Музыка падших богов. Ч. 2. Гл. 9 - 10

Глава 9

Интересно, какой же сюрприз приготовили мне. Готовясь открыть дверцы платяного шкафа, я тренирую свой дар предвидения. Возможно, там прячется платяной монстр? Интересно было бы с ним повстречаться. Это существо хоть и монстр, но совсем не страшный, скорее забавный, оно ест платья. Ладно, что бы там ни было, настал момент столкнуться с ним лицом к лицу. Поглядим. Опять не угадал. Но обо всем по порядку.
Вчера я снова видел Люция. Все как и раньше, все те же вопросы о нашем деле, о будущем, о Джиме Слэйде. Люций был в своем репертуаре, рассказал мне сказку. На сей раз не времен Андерсена, более современную, услышанному не более лет двадцати-тридцати назад в ателье мод. Звучала она так:
 – Жил да был на белом свете один мальчик, он мечтал стать актером. Даже в первом классе в сочинении о своей будущей профессии он написал об этом своем желании, в то время как абсолютно все его одноклассники выразили желание быть милиционерами и полицейскими. Вот ведь парадокс, в детстве все хотят быть милиционерами, а как подрастут детки - глядишь, уж процентов восемьдесят-девяносто ментов ненавидят. Но не будем отвлекаться. Так вот, этот паренек не просто хотел быть актером, он стремился исключительно к тем ролям, где пришлось бы носить накладную бороду, этот элемент реквизита притягивал его, словно магнит. В школе накладных бород не было, поэтому в школьных постановках наш герой не участвовал. Да и таланта у него особого не было, попытка поступить в театральное или хотя бы цирковое училище успехом не увенчалась. Любой другой бы здесь успокоился, пересмотрел взгляды на жизнь и довольствовался бы ролью Деда Мороза на детских утренниках. Но человек, о котором я веду речь, из другой породы, он романтик и не довольствуется малым. Тщательно обдумав свое положение, он начал все с нуля и победил в итоге. И началось все с события, вроде бы прямого отношения к случившимся переменам не имевшего, но вдохновившего подросшего героя на решительные действия. Этот некогда мальчик, ставший уже мужчиной, отпустивший себе бороду, настоящую, не накладную, женился. И избранницей его стала совершенно лысая женщина. Мир перевернулся - в скором времени, осененный новой идеей, он принялся за новое дело - взялся производить парики. Причем парики эти были не простыми, а искусственными, они производились не из волос, а из материалов, напоминавших волосы. "Не волосы делают человека, а человек волосы",  – любил повторять этот неисправимый романтик.
 – Ты опять не ответил на мой вопрос, – вернулся я, дослушав историю, к злободневным проблемам, - что дальше? Что с Джимом?
 – Да, ты прав, пора тебе получить ответы, – согласился Люций. – Попробуй их поискать, к примеру, в собственном платяном шкафу.
И ушел он, предварительно заговорщически подмигнув мне, и вновь оставив вашего покорного слугу в недоумении. Но я доверяю Люцию, а посему сразу же поехал домой дабы заглянуть в шкаф.

***

Когда дверца шкафа отворяется, я впервые в жизни вижу призрака вблизи. Это Слэйд, он полупрозрачен, одет в длинные белые одежды и закован в призрачные цепи, которыми время от времени позвякивает.
 – Здорово, Джим, - приветствую я его, – мне всегда было интересно, как это  – превратиться в привидение. Ведь это не каждому под силу, ты меня научишь?
 – Обязательно, товарищ, Полиграф, но потом! – Весело отвечает, звеня цепями, Джим. – А сейчас поведай, что нового. Я только вернулся, ведь столько всего могло произойти!
 – Херовые новости, Джим. Помнишь того пацана, что так хотел посмотреть твою казнь?
 – Ну, разумеется. Занятный мальчонка, в его то годы и правильное отношение к смерти! Такое редко случается. Чаще всего люди до самой смерти не могут научиться правильно воспринимать смерть. Что там с ним стряслось?
 – Пиздец, – отвечаю, – я видел его фото в утренней газете, в разделе криминальной хроники. Все как в стишке: дети в подвале играли в гестапо, три девчонки. Повесили пацана, прикрепив ему на грудь табличку "партизан". Они, похоже, даже и не подозревали, что если человека повесить, он умрет. Мальчик захрипел, девчата испугались, разбежались.
 – Жаль пацана, – хмурит, Слэд призрачные брови, – он заслуживал лучшей смерти. Ладно, что там с нашими делами?
 – Нормально. – Хвастаю я. – Похоже, из меня вышел неплохой агитатор. Страшно подумать, если б мне не навешали тогда люлей нищие, а потом я не встретил того азиата, так и заменял бы игрой на арфе реальную жизнь. Теперь я чувствую вкус великих свершений. Я рассказывал, кстати, ту историю?
 – Нет, но это и не обязательно. Странно, что ты не догадался, что ж. Я все знаю, пора открыть правду. Побить ты меня все равно не сможешь, я же призрак. Так вот, это все дело рук нашей организации. Описанные тобой существа, да и еще некоторые другие, сыгравшие роль в направлении тебя на путь  – мои творения. Думаю, о своем божественном происхождении нужды нет говорить, это очевидно. Я падший бог, а боги тем и отличаются - умением создавать. И ты, впрочем, тоже, только знаешь мало.
 – Да, я догадался. А вот насчет того, что ты их сотворил. Надеюсь, ты не станешь утверждать, что ты творец мира? В это я не поверю.
 – Нет, конечно. Я бог, но не с большой буквы. Некоторые, правда, утверждают, что в слове, Бог не только первая буква большая, но и все три. Если бы я создавал этот мир, он был бы другим. Как минимум имели бы место синяя вода, синее небо и золотое солнце. Но мы заболтались. Сегодня еще много следует сделать. Думаю, сперва посетим Коклоу. Встретимся на улице, собирайся. – Джим растворяется в воздухе.

***

Вот наконец-то и настал час, когда я могу подробно рассказать вам о Коклоу. Ранее, честно говоря, я и сам не так много знал об этом заведении, хотя с его учениками и выпускниками, признаться, сталкиваться приходилось нередко. Когда-то в юности я и сам лелеял мечту поступить в знаменитую подпольную школу клоунов, но позднее увлечение музыкой взяло свое, на долгое время вытеснив из сознания все остальные мечты.
Разумеется, не буду открывать местоположение этого странного учебного заведения, иначе уверен, что толпы любопытных бросятся по указанному адресу. Ведь даже за вход в самый обычный цирк приходится платить, здесь же даже дежурный пропусков не требует. Он может и должен, но вот беда - постоянно спит, громко храпя. Длинные усы время от времени вздымаются вверх под действие выходящего воздуха, рыжий парик его сполз набок, что касается некогда шикарного клоунского носа, сейчас трудно стало элементарно отличить его от настоящего. Уверен, этот человек ранее был хорошим клоуном, но годы взяли свое. Так что открою для толпы любопытных лишь некоторые детали, найти вход в Коклоу можно в самой что ни на есть непримечательной подворотне, видят его лишь избранные. Он представляет собой врата из чистого золота с грязной табличкой "Бейкер стрит, 221б".
Первым делом мы со Слэйдом отправляемся на лекцию по истории клоунского мастерства. Ведет ее тощий высокий клоун с опущенными вниз уголками рта, тщательно выбеленным лицом, длинными снежно белыми волосами и оранжевым носом.
 –Что ж, присядем на галерку, – говорит Джим, зная, что я не откажусь, - десятки раз учился в школах разных стран и всегда проводил время на галерке за игрой в "балду".
Он достает листик бумаги и расчерчивает квадрат, я тем временем вслушиваюсь в слова лектора.
 – В незапамятные времена, около пятидесяти года назад, а может и пятидесяти двух, - рассказывает преподаватель, - один паренек обучался в пединституте на учителя. И случилась у него неудача в жизни: один глаз повернулся вдруг на сто восемьдесят градусов вокруг своей оси, так и остался. Он, разумеется, обратился к врачам, те заверили, что ничего страшного. Мол, обратно повернем. Но не тут то было. "Нет, - сказал наш герой, - пусть все будет как есть. Вдруг на второй глаз ослепну? Будет по запас". Стал он учителем, носил повязку на глазу. Проработал так этот человек в школе лет тридцать-сорок, состарился. И появилась новая проблема - на второй глаз ослеп. Что делать? Пошел к врачам, те исправили первый глаз, после чего все нормализовалось, надел наш герой повязку на другой глаз и на работу вышел. Ученики его подумали сперва, что учитель специально их, каная под пирата, запугивал. Но когда особенно смелый школьник попросил приподнять повязку, все убедились, что глаз правда слепой. Долго искали лучшие умы школы разумное объяснение. И наконец нашли: у учителя в голове вертушка с двумя глазами, он вскрыл череп и поменял местами слепой и зрячий глаза, потому что скучно было. Имеющий очи да узреет. Я хотел сказать, что этот случай произвел революцию в искусстве клоунады, пусть объяснение и не было правдивым. Что такое правда? Кто даст ответ на сей вопрос, долгие годы будораживший лучшие умы?"
 – Мда, – оторвал меня от слушания скучающий голос призрачного товарища, - щас он расскажет, как великий клоун Бумбокс поставил себе в голову настоящую вертушку, причем усовершенствованную модель. Там глаза могли менять цвет, а также превращаться в солнышко, стрелку и в карточные масти. Он на каждой лекции об этом рассказывает. Клоун. И на каждой паре его внимательно слушают, а под конец забрасывают помидорами. Предлагаю уходить. Встретимся в коридоре.
Слэйд исчезает. Остается, правда, зависшая в воздухе ручка. Я доигрываю с ней в "балду", выигрываю, после чего выхожу за дверь, вслед мне летят слова лектора о героизме несравненного Бумбокса. Джим со скучающим видом ждет меня, сидя в позе лотоса на зависшей в воздухе тучке.

***

 – Наконец-то. – Издевательски аплодирует Джимми. – Наобщался с моей ручкой вволю? Мне ее один шулер в карты проиграл. Очень неудачливый был шулер, повесился в скором времени.
 – Мы куда-то торопимся?
 – Как сказать, сударь, – Слэйд пожимает плечами, – как сказать. Думаю, нет, не терплю торопливости. Это не аристократично. Но у нас, тем не менее, есть две причины свести к минимуму трату времени. Знавал я одного человека, проживавшего, а может и ныне проживающего неподалеку от стадиона "Металлист". Возможно, ты его видел, зрелище прелюбопытнейшее. Представь себе, заваливает толпа на стадион, а навстречу им как ни в чем ни бывало чешет паренек, в каждой руке - по пятилитровой баклаге с водой. И как он на выходе только протискивался? А дело все в том, что у него в квартире стоял водный счетчик, и наш находчивый герой в целях экономии воды набирал ее в сортире на стадионе. Так вот, первая причина  – время дороже воды.
 – Неужто? – Иронично вопрошаю я. – А вторая?
 – Вторая – нам надо поспеть на заседание одного местного клуба. Если опоздаем, рискуем пропустить много интересного. – Поза лотоса призраку надоедает, он выпускает тучку под потолок и устраивается в воздухе, будто на диване. Ни дать ни взять, Чеширский Кот.
 – Будешь дальше разглагольствовать, Джимми, как пить дать опоздаем. В путь.
Мы долго идем по коридорам неравномерной ширины. Вернее я иду, Джимми же летит по воздуху. Коридоры Коклоу сделаны в виде замысловатого лабиринта, постороннему человеку просто сказочно повезет, если он здесь не заблудится. Путь наш довольно долог, и призрак Джима Слэйда успевает рассказать в пути сказку. Вот какую:
"Жил да был на белом свете один принц. И было у него домашнее животное, в опочивальне его высочества в просторном аквариуме жила слепая лягушка. Принц очень любил свою питомицу, самолично, без помощи слуг заботился о ней. Но одним прекрасным теплым вечером, когда за окном пели цикады, а по комнате летали светлячки, на голову сего джентльмена королевских кровей обрушилось несчастье. Он приоткрыл аквариум, и внезапно лягушка прыгнула ему в лицо и вырвала принцу глаз. Пострадавший тогда списал все это на случайность, типа лягушка слепая, не отдавала себе отчета в свершенном. Прошло несколько месяцев, наступила зима. Морзоз украсил узорами стекла, снегом занесло башни дворца. Отойдя от камина, у которого его высочество созерцал пламя, он открыл крышку аквариума со своей любимицей. И что вы думаете? Та прыгнула и вырвала ему другой глаз. И в этот момент принц начал что-то понимать, но было поздно. Он превратился в лягушку".
Стоит рассказчику произнести последнее слово, мы подходим к двери, что ведет к пункту назначения. На двери я вижу табличку "Комната номер тринадцать, Клуб Самоубийц и Смертников". Табличка сделана из дерева, буквы на ней вырезаны ножиком, к двери крепится при помощи семи беспорядочно вбитых золотых гвоздей.

***

На пороге нас встречает пожилой клоун с нарисованным грустным лицом и в рыжем парике. Одеяние его напоминает костюм Пьеро, его имя, как мы вскоре узнаем, Вениамин. Клоун снимает колпак и отшвыривает в сторону. "Почет дорогим гостям!" - кричит он. Затем Вениамин делает кое-что странное: он берет себя за волосы, приподнимает голову над плечами и торжественным полушепотом говорит:
 – Добро пожаловать в наш Клуб Самоубийц. – Похоже, он не совсем жив, хотя кровь из оторванной от тела шеи почему-то не течет.
Я отвешиваю легкий поклон, глядя на встречающего с удивлением, Слэйд создает себе призрачную шляпу и приподнимает ее.
 – Судя по взгляду, я вызвал удивление, - продолжает клоун, водружая голову на место, – хотя на самом деле нет здесь ничего удивительного. Собаке свойственно притворяться мертвой, я же человек, и для меня естественно притворяться живым. Между тем вы правильно сделали, что заглянули. Конечно, Клуб Имитаторов тоже интересен, его члены умеют довольно мастерски показывать льва, тигра, вислоухого, кого угодно. Но истинное искусство все же у нас - искусство смерти. – Вениамин делает жест в сторону небольшой сцены в конце зала, привлекая внимание к выступающим. Мы подходим поближе, я тем временем думаю о своем сне.
Воспоминания навеяны упоминанием пресловутого Клуба Имитаторов. Я видел прошлой ночью преколоритнейших персонажей, мастеров выпрашивать деньги довольно трагикомичным способом. Один из них сказал мне: "Не подумай, что просто хочу выпросить денег, просто позволь задать один вопрос. Когда же моя собака наконец поест?". И стоило ему произнести эту фразу, я увидел его собаку, странного вида несчастное скулящее животное, явно минимум дня три не евши. И вдруг спустя мгновение я понял, что это не собака вовсе, а товарищ обращавшегося ко мне парня. Ему просто удалось изменить лицо так, чтобы обрести ненадолго внешность странной собаки. Хотя он менял не только лицо и осанку, но и даже форму ушей, готов поклясться, что здесь обошлось без волшебства, все дело исключительно в искусстве перевоплощения. Во сне многое возможно.
Мы приближаемся к сцене, перед ней располагается несколько рядов кресел наподобие тех, что модно вставить в школьных актовых залах. Часть мест занята, большинство зрителей мирно похрапывают. Остальные жуют попкорн или сахарную вату. Я опускаюсь на одно из свободных кресел, Джим пристраивается рядом. Он, конечно, призрак и нужды в сидении не испытывает, но предпочитает блюсти приличия. Слэйд пристально смотрит в сторону сцены, тихо бормоча: "Ну что, убогие, повеселимся? Let's have fun, let's rock". Я тоже гляжу на сцену.
В зале полумрак, место действа освещается беспорядочно блуждающими лучами прожекторов. К микрофону подходит молодой человек в старомодном костюме в клеточку и очках с огромными, в полголовы, стеклами.
 – Добро пожаловать на праздник смерти, дамы и господа, – обращается он к присутствующим, - начнем же действо символическим ударом в колокол.
В потолке открывается люк, и колокол медленно опускается вниз, останавливаясь метрах в полутора над сценой. Мужчина в клетчатом костюме с размаху бьется в него головой, отточенный до совершенства жест напоминает движение молоточка. Из разбитой головы брызгает кровь, артист кулем падает на пол. Спустя несколько мгновений его уносят со сцены два грузных клоуна с печальными лицами, свои обязанности они выполняют неспешно и с достоинством.
В дальних плохо освещенных углах сцены начинают бить в тамтамы. Появляется клоун в цилиндре и фраке, он ведет за собой на уздечке огромного льва. Зверь идет покорно, будто он вовсе и не царь зверей, а так, домашняя скотинка.
 – Как вы догадались, сейчас будет смертельный номер, – бесцветным голосом сообщает вновь вышедший, - впрочем, у нас все номера смертельные. Внимание.
   Он медленно начинает открывать рот, все шире и шире. В конце концов, случается невероятное, уста размыкаются где-то на метр. И тут лев кладет в широченную пасть клоуна голову, и дрессировщик принимается есть животное, втягивая его в себя и почавкивая. И вот, когда останки льва уже почти скрываются из виду, они застряют у клоуна в горле. Тот погибает от удушья, становясь первым виденным мною человеком, подавившимся львом.

***

Вчерашнее посещение Коклоу поразило меня, особенно то шоу в Клубе Самоубийц. В жизни не видал я более удивительного действа. Представление длилось часа два. И каждый новый номер был удивительней предыдущего, сложно было представить, что все это не только возможно, но и происходит регулярно. Однажды, правда, представление было прервано вылезшим на сцену пьяным Вениамином, но вышеописанные грузные охранники хорошо знали свое дело. Обезглавленный клоун в костюме Пьеро более не производил сильного впечатления, он не был удивительнейшим в этом месте, как изначально можно было помыслить.
Мне особенно запомнился номер с человеком-вентилятором. Клоун с невероятно пышной шевелюрой начал с того, что просто прошелся колесом. Затем, окинув взглядом зрителей, он заходил колесом по кругу, все ускоряясь и ускоряясь. В конце концов, артист приобрел такую скорость, что загорелся и, спустя пару мгновений, превратился в горку пепла.
Я сижу во дворике на каменном бордюре и пью пиво, события вчерашнего дня проносятся в моем сознании. Джим обещал, что на днях наступит новая эра, я склонен поверить. А посему, какого черта прикажете делать кроме как сидеть и пить пиво?
За окном располагающегося от меня по правую руку здания девушка играет на пианино. Это не музыка, вероятно, она просто учится. Звуки инструмента успокаивают, под них хорошо отрешаться от мирского. Мне хорошо.
Глупо учиться музицировать в канун начала новой эры, но откуда ей, бедняжке, знать о приходе оной? Зато есть повод для романтического знакомства. Эх, разбить ей что ли камнем окно и влезть внутрь? "Милая, мне так нравится, как Вы играете, - скажу я, - Вы не могли бы сыграть что-нибудь для меня?" Затем я расположусь на подоконнике, свесив ноги и приготовившись слушать, и порежусь осколками.
 – Кто это сделал, кто этот негодяй?! – Закричу я во гневе. – Сей мерзавец заслуживает позорной и мучительной смерти!
   Она же будет сидеть, глядя на меня непонимающим взглядом. И наигрывать машинально при этом какую-то мелодию.

Глава 10

Когда человек вторично обретает юность, а такое возможно, противодействие ему со стороны Системного Кота растет. Тот раздирает задней лапой с кривыми когтями свою слипшуюся шерсть, гаденько улыбается, брызгая ядовитой слюной, и выдумывает новые пакости. Системное сопротивление возрастает, и знаете, это трусливое животное никогда не действует самостоятельно. Оно использует свои жертвы, людей, почти уже лишенных души. Подлый зверь удовлетворяется, лишь высосав оной процентов восемьдесят - восемьдесят пять.
Ежедневно люди ходят лечиться к Веселому Зубному. Этот врач мало берет, так что небогатые больные просто вынуждены ходить к нему, глядеть на то, как он выдирает их родные зубы с таким видом, словно цветочки сажает, выслушивать его плоские шуточки и выдерживать измученно-злорадные взгляды его ассистентки.
Последняя  – довольно несчастное существо, она работает бесплатно. Бедная девушка имеет невероятно плохие зубы, вечно нуждающиеся в лечении. Она боится, что все зубы выпадут, и она перестанет нравиться мужчинам. Поэтому приходится не только бесплатно помогать Веселому Зубному в его работе, но и помогать ему по дому.
Девушка с плохими зубами пашет на стоматолога как проклятая шесть дней в неделю. Лишь по воскресеньям хозяин отпускает ее на свидания. Когда эта дама выйдет замуж, она наверняка будет врать мужу, что не может проводить с ним много времени по причине наличия больной матери.
Веселый Зубной заставляет свою рабыню готовить ему изысканные яства, он любит хорошо покушать. Саму же бедняжку он потчует манной кашей, изредка, в моменты особенно хорошего расположения духа, бросая ей туда кусочек ананаса.
Я вспоминаю недавний концерт своей тетушки, он бы явно не понравился Системному Коту. Там все выходило за рамки обыденного. Ее группа выступала в рамках какого-то фестиваля во Дворце студентов ХПИ. Начало было в пять дня, в окна светило солнце. Аудитория слушателей собралась многочисленная, но нетипичная. Не менее половины - интеллигентного вида пожилые особи обоих полов. Неформалов было не так много, пива не пил никто, кроме нас. На сцене, увешанной разноцветными воздушными шариками и звездочками, различные ансамбли играли преимущественно хард-рок. Странное зрелище  – песни о Сатане и силах Тьмы, звучащие с такой сцены в лучах весеннего солнца. И аудитория, чинно после каждой песни аплодирующая, словно на "Песне года". Из толпы выделялись лишь парочка неформалов, врывающихся под музыку по правую сторону от сцены. Они выглядели бы уместно на подобном мероприятии, проходи оно в более походящем месте.
А между тем, пока я лениво обо всем этом размышляю, совсем рядом происходят вещи, намного менее угодные Системному Коту. Он, не выдержав созерцания происходящего, забивается в заброшенную собачью будку, закрывает от страха облезлым хвостом свои маленькие, налитые кровью глазки и лихорадочно ищет выход. И не может сыскать. Но обо всем по порядку. Утро этого дня не предвещало ничего хорошего, напротив, Системный Кот становился все сильнее и все шире раскидывал свои сети.

***

Известно, что народу необходимы зрелища, это ясно и дураку. В утро этого дня на площади Свободы проходили различные увеселительные мероприятия, коих в последнее время становится все больше. Системный Кот таким путем окончательно покоряет свои жертвы, заставляя радоваться остатки их душонок.
В центре внимание была постановка пьесы об известном баснописце Крылове и его приятеле Грибове. Последний, надо сказать, был центральным действующим лицом в спектакле.
Грибов жил в одном поместье с Крыловым, и он отличался некоторой чудаковатостью. В частности, не появлялся на людях без фрака и белоснежного фартука. И вместе с тем мог более и вовсе ничего на себя не надеть, так и расхаживать по дому. Благо прислугу Крылова смутить сей джентльмен не мог, ибо она целиком состояла из слепых стариков. А еще Грибов очень медленно ел, что пожалуй и было в нем самым странным. Со свойственной ему аккуратностью и педантичностью чудак медленно отрезал от еды малюсенькие кусочки, медленно подносил их ко рту и невероятно долго смаковал, прежде чем проглотить. Бывало, гости поместья не выдерживали и, в то время как их трапеза подходила к завершению, а Грибовская только начиналась, с издевкой спрашивали: "Ну что, поел, Грибов?" Особенно необычно он ел суп. Грибов с помощью ножа и вилки съедал всю гущу, после чего долго выжидал момент, когда взгляды окружающих будут обращены мимо него. Тогда Грибов ловким движением подносил тарелку ко рту и быстро выпивал бульон.
Еще этот персонаж был не очень удачлив в личной жизни. Десятки раз пытался он похитить свою возлюбленную, чтобы с ней обвенчаться, и постоянно сильно опаздывал к назначенному сроку, так как не успевал позавтракать. Несчастная невеста ждала его в течение продолжительного времени, затем в сердцах сплевывала на землю-матушку, обижалась до глубины души и не разговаривала с суженым года два. Лишь под старость удалось Грибову обрести семейное счастье, невеста на сей раз уснула, и таким образом все же дождалась.
Праздная публика, позабыв о заботах, потешалась над чудачествами несчастного Грибова, по площади лениво прохаживались милиционеры и бегали скоморохи на ходулях. Обычный был день. До определенного момента. Внезапно в небе появилась точка. Она стала расти, и, наконец, появилось нечто, заставившее людей оцепенеть.
Над площадью повис дирижабль с написанным на борту гордым названием "Фантасмагория". Причем дирижабль прилетел не сам по себе, его притащил за собой впряженный в сей летательный аппарат осел Вячеслав. И человек-животное, разумеется, был тут как тут, махал сверху своей то ли рукой, то ли лапой.
 – Здорово, людишки! Не ожидали?! – Весело закричал он. Человек-животное дождался своего звездного часа, сотни лет летал он на осле над городами, эдакий нерождественский Санта-Клаус, использующий вместо оленей и эльфов осла и кота-василиска. – Народ, веселящийся и ликующий, настал час смерти вашей! Впрочем, что вы будете делать, когда смерть отвернется от вас? Неожиданно свалившееся на голову бессмертие не даст вам ничего, кроме мыслей о мизерной пенсии и непутевых внуках! Вы, людишки, помрете и сгниете в гробах, я же, человек-животное оставлю за собой право распоряжаться жизнью. Люди и звери бут трепетать предо мной в страхе во веки вечные! Так получайте же!
После этих слов разверзся люк в полу дирижабля. Беспечный мужчина, катающий по площади свою малолетнюю дочь на повозке, показывал девочке чудеса небес. Сама лошадка, что везла повозку, взирала в просвет меж облаками с восхищением. Она вспоминала своих героических предков, принимавших участие в исторических битвах, где-то несчастная лошадь, осознавая нынешний незавидный свой статус, завидовала рассекающему путями небес ослу Вячеславу.
Толпа паниковала. На затылки горожан, после трудного дня присоединившихся к народным гуляниям, сыпались трехлитровые стеклянные бутылки с напитком "Fanta". Они бились об головы особенно невезучих, частенько лишая тех сознания, брызги летели во все стороны, окатывая окружающих липкой оранжевой жидкостью. Обыватели разбегались во все стороны, сбивая друг друга с ног и давя попавшихся невзначай под паникерское рассыпление детей.
Человек-животное, почесывая хохолок на голове и выделывая хвостом затейливые фигуры, хохотал. Это было веселейшее зрелище в его жизни.
 – Ни в одном уголке преисподней, ни на одной забытой Богом планете не созерцал я столь жалкой картины! – С презрением восклицал он. – Бойтесь же, убогие! Системный Кот, даровавший вам уют взамен ваших душ, кусает свои кошачьи локти! Не буду призывать вас одуматься, это бессмысленно, разбегайтесь же, глупцы, облитые этой липкой кислотной жидкостью, несколько напоминающей ядовитую слюну системной твари, принявшей облик кошачий.
Мертвецы в серых кольчугах несли кто строительные материалы, кто топоры. Вторые били своим оружием по головам бродячих артистов, обращая тех в прах или камень, первые мастерили новую сцену на площади. Их бесстрастные лица внушали публике ужас, лишь девочка в повозке, выглядывая из-за вставшей на дыбы лошади, не скрывала своего любопытства. Эту малышку будут ругать в школе на уроках изобразительного искусства за ее нетипичные и недетские пейзажи. Она подобно моей музе будет рисовать безумные изображения невразумительной действительности, а когда не будет получаться, залазить под низенький столик и съедать неудавшиеся этюды. Но продлиться это недолго, хотя, обо всем по порядку.

***

Рафаэль Борисович, успешный умелец зарабатывать легкие деньги, ел чебурек. Он вообще любил чебуреки, за исключением тех, что продаются на Холодной Горе. В последних почти не было мяса. "Им что, собачек жалко?" - любил повторять Рафаэль, коли все-таки приходилось питаться в этом районе. Известно, что чебуреки делают из собак, а беляши  – из кошек. Так как последние для нашего героя были животными священными и неприкосновенными, беляшей он не ел.
Рафаэль Борисович с ранней юности жаждал воплотить в жизнь русскую мечту: хорошо жить и не работать. И в какой-то мере ему это удалось. После пары лет скитаний и поисков он увидел на загородной трассе, по которой шел, глотая капли дождя и наслаждаясь запахом навоза, в лепешку раздавленную кошку.
При всей своей любви к этим животным, Рафаэль залюбовался. Решение созрело в сознании, вернувшись в город, он обзвонил всех своих знакомых музыкантов, узнал, кто в городе играет горграйнд, принялся за дело.
Решение было таково, он прихватывал какое-нибудь животное, исключая кошек, разумеется, прибивал его гвоздями к дороге и ждал. Движение практически на всех путях страны бурное, рано или поздно кто-нибудь переезжал несчастное существо. Тогда Рафаэль Борисович фотографировал останки, добавлял к получившемуся изображению несколько ярких деталей, и получалась прекрасная обложка для альбома очередного коллектива.
Удивительно хорошо получались у него эти обложки, живые, антиэстетичные. Конкуренции не было, сколько не пытались другие люди воспользоваться идеей, у них выходило лишь жалкое подобие гениальных фоторабот Рафаэля.
Доев чебурек, Рафаэль Борисович извлек из кармана огромный носовой платок и тщательно вытер им бороду. Затем он подхватил сумку, в которой находился гусь и сказал будущей жертве:
 – Не находите, сударь, что служение искусству  – значительно лучший финальный аккорд в жизни, нежели попадание в суп?
 – Га-га, – меланхолично ответила птица, и вяло попыталась ущипнуть своего будущего палача за палец.
 – Но-но, дружок, не шали, – погрозил гусю пальцем Рафаэль. И вдруг что-то щелкнуло у него в голове.
Фотохудожник уронил сумку и быстрым шагом пошел к метро. Иррациональное нечто заставило его позабыть о своих делах и поехать на площадь Свободы. Глаза Рафаэля засверкали, и дело здесь было вовсе не в солнечных лучах, отражавшихся от линз очков.

***

Где-то на городской окраине в забытом Богом месте среди свалок и заброшенных домишек было два здания, все еще используемых людьми. Фактически в полной мере обитаемым был лишь один дом - там жил полусвихнувшийся старый пенсионер Никодим, некогда зубной врач, единственный, не считая крыс и воронья, местный житель. У него в подвале были колоссальные запасы веселящего газа, постоянно пополняемые из неведомых мне источников. Старик частенько нанюхивался его и несколько часов хохотал как безумный. Изредка, когда у Никодима заканчивались деньги, он погружал один-два баллона на тачку и вез продавать в город.
Второе упомянутое мною здание не было жилым, оно использовалось как кузнечная мастерская. Располагалось оно неподалеку от жилища бывшего стоматолога. Каждое утро к мастерской подъезжал автобус с нарисованным сбоку средневековым гербом какого-то знатного рода. На нем приезжали работники мастерской  – кузнецы. Они садились на бревна, пили чай из прихваченных с собой термосов и курили, пока минут через десять-пятнадцать не прибывали грузовики с сырьем. После выгрузки кузнецы, допив чай, шли в мастерскую и до вечера ковали там мечи, изредка прерываясь чтобы перекусить и покурить. В течение дня другие грузовики забирали готовый материал и увозили его за город к одному огромному поросшему бурьяном полю.
Там мечи выгружались, и другие рабочие в намеченных точках вбивали их в землю. Над полем кружил вертолет.
В вертолете сидели кроме пилота двое, Джо, американский художник русского происхождения и его друг инженер Боб, прибывший недавно из США. Джо недавно получил колоссальное наследство оставленное ему почившим с миром дальним родственником. Теперь он творил, что хотел. Первым шагом было возвращение на историческую родину, в Харьков, промышленный и культурный центр некогда Российской империи, а ныне Украины.
Здесь Джо взялся за осуществление своей давней мечты. Ему очень нравились передачи об обнаруживаемых на полях загадочных кругах. Их появление часто приписывалось инопланетянам, но не это интересовало художника. Он восхищался масштабами рисунков и мечтал когда-нибудь создать собственную картину, по размеру сравнимую с ними.
Теперь грезы его воплощались в реальность, он выкупил поле, нанял рабочих. Пролетев над местностью на вертолете, он сделал несколько фотоснимков, сделал нехитрые расчеты, прикинул масштабы и сделал набросок. Затем в течение нескольких дней бродил он по полю и отмечал места для вбивания мечей.
 – Гляди, Боб, – гордо говорил сияющий Джо, – на этом вот самом поле делается новое искусство. Здесь будет изображен средневековый рыцарь. Я специально выбрал мечи как популярное в те времена оружие для создания этого произведения.
  – Да, чувак, я никогда не видел ничего подобного, – отвечал восхищенный Боб на ломанном русском. Он тоже был из семьи эмигрантов, но язык предков знал не так хорошо.
Но недолго американцы в это утро любовались трудом рабочих. Те вдруг разом побросали инструменты и принялись запрыгивать в кузова свежеразгруженных грузовиков. Когда посадка была окончена, машины помчались к городу.
 – За ними! – Вскричал ошеломленный художник. – Что бы это ни значило, я не хочу ничего пропустить.
Разумеется, прерывание создания картины не могло не огорчить Джо, но куда сильнее в нем преобладали другие эмоции: было до ужаса интересно узнать причину столь внезапного бегства.
Неудивительно, что когда по его приказу летевший за грузовиками вертолет снизился, и была к одному из кузовов спущена веревочная лестница, Джо полез вниз. Нисколько не задумываясь о возможной опасности упасть или быть плохо принятым рабочими.
 – Лестницу поднимать, или Вы тоже полезете? – Спросил пилот Боба.
 –  God damned! – Только и смог ответить инженер.

***

Когда я прихожу на площадь, я вижу многие тысячи людей, собравшихся вокруг сцены, находящейся на том самом месте, на котором произошла казнь Джима Слэйда. Площадь расширилась, похоже, в этот день ее вместимость неограниченна. Толпа расступается предо мной, давая проход к первым рядам, я подхожу к пустой сцене. Впрочем, пустует она недолго.
Сцена удлиняется, уходя куда-то вглубь, на ней появляется огненный коридор, вокруг него все в пределах обозримости окутано туманом. По бокам в коридоре я вижу бюсты великих правителей прошлого, со времен античности до наших дней. Вдали появляется темная человеческая фигурка, она приближается. За ее спиной коридор исчезает, и пространство заполняется туманом. Фигурка приближается, я вижу, что это Люций.
В конце концов, коридор полностью исчезает и видно лишь окутанную туманом сцену. Люций хлопает в ладоши, и непонятно откуда на сцене появляются несколько людей в промасленных робах. Еще один хлопок - в центре возникает огромный крест. Рабочие подходят к нему и вбивают в перекладины гвозди. Когда они заканчивают свое дело, на кресте появляется некая светящаяся субстанция, она постепенно принимает очертания человеческой фигуры. Это призрак Слэйда, постепенно он затвердевает. Джим вновь обретает плоть. Рабочие вновь подходят к кресту и плоскогубцами вынимают гвозди из рук и ног распятого. Слэйд спрыгивает с креста и раскланивается, рабочие исчезают.
Джим Слэйд дует на конечности, и раны затягиваются. Справившись, он обращается к публике:
 – Спасибо, что почтили вниманием, дамы и господа! Впрочем, особого выбора у вас и не было. Итак, объявляю начало нового шоу! Оно сегодня не будет таким уж красочным и кровавым, но небезынтересным, уж поверьте. Номер первый нашей программы  – воскрешение Джима Слэйда прошел успешно. Продолжай, Люций!
  – Системного Кота на сцену! – Весело кричит в микрофон Люций. Появляется Системный Кот. Он невыносимо мерзок, но совсем не страшен, скорее жалок.
  – Ну, котяра, поиграем в кошки-мышки? – Люций принимается наступать на кота. Слипшаяся шерсть у того встает дыбом, животное с шипением пятится, пока не попадает хвостом в непонятно откуда взявшуюся на пути огромную мышеловку. Вопль ужаса вырывается из глотки твари, и она начинает таять. Так длиться около минуты, пока Системный Кот не превращается в лужицу слизи. – Что ж, уважаемая аудитория, не будем затягивать представление. – С торжествующей улыбкой говорит Джимми. – Объявляю начало новой эры. Аплодисменты!
Авторская публикация. Свидетельство о публикации в СМИ № L108-19739.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Музыка падших богов. Ч. 2. Гл. 9 - 10

Музыка падших богов. Ч. 1. Гл. 1 - 3

Часть первая. Музыка для гопников. Глава 1 Когда-то я был арфистом. Нет, не профессиональным музыкантом, профессионалов я не люблю с детства. Все профессионалы - ремесленники...

Музыка падших богов. Ч. 2. Гл. 1 - 3

Часть вторая. Музыка для юродивых. Глава 1 Случается, когда я бреюсь в ванной, я слышу тишину. Появляется осознание, что шум текущей воды, доносящееся сверху пение сидящего на...

Музыка падших богов. Ч. 1. Гл. 4 - 6

Глава 4 Кузьма очень страдал последние месяца два. В его жизни произошла настоящая катастрофа. Хотя правильнее будет сказать - происходила. Ежедневно, просыпаясь, он смотрел на...

Музыка падших богов. Ч. 2. Гл. 4 - 6

Глава 4 Я сижу в кресле поджав ноги, читаю с монитора произведения андеграундных авторов. Иногда у меня устают глаза. Тогда я на несколько секунд зажмуриваюсь и понимаю, что такого...

Музыка падших богов. Ч. 1. Гл. 9 - 10

Глава 9 Лучи полуденного солнца падали в незашторенные окна, освещая комнату Константина, молодого человека лет двадцати от роду. Хозяин комнаты сладко спал, свернувшись калачиком...

Музыка падших богов. Ч. 1. Гл. 7 - 8

Глава 7 Нос возвращался домой. Ноги его немного заплетались, он улыбался, время от времени плевал на землю и слушал звучащую в его нездоровом сознании песню битлов "Hard day"s...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты