Под музыку страсти 3

С непонятной улыбкой на лице и подарочной коробкой в руках Александрос вошел в лифт и нажал на кнопку этажа, где располагалась квартира Кейти. Он не жаловал сюрпризы, но Кейти любила их. И он не мог дождаться, когда увидит ее лицо в тот миг, когда она поймет, что он вернулся на тридцать шесть часов раньше, чем планировал.

Во время своего восьмидневного пребывания за границей он много часов провел в магазинах, хотя и не любил это занятие. Все же ему понравились магазины игрушек. А еще отчего-то хотелось, чтобы Кейти так же обрадовалась подаркам, как и их сыновья. Ирония судьбы, но Александрос отчего-то всегда угадывал, что понравится Кейти. Более того, все чаще он думал о том, что могло бы порадовать девушку, будь то книга, диск или какая-нибудь шутка. Он и сам не понимал, почему так хорошо знает ее вкусы. Может, все дело в том, что он всегда внимательно слушал ее и обладал великолепной памятью. Или это просто-напросто интуиция? Еще в Ирландии лександрос осознал, что ему очень нравится делать Кейти подарки, наблюдая за удивлением и восторгом, отражавшимся в ее больших глазах всякий раз, когда она получала небольшой презент.

До встречи с ней обычно служащие покупали подарки для его женщин, и они были дорогими, но безликими. А сейчас Александрос начал сам выбирать подарки. Ему хотелось, чтобы они были только для Кейти. И чтобы они не вызывали в ней подозрений, что он хочет всего лишь откупиться. На этот раз Александрос выбрал шикарное нижнее белье и подвеску в виде буквы «К».

Открыв дверь в квартиру своим ключом, он был удивлен громкими звуками музыки, доносившимися оттуда. Александрос не знал, что Кейти любила рок, но, по крайней мере, она была дома. Он сразу прошел в гостиную. Кейти там не было, зато у кресла валялась пустая бутылка из-под шампанского. Значит, Кейти развлекалась. Но где?

В коридоре Александрос обнаружил мужскую рубашку. И она явно принадлежала не ему. Он вздрогнул, чувствуя, что покрывается потом. Все вокруг вдруг поплыло перед глазами. Неожиданно Александрос услышал слабый плач, пробивающийся сквозь звуки музыки. Тоби и Коннор…

Отцовский инстинкт велел ему пойти и проверить, как они, но его взгляд был прикован к вери напротив. Дверь спальни Кейти была распахнута настежь.

Александрос в два шага преодолел расстояние из холла до спальни. С порога он заметил обнаженную парочку на кровати. Первым Александрос узнал Даймона Баурикаса. Глаза Александроса засветились от ярости. Он готов был вытащить его из постели и убить на месте, когда вдруг понял, что девушка, лежащая рядом с ним в постели, явно не Кейти. Это была Мерибел, няня, длинноногая блондинка. Отвращение вперемешку с небывалым облегчением разлились по телу Александроса. Он подошел к стереосистеме и выключил ее, заметив рядом на столике белый порошок и свернутую в трубочку бумагу. Александрос побелел от ярости.

– Вечеринка окончена! – прогремел он. – Убирайтесь, пока я не вызвал охрану, чтобы они вышвырнули вас отсюда!

Даймон попытался превратить все в шутку, извиняясь на греческом, но Александрос резко оборвал его, сказав, что если они не уберутся через пять минут, он вызовет полицию.

Потом он немедленно прошел в детскую, где одного взгляда на красные уставшие личики Тоби и Коннора ему хватило, чтобы понять, что дети плачут, требуя внимания, уже очень долго. Руки сжались в кулаки в бессильной ярости. Дети затихли, с благодарностью глядя на отца широко раскрытыми глазами.

Александрос еще никогда не чувствовал себя так странно. Он дрожащей рукой провел по волосам. По какой-то непонятной причине он никак не мог прийти в себя после того, как подумал, что Кейти могла оказаться в постели с другим мужчиной. Внезапно он почувствовал, как к горлу подступает тошнота, на лбу снова выступил пот. В одно мгновение он оказался в ванной. Боже, да что со мной творится? – спрашивал себя Александрос. Я ведь никогда не болел. Неужели подхватил инфекцию?

Но ведь десять минут назад он чувствовал себя отменно. Он приехал сюда прямо из аэропорта, чтобы увидеть Кейти и детей. А его глазам предстала такая ужасная картина: наркотики в его собственной квартире, этот слизняк Баурикас, посмевший осквернить спальню Кейти, няня, пренебрегшая детьми ради собственного удовольствия. Но разве от этого можно заболеть?..

Один из малышей снова заплакал, заставив Александроса вспомнить, что он не один в квартире. Он умылся и вернулся в детскую.

Но где же Кейти? Александрос мог бы позвонить ей, но он решил не портить сюрприз и приглядеть за близнецами сам. Теперь он будет поступать так, как подсказывало ему сердце с самого начала.

Александрос взял детей на руки. Они были мокрые, и нужно было срочно поменять подгузники. Может, позвонить в агентство по подбору нянь? – мелькнула мысль. Но Александрос счел несправедливым снова отдавать детей в руки незнакомки после того, как они пострадали.

Он снял свой дорогой пиджак, галстук, золотые запонки, нашел чистую одежду для близнецов и взялся за дело. Через два часа Александрос вызвал Цируса, чтобы тот приехал за ним и малышами.

– Не спрашивай, – ответил Александрос на немой вопрос Цируса, когда протянул ему сначала Тоби, а потом Коннора. На отца мальчиков без смеха и смотреть было нельзя. Рубашка заляпана пятнами шоколадного мусса, сока и какого-то пюре, в волосах застряли крошки от печенья…

Только когда близнецы были размещены в своих креслицах в салоне лимузина, Александрос позволил себе расслабиться и вскоре заснул. Лимузин уже подъезжал к «Гнезду голубки», когда Александрос достал телефон и позвонил Кейти.

– Ты хорошая девушка. – Каллиопе Кристакис протянула Кейти руку. – Надеюсь, ты получишь эту работу.

– Несмотря на то, что Александросу это не понравится? – После собеседования на место секретарши в строительной компании Кейти сходила с Каллиопе к дантисту. За этим последовал поход по магазинам и совместный ленч.

– Это ему только пойдет на пользу – рассмеялась пожилая леди. – Представляю, как он сказал тебе, что его долг взять тебя в жены! Конечно, ты ответила отказом. Но он Кристакис и банкир. Он все сделает правильно в конце концов.

– Посмотрим, – уклончиво ответила Кейти. Пообещав скоро приехать на ленч с Тоби и Коннором, она тепло попрощалась с Каллиопе, поцеловала ее в щеку и поехала домой.

Александрос позвонил ей как раз в тот момент, когда она уже подходила к дверям квартиры.

– Что ты имеешь в виду?.. Почему дети у тебя?
В нескольких красочных предложениях Александрос описал увиденную им сцену. Сердце девушки виновато екнуло. Она в ужасе осознала, что весь день провела не дома.

– Мерибел казалась такой милой, – с сожалением пробормотала Кейти.

– К несчастью, это не значит, что она так же мила и в остальном. Она оказалась совершенно безответственной. Хотя, возможно, дело в том, что она еще слишком молода.

Заверив Кейти, что с близнецами все в порядке, Александрос предложил ей собрать все необходимое для нее и детей и приехать в «Гнездо голубки» на выходные.

– Ты винишь во всем меня?
– Нет. Но я не позволю, чтобы подобное повторилось.

Попрощавшись с Александросом, Кейти начала паковать вещи, размышляя над его последней фразой. Что хотел сказать Александрос? Что ей не следовало брать Мерибел на работу?.. Или…

Кейти уже собралась выходить, как вдруг нашла подарки, которые Александрос, очевидно, забыл забрать с собой. На глазах выступили слезы, когда она надела подвеску с бриллиантами. Белье она тут же положила в сумку, как и игрушки для мальчиков.

Добравшись до «Гнезда голубки», Кейти сразу направилась в детскую. Тоби и Коннор мирно спали в своих кроватках, и она вздохнула с облегчением. Ведь если бы не Александрос, с детьми могло что-нибудь случиться.

Сам Александрос говорил по телефону в библиотеке. Он знаком показал ей подождать. Пока он говорил с кем-то по-гречески, она буквально пожирала его глазами, так соскучилась по нему.

Александрос был необычайно красив! Когда он уезжал куда-нибудь, Кейти пыталась усмирить свои чувства к нему. Но одного взгляда на него всегда было достаточно, чтобы разрушить эту глупую иллюзию. Вот он перед ней, мужественный и чертовски сексуальный. И у нее до сих пор дрожат колени и перехватывает дыхание всякий раз, когда она на него смотрит.

– Кажется, Тоби и Коннор вполне всем довольны, – начала Кейти, как только он повесил трубку.

– Посмотрел бы я, что бы ты сказала, увидев их сразу по прибытии сюда. Пару часов я пытался привести их в божеский вид, а потом привез сюда.

– Но почему ты не позвонил? Я бы сразу приехала.
– Я думал, ты оставила их ненадолго. И… я ведь их отец. – Александрос пожал плечами. – Надеялся, что смогу справиться с ними. Но моя гордость уязвлена. Ничего не вышло.

– Что случилось? – тронутая его попыткой, поинтересовалась девушка.

Александрос рассказал, что после ужасного купания он не смог переодеть их потому, что Тоби и Коннор постоянно кричали и вертелись. А когда он попытался накормить их, они забросали его всякими пюре и печеньем.

– Ты хотя бы попытался, – похвалила его Кейти. – И мне очень понравился твой подарок, – горячо поблагодарила она. – Он прекрасен… Как бы я хотела быть дома, когда ты приехал.

Александрос заглянул в ее светящиеся от счастья глаза и улыбнулся. Он впервые заметил, как хорошо она сегодня выглядит. Серая юбка-карандаш в сочетании с белой блузкой и туфлях на высоких каблуках делали ее необыкновенно женственной и привлекательной…

– Я рад. Но сейчас мы должны обсудить более важные вещи. – Александрос немного помолчал. – Я пытался жить на твоих условиях, но это плохо кончилось.

– Ты же говорил, что не обвиняешь меня! Я и так чувствую себя не лучшим образом после всего, что произошло. Ты предупредил меня насчет Даймона, но я не послушала… он говорил мне, что ему нравится Мерибел.

– Ты об этом знала? Я думал, он тобой интересуется.

– Нет, – смущенно покраснела девушка.
– Ладно, буду краток. Я хочу, чтобы мои дети жили со мной. У меня достаточно людей, чтобы быть уверенным, что такого, как сегодня, больше не повторится.

– Но это невозможно, – запротестовала Кейти. – Я их мать.

– Возможно, если ты выйдешь за меня. И в этот раз я не спрашиваю тебя. Я ставлю тебя перед фактом. Или мы женимся, или я буду судиться с тобой.

– Не могу поверить, что ты опустился так низко, что угрожаешь мне судом!

– Тоби и Коннор заслуживают большего, чем мы им даем. И если я могу пожертвовать своей свободой ради их счастья, то сможешь и ты.

– А что, если я не хочу быть твоей женой? – разозлилась Кейти.

– Хватит настаивать на этом. Не поможет, – отрезал Александрос. – Я уже начал подготовку к свадьбе.

– Что ж, тогда можешь снова все отменить!
– Зачем? И к чему опять столько драматизма? Мы же спим вместе, помнишь?

– Не смей мне это говорить!
– С какой стати? Я говорю правду. Если бы ты была дома, когда я приехал, мы были бы уже в постели. Можешь отрицать все что угодно, но, думаю, мы обойдемся без адвокатов, ведь они легко докажут, что я прав.

Кейти побледнела. Ей нечего было на это возразить. Она отвернулась и поджала губы.

– Знаешь, где я была сегодня утром? Проходила собеседование на работу.

– Ты что, специально ищешь причины, чтобы разозлить меня? Что еще ты задумала? Работа! Почему ты отказываешься от всего, что я для тебя делаю? Зачем постоянно выводишь меня из себя?

– Я просто стараюсь обрести независимость…
– Забудь об этом. Я не думал, что когда-нибудь скажу это, но ты не оставляешь мне выбора. Мне не нужны такие отношения, когда мы будем видеться от случая к случаю. Мне не нужна любовница. Мне нужна жена. И у нас есть причины, чтобы пожениться. И это не только общие дети и незабываемый секс, поверь мне. Я докажу тебе свою правоту. В следующий раз, когда мы окажемся в одной постели, я уже буду твоим мужем.

– Ты правда собираешься отобрать у меня Тоби и Коннора через суд? – с вызовом бросила Кейти.

– Если это потребуется, чтобы привести тебя в чувства, то… да, – объявил Александрос. – Думаю, ты ведешь себя безответственно.

– Вовсе нет.
– Может, ты еще слишком молода, чтобы видеть то, что вижу я. Тоби и Коннору нужна стабильность. И оба родителя. Я знаю, как это важно для детей. И я верю, что я смогу быть им хорошим отцом.

Опытный наблюдатель, Александрос сразу заметил, что в Кейти борются две половины. Одна все еще злится на него за угрозы разлучить ее с близнецами, а вторая видит разумное зерно в его последних словах. Мужчина молчал. Он не хотел давить на нее. Да, он был жесток с ней, но это было необходимо.

– Я шокирована тем, – наконец заговорила Кейти, – что тебе приходится прибегать к угрозам, чтобы заставить меня сделать так, как ты хочешь.

– Без комментариев.
– Я этого не забуду. – Кейти развернулась и направилась к двери. – Я дам тебе ответ завтра.

Как только Кейти вышла, с шумом закрыв за собой дверь, Александросу захотелось разбить что-нибудь. Какая же она упрямая! Он никогда раньше не встречал таких твердолобых женщин. О чем тут думать? Александрос сделал все, чтобы ей не осталось ничего, кроме как дать согласие на его предложение. Что изменится до завтра? А может, она просто хочет заставить меня ждать? – подумал он.

Александрос налил себе бренди, чтобы успокоиться. А эта работа? Зачем Кейти работать? Он провел рукой по волосам и залпом осушил бокал. Александрос еще долго размышлял о том, почему она так настойчиво противоречит ему во всем, что не касается постели.

Он представил ее в офисе. Такая живая, общительная девушка как Кейти быстро пойдет вперед. Она много работает и быстро учится. И она такая сексуальная…

Александрос с силой ударил кулаком по столу. Он никогда не спал с теми, кто с ним работал. За исключением Кейти. Но это ведь не значит, что другие мужчины такие же. Тем более, зная, что у нее двое детей, они могут подумать, что она с готовностью примет их ухаживания. Скрипя зубами от злости, Александрос налил себе еще бренди и снова выпил все. Мысль о том, что Кейти будет спать в объятиях другого, приводила его в бешенство.

Пока он не понял, что это Мерибел лежала в постели Кейти с Даймоном Баурикасом, он чуть было не сошел с ума от ревности. Он готов был растерзать мужчину голыми руками. Баурикасу повезло, что он не положил глаз на Кейти Флетчер, иначе ему пришел бы конец. Александрос понимал, что ведет себя крайне эгоистично по отношению к Кейти. Он хотел, чтобы она принадлежала только ему одному. Вот почему брак казался ему единственно возможным решением их проблем.

Кейти без особого аппетита ужинала у себя в спальне. Она злилась на Даймона и Мерибел за то, что они натворили, поставив под угрозу жизнь ее обожаемых детей. Девушка была несказанно благодарна провидению за то, что оно привело Александроса в Лондон раньше запланированного времени. Она мысленно благодарила Александроса, ведь он выгнал нерадивую парочку из ее дома. Долго ли они продолжали бы встречаться за ее спиной, если бы Александрос не застал их тогда?

Кейти легла в постель, но еще долго не могла заснуть. Но не оттого, что была не уверена в ответе, который должна дать Александросу. Она примет его предложение, пусть только по одной очевидной причине: нельзя позволить ему отобрать у нее детей. А суд, естественно, будет на стороне богатого отца, а не бедной, безработной пока еще матери. А если Александрос решит увезти детей в Грецию и подать иск там? Какие права у нее будут? Что ж, она выйдет за него. Но пусть не надеется, что она будет послушной женой. Нет. Может, Александрос выиграл эту битву, но это не значит, что он выйдет победителем в войне.

Проснувшись утром, Кейти обнаружила, что Александрос уже встал и уехал в банк. В Лондон. Как ни в чем не бывало! Как только Кейти закончила все свои дела и уложила близнецов, она набрала номер его мобильного телефона.

Александрос попросил сотрудников оставить его на минуту и тут же переключился с экономического кризиса, приведшего его в офис так рано, на другую волну.

– Дорогая моя, – томно произнес он. – Я уже готовлюсь к брачной ночи.

– Не смешно, Александрос! – фыркнула Кейти.
Он нарисовал на листе букву «К», поставив за ней точно такую же, а потом обвел эти инициалы кругом.

– Я подумал, хорошая шутка поднимет тебе настроение. Но для бурной ночи я слишком занят.

– Не шути такими вещами. Ты не оставил мне другого выбора. Только поэтому я выхожу за тебя замуж.

– Отличная новость! Мы поженимся через две недели. Мои люди сделают все необходимое, чтобы ты могла заниматься только собой.

– Я думала, ты и этот выбор сделаешь за меня. Нет идей на этот счет?

– Я был бы рад увидеть тебя в белом, драгоценная моя. В белом с ног до головы. Стиль можешь выбрать любой. У нас будет традиционная свадьба, – Александрос заметил, что из-за двери его уже зовут, делая ему знаки. – Слушай, прости, за мной прилетел вертолет, который должен доставить меня в аэропорт. Я могу не вернуться до самого дня свадьбы, но обещаю звонить тебе каждый день.

В аэропорт? Куда ты собрался? – хотела было спросить Кейти, но в трубке уже раздавались короткие гудки.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
С улыбкой на лице и слезами радости на глазах Маура Салливан смотрела на свою дочь. Привлекательная женщина с короткими рыжими волосами выглядела гораздо моложе своих пятидесяти лет.

– Ты выглядишь как принцесса из сказки, – заключила Маура.

– Правда?.. Ты говоришь так не потому, что хочешь успокоить меня? – неуверенная в словах матери, Кейти изучающе оглядела свое отражение в зеркале.

Белый шелк приятно ласкал тело, подчеркивая каждый его изгиб. Платье было простое, без лишней пышности, но очень элегантное. Короткая полупрозрачная фата, прикрепленная к бриллиантовой диадеме, на которой настояла Каллиопе, завершала образ.

– Знаю, ты нервничаешь из-за свадьбы. Первый раз это всегда так волнительно. Александрос только на тебя и смотрит, – тепло добавила Маура. – Он уже покорил и меня, и Дермота, хотя мы и познакомились только вчера. Мы не ожидали, что столь богатый и влиятельный человек будет так добр и дружелюбен.

– О, Александрос обладает необыкновенным шармом, мама. А вчера он был просто на высоте, – притворно рассмеялась Кейти.

Она всегда напускала на себя непринужденную веселость, когда упоминала об Александросе в присутствии матери. Девушка не хотела, чтобы Маура заподозрила неладное и переживала за нее.

Маура была изумлена, узнав, что ее дочь выходит замуж. А когда Александрос позвонил в Новую Зеландию и настоял, чтобы она и Дермот, ее второй муж, прилетели в Великобританию за его счет, она вообще потеряла дар речи. И, конечно, Маура не могла не согласиться. Ей очень хотелось познакомиться с внуками.

– Жаль, что дела так задержали Александроса. Да еще две прошлые ночи – когда вам, наверное, так хотелось остаться наедине – вы должны были развлекать родственников, – вздохнула Маура. – Но, должна признаться, мне очень понравились Пелиас и Каллиопе. Чудесные люди.

– Да, – искренне согласилась Кейти.
Пожилая пара поддержала девушку во всем, что касалось свадьбы. По их настоянию Кейти и ее родные уезжали в церковь из их дома.

Но ничто не могло ослабить ту боль и злость, которая таилась внутри. Мысли о своей будущей унизительной роли угнетали Кейти. Огромный портрет Янти, который до сих пор висел в холле «Гнезда голубки», каждый раз напоминал ей о том, как впечатляюще выглядела первая жена ее будущего мужа. Александрос любил Янти, ценил ее и скорбел о ней, тогда как с ней заключал брак не по любви, а по расчету. Ему нужны были лишь ее дети, а она по сути дела была лишь няней при них. Однажды Александрос уже отверг ее любовь, и Кейти не собиралась предлагать ему ее снова.

– Хотя должна признаться, что я правда не понимаю, о чем ты думала, когда приглашала эту Леани Карсон на свою свадьбу, – добавила Маура, состроив гримасу. – Кстати, ты уже сообщила об этом Александросу?

– Пока нет. Но Леани была моей подругой. И если я простила ее за то, что она продала ту историю в газету, это мое дело, которое его не касается.

– Ты всегда была очень лояльна по отношению к своим друзьям. И это замечательно, но… – Маура замолчала, но все же решилась добавить: – Я бы не позволила Леани испортить отношения между тобой и Александросом.

– Я даю ей второй шанс, потому что она всегда помогала мне в трудные времена, – объяснила Кейти.

Вообще-то она не собиралась привлекать внимание Александроса к присутствию Леани. Вряд ли он ее узнает среди нескольких сотен гостей. А то, о чем не знаешь, оставляет равнодушным.

Кейти навестила Леани не случайно. Она хотела оставить в прошлом эпизод, разрушивший их дружбу. Леани была счастлива, увидев Кейти, и от чистого сердца извинилась за то, что сделала. Кейти почувствовала, что подруга искренне раскаивается, выслушала ее и простила.

Тем временем отчим Кейти, Дермот Салливан, сообщил им, что пора ехать в церковь. Хорошо сложенный мужчина среднего роста, Дермот владел автомобильным салоном в Новой Зеландии. Он очень любил жену. Может быть, из-за этой любви Маура быстро пошла на поправку и сейчас чувствовала себя великолепно. Кейти очень нравился второй муж ее матери.

А через пару часов я сама стану женой, подумала девушка.

Тоби и Коннор со своей новой няней, женщиной тридцати лет, уже отправились в церковь вместе со старшими Кристакисами.

Кейти осторожно, чтобы не испачкать шлейф платья, села в лимузин. Ей все еще не верилось в реальность происходящего. Ведь когда шли приготовления к свадьбе, Александроса не было в городе. Он лишь каждый день звонил ей, но их разговоры касались только близнецов.

И когда Александрос вернулся домой, Кейти была даже рада, что в доме, кроме них, столько родственников и друзей. Жених попросил ее поговорить с ним наедине, но Кейти использовала все отговорки, какие только могла придумать, и исчезла в своей комнате.

В одном Кейти была уверена: она не позволит Александросу избежать наказания за то, что он сделал. Да, на людях она будет казаться счастливой невестой, но с ним наедине она не станет притворяться, ведь он шантажом заставил ее согласиться на его предложение. Кейти не собиралась делить постель с мужем, который пригрозил отобрать у нее детей через суд, чтобы заставить ее пойти с ним к алтарю!

Прибыв в небольшую греческую церквушку, Кейти очень удивилась, увидев, что Александрос встречает ее у входа. В полосатом сером пальто он выглядел потрясающе! Его темные глаза горели огнем, когда он преподнес ей букет цветов.

– Это греческая традиция, – пояснил он, заметив замешательство невесты. – Ты выглядишь великолепно!

– А ты здесь надолго?.. Не собираешься улететь сразу после венчания? – улыбаясь сквозь зубы, прошипела Кейти. – Больше никаких серьезных проблем в банке?

– С сегодняшнего дня я весь твой, – ухмыльнулся Александрос. – И у нас будет очень долгий и сладкий медовый месяц.

Они вошли в церковь, украшенную живыми цветами. На входе каждому дали подлинной церковной свече. Церемония началась. Кейти и Александрос обменялись кольцами и клятвами. Над головами у них свидетели держали символические серебряные короны, соединенные лентой посередине. Они испили вина из одной чаши и три раза обошли вокруг стола, на котором лежала Библия. Гости бросали в их сторону лепестки роз. После благословения короны убрали, и священник соединил руки молодоженов. Несмотря на всю свою злость на Александроса, Кейти не могла удержаться от слез радости, когда священник объявил их мужем и женой.

На выходе из церкви их уже поджидали журналисты с видеокамерами и фотоаппаратами. Но на этом общение с прессой закончилось. Александрос позаботился, чтобы они больше ничем не омрачили их праздник.

Уже в машине Александрос протянул молодой жене красивую коробочку.

– Это мой тебе свадебный подарок.
– Что там? Платиновые наручники?
Пропустив это замечание мимо ушей, Александрос взял Кейти за руку и поцеловал ладонь. Его глаза блестели, когда он соблазнительно посмотрел на нее сквозь полуопущенные ресницы.

– А тебе бы понравился такой подарок, драгоценная моя? Ты такая хрупкая, и у тебя нежная кожа, которую легко поранить. Для такой чувствительной кожи больше подходит шелк. Но если ты хочешь попробовать заниматься любовью в наручниках, то я не против.

Кейти почувствовала, что краснеет. Она отдернула руку.

– Я пошутила… ясно?
– Увидим… У нас будет восемь недель, чтобы изучить все неизведанные территории.

– Два месяца? – не веря своим ушам, выдохнула Кейти. – Ты планируешь взять отпуск на два месяца?

– Это ведь особый случай. – Александрос накрутил ее локон на свой палец и улыбнулся.

Неожиданно Кейти почувствовала себя дорогой игрушкой в руках хозяина. Ну ладно, когда он поймет, что секса не будет в их меню, восемь недель сократятся до минимума. Но пока не время посвящать Александроса в свои планы. Сейчас вокруг слишком много гостей.

– А сколько длился ваш медовый месяц с Янти? – неожиданно полюбопытствовала Кейти.

Александрос ответил не сразу. Девушка затаила дыхание в ожидании бури.

– Неделю. У меня не было выбора. Как раз приближалось время выпускных экзаменов в университете.

В голосе Александроса отразилось столько боли, что Кейти пожалела, что вообще затронула эту тему. Чтобы сгладить возникшую неловкость, она открыла свой свадебный подарок.

– О… боже мой… – прошептала девушка в восторге, увидев кольцо с бриллиантами и изумрудами.

– У нас не было помолвки, – пояснил Александрос. – Поэтому я решил исправить это, подарив обручальное кольцо.

Растроганно Кейти смахнула с глаз слезы. Ее сердце болезненно сжалось. Она резко закрыла коробочку и вернула ее.

– Мне не нужно кольцо, чтобы оно напоминало мне о том, как ты обошелся со мной в Ирландии!

– Боже мой… ну при чем тут это? Ты всю жизнь будешь попрекать меня?

Кейти упрямо отвернулась, делая вид, что смотрит в окно.

– Я всего лишь хотел как лучше…
– Не обманывай хотя бы себя!

– После смерти Янти… я не был готов к новым серьезным отношениям. Я слишком скоро повстречал тебя, и чувствовал свою вину. Ты была такой молодой и неопытной…

– С каких пор ты заговорил так?
– Ты была первой и единственной девственницей, с которой я спал! – воскликнул Александрос со злостью. – Что бы я делал с тобой, если бы увез тебя из Ирландии?

– О, уверена, ты бы что-нибудь придумал!
– Единственное, что я мог тебе тогда предложить, так это быть моей любовницей… поэтому и прекратил наши отношения.

– Неужели? – бросила ему в лицо Кейти. – Почему бы тебе просто не сказать правду? Я призналась тебе в любви, и ты так испугался, что покинул страну!

Пока Александрос размышлял над ее словами, Кейти пришла в ужас от своего поведения. Прошлое позади. Лучше позабыть о нем раз и навсегда.

Так же резко Кейти снова забрала у Александроса коробочку и, открыв ее, достала кольцо и надела его на палец.

– Спасибо, – поблагодарила она. – Оно великолепно…
Александрос хотел было прокомментировать такую внезапную смену настроения, но решил, что промолчать будет мудрее. Впереди их ждал длинный день. Александрос предложил жене выпить что-нибудь и начал вежливую беседу, не давая Кейти возможности снова разозлиться.

Свадебная вечеринка проходила в «Гнезде голубки». Александрос и Кейти встречали гостей в холле. Наконец Кейти увидела Леани. Ее невозможно было не заметить в атласном платье. Девушка замерла в надежде, что подруга просто пройдет в танцевальный зал вместе с другими гостями. К несчастью, у Леани оказались другие планы. Она никогда не стала бы прятаться или оставаться в тени. Леани встала прямо перед Александросом. Кейти ничего не оставалось, кроме как представить их.

– Леани Карсон… – с безразличным видом повторил Александрос. Но не тут-то было!

– Я явилась своеобразным купидоном для вас двоих, – объявила голубоглазая брюнетка. – Я хочу сказать, что если бы не я, вы с Кейти никогда не воссоединились бы! Она до последнего не хотела связываться с тобой.

Как только Леани прошла в зал, Кейти замерла, боясь посмотреть на Александроса. Он знаком подозвал Цируса и перекинулся с ним парой слов.

– Ты не можешь прогнать Леани. Я ведь пригласила ее, – еле слышно прошептала Кейти. – Я собиралась рассказать тебе о ней.

– Неправда, – резко ответил Александрос. – Ты надеялась, что она затеряется в толпе гостей, но такую вульгарность невозможно не заметить!

– Что ты сказал Цирусу?
– Присматривать за ней… и за фамильным серебром.
– Спасибо большое!
Только когда последние гости вошли в зал и молодожены проследовали за ними, Кейти заметила, что на месте портрета Янти висел пейзаж.

– Что ты сделал с портретом Янти? – удивилась она.
– Приказал снять его.
Кейти чуть было не поблагодарила его, но, рассудив, что так она лишь обнажит перед ним свою ревность, промолчала. Однако Кейти не могла не подивиться тому, каким заботливым оказался Александрос.

Несколько минут поиграв с Тоби и Коннором, которые, очевидно, были довольны всеобщим вниманием, Кейти присоединилась к Александросу за столом.

Она с удовольствием выпила пару бокалов шампанского, перед тем как Александрос увлек ее в центр комнаты, пригласив на их первый вальс.

Когда он притянул ее ближе, Кейти задрожала. От переизбытка эмоций голова пошла кругом. Чтобы успокоиться, девушка выбрала самую острую тему.

– Ты ничего больше не скажешь о Леани? – спросила она.

– Почему ты пригласила ее?
– Она раскаивается. И мы долгое время были подругами, – сама того не замечая, Кейти обвила руками его шею.

– Надеюсь, ты не пожалеешь об этом. Ты очень доверчивая. Кто-нибудь может понять это и воспользоваться твоей слабостью. Если кто-то подводит меня, я не даю ему шанса исправиться.

Александрос притянул Кейти еще ближе. По спине девушки пробежали мурашки. Колени предательски задрожали, но Александрос поддержал ее.

Музыка сменилась, но Александрос не выпустил ее из своих объятий. Они кружились по залу, и, казалось, никого больше не было в этой огромной комнате. Только он и она.

– Не могу дождаться, когда мы останемся наедине, – прошептал Александрос на ушко Кейти. – Вчера дедушка не дал мне даже поговорить с тобой. Хотя разговоры не очень-то и входили в мои планы…

Кейти смущенно зарделась, не зная, что ответить. И совсем не ожидала, когда Александрос склонился к ней и поцеловал прямо в губы. Так нежно и чувственно, что она едва не упала в обморок.

Вокруг раздались аплодисменты и одобряющие возгласы. Александрос нежно провел ладонью по ее щеке.

– Позже… – прошептал он. – Ты будешь помнить свою первую брачную ночь всю жизнь, милая.

Кейти отвела глаза. Откуда это чувство вины? Боже, неужели ее любовь к Александросу настолько сильна, что она ни в чем не может ему отказать? Даже если он не прав. Да, Александрос стал ее мужем, и она хотела строить с ним будущее. Несмотря ни на что. И пусть он не любит ее, но она добьется того, что он будет уважать ее и ценить не только потому, что она мать его детей и хорошая любовница.

Вечеринка продолжалась. Никогда еще Александрос не был так внимателен к ней. Он весь вечер не отходил от нее, знакомя со своими друзьями. Коллегам он говорил, что в день своей свадьбы не будет отвлекаться на дела. Бизнес может подождать.

Они немного посидели с родителями Кейти и своими малышами. Коннор даже попытался сделать первые неуверенные шаги навстречу своей маме.

– Разве это не чудесно? – спросила Кейти, опустившись на колени и подняв сына на руки.

Она заметила, как засветились от гордости глаза ее мужа. И комок застрял у нее в горле, когда она увидела, как он утешает Тоби, который попытался повторить действия брата, но у него ничего не получилось, и малыш расплакался.

– Каллиопе так счастлива, что дети останутся здесь на неделю, – рассказал Пелиас, присоединившись к молодоженам, когда Тоби и Коннора отнесли в детскую. – Нам, конечно, придется оставить и няню, но мы все равно очень рады.

– О, я буду очень скучать по малышам, – улыбнулась Кейти.

Молодожены должны были провести брачную ночь в «Гнезде голубки», а на следующий день уехать в свадебное путешествие.

– Неделя, чтобы вы смогли насладиться друг другом, – улыбнулся Пелиас. – Я и не надеялся, что Александрос когда-нибудь снова женится, но ты преобразила жизнь моего внука.

– Скорее перевернула ее с ног на голову.
– Александрос заслужил нормальную семью и детей. Мы искренне счастливы за вас обоих.

Слова Пелиаса не оставляли Кейти в покое.
Странно, что он так сказал. «Нормальная семья». Неужели это был скрытый намек на то, что Александрос не был счастлив в первом браке? Без сомнения, он имел в виду то, что Янти не могла подарить им внуков. Ведь для греков большая семья очень много значит. Но все же Кейти не ожидала такой недоброй фразы от тактичного и наидобрейшего Пелиаса Кристакиса.

– Леани Карсон фотографирует свадьбу с помощью своего телефона, – сообщил ей подошедший Цирус.

– Ты уверен? – побледнела Кейти. Цирус кивнул.
– Муж знает?
– Мистер Кристакис сказал, что вы сами во всем разберетесь.

В сопровождении Цируса Кейти подошла к подруге. Леани лишь рассмеялась, когда Кейти напомнила ей, что на приглашении указано, что фотографировать запрещено. Телефон Леани был самой последней модели со встроенной камерой высокого качества. Вряд ли она сама могла бы позволить себе такой. Но значит ли это, что журналисты уже ждут ее с отснятым материалом? Кейти не хотелось даже думать об этом.

Леани отказалась показывать фотографии, которые успела сделать. Кейти пришла в ужас, когда ей все же удалось увидеть снимки. Леани пришла в ярость, когда Кейти протянула мобильник подруги Цирусу, чтобы тот удалил все фотографии. За дверью разгневанную брюнетку уже ждала машина, чтобы отвезти ее на вокзал. Ее обвинения, брошенные прямо в лицо, больно ранили Кейти. Она подумала, что в прессе может появиться очередная статья. Ведь Леани могла описать их свадьбу.

Александрос ничего не сказал. Ничего не знавшие о случившемся Каллиопе и Пелиас уехали вместе с няней и детьми. За ними последовали Маура и Дермот. Они тоже планировали пробыть в Великобритании еще неделю.

Скоро шум моторов возвестил об отъезде остальных гостей. Кейти задрожала при мысли о предстоящей ночи и попыталась удрать в свою комнату.

– Куда ты? – остановил ее Александрос.
– Ну… ммм… переодеться, – пробормотала Кейти.
– Но зачем? – Александрос подошел, положил руки на плечи жены и развернул ее в противоположном направлении. – Наша спальня находится вон там, милая.

– Это был правда очень хороший, чудесный день…
– Самый лучший, – согласился Александрос и, прежде чем она смогла что-то сказать, взял ее на руки.

– Что ты делаешь?
– Мне нравится, что теперь ты моя. – Александрос внес ее в спальню, усыпанную лепестками роз. – Есть еще одна традиция… – прошептал он, опуская ее на кровать. – Я люблю наших сыновей, но пока не хочу еще детей. Я хочу, чтобы моя великолепная жена принадлежала только мне. Хотя бы ненадолго…

Кейти неожиданно высвободилась из его объятий.
– Я должна тебе кое-что сказать.
– Я тоже, – улыбнулся Александрос.
– Сначала я, – заторопилась Кейти, боясь, что если она подождет еще хотя бы минуту, то вся ее решимость испарится. – Я не собираюсь спать с тобой сегодня. И не закатывай мне скандалов.

– Это наша брачная ночь, – отозвался он спокойно. – Почему ты приняла такое решение?

– Потому что ты шантажом заставил меня выйти за тебя замуж. И это неправильно.

– Шантаж – не то слово. Я хотел жениться на тебе, и я сделал все… Какая чепуха! Мы теперь женаты, и впереди у нас целая жизнь. Прошу тебя, только не говори, что ты хочешь все разрушить.

– Я не хочу ничего рушить…
– Тогда зачем давать мне повод для развода в нашу первую брачную ночь? – прогремел Александрос. – В чем дело?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
Но Александрос не стал дожидаться ответа.
– Полагаю, это месть за то, что я нашел правильное решение наших проблем. Тебе не понравились мои методы? – спросил он. – Но они, по крайней мере, привели к результатам. Если бы я пустил все на самотек, мы бы до сих пор так ничего и не решили!

– Что ж, тебе все равно придется спать одному этой ночью, – бросила Кейти. – Ты должен осознать, что поступил неправильно, Александрос.

– Почему неправильно? Ты – моя жена. Мои дети теперь носят мою фамилию.

– Я не хочу, чтобы наши отношения строились только на наших детях.

– Тогда прекрати вести себя как маленькая!
– Во-первых, – разозлилась Кейти, – я вышла за тебя только потому, что ты угрожал отнять у меня детей…

– Я бы никогда не сделал этого! Ты что, до сих пор этого не поняла?

– Во-вторых…
– Хватит! – отрезал Александрос. – Прекрати!
– Во-вторых, – упрямо заявила Кейти. – Я не хочу спать с мужчиной, который считает, что я хороша только в постели!

– А я не хочу спать с женой, которая считает, что может использовать свое тело как приманку!

– В-третьих, – продолжала Кейти. – Я…
– Я пошел отсюда!
– Нет! Не получится! – Кейти обогнала его и встала, заслонив дверь.

– Уйди.
– Но нам нужно поговорить…
– Я не в настроении. Уйди с дороги!
– Нет…
В ответ Александрос перекинул жену через плечо, прошел с ней через комнату и бросил на кровать, затем склонился над ней и заглянул в ее широко распахнутые зеленые глаза.

– Александрос…
– Ты произнесла мое имя как приглашение… – Он опустился ниже и завладел ее губами.

Со слезами Кейти резко оттолкнула его.
– Я поклялся, что больше никогда не женюсь. И нарушил свое слово из-за тебя. Я поклялся, что у меня никогда не будет детей. И научился принимать и любить наших сыновей, – выдохнул он. Под его проницательным взглядом девушка застыла, не смея даже дышать. – И я думал, что ты другая. Любящая, верная и честная. Черт возьми, где же все это?

Эти обвинения больно ранили Кейти в самое сердце. Она вдруг ощутила себя, а не его, виноватой во всем, что с ними происходит. Девушка никогда не видела Александроса в таком состоянии. И это она довела его до такого…

Дверь закрылась. Александрос ушел. Кейти добилась своего. Но счастлива ли она? Девушка лежала на усыпанной лепестками роз кровати в дорогом подвенечном платье, с диадемой в волосах. И слезы потекли по ее щекам…

На следующее утро в восемь часов Кейти вышла к завтраку. Александроса не было.

В час дня она начала беспокоиться и отправилась на поиски мужа. Обойти дом, в котором двести тридцать две комнаты, было очень сложно, но Кейти не сдавалась. Она расспросила об Александросе прислугу, но никто ничего не знал. Позвонила ему, но телефон был отключен. Хотя даже если она найдет его, то что ему скажет? В таком настроении Кейти могла только все окончательно испортить.

Ночью Кейти почти не спала. Лежала на постели, надеясь, что Александрос вернется, они поговорят и расставят все точки над «i». К утру Кейти замучили вопросы. Потребует ли Александрос развода? Может, он улетел в другую страну? И проведут ли они вместе медовый месяц?

Кейти проснулась в шесть утра, чтобы собрать чемоданы и скрыть следы бессонной ночи с помощью макияжа. Она надела зеленую юбку и топ. Ведь Александрос так любил, когда она ходила в коротких юбках.

Столовая была пуста. Кейти почти доела свой завтрак, когда, к большому ее облегчению, в комнату вошел Александрос. От его вида девушку бросило в дрожь, так он был красив.

– Ты готова?
И снова Кейти почувствовала облегчение. Значит, Александрос не отменил медовый месяц.

– Мне нравится твоя юбка, – сказал он, когда помогал ей сесть в лимузин.

– Ты разговариваешь со мной?
– Надеюсь, ты взяла с собой еще такие же юбки?
– Александрос…
– Нет… – он наклонился и приложил палец к ее губам. – Не говори ничего, милая.

Кейти, кивнув, повиновалась. Им, разумеется, нужно было поговорить, но девушка решила, что сейчас не стоит рисковать.

В аэропорту их ждала целая толпа журналистов. Цирус и его люди преграждали им путь. Александрос обнял Кейти и уверенно повел ее к самолету, не обращая внимания на сыпавшиеся отовсюду вопросы. Один из журналистов крикнул что-то о «последней истории», и Кейти похолодела. Какой истории? Неужели Леани снова постаралась? Кейти молилась, чтобы это оказалось не так. Спросить Александроса она боялась.

Наконец они поднялись на борт частного лайнера. На столике лежали свежие газеты. Кейти быстро просмотрела их. Один заголовок бросился ей в глаза. Потом второй. Но хуже всего было то, что в газете напечатали снимок, изображавший их поцелуй во время вальса.

– Не трать время на чтение, – попросил Александрос.

Но Кейти не послушалась и быстро прочла статью, которую сопровождал еще один снимок. Она – в свадебном платье. На глаза Кейти навернулись слезы. Она уставилась в одну точку, изо всех сил пытаясь не расплакаться. Какой же я была дурой! – ругала себя девушка.

– Прости, – пробормотала Кейти.
– Забудь об этом!
Его прощение только усугубило состояние Кейти. Она заявила, что хочет поспать, и исчезла за дверью. Но через несколько минут Александрос вошел к ней и сел рядом на кровать.

– Ничего страшного, – принялся успокаивать он ее.
– Все так старались, чтобы о нашей свадьбе не узнали в прессе, а я все испортила, – шмыгнула носом Кейти. – Не надо было мне приглашать Леани.

– Ты считала ее своей подругой. – Александрос обнял жену.

– И это ранит сильнее всего…
– Обидно, – вздохнул он. – Понимаю.
– Почему ты не злишься на меня?
– Мне нравится, что ты такая мягкая, как шоколадная конфета с начинкой. Если бы ты была такой же жесткой, как я, ты бы уже не была Кейти Флетчер.

– Почему ты так добр ко мне?
– Разве я не был груб вчера ночью?
Кейти улыбнулась сквозь слезы и прижалась к мужу, опустив голову ему на грудь.

– Ты устала. – Александрос осторожно уложил Кейти на кровать. – Тебе нужно поспать.

– Где ты был вчера ночью? – прошептала она.
– Напивался.
– О… – Кейти не могла себе этого представить.
– Я сам виноват. Ты права насчет шантажа. Это было жестоко. И неправильно. Мне нет прощения. Но поверь, я бы никогда не исполнил своей угрозы. Не уверен, смог бы… просто мне хотелось… чтобы ты и я… чтобы мы были вместе.

Кейти не сомневалась, что так оно и есть. Упрямый и нетерпеливый Александрос привык добиваться своего во что бы то ни стало.

– А что дальше?
– Медовый месяц. – Александрос осторожно закрыл дверь, оставив Кейти отдыхать.

Александросу принадлежал целый остров, куда они прилетели на вертолете, который вел сам Александрос.

– Мы проведем здесь остаток недели, а потом, если тебе надоест уединение, мы можем отправиться на Ибицу на выходные.

Кейти в восторге оглядела дом в средневековом стиле.

– Здесь так чудесно! – выдохнула она. – Я уже влюбилась в это место!

– Как и я. Мне сразу стало ясно, что этот дом будет для меня особенным.

Приезжала ли сюда Янти? – спрашивала себя девушка. Наверняка, сказала она себе, стараясь не ревновать к погибшей женщине.

Они пообедали на террасе, наслаждаясь открывавшимся впереди видом. Кейти заметила, что за весь вечер Александрос ни разу не прикоснулся к ней и не оставил свои чемоданы в одной с ней комнате. Быть вдали от него вдруг показалось Кейти невыносимым. Если пропасть между ними увеличится, она может вообще потерять его. А этого Кейти не могла допустить.

– Почему ты никогда не говорил со мной о Янти? – неожиданно спросила Кейти.

Александрос встал.
– Зачем?
– Ты провел с ней лучшие годы, – горько усмехнулась девушка.

– А может, я предпочитаю забыть о них…
– Это правда? – она в изумлении посмотрела на мужа. – Ну… то, что ты сейчас сказал… я не понимаю.

– Медовые месяцы всегда такие плохие?
Кейти замерла, побледнев как полотно.
Не сказав больше ни слова, Александрос зашагал по направлению к пляжу.

Обретя наконец способность двигаться, Кейти собралась с силами и последовала за ним. Ночь была ясной. На небе светила полная луна, окруженная мириадами звезд.

– Ты не можешь винить меня в том, что я интересуюсь твоим прошлым. Ты ни разу не рассказывал мне о Янти в Ирландии, когда мы познакомились. А позже, когда я спрашивала о ней, ты говорил, что я не имею права знать ничего о твоем первом браке.

– Давай начнем с самого начала. В Ирландии у меня не было причин говорить о ней. Ты бы расстроилась, если бы узнала, что я был женат. Я не упоминал о Янти, потому что не хотел.

– Я думала, что когда теряешь любимого человека, то всегда хочется поделиться с кем-то своим горем, рассказать о нем. По крайней мере, иногда. Разве я не права?

– Между мной и Янти Калакос все было не так. – Александрос убрал руки в карманы брюк и посмотрел вдаль.

– Тогда расскажи мне все так, как было. Пожалуйста, – взмолилась Кейти. – Мне очень нужно это знать.

– Мне было двадцать лет. Янти – двадцать четыре. Мои друзья все как один восхищались ею и говорили, как мне повезло, что такая девушка обратила на меня внимание. Она была готова ради меня на все, и мне это показалось тогда вполне достаточным. Я полагал, что это будет обычный короткий любовный роман. Янти потом говорила, что тоже так думала. Я уже собирался порвать с ней, когда она сообщила, что беременна. Я знаю, о чем ты думаешь, но все не так просто, милая.

Может быть, но теперь многое стало ясно. Александрос уже сталкивался с беременностью задолго до того, как появилась Кейти с заявлением о близнецах. Вот почему он не поверил ей на слово.

– И что случилось потом?
– Я ни минуты не сомневался… Меня ведь воспитали по греческим традициям. Я женился на Янти, осчастливив тем самым наши семьи. Через месяц после свадьбы отправился с дедушкой в Лондон. А когда вернулся, Янти сообщила, что потеряла ребенка.

– Мне так жаль…
– Не нужно. Янти тут же объявила о своем намерении завести еще детей, взамен того, которого она потеряла. Я не сразу все понял, ведь был так молод. Но если бы родился ребенок, я бы сделал для него все. Даже через пять лет брака у нас не появилось наследника, и тогда я пошел с ней к врачу и узнал, что Янти никогда не была беременна.

– О боже!.. – воскликнула Кейти. – Она обманула тебя…

– Все время мы жили во лжи. Мне было трудно поверить, что я оказался таким идиотом. Я был слишком наивным тогда, чтобы даже подумать о том, чтобы потребовать доказательств, – вздохнул Александрос.

– А я-то думала, что вы с Янти были идеальной парой, – виновато прошептала Кейти.

– Так казалось многим людям. У Янти не было близких друзей, а в ее воображении наш брак был идеальным. Но узнав о том, что она обманула меня с самого начала, я потребовал развода… и она предприняла попытку покончить с собой.

– О, нет…
– Тогда я понял, что Янти не виновата в том, что сделала. Ее больное воображение сыграло с ней злую шутку. А она с ума сходила от страсти ко мне. Она болела мною и постоянно твердила, как сильно меня любит.

– И ты чувствовал себя в западне.
– Я и был в западне. Янти была моей женой. И я нес за нее ответственность. Ее родители к тому времени уже умерли. Я отвел ее к своему психиатру, но и это не помогло. Какое-то время Янти жила нормально, но потом все снова стало как раньше. Когда произошла та авария, Янти приняла сильнодействующие лекарства. Ей вообще нельзя было садиться за руль.

Повисла тишина. Лишь через несколько минут Кейти решилась спросить то, что мучило ее так долго.

– Ты любил ее?
– Нет… никогда.
– А я так ревновала тебя к ней. Вы оба были несчастны…

– Когда Янти умерла, я чувствовал себя виноватым. Ведь я хотел избавиться от нее, чтобы снова обрести мою прежнюю жизнь. И я никогда не прощу себя за это.

– Но ты сделал все, что мог. Ты оставался с ней, несмотря ни на что. Не каждый мужчина смог бы пожертвовать собой ради нелюбимой женщины. А твои бабушка и дедушка знают эту историю?

– Нет. Но я полагаю, они догадывались, что между нами не все гладко. Так было даже лучше. Им ведь нельзя волноваться. В их возрасте это очень опасно. Не возражаешь, если я прогуляюсь?

Резкая смена темы обескуражила Кейти. На мгновение она потерялась, не зная, что сказать.

– Конечно, нет, – соврала девушка и направилась в сторону дома.

Она понимала, что Александрос хочет побыть один. Но ей столько еще хотелось сказать ему. Его брак с Янти был кошмаром. А теперь еще и Кейти добавила горечи в его и так не сладкую жизнь. Но ведь еще можно все исправить… Или уже поздно?..

Чтобы чем-нибудь занять себя, Кейти перемыла всю посуду. Она отправилась в постель, оставив включенной настольную лампу, чтобы Александрос увидел свет, когда вернется. Он пришел только через час. Кейти слышала его шаги за соседней дверью. Она застыла в ожидании. Придет ли он к ней?

Пролежав так около получаса, Кейти поняла, что Александрос не собирается присоединяться к ней. Да и с чего бы это? Ведь она сама сказала ему, что не собирается спать с ним.

Девушка закусила губу. Через минуту она встала с постели и вышла из комнаты. Ее сердце бешено забилось, когда она вошла в спальню Александроса.

– Это я… – сказала она тихо.
– Тебе что-то нужно?
– Ты…
– Иди ко мне, – позвал Александров протянув руку.
Кейти откинула с плеч бретельки сорочки, а когда та упала к ее ногам, перешагнула через нее и легла к Александросу.

Он взял ее лицо в свои ладони и прошептал:
– Я не могу думать ни о чем и ни о ком, кроме тебя.

– Я тоже…
– Обещай мне, что наденешь подвенечное платье, чтоб я мог снять его с тебя, – поглаживая ее лицо, попросил Александрос.

– Но я не взяла его с собой.
– Я прикажу, чтобы его доставили, – Александрос запечатлел поцелуй на ее губах. – Так что, жена моя, ты наденешь его для меня?

– Да…
– Ты маленькая лгунья, – прошептал он, – как ты могла сказать, что нас связывает только секс?

Кейти не ответила. Она потянулась к нему и, закрыв глаза, отдалась всепоглощающей страсти.

Через месяц на острове к ним присоединились и сыновья. Тоби и Коннор учились делать свои первые шаги и почти не сидели на месте.

Через неделю Александрос пошел на рыбалку, а Кейти вместе с детьми отправилась на прогулку в деревню.

Пообедав в небольшой таверне и поиграв на пляже, они неторопливо возвратились домой.

Кейти никогда еще не чувствовала себя такой счастливой. Александрос был очень внимателен и заботлив по отношению к ней и детям. Вечерами они говорили обо всем на свете. Даже о том, что будет, если она снова забеременеет. Дни они проводили на пляже, купаясь и загорая. А ночи!.. Ночи были просто незабываемыми. Они занимались любовью во всех мыслимых и немыслимых позах. Он был страстным и заботливым любовником. Ласковые слова все чаще слетали с его губ. И с каждым днем Кейти влюблялась в Александроса все больше.

На закате Кейти заметила лодку Александроса, причалившую в бухте неподалеку от их дома, и, счастливо улыбнувшись, поспешила навстречу мужу. Он возвратился с рыбалки. Это единственное занятие, в котором не участвовала Кейти. Море завораживало, но и пугало ее одновременно.

Александрос обнял жену и закружил ее. Едва он поставил Кейти на землю, как Тоби принялся тянуть его за штанину, требуя к себе внимания.

– Прости, сынок, я хочу поцеловать твою маму… мы так давно с ней не виделись.

Кейти улыбнулась и взяла Тоби на руки. Коннору посчастливилось оказаться на руках у отца.

– Пойдем домой.
– Только идем, пожалуйста, побыстрее. Я не могу ждать, любимая.

– Ч-что? – Кейти замерла, не смея даже взглянуть на мужа.

Но Александрос не ответил. Они молча дошли до дома. Няня забрала детей.

Хихикая и притворно сопротивляясь, Кейти покраснела, когда муж заманил ее в спальню.

– Александрос…
– Помнишь, я собирался кое-что сказать тебе вдень свадьбы, – заговорщически подмигнул он ей.

– Что?
– Боже, я чувствую себя подростком. Так глупо… Я люблю тебя. Так ведь говорят? Верно? Я влюбился в тебя еще в Ирландии, но мне не хватило смелости признаться в этом.

– Ты серьезно?
– Серьезней некуда.
– И ты правда собирался признаться мне в этом в день свадьбы?

– Ты не дала мне этого сделать…

– Но как же ты понял, что это любовь?
– В тот день, когда я приехал к тебе и обнаружил Мерибел и Даймона в твоей постели. Мысль, что ты могла оказаться на месте няни, чуть не убила меня… а я… я чуть было не убил Даймона Баурикаса.

– Так вот почему ты пригрозил мне? Ты думал, что это единственный способ жениться на мне?

Александрос кивнул.
– О, это так мило! – Кейти обняла мужа, чувствуя себя самой счастливой женщиной на свете. – Но ты чуть не разбил мне сердце! – укорила его девушка.

– Прости, – покрывая поцелуями ее лицо, принялся извиняться Александрос. – Прости. Но без тебя я действительно не представлял своей жизни и был готов на все, лишь бы ты была рядом. Я до последнего не понимал, что люблю тебя. И чуть все не испортил. Знаю, я не заслуживаю тебя, дорогая, но я очень сильно тебя люблю.

– Я тоже, – прижавшись к нему всем телом, счастливо прошептала Кейти. – Наконец-то я могу сказать это снова.

– Я никогда не устану повторять, как сильно я люблю тебя, милая.

– Какая красавица! – умилялась Каллиопе Кристакис, склонившись над колыбелькой недавно родившейся правнучки, которую назвали Афина. – Вся в маму. Но ведь вы не хотели заводить еще детей в течение пары лет?

Кейти смущенно покраснела. Афине было всего три месяца. И да, они с Александросом хотели подождать, пока близнецы подрастут еще немного. Но неожиданно Александрос сказал, что ему очень хочется посмотреть, как округлится ее животик, когда она будет носить его ребенка. И Кейти не смогла отказать ему в этой радости.

Тоби и Коннору было уже по три года. И хотя Тоби был старше, лидером у активных и разговорчивых мальчишек оставался более рассудительный и серьезный Коннор. Близнецы знали, что скоро у них появится сестричка, и с нетерпением ждали, когда смогут посмотреть на нее.

Иногда Кейти не верилось, что она замужем за Александросом уже целых три года. Пелиас и Каллиопе заехали посмотреть на внучку и попрощаться перед отъездом. Они собрались объехать Италию и потом вернуться. Родители Кейти обещали приехать в начале лета. Александрос старался, чтобы Кейти видела своих родных так часто, как только возможно. Их союз становился крепче с каждым новым днем. Они очень ценили и уважали друг друга.

Александрос значительно сократил время своего присутствия на работе. И если поначалу Кейти и мальчики сопровождали его в заграничных командировках, то как только Кейти забеременела Афиной, Александрос стал отправлять в поездки своего заместителя, чтобы быть рядом с женой.

Конечно, не все шло гладко между ними, но они научились идти на уступки и находить компромисс, устраивающий обоих.

Сегодня у них была годовщина свадьбы, но в ответ на вопрос, будут ли они как-то праздновать это событие, Кейти всем отвечала «нет». Хотя и знала, что это неправда. Но некоторые праздники созданы только для двоих. Верно?..

Кейти надела жемчужное ожерелье к зеленому полупрозрачному платью и направилась к башне. Возле дома на лужайке был накрыт стол, уставленный разными яствами. Кейти почти сразу заметила Александроса и поспешила к нему. Он лежал неподалеку, в тени деревьев, на многочисленных подушках, держа в руке бокал красного вина. Завидев Кейти, он хотел встать, но она остановила его.

– Не двигайся, – попросила девушка. – Ты похож на римского императора.

– Позови моих наложниц, – подыграл ей Александрос.
– Но здесь только я… что мне для тебя сделать?
– Мне нравится твое платье, – величественно произнес он. – Тебе идет. Но я бы с большим удовольствием увидел тебя без него.

В ответ Кейти расправила плечи и соблазнительно качнула бедром.

– Вы совершенно непредсказуемы, мистер Кристакис.
Смеясь, Александрос притянул жену к себе и, нежно уложив ее на подушки, поцеловал.

– Правда здорово, что сегодня уже три года, как мы с тобой женаты, а впереди у нас еще по меньшей мере сорок семь лет?

Тронутая тем, что он сравнил их брак со счастливым союзом своих бабушки и дедушки, которые недавно отпраздновали золотую свадьбу, Кейти обняла его и в очередной раз сказала, что любит его всем сердцем. Александрос признался ей в том же. Жаркий день клонился к закату, а они все говорили о своих чувствах, радуясь тому, что нашли друг друга.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Под музыку страсти 3

Под музыку страсти 2

Однажды, вскоре после их знакомства, Кейти нашла на полу маленькую фотографию и спросила у Александроса, кто это, но он лишь отмахнулся. Так вот почему портрет на стене показался...

Под музыку страсти 1

С превеликим удовольствием, отражавшимся в его темных, как подземные реки, глазах, Александрос Кристакис наблюдал за своим дедом. Тот не спеша обошел серебристый «аскари КЗ 1...

Страсть

Страсть На улице стояла холодная зима. Холодно. Люди попрятались по домам. Тишина, наступила ночь. Он идет по улице, как всегда один, просто прогуливаясь. - Обожаю ночь, звезды...

Страсть

Мы всегда стремимся к запретному и желаем недозволенного. Овидий В жизни каждого человека есть такие моменты, когда искушения нельзя преодолеть и остается лишь погрузиться с...

Музыка в мире животных

Все мы любим музыку: классику, джаз, рок, поп или металл – каждому нравится что-то свое, ведь направления и стили музыки так же разнообразны, как характеры людей. Мы растворяемся в...

Музыка

Музыка… Обычное слово, простое и в тоже время сложное, хранящее в себе некое большое, огромное и безразмерное значение, смысл того, что хранится внутри этого слова. С древних...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты