Под музыку страсти 2

Однажды, вскоре после их знакомства, Кейти нашла на полу маленькую фотографию и спросила у Александроса, кто это, но он лишь отмахнулся.

Так вот почему портрет на стене показался Кейти знакомым! На той фотографии была она.
Под музыку страсти 2
Его жена. На которой он женился, будучи совсем молодым. Кейти быстро забыла о той фотографии, ведь в ту зиму она была так счастлива, что не сомневалась ни в одном слове, ни в одном поступке Александроса.

Теперь все встало на свои места. Александрос Кристакис приехал в Ирландию и закрылся в этом доме, потому что оплакивал жену. А она-то думала, что у него просто неприятности на работе.

Ее роман с Александросом и их внезапный разрыв приобрели для Кейти новый оттенок. Он женился на Янти очень рано и прожил с ней больше десяти лет. Конечно же, Александрос чувствовал свою вину перед ней за то, что переспал с Кейти спустя такое короткое время после трагедии. И в этом Кейти узрела еще одну причину, по которой ей не следует оставаться в доме Александроса Кристакиса.

В первые дни знакомства Кейти почти ненавидела Александроса. Он же ясно дал ей понять, что его раздражает ее присутствие в одном с ним доме. Он мало говорил. А все, что бы ни сказала или ни сделала Кейти, бесило его. Он просил ее приготовить те блюда, о которых она раньше даже не слышала. К концу первой недели Александрос успел отчитать ее за чрезмерную болтливость, за опоздания, за неорганизованность и даже за то, что она перекинулась парой слов с курьером. Кейти же приводило в ярость то, что он так несправедлив.

Но однажды все изменилось. Александрос подарил Кейти кулинарную книгу по греческой кухне. Девушке, конечно, приходилось обращаться к нему за помощью в переводе рецептов. Он следил за тем, как она готовит, а несколько раз даже пригласил ее поесть с ним. Барьеры между ними исчезали с каждым днем. Александрос больше не игнорировал Кейти. Он даже улыбался ее неумелым попыткам справиться с греческим языком.

На третьей неделе Кейти начала носить юбки вместо джинсов, которые так не любил Александрос. Потом мужчина внезапно приревновал ее к садовнику, который годился Кейти в отцы. А за этим последовал и первый поцелуй и первая ночь любви. Так начался их головокружительный роман…

Кейти тряхнула головой, мысленно возвращаясь в настоящее. Сейчас не имеет смысла вспоминать о прошлом. У нее были ее мальчики, ради которых стоило жить дальше. Кейти с теплотой посмотрела на Тоби и Коннора, мирно сопящих во сне. Малыши не спали так крепко уже давно. Кейти улыбнулась, глядя на двух ангелочков, лежащих в кроватке. Они были плодом любви. Желанными и долгожданными…

На следующее утро Александрос получил результаты теста на отцовство. Результат не удивил его. Он являлся отцом двух маленьких мальчиков, занимающих комнату на втором этаже.

Зазвонил телефон. На другом конце провода раздался нетерпеливый голос Пелиаса Кристакиса.

– Да, дети мои, – подтвердил Александрос.
– Что ты чувствуешь?
– Неважно, дедушка.
– Это судьба, – без тени сомнения в голосе заявил Пелиас. – Ты говорил, что у тебя не будет детей… Но… они есть.

Александрос стиснул зубы, но заверил старомодного дедушку, что уже в ближайшее время женится на матери близнецов.

Кейти как раз закончила купать Тоби и Коннора, когда ей сообщили, что Александрос ждет ее в библиотеке. Девушка поторопилась в свою комнату, чтобы привести себя в порядок. Она взглянула на себя в зеркало и пришла в ужас. Лицо раскраснелось, волосы торчали в разные стороны, а джинсы и топ были в мокрых пятнах. Хотя какая разница? Александрос всего лишь отец ее детей. К чему прихорашиваться ради него? Тем более что особой разницы заметно не будет. У Кейти не было косметики и дорогой одежды, а у парикмахера она не была целую вечность.

По пути вниз Кейти снова посмотрела на портрет жены Александроса, но быстро отвернулась. Неожиданный укол ревности заставил ее покраснеть от стыда. Как она могла сравниться с Янти? Богатая и красивая гречанка была для Александроса любовью всей жизни. Даже рядом с ее портретом Кейти чувствовала себя простушкой.

Александрос отвернулся от окна, как только Кейти вошла.

– Ты самая тихая гостья из всех, кто здесь бывал, – объявил он, размышляя, как ей удается так хорошо выглядеть без макияжа. – Я не слышал тебя со вчерашнего дня.

– У тебя большой дом.
– Кстати, пока не забыл. Я хочу, чтобы ты перевезла сюда все свои вещи. И те, которые находятся в доме твоей бывшей подруги.

– Конечно.
– Хочешь кофе?
– Нет, спасибо.
– Присядь. Мне нужно поговорить с тобой.
Кейти опустилась на край антикварного стула, стараясь не смотреть на Александроса.

– Тест показал, что я отец близнецов.
Девушка покраснела.
– Ничего не скажешь?
– А что ты хочешь от меня услышать? Ты же знаешь, что ты был у меня первым и единственным мужчиной. И тебе прекрасно известно, когда родились Тоби и Коннор. Я забеременела через неделю после того, как мы стали спать вместе.

– Я должен был убедиться. Я никому не верю на слово.

– Могу тебя заверить, в твоей жизни все останется по-прежнему. Я не ищу отца для близнецов.

– Очень смешно, – хмыкнул Александрос.
– Я не пытаюсь шутить с тобой. Я говорю прямо и честно.

– Как это мило с твоей стороны. Но должен тебе заметить, что я намерен принимать непосредственное участие в жизни моих сыновей. Это мой долг.

– Не уверена, что хочу, чтобы ты был для них примером, – фыркнула Кейти, разозлившись.

– По какой причине ты так жестока со мной? Разве я в чем-то виноват?

Кейти смущенно потупилась. Она и сама уже сожалела, что накричала на Александроса. Не стоит враждовать с ним, напомнила себе девушка.

– Прости, – извинилась она. – Я не хотела тебя обидеть.

– Очевидно, до тебя так и не дошло, что я готов на тебе жениться, чтобы заниматься моими детьми.

– Значит, сейчас ты просишь меня выйти за тебя замуж? – Кейти недоуменно уставилась на него.

– А чего еще ты ожидала? – разозлился Александрос.
– Знаешь, я прекрасно вижу, как ты хочешь – в кавычках! – жениться на мне! И я ни за что не соглашусь на твое предложение! В нашем браке нет никакой необходимости!

– Ты не права. У близнецов должно быть двое родителей.

Кейти захотелось расплакаться от боли и унижения.
– Но ты мне даже не нравишься, – соврала она. – И, уж конечно, я не выйду за тебя замуж только потому, что у нас с тобой общие дети!

Александрос испытующе посмотрел на Кейти. Он видел, что в ней говорит злость и обида на него. Но притворяться, что она не хочет быть с ним, по крайней мере глупо. Искра, промелькнувшая между ними, еще не угасла. И, конечно, они поженятся. Другого пути нет.

– Ты чувствуешь совсем другое.
– Откуда тебе знать? – огрызнулась девушка. – Тебе ничего не известно о моих чувствах!

– Почему ты так злишься на меня? За что? Вот он я. Здесь. И я готов исполнить свой долг и взять тебя в жены!

К его большому удивлению, Кейти разозлилась еще больше.

– К счастью для нас обоих, – хмыкнула она, – я не настолько глупа, жадна и не совсем еще отчаялась, чтобы пойти на этот шаг. Кроме близнецов, нас с тобой ничего не связывает.

– Ты забываешь о сексе, – без смущения заявил Александрос.

– К черту секс! Для брака одного секса маловато.
– А что же нужно, а, Кейти?
Девушка была не в силах спорить дальше. Она не знала даже, что для Александроса самое важное в отношениях. Тогда, в Ирландии, ей было все равно. Они не давали никаких обещаний друг другу. А сейчас это уже не важно.

– Послушай, ты не сможешь уговорить меня выйти за тебя замуж.

– Зато мне не составит труда уговорить тебя заняться со мной любовью, – соблазнительно улыбнулся Александрос.

Кейти стыдливо зарделась.
– Ну и что? Что это доказывает? – с вызовом бросила она. – Только то, что в моей жизни давно не было мужчины.

– Не говори так, – поморщился он. – Мне это не нравится.

– А мне плевать на твое мнение, – прошипела девушка сквозь зубы. – Я молода. Мне всего двадцать три года. Ты так трясешься над своей репутацией, над своей драгоценной жизнью! А как насчет моей?

– В смысле? – не понял мужчина.
– Думаешь, я хотела такой жизни? Или, по-твоему, я сама ее выбрала? Если хочешь знать, я даже не предполагала, что в свои годы стану матерью двоих детей! И тем более мне и в голову не приходило, что я выйду замуж, – дрожащим голосом призналась Кейти. – Я хочу снова ходить на вечеринки и в клубы. Хочу, чтобы мне назначали свидания. Хочу вернуть мою прежнюю беззаботную жизнь!

ГЛАВА ПЯТАЯ
Пораженный в самое сердце таким признанием Кейти, Александрос изо всех сил старался держать себя в руках. Он и представить не мог, что его предложение вызовет в девушке такую негативную реакцию.

Неужели она не понимает, что с помощью замужества обеспечит близнецам такое будущее, о котором большинство может только мечтать? Александрос Кристакис был практичным человеком, и он принял самое разумное решение. Он прекрасно сознавал, что задолжал своим детям. А его консервативные родственники никогда не позволят ему продолжать вести холостяцкий образ жизни, зная о существовании близнецов.

И что имела в виду Кейти, говоря, что хочет вернуть свою прежнюю жизнь? Что все это значит? Или, может, ей хочется встречаться с другими мужчинами? Спать с ними? Если так, то ей стоило подумать об этом до встречи с ним, потому что сейчас об этом не могло быть уже и речи. Но ведь Александрос был ее единственным мужчиной. Это он научил ее всему.

Александрос удивился тому, что мысли о Кейти, лежащей в постели с другим, настолько злят его.

Но, черт возьми, она мать его детей! Это ли не причина для злости? Одно только это уже возводит Кейти Флетчер в особый ранг. Конечно, они поженятся. Просто надо было выбрать другой момент для того, чтобы сделать предложение, вот и все. Адвокат уже предупредил Александроса, что неженатые отцы имеют гораздо меньше прав по закону. Тем более, брак добавит ему преимуществ. Не только в сексуальном плане. Так он обретет контроль и над детьми, и над Кейти.

Ощутив неприятную дрожь и выступившие на глазах слезы, Кейти резко отвернулась к окну. Она обхватила себя за плечи, пытаясь унять нахлынувшие на нее эмоции. Да как он смеет выглядеть настолько изумленным! Он что думает, будто другой мужчина и не взглянул бы в ее сторону? Как Александрос может полагать, что она примет предложение от мужчины, который просит ее выйти за него замуж исключительно из чувства долга?..

– Я не считаю возможным оставаться здесь. Пожалуйста, как можно скорее найди мне другое место, и я тут же перееду, – сказала Кейти тихо. – Тогда мы снова начнем жить привычной жизнью.

– Думаю, мы сделаем по-другому, – отозвался Александрос. И хотя он злился из-за ее настойчивого желания обрести независимость, он понимал, что криком и скандалом ничего не добьется. – Сегодня я должен произносить речь. В Риме. Ты могла бы прилететь в Италию… ммм… скажем, послезавтра и присоединиться ко мне.

– Я… – от удивления Кейти даже не знала, что сказать. – Ну…

– Нам нужно время и спокойная обстановка, чтобы все обсудить. Как друзьям, если ты не хочешь большего.

Кейти смущенно зарделась. В ней словно боролись две противоположности. Слова застряли в горле, не желая срываться с губ.

– Ты же любишь солнце, – отметил Александров видя ее замешательство. – Уверен, детям тоже понравится.

– Да… конечно. Хорошо, – согласилась девушка. Она чувствовала, что не вправе лишать Тоби и Коннора возможности побывать в Италии и насладиться солнцем и теплом.

– Ты не возражаешь, если сейчас я проведу немного времени с детьми?..

– Ну что ты, конечно нет.
Формальный тон, которым говорил Александрос, снова увеличил дистанцию между ними. По пути на второй этаж он поинтересовался, все ли, подготовленное для близнецов, устраивает ее.

– Более чем, – заверила его Кейти.
Няня была опытной женщиной, а о безумном количестве одежды и игрушек можно было и не упоминать.

– Няня, естественно, с ними временно. Мои люди уже составили список всего необходимого в дальнейшем. Можешь посмотреть его и внести все необходимые на твой взгляд изменения. И не беспокойся о финансовой стороне. Я уже позаботился о том, чтобы ты и дети ни в чем не нуждались.

– Я и дети? – удивилась Кейти. – Но тебя должна волновать судьба Тоби и Коннора, не моя.

– Мать моих детей тоже не должна ни в чем нуждаться. Ты должна принять от меня денежную компенсацию, помимо расходов на детей.

– Это невозможно.
– У тебя нет выбора. Ты уехала почти без вещей, да их у тебя, уверен, не так много. И хватит препираться. Тебе нужна одежда.

Кейти замолчала. Ее неприятно удивил тот факт, что Александрос заметил, что все, что у нее есть, это пара джинсов и простые майки.

– Завтра отправляйся по магазинам. Кстати, детям тоже можно купить что-нибудь новое.

Когда Александрос вошел в детскую, дети заинтересованно посмотрели в его сторону. Тоби с радостной улыбкой попытался встать, держась за решетки кроватки, но упал на попу, тут же разразившись плачем.

Кейти вздрогнула, увидев, что Александрос подошел к кроватке и взял малыша на руки, чтобы успокоить. Он сказал ему что-то по-гречески, и Тоби заулыбался.

Обиженный таким вниманием к брату, Коннор издал недовольный крик. Кейти взяла его на руки, но мальчика, кажется, больше интересовал Александрос. Близнецы привыкли к вниманию со стороны женщин, и, конечно, мужчина представлялся им более достойным объектом восхищения. Коннор потянулся к отцу, отчего Кейти почувствовала странный укол ревности.

– Они очень дружелюбные, – с гордостью произнес Александрос. – Но двоих я держать боюсь.

Мужчина опустился на ковер, и Кейти посадила Коннора рядом с ним. Кейти с удивлением наблюдала, как близнецы окружили своего отца, улыбаясь от удовольствия. Они пытались сорвать его галстук, хватали его за волосы, изучали его лицо своими крошечными ручками и счастливо агукали, когда он улыбался им, позволяя вытворять с ним все что угодно.

Впервые после рождения близнецов Кейти ощутила себя неловко. Тоби и Коннор продолжали свои неумелые атаки на Александроса, совершенно позабыв о присутствии в комнате мамы. Комната была наполнена детским смехом. От этой счастливой возни у Кейти комок в горле застрял. Она вдруг подумала, что с таким же успехом могла бы быть невидимкой…

Вскоре появился Цирус и напомнил, что Александросу пора ехать в аэропорт. Даже его жесткие черты смягчились, когда он увидел начальника в окружении детей.

– Твой костюм выглядит так, будто ты в нем спал, – заметила Кейти.

– Мне уже давно не было так весело, – с улыбкой признался Александрос.

– Тоби и Коннор не всегда такие. Иногда с ними бывает довольно трудно справиться.

Александрос поднялся, проигнорировав замечание Кейти.

– Я им понравился. Хорошее начало.
– Да, – произнесла Кейти без энтузиазма.
Она чувствовала ревность и злость оттого, что дети тут же приняли Александроса.

Как только игра прекратилась и папа ушел, близнецы начали плакать. Кейти потребовалось немало времени, чтобы успокоить их.

Днем Кейти выбрала детям новую няню. Она остановилась на молодой девушке по имени Мерибел, которая показалась ей очень милой и, главное, любившей детей.

На следующий день Цирус и еще один телохранитель сопровождали Кейти в походе по магазинам. С помощью профессионального стилиста она выбрала одежду для себя и детей. Когда дошла очередь до белья, Кейти светилась от счастья, как ребенок, пришедший в магазин игрушек.

Когда шофер собрался убрать пакеты и коробки в багажник лимузина, Кейти попросила оставить все в салоне. Всю дорогу до дома девушка снова и снова перебирала новые вещи, с восторгом поглаживая дорогой шелк, бархат, вельвет…

Кейти решила, что последний раз позволяет Александросу платить за ее вещи. Девушка собиралась выйти на работу и обеспечивать себя самостоятельно.

Уже дома Кейти посмотрела на себя в зеркало и поникла.

– Я совсем забыла о прическе, – вздохнула она.
– Не волнуйтесь. Я все организую, – успокоил ее Цирус.

Этим же вечером Кейти сидела в салоне красоты, где ей подстригли и подкрасили волосы и сделали аккуратный маникюр. Девушка также подобрала себе косметику. Перед сном она еще долго экспериментировала с макияжем.

И хотя в этот день Кейти очень устала, она еще долго не могла заснуть. Ты можешь гордиться собой, слышала она свой внутренний голос. То, что Александрос был женат на красавице, еще не значит, что ты не можешь претендовать на ее роль. Тем более в их отношениях начиналась новая глава. Он пригласил ее в Италию, чтобы поговорить как друзья. Вот только почему от этой мысли так грустно?..

Первые впечатления Кейти от Италии были восторженными. Из окна лимузина, медленно двигавшегося по небольшой деревушке, открывался потрясающий вид.

Даже Тоби и Коннор затихли, молча наблюдая за проплывающими мимо цветущими полями. У близнецов начали резаться зубки, и, конечно, бессонная ночь тоже сказалась на их настроении. Кейти надеялась, что они быстро заснут, когда окажутся дома.

Наконец машина остановилась. Глазам Кейти предстала старинная вилла. Александрос никогда не любил ультрасовременные дома, отметила про себя девушка. Как только она вошла, управляющий протянул ей телефон.

– Присоединишься ко мне за ленчем? – услышала она голос Александроса.

Кейти с разочарованием поняла, что он не позаботился о том, чтобы лично встретить их, но ничем не выдала себя.

– Я бы с удовольствием… но сначала мне нужно уложить близнецов.

Услышав ее слова, новая няня по имени Мерибел поспешила заверить Кейти, что прекрасно с этим справится и одна.

– Ой, нет, нет, – поспешила заговорить Кейти. – Все в порядке. Я могу выехать сейчас. Ты где?

– Шофер доставит тебя куда надо.
Кейти надела новое летнее платье, украшенное лентой под грудью. Через несколько минут лимузин доставил девушку до места, и она вышла из машины.

Девушка увидела Александроса, который поспешил ей навстречу, и замерла на месте. Он выглядел потрясающе в дорогом сером костюме и рубашке с расстегнутыми двумя верхними пуговицами.

Кейти облизала пересохшие губы.
– Сегодня для нас начинается новая жизнь, – объявил Александрос.

– Да… – согласилась Кейти, нервно покусывая нижнюю губу.

Мужчина не отрываясь смотрел на ее губы. Как она может быть настолько сексуальной в платье, которое скрывает все изгибы ее тела, оставляя на виду только длинные изящные ноги, да и то от колена? Александрос не понимал, почему всего несколько дней назад не замечал в ней ничего привлекательного, а сейчас испытывает к ней столь сильное влечение…

Кроме того, в тот момент, когда Кейти заявила, что хочет остаться свободной, со всеми вытекающими из этого последствиями, Александрос все время чувствовал необходимость что-то сделать, чтобы изменить ее мнение. Кейти резко отличалась от тех женщин, с которыми встречался Александрос. Все они спали и видели себя замужем за богатым и успешным Александросом Кристакисом. А Кейти нет. Она попросту не хотела за него замуж. Но ее отказ только подстегнул его. Александрос решил действовать с теми же осторожностью и решительностью одновременно, с какими он заключал финансовые сделки. Кейти хочет романтики? Что ж, почему бы и нет? И Александрос начал осторожно расставлять капканы.

Кейти тем временем изумленно смотрела, какое изысканное место Александрос выбрал для ленча. Стол был накрыт на роскошной лоджии старинного замка. Впервые Кейти поняла, насколько богат Александрос. Все вокруг так и дышало роскошью и изысканностью.

– Это невероятно… – прошептала Кейти. – Ущипни меня, мне кажется, что я сплю. Но… ты ведь не любишь есть на открытом воздухе.

– Зато ты любишь.
– С каких это пор ты ставишь мои предпочтения превыше своих?

– Я пытался сделать тебе приятное, а ты хочешь поспорить? – удивился Александрос.

Кейти виновато опустила глаза.
– Я знал, что тебе здесь понравится. Единственной моей целью было доставить тебе удовольствие.

– Здесь очень красиво. – Кейти выпила бокал вина почти залпом. – А какова история замка?

– Дворец построил один знатный человек еще в середине шестнадцатого века. Он держал свою любовницу в башне.

– Он был женат?
Александрос улыбнулся. Иногда его просто поражала наивность Кейти. Он бы рассмеялся в голос, но боялся ранить ее чувства. Мужчина протянул ей тарелку с канапе и снова наполнил ее бокал вином.

– Я об этом не думал, но полагаю, что да.
– Жена и любовница в одном месте… – Кейти отвела глаза. Ей так хотелось спросить Александроса о Янти, но она понимала, что он не станет говорить о ней, а только разозлится.

Александрос сел рядом и завел непринужденную беседу. Через несколько минут волнение Кейти исчезло, она успокоилась и позволила себе расслабиться. Да и выпитое вино дало о себе знать.

– Для меня все это верх роскоши, – произнесла девушка, закрыв глаза. – Но ты, полагаю, уже не видишь в этом ничего особенного. Ты ведь родился в богатстве.

– Нет, ты не права. Мои бабушка и дед нашли меня, когда мне было шесть лет. А через два года усыновили.

Не веря своим ушам, Кейти резко открыла глаза и уставилась на него.

– Мои родители не были женаты. Я появился в результате одной бурной ночи, – признался Александрос. – В то время моя мать работала стюардессой на личном лайнере отца. Вскоре после моего рождения она стала употреблять наркотики и умерла, когда мне было пять лет. Меня определили в приют, но вскоре мой дед, Пелиас, узнал о моем существовании и отыскал меня.

– А твой отец? Он ничего не сделал?
– Он не желал ничего обо мне знать и никогда не помогал матери. Бабушка с дедушкой не понимали, как могли вырастить такого сына. Они постоянно вытаскивали его из разных историй, в которые он попадал. Отец погиб, когда мне было десять лет.

– Мне очень жаль… – На глаза Кейти навернулись слезы. Ей стало очень жаль Александроса, лишенного в детстве любви и заботы, которых заслуживает каждый ребенок.

Александрос заметил, что Кейти едва борется со слезами. Он вспомнил, что однажды застал ее плачущей над детским мультфильмом. Ее эмоциональность всегда очаровывала его. Очаровывала и восхищала.

– Я выжил, – попытался пошутить он. – Кстати, тебе очень идет это платье, милая.

Эта внезапная смена темы и настроения удивила Кейти. Избегая смотреть на Александроса, она произнесла:

– Мне хочется еще выпить.
– Прости, но ты слишком мало ела, чтобы пить больше, чем ты уже выпила.

– Что ты сказал?
– После трех бокалов ты будешь хихикать и отпускать глупые шуточки, – пояснил Александрос. – После четырех скинешь туфли и заберешься ко мне на колени. А это может быть опасно.

Вспомнив, что однажды в Ирландии так оно и случилось, Кейти покраснела до корней волос.

– Я веду себя как дурочка!
Александрос мягко рассмеялся и провел по ее щеке тыльной стороной руки.

– Ты всегда все принимаешь близко к сердцу. Я же просто шучу.

– Обычно я не пью так много вина, – выдохнула Кейти. Ее взволновало его прикосновение.

– Ты очень сексуальная и естественная. – Александрос пропустил ее слова мимо ушей. – Но полагаю, сейчас не время говорить тебе об этом.

– Ты прав… – Кейти замялась. – У тебя кто-то есть?
– Я мог бы иметь любую, но я хочу тебя, – без тени сомнения ответил Александрос.

Их взгляды встретились. Девушку охватила паника. Ее сердце стучало так сильно, что ей показалось, будто оно скоро совсем выскочит из груди.

Александрос тем временем склонился к ней и прошептал одними губами:

– Я хочу поцеловать тебя, милая…
Нет, кричал ее внутренний голос, скажи «нет». В животе что-то дрогнуло, по спине побежали предательские мурашки. Кейти словно потеряла дар речи.

– Всего один поцелуй, – произнес Александрос тихо.
Девушка задрожала и почти перестала дышать. Она знала, что не сможет остановиться после этого поцелуя. Не сможет противостоять сексуальности Александроса. Знала и ненавидела себя за это.

– Но мы…
– Хотим друг друга… – Александрос приблизился и поцеловал сначала ее шею, проведя языком по ее изящному изгибу, а затем поднявшись к аккуратному ушку. А когда он добрался до ее сладких губ, Кейти уже дрожала от нетерпения…

ГЛАВА ШЕСТАЯ
– Бог мой, какая же ты сладкая, – выдохнул он, отстранившись.

– Мы же хотели поговорить…
Чувствуя, что все разговоры бесполезны, Александрос опустил девушку на подушки и лег с ней рядом. Он снял с себя пиджак, потом рубашку, и девушка замерла. Он был великолепен, еще великолепнее, чем она помнила его. Движимая вспыхнувшим в ней желанием, Кейти пробежала пальчиками по его телу, чувствуя, как оно напряглось, когда ее руки спустились ниже.

– Зачем что-то говорить, если мы можем делать это?.. – Он ласкал ее тело; его прикосновения обжигали даже через одежду.

– Александрос…
Он склонился над ней так, что ее рука оказалась там, где густая дорожка темных волос спускалась все ниже и ниже.

– Дай волю своему желанию… Не бойся…
– Но мы не можем… – задыхаясь, прошептала Кейти. – Мы не должны…

Но тело говорило совсем другое. Каждой клеточкой оно тянулось к лежащему рядом мужчине. Александрос откинул ее голову назад и впился в ее губы с неистовостью голодного хищника.

Несколько мгновений – и платье уже лежало у ног Кейти.

– Мы можем… – глаза Александроса горели страстным огнем.

Кейти смущенно зарделась, ей не верилось, что Александрос смотрит на нее с таким нескрываемым восхищением.

Одним движением он избавил ее от бюстгальтера. Его взору предстали великолепные, полные и тугие груди девушки.

– Я не понимаю, почему, – не церемонясь объявил Александрос, – но твое тело сводит меня с ума, дорогая…

То, как чувственно и нежно он ласкал ее грудь, заставило Кейти забыть обо всех барьерах, которые она для себя выстроила. Александрос взял ее на руки и понес в спальню. Они оказались в комнате, которая была достойна принцессы из сказки. В центре ее располагалась большая кровать, скрытая прозрачным балдахином. Старинные готические окна добавляли атмосфере сказочности.

– Ух ты, – выдохнула Кейти. Если это был сон, то она не хотела просыпаться.

– Я знал, что тебе понравится, – уложив ее на кровать, прошептал Александрос.

– Да…
– Кейти… – Он склонился к ней и запечатлел поцелуй на ее губах. – Я хочу тебя…

Ее глаза ответили за нее, и Александрос медленно, словно боясь, что она передумает, снял с нее трусики.

Кейти никогда не думала, что когда-нибудь снова ощутит нечто подобное. Она ожидала, что сейчас он снимет брюки и возьмет ее на этой невероятно большой даже для двоих кровати. Но, кажется, у Александроса были совершенно иные намерения. Он ласкал ее тело, опускаясь все ниже и ниже, пока не достиг того, что искал. Кейти едва дышала от его ласк, изгибаясь от удовольствия, шепча его имя до тех пор, пока не позабыла обо всем на свете, отдавшись волнам удовольствия, накрывших ее с головой.

– Тебе было хорошо?..
Кейти ответила не сразу. Она все еще не верила в реальность происходящего.

– Очень…
– И это еще не конец… – его губы расплылись в сладострастной улыбке.

Покрывая поцелуями ее лицо, Александрос одной рукой снял с себя брюки и вошел в нее, быстро и грубо, отчего уснувшие было желания пробудились в ней опять с новой силой.

– Александрос… прошу тебя… о боже, нет, не останавливайся…

На этот раз они одновременно достигли вершины экстаза. И не было в жизни Кейти момента слаще, чем этот. Они лежали рядом, обессиленные и счастливые, и Кейти осторожно поцеловала его в висок. Александрос улыбнулся и крепче обнял ее.

– Я так скучал по тебе… ты такая сладкая…
– А еще я хочу спать, – пробормотала девушка.
– Поспи.
Кейти уютно устроилась у него на груди и не заметила, как сон окутал ее.

А когда Кейти очнулась ото сна, то сначала не поверила своим глазам. Ощущение дежа вю возникло у нее внутри. Она снова была в постели с Александросом, снова заснула у него на груди, как доверчивая дуреха. И снова чуть было не призналась ему в любви. Там, в глубине души, под всей злостью и обидой, еще жила любовь к этому мужчине. Но ведь это он бросил ее. И так ли он скучал по ней, как говорит? Так скучал, что ни разу даже не поинтересовался, как у нее дела! И где же та дружба, которую он предлагал? Неужели таким образом он лишь хотел снова затащить ее в постель?

Кейти оглядела комнату, пытаясь освободиться от терзавших ее вопросов. Все здесь было каким-то по-женски мягким и изысканным. Кейти и сама выбрала бы для своей комнаты такую же обстановку, если бы могла себе такое позволить. И не только мебель восхищала ее здесь. Повсюду стояли живые цветы. Розы и лилии. Ее любимые. Откуда же это странное чувство внутри? Что породило в ней такие сомнения?..

Конечно! Здесь все было слишком идеально. Весь этот ленч был тщательно спланирован. Кейти почувствовала, как внутри образовался комок, который с каждой минутой становится все больше. Умелый рыбак расставил свои сети, а она попалась. Хуже того, за это время она так ни разу и не вспомнила о детях…

– Ты такая тихая, – вздохнул Александрос. – Я не хочу нарушать эту идиллию, но я не ел с самого завтрака, а сейчас уже время обедать.

Отодвинувшись от него, Кейти резко села в постели.
– Ты сделал из меня просто дуру…
– Чем я заслужил подобное обвинение?
Кейти нашла свои трусики и надела их. Она никогда не чувствовала себя уверенно, будучи обнаженной. Поднявшись с кровати, она начала одеваться.

Александрос откинул одеяло и тоже поднялся. В отличие от Кейти он спокойно относился к своей наготе.

– Что случилось? Что-то не так?
– Не могу поверить, что ты задаешь мне подобный вопрос! – набросилась на него Кейти. – Я была слишком легкой добычей, правда? Ты предложил мне солнце, розы и великолепную обстановку, и вот я уже поддалась твоим приемам соблазнения!..

– Каким еще приемам? – искренне удивился Александрос, натягивая брюки. – Мне никогда в жизни не приходилось никого соблазнять.

– Не думай, что я забуду, как ты со мной поступил! – От злости Кейти схватила одеяло и сорвала его с кровати. Вслед за ним отправились и подушки и покрывало.

Смахнув слезы, Кейти вышла из комнаты и спустилась по витой лестнице обратно на лоджию. Она пыталась найти свой бюстгальтер, но тот, кажется, исчез.

– Ты с ума сошла? – поинтересовался Александров следуя за ней. – Сначала ты занимаешься со мной любовью, потом кричишь на меня.

– Что случилось, Александрос? Ты больше не хочешь ограничиться дружбой? – хмыкнула девушка.

– Я предлагал дружбу… ты сама позволила мне зайти гораздо дальше.

Кейти уставилась на него, не веря своим ушам. Александрос протянул ей руку.

– Пойдем в постель, милая. Я закажу еду.
– Ты, наверное, шутишь! Я приехала в Италию, потому что поверила тебе. Потому что хотела быть честной с тобой и детьми.

– И ты была честна, – всплеснул руками Александрос. – Я уважаю тебя за это. Сегодня мы забыли о прошлом… и это очень важный шаг.

– А по-моему, мы вернулись в прошлое. Я ведь снова оказалась в твоей постели! Вот и все!

– Но тебе ведь было хорошо, – заявил Александрос. – По крайней мере, я не слышал жалоб.

– Это неважно…
– Наверное, я чего-то не понимаю. А может, все дело в женской логике. Но ты ведь хотела меня.

– И ты поспешил воспользоваться мной, да? – Девушка со злостью передвигала стулья в поисках туфель. – Потому, что я все еще нахожу тебя привлекательным, ты подумал, что будет забавно заманить меня сюда, придумав разговор про дружбу?

Наблюдая за тем, как она злится, Александрос вдруг понял, что его так восхищает в ней. Ее чувственность и хрупкость. Он простонал от нетерпения.

– Уверяю тебя, эта глупая сцена вовсе не кажется мне смешной. Прости, но я так и не понял, в чем проблема.

– Ты не видишь ничего плохого в своих действиях!
– А что я такого сделал?
– Неужели ты правда не понимаешь, Александрос? Мне следовало сразу заподозрить, что здесь что-то не так. Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Александрос начал раздражаться. Кейти же любила сказочные истории, цветы и большие кровати. Он лишь позаботился, чтобы она получила все это. По его мнению, все прошло великолепно: она была счастлива; он тоже. Так в чем проблема? И вообще, Кейти стала первой женщиной, которая повысила на него голос. И это злило его еще больше.

– С каких пор ты устраиваешь истерику, получая то, что тебе нравится и доставляет удовольствие?

– Это все фальшь. Отвратительный мерзкий обман!
– Боже мой, прекрати… Я хочу жениться на тебе! Разве это обман?..

Кейти наконец нашла бюстгальтер и тут же надела его, радуясь возможности не отвечать на вопрос Александроса. У нее было так плохо на душе, что она с трудом сдерживала рыдания. Ведь ей так хотелось, чтобы все это было правдой. Чтобы Александрос искренне желал вернуть ее, жениться на ней, быть с ней…

– Я сделал тебе предложение, но ты отказала мне. Но я так просто не сдаюсь, если хочу чего-то добиться, – Александрос с вызовом посмотрел ей в глаза. – Я такой, какой есть. И я не знаю поражений.

– Неужели? – хмыкнула Кейти. – Ты создал весь этот романтический антураж, но это для тебя ничего не значило! Ты заставил меня думать, что тебе не все равно, а потом бросил меня. Что ж, знай, что я больше не попадусь на ту же удочку. Тебе не удастся манипулировать мной!

– Что еще за «романтический антураж»? Я всего лишь…

– Лепестки роз в ванной… цветы… мой любимый фильм… книга, – перебила его девушка. От ярости она не понимала даже, что давно перемешала прошлое с настоящим.

– Не понимаю, почему ты так бесишься из-за нескольких подарков. Я не хотел обидеть тебя. Просто тогда у меня еще ни с кем не было подобных отношений.

– Да… знаю. Поэтому ты назвал меня «просто служанкой», когда к тебе в гости приехал друг?

Александрос тряхнул головой. Она что, услышала это?

– Он мог распустить слухи. Я лишь защищал тебя и себя от лишних пересудов.

– Нет, – проговорила Кейти сквозь слезы. – Ты говорил правду. Я всегда была для тебя служанкой, согревающей твою постель… Ты никогда и не думал о чем-то большем!

– Ты не права! И знаешь это! – прогремел Александрос. – В тот день, когда я позволил тебе кричать на меня без страха быть уволенной, ты перестала быть просто горничной. Мы были равны!

– Ну что ж, зато сегодня все завершилось дешевой сказкой! – Кейти ускорила шаг. – Как ты все это устроил? Нанял декораторов и дизайнеров, чтобы они создали идеальную обстановку для флирта и соблазнения?

– Боже мой! – взмолился Александрос. – Чтобы я еще хоть раз в своей жизни попытался сделать тебе приятное, ни за что! Ты самая истеричная женщина на свете! Ты вспомнила даже то, о чем я уже успел забыть!

– Я не доверяю тебе, вот и все. Разве можно винить меня в этом? – Кейти резко оглянулась, уперев руки в бока. – А где твои телохранители, а? Их отсутствие только доказывает, что ты собирался затащить меня в постель!

– У меня нет слов! – всплеснул руками Александрос.
– Да чтоб ты сгорел за это в аду, Кристакис! – в ярости вскричала девушка.

– Разве это преступление, что я хочу на тебе жениться?

– Слушай, когда я буду в отчаянии искать себе мужа и даже готова буду согласиться на предложение человека, который хочет жениться из чувства вины за то, что сделал мне детей, я дам тебе знать!

Александрос перехватил локоть Кейти и резко развернул ее к себе.

– Может, я ценю этих двух малышей больше, чем ты думаешь, – прошипел он. – Янти испробовала все возможные средства, известные человеку, чтобы вылечиться от бесплодия, но мы так и не смогли завести ребенка.

Кейти в недоумении смотрела на Александроса. На минуту ей стало очень жаль его, но потом ее собственная боль победила. Она не нашла для него слов.

– И возможно, – продолжал Александрос, – я просто понимаю, как много задолжал своим бабушке и деду за то, что они забрали меня и растили как собственного сына.

– Если я когда-нибудь и выйду замуж, – заявила Кейти, – я хочу, чтобы меня с мужем связывало нечто большее, чем общие дети.

Кейти развернулась и поторопилась прочь. Александрос вдруг ощутил, что внутри как будто сработал детонатор. Он опередил ее и не дал ей открыть дверь, ведущую на виллу (и когда только они успели дойти?).

– Что может быть больше того, что было между нами недавно? – прохрипел он ей прямо в ухо.

– Это всего лишь секс.
– А что в этом плохого? – разозлился он. – Да я бы облетел весь свет, чтобы провести в твоей постели хотя бы час. Это был лучший секс в моей жизни. И я счастлив. Более чем счастлив. Почему же тебе этого мало?

– Александрос…
Со стороны раздался чей-то кашель. Так обычно кашляют, когда хотят предупредить о своем присутствии. Александрос замер, очевидно увидев, кто стал невольным свидетелем их разговора.

Кейти покраснела оттого, что кто-то мог услышать их спор, и повернулась. Пожилой седовласый мужчина находился в двух шагах от них. На руках он держал Тоби, который, увидев родителей, залился радостным смехом.

– Пелиас Кристакис, – дружелюбно улыбнулся мужчина. – А вы, должно быть…

– Кейти, – вмешался Александрос, слегка прикрыв девушку собой, чтобы скрыть от посторонних глаз некоторую небрежность в ее одежде. – Позволь представить тебя моему дедушке.

– Кейти, – Пелиас сопроводил девушку в холл, – это моя жена, Каллиопе.

Дородная пожилая леди поприветствовала ее на ломаном английском.

Пока Кейти приходила в себя, Александрос засыпал няню вопросами. Когда приехали его родственники? Как она объяснила отсутствие хозяев?

Кейти с трудом взяла себя в руки. Конечно, старшие Кристакисы поняли, чем занимались родители их правнуков. Волосы Кейти растрепались, щеки пылали, макияж размазался. Да и внук выглядел не лучшим образом: без пиджака и носков и в рубашке навыпуск. Но пожилая пара ничем не показала своего недовольства или неловкости.

Пелиас протянул Тоби Кейти.
– Конечно, он хочет к мамочке. Мы с Каллиопе были так рады, узнав о том, что у нас есть правнуки. Надеюсь, вы понимаете, что мы не могли дождаться, когда познакомимся с ними, поэтому мы здесь. В нашем возрасте каждая минута драгоценна.

Александрос поцеловал родных.
– Твой дедушка хотел заранее предупредить о нашем визите, но ты же знаешь, как я люблю сюрпризы.

– О, это чудесный сюрприз, ба!
Пожаловавшись на свой артрит, Каллиопе попросила Кейти подойти и присесть рядом с нею.

– У тебя чудесные дети, милая, – сказала она. – Сильные, здоровые и полные жизни. Ты, наверное, очень гордишься ими.

– Мы так рады, что они у нас есть, – добавил Пелиас. – Я хочу, чтобы ты знала: неважно, чем у вас все закончится с Александросом, мы всегда будем считать тебя и детей членами нашей семьи. И двери нашего дома будут всегда открыты для вас.

Кейти была тронута такими теплыми словами.
– Вы, конечно, останетесь погостить? – поинтересовался Александрос. – Я, к сожалению, должен быть в Брюсселе завтра с утра, так что мне придется улететь сегодня вечером. Но Кейти с удовольствием побудет в вашей компании, правда, милая?

Кейти заверила всех, что так оно и есть. Она улыбалась, но внутри бушевала буря. Александрос уезжает из-за недавней ссоры или нет? И вообще, верное ли решение она приняла, рассказав ему о детях?

Полчаса спустя Александрос настоял, чтобы помочь Кейти уложить близнецов. Когда малыши были накормлены, помыты, переодеты и уложены спать, Александрос проводил их маму до спальни и вошел вместе с ней.

– У меня есть к тебе один вопрос. Он касается того времени, когда близнецы еще не родились. Можно?

Удивленная, Кейти кивнула.
– Когда ты звонила на тот номер, что я дал тебе?
– Летом, – пожала плечами девушка. – В конце июня, начале июля.

– А письмо, о котором ты упоминала?
– Примерно в то же самое время.
– Получается, что ты сделала все это через шесть-семь месяцев после нашего расставания. Но ведь тогда ты уже давно знала, что беременна. Почему ты так долго ждала, прежде чем связалась со мной?

– Я хотела узнать, позвонишь ли ты мне первым, – честно призналась Кейти.

– Не понимаю…
– Мне хотелось посмотреть, попытаешься ли ты связаться со мной, если не будешь знать о том, что станешь отцом. Но ты не сделал этого. И тогда я все поняла.

– Я бы позвонил, если бы мне было известно о беременности! – разозлился Александрос. – К тому времени, как ты потрудилась связаться со мной, твоего имени уже не было в списках. Поэтому тебе не удалось поговорить со мной.

– Значит, ты вносишь в списки всех своих женщин, а потом с легкостью вычеркиваешь их? Из списка и из своей жизни!

На этот раз Александрос ощутил, что не на шутку рассердился. Хватит с него женской логики! Но он не собирался скандалить. По крайней мере не тогда, когда в гостях бабушка и дедушка. Пелиас ни за что не простил бы внука, если бы тот стал кричать на Кейти. К несчастью, Пелиас уверен, что все женщины похожи на Каллиопе – хрупкий цветок с ранимой душой и спокойным характером.

– Поживешь на вилле еще немного. Скоро я найду для тебя подходящую квартиру в Лондоне.

– Александрос… – удивленная внезапной сменой темы, начала Кейти. – Я понимаю… ты все еще злишься на меня, но… мне правда жаль, я думаю, мы свернули не на ту дорогу и…

– Пару часов назад ты была в моей постели… только не проси, чтобы после этого мы остались друзьями. Слишком поздно.

– Может, дружба между нами была невозможна с самого начала.

– И еще. Не жди, что я буду спокойно наблюдать, как ты встречаешься с другими мужчинами. Я не позволю тебе…

– Я не такая, – инстинктивно Кейти коснулась его руки. – Неужели ты еще не понял? Я не собираюсь…

– Ты рискуешь. – Александрос прижал девушку к стене, перекрыв ей все пути к отступлению. – Не прикасайся к мужчине, если не хочешь, чтобы он ответил тем же…

Он был так близко, что у Кейти перехватило дыхание, а сердце бешено забилось в груди. Она дрожала в предвкушении поцелуя, злясь на себя за свою слабость перед Александросом.

– Поработай над своей обороной, – прошептал он, едва касаясь ее губ, – потому что я не сдался. Когда мне чего-то хочется, я делаю все, чтобы получить это. Следующий бой я могу выиграть нечестным путем, дорогая моя.

Наградив Кейти белозубой улыбкой, Александрос вышел из комнаты…

ГЛАВА СЕДЬМАЯ
Четыре недели спустя Кейти пошла на открытие галереи искусств в компании молодого симпатичного греческого бизнесмена и его сестры.

Когда Кейти вернулась из Италии, Александрос был в Нью-Йорке. Поэтому Пелиас и Каллиопе с радостью пригласили девушку погостить в их уютном доме в Лондоне. За неделю с небольшим, которую Кейти провела там, она познакомилась со многими людьми. Старшие Кристакисы сделали все возможное, чтобы ввести девушку в свой круг. Даймон и Евгена Баурикас, случайно навестившие Пелиаса и Каллиопе вместе со своим отцом, стали для Кейти особенно близкими друзьями, так как они были одного с ней возраста.

Впервые за долгое время Кейти наслаждалась общением с людьми. Она старалась больше ни о чем не думать, а просто радоваться жизни. В планы девушки входило также найти себе работу. Та скорость, с которой все в ее жизни переменилось буквально за несколько недель, просто поражала Кейти.

Она наконец-то решилась позвонить маме в Новую Зеландию и рассказать ей о близнецах. Новость о том, что она стала бабушкой, повергла Мауру в шок. И хотя она обиделась на дочь за то, что та не сказала ей о детях раньше, Маура позвонила ей на следующий день и очень долго расспрашивала о Тоби и Конноре и о том, как они живут.

Сейчас Кейти абсолютно не нуждалась в деньгах, но все же она чувствовала, что работа даст ей необходимую независимость. Не всю же жизнь жить на попечении Кристакисов? Нет. Ни за что! А еще работа поможет отвлечься от мыслей об Александросе. Он уехал по делам за границу, но несколько раз приезжал навестить детей. Правда, Кейти не оказывалось дома.

Неделю назад девушка переехала в потрясающую квартиру, которую Александрос купил для нее и детей. Раньше она не смогла бы себе позволить снять хотя бы комнату в подобном месте. Квартира оказалась намного больше, чем она просила, но Александрос проигнорировал все протесты Кейти, заявив, что его дети должны жить в комфорте.

– Полагаю, слухи, которые ходят вокруг тебя и Александроса, могут оказаться правдивыми, – позволил себе высказаться Даймон Баурикас, когда они ходили между экспонатов.

– Я никогда ни с кем не говорила об Александросе… – отозвалась Кейти, мысленно прося Бога о том, чтобы Евгена не оставляла их наедине.

– Значит, журналисты все это придумали?
– Боже, как же мне все это надоело! Что это еще за сплетни?

– Ну… – молодой грек замялся, – утверждают, будто вы с Александросом не живете вместе. Я заговорил об этом потому, что видел вашу няню. Она как раз принесла детей Пелиасу и Каллиопе.

– Не понимаю…
– Ваша няня Мерибел, она очень горячая штучка! – пояснил Даймон. – Только женщина, которая не боится соперниц, наняла бы няню, обладающую параметрами модели. Да еще как раз такого типа, который нравится ее мужу. Кристакисы всегда питали слабость к изящным длинноногим блондинкам…

Кейти побледнела. До этого момента она и не думала, что Мерибел такая красотка, но сейчас все ее мысли перевернулись. Неужели это из-за няни Александрос приезжает к детям в то время, когда ее нет дома? На что это пытается намекнуть Даймон? Что Александрос крутит роман с Мерибел, а она, Кейти, узнает обо всем последней?

– Да, Мерибел чудесная, правда? – произнесла Кейти сквозь зубы. – Полагаю, она чем-то напоминает ему бывшую жену.

– Думаю, это было бы сложно для Мерибел.
– О ком вы говорите? – вмешалась подошедшая к ним Евгена.

– О Янти Кристакис, – пояснил ее брат.
– Мама всегда ставила ее мне в пример. Конечно, Янти была старше. И намного красивее меня. Она занималась благотворительностью. И была так предана Александросу…

– Он женился на ней и превратился в трудоголика, – возразил Даймон.

– Всем известно, что они были идеальной парой! – парировала Евгена.

– Пелиас и Каллиопе никогда не упоминали о Янти, – промямлила Кейти.

– Они были просто убиты горем, когда она погибла. Тем более что она так и не смогла подарить им внука. – Как будто осознав смысл своих слов, Евгена покраснела от стыда. – Прости, Кейти. Надеюсь, ты не подумала, что я…

– Ну конечно же нет, – поспешила заверить девушка, хотя внутри все переворачивалось от нахлынувших чувств.

Что ж, она спросила, ей ответили. Кейти шла по галерее, но не замечала ничего вокруг. Все ее мысли были о том, какой чудесной женой была Янти и как счастлив с ней был Александрос. Первый раз Кейти так явственно ощутила приступ ревности. Ей было стыдно за свои чувства, но она никак не могла заставить себя от них избавиться. Она ревновала Александроса к Янти и к тому, что их связывало. Она была в таком отчаянии, что уже подумывала принять предложение Александроса. Но с другой стороны, сможет ли она выйти замуж за человека, который открыто признался, что ему от нее нужен только секс?

Александрос любил свою жену. Он скорбел о ней, когда познакомился с Кейти. И он воспользовался ею как бальзамом, чтобы залечить раны. В отличие от Янти, Кейти была для него чем-то временным. Способом избежать одиночества и попробовать начать новую жизнь. И только рождение Тоби и Коннора дало Кейти билет обратно в его жизнь. Осознав это, девушка ощутила, как ее самоуважение разваливается, уступая место уязвленной гордости. Всем своим существом она пыталась отрицать тот факт, что до сих пор любила отца своих детей…

Вечеринка по случаю открытия галереи близилась к завершению. Не желая больше веселиться, Кейти притворно зевнула и сказала друзьям, что устала и собирается домой. Даймон предложил проводить ее.

– Меня ждет машина, – вежливо отказалась девушка.
– Тогда я провожу тебя до машины. Так значит, ты все-таки не свободна?

– Не понимаю, о чем ты.
– Твоих детей здесь нет, но ты все же приехала на лимузине Кристакисов. На правах хозяйки. Кристакис постарался, чтобы расставить вокруг тебя таблички «Руки прочь», – усмехнулся молодой бизнесмен.

– Ошибаешься, – возразила Кейти, когда они вышли на улицу. – Я обычно всегда беру детей с собой. И Александрос настаивает, чтобы я пользовалась его лимузином.

– Кстати, не переживай из-за привлекательности няни. Если она свободна, я позабочусь о том, чтобы занять ее!

Неожиданно яркий свет ослепил Кейти. Она зажмурилась. Фотограф исчез в темноте, и Даймон открыл перед девушкой дверь лимузина.

– Удивлен, что Кристакис не приставил к тебе охрану.

– Я отказалась от телохранителей на сегодняшний вечер, – вздохнула Кейти.

После бессонной ночи, проведенной в мыслях о Мерибел и Александросе, Кейти проснулась в отвратительном настроении. Она покормила и переодела Тоби и Коннора, а затем снова легла в постель. Не прошло и пяти минут, как девушку разбудил стук в дверь.

– Мистер Кристакис здесь, – сообщила Мерибел. – Он хочет вас видеть.

Кейти заставила себя встать с постели. Она взглянула на себя в зеркало и ужаснулась. Она была похожа на привидение. И почему это Александрос приехал без предупреждения, да еще и в такой час? Девушка посмотрела на часы. Почти полдень. Оказывается, она спала значительно больше, чем ей казалось. Кейти в спешке почистила зубы, ополоснулась и переоделась в чистую одежду. Запыхавшись, она влетела в гостиную.

Но Александроса там не было. Он находился в детской, с детьми и Мерибел. Кейти незаметно встала у двери, немного приоткрыв ее. Она нервно теребила короткую джинсовую юбку, в ожидании увидеть что-нибудь ужасное. Александрос задавал вопросы, а Мерибел отвечала. Она краснела и бросала на Александроса кокетливые взгляды. Но так повела бы себя любая девушка, оказавшаяся в компании такого красивого мужчины.

– Александрос…
Он оглянулся, смерив Кейти недовольным взглядом. Потом встал и, оставив Мерибел с малышами, вышел. То, как он сопроводил ее в гостиную, лишь доказало Кейти, что ее появление было нежелательным.

– Ты считаешь Мерибел привлекательной? – неожиданно для себя самой выпалила Кейти.

В комнате воцарилась тишина. Девушка чувствовала себя так, будто попала в центр воронки, которая засасывает ее прямо в пучину. Она не смела поднять глаза.

– Позволь… я правильно тебя понял? – Александрос говорил, осторожно подбирая слова. – Ты спрашиваешь, соблазнил ли я няню?

– Я совсем не это имела в виду, – покраснела Кейти.

– А что же еще? Отвечаю: нет. Я никогда не связываюсь с теми, кто работает в моем доме. А если кто-то и пытался зайти за рамки деловых отношений, я тут же увольнял такую. Ты – единственное исключение. Единственная моя помощница, которая оказалась в моей постели…

– Если я правильно тебя поняла, больше ты не пойдешь на такой риск.

Александрос не стал отвечать на ее выпад.
– Вчера ты была в обществе Даймона Баурикаса… объяснись, – потребовал он.

– Прости? – Кейти посмотрела ему прямо в глаза, гордо вздернув подбородок.

– Он не подходящая компания для тебя.
– Я взрослая женщина. Не могу поверить, что ты учишь меня жить…

– Мне неприятно, что ты общалась с ним.
– Никто, даже ты, не может указывать мне, что делать.

– Я могу, – гневно сверкнул глазами Александрос. – И если ты не послушаешь меня, то Баурикас точно послушает. Я слишком влиятелен, чтобы игнорировать меня.

– Ты не посмеешь! – разозлилась Кейти.
– О, мне кажется, мы оба знаем, что посмею. И с удовольствием сделаю это, милая моя, – промурлыкал Александрос.

Перед его глазами до сих пор стояло то фото в утренней газете, на котором он увидел Кейти и Даймона. Газеты приписывали молодому человеку имидж «плохого парня», но Александрос не собирался сообщать об этом Кейти. Это могло только добавить Даймону шарма в ее глазах. Тем более в свои двадцать пять он был гораздо ближе Кейти по возрасту, нежели Александрос.

Кейти хотела было сказать ему, что на самом деле Даймон интересуется их красоткой-няней, но из гордости не стала этого делать. Если Александрос будет думать, что Кейти привлекает других мужчин, он может посмотреть на нее другими глазами. Александрос обожал дух соперничества в бизнесе. Может, и с женщинами дело обстоит так же?

– Кажется, ты забыл, что я познакомилась с Даймоном в доме твоих бабушки с дедушкой, – напомнила ему Кейти.

– Их двери открыты для всех. И ты не в том положении, чтобы неосторожно выбирать себе друзей.

– Почему это?
– У тебя дети от греческого миллионера, – улыбнулся Александрос. – Но если тебя увидят в компании еще одного магната – тоже, кстати, грека, – люди могут подумать, что ты просто охотница за деньгами, ищущая прибыльных связей.

– Как… ты… смеешь? – Кейти едва не задохнулась от негодования.

– Твоя репутация мне небезразлична. И нашим детям тоже.

– Я сама выбираю себе друзей! – в сердцах воскликнула Кейти, сжав руки в кулачки.

– Нет, – прошептал Александрос, подойдя к ней. Он разжал ее пальчики и взял ее руки в свои. – Ты больше не можешь делать выбор сама.

– Убери руки! Ты сам говорил, чтобы я не прикасалась к тебе, а теперь… – неистовствовала девушка.

Страсть, с которой она говорила, пробудила в Александросе почти неудержимое желание. Он чувствовал себя так, будто голодал и внезапно наткнулся на спасительную пищу.

– Я люблю риск, – прохрипел он. – Он добавляет остроты нашей жизни.

– Это вызов? – Глаза Кейти сверкнули гневом.
– Я не хочу драться с тобой, – соблазнительно улыбнулся Александрос, приближаясь к ней почти вплотную.

– Я должна погулять с Тоби и Коннором, – испуганно протараторила Кейти.

К ее удивлению, Александрос отпустил ее и вышел в холл. Уже через минуту он снова появился в гостиной.

– Куда ты ходил?
– Сказал няне, что детям нужно немного подышать воздухом.

– Но… но зачем ты это сделал? Ради бога, Александрос, ей может показаться, что…

– В ее обязанности не входит думать о том, как что-то выглядит. Ты такая наивная, милая. Иди ко мне…

– Нет!.. Ни за что…
Александрос бросил пиджак на стул и ослабил галстук.

– Что ты делаешь? Зачем ты…
– А ты как думаешь?
У Александроса зазвонил мобильник. Он достал его, с сожалением посмотрел на экран и без лишних церемоний выключил.

– Но, возможно, это из банка! Может, что-то важное! – запротестовала Кейти, как только галстук отправился вслед за пиджаком.

– Боже мой… неужели ты думаешь, я всегда поступаю так, как все ожидают? Иногда следовать своим собственным ощущениям важнее, чем соблюдать правила. Это как раз тот случай, – Александрос начал расстегивать рубашку.

– Прекрати! – раскрасневшись, воскликнула Кейти.
– Если я остановлюсь, я уйду… и отправлюсь на поиски другой.

Мысль, что Александрос проведет время в объятиях другой женщины, разрывала сердце Кейти на части. Дрожа, с пересохшими губами и бешено бьющимся сердцем, Кейти с вызовом заглянула в его темные глаза.

– Ты мне угрожаешь?..
– Нет, я всего лишь честен с тобой, дорогая. Думаешь, буду ждать вечность? Хочешь ты или нет…

– Но замужество – это…
– Нет, – перебил Александрос. – Я говорю не о женитьбе. Ты не знаешь, чего ты хочешь. Настало время понять. Я хочу заняться с тобой любовью, но не желаю потом увидеть трагедию в четырех действиях.

– Мне совсем не нравится, что ты связываешься с другими женщинами! – призналась Кейти.

Александрос подошел ближе. На его лице играла улыбка героя-завоевателя, который только что победил целую армию.

– Иногда я так ненавижу тебя, что мне хочется кричать!

– Знаю… и это очень приятно – быть с женщиной, которая обладает такой страстной натурой.

Его надменная ирония так разозлила девушку, что Кейти набросилась на Александроса с кулаками. Но, оказавшись рядом с ним, ощутив его аромат, она замерла. Колени предательски задрожали. Она любила его. И ненавидела себя за такую слабость.

Александрос прижал ее к стене и прошептал на ухо:
– Месяц для меня слишком долгий срок… слишком много одиноких ночей и холодных постелей…

Кейти задрожала. Александрос взял ее на руки и почти бросил на кровать. Он накрыл ее тело своим, резко разведя ее бедра, чтобы она почувствовала силу его голода.

Его поцелуй был долгим и страстным. Он сорвал с нее одежду, лаская ее тело. Его руки и губы были так горячи, что Кейти казалось: она вот-вот сгорит.

– Не останавливайся… – взмолилась она.
– Мы должны кое-что прояснить.
– Не сейчас, – простонала Кейти.
– Больше никаких упоминаний о любви или долге. Никакой чепухи о дружбе. Пусть это будет чистое удовольствие для нас обоих.

Но Кейти не слышала его слов. Ее тело тянулось к нему, горело от страсти, молило о ласках… Как только он вошел в нее, медленно и нежно, волна удовольствия накрыла девушку с головой.

После Кейти потянулась к нему, не понимая, на земле она или в небе, стараясь не выдать своего смущения от того, что оба даже не разделись полностью.

– Мне так нужно было это, – прошептал Александрос. – Правда, милая. И мне нужно еще больше.

Александрос поднял ее и понес прочь из комнаты.
– Нет… – обвив его тело ногами, выдохнула девушка. – Что, если…

– Дети еще будут на улице, когда ты закричишь от удовольствия.

– Я не кричу.
– В этот раз будешь… – Александрос вошел в спальню и уложил Кейти на кровать. Он медленно снял с нее юбку и топ и вырвал у нее из рук одеяло прежде, чем она успела скрыться под ним. – Нет. Я уже большой мальчик. Я хочу увидеть тебя всю. При свете дня.

– Александрос!.. – стыдливо зарделась она. – Я не могу…

– Прошу тебя.
– Мне стыдно.
– Твоя стыдливость заводит. Но если ты так и будешь лежать с закрытыми глазами, я не смогу ничего сделать…

Кейти приоткрыла глаза и посмотрела на него.
– Прекрасно, – выдохнул Александрос, перехватив ее руки, когда она уже собиралась прикрыться. – Ты такая красивая…

– Нет.
– Для меня это так.
– Нет…
– Твои волосы потрясающего цвета, твой вздернутый носик необычайно идет тебе. Мне нравятся твои глаза, твои губы и много чего еще…

– Перестань!
– Ты естественная. Никакого макияжа и хирургических вмешательств.

– Ты все сводишь к физическому.
– Ты привыкнешь, и тебе начнут нравиться такие комплименты. Сегодня я покажу тебе, как умею любить…

Они снова и снова занимались любовью. В разных позах и разных местах. До тех пор, пока Кейти совсем не выбилась из сил. Ей даже показалось, что он никак не мог насытиться ею. Она не могла не удивиться силе его желания.

Кейти почти заснула, когда вдруг поняла, что Александроса нет рядом. Она приподнялась в постели и увидела, что он уже завязывает галстук.

– Ты уходишь? – удивленно прошептала девушка.
– Я перенес встречу, чтобы приехать сюда, – объяснил Александрос. – Завтра я должен быть снова в Риме, а оттуда отправлюсь в Гонконг.

– Когда ты вернешься? – спросила Кейти. Она не хотела, чтобы он уезжал, и не могла этого скрыть.

– Я не уверен. Я позвоню…
Кейти машинально кивнула.
– Разве нам обоим сейчас не хорошо, милая? – улыбнулся Александрос. – Ни истерик, ни скандалов. Я всегда хотел, чтобы между нами все так и было.

Он ушел, и квартира вдруг показалась Кейти пустой и тихой. Во рту пересохло. Так вот чего он хочет: много секса, без любви и требований. Он уже не говорил о женитьбе. Это и понятно. Она согласилась на его условия. И, сама того не желая, превратилась в его любовницу. На глаза навернулись слезы. Кейти смахнула их. Не время плакать. Нужно подумать, как жить дальше…
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Под музыку страсти 2

Под музыку страсти 3

С непонятной улыбкой на лице и подарочной коробкой в руках Александрос вошел в лифт и нажал на кнопку этажа, где располагалась квартира Кейти. Он не жаловал сюрпризы, но Кейти...

Под музыку страсти 1

С превеликим удовольствием, отражавшимся в его темных, как подземные реки, глазах, Александрос Кристакис наблюдал за своим дедом. Тот не спеша обошел серебристый «аскари КЗ 1...

Музыка падших богов. Ч. 1. Гл. 1 - 3

Часть первая. Музыка для гопников. Глава 1 Когда-то я был арфистом. Нет, не профессиональным музыкантом, профессионалов я не люблю с детства. Все профессионалы - ремесленники...

Музыка падших богов. Ч. 1. Гл. 9 - 10

Глава 9 Лучи полуденного солнца падали в незашторенные окна, освещая комнату Константина, молодого человека лет двадцати от роду. Хозяин комнаты сладко спал, свернувшись калачиком...

Музыка падших богов. Ч. 2. Гл. 1 - 3

Часть вторая. Музыка для юродивых. Глава 1 Случается, когда я бреюсь в ванной, я слышу тишину. Появляется осознание, что шум текущей воды, доносящееся сверху пение сидящего на...

Музыка падших богов. Ч. 2. Гл. 4 - 6

Глава 4 Я сижу в кресле поджав ноги, читаю с монитора произведения андеграундных авторов. Иногда у меня устают глаза. Тогда я на несколько секунд зажмуриваюсь и понимаю, что такого...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты