Академия. Продолжение

11. Испытание для истинного дворянина.
Как любил повторять его отец, да покоится он во тьме, дворянин – это, прежде всего, человек, руководствующийся своей головой, а не сердцем. В любой другой ситуации, его решение было бы полностью согласовано с этой позицией. Однако же отнестись к тому, что происходило в коридоре с этой же колокольни, было бы просто бесчеловечно.

Он никогда не думал, что с помощью окованного сталью фолианта можно благополучно расправиться с тремя хорошо обученными колдунами. Последним, что он заметил перед схваткой, были широко раскрытые глаза ошарашенной Мелиссы за стёклами круглых очков. Она, как и все в этом коридоре, не ожидали, что обычно отстранённый от всех мирских дел, кроме учёбы, ледяной демон соизволит вмешаться в то, что его непосредственно не касается.

Первого Вильям снял точным броском книги в живот. Если бы не кожанная застёжка, тут книге и пришёл бы конец. Парень охнул и согнулся пополам. Секунда ушла на то, чтобы отобрать у несчастного посох и отправить его в глубокий нокаут тупым концом посоха. В следующее мгновение тело плавно скользнуло в строну от неумелого выпада и, изогнувшись, подсекло тяжёлым навершием опорную ногу второму противнику. Потом руки крутанули двухметровую палку над головой и с силой впечатали круглый кристалл заёмного посоха на спину парня.

Третий, видя что, произошло с его товарищами, попытался дать дёру. Далеко не ушёл – вырвавшиеся из пола лианы быстро опутали его ноги, и тот со всего маху ударился носом о мраморный пол, где и остался лежать.

Вилли он мало волновал, ибо всё внимание светловолосого колдуна было приковано к стоящей неподалёку Мелиссе. Волшебница гневалась. И ещё никогда она не была столь прекрасной, как в этот момент. Очки и прочая совершенно ненужная чародею дребедень куда-то разом исчезли, открывая то, что для многих и многих было неведомо и непонятно.

Мелисса Стюарт чем-то основательно запала ему в душу. В ней было то по-особенному мягкое тепло, способное заставить биться даже самое холодное сердце. Но, рядом с этой внутренней теплотой, также мирно соседствовала едва ли не божественная ярость. И Вильям терялся: в каком состояние эта девушка прекраснее: в гневе или в милости?

Но прекрасное видение разом рухнуло, как только она почувствовала на себе его взгляд. Волшебница от смущения едва под землю не провалилась, сжалась вся, попыталась спрятаться за очками…короче, попыталась захлопнуться в своей раковине.

Вилли вдруг почувствовал себя неловко, что было совершенно не свойственно его открытой натуре. И опять же, против своей обычной холодной наглости, попытался как можно быстрее ретироваться. Уже скрываясь за поворотом, он услышал тихое, робко-обречённое:

- Спасибо.
Это заставило мага замереть, сжать до боли в пальцах книжный переплёт, и вернуться. В голове как-то к месту появилось другое изречение его отца: дворянин всегда отвечает за свои поступки. Обернулся, попытался улыбнуться – получилась какая-то невообразимая гримаса.

- Не за что. Они часто пристают?
- Нет, не очень, - колдунья потупилась. – Ты первый, кто за меня вступился. И теперь у тебя будут большие неприятности.

- Неужели? – Вилли картинно удивился. – Тогда что ж они мне… хм, кузькину мать здесь не показали? Их трое, а я один.

Она не ответила, только тяжело вздохнула и, подхватив свои книжки, куда-то разом заспешила. А Вилли так и остался стоять в пустом коридоре, не в силах прийти в себя.

Их отношения развивались по странной спирали: сначала он ей сделает подарок, потом она его одарит чем-нибудь и так по кругу. Вызывать на дуэль его опасались, просто потому опасались. Слушок о том, что он до полусмерти отделал троих без всякой магии одной деревяшкой, разнёсся по Академии со скоростью молнии.

Единственные во всей Академии кто ничему не удивились, были его трое друзей: Маят, который всё дальше и дальше шёл по пути тени, Филиас Фог, постигающий всё большие глубины своих неординарных способностей, да чёрный маг Ксор Куттул, как бдительное око, следящий за каждым их движением.

Этим утром Вилли выскочил из постели с первыми лучами солнца. Рядом со своей койкой натягивал штаны Маят. Синие глаза тангредина были подёрнуты сонной дымкой, но каждое его движение было точным, плавным и ничуть не сонным. Сказывалась вбитая с детства привычка.

Вилли молча последовал его примеру. Его детство тоже приучило его ко многим полезным привычкам. Если бы этим занимался его отец, дальше благородных манер дело бы не пошло. Но, к счастью, его воспитанием занимался не отец. А для Творца что дворянин, что не дворянин – одна наука.

В дворик они вышли вдвоём: оба высокие, поджарые, в просторных, но одновременно не стесняющих движения одеждах. Единственное, что отличало их: длинные светлые волосы Вильяма и короткая огненно-рыжая шевелюра Маята. У порога пришлось перешагнуть через развалившегося на коврике Фила. Оборотень вчера так утомился, что даже в человека превращаться не стал. Был бы здесь Ксор, то непременно бросил бы что-то едкое в адрес некоторых оборотней, которые спят на половиках, как какие-то одомашненные псы. Но с некоторых пор Куттул перестал делить с ними комнату – они по-прежнему были друзьями, но теперь они были в разных «весовых категориях».

По пути разговорились.
- А правда, что у твоего отца в замке служит теневой страж?

- Служил раньше, когда отец был жив в первый раз, до Войн Цвета. Сейчас он просто присматривает за хозяйством. Представляешь, Вилли, теперь у нас собственная деревня появилась: домов пятнадцать жилых, кузница, трактир и плотницкая мастерская. И гора ответственности за этих случайных, незнакомых людишек. И всё на Гайдине.

- Почему тебя это удивляет? Я, до своего поступления в Академию, присматривал за тремя хуторами, свинофермой и лесопилкой. Не знаю, что сделаю с ними после ЕГО смерти. Продам к джерховой матери, наверное.

- А я-то думаю, откуда ты такой организованный взялся…прям, как один мой знакомый герцог: сам балансирует на краю нищеты, но своих крестьян и дружину снабжает всем необходимым. Вот сейчас отдал свои пограничные поместья своим людям на дрова и камень для новых домов. В тех краях зимы ого-го!

- Нет, что ты, - Вилли слегка улыбнулся. – Это меня Творец приучил: лучше сделай как можно больше сейчас, чем потом будешь жалеть об упущенном времени. Я ведь, знаешь ли, никогда особыми физическими достоинствами не отличался, а уж после того, как ОН меня проклял, и подавно. Один раз я чуть не замёрз насмерть, когда упал с лошади и не смог подняться.

- И что ты сделал тогда?
- Я решил бороться за свою жизнь, дружище. Да и Творец помогал, как мог. Это ведь он меня из леса вынес.

- Он твой друг?
- Он больше, чем друг.
- Как брат?
- Не знаю. Наверное, даже больше, чем брат.
Дворик был пуст. Небольшое пространство, выстланное идеально ровными каменными плитами, было идеальным спортивным залом. Деревья, когда-то ухоженные, теперь разрослись и надёжно укрывали площадку от посторонних глаз. Живая изгородь, тоже когда-то ухоженная, густой порослью кустарника оплетала древесные стволы и в случае чего могла легко смягчить неудачное приземление. Стоило только поставить парочку скамеек, соорудить оружейную стойку и можно было не чувствовать себя ущемлённым. Но вот в чём шутка – в своих тренировках парни оружием не пользовались.

С Маятом Вилли тренировался впервые. Обычно в спарринге его противником был Ксор, с которым без магии драться было равносильно попытке сдвинуть гору. Чего ждать от привычного к поединкам с прытким оборотнем тангредина ледяной демон не знал и поэтому подготовился ко всему. Как выяснилось, не зря.

Рыжеволосый колдун двигался с грацией опытного убийцы: ни одного лишнего движения в сторону, ни одного лишнего слишком широкого или слишком узкого взмаха. Он брал энергии ровно столько, сколько того требовали используемые им приёмы. Опасный противник. Да и быстрый тоже. Неудивительно, что некрупный Фил смог загрызть Зверя. После ежедневных занятий с таким профи каждый новый противник кажется слишком медленным.

Маят тоже оценил его подготовку. Все удары были поставлены просто мастерски: точность и аккуратность в исполнении, сила и холод при соприкосновении. Каждый удар, попадающий на голое тело, обжигал льдом, будто у него кожа была покрыта тонким слоем изморози. А уж выносливый… если б не тренировки Хиея, то тангредин бы уже давно выдохся.

Бой прервался неожиданно: на площадке появился заспанный Фил с толстой пачкой писем в одной руке и смотанной стальными кольцами цепью в другой. Письма он сразу бросил Вилли, а сам отошёл в сторонку, размотал цепь и начал свою собственную тренировку.

Ледяной демон письмам не удивился, словно бы ждал их. Он неторопливо развязал бечеву, которая их стягивала, и начал их также неторопливо перебирать. С каждым новым письмом улыбка на его лице становилась всё шире и насмешливее. Маят не удержался и подошёл.

- Это всё тебе?
- Ага.
- Родственники?
- Не-а, всё местные. Дуэльные карточки, если быть точным.

- Столько много сразу?!
- Много? – дворянин выглядел слегка удивлённым. – Нет, это не много. Могло бы быть больше, если бы я оскорбил кого-нибудь по-настоящему важного, а так их тут на один зуб. Все дуэли назначены на одно и то же время и место – толпа адептов с посохами, которые будут мешать друг другу. Уверен, бой будет коротким.

Маят некоторое время молча смотрел на него и с удивлением думал, что никогда не видел, чтобы его холодный друг с кем-то из-за чего-то дрался или даже ругался. Он жил в своём вакууме, не мешая никому и в то же время никого к себе не подпуская. Оказывается, и у него были свои враги.

- Вилли, за что ты хоть дерёшься?
- За девушку.
- А у тебя есть девушка?
- Появилась. Очаровала меня своим каменным големом ещё на испытаниях, и вот только недавно появился повод с ней познакомиться поближе.

- Мелисса Стюарт?!
- Тебя это удивляет?
- Ещё как! Но она же…
- Она нормальная, Маят. А иногда даже прекрасная, когда снимает очки. Но не в ней одной дело, дружище. Просто в жизни каждого наступает момент, когда он начинает заботиться не только о себе, но и о других. Наверное, я только что в это состояние вступил.

Дрались, как всегда, у памятного фонтана. Вильям прибыл на место боя за двадцать минут до назначенного времени, пользуясь одной из заповедей своего отца, которая гласила, что дворянин должен быть не только пунктуальным, но и предусмотрительным. Возможно, это было и не совсем честно, но в бое с пятнадцатью противниками ничего о чести и не говорилось.

Айталь, который наотрез отказался остаться безучастным, сейчас стоял вдали от втыкающего в стыки между каменными плитами боевые амулеты вида «снежный ёж» чародея и выглядывал потенциальных противников. Демон был в уже ставшем привычным облике эльфа и, по-видимому, не собирался его менять.

Закончив со своим «нечестным» делом, Вилли довольно хмыкнул. Амулеты были настроены на минимальную ударную силу, поэтому убить никого не могли. Только обжечь…или напугать.

Они пришли в точно назначенное время – все пятнадцать человек с посохами. Кое-кто прихватил даже кое-что посерьёзнее стандартного ученического посоха (видимо, некоторые из преподавателей были лично заинтересованы в победе своих любимцев). Глядя на их хмурые выражения лиц, за которыми они прятали свою неуверенность и а может быть где-то и страх. Они боялись драться с ним, с одетым в подчёркнуто простой классический костюм серых цветов волшебником, который не взял с собой даже кинжала.

По правилам магической дуэли, поединок они начинали одновременно. Они ударили грамотно: использовали технику «сообщающихся сосудов», когда одни бьют, а другие подпитывают их энергией. Пятикратно усиленная «облачная коса» понеслась прямо на него, рискуя располосовать надвое. Вилли не стал закрываться. Он вообще планировал магию в её известном понимании не использовать. Псионические способности открывали множество возможностей, недоступных обычным магам, а он давно не практиковался в использовании своих.

«Коса» остановилась в сантиметре от его лица столкнувшись с тонкой, почти прозрачной плёнкой ментального щита. А потом отскочила, натолкнувшись на непреодолимое препятствие. В ответ универсал активировал «ежей». Площадку затянула морозная дымка и, кристаллизовавшись сотнями маленьких ледяных шипастых шариков, метнулась к ощетинившейся навершиями посохов толпе колдунов. Столкнувшись с «щитом», шарики рассыпались ледяным крошевом, но главная цель была достигнута – их внимание было рассеяно, а «щит» для мысли не преграда.

В следующее мгновение они уже валялись на ровных каменных плитах, судорожно пытаясь вдохнуть в горящие лёгкие хоть капельку воздуха. Ледяной демон не слишком «давил», он ведь не хотел их смерти. Он уже знал, что победил.

Кивнув Айталю, который простоял на своём пятачке всё время схватки, волшебник удалился. Как только нога переступила через бордюр, который огораживал площадку с фонтаном от тройки аллей, он ослабил мысленную хватку, отпуская своих жертв. Можно было ожидать, что по Академии снова поползут слухи о его «непобедимости». Впрочем, это было ему только на руку, потому что больше драться он был не намерен.

У входа в их маленькую комнатушку уже поджидали друзья. Даже Ксор пришёл, что было поистине невероятным событием. Гадес редко посещал их из-за своей постоянной занятости, но уж если посещал…впору было посылать Фила на кухню за бутылкой красного вина и закуской, потому что обычно беседа затягивалась далеко за полночь. Сейчас же повод был несколько иным.

- Поздравляю с первым боем, - мрачноватый гадес слегка улыбнулся. – Я уж думал, что ты так и окончишь это богоугодное заведение, ни с кем не подравшись.

- Только не говори, что я тебя разочаровал, - Вилли вежливо улыбнулся в ответ. – Ты же знаешь, насколько я не люблю эти бессмысленные конфликты. Я бы и в этом не участвовал, если бы не чрезвычайные обстоятельства.

- Девушка, значит? – гадес покосился на смиренно помалкивающего Маята. – Это похвально. А кто эта счастливица, ради которой благородные мужи проливают кровь?

- Уж тебе ли не знать!
- Ах, госпожа Стюарт! Что ж, такая девушка действительно стоит того, чтобы за неё дрались. Сколько их было?

Здесь вежливая улыбка Вилли превратилась в усмешку бывалого дуэлянта.

- Пятнадцать. Трое из них даже принесли «накопители Шиноби». Не иначе, кто-то из преподавателей поспособствовал, потому что взять их со складов без специального разрешения невозможно.

- Ты пробовал, что ли? – вскинул бровь Маят. Сам он никогда на склады не заходил и не знал всех тамошних тонкостей. Ледяной демон пожал плечами.

- Приходилось забегать туда за «снежными ежами». Пришлось бежать за Мастером Зэлгадисом, чтобы он мне разрешение выписал. Но это не важно, я ведь всё равно выиграл. А куда подевался Фил?

Ксор с Маятом обменялись взглядами, а потом тангредин многозначительно сказал:

- К нему дед приехал, так что его можно не ждать. А провиантом нас обещали снабдить Сиг и Нергал – у них тоже особый подход к домовым эльфам.

Этот день и последующую ночь Вильям де Вольдеморт не забыл до конца своих дней. А уж когда они с Мелиссой остались наедине, тактично оставленные друзьями… он, наконец, осознал, что имел ввиду под «испытанием истинного дворянина» его приснопамятный отец. Главное, не ударить в грязь лицом – а уж там всё приложиться.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Академия. Продолжение

Академия. Продолжение истории

8.Подарок на Рождество. Фил в это утро проснулся раньше всех. За окном медленно и грациозно падали большие снежинки. На востоке робко поднималось холодное зимнее солнце. Через...

Академия. Продолжение истории

5. Пятый курс и первая дуэль. Первый вызов пришёл на следующий же день после принятие в пятикурсники. Не успели старшие ученики (ученики от пятого курса и выше назывались именно...

Академия. Продолжение истории

- У неё не было родинок на плечах, - ответ ледяного демона был невозмутим. - Только татуировка в виде змеи, обвивающей меч. Мастер Эланд тяжело вздохнул и, ни к кому в частности не...

Академия. Продолжение истории

9. Колдовской турнир. Это начиналось, как обычная тренировка, но стоило Маяту лишь положить руку на рукоять, как меч самовольно выпрыгивал из ножен и тренировка превращалась в...

Академия. Продолжение

12. Чёрный волк. Когда Фила вызвали к ректору, молодой оборотень никак не мог понять, что же он такого сделал. В последнее время он за собой не замечал ни одного хулиганского...

Академия. Продолжение

4. Пробуждение. Маят очнулся оттого, что где-то над его головой голос Ксора, непривычно взволнованный, на литературно правильном куттуле произнёс: - Врёшь! В ответ ему полетел...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты