Под музыку страсти 1

С превеликим удовольствием, отражавшимся в его темных, как подземные реки, глазах, Александрос Кристакис наблюдал за своим дедом. Тот не спеша обошел серебристый «аскари КЗ 1», который только что доставили, – лучше игрушки для мужчины придумать трудно.
Под музыку страсти 1
Такой суперавтомобиль могли сконструировать только в пятидесятые годы! Восторг пожилого человека от зрелища подобного раритета не поддавался описанию.

– Представить только, эта машина стоит почти четверть миллиона! – Высокий и крепкий, несмотря на свои семьдесят пять лет, Пелиас тряхнул головой и с одобрением улыбнулся. – Это, конечно, чистое сумасшествие, но, признаться, у меня на душе стало легче оттого, что ты снова начал интересоваться такими глупостями!

Александрос никак не отреагировал на столь откровенный намек. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

Обозреватели газетных колонок светских слухов немало строк посвящали главе СТК-банка. И немудрено, другого такого красавца надо поискать! Его мягкие, но в то же время мужественные черты лица привлекали всеобщее женское внимание, где бы он ни находился. А четко очерченные скулы и волевой подбородок выдавали твердость характера и силу воли. И хотя сам Александрос испытывал отвращение к бесцеремонным и лживым представителям прессы, он позволял писать о себе все, что угодно. Какая ему разница, что выдумывают о нем журналисты, у них работа такая, а ему, чтобы не забивать себе голову всякой ерундой, достаточно просто не читать все эти желтые газетенки – и никаких проблем!

– Ты еще так молод, – осторожно продолжил Пелиас Кристакис, – тебе всего тридцать один год. Я понимаю, что ты никогда не забудешь свое горе, но все же пора начать жизнь с чистого листа.

– Я уже давно начал свою жизнь заново, – пробормотал Александрос.

– Но с тех пор как Янти не стало, ты только и делал, что работал. Зарабатывал больше и больше денег. Сколько их может понадобиться одному человеку, чтобы безбедно прожить всю жизнь? Сколько домов нужно одному человеку? – Пелиас Кристакис всплеснул руками, обводя взглядом обширный холл загородной резиденции «Гнездо голубки». – Ты уже и так один из самых богатых жителей этой страны.

– Девиз Кристакисов: «Вперед и только вперед». Разве не так? – отозвался Александрос. – Именно поэтому у нас столько врагов и завистников. Если я перестану укреплять наш бизнес, они тотчас попытаются ослабить его позиции.

Александроса воспитывали так, что он с детства усвоил то, каким должен быть настоящий мужчина. Упорным, амбициозным и агрессивным, когда дело касается его интересов. Все члены семьи, а особенно дед, внимательно следили за тем, чтобы Александрос не стал таким же мягкотелым, как его отец, разочарование клана Кристакисов.

– Я горжусь тобой. Очень горжусь, – поспешил добавить дед. – Но в этом мире есть нечто гораздо более важное, чем богатство и слава. Может быть, я покажусь тебе старомодным, но человеческие отношения…

– Ну конечно, у меня были женщины, – усмехнулся Александрос. Только уважение к возрасту деда заставило его воздержаться от сарказма. – Ты это хотел услышать?

– Я бы с большим удовольствием узнал, что ты встречаешься с одной и той же женщиной хотя бы больше недели!

– Но мне не нужны серьезные отношения! – хмыкнул Александрос. – Я не собираюсь больше жениться.

– Разве я говорил о женитьбе? – удивился Пелиас.
Александроса не впечатлила такая якобы наивность деда, и он ничего не сказал в ответ. Александрос прекрасно понимал, что ему, единственному в семье мужчине, надлежит продолжить род Кристакисов, однако он имел собственное мнение на этот счет. В любом деле нужна честность. А у него не было ни малейшего желания становиться отцом. Его последняя жена страстно хотела детей. Теперь, после смерти Янти, он не видел причин притворяться, что ему приятна мысль об отцовстве.

– Я не хочу другую жену, – признался Александрос, – как и детей, кстати. – Наверное, я разочарую тебя, но это факт. И я не собираюсь менять свое решение.

Пелиас Кристакис побледнел. Неожиданно он показался Александросу еще более старым, чем был на самом деле. А еще каким-то растерянным и несчастным. Таким бывает ребенок, который вдруг узнает, что Санта Клауса на самом деле не существует. Но Александрос не собирался извиняться и поддерживать напрасные надежды деда. Он должен был сказать ему правду.

Кейти долго ходила между рядов магазина, в котором проводилась сезонная распродажа, рассматривая наваленную кучами детскую одежду. Наконец она выбрала прелестную маленькую курточку и брючный костюмчик и подошла к женщине за прилавком.

– Сколько за это?
Девушка не могла позволить себе потратить такую сумму денег и с сожалением положила одежду на место. Но грустила недолго. Кейти давно уяснила, что главное вовсе не одежда, а крыша над головой, еда и тепло. Остальное не так уж и важно. Девушка нашла миленькой свитерок и пару джинсов за гораздо меньшие деньги и на этом успокоилась. В конце концов, близнецы быстро вырастут из этих вещей. И зачем тогда тратиться? Продавщица предложила сбросить цену на брючный костюм, но Кейти, покраснев, отказалась.

– У вас очень красивые дети, – улыбнулась женщина, заметив, что на пальце Кейти нет кольца.

Кейти взглянула на своих сыновей, сидящих рядом в двойной прогулочной коляске. Гордая улыбка коснулась ее губ. Тоби и Коннор действительно были красивыми малышами и на редкость смышлеными для своих девяти месяцев. Темные кудрявые волосы, золотистого оттенка кожа и широко распахнутые карие глаза придавали им ангельский вид. Близнецы требовали к себе повышенного внимания, так как отличались неуемной активностью. Когда были чем-то недовольны – кричали во все горло, когда скучали – хныкали, и самое страшное для матери – очень мало спали. Но Кейти обожала своих малышей. Часто у нее даже возникало чувство, что она не могла родить двух таких красивых и умных детишек. Они не только не были похожи на нее внешне, они не унаследовали и ее характер. Но только в самые трудные времена, когда Кейти едва сводила концы с концами, она признавалась себе в том, как трудно ей одной воспитывать двоих детей.

По дороге домой Кейти обнаружила, что с завистью смотрит на других молодых женщин. Она всегда немного нервничала, когда ловила себя на мысли, что те, которые без детей, кажутся ей более свежими, беспечными и привлекательными. Кейти увидела свое отражение в зеркальном стекле магазина и замерла, не поверив собственным глазам. Неожиданно ей захотелось плакать. Раньше были времена, когда она могла бы даже назвать себя довольно милой. Но сейчас от этого остались одни воспоминания. Из зеркала на нее взглянула маленькая худышка с веснушками на лице и рыжими волосами, собранными в хвост. Таких называют неприметными мышками. Кейти сглотнула. Сейчас отец Тоби и Коннора наверняка не обратил бы на нее никакого внимания.

Признаться, Кейти так и не поняла, почему такой привлекательный мужчина выбрал ее среди тысяч других женщин. Жизнь быстро лишила ее иллюзий. Видимо, так сложилось, что его по каким-то неизвестным причинам вдруг потянуло к ней. И он быстренько сумел затащить ее в постель. А она дала ему то, что он хотел, не потребовав ничего взамен. Он даже ни разу не пригласил ее на свидание, а потом… потом выбросил как надоевшую игрушку. Кейти никогда не было так больно, как в тот день, когда после мира фантазий она снова очутилась в жестокой реальности.

Как только Кейти вошла в квартиру, перед ней возник хозяин дома.

– Вам придется выехать, – безапелляционным тоном заявил он. – Я получил очередную жалобу на крики ваших детей.

– Но ведь все дети плачут…
– Двое детей создают вдвое больше шума.
– Клянусь, я постараюсь, чтобы они вели себя тише…
– В прошлый раз вы говорили то же самое, но ничего не изменилось, – отрезал домовладелец. – Короче говоря, я вас предупредил. С сегодняшнего дня у вас есть две недели на то, чтобы собрать вещи и подыскать себе новое жилье. Если вы не выедете добровольно, мне придется обратиться в суд. Идите в социальную службу, там вам помогут подыскать что-нибудь!

С этими словами мужчина удалился. Кейти в отчаянии уселась на кровать, обхватив колени руками. Ни один суд не встанет на ее сторону, когда против нее накопилось столько жалоб. И ведь ей некого винить. Стены в доме действительно очень тонкие, а близнецы постоянно плачут по ночам.

Как не хочется отсюда выезжать! Конечно, квартира нуждается в ремонте и мебели маловато, но все же здесь Кейти чувствовала себя как дома. Кроме того, здание располагалось в хорошем районе, тихом и безопасном. Не страшно выйти вечером на улицу, в отличие от прежнего места, где Кейти пришлось жить во время беременности. Там царил самый настоящий разгул наркомании и проституции. Каждый раз, когда Кейти выходила из дома, она боялась за свою жизнь.

Через две недели наверняка придется вернуться в тот ужасный район. Только уже с Тоби и Коннором. Социальным работникам понадобится время, чтобы найти для нее и детей подходящее жилье. Когда же она опустилась так низко, что не в состоянии больше сама о себе позаботиться? Девушка смахнула внезапно подступившие слезы. Ей двадцать три года. Она всегда была бойцом – независимой, энергичной, целеустремленной. А что же случилось сейчас? Кейти и представить не могла, что ей будет так сложно растить детей в одиночку и что она будет прозябать в такой бедности. Наоборот, в последние недели беременности она была полна энтузиазма. Ей казалось, что впереди ее ждет радужное будущее. Она не сомневалась, что вернется на работу, однако расшатанное здоровье, бессонные ночи и высокие цены разрушили ее надежды.

Первая неделя прошла в бессмысленных попытках найти новое более или менее сносное жилье. Хозяева, узнавая, что у нее близнецы, тут же придумывали тысячу разнообразных предлогов, чтобы отказать ей. К середине второй недели Кейти запаниковала не на шутку. Наконец социальный работник предложил ей кровать и бесплатный завтрак в приюте для бездомных.

– Ты не сможешь там жить, – заявила Кейти ее подруга Леани Карсон. – В комнате наверняка будут находиться еще и другие люди, и, возможно, даже не будет кухни.

– Знаю.
– Кто будет терпеть рядом с собой вечно плачущих детей? – симпатичная брюнетка, с которой Кейти познакомилась в больнице, печально вздохнула. – Поживешь несколько деньков, переругаешься с соседями, и тебе снова придется переезжать. Нет, я все-таки не пойму тебя, подруга. Ну, себя мучаешь, ладно. Как говорится, твое личное дело. Но дети-то здесь при чем? Им чего страдать из-за твоей гордости и глупости? Объясни, почему ты так себя ведешь?

– О чем ты?
– Ты говорила, что отец близнецов богат. Почему ты не попросишь у него денег? А если не хочешь встречаться с этим богатым и знаменитым типом, то продай вашу историю в прессу. На эти деньги и подыщешь себе квартирку.

– Не говори ерунды, – Кейти прижала пальцы к вискам, так как у нее внезапно заболела голова.

– Конечно, тебе придется добавить вашей истории перчинки, – не унималась Леани. – Секс по десять раз за ночь, ненасытные и странные требования… ну ты понимаешь, о чем я говорю.

– Нет, я не… – покраснела девушка.
– Чем детали пикантнее, тем больше за них платят. Если хочешь, я тебе помогу, такое понапишем, что у читателей волосы дыбом встанут. Не будь рохлей и скромницей! Тот мужчина просто ублюдок. Он заслужил это! И отомстишь ему и детей накормишь.

– Возможно, ты и права, но я не собираюсь так с ним поступать. Я не такая. Понимаю, ты хочешь мне помочь, но…

– Бог ты мой, с таким поведением тебе никогда не выбраться из этой трясины. – Леани театрально закатила глаза, густо накрашенные голубыми тенями. – Ты что собираешься делать-то дальше? Просто лечь на землю и умереть? Если и ты и вправду любишь своих малышей, ты должна быть готова сделать все возможное, чтобы дать им лучшую жизнь!

Кейти вздрогнула, как будто только что получила пощечину.

– Поверь мне, дорогая! Это чистая правда. И тебе об этом самой хорошо известно. Ты позволяешь отцу своих детей… этому Александросу или как там его… ты позволяешь ему переложить всю ответственность на твои плечи.

– Я позвонила в службу поддержки матерей-одиночек…
– Ага, как будто они способны убедить заграничного миллионера помочь его же детям! – фыркнула Леани. – Он же баснословно богат. И может запросто отказаться от теста на отцовство. Или возьмет и уедет в другую страну. Ищи его потом. Или скажет, что обанкротился. Если ты ничего не сделаешь и будешь так сидеть, сложа руки, то никогда – слышишь меня? – никогда не получишь от него ни гроша. Если бы ты продала вашу историю таблоидам, то уже не нуждалась бы в деньгах, если хочешь знать мое мнение!

В эту ночь Кейти долго не могла заснуть. Она вспомнила, как ее маме было трудно растить ее без отца. Овдовев, когда дочери было всего шесть лет, Маура, чтобы прокормить себя и ребенка, работала уборщицей, няней и кухаркой.

Кейти тихо лежала в постели, уставившись в потолок. Александрос указал ей на дверь, не слышал просьб о помощи и разбил ее глупое сердце. И тогда она решила, что лучше умрет с голоду, чем снова обратится к нему. Но, может быть, действительно стоит забыть о гордости ради детей? Что, если Леани права? Может, продать историю ее романа с Александросом в прессу?

Через два дня Кейти съехала с квартиры. Леани очень помогла ей, согласившись взять часть мебели на время к себе. Остальное пришлось продать, потому что Кейти не могла позволить себе оплатить камеру хранения.

Комната в приюте для бездомных оказалась маленькой и душной.

Проведя там всего одну ночь, Кейти проснулась с твердым намерением все изменить. Она поклялась, что сделает все от нее зависящее, чтобы дать Тоби и Коннору лучший дом и лучшую жизнь..

С этой мыслью Кейти отправилась в библиотеку, чтобы найти в Интернете что-нибудь об Александросе. Она уже пыталась как-то раз отыскать его следы, но ничего не нашла. Но с ее последней попытки прошло уже несколько месяцев. В этот раз поисковая система предложила ей использовать еще один вариант написания имени. И когда девушка нажала на ссылку, перед ней возникло множество сайтов. Кейти трудно было поверить в свою удачу.

Узнаваемое фото Александроса было на первом же сайте, который она открыла.

Кейти поняла, что прошлые ее неудачи были всего лишь следствием того, что она неправильно писала фамилию Александроса – только и всего!

Итак, Александрос Кристакис являлся генеральным директором СТК-банка, головной офис которого располагался в Лондоне. Получается, что все то время, пока Кейти едва сводила концы с концами, пытаясь выжить, он регулярно наведывался в Лондон!

Некоторое время девушка читала все подряд материалы об Александросе. Везде были самые лестные отзывы о нем и его бизнесе. Да, именно такого Александроса когда-то и полюбила Кейти – красивого, бесстрастного и в то же время чувственного. Внезапно сердце девушки дрогнуло. Завтра, прочла она, ожидается заключение важного контракта в лондонском офисе СТК-банка. Конечно же, Александрос ни за что не пропустит такое событие. Если я встану пораньше, подумала Кейти, то я могу поехать в Сити и подождать его возле банка…

Конечно, она могла бы пойти другим путем и договориться с ним о встрече. Но наверняка в таком случае Александрос ни за что не согласится увидеться с ней. Он дал ей несуществующий номер телефона во время их последней встречи и не ответил на ее письмо с просьбой о помощи. Нет, лучше не предупреждать Александроса!

На следующий день Кейти оставила близнецов у Леани.

– И не позволяй этому парню навешать тебе лапши на уши, – посоветовала подруга. – Ему есть что терять. И, заметь, гораздо больше, чем тебе.

– С чего ты это взяла? – Кейти усадила Тоби и Коннора в детский манеж, где уже играла дочь Леани. Леани повезло иметь небольшую, но уютную квартирку. Ее мать часто присматривала за внучкой, что позволяло девушке работать в парикмахерской. А ее бывший молодой человек честно платил ей алименты.

– Могу поклясться чем угодно, что Александросу Кристакису не нужен скандал, – объявила Леани. – Если верить тому, что я о нем читала, он банкир до мозга костей, а банкиры – очень консервативный народец и не любят шумихи.

– Ладно, посмотрим, – бросила Кейти, уходя.
СТК-банк располагался в деловом центре Лондона. Когда Кейти добралась до массивного здания, вовсю хлынул дождь. Девушка успела промокнуть до нитки, пока дождалась машины, которая, очевидно, принадлежала Александросу. Кейти быстро зашагала по направлению к ней. Если лимузин действительно принадлежал младшему Кристакису, она не должна пропустить его. Из сопровождающих лимузин машин выскочили несколько мужчин, окружив машину важного гостя. Через мгновение появился и сам Александрос Кристакис. Ветер трепал его кудри, и внезапно Кейти ощутила укол в области сердца. Его лицо, такое знакомое и чужое одновременно, оказалось почти рядом…

– Александрос… – попыталась произнести девушка, но из ее горла вырвалось нечто, больше напоминавшее хрип.

Александрос отозвал команду телохранителей. Вдалеке он увидел маленькую женскую фигуру. Она вдруг показалось – ему знакомой. Через секунду мужчина застыл на месте, изумленный. Он вспомнил эти рыжие волосы. Их блеск и мягкость. Вспомнил живость зеленых глаз и аристократическую бледность кожи…

Один из телохранителей оттеснил девушку, заметив неподалеку папарацци с камерами.

– Входите, босс, – негромко произнес охранник. – Там папарацци и бездомная девушка… Возможно, поднимут шум!

Пара-другая шагов, и Александрос уже вошел в здание. Шумиха? Бездомная девушка? Цирус, вероятно, имел в виду Кейти. Почему она до сих пор одевается как бедная студентка? И почему она вообще пришла сюда? Александросу до сих пор не верилось, что после стольких месяцев молчания эта девушка вновь возникла в его жизни. Чего она от него хочет? Почему попыталась появиться так неожиданно, да еще в публичном месте? Неужели папарацци ждали, узнает ли он ее, готовые захлопнуть ловушку, подготовленную для него?.. Александрос приказал Цирусу следить за каждым шагом рыжеволосой девушки.

– Ее зовут Кейти Флетчер, – сообщил Александрос. – Пусть твои люди проследят за ней. Я хочу знать, где она живет.

Цирус поспешил выйти, чтобы передать своим людям указание хозяина, а Александрос попытался сконцентрироваться на предстоящей работе.

Его ожидало несколько переговоров, но уже после первых он обнаружил, что написал на задней стороне документов букву «К» и теперь обводит ее…

Охранник блокировал вход, и Кейти растерялась. Александрос, очевидно, заметил ее, но узнал ли? Интересно, это он приказал охране не впускать ее? И поговорил бы он с ней, не будь рядом журналистов?..

Нет, заключила девушка. Он даже не улыбнулся, ничем не выдав своих эмоций. Вряд ли он окажет ей теплый прием.

Когда через некоторое время телохранители удалились, Кейти вошла в отель.

– Мне нужно поговорить с мистером Кристакисом, – сказала она приятной девушке за стойкой администрации.

– Я запишу ваше имя, – кивнула та. – Но должна вас сразу предупредить, что мистер Кристакис очень занят. Его встречи расписаны на месяцы вперед. Может быть, вы хотите переговорить с кем-нибудь другим вместо него?

– Мне нужен Александрос Кристакис и никто другой. Просто назовите ему мое имя. Он меня знает.

Кейти отошла от стола и присела в кресло. Услышав легкий смешок, она покраснела. Не будь параноиком, сказала себе девушка. Мало ли кто и почему смеется. Она расправила плечи и стала ждать. Разумеется, не факт, что Александрос вообще согласится увидеть свою бывшую любовницу.

– Мисс Флетчер! – позвала ее наконец девушка за стойкой.

– Да!
– Вам звонят.
С удивлением Кейти взяла трубку.
– Кейти? – услышала она.
– Александрос?
– Я должен заключить сегодня чрезвычайно важный контракт, поэтому боюсь, что у меня всего несколько минут. Ты выбрала не самый удачный день для встречи…

– Но мне нужно было срочно увидеть тебя. Вот и пришла.

– Зачем я тебе понадобился? Тебе нужна помощь? Ты за этим пришла?

– Да… Но это не телефонный разговор. Ты что, не получал от меня письма?

– Нет.
– Ах…
– Почему ты не можешь просто сказать, что привело тебя сюда?

– Потому что я не могу говорить об этом по телефону. И я бы ни за что не пришла сюда, если бы не была в отчаянии…

– Тогда переходи к сути. Я не люблю загадок.
– Значит, ты не хочешь меня видеть – разозлилась Кейти. – Что ж, отлично, но только не говори потом, что у тебя не было шанса!

Кейти гневно бросила трубку. Телефон зазвонил снова, но девушка уже выходила из здания банка. Никогда больше она не поступит так опрометчиво. Никогда не станет больше искать встречи с Александросом! Он не получал письма, значит, ему неизвестно, что он стал отцом близнецов. Это и к лучшему. Вряд ли эта новость обрадует его…

Через час Кейти приехала в квартиру Леани, но там никого не было. Подруга предупреждала, что может пойти с матерью по магазинам. Кейти вышла из подъезда и сразу заметила лимузин.

Стекло водительского места опустилось, и показалось лицо мужчины средних лет.

– Мистер Кристакис желает видеть вас, – сообщил он.

Не веря собственным ушам, Кейти застыла на месте. Она знала одно: ей лучше не отказываться от этого предложения, и с волнением села в машину.

ГЛАВА ВТОРАЯ
Александрос наградил Кейти лишь кивком, но даже этот простой жест заставил девушку задрожать. Ей тут же отчаянно захотелось оказаться где-нибудь подальше от этого мужчины.

Он же чувствовал себя абсолютно комфортно. Одетый в черный костюм от какого-то, очевидно известного, дизайнера, белую рубашку и шелковый галстук, Александрос Кристакис олицетворял собой образ успешного молодого банкира.

Мужчина, бесспорно, был красив, обладал природным шармом и невероятной сексуальностью. Кейти стыдливо зарделась при этой мысли. Александрос, оказывается, еще не утратил своей власти над ней. Рядом с ним Кейти всегда теряла голову.

– Ты хотела встретиться со мной, – первым заговорил мужчина, – что ж, ты этого добилась. – Он взглянул на Кейти оценивающим взглядом, ожидая ответа.

Бог наградил девушку приятными чертами лица. У нее были большие зеленые глаза и чувственный рот. Рыжие волнистые волосы обрамляли лицо сердцевидной формы, оттеняя природную бледность кожи. Кейти была миниатюрной и худенькой… слишком худенькой, по мнению Александроса. Но все же было в ней что-то особенное, именно то, что заставило сердце Александроса дрогнуть в тот день, когда он впервые увидел ее…

Кейти подняла на него свои большие зеленые глаза, и он отвернулся.

В салоне лимузина повисла напряженная тишина.
– Ну и?.. – снова заговорил он. – В чем дело?
Александрос был так прекрасен, что у Кейти от волнения пересохло во рту. Она вспомнила о своих сыновьях и вдруг осознала, как сильно малыши похожи на своего отца. Девушка опустила ресницы. Ничего, скоро он проклянет тот день, когда положил на меня глаз, мстительно подумала она.

– Лучше бы ты получил мое письмо…
В этот миг Кейти показалась Александросу такой маленькой и беззащитной, что он ощутил укол вины. Зачем он поддался полтора года назад этому сумасшедшему инстинкту? Он мог бы с таким же успехом соблазнить школьницу. Ее слова только подтверждали это. Ни одна другая женщина не стала бы писать ему писем, если бы они расстались.

– Хорошо. Давай начнем с письма. – Александрос оглядел ее потрепанную дешевую одежду, вспомнил их короткий разговор по телефону, в котором слышались угрожающие нотки… – Что с тобой случилось?

– Знаю, – виновато пролепетала Кейти, – я выгляжу совсем не так, как раньше. Да? Но в последний год жизнь была не так уж добра ко мне…

– Если тебе нужны деньги, я дам их тебе. Только, пожалуйста, не разыгрывай драм. Давай обойдемся без плаксивых историй.

Кейти посмотрела ему в глаза, гордо вздернув подбородок В ней заиграло уязвленное самолюбие.

– Боже мой, неужели ты думаешь, что я пришла жаловаться тебе на жизнь? Нет, я здесь не за этим. И раз уж ты настаиваешь, то перейду сразу к сути. Когда мы расстались, я была от тебя беременна.

Изумленный, Александрос не сразу нашелся, что сказать. Кейти побледнела.

– Я тоже не слишком обрадовалась этой новости, – продолжила девушка. – Сказать по правде, я была в шоке…

– Это что, шутка? Если да, то очень глупая.
– Ш-шутка?! – эхом повторила Кейти.
– Никогда не поверю, что я отец твоего ребенка. Почему ты говоришь об этом только сейчас? Как ты могла подумать, что я поверю во всю эту чепуху?

– Ты не оставил мне адреса, поэтому и узнаешь об этом только сейчас.

– Но я оставил тебе свой телефон.
– И я звонила. Тысячу раз. И каждый день слышала, что ты либо недоступен, либо на собрании! – Ее голос сорвался, когда она вспомнила, какое унижение чувствовала всякий раз, когда набирала номер Александроса.

– Я в это не верю. Мои подчиненные отлично знают свое дело.

– Кстати, одна из твоих сотрудниц сжалилась надо мной. Она объяснила, что моего имени нет в списке, поэтому вряд ли мне удастся поговорить с тобой в этой жизни!

– Но твое имя должно было быть внесено в список…
– Его там не было. К чему притворяться? Мы оба знаем, почему мое имя не значилось в твоем чертовом списке, – с горечью хмыкнула Кейти. – Ты не хотел больше ничего обо мне знать. Не желал ни видеть, ни слышать меня. Хорошо. Отлично. Но не смей упрекать меня в том, что я не сообщила тебе о своей беременности! У меня просто не было возможности связаться с тобой!

– Прекрати истерику… или я не буду продолжать этот разговор, – холодно отрезал Александрос. Ему не понравилось, что она посмела повысить на него голос.

Кейти сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться.
– Извини. Просто я разозлилась и не смогла сдержаться. Мне следовало с самого начала понять, что все это бесполезно. Не нужно было приходить в твой банк, садиться в эту роскошную машину…

– Успокойся, – попросил Александрос.
Кейти закрыла лицо руками. Успокоиться? Да она вся дрожала, в горле застыл неприятный комок, а в животе все словно на узелки завязалось.

Александрос в бессилии сжал кулаки.
По другую сторону стеклянной перегородки Цирус ждал дальнейших указаний. Неожиданно Александрос нажал на кнопку, закрыв перегородку, отделявшую водителя от пассажиров. Если Кейти заплачет, ее слезы не должен увидеть ни один человек.

– Все хорошо, – попытался утешить ее мужчина. – Все будет в порядке.

– Ничего нехорошо, – всхлипнула Кейти. Александрос не слушал ее. Не верил ей.

Девушка едва дышала. Когда он увидит Тоби и Коннора, вряд ли сможет сказать, что они не его сыновья. Ну и что? Кейти тряхнула копной своих рыжих волос. Александрос узнал этот жест. Она была в отчаянии. Наверное, поэтому Кейти и выдумала эту историю с беременностью, заключил мужчина. Но она ведь должна была понимать, что это не сработает. Однако злость Александроса угасла, уступив место какому-то другому чувству. Он пытался понять мотивы поведения сидевшей рядом с ним девушки…

– У тебя нет работы? – спросил он в надежде, что простые вопросы приведут девушку в чувство.

– Да. – Кейти опустила руки на колени.
– И ты решила обратиться ко мне за… помощью. Хорошо. Где ты живешь?

– В приюте для бездомных, – пролепетала девушка. – Я была вынуждена выехать из комнаты, которую снимала.

– Ты голодна? – невольно поежившись, поинтересовался Александрос.

Кейти кивнула; прошло уже полдня с того момента, как она поела в последний раз. Но его вопрос удивил ее.

– Ты не хочешь узнать, кто родился?
При упоминании о ребенке, Александрос заметно напрягся.

– Я думал, мы уже покончили с этой невероятной историей о беременности. Со мной это не сработает, Кейти.

– Почему ты так уверен, что я вру? – покраснела девушка. – Неужели придется нанимать адвоката, чтобы ты воспринял меня серьезно?..

Александрос еще больше удивился; адвокат никак не вязался с теми выводами, которые он для себя сделал.

– Ты просто ничего не хочешь знать, так? – Кейти в отчаянии тряхнула головой. – Но я воспитываю твоих детей!

– Моих… детей? – Александрос не верил своим ушам. – Ты с ума сошла?

– Я родила близнецов… Ты хотя бы представляешь, как мне сложно растить их одной? – спросила Кейти. – И уж конечно, вряд ли ты понимаешь, как мне трудно было прийти к тебе за помощью!

Близнецы! Это слово прозвучало как гром среди ясного неба. Александрос тоже имел брата-близнеца, но об этом факте знали лишь немногие. Его брат погиб при рождении.

– Хочешь сказать, у тебя двое детей?
– Что тебя удивляет? Слушай, останови машину и выпусти меня… С меня хватит!

– Дай мне свой адрес.
Александрос убрал перегородку, давая какие-то указания водителю. Потом снова обратился к Кейти.

– Сколько им лет?
– Почти десять месяцев.
– И ты уверена, что твои дети от меня?
– Ты думаешь, я бы пришла к тебе, если бы не была уверена? – обиделась Кейти. Она заметила, как побледнел Александрос, когда осознал, что она говорит ему правду. – Ах! Ты, наверное, все еще полагаешь, что это глупая шутка. Прости, но я не клоун. Ты – отец близнецов. Ошибки быть не может.

– Я буду настаивать на проведении теста на отцовство, – заключил Александрос.

Кейти медленно подняла на него глаза. Да как он смеет! Александрос Кристакис был ее первым и единственным мужчиной. Неужели он забыл о том, что взял ее невинной?

Но чего еще можно было ожидать от этого человека? Человека, который посмеялся над ней. Человека, который ничего не желал о ней знать с тех пор, как они расстались. Конечно, он был недоволен ее заявлением. Несомненно, он надеется, что она лжет или здесь какая-то ошибка.

В конце концов, Александрос Кристакис ничего не испытывает к ней. Она была для него всего лишь сексуальной игрушкой, которую он потом выбросил за ненадобностью. Он не любил ее и не хотел быть с ней, так что же для него могла значить новость об отцовстве? Мужчины желают создать семью только с женщинами, которые им по меньшей мере нравятся. Александрос не хочет детей. Ну и ладно, сказала себе Кейти. Все, что мне от него нужно, – это финансовая помощь.

Между тем лимузин остановился. Александрос накрыл руку девушки своей ладонью.

– Если это мои дети, клянусь, я сделаю для тебя все, что от меня зависит. Дай мне номер своего мобильного телефона.

– У меня нет телефона.
Александрос достал из кармана визитку и протянул ей.

– Это мой личный номер.
Личный номер! В носу неприятно защекотало. Кейти захотелось разорвать эту карточку и бросить ему в лицо, потому что он не дал ей этот номер тогда, когда она отчаянно в нем нуждалась. Девушка едва дышала, стараясь сдержать подступившие к горлу рыдания. Она так любила его! Ей было так нестерпимо больно, когда он отказался от нее, заставив ее почувствовать себя нежеланной.

Александрос наблюдал за тем, как Кейти вышла из машины и с грацией кошки прошла по мостовой, растворившись в толпе. Александрос остался наедине со своим мыслями.

Как могло случиться, что он оказался отцом двоих детей? Александрос вспомнил, как его всегда удивляла честность Кейти. Она никогда не обманывала его, в ее словах никогда не было недосказанности. И это радовало и восхищало Александроса. До тех пор, пока она не произнесла те роковые слова, которые так часто слетали с губ женщины, от которой он не хотел их слышать… «Я люблю тебя». Янти слишком часто произносила эту маленькую фразу.

Почему я позволил Кейти выйти из лимузина? – подумал Александрос. Шансы, что она сказала правду и я отец ее близнецов, очень велики. И тут он вспомнил, что у Кейти даже нет телефона. Александрос тихо выругался. Возможно, она даже голодает.

– У вас еще несколько встреч, босс, – извиняющимся тоном напомнил Цирус.

Александрос проигнорировал его слова. Поддавшись неведомому импульсу, он заехал в один из центральных магазинов и купил мобильный телефон последней модели. Потом позвонил в частную клинику своему врачу, который порекомендовал ему отличного специалиста по установлению отцовства.

Однако подарки и личные встречи с Кейти могли спровоцировать большой скандал.

– Ваши бабушка с дедом ждут вас… – заговорил Цирус.

Этого напоминания Александросу хватило, чтобы прийти в себя. Пелиас и Каллиопе Кристакис могут не перенести скандала вокруг их любимого внука. Они уже не в том возрасте, когда можно пережить все что угодно. Александрос решил действовать осторожно и тайно…

Кейти перехватили, как только она подошла к приюту.

– Мисс Флетчер?
– Да! – Кейти узнала в мужчине человека, который наблюдал за ней у дверей СТК-банка.

– Меня зовут Трев, – представился он, протянув свою визитку. – Я работаю на газету «Дейли глоб». Позвольте поинтересоваться, что вас связывает с Александросом Кристакисом?

– Не понимаю, о чем вы говорите…
– Но вы ведь только что вышли из его лимузина!
– Вы видели меня? Вы что, следили за мной? Может, вы и за моими друзьями уже слежку установили? – Кейти направилась к своей комнате.

– Я слышал, у вас пара чудесных малышей…
– Не понимаю, почему это вас интересует?
– Кристакис очень интересный мужчина. Если вам есть что рассказать нам о нем, мисс Флетчер, то обещаю вам, мы за ценой не постоим. Люди мало что знают о нем. Он живет в мире, до которого простым смертным не дотянуться. Любая интересная деталь его личной жизни имеет очень высокую цену. Наличными.

Кейти на мгновенье засомневалась. С одной стороны, ей хотелось послать этого назойливого журналиста куда подальше, а с другой… Если бы только Александрос оставил ей что-то более убедительное, чем просто номер своего мобильного! Леани сказала, что она должна быть готова дать своим сыновьям все самое лучшее. Но имеет ли она право разглашать историю своего романа с Александросом без его согласия?

– Да, мы следим за вами, мисс Флетчер, – сообщил Трев. – И мы все равно раскопаем все что можно об этой истории. Так почему бы вам не помочь нам и не получить от этого выгоду для себя?

– Мне это не интересно, – как можно более равнодушно заявила Кейти.

Час спустя девушка пришла к Леани, чтобы забрать близнецов.

– Ну давай рассказывай! – попросила подруга, проводив свою маму. – Как все прошло? Тебе удалось встретиться с Александросом?

Кейти без утайки сообщила Леани все подробности.
– Да уж, он невероятно богат. И все, что он мог предложить, это тест на отцовство? – хмыкнула девушка. – Мог бы придумать что-нибудь получше!

– Он был шокирован, – оправдывалась Кейти. – Я дам ему пару дней и посмотрю, что он будет делать. – Девушка протянула подруге визитку, полученную от журналиста.

– Ух ты! – Леани в восторге уставилась на карточку с золотым тиснением. – Этот Трев следил за тобой? Эй, наверное, Александрос и правда золотая жила! И ты отвергла предложение журналиста? Ты с ума сошла?

– Сначала я дам Александросу шанс.
– Но ведь если журналисты найдут Тоби и Коннора без твоей помощи, ты вообще ничего не получишь!

– Знаю. Но мне кажется, никто и не подумает о том, какие отношения меня связывали с Александросом. То есть…

– Ты могла бы заработать на этой истории кучу денег, Кейти.

– Но Александрос ненавидит прессу. Он никогда не простит мне это.

– Ну и что? Кто он тебе?
– Он всегда был и останется отцом моих детей. Я не хочу, чтобы мы с ним стали врагами. Я продам эту историю в газеты только в самом крайнем случае.

– Ну и дурочка, – укорила Леани подругу. – Тут пахнет большими деньгами, милая. Мне кажется, все дело в том, что ты все еще что-то чувствуешь к этому ублюдку.

– Это неправда! – слишком поспешно возразила Кейти.

Она поблагодарила Леани за помощь и поторопилась уйти.

На следующий день в ее дверь постучали. Кейти обнаружила на пороге незнакомого человека, одетого в простую одежду.

– Вы Кейти Флетчер?
Девушка кивнула. Тогда молодой человек протянул ей мобильный телефон.

– Меня наняли представлять интересы частного лица, мисс Флетчер, – сообщил голос на том конце провода. – Уверен, вы понимаете, о ком я говорю. Вам необходимо подписать документы, подтверждающие ваше согласие на проведение ДНК-теста.

– Хорошо, – пробормотала Кейти.
В трубке раздались короткие гудки. Девушка вернула телефон, бегло просмотрела документ, предложенный ей, и тут же поставила под ним свою подпись.

Это было унизительно, но раз уж Александрос хочет таким образом удостовериться в правдивости ее слов, пусть будет так.

Через полчаса после ухода курьера, приехал врач, быстро взял кровь у близнецов и Кейти и исчез так же незаметно, как и появился.

В тот вечер Тоби все время плакал. Хотя было еще около девяти вечера, кто-то постучался в ее комнатку, попросив утихомирить детей. Слезы катились по щекам Кейти, когда она качала Тоби на руках, стараясь успокоить его. Господи, за что ей все эти муки? Почему ее жизнь сбилась с правильного курса и пошла совсем не так, как надо…

После смерти отца, мать забрала Кейти в Ирландию, свою родину. Детство девушка провела в небольшом ирландском городке, где все друг друга знали. Получив степень по экономике, Кейти устроилась на работу в Лондоне, чему несказанно радовалась. Но потом мама неожиданно слегла, и девушке пришлось уволиться и вернуться домой.

Но, несмотря на пошатнувшееся здоровье, Маура Флетчер настаивала на том, что хочет продолжать работать.

Врач настоял, что Мауре нужен покой. Так Кейти и оказалась служанкой в доме немецкого бизнесмена. Тот часто сдавал этот дом, так как большую часть времени проводил в Германии.

Однажды на площадку рядом с домом приземлился вертолет. Оттуда вышел мужчина. Высокий, темноволосый и необыкновенно привлекательный. Он словно околдовал Кейти. Она и подумать не могла, что мужчина может быть настолько красивым. В тот самый момент, когда Кейти Флетчер впервые увидела его, она поняла, что пропала…

Стук в дверь вернул девушку в настоящее. Она испуганно вздрогнула, ожидая услышать очередную жалобу, и подошла к двери.

Девушка осторожно приоткрыла дверь, так как была одета в пижаму, и отпрянула назад от неожиданности.

– Можно войти? – раздался в темноте голос Александроса…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Александрос Кристакис был человеком дела. Играть в ожидание, когда Кейти попросила его о помощи, шло вразрез с его мужским представлением об этике. Для него было более естественным проигнорировать правила и законы и сделать так, как он считает нужным.

Но раньше Александрос никогда не сталкивался с тем, что предстало сейчас его глазам. Комната была маленькой, темной и требовала срочного ремонта. В углу стояла кровать, на которой едва поместился бы среднестатистический мужчина. В небольшом пространстве между дверью и кроватью был втиснут малюсенький шкаф и раковина, где стояли детские бутылочки. Александрос взглянул в зеленые глаза Кейти, тут же ощутив прилив небывалого желания.

Воображение нарисовало перед ним картины из прошлого. Кейти напротив кухонной стены, в его белой рубашке, накинутой на обнаженное тело. Кейти в пенной ванне, окруженная свечами. Свечи погасли от воды, когда он заключил ее в свои объятия. Александрос время от времени думал, что ему всегда будет ее мало…

– Не ожидала увидеть тебя здесь, – пробормотала Кейти, ощутив возрастающее в комнате напряжение.

Она не могла отвести от него глаз. Александрос всегда действовал на нее подобным образом. Тем временем он медленно вошел в комнату и снова огляделся.

– Я отменил одну деловую встречу, – бросил Александрос, стараясь не обращать внимания на ее пышную грудь, просвечивающую сквозь полупрозрачную сорочку.

– Рада видеть тебя здесь, – призналась Кейти, гордая тем, что оправдались ее ожидания, а не предсказания Леани.

Из детской кроватки, незаметно разместившейся в самом дальнем уголке, раздалось хныканье. Александрос замер. Сначала появилась маленькая ручка, а затем и крошечное личико. Движимый больше любопытством, нежели чувством отцовства, Александрос подошел ближе. То, что Кейти без единого возражения согласилась на тест ДНК, подтверждало, что она, скорее всего, сказала правду.

– Мальчики? – прошептал Александрос, посмотрев на две кучерявые головки внизу.

– Да.
– Так сразу и не поймешь, что они близнецы.
Неожиданно Александрос застыл как вкопанный. Это его дети! Одного взгляда на них хватило, чтобы убедиться в этом. Оба маленьких личика были копией Кристакисов: прямые крошечные брови, вздернутые подбородки и такие же темные как смола волосы. Кожа и глаза, быть может, немного светлее. Да и кудряшки им достались от мамы, но это было единственное, что они унаследовали от нее. Я отец, признал Александрос. Нравится мне это или нет, но так оно и есть.

– Да, – согласилась Кейти. – Но все же большинство людей говорит, что их не отличить.

Александрос почти не слышал ее слов. Он снова обратил все свое внимание на близнецов. Вот они, лежат в одной кроватке. Его сыновья, его гордость! Ну что же, теперь все встало на свои места. Александрос в ближайшее время женится на Кейти. Это его вина, и он заплатит по счету. Он сам себя так наказал. Какое ужасное недоразуменье!

Один из мальчиков заплакал. Кейти поспешила к кроватке и взяла малыша на руки. В этот момент глазам Александроса предстал великолепный вид ее округлившейся груди. Возможно, Кейти и была миниатюрной и худенькой, но, без сомнения, девушка обладала весьма соблазнительными формами.

– Думаю, тебе стоит одеться, – объявил Александрос тоном пуританина.

Осознав, что она действительно одета несколько неподобающе для того, чтобы встречать гостей, Кейти выпрямилась, прижав к себе Коннора.

– Но я нахожусь дома и не ждала гостей, – покраснела девушка. – И я все-таки не голая, а в пижаме.

– Но ведь сейчас нет и половины десятого.
– И что? Я сплю, как только представляется такая возможность! – она инстинктивно отдала сына Александросу и подошла к шкафу, чтобы переодеться.

Неужели ему показалось, что я хочу соблазнить его? – подумала Кейти, снова краснея.

Когда Кейти передала ему сына, Александрос замер. Коннор тоже. Малыш ответил на напряжение своего отца криком, больше похожим на вой сирены «скорой помощи». В ужасе Александрос оглядел орущего ребенка и тут же опустил его на ковер.

– Хватит кричать, – сказал он ему на греческом. Как будто Коннор мог понять его.

Крик Коннора тут же превратился в истерику, и Кейти быстро взяла ребенка на руки и принялась успокаивать его, укачивая.

– Как ты мог посадить его на ковер? – укорила она незадачливого отца. – Думаешь, он совсем ничего не понимает?

– Я для него незнакомец. Скорее всего, я напугал его. И потом, мне никогда прежде не приходилось держать на руках ребенка.

– Мне тоже. До тех пор, пока не родились близнецы. Пришлось научиться, другого выхода не было.

– Мне не нужно учиться, – хмыкнул Александрос. – Я могу позволить себе нанять няню.

– Не сомневалась, что ты ответишь именно так.
Отойдя к двери, Александрос наблюдал, как Кейти пытается управиться с двумя детьми. Не удивительно, что она выглядит такой усталой. Но ведь он тоже участвовал в создании этих двух малышей, которые так повлияли на внешний вид их мамы. Александрос не мог понять, откуда у него возникло такое влечение к Кейти. Ведь она была совершенно не из тех женщин, на которых он обычно обращал внимание. Она не была ни высокой, ни блондинкой, ни красавицей…

– Ну, в чем дело? – набросилась Кейти на Александроса. – Тебя что, совсем не интересуют твои собственные дети?

– Я ведь здесь, – обиженно отозвался он. – Тебе ни о чем это не говорит?

– Только о том, что ты не желаешь быть здесь! – всплеснула руками девушка. – Ты показываешь это всем своим видом. И поведением, кстати!

– Чем я могу помочь?
– Возьми Тоби на руки…
Александрос повиновался. Тоби. Он произнес это имя вслух, заметив на себе удивленный взгляд сына. Он прижал малыша крепче и улыбнулся ему. Тоби улыбнулся в ответ. И эта открытая мальчишеская улыбка напомнила Александросу деда.

Тишина, на минуту повисшая в комнате, удивила Кейти. Она подняла глаза и увидела, что Александрос улыбается старшему сыну. На глазах девушки выступили слезы. Внутри что-то сжалось. Когда-то Александрос смотрел на нее точно так же. И тогда ей хотелось обнять весь мир и петь от счастья. Ей даже в голову не приходило, что их мир, такой светлый и радостный, превратится в серый и монотонный. Когда Александрос ушел, боль была единственной спутницей Кейти. Теперь она уже не такая наивная и доверчивая.

– Как зовут его брата? – поинтересовался мужчина.
– Коннор.
– Все ясно. Мы обсудим эту ситуацию позже.
– Мне не нужно от тебя очень многого. Я просто хочу, чтобы ты помог нам снять нормальное жилье, – пробормотала Кейти, уложив Коннора в кроватку и протянув руки за Тоби.

– Я заберу вас отсюда как можно скорее, – объявил Александрос. – Думаю, уже завтра.

– Завтра? – Кейти уставилась на него широко раскрытыми глазами. – Ты серьезно?

– Я бы отвез вас домой прямо сейчас, – не сводя с нее глаз, продолжал мужчина. – Но, мне кажется, детей лучше не тревожить в такой час.

– Тебе повезло, – усмехнулась девушка, – я не собираюсь ехать к тебе домой. Я буду счастлива, если ты поможешь нам снять небольшую квартиру для нас троих. – Кейти опустила глаза и насупилась. Боже мой, почему так трудно говорить о том, что касается денег?

Александрос и бровью не повел. Кажется, он вообще пропустил ее слова мимо ушей.

– Вообще-то я не собираюсь оставлять тебя, чтобы ты снова растила близнецов одна.

Кейти нервно теребила полы своей сорочки и молчала. Значит, Александрос собирается выполнять роль отца. Но как? Приезжая раз в месяц? Увозя детей на выходные с другими женщинами?

– Я не конченый подлец, Кейти.
Девушка отвернулась. Восемнадцать месяцев она думала о нем именно так. Он украл ее невинность, оставил беременной и для отвода глаз подсунул бесполезный номер телефона. К тому же на сайте, где она прочла, что Александрос Кристакис является главой СТК-банка, она так же узнала, что он знаменитый ловелас, соблазнивший множество красивых женщин. Ей с ними никогда не сравниться. Она, в отличие от всех этих супермоделей, не обладала ни выдающейся красотой, ни богатством…

Александроса раздражала тишина. Он не мог понять, почему Кейти молчит.

– Я честный человек, Кейти…
Девушка посмотрела на него блестящими от злости глазами, но под его проницательным взглядом почувствовала себя провинившейся школьницей. В животе что-то дрогнуло, грудь напряглась, тело словно обдало жаром.

– Александрос…
Он поймал сигнал, посланный ее телом. Кроме того, если он поцелует Кейти, то она перестанет говорить ему всякую сентиментальную ерунду. Александрос давно не чувствовал такого возбуждения. Одним движением он притянул девушку ближе и завладел ее губами.

Он не просил, он требовал, и от этого у Кейти голова пошла кругом…

Если бы не странный звук, раздавшийся откуда-то из угла, они бы вскоре оказались в одной постели. Отстранившись, Александрос заметил, что дети с интересом наблюдают за ними из-за решеток кроватки. Александрос тряхнул головой. Как он мог настолько потерять контроль над собой, что забыл о детях?

– Мне не следовало этого делать. Это было непростительно с моей стороны.

– У тебя кто-нибудь есть?.. – дрожащим голосом спросила девушка.

В комнате воцарилась тишина. Кейти всегда говорила совсем не те слова, когда Александрос был рядом. Однажды она сказала «Я люблю тебя» – и Александрос уехал. Уехал, даже не оглянувшись. Оставил ее одну.

Но он был хорошим дипломатом. Кейти кожей ощущала, что он снова обрел контроль над собой и уже готовится к следующей фразе.

– Сейчас не время это обсуждать, – отрезал Александрос. Он посмотрел на Кейти, на ее опущенные плечи, понурую голову. Она казалась такой беззащитной… И почему рядом с ней он всегда чувствует себя таким ничтожеством?

– Тебе не нужно было прикасаться ко мне.
– Но ты сама этого хотела. – Александрос бросил что-то на кровать. – Это тебе. Я свяжусь с тобой завтра.

Это был мобильник. Тонкий, маленький и ее любимого зеленого цвета. За Александросом закрылась дверь. Кейти зажмурилась. Может, он испугался, что она все еще любит его. Девушка сглотнула. Он ушел. Комната внезапно показалась пустой и безжизненной. Кейти захотелось броситься к двери и разреветься в три ручья. Александрос опять плохо обошелся с ней. Но как разлюбить его, она не знала…

Александрос сел в лимузин, и тут же ему позвонил близкий друг, владелец известного журнала.

– Должен тебя предупредить, – сообщил он. – Ходят слухи, что в «Дейли глоб» готовится сокрушительная статья о тебе. Она ожидается на этой неделе… с фотографиями, кстати.

Александрос поблагодарил друга и отключил телефон.
Папарацци всегда следовали за ним по пятам, фотографируя все, что попадалось им на глаза. Его женщин, машины, вечеринки, которые он посещал. И все им было мало. Неужели они узнали о Кейти и близнецах? То, как Кейти говорила с ним в первый день, в банке, заставило его набрать ее номер.

Кейти не сразу поняла, откуда доносится этот звук, пока не вспомнила о мобильном.

– Ммм… Алло? – наконец ответила она.
– Ты говорила о нас с журналистами? – не церемонясь, заговорил Александрос.

– Нет…
– Уверена? Если я узнаю, что ты соврала мне, я буду очень разочарован.

– Я не вру… но ко мне подходил журналист.
– Ты ему ничего не сказала?
– Абсолютно ничего, – подтвердила Кейти.
– Я не хочу, чтобы пресса вмешивалась в мою жизнь.
– Не понимаю, зачем ты мне это говоришь.
– Ты теперь часть моей жизни, Кейти. Я буду очень разочарован, если в газетах появится что-то, касающееся тебя и моих детей.

– Хорошо, я предупреждена. Доволен?
– Вот и отлично. – Александрос повесил трубку.
Теперь необходимо было подготовить деда и бабушку к тому, что у них родились правнуки. Александрос решил дождаться официальных результатов теста на отцовство и потом лично слетать в Грецию, чтобы рассказать им. Хотя вряд ли это смягчит удар. Александрос искренне надеялся, что все кончится хорошо. Он намеревался сделать то, что требовала его совесть. Но разве он не поступал по совести всю свою жизнь?..

Александроса разбудил телефонный звонок от Пелиаса Кристакиса.

– Это правда? Ты – отец двоих мальчиков? – взволнованно поинтересовался дед. – Или это выдумки журналистов?

Александрос откинул одеяло и резко встал с кровати.

– У меня есть друзья в издательских кругах, – продолжил Пелиас. – Но если эта история правдива, я хочу услышать это из твоих собственных уст.

В то время, когда Александрос говорил с дедом, Кейти была разбужена настойчивым стуком в дверь. Когда девушка открыла ее, кто-то ткнул микрофон прямо ей в лицо.

– Кейти? Как вы прокомментируете сегодняшнюю статью в «Дейли глоб»? Александрос Кристакис действительно является отцом ваших детей?

– Какую статью? – пробормотала девушка, не понимая, что происходит.

С усмешкой кто-то протянул ей газету. Кейти схватила ее и захлопнула за собой дверь.

Заголовок на первой странице гласил: «Тайные дети миллионера». Рядом располагалась фотография Александроса рядом с совсем молодой девушкой в джинсах и простом топе. Кейти даже рот открыла от удивления, когда узнала в этой девушке… себя. Должно быть, папарацци сфотографировали их где-то на улице. Кто-то снова постучал в дверь и позвал ее по имени. Мобильный, лежавший на тумбочке у кровати, пронзительно зазвонил. Кейти проигнорировала всех и вся и открыла газету, чтобы прочитать статью. «Банкир и служанка!» – кричал заголовок. Кейти вздрогнула. Она не служанка! Но разве Александрос не назвал ее так, когда они расстались? Не веря своим глазам, девушка смотрела на фото, где она гуляла с Тоби и Коннором в парке. У Леани была эта фотография. Как она попала в «Дейли глоб»? А снимок, на котором она писала что-то под диктовку Александроса? Он же лежал в ящике комода, который остался в квартире Леани… Неужели подруга замешана в этом?

Кейти отказывалась верить, что самая близкая подруга предала ее.

Ответив на звонок Александроса, Кейти сказала:
– Не вини меня в этом…
– Полагаю, твою комнату оккупировали журналисты?
– Да. За дверью полно людей.
– Не думай ничего брать с собой и не открывай дверь. Мои люди заберут тебя и детей оттуда в течение часа. Начальник моей охраны позвонит тебе на этот номер и объяснит, что нужно делать.

Неожиданно шум за дверью стих. Девушка быстро умылась и переоделась, проделав то же самое с Тоби и Коннором. Она покормила детей и собрала для них все необходимое. Кейти прекрасно знала, как трудно ехать куда-то с двумя маленькими детьми. После этого она снова развернула «Дейли глоб» и принялась читать статью.

Вообще-то ей хватило первых строк. Дальше читать не имело смысла.

Александров Кристакис, муж наследницы корабельной империи Янти Калакос, тайно имеет другую семью…

Муж? Александрос женат? У него была жена, когда он спал с ней, Кейти? Когда она забеременела, он был женат? Кейти легла на кровать, чувствуя себя совершенно разбитой. Она с отвращением отбросила газету в сторону. Слезы застилали ее глаза. Какая же она дура! Не удивительно, что Александрос не хотел огласки. Не удивительно, что она не могла до него дозвониться все это время! Когда Кейти рассказала об Александросе Леани, та первым делом спросила, женат ли он, но влюбленной Кейти было не до этого.

Телефон зазвонил снова. На этот раз человек по имени Цирус сообщил, что ждет ее в коридоре, чтобы вывести из здания. Она узнала в нем водителя из лимузина. И действительно, машина ждала их у черного входа.

Кейти села на заднее сиденье, сердито кусая губы при мысли, что Александрос женат. Чтобы отвлечься, она достала из сумки мобильник и набрала номер Леани. Подруга ответила почти сразу же.

– Это Кейти.
– Что ты хочешь от меня услышать? – затараторила брюнетка. – Мне нужны были деньги, и я заработала их. У меня были долги… понимаешь? Мне необходимо было достать наличные. Прости, но ты же сама прекрасно знаешь, что выживает сильнейший…

– Ты рылась в моих вещах, чтобы добраться до тех фотографий. Они мои, и ты не имела права брать их.

– Твои личные вещи лежат в моей квартире, – напомнила Леани. – Может, теперь Кристакис выполнит свой долг перед близнецами. И ты поймешь, что я оказала тебе услугу!

– Я заберу свои вещи, как только смогу. – Кейти отключила телефон, глотая слезы. Она доверяла Леани на все сто процентов, но так ли крепка была их дружба? Кейти даже не знала, что у подруги были долги…

Предательство подруги и Александрос, принадлежащий другой женщине… Все это было невыносимо. Тут Кейти пронзила еще одна мысль. Что, если весть о близнецах дойдет до Новой Зеландии, где в счастливом неведении сейчас жила ее мать? Кейти побледнела. Маура не простит дочери, что та скрыла от нее внуков. И все из-за Леани!

Тоби и Коннор заснули к тому времени, как лимузин припарковался перед загородным домом Александроса.

– Здесь, в «Гнезде голубки», есть все необходимое для маленьких, – сообщил Цирус. – Уже нашли няню. Мистер Кристакис ждет вас.

– Хорошо… – засмущалась Кейти.
В холле их ждала гувернантка, которая забрала детей и проводила Кейти в гостиную. С другой стороны комнаты открылась дверь. Девушка вздрогнула от неожиданности. Но, увидев Александроса, она поспешила заговорить первой, чтобы не утратить решимости.

– Ну… – в ее зеленых глазах отражались боль и злость одновременно. – Когда ты собирался сказать мне, что ты женат?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
– Я не собираюсь обсуждать эту тему, – отрезал Александрос.

– То, что ты отказываешься ответить на вопрос, не делает тебе чести, – настаивала девушка. – Ты не сказал мне о том, что женат, и это непростительно.

– У меня нет жены.
– Ты разведен? – Кейти ощутила легкий укол вины, но вместо извинений разразилась очередной гневной тирадой: – Но ты, скорее всего, еще был женат, когда приехал в Ирландию!

– Нет.
– Я тебе не верю…
Александрос пожал плечами.
– Я имею право знать…
– Нет. Ты не имеешь никакого права знать что-либо, касающееся моего брака. – Александрос смерил Кейти холодным взглядом.

Девушка побледнела.
– И, кстати, у тебя нет причин сомневаться в моих словах.

– А вот и есть! – возразила Кейти, вновь обретя дар речи.

– У меня нет времени на споры. Если бы ты не была матерью моих сыновей, тебя бы здесь вообще не было.

– Думаешь, мне это неизвестно? – хмыкнула девушка. – Ты ведь, кажется, не удостоил меня теплым приемом в банке, разве не так?

– Ты прекрасно знаешь, что я отвечу. Еще вчера в ответ на мой вопрос ты поклялась, что не говорила с журналистами. И ты солгала мне. Хотя, признаюсь, я этого не ожидал.

– Но я сказала правду!
– Помолчи. Я не вполне поверил твоим словам вчера, но все же дал тебе шанс. И не совершу эту ошибку снова. Я только не могу понять, как можно быть такой глупой, чтобы кусать руку, которая тебя кормит? Ты зависишь от меня, неужели до тебя не доходит?

– Нет! – Кейти задохнулась от негодования. – И никогда я не буду от тебя зависеть! Я намного самостоятельнее, чем…

– Так вот как называется продажа дурацких историй обо мне в прессу? – перебил Александрос. – Независимость?

Кейти гневно сверкнула глазами и сжала кулаки.
– Да кто позволил…
– И не смей даже думать о том, чтобы угрожать мне! – перебил ее хозяин дома.

– Я и не собиралась, – опешила девушка.
– Неужели? У меня такое впечатление, что ты всегда бросаешься угрозами, когда у тебя заканчиваются аргументы.

– А тебе не приходило в голову, что кто-то другой мог продать эту историю в «Дейли глоб»?

– Эй! – с сарказмом рассмеялся Александрос. – Что это там за окном? Единорог? В отличие от тебя я уже давно не верю в сказки.

– Как же я ненавижу тебя сейчас! – в сердцах воскликнула Кейти. – Но я не соврала, сказав, что не говорила о тебе с журналистами. Понимаю, что ты злишься…

– С чего мне злиться?
– И мне очень жаль, что так случилось…
– Извинения тебе не помогут. Пройдет еще много времени, прежде чем я смогу простить подобный поступок.

– Но я не продавала нашу историю в газету… Это сделала моя подруга, Леани, – вздохнула девушка.

– Почему ты решила, что я поверю в этот бред?
– Повторяю последний раз. Я ни в чем не виновата.
– Ты использовала мои фотографии. Они только подтверждают твою вину.

– Фотографии… – она шмыгнула носом, вспомнив, как ей хотелось в то время сфотографироваться с ним хотя бы один раз.

– Ты украла их…
– Заткнись! – закричала Кейти. – Ты всегда так печешься о своей драгоценной личной жизни! Я крутилась вокруг тебя как глупый ребенок, чтобы ты только разрешил мне сфотографироваться с тобой.

– И именно эти снимки появились в газете.
– Тебе еще повезло, что я не сделала более откровенные фото. Знаешь, в чем проблема? Ты просто делаешь из мухи слона!

– Неужели? Согласно статье, я обливал свою женщину дорогущим шампанским, а потом слизывал. А моя жена ничего не знала об этой грязной интрижке!

– Ты шутишь… – выдохнула Кейти. Но ведь она так и не прочла эту злосчастную статью. Боже! Что же будет, если эта информация дойдет до Новой Зеландии, где живут ее мать и отчим? – И ты обвиняешь меня в этом? Как ты думаешь, я бы выставила себя шлюхой, которая выполняет все прихоти своего любовника? Как это типично для того мира, в котором мы живем…

– Но ты сама виновата. Ради денег ты продала нашу историю, приправив ее изрядной порцией лжи.

Кейти ощутила, как что-то перевернулось у нее внутри. Она чувствовала, что если заговорит, то сорвется. Девушка лишь всплеснула руками.

– Кейти…
Проигнорировав его зов, девушка направилась к двери.

– Куда ты собралась?
– Я уезжаю.
– И куда ты пойдешь?
– Туда, откуда пришла! – Кейти открыла дверь. В одно мгновение Александрос оказался рядом и с силой закрыл дверь.

– Какого черта ты делаешь? – прошипела девушка сквозь зубы. – Я здесь не останусь!

– Но у тебя нет выхода.
– Ты не можешь заставить меня остаться! – Ее зеленые глаза заблестели от ярости. – Знаешь что? Мне очень жаль, что это не я продала эту историю в «Дейли глоб»! Ты это заслужил. Но, к сожалению, я слишком хорошо воспитана, чтобы пойти на такую подлость.

– Если это правда, я приношу тебе свои извинения. Но где твоя подруга взяла эти снимки?

– В ее доме много моих вещей. Среди них и были наши фотографии.

– Но в статье есть такие детали, о которых было известно только нам…

– Леани – моя подруга. Я делилась с ней всем.
– Хм… чем делилась, Кейти? Ты занималась со мной любовью только в темноте… с выключенным светом, задернутыми шторами и под одеялом!

– Убирайся с моей дороги, Александрос!
– Нет. Я думаю сейчас о нас обоих.
– Расскажи мне что-нибудь другое! – фыркнула Кейти.

– Я помню о том, что произошло между нами вчера, – прошептал Александрос ей на ухо. – Ты так завелась, что не отдавала себе отчета в том, что делаешь.

– А ты был спокоен, хочешь сказать? – Кейти развернулась к нему лицом, чтобы видеть в этот момент его глаза. Но вдруг ощутила, как по телу разлилось приятное тепло, а по спине побежали мурашки.

– Я, кажется, знаю, чего ты хочешь, – выдохнул Александрос, приблизившись почти вплотную к ней.

– Тебе именно кажется, что знаешь, – пересохшими от волнения губами прошептала девушка. – Ты всегда полагал, что находишься на шаг впереди всех.

– Если бы я не был на шаг впереди, ты бы уже находилась по ту сторону двери. – Александрос медленно опустил руки ей на плечи. Только с Кейти он ощущал такую сильную эмоциональную близость.

– Прошу тебя, не надо… – она едва дышала. Кейти ощутила дрожь в коленях, совсем как школьница на первом свидании.

– Если хочешь, чтобы я остановился, скажи мне.
Александрос напоминал крадущегося тигра. Его глаза блестели. Он знал, что Кейти ничего не сможет сделать. Он улыбнулся соблазнительной белозубой улыбкой, слегка коснулся уголка ее губ и резко притянул девушку к себе.

– Бог мой… я хочу тебя.
– Мы не можем, – прошептала Кейти. – Мы не должны… – Но Александрос уже уложил ее на софу и пристроился рядом.

Его поцелуи были нежными и страстными одновременно. Кейти запустила пальчики в густые темные волосы и отдалась его ласкам, забыв обо всем на свете.

– Ненавижу джинсы, милая, – улыбнулся Александрос, проведя рукой по ее бедру.

С грацией хищника он немного отстранился и снял с нее майку.

– Александрос…
– У тебя такая нежная белая кожа, – он наклонился к ней и поцеловал ее грудь. Кейти прогнулась от удовольствия и застонала.

Зазвонил телефон.
– Не обращай внимания…
Но телефон все звонил и звонил, а через минуту раздался настойчивый стук в дверь.

Выругавшись по-гречески, Александрос поднялся и подошел к двери.

– Не двигайся… и ни о чем не думай, милая.
Переговорив с кем-то, Александрос вернулся в комнату. Он, очевидно, был сильно огорчен.

– У няни проблемы с Тоби и Коннором. Не верится, что дети не могут без тебя и пяти минут.

– Где они?
– Моя экономка проводит тебя к ним.
Когда Кейти встала и направилась к двери, Александрос перехватил ее руку.

– Не заставляй меня долго ждать…
Девушка опустила глаза. От его взгляда ее бросало то в жар, то в холод.

– Я не хочу, чтобы между нами что-то было… хорошо? Быть здесь, делать это…

– И каждый раз с нетерпением ждать продолжения?
– Нет. Я серьезно, Александрос. Мне совсем не нравится быть с тобой в этом доме. Мне неловко. Было бы намного лучше, если бы мы с детьми жили отдельно.

– Небольшая поправочка. Тебе очень нравится быть со мной.

– Нам с детьми нужно только, чтобы ты помог нам снять нормальное жилье.

– Если тест на отцовство докажет, что дети мои, а я уже в этом почти не сомневаюсь, то неужели ты думаешь, меня удовлетворит то, что я всего лишь найду вам квартиру?

– Если ты хочешь видеться с детьми, я не стану возражать. Но больше нам от тебя ничего не нужно.

– Ты этого хочешь? – Александрос отпустил ее руку.
– Да.
Разозлившись, он наблюдал за тем, как девушка вышла из комнаты.

Экономка, женщина средних лет, ждала Кейти у подножия массивной лестницы, ведущей на второй этаж. Девушка обратила внимание на картину, висящую на стене. На ней масляными красками была изображена красивая молодая женщина. Она показалась Кейти знакомой.

– Кто это?
– Покойная миссис Кристакис, мадам.
Кейти смотрела на потрясающей красоты блондинку в голубом вечернем платье и не могла поверить собственным ушам. Миссис Кристакис? Покойная? Она что… умерла? Александрос – вдовец? Кейти побледнела.

– Когда она умерла?
– В октябре. Два года назад… В ужасной автомобильной катастрофе на юге Франции. Страшная трагедия.

Кейти с трудом отвела взгляд от портрета. Значит, Александрос потерял жену за несколько недель до знакомства с ней. И он ничего не сказал ей…
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Под музыку страсти 1

Под музыку страсти 3

С непонятной улыбкой на лице и подарочной коробкой в руках Александрос вошел в лифт и нажал на кнопку этажа, где располагалась квартира Кейти. Он не жаловал сюрпризы, но Кейти...

Под музыку страсти 2

Однажды, вскоре после их знакомства, Кейти нашла на полу маленькую фотографию и спросила у Александроса, кто это, но он лишь отмахнулся. Так вот почему портрет на стене показался...

Музыка падших богов. Ч. 1. Гл. 1 - 3

Часть первая. Музыка для гопников. Глава 1 Когда-то я был арфистом. Нет, не профессиональным музыкантом, профессионалов я не люблю с детства. Все профессионалы - ремесленники...

Музыка падших богов. Ч. 1. Гл. 9 - 10

Глава 9 Лучи полуденного солнца падали в незашторенные окна, освещая комнату Константина, молодого человека лет двадцати от роду. Хозяин комнаты сладко спал, свернувшись калачиком...

Музыка падших богов. Ч. 2. Гл. 1 - 3

Часть вторая. Музыка для юродивых. Глава 1 Случается, когда я бреюсь в ванной, я слышу тишину. Появляется осознание, что шум текущей воды, доносящееся сверху пение сидящего на...

Музыка падших богов. Ч. 2. Гл. 4 - 6

Глава 4 Я сижу в кресле поджав ноги, читаю с монитора произведения андеграундных авторов. Иногда у меня устают глаза. Тогда я на несколько секунд зажмуриваюсь и понимаю, что такого...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты