Уйти от однополярности и многополярности

1. О многополярности и однополярности.
В настоящее время в качестве мировых моделей (устройства международных отношений) рассматриваются две: однополярная и многополярная. Первая ассоциируется с порядком, вторая – со свободой.
Уйти от однополярности и многополярности
Но, на наш взгляд, обе эти модели имеют как свои недостатки, так и преимущества. В принципе, нам нужно и то и другое. Многополярность констатирует то состояние мира, которое сейчас реально есть, статус кво. Она не исключает войны и международные конфликты из-за ресурсов и по причине избытка населения для данной территории, что требует ее расширения. Кроме того, войны могут возникать по причине желания выхода какой-либо территории из состава того или иного государства.

Многополярность не предполагает дальнейшее развитие, эволюцию мира до уровня цивилизации. Это концепция национального эгоизма, это не цивилизационная, а государственная концепция, в лучшем случае блоковая, если многополярности координируют свои действия для создания блоков. Но блоковость усиливает угрозу военного противостояния и гонки вооружений, что подрывает национальные экономики. Постепенно такая многополярность может прийти к самой опасной концепции - биполярному миру, постоянно балансирующему на гране вооруженного противостояния.

Однополярность не менее опасная концепция. Однополярный мир может возникнуть только в результате победы в войне (интеграции, преодоления многополярности) и образования единой империи.

В истории человечества такие понятия, как многополярность и однополярность, тесно переплетались друг с другом, они отражали две важнейшие тенденции единого процесс развития, которые взаимодополняют одна другую – центробежную (многополярность) и центростремительную (однополярность, единство).

Так, в ранний период своего развития из-за примитивного способа производства и своей полной зависимости от природы древние люди, будучи разрозненными субъектами (проявление многополярности), были вынуждены объединяться в семьи, племя, группу, орду (однополярность). Но этих групп, племен, орд было множество – опять возникает многополярность. Между этими образованиями шла постоянная борьба за собственность, территорию, ресурсы, в том числе и людские. Более сильные племена покоряли более слабые и навязывали им свою волю, образовывались рабовладельческие государства, типа «Золотой Орды», снова возникала однополярность. Но так как рабовладельческих империй было несколько (многополярность), между ними возникали войны.

Допустим, Греко-персидские и пунические войны между Римом и Карфагеном. Развитие торговли, ремесла, мореплавания привело к тому, что в одном округе стали проживать представители разных племен (многополярность). Органы родовой организации были уже не в состоянии управлять общественными делами и требовалось создание коллективных органов управления, Советов, Вече (как в Нижнем Новгороде) – опять стремление к однополярности, но на уровне управленческих структур. В древнем Риме десять родов (многополярность) объединялись в курию (однополярность), десять курий (многополярность) составляли племя (однополярность), три племени (многополярность) составляли римский народ (однополярность). Старейшины трехсот родов (многополярность) составлял сенат (однополярность), бывший органом управления римским народом. Наряду с представителями курий на территории Рима проживали свободные граждане, плебс (многополярность). Они всячески стремились к власти и в ходе долгой борьбы за власть их представители вошли в народное собрание. Плебеи были уравнены в правах с представителями древних родов, вместо родовых органов управления возникли государственные (новая однополярность). Население было разделено на ряд классов по степени их имущественной состоятельности. Соответственно этому они и имели право голоса. Богатое меньшинство получило большую власть, чем большая часть римского народа. После развала Римской империи, или империи Александра Македонского как однополярности, опять возникла многополярность.

В наше время часть государств стремится к однополярности – как Евросоюз, другие – к многополярности, независимости – как косовские албанцы, баски, ирландцы, курды, абхазы и прочее.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что сами по себе понятия «однополярность» и «многополярность» относительны и одно неизбежно содержит в себе другое, они не существуют порознь.

В чем же ценность однополярности? По сравнению с жизнью в племени жизнь в государстве делает ее не только более безопасной, но и более богатой и разнообразной, развивает ее (и в этом смысле, как ни странно, появляется больше свободы). Объединение, объединенные усилия позволяют делать то, что было бы не по силам отдельным племенам. Так, в племени его члены занимались охотой, рыболовством, собирательством плодов, защитой территории от врагов. В государстве же возникает торговля, товарообмен, расцветает спорт, наука и искусства, что развивает и обогащает жизнь составляющих его племен и выводит ее на новый уровень.

В то же время, нарастающие потом противоречия при столь бурном развитии ведут к новой поляризации, затем, когда в рамках многополярности возникают новые проблемы, она объединяется для их решения и получает импульс к новому развитию. Эти категории диалектически связаны и взаимообусловлены в процессе развития. Люди объединяются в семью для воспитания детей (однополярность), когда дети вырастают, они уходят из семьи (многополярность) и образуют свою собственную семью (новую однополярность), так происходит развитие.

Однополярность означает некий правопорядок, универсальные нормы для всех. Причем эти ценности могут быть весьма эффективными: допустим демократия и рыночная экономика. Принципиальным здесь является добровольное принятие этих норм, а не их навязывание военным путем. Негативные стороны однополярности проявляются только в случае насильственного навязывания их державой-лидером. Любое насилие рано или поздно вызывает отторжение.

Многополярность позволяет сохранять свободу и суверенитет, но не способствует интенсивному развитию и решению общецивилизационых проблем человечества, для чего нужны единые подходы.

На наш взгляд, обе эти модели, как имеющие положительные аспекты, нуждаются в конвергенции, в единении, но при этом они должны трансформироваться таким образом, чтобы свести на нет свои отрицательные аспекты. Речь должна идти не о «однополярности» и «многополярности», но об их конвергенции в единство многообразия. Если некий правопорядок, правовые нормы признаются добровольно, не навязываются вооруженным путем, то можно говорить уже не об однополярности, а о единстве, как объединении многополярностей вокруг каких-либо универсальных ценностей.

Единство должно обеспечиваться нормами международного права, при этом государственное законодательство всех стран мира должно быть под них подстроено. Но при этом единство не должно, как и многообразие, носить абсолютного характера, оно должно строиться только на базовых ценностях, касающихся выживания цивилизации, и ее устойчивого развития.

Без единства и общего правового поля об общечеловеческой цивилизации не может быть и речи. Только в рамках единства могут быть решены такие вопросы выживания цивилизации, как вопросы предотвращения войн и конфликтов (признания войны военно-политическим преступлением), экологические проблемы, проблемы международного терроризма и пиратства, распространения оружия массового поражения и радиоактивных материалов, а также вопросы объединения в единое государство или добровольного выхода из его состава и прочие. В таких вопросах, на наш взгляд, никакой «многополярности», никакой свободы быть не может. Это все равно, что разрешить на дороге каждому ехать, кто во что горазд.

Альтернативой является неприемлемое в цивилизованном мире вооруженное насилие, гибель людей, сведение на нет ценности человеческой жизни. Здесь нужны четкие нормы международного права, исполняющие их международные органы и санкции за их невыполнения со стороны всех государств-членов мирового сообщества. Кроме этого, должна быть сформирована система коллективной безопасности, в рамках которой будет реализован принцип совместного управления стратегическими вооруженными силами. При этом каждая страна будет располагать своей частью общего кода доступа к ядерному оружию, т.е. никто по отдельности не сможет привести его в действие (потребуется совместное решение всех членов Единства).

Основной причиной войн является борьба за ресурсы и необходимость расселения населения, из-за бурного демографического роста. В связи с этим, для предотвращения войн требуется перестройка принципов хозяйствования в базовых – сырьевых отраслях. В международном праве, прежде всего, потребуется принятие положения о том, что ресурсы не являются частной собственностью тех государств, на территории которых они находятся. Эти государства имеют только приоритетное право на взимание арендной платы, налогов, свое долевое участие в разработке ресурсов и привлечение своей рабочей силы, которую добывающие компании обязаны бесплатно обучать.

Необходимо создавать международные транснациональные концерны, компании, которые должны совместно разрабатывать международные сырьевые месторождения в любой части мира. Так, многие бурильные установки могут быть лучше у англичан, компьютеры – у японцев, платформы – у русских и т.д. Каждая сторона должна получать свою долю. При этом выигрывать тендеры должны самые технологически и экологически развитые компании, решение об их привлечении к разработке должно принимать не государство, на территории которого находятся ресурсы, а международный экспертный совет.

В целом, сохраняются принципы рыночной экономики, но при соблюдении ряда условий. Все варварские способы добычи ресурсов должны быть запрещены, если имеются более развитые технологии - кто ими располагает, тот и должен обеспечивать добычу ресурсов. От добывающих компаний должно требоваться строгое соблюдение экологических норм.

Добывающая компания должна арендовать землю и платить налоги тому государству, вкладывать деньги в развитие тех территорий, где она их добывает, и привлекать к добыче человеческие ресурсы тех государств, на территории которых ведется эта добыча. Часть добытого сырья должна идти на нужды тех государств, на территории которых оно добывается в зависимости от ее доли в процессе разработки. Часть налогов от экономической деятельности всех государств, принимающих концепцию единство многообразия (в том числе от разработки месторождений), должна идти в стабилизационный фонд всего международного сообщества и использоваться в случае кризиса мировой экономической системы. Должны также разрабатываться и финансироваться совместные проекты по разработке и открытию новых источников энергии.

Кроме этого, требуется принятие единых стандартов (содержащих минимальный уровень требований) в области образования, уровня жизни населения (минимальный уровень заработной платы, пенсии, наличие жилья и пр.) и демографии. При этом количество населения должно четко корреспондироваться с наличием в достаточном количестве жилищных условий, сырьевых ресурсов и продуктов питания для них, т.е. с соответствующим экономическим ростом. Если количество населения не соответствует экономическим и территориальным возможностям государства, то необходимо принимать срочные законы по снижению численности популяции. Например, как в Китае – одна семья – один ребенок, при нарушении этих законов необходимо платить крупные штрафы.

При этом надо понимать, что мир должен приходить к единству многообразия поэтапно, сначала должны объединяться и вырабатывать общие стандарты жизни страны, близкие по уровню развития, допустим, развитые страны, также необходимо учитывать близость менталитета. Постепенно к ним должны подтягиваться и остальные, но надо понимать, что на этот процесс могут уйти годы. В настоящее время вполне реально объединение экономик Евросоюза, США, России, Китая и Индии. Для Единства также необходимо создание различных международных органов, судов, экспертных советов и пр. В настоящее время уже имеются некоторые международные структуры, но их требования не являются обязательными для всех входящих в них стран, т.е. в них соблюдается принцип не единства, а координации. Это Международный банк развития, Международный суд в Гааге, Всемирная торговая организация, ООН, ЮНЕСКО, Интерпол, Европарламент и пр. Эти глобальные структуры не являются, тем не менее, мировым правительством, т.к. санкций за несоблюдение установленных ими норм не предусмотрено, они носят рекомендательный характер.

Для выработки международного законодательства необходимо коллективное обсуждение и голосование, но при его исполнении принцип голосования, который действует на уровне Евросоюза и Организации объединенных наций, на наш взгляд, является неприемлемым. Голосование носит личностный характер, демонстрирует субъективное отношение к той или иной проблеме, оно является пристрастным. Принцип голосования делает возможным применение двойных стандартов в международных отношениях, что ведет к расколу мирового сообщества. Так, часть государств (Россия, Греция, Турция, Кипр, Испания) были против выхода Косово из состава Сербии. Другие же страны (США, Франция, Германия и пр.) - за предоставление свободы косовским албанцам. При этом до сих пор на уровне международного права не существует четких и универсальных процедур выхода из состава государства (реализации права на самоопределение) или же объединения в единое государство, что порождает хаос и разноголосицу в международных отношениях.

Вместо голосования должны действовать четкие международно-правовые нормы. Главное для государств-членов ООН не голосовать за то или иное решение, а проводить экспертизы на его соответствие нормам международного права. Если подобных правовых норм для оценки явления не существует, то необходимо их совместно разрабатывать и утверждать.

В то же время, есть те вопросы, которыми должны заниматься исключительно государственные, а не международные органы, и в этом должно сохраняться многообразие.

Это большинство вопросов экономики, торговли, политического строя, социальной сферы, культурного уклада и языка. Здесь нужны альтернативы. Допустим, если меня насильственно заставляют есть фаст-фуд или пить пепси-колу, а я люблю домашнюю кухню и квас, то это уже экономический тоталитаризм. Допустим, меня государство заставляет это делать под угрозой увольнения с работы. Либо же в государстве просто некуда больше пойти, как только в «Макдональдс». Это уже экономическое и культурное насилие. Другой вопрос, если «Макдональдс» не представлен в экономике государства, то это обедняет его, т.к. кому-то он может прийтись по душе. Исключительно национальный характер экономики так же плох, как и исключительно интернациональный. Они должны взаимосочетаться, переплетаться. Так достигается обогащение экономики, усиливается ее развитие и возрастает потенциал. Нельзя заставлять человека говорить по-английски, если он любит говорить по-русски. Но знать иностранные языки – очень неплохо, это расширяет мировоззрение и миропонимание. Нельзя насильно заставить быть верующим или наоборот, атеистом. Но плохо и вообще не иметь никакого мировоззрения, быть безнравственным и беспринципным человеком.

Не надо насильно всех тащить в ВТО (Всемирную торговую организацию), если государство считает, что это ему сейчас не выгодно. Нельзя запретить вести свободную торговлю с кем-либо в том числе и вне рамок ВТО. Но если уж вступаем куда-либо, то мы должны четко придерживаться тех правил и законов, которые действуют в этих организациях. Но при этом большинство населения и эксперты должны поддерживать подобные решения. Надо давать людям альтернативы. В противном случае «единство» превратится в однополярность, приведет к обеднению общемировой культуры и будет уже насилием по отношению к населению, своего рода видом культурной экспансии, агрессии. И неважно, будет осуществляться эта экспансия извне или делаться собственной государственной властью.

2. О свободе и ответственности.
В рамках рассматриваемой темы важно понимать, что существуют два базовых вида свободы – свобода «от», или лже-свобода, и свобода как самореализация, как выбор в рамках предложенных обществом социальных нормативов, или истинная свобода. При этом свободу «от» вряд ли можно признать полноценной свободой, ибо это путь к деградации и смерти. Мы не можем быть свободными от своих природных и социальных потребностей, так мы организованы. Освободиться от своей организации нельзя. Попытка такой свободы ведет только к страданиям и, как исходу, смерти. Но человек не может избрать смерть в качестве цели своей жизни, если только он не живет в условиях постоянной войны, когда значение жизни девальвируется. Если человек свободен от общества (как бомж), это не значит, что он абсолютно свободен. Каждый человек рождается и существует в рамках природной и социальной систем и является по существу системным субъектом.

Свобода от социальной системы отдает человека под власть природной системы, т.к. он должен удовлетворять свои базовые физиологические потребности. Но человек изначально приспособлен к жизни в социальной системе, и выпадение в природную среду ставит его в худшее положение, чем приспособленного к жизни в природе зверя. Бомж, не имея никаких социальных обязательств (пример свободы «от»), тем не менее, страдает из-за отсутствия комфорта, от отсутствия гигиенических условий (он страдает от вшей и грязи), от необходимости искать себе пищу. Т.е. его свобода не освобождает его от страдания, от власти природных законов, а усиливает его. Она не учитывает его желания. Я не думаю, что бомж хочет быть голодным, грязным, больным, завшивленным, страдающим от холода – природная система в этом просто не дает ему свободы. Так же и самоубийство от несчастной любви, являясь освобождением «от», вместе с тем является вынужденным поступком, ибо страдание становится невыносимым. Самоубийца не свободен сам от себя, он насилуется своими психическими состояниями. И если в японской культуре самоубийство на поле боя (сеппука) культивировались в обществе, как проявление высшей доблести и презрения к смерти, то это было по причине того, что война – была обычным образом жизни самураев, и боязнь смерти сделала бы из воина труса и посмешище. В условиях же мирной жизни добровольный уход является слабостью, бегством от жизни, и совершившего такой поступок называют уже не мужественным воином, но слабаком. Это, кстати, говорит об относительности различных понятий.

Абсолютный, вернее, необходимый характер понятия носят только при рассмотрении в определенном культурном контексте, в границах определенной системы, множество же культурных контекстов и систем делают их относительными. Поэтому одновременно каждое понятие является абсолютным, т.е. системообразующим (в своем культурном контексте) и относительным (при рассмотрении в другом культурном контексте). Так, одновременно самоубийство есть доблесть и презрение смерти (при рассмотрении в средневековом культурном контексте древней Японии), героизм (как подвиг во время войны, подрыв гранатой себя и вражеского танка) и трусость и боязнь жизни (при рассмотрении в современном культурном контексте в условиях мирной жизни). Поэтому, можно сделать вывод, что любое понятие является относительно-абсолютным.

При этом каждое понятие включено в систему, оно объединяет в себе различные понятия и имеет ту границу, системный ограничитель, меру, после которой оно утрачивает свой смысл. Так, никто не назовет человека, перебегающего перед машинами дорогу на красный свет, храбрецом, его назовут идиотом. Т.е. есть та граница, по пересечении которой при попытке абсолютизировать понятие оно теряет свой изначальный смысл. И храбрость становится безумием. А все потому, что храбрость имеет социальный смысл и цель, она ориентирована на общество. Утрата этой социальности вызывает и выхолащивание самого понятия. Это опять говорит о том, что понятие носит абсолютный характер до определенного предела и при определенных условиях. Пересечение же этого предела и изменение условий приводит к утрате первоначального смысла, к выхолащиванию понятия.

Рассмотрим теперь вариант свободы в рамках предложенных обществом социальных нормативов. Допустим, я хочу пойти покататься на скейт-борде. Если я делаю это после работы и при согласии домашних – то это моя свобода, я реализую свою цель и свое желание. Если я делаю это во время работы или против воли жены – то я рискую потерять работу и поссориться с женой, и тогда у меня могут быть проблемы, а проблемы – естественный ограничитель свободы. Тогда, можно сказать, я сам ограничиваю свою свободу. То есть свобода в рамках социально предложенных нормативов – есть законная реализация своих желаний и достижение целей.

В целом, можно сказать, что истинная свобода – это координация своих действий с социумом для реализации своих желаний и достижения своих личных целей, а значит уже и определенная ответственность. Истинная свобода всегда ограничена в социуме либо правом, либо определенными культурными традициями и нормативами, что и позволяет сохранить ее абсолютное значение для человека. Понимая так свободу, мы приходим к выводу, что единство в рамках международного правового поля не только ее не ущемит, а многократно увеличит – за счет повышения устойчивости развития государств (так как не будет мировых войн и вооруженных конфликтов) и, собственно говоря, приведет к созданию общечеловеческой цивилизации.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Уйти от однополярности и многополярности

Медведев предложил Лужкову уйти в оппозицию

На Мировом политическом форуме в Ярославле президент Дмитрий Медведев, отвечая...
Журнал

Главный индустриальный дизайнер Apple может уйти из компании

Главный индустриальный дизайнер американской корпорации Apple Джонатан Айв...
Журнал

Уйти в поход

Поход по горам переживание настолько необычное и выходящее за привычные рамки...
Журнал

Как уйти от соблазнов

1. Уйти от соблазнов Когда человек делает сам себе большую значимость, вещам...
Журнал

Как не уйти на Небеса?

В нашем мире имеют место божественные круговороты энергий, которые помогут нам...
Журнал

Не дать Земле уйти в небытие

ГЕРВИ Йонас Пранович родился в 1939 году в Литве, в семье крестьянина. В силу...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Техника Стакан Воды для исполнения желаний
Как влияет благодарность на мозг: исследование ученых