгновений мелькнул вид гор сверху, и Билл успел заметить виллу.

- Не волнуйся, Улиточка! Все в порядке. Летим к тебе домой. Твой дом там! - И Билл указал туда, где по его расчетам находилась искомая вилла.

Мысли девочки были уже заняты родным городишкой, и все увидели, что Лессонвилль превратился в растревоженный улей. Ежесекундно то здесь, то там в воздух взмывали юркие вертолеты и уносились в сторону Пятнистых гор. В эфире звучал голос разгневанной мамаши и какого-то полицейского, который лениво призывал не допустить самосуда. Впрочем, полицейский вертолет вовсе не торопился взлететь. Все остальные действовали молча и быстро. Только какой-то сгорбленный дед никак не мог взобраться в свой вертолет. На его спине болтался огромный карабин, сохранившийся еще, наверное, со времен колонизации Америки. Пузатый мальчишка с веревкой через плечо безуспешно пытался подсадить деда.

- Все! Мы влипли! Далеко еще?
- Нет, рядом.
- Смотри! Что это?

Внизу что-то горело. От пожарища на запад удалялись три зеленых вертолета.

- Да это же вилла Эссе-Вукс! О, боже! Нас опередили!

- Мерзавцы! Но все равно надо спуститься! Давай остановимся, Улиточка. Ты это... как его... хочешь пи-пи?

- Хочу.
- И правильно. А то дяди тоже хотят. Вон на ту лужайку, у столбика!

Машина мягко опустилась.
- Так здесь живет дедушка? - Спросила Улитка.
- Здесь, здесь. Только он уехал, надолго уехал. Ты поиграй здесь у столбика. Да! Если прилетят из твоего городка, то скажи, что дяди улетели в ту сторону. - Джек махнул рукой на запад. - Скажешь? Ладно?

- Ладно уж. Скажу. - Ответила она вслед убегающим мужчинам.

По траве девочка подошла к столбику. Возле него лежали давно увядшие цветы. А на столбике по-русски было написано: Антонов Петр Михайлович, 1910-1996, русский физик.

Глава 4. Автомобильная прогулка

- Нам туда! - Билл указал на приземистое бревенчатое строение.

- В этот сарай? Но зачем? Разве бумаги были не в сейфе?

- Видишь ли, мой дед не очень доверял сейфам и разной там электронике. Есть надежда, что документы еще здесь, в бане!

- Что есть баня? Это вид сейфа?
- Да нет. Это чтобы мыться.

Друзья втиснулись в низкое сырое помещение.
- Мыться? Без воды, без света, без канализации? Ты шутишь, Билл!

- Не время шутить! Ты не знаешь русских. Они из ничего могут делать такое, что тебе и не снилось. Отрывай доски и разгребай землю! Так! Скорее! Сейчас все соревнуются в установке электронных сторожей и хитроумных замков. Но на любую загадку есть и разгадка. Мой дед понял это раньше других. Он больше надеялся на проверенные методы своих предков. Документы должны быть здесь! Дед, правда, скрывал это. Но бабушка, как-то смеясь над странностями деда, проболталась мне, что дед часто копается тут в земле. Ну, копай! Скорее! Стой! Вот она! Стеклянная банка с бумагами! Посмотри, нет ли еще чего.

В это время послышался гул вертолетной армады.
- Черт возьми! Мы не успеем добежать до леса! Закапывай обратно! Ну!

Поляна заполнилась железными стрекозами. Другие кружили рядом. Билл и Джек прижались к стенкам бани, дрожа то ли от холода, то ли от страха. К счастью, вертолеты снова взмыли в небо и направились на запад.

- Ура! Она нас не выдала. Раскапывай снова! Нет, стой! Вон на горе остался полицейский вертолет. Нас заметят!

- А ты не боишься, что с минуты на минуту прибудет полиция штата для расследования поджога виллы?

- Я же говорил, что дед не доверял сигнализации. Вилла не охранялась полицией. После смерти деда здесь жил только сторож. Я видел его всего один раз. Не знаю, что с ним сделали бандиты, но не похоже, что он успел вызвать полицию. А эти полицейские из Лессонвилля, видать, не спешат сообщить.

- Все равно, здесь нельзя оставаться!
- Все! Нет. Уже поздно. Они возвращаются!

Три зеленых вертолета в окружении лессонвильцев шли обратно.

- О, ужас! Сейчас они начнут разбираться, и эта противная девчонка все испортит. Что же делать? Что делать?!

- Ой, смотри! Зеленые нырнули в ущелье!
- Это же ущелье Мамонтов...

Несколько вертолетов лессонвилльцев по инерции проскочили дальше. Но когда один из них вернулся и завис над пропастью, то снизу раздался выстрел, вертолет загорелся и кубарем покатился вниз. Почти одновременно были сбиты еще два вертолета. Только тут преследователи поняли, в чем тут дело. Все стали беспорядочно палить вниз. Через несколько минут канонада стихла. Один вертолет медленно подошел к краю обрыва и завис над бездной. Тут же грянул выстрел, и четвертый вертолет лессонвилльцев был уничтожен.

Снова началась беспорядочная стрельба по склонам ущелья. Через некоторое время вертолеты приземлились вокруг ущелья. Люди в возбуждении высыпали наружу.

- Что они делают? - Сощурил глаза Билл.
- А я почем знаю! А! Две машины снова взлетели. Они что, вдвоем будут атаковать бандитов?

- Нет. Они летят стороной, вокруг ущелья. А, вот! Свернули... Так... По-моему, они направились к Лессонвиллю. Сбегают, что ли? Или у них обеденный перерыв?

- Не... Не такие люди в этих краях. Если уж они дорвались до драки, то теперь их ничем не остановишь.

- Куда же они? Может, за подмогой?
- Вряд ли. По-моему, они и так уже все здесь. Разве что баб мобилизуют... Только везти их не на чем. Весь флот-то их тут.

- Может, они в соседний городок?
- Не думаю. Их гордость не позволит просить помощи. К тому же, преимущество и так на их стороне.

- Тогда я ничего не понимаю. Бежать надо!
- Нельзя! Полиция у нас под боком.
- Но если она ничего не делает, то может, и нас пропустит?

- И не надейся. Т.е. сами полицейские, я думаю, пальцем не пошевелят, но лессонвилльцам доложат. Это уж точно. Им незачем ссориться с местным населением...

- Но что же делать?
- Сиди! Пока нас не трогают. Не до нас им. И нечего высовываться.

- Через некоторое время со стороны Лессонвилля появились два знакомых вертолета. Обе машины присоединились к местной эскадре. Их сразу облепили жители городка.

- Их ждали. Точно! Они что-то привезли. Какие-то ящики выгружают. Осторожно. Как грудных детей передают.

- Да это же взрывчатка! - Хлопнул себя по лбу Джек. - Как я сразу не догадался!

- Они что, будут сбрасывать ее в ущелье на головы бандитам?

- Гм... Да непохоже... Засовывают в расщелины. Вон, под огромный камень положили.

- А что бандиты? Ты ничего не видишь?
- Не вижу. Они же на дне ущелья. Я думаю, они ждут ночи, чтобы скрыться... Но, по-видимому, они прогадали... - Загадочно произнес Джек.

- Ой, что-то будет! - Запричитал Билл. - Ох, и влипли же мы. Тебе не кажется, что нам придется за все отвечать?

- Да кажется, кажется... Успокойся!

Вдруг все люди вокруг ущелья бросились к вертолетам. Стая взмыла вверх. Через несколько секунд земля сотряслась от взрыва. Над ущельем поднялось огромное облако пыли. В него стали остервенело палить. Неожиданно из облака вынырнул зеленый вертолет. Из кабины свешивалась белая тряпка. В окружении преследователей вертолет приземлился на той же поляне. Больше из облака никто не вылетел.

- Черт возьми! Они еще живы!

Лессонвилльцы выволокли из плененного вертолета трех его пассажиров. Все молчали. Только горбатый дед махал карабином и издавал победный клич. Его внук полез на дерево прилаживать веревку. Полицейский вертолет по-прежнему не принимал никакого участия.

- Вот так бы они поступили с нами... - Дрожащим голосом произнес Билл, указывая на три болтающихся тела.

- Может, так и лучше. По крайней мере, они уже ничего не скажут.

- Смотри! По-моему, все улетают. Точно! Даже эти бездельники из полиции.

Стая потянулась к Мамонтову ущелью.
- Наверное, собирать раненых или то, что от них осталось.

- Тогда скорее! Надо бежать, а то они еще могут вернуться. Откапывай банку! - Скомандовал Билл. - Нет, стой! Закапывай обратно! Надо обшарить карманы у этих бандитов. Бежим вместе. Подсадишь меня, а то мне не дотянуться.

- Как? Разве не все документы в банке?
- Видишь ли, дедушка мне не докладывал, где он хранил свои секреты. - Уже на бегу объяснил Билл.

- Так может, это вообще не то?
- Может, и так... Ну, ну, выше, выше! У этого ничего нет. Но ведь что-то они взяли из дома!

- Ты меня спрашиваешь? Это так твой дед обеспечил твою работу с документами?

- Видишь ли, он вообще не обеспечивал. Он только хотел, чтобы я был осторожен, но никак не ввязывался в эту ужасную игру. Теперь я понял, что он был прав. Тьфу, и у этого ничего нет! А может, это и лучше? Наверное, в сейфах не было ничего интересного.

- А что если их карманы уже обчистили другие?
- И это не исключено. Впрочем, им, кажется, было не до этого. Все! И у этого пусто!

- Но документы могли быть у других, у главаря, например. И остались там, в ущелье...

- Все может быть. Однако нам, вероятно, больше ничего не достанется. Ну, скорей! Теперь к бане!

- Погоди! Ну-ка, подсади меня!
- Ты что, мне не веришь?
- Не говори глупостей. Ну, подымай же!
- Сейчас. Уф! Какой ты тяжелый! Постой! Зачем ты снимаешь с него штаны?

- Они ему уже не нужны. А вот нам - как воздух.
- Брось сейчас же! Я все равно не одену. И тебе не дам. Не позорь этих несчастных!

- Погляди лучше на себя! Ты что, себя не позоришь?

Билл скинул Джека со спины. Но тот все же успел ухватить одну пару брюк.

- Я все равно не позволю тебе надеть! Бежим!

Банку выковыряли быстро, побежали к лесу, остановились перевести дух. Джек принялся одевать штаны. Но они оказались слишком узкими, и для успешного передвижения Джеку пришлось временно их снять. Билл не выдержал и полез в банку. Бумаги сильно отсырели и многие были испорчены.

- Что-то не очень надежные хранилища были у твоих предков. - Съязвил Джек.

- Отстань! - Сказал Билл, вытаскивая какую-то бумагу. - Вот смотри, что здесь обведено красным карандашом: "А насчет Колымагина сообщаю, что никогда более его не видел и ничего о нем не знаю".

- Очень ценная информация. - Вставил Джек.
- По крайней мере, это те документы. Те! Понимаешь? Наверняка, здесь есть что и поинтереснее.

- Да, да, ты прав! Ну, что там еще?

- А вот! "В Чикаго я видел издалека Анастасию Кондратьевну, но не подходил к ней и не разговаривал".

- Как это?
- А я почем знаю! Никогда не слышал о такой. Наверное, она тоже имеет какое-то отношение...

- М-да... И из-за этого уже погибло не менее десятка человек?

- Тебя никто не заставлял. Ты сам сказал, что надо немедленно забрать документы. Из-за тебя я не помчался домой на помощь жене и дочери!

- Ладно, не кричи! Потом разберемся. Может, там найдется что посущественнее...

- Надеюсь, ты не ждешь, что здесь хранятся чертежи машины времени!

- Не горячись! Бежим. Нам надо уйти как можно дальше. Надо выйти на дорогу. Может, нас кто подвезет...

- Подвезет? В таком виде?
- Ты сам не хотел снять с них одежду. По крайней мере, меня подвезут. - Джек помахал брюками.

Шоссе вскоре нашли, но на нем не было ни души.
- Придется идти пешком. Держись ближе к деревьям.

Прошагали километра два. Вдруг на обочине показалась машина. Прячась за деревьями, друзья осторожно подошли поближе. Вокруг машины ходила возмущенная дама весьма преклонного возраста. Дама оказалась излишне зоркой и заметила мужчин. Она быстро направилась к ним и оказалась рядом прежде, чем Джек успел натянуть штаны.

- Это то, что надо! - Радостно вскрикнула дама и щелкнула пальцами. - Какие мужчины! Какие мужчины! Ах, моя молодость, моя молодость! Как часто я делала этот жест! Впрочем, сейчас вы нужны мне по другому поводу, господа. Моя машина сломалась. Будьте так любезны...

Прикрываясь руками, бочком-бочком Билл засеменил к машине и сразу сел в нее, не собираясь заглядывать в двигатель.

- Вы не обращайте на него внимания. - Развеселился Джек. - Он стесняется, но все починит. Ведь его дед был большой умелец, даже физик знаменитый.

- О! - Воскликнула дама, приближаясь к машине.
- Причем тут дед! - Возмутился Билл. - Скажи еще, что мои древние предки изобрели паровоз!

- Паровоз? - Удивился Джек. - А я и не знал.
- Видите ли... - Стал оправдываться Билл перед дамой. - У нас были костюмы из фенилфтолатперепихтина, и мы попали под дождь...

- Знаю, знаю. Одноразового использования. Мне они не нравятся. Стоит на него попасть капле воды, как сразу получается дыра.

- Зато снимать хорошо! Залез под душ, и все: костюма больше нет.

- Он всегда ходит в таких на прием к министру. - Пошутил Джек.

- А что, сейчас уже модно носить документы в банках? - Удивилась старуха.

Билл помрачнел и покрепче сжал банку.
- Ну конечно, конечно. Вы можете не стесняться меня. Ведь я уже в таком возрасте. А какой я была! Посмотрите на мою фигуру. По-моему, еще очень даже ничего.

Билл с отвращением отвел глаза и осторожно вылез из машины. Потом он заглянул в двигатель.

- Давно не видел таких моделей. У вас что, вообще нет компьютера?!

- Не люблю их. У меня к ним свои счеты!
- Счеты? Разве могут быть счеты к железу?
- Ну, к роботам, я хотела сказать. Они лишили меня работы!

- Да, да! Сейчас многие не могут угнаться за роботами. - Не задумываясь, согласился Билл.

- А как я работала! У нас рано выходят на отдых. В тридцать, реже в сорок. А я работала в семьдесят! И могла бы еще. А какие были надежды. Какие творческие планы! Кто же думал, что эти молодые извращенцы позарятся на роботов! Я как-то щупала эту игрушку. Ну, внешне она, конечно, ничего... Говорят, в ней такое запрограммировано, такое! Хи-хи-хи... Впрочем, мне не дали это оценить. Пришлось выйти в отставку.

Билл от удивления уронил себе на ногу железку.
- Не обращайте на него внимания. - Сказал Джек. - Он же консерватор. У него жена! Дети!

- Дети? Как здорово! У меня, к сожалению, не было детей. Им сейчас могло бы быть за... О, ужас! Нет, уж лучше без них... Вы что, уже починили? Как здорово! Очень вам признательна. Ну, прощайте, господа!

- Э-э! - Возмутился Джек. - Вы что, нас бросите?
- О! Простите! Я думала, тут у вас вертолет... Буду рада вас подвезти. Вам куда?

- Э-э... К аэродрому Камарадо!
- С непривычным тарахтеньем машина медленно двинулась.

- Извините, мадам. Мы очень спешим.
- О! Я не знала.

Машина рванулась так, как вообще не соответствовало ее ветхому виду. От мелькающих деревьев зарябило в глазах.

- Э-э! - Испугался Джек. - Нам не в рай, а пока только в аэропорт.

Немного не доезжая, Джек попросил остановиться.
- У меня у вам просьба. Не откажите мне... - Смущаясь, начала дама. - Нет-нет! Вы не то подумали. Мне всего лишь нужен автограф. Всю жизнь я коллекционирована автографы своих знаменитых клиентов. Знаете, кто у меня есть?

- Нам некогда, мадам!
- Ах, вы не знаете, кто у меня есть!
- Извините. В другой раз...
- Одну секунду! Моя коллекция так давно не пополнялась. А мне кажется, вы тоже будете знамениты!

- На что вы намекаете? - Возмутился Билл.
- Распишись, болван! - Неожиданно приказал Джек.

Они расписались и заспешили прочь.
- Зачем мы оставили автографы? Это же улики! - Продолжал возмущаться Билл.

- Не надо обижать даму. Дороже обойдется! А так она будет предана нам по гроб жизни. Будь уверен, она нас не выдаст!

Друзья долго бродили вокруг. Однако не появилось даже малейшей возможности приблизиться к самолетам.

- Пойдем домой, Джек! Мне это надоело.
- Ты что, рехнулся? Мы должны улететь немедленно и как можно дальше отсюда! Лучше всего на край света. Прикончить нас есть все основания и у бандитов, и у лессонвилльцев. Кроме того, нас может задержать полиция. Тебе еще придется доказывать, что не ты поджег Эссе-Вукс.

- Я?! Свою, или почти свою виллу?
- Да, да и да! Там остались наши следы. И для полиции дело техники определить, чьи они. А если об этом узнает полиция, то узнают и другие! В общем, нам надо исчезнуть! И бесследно. По возможности, конечно.

- Извини, я не думал, что все так плохо...
- Так вот теперь думай!
- О! Я, кажется, догадался! Если мы не можем сесть в самолет сами... - Билл сделал паузу. - Пусть нас принесут и посадят!

- Ты с ума сошел! Нас посадят совсем в другое место!

- Сам ты сошел. Вон видишь те контейнеры за проволочным забором? Я заметил, что периодически их грузят в самолеты. Надо залезть в них, и все!

- Да ну! Ты гений, Билл! Конечно, это будет нелегко. Но, по крайней мере, при входе в эти ящики не спрашивают билеты!

Улучив момент, когда рабочие и роботы удалились, друзья перелезли через забор и стали протискиваться между контейнерами. Однако все ящики были надежно закрыты. К тому же, ничто не предвещало, что их будут вскоре отправлять. Пришлось притаиться и понаблюдать за работой грузчиков.

Роботы переползли к дальнему углу склада с какими-то облезлыми контейнерами. Крышки ящиков располагались сверху и явно были не закрыты.

- Да это же бытовые отходы! То, что надо!

Первый ящик был полон до краев, и втиснуться туда не было никакой возможности. Из второго в нос ударил такой запах, что Билл и Джек, не сговариваясь, бросились прочь. В третьем контейнере оставалось немного места. Дальше выбирать было опасно. И друзья забились под мешки, в которые был упакован мусор.

Прошло 5, 10, 20 минут. Контейнер был неподвижен.
- Ну что, они забыли про нас, что ли?
- Черт побери! Что-то не то. Выгляни осторожно...

В этот момент ящик тряхнуло, и мужчины снова забились поглубже. Через некоторое время тряска кончилась, и стал слышен только ровный гул моторов. Друзья попытались выбраться. Но не тут-то было.

- Они сверху еще наставили ящиков, болваны!
- Ладно, не горячись. Хоть отдохнем немного.
- Еще не время отдыхать. Хорошо бы посмотреть бумаги твоего деда.

- Темно же... Ты мне лучше скажи, почему бандиты вышли именно на меня. И не грозит ли опасность моему отцу и другим родственникам? Может, послать ему телеграмму? Он сейчас в Европе.

- Насчет телеграммы и всего такого вообще можешь забыть. Если ты понадобился этим бандитам или еще кому, то наверняка все средства связи у твоих знакомых давно прослушиваются. Стоит тебе только заикнуться, как твое местонахождение будет мгновенно раскрыто. А то, что нас ищут друзья или враги, в этом я не сомневаюсь. Причем друзья сейчас опаснее. У них больше информации, чтобы найти нас. А по их следу пойдут враги!

- Н-да...
- А почему именно тебе так повезло, точно не скажу. Но мне кажется, что твоя жена поступила неосторожно с любовницей Абдурахмана.

- Так ты думаешь, это люди Абдурахмана?
- Не обязательно... Катрин могла еще кому-нибудь наболтать. А может быть, она была вовсе не так пьяна или даже притворялась! К тому же, я знаю, что твоя жена любит прихвастнуть.

- Но она ничего не знала. Абсолютно!
- Тем хуже! Ты не предупредил ее об осторожности, и какая-нибудь ее случайная фраза могла быть истолкована весьма серьезно.

- Но почему именно она? А не кто-нибудь другой?
- Ну, это проще простого. Кому надо, для того не секрет, что твой дед контактировал с Колымагиным и занимался проблемами времени. Твою роль они явно преувеличили, но все же ты заманчивая кандидатура. К тебе, конечно, трудно подъехать. А вот твоя жена попалась на удочку. Да еще не сразу тебе об этом рассказала. Наверняка, за тобой следили, и ты наделал еще каких-нибудь глупостей... По твоей милости и я попал на заметку!

Билл схватился за голову. Через 2-3 часа самолет приземлился.

- Кстати! - Зашептал Билл. - Что обычно делают с мусором?

- Точно не знаю. Но вроде сжигают. Или на химическую переработку.

- Ты серьезно? Я не хочу на химическую переработку! Надо срочно выбираться.

- Как же! Попробуй! Тебя сцапают и так переработают, что будет еще хуже.

Казалось, что ящик кому-то сильно досадил. Так долго и бесцеремонно его бросали. Наконец, все стихло. Джек открыл крышку и... ничего не увидел.

- По-моему, у меня что-то с глазами. Ты что-нибудь видишь?

- Нет! Может, здесь была какая-нибудь гадость? Хорошо еще, что нас не завалили сверху.

Кругом было сыро, холодно и тихо. Животный страх медленно распространялся по телу. Страшно было сделать хотя бы шаг в сторону от контейнера. Наощупь поползли вокруг ящика. Оказалось, что с двух сторон стоят такие же контейнеры. Решили идти вдоль этого ряда.

- По-моему, мы идем не в ту сторону. Не могли же они сразу столько наставить!

Пошли обратно. Вдруг вдали показался свет. Друзья вздохнули свободнее. Слабые отблески высветили стенки подземного тоннеля.

- Итак, мы в тоннеле! Там наверняка тупик. А там люди, которые сейчас для нас немногим лучше. Подождем, пока они закончат ставить контейнеры.

Страшно захотелось спать. Вытащив из ящика несколько мешков с мусором, друзья в изнеможении улеглись возле стены.

Проснувшись, Билл долго не мог понять, где он находится. И только рука друга заставила его не закричать. Дрожа от холода и голода, Билл и Джек поползли в ту сторону, где вчера видели свет.

- Ты уверен, что мы идем в ту сторону? Мне кажется, что мы уже давно прошли то место.

- Не знаю...
- Ой!
- Что случилось?
- Я ударился о стену!
- Не может быть!

Они тщательно обшарили стену. Она была совершенно глухая. Не сговариваясь, друзья поползли обратно. Говорить не хотелось. Ужас выворачивал внутренности. Шли долго, очень долго. Или так показалось?

Неожиданно контейнеры кончились. Джек пошарил рукой в воздухе. И нащупал бетонную стену. Она была такая же ровная и неумолимая.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Время, назад! Гл.1-4

  • Я уверен, что не я один с огромнейшим удовольствием читаю Ваши замечательно-интересные произведения. Я очень люблю фантастику и читаю её с детства, и Ваши произведения отличаются от всего что я прочитал и очень мне нравятся захватывающими сюжетами и манерой повествования - это не лесть, а моё мнение!!! Ещё раз спасибо за удовольствие от прочтения, Ваш друг и читатель Юрий.
     
  • Спасибо, Юрий! Долго не хотел никого беспокоить своим сочинением. Но если несколько уважаемых читателей найдут здесь приятное, то этого вполне достаточно. Ваш друг Николай
     
  • ОЧЕНЬ интересно - жду продолжения! Не прочитал, а проглотил - у Вас изумительный Дар рассказчика, спасибо за удовольствие которое я получил от прочтения. Ваш читатель и друг Юрий.
     

По теме Время, назад! Гл.1-4

Время, назад! Гл.7-9

Глава 7. Мало информации в большом городе - Вот так! - Крикнул на ходу Джек. - Ты русский и ничего не знаешь. А какой-то сопляк, по-моему, он даже еврей, знает! Эх, ты! Билл хотел...

Время, назад! Гл.5,6

Глава 5. Прогулка по преисподней - О, боже! Нас, кажется, замуровали! - Черт побери! Неужели это проклятье, которое висит над нашей семьей? - Не мели чепухи. И без того тошно...

Время, назад! Гл.10,11

Глава 10. Конец последнего города Река плавно несла свои мутные воды. Но сильный ветер постоянно прибивал плот к левому берегу. Пришлось остановиться. Через день ветер сменился...

Время, назад! Гл.12-14

Глава 12. Смертный приговор Последние великие люди России собрали остатки трагически погибшей лошади и разбрелись по купе. Вагон продолжал стоять. Все стихло. Только Иван...

Время, назад! Гл.21-23

Глава 21. Мертвая дорога К вечеру следующего дня показался старый барак, наполовину вросший в землю. Промерзшие путники с радостью нырнули в дверь и оказались... на многолюдном...

Время, назад! Гл.24-26

Глава 24. Японский властелин Берег выглядел неприветливо. Однако, когда плот лег на крупную гальку, друзья увидели ажурную лестницу, ведущую вверх на скалы. Оглядев угрюмые утесы...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты