Казнь Генриха Ягоды

15 марта 1938 года. Расстрельный подвал Внутренней чекистской тюрьмы. В этот день здесь происходит знаменательное шоу, заказанное к исполнению лично Иосифом Виссарионовичем. Казнят бывшего члена ЦК ВКП б и бывшего наркома СССР. В подвале Лубянки, вечно мокром от мочи, крови, мозгов, выбитых пулями казнённых, собирается весь палаческий бомонд, следуя статусу штатного расписания казней.

По такому случаю, как казнь члена ЦК, наркома внутренних дел, кавалера орденов Ленина и двух орденов боевого Красного Знамени, того, кто имел своё законное место на мавзолее, рядом с верхушкой РККА, собралась вся карательная рать Сталина. Они, якобы осуществляли социалистическую законность, которой сроду никогда не было с первого же дня октябрьского переворота. Казнь сопровождалась массой документов, создающих видимость юридического обоснования. Тот, кого собирались пристрелить при стечении стольких номенклатурных карателей СССР, был один из ближайших подручных во всех тайных преступлениях «чудесного грузина». Именно с того самого момента, когда лично Сталин, как генсек ВКП б, главный куратор наркомата внутренних дел и Главного управления государственной безопасности, стал оказывать своей будущей жертве знаки внимания, содействовал продвижению на вершину власти. В таком важном для диктатора и всего советского народа учреждении, как ВЧК- ОГПУ- НКВД, когда выдвиженец «чудесного грузина» появлялся в кабинете генсека, то при этих тайных беседах не присутствовал никто из членов Политбюро, ни даже ближайший помощник диктатора – международный преступник Молотов

Расстрельную тюрьму главного аппарата НКВД СССР представлял начальник, капитан ГБ Миронов. Неизменный участник казней старых большевиков-ленинцев, троцкистов и оппозиционеров всех направлений и степеней, героев Гражданской войны, чьи фотографии, как большевистских святых, хранились почти в каждой советской семье до того самого момента, когда Сталин решил устроить РККА кровавую баню. На привычном языке идиотизма сталинской эпохи правления такие психологические эксперименты с государственными и политическими кадрами назывались: борьба с врагами народа и партии и лично товарища Сталина, шпионами, вредителями и заговорщиками. Многочисленные, плодящиеся со скоростью бактерий, шпионы, враги советского народа, заговорщики против самого «справедливого» советского режима ещё совсем недавно были герои народа. Они одно время занимали высокие посты, носили на своих френчах множество советских высших наград, славословились на все лады советской пропагандой, считались законной гордостью советского народа. Но в период большевизма (1917-1991,) а в частности сталинизма, - советский народ не имел права рассуждать, сравнивать, анализировать, обобщать, а обязан был принимать беспрекословно только то, что выдаст ему сталинская пропаганда после утверждения диктатора и хозяина жизней советских людей, не зависимо от их занимаемых постов, должностей и партийного стажа. Как сообщала самая лживая газета в мире « Правда»: … « Сталина - никому и никогда не удалось обмануть». И, конечно же, сталинская « мудрость» восторжествовала, благодаря садистским допросам и жутким пыткам. Их применили на следствии сталинские чекисты, кому отец родной Сталин, со всей сердечностью доверил выбить признания любой ценой. Да, что там люди! Письменные столы и табуретки дали бы полноценные признания в контрреволюционной деятельности против СССР, если бы поступило указание из Кремля допросить их по всей чекистской строгости

В этот торжественный и значительный день казни, о котором практически весь советский народ и слухом не слыхал, в «Правда», промелькнула коротенькое сообщение о том, что осуществлён приговор над врагом советского народа, бывшим наркомом внутренних дел СССР Генрихом Григорьевичем Ягодой, шпионом, заговорщиком, личным пособником Троцкого, отравителем соратника Сталина – Куйбышева, первого пролетарского писателя Максима Горького и его сына Максима.

Появились во дворе тюрьмы председатель военной коллегии Верховного суда СССР неизменный стервятник всех расстрельных процессов советской элиты, Василий Ульрих со своим помощником-комендантом Игнатьевым. Ульриху что-то объяснял, размахивая руками, секретарь Особого Совещания при наркоме НКВД суетливый Цесарский. Его шлёпнут через несколько месяцев в этом же подвале. Правда, без такой помпы и показной карательной торжественности. В сопровождении неизменного помощника Субоцкого, кто всегда лично знакомил высокопоставленных бенефициантов расстрельной тюрьмы с завершением следственного дела, явился, грозно сверкая очками, Прокурор СССР, Андрей Януарьевич Вышинский, некогда бывший убеждённый меньшевик, кто клялся своей честью Керенскому накануне октябрьского переворота, что поймает и засудит Ленина. Прошло почти одиннадцать лет с того памятного ему дня, когда он получил приказ: поймать Ленина. Вот вам ещё один поучительный парадокс и идиотизм отечественной истории. Преследователь Ленина, любимый помощник Керенского становится при Сталине – главном жреце усопшего основателя большивистской партии – Прокурором СССР и делает всё от него зависящее, чтобы полностью уничтожить верных ленинцев, кто и организовали под руководством Владимира Ильича октябрьский переворот и Гражданскую войну. Именно большевики-ленинцы виновны в уничтожении миллионов людей бывшей Российской империи, в уничтожении тысячелетнего пласта величайшей русской культуры. Значит, всё- таки возмездие есть, и оно принимает разные фантастические образы. Виртуально помечтаем. А вдруг Вышинский со свойственной ему настойчивостью в порученном деле, изловил бы Ленина и спровадил бы того в подвал контрразведки петербургского военного округа, а офицеры - контрразведчики не будь растяпами мочканули бы Ильича, сорвали большевикам планы захвата власти. По какому пути пошла бы тогда России? И может не было бы тогда миллионных жертв кровавого большевистского капища? Увы, Вышинский тогда дал маху. Долгое время старые большевики и соратники Ленина требовали у Сталина головы Андрея Януарьевича. Не дал его Сталин на растерзание, закрыл глаза на меньшевистское прошлое.

Не удалось верным ленинцам, оплакивающим своего истинного вождя, люто ненавидящим хитрющего и лицемерного грузинского бандита, каким-то странным, непостижимым образом, сосредоточившим в своих цепких ручищах, всю власть в партии и стране, уничтожить Вышинского. Под заботливым крылом Сталина, кому Андрей Януарьевич был зело нужен, для полной зачистки своих соратников по партии, Вышинский стал воистину карающим мечом «чудесного грузина», получил из рук Сталина должность Прокурора СССР. Он быстро сообразил чего надо этому рябому монстру с немигающим взглядом, в присутствии которого холодеют пальцы. И никогда нельзя понять, что и когда он замышляет,и что таят его ехидные усмешки и прищур звериных глаз. Став государственным обвинителем по желанию и воле Сталина, Вышинский лихо искоренял старую ленинскую гвардию. Помня поимённо и в лицо всех своих прошлых обидчиков. И шикарной дачей Сталин облагодетельствовал верного пса-прокурора. По тем временам она считалась лучшей в кооперативе для госпартноменклатуры. Не дача, а настоящее поместье времён самодержавия. Большевики-аскеты и фанатики фикс – идеи народной власти (этот тезис о народовластии можно применить только в дурдоме) очень быстро привыкли к роскоши уничтоженного ими строя, начали перерождаться со сказочной быстротой. И пользовался этой дачей до недавнего времени старый большевик, нарком Серебряков, теперь уже бывший нарком, отстрелянный чекистами, попавший в виде горстки золы крематория в необъятную яму верных ленинцев. Ещё недавно он гордился своей близостью к Ленину. Любил торчать в президиумах по случаю проведения юбилейных дат со дня проведения Октябрьской социалистической революции, красовался во всех советских учебниках истории, был неизменным участником всяких научных семинаров. Носились с этим старым революционером, как с величайшей исторической ценностью. А товарищ Сталин, черкнул своим роковым синим карандашиком галочку напротив фамилии Серебрякова, и нет старого большевика, любимца Ленина. Государственный обвинитель Вышинский выступил на процессе старого большевика, заклеймил его, как злейшего врага советского народа, как величайшего злодея современности. Пользуясь всеми привилегиями, дарованными ему Сталиным за верную службу, Вышинский забрал себе дачу Серебрякова, заставил правление дачного кооператива засчитать в свою пользу денежный пай, некогда внесённый Серебряковым. Попросту говоря, дал санкцию на гибель, но и к тому же, ограбил свою жертву. Чисто в сталинском бандитском духе. А когда рябой монстр покинул всё же земную юдоль, а его бывший «верный» холоп - международный преступник Хрущёв- открыл завесу сталинского ада, то выяснилось, что Сталин сфальсифицировал практически все свои политические процессы. И международный преступник, и провокатор Вышинский оказался соучастником всех сталинских преступлений. Cразу же после того, как Вышинский помер от страха, боясь оказаться на допросе у Прокурора СССР Руденко, то все сталинские привилегии были у семьи покойного Вышинского отняты. Одни деспоты раздают блага от имени крепостного, измученного террором народа, другие - отнимают и передают эти блага своим фаворитам. И это показательно - наглядный идиотизм режима коммунистического средневековья и массового террора. Вышинский умер не от пули, не на виселице, что вполне бы соответствовало его статусу международного уголовного преступника, а загнулся от элементарного страха быть осуждённым. В 1954 году его вызвали из США, где он представлял СССР на дипломатическом поприще в ООН, в Москву - дать показания членам комиссии ЦК КПСС по реабилитации бывших сталинских жертв массового террор. В составе комиссии были старые большевики, осуждённые Вышинским, случайно уцелевшие в кошмаре сталинского беззакония. Они просто жаждали задать Вышинскому ряд вопросов, связанных с фальсификацией дел, применением средневековых пыток к подследственным. Слабое оказалось сердечко у сталинского палача и прокурора – оборотня, кто является и сегодня чемпионом среди прокуроров стран мира, по утвёрждённым собственноручно расстрельным приговорам, причём большая масса этих приговоров явно сфальсифицирована.

- 2-
Начальник тюрьмы Миронов уже принял положенную за вредную работу соточку водки, тем более, по случаю такой знаменательной и ответственной казни. Шутка ли, первый раз за всё время службы на должности начальника расстрельной тюрьмы Лубянки стреляют бывшего наркома, кто не раз спускался в этот подвал, поприсутствовать на показательных казнях очень известных советских людей. Бывало, стрелял в них из своего табельного оружия. Но это кондовый идиотизм сугубо сталинской эпохи. Министры внутренних дел нормальных стран никого лично не расстреливали и в этой средневековой дикости участия не принимали. Другой уровень культуры и цивилизации. Светясь значительностью, Миронов протянул бумагу на подпись главному палачу НКВД СССР капитану ГБ Василию Михайловичу Блохину. Чисто выбритый, благоухающий дорогим одеколоном, чуток выпивший по случаю такого доверия со стороны отца родного Иосифа Виссарионовича, абсолютный чемпион мира по массовым казням своих соотечественников благосклонно принял бумагу от своего коллеги и постоянного собутыльника Миронова. Блохин расписался в графе, что подследственного под номером таким-то он принял у начальника Внутренней тюрьмы для совершения казни. Как только казнь состоится, и врач расстрельной тюрьмы подтвердит обязательную смерть жертвы, то уже другие люди в чекистской форме отвезут на закрытой машине труп казнённого, к которому будет приложено соответствующее постановление и проставлен соответствующий номер учёта и контроля, в Данилов монастырь, расположенный в Москве. И другие чекисты, любимцы Сталина, из того же отдела, где столько лет « честно и плодотворно» трудился на расстрельной ниве Вася Блохин и его расстрельная команда, сожгут труп, в чекистском крематории и швырнут пепел в очередную яму, коих за время правления Сталина, не успевали отрывать в нужном количестве.

Казнь не начинали, ждали главное действующее лицо этого исторического шоу, столь любезного сердцу Иосифа Виссарионовича Штатный фотограф и кинооператор НКВД скромно застыл в сторонке главного лобного места, с почтением взирая на высокопоставленный карательный бомонд СССР. Наконец, появился тот, кого ждали, кому по статусу следовало руководить этой важной церемонией казни бывшего наркома НКВД и теперь уже бывшего члена ЦК ВКП б, а по срокам пребывания в этой партии массового террора и массовых человеческих жертвоприношений - старого большевика. Путь многих из них завершился в расстрельных подвалах тюрем НКВД СССР. За что боролись, голубчики, на то и напоролись…

Шустрый карлик в чекистской парадной форме с бархатными шевронами и яркими звёздами Генерального комиссара государственной безопасности, что приравнивалось к званию маршалу, а по статусу и даже считалось выше, появился в окружении своего зама комиссара госбезопасности Фриновского, и ещё нескольких постоянных любимчиков и любовников из своего окружения. Фриновский долгое время был любимчиком наркома Ягоды, а затем один из первых показательно избил своего бывшего начальника и соплеменника, чем вызвал благосклонность нового наркома НКВД, фаворита Сталина – Николая Ивановича Ежова.

Удостоив рукопожатия только Ульриха и Вышинского, возбуждённый водкой и предстоящей казнью, Ежов скомандовал начальнику тюрьмы Миронову: - Доставьте эту падаль.

В принципе, то привилегированный подследственный Лубянки был почти уже труп. Долгое время он страдал туберкулёзом, имел очень слабое здоровье, что, впрочем, не мешало ему заниматься и руководить массовым террором против граждан СССР. После изнурительных допросов и пыток, которые к нему применили его бывшие сотрудники, он уже буквально дышал на ладан. И, боясь, что он не доживёт до дня казни, тюремный врач поддерживал уколами морфия, едва теплящуюся жизнь. Все – от наркома Ежова до начальника Внутренней тюрьмы Миронова - понимали, что Сталин даст чертей и повыгоняет с должностей в случае, если узник Лубянки, благополучно умрёт в камере, чудом избежав процесса наказания и всенародного возмездия. Советский крепостной, парализованный страхом советский народ, к этим забавам рябого диктатора не имел никакого отношения. Но массовые жертвоприношения на капище Сталина обязательно осуществлялись от имени и по желанию всего советского народа. Парадокс с явно идиотским содержанием, но это и есть внутренняя суть этого мерзкого строя, явно не вписавшегося в жизнь остального человеческого общества той эпохи. И это - истинное содержание величайшего тирана и душегуба всех времён и народов, кого случай и рок, зачали в стране, страдавшей на протяжении веков от мерзостей крепостничества и духовного рабства, позволили ему столько лет безнаказанно властвовать над людьми.

-Тащите главного мерзавца и отравителя. Его шлёпнем в последнюю очередь, а пока пусть полюбуется, как отстреляют остальных ягодинцев, - распорядился Ежов, поигрывая наганом.

Тюремные надзиратели доставили похожего на капитально высохшую мумию бывшего наркома и главного чекиста СССР - Генриха Григорьевича Ягоду. В миру он был известен, как Енох Гершевич, родич Свердлова. Весьма примечательная фигура российского еврейства, кто в массе своей, активно и сознательно влились в самую немногочисленную и самую агрессивную революционную партию бывшей Российской империи. И в отличие от других наций и народностей, составляющих партию большевиков, именно евреи сделали фантастическую карьеру во всех сферах советского государства. Особенно негативная роль этих карьерных мерзавцев, садистов и нелюдей проявилась на службе в карательных органах советской власти, трибуналах РВС, где они буквально заполонили все места. И, конечно же, в зловещем ВЧК. Список этих палачей и извергов еврейской национальности, кто в массе своей, закончили свою презренную жизнь в расстрельных подвалах чекистских тюрем и на каторге Гулага, составлен сотрудниками Мемориала, сохранившими для истории правду и факты о той кровавой поре расстрельного социализма. После всех сталинских чисток, ВОВ, после рассмотрения комиссии ЦК КПСС по реабилитации советских граждан, пострадавших от сталинского произвола, сумели уцелеть и благополучно умереть от старости и болезней немногие евреи-каратели. Группа сталинских чекистов еврейской национальности бериевского призыва, кто прославились на карательном поприще, была спешно отстреляна по личному приказу Хрущёва. Он лично виновен в массовом терроре против советского народа. По делам своим и верноподданной службе Сталину, то именно Хрущёв является, и по сей день международным преступником. (Палач Москвы и Украины). На его совести сотни тысяч убиенных людей. По моим исследованиям лишь незначительная часть чекистов еврейской национальности, кто напрямую не были задействованы в карательном механизме, не измазали свои руки кровью советского народа, не участвовали в сатанистской работе на капище Ленина-Сталина.

Охранники тюрьмы приволокли под руки живой полутруп, на высохшем пергаментном лице ещё жили глаза. Кто мог узнать в этом умирающем старике некогда подтянутом, щеголяющим формой и регалиями главного чекиста СССР, Генриха Ягоду, чья скульптура красовалась на одном из строений Беломорска - Балтийского канала? После ареста и участия в процессе антисоветского правотроцкистского блока, скульптуру тотчас убрали. Изъяли из всех библиотек книгу сорока советских и зарубежных писателей о строительстве Беломорска - Балтийского канала, где Ягода красовался вместе с Горьким, был провозглашен первым пролетарским писателем, великим педагогом, способствующим искоренению уголовной преступности в СССР. Сталин прикормил Горького миллионами рублей, и тот воспевал дифирамбы «чудесному грузину», его волкодавам-чекистам. А когда Алексей Максимович, наконец-то, понял, что на самом деле происходит в государстве, что скрывается под рябой рожей террориста и бандюги Кобы, то попытался улизнуть из СССР, но, как известно, мафия старается не оставлять своих свидетелей. И Ягода выполнил приказ Сталина оставить лучшего писателя СССР навсегда, но при этом запечатать ему рот. Дабы не писал письма своим дружкам – писателям Западной Европы с просьбой помочь ему убраться из страны, где так вольно дышит человек. Ситуация с корыстолюбцем Горьким, и всё прочее, связанное с уголовной деятельностью рябого демона, и есть полный набор советских идиотизмов. Третий рейх Гитлера – особый случай капиталистического идиотизма протяжённостью в двенадцать лет. В цивилизованных странах мира не могли себе, даже в кошмарном сне представить, что людей, задействованных на государственной службе в науке и искусстве, и практически всех остальных простых людей будут массово арестовывать, зверски пытать, выбивая нужные признания. Массово уничтожать и конфискововать имущество, деньги, награды, выданные государством. Такая шизофрения могла быть зачата и успешно длилась десятки лет лишь в стране поголовного крепостного рабства, как бывшая Российская империя. Это единственный и неповторимый случай истинно русской кармы, где одна часть людей с особым сладострастием и садизмом охотно и целенаправленно уничтожает, преследует, топчет практически весь народ. Как не странно, но и сегодня, когда сталинизм убрался в прошлое, налицо та же, картина разнузданности и вседозволенности российской милиции, и прочих, привилегированных служб власти, кто постоянно находятся в состоянии Гражданской войны со своим народом. Гражданская война в России всегда жила, жива и ныне, и продолжает жить.

-Тащите этих мерзавцев - ягодинцев, - распорядился Ежов, руководя процессом казни, как дирижер симфонического оркестра музыкантами.- А этой падали принесите стул. Он же стоять не может. Пусть полюбуется, как умирают его любимчики и соучастники.

Вскоре группа ближайших сотрудников Генриха Ягоды, некогда занимавших высшие посты в иерархии НКВД, облачённые в грязное рваньё из списанного красноармейского обмундирования, стояли возле расстрельной стены, с ужасом и тоской озираясь по сторонам.

Ежов подошёл к сидевшему на стуле Ягоде, погрозил ему наганом.

- Негодяй, проклятый отравитель, хотел меня прикончить, а ни одно покушение не удалось. А мой безотказный наган осечки не даст. Эй, Изя, ну-ка иди сюда, дай этому вражине по морде. Смотри, ни прибей, а то вместо него станешь на расстрельное место.

Бледный, как полотно, комиссар госбезопасности 3-го ранга, начальник охраны членов правительства, Израиль Дагин подошёл к своему бывшему наркому и соратнику по революции и Гражданской войне, и пару раз хлопнул ладонью по лицу Ягоде.

Израиля Дагина расстреляют чекисты Берия почти в одно и то же время вместе с Ежовым. За столь короткое время существования этого явно ненормального коммунистического режима, всего- то, за 73 года, три месяца и пятнадцать дней, в период середины и конца сталинизма были расстреляны три руководителя НКВД- МГБ и их ближайшее окружение. Этот историко- приключенческий сериал, эти размахи и всплески демонизма и злодейства не идут ни в какое сравнение с трагедией Шекспира: «Ричард Третий». На фоне сталинской эпохи этот злобный горбун Ричард по своим масштабам уничтожения людей - просто жалкий выпускник роддома. Подумаешь, родных племянников велел угробить и перебил несколько родственничков. Боже, какая мелочь в сравнении с ленинско-сталинскими объемами уничтожения миллионов семей. И вообще, все вековые и тысячелетние истории развитых стран мира в сравнении с тридцатилетней деятельностью «чудесного грузина», изобилующей глобальными идиотизмами – просто сказочки для малышей на сон грядущий. Наши идиотизмы - вселенского масштаба. Тут без консультации психиатра сложно обойтись.

-Андрей Януарьевич, полюбуйтесь историческая картина:жид-чекист бьет по морде жида – чекиста, бывшего наркома НКВД. Господи, как приятно и отрадно!- произнёс на ушко урожденному польскому шляхтичу антисемит из немецких прибалтийских баронов Ульрих.

-Считайте уважаемый Василий Васильевич, что еврейской монополии на приоритетное занятие высших государственных должностей в стране, а, тем более, именно в наркомате НКВД - пришёл долгожданный конец. Вы себе не представляет, что бы они с нами сотворили, если бы эта пархатая сволочь Троцкий занял бы крмлёвский престол, - ответил Вышинский, с любопытством наблюдая за тем шоу в расстрельном подвале, которое устроил неутомимый на выдумку и крепко поддатый Ежов.

-Господи, спаси и помилуй нашего Хозяина и избавь нас от этой нечисти,- горячо поддержал палача Прокура советский Торквемада, кто на своём счету судьи Военной коллегии Верховного суда СССР, имел столько загубленных человеческих душ, сколько и не снилось ни нарицательному Торквемаде, ни прочим героям криминальной Католической церкви, прославившейся своим особым изуверством и садизмом.

- Глянь, Василий Михайлович, жиды мутузят друг друга. Я такое кино первый раз вижу, - прошептал главному сталинскому расстрельщику Блохину, натянувшему свои знаменитые кожаные расстрельные краги, державшему навскидку свой рабочий маузер, ближайший сотрудник расстрельного подразделения латыш Пётр Магго. Больше всего на свете он любил стрелять людей, в чём он всегда открыто и естественно признавался и своим коллегам по массовым убийствам, и начальству и своей семье. Он, кстати, единственный из подразделения подвальных вампиров Лубянки, кто не свихнулся, не спился от массовых казней, а ушел в мир иной с чувством глубокого удовлетворения, что его жизнь и судьба сложились великолепно.

Заметив, что Ежов направился к группе расстрельщиков Василия Блохина, ожидавших приказа наркома НКВД, Ульрих - большой любитель пулевой стрельбы, не раз, стрелявший из своего штатного нагана узников Лубянки, обратился с улыбкой к Вышинскому:

Не хотите побаловаться наганчиком, пострелять, эту сволочь, дорогой Андрей Януарьевич?

Вышинский прищурился, неприязненно оглядывая расплывшуюся от злоупотребления деликатесами и спиртным рожу Ульриха, и с едким сарказмом, присущим родовитому польскому щляхтичу, презиравшего весь мир, кроме себя, ответил:

-Вы часом, голубчик, не перебрали толику водки? Я, между прочим, являюсь Прокурором СССР и по своему служебному положению в расстрелах врагов народа и злостных преступников не обязан участвовать.

-Я тоже занимаю не малый пост,- возразил, мгновенно обидевшийся Ульрих, матеря в душе этого высокомерного поляка, потому как всегда презирал и ненавидел евреев и поляков, гораздо больше остальных наций «дружного» многонационального СССР. И вспомнив, к месту очередной тезис Хозяина чекистской бойни, ввернул,- Мы, большевики, должны быть суровы и непримиримы к нашим врагам.

-Но каждый на своём месте,- тотчас отпарировал Вышинский.- А если вас это не устраивает, то предлагаю проконсультироваться у Иосифа Виссарионовича?

-Да, ладно, Андрей Януарьевич, считайте, что этого разговора не было, - не на шутку струхнул Ульрих, зная прекрасно, как лелеет и чтит Сталин, своего любимого прокурора.

«Пся крёв, немецкое быдло, - с отвращением подумал Вышинский.- Ещё в большевики меня записывает. Нет, уж извольте, с этой ленинской сволочью, у меня ничего общего нет.

Вышинский открыто никогда не высказывал своей ненависти и презрения к большевикам и, поняв желание и волю Сталина, полностью очистить государство от верных ленинцев, носителей большевистской морали,- трудился на своей прокурорской ниве с особым усердием. Испытывая величайшее наслаждение от осознания от того, что он немало полезного сделал для полного искоренения этой большевистско - еврейской мерзости. Кстати, после смерти Вышинского, его номенклатурный прах поместили в кремлёвской стене по соседству с прахом истинных большевиков. Вот ещё одно проявление идиотизма этого смешного и одновременно жуткого режима угнетения души и тела человека.

Подойдя к команде расстрельщиков, Ежов собрался было произнести традиционные фразы о возмездии советского народа и торжестве советского правосудия, рассчитанные не на жертв этого ежедневного кровавого шоу, а на присутствие Ульриха с Вышинским, кто при встрече со Сталиным, обязательно доложат ему обо всём, что видели и слышали. Вдруг неожиданно кто-то из обречённых ягодинцев выкрикнул:

-Да здравствует великий Сталин!
-Закрой свою вонючую пасть! Не сметь пачкать имя вождя и генерального секретаря нашей партии,- заорал Ежов, частенько получавший от Сталина разнос, что казнённые перед смертью кощунствуют, произнося всуе, имя руководителя партии и народа.

Ежов выстрелил в того, кто испортил ему всю процедуру казни. Команда Блохина оперативно отстреляла, приговорённых к смерти ягодинцев, и трупы потащили по направлению к выходу, где уже ждала крытая машина, на которой бывшие герои – чекисты, некогда осыпанные высшими наградами советской власти, покатили в своё последнее путешествие. В крематорий Данилового монастыря- предтечи гитлеровских крематорий. Чертовски приятно сознавать, что хоть в этом античеловеческом деле, наши отечественные сталинисты - каратели опередили всё же ненавистных нам нацистов.

Начиная с расстрела бенефициантов, осуждённых к смерти на сфальсифицированном процессе Зиновьева- Каменева, послужившим началом расправы над партией Ленина, где рябой монстр имел честь состоять, а также сделал головокружительную карьеру, наметилась странная особенность, приводящая «чудесного грузина» в бешенство. Ряд казнённых по этому процессу, словно сговорившись, стали выкрикивать здравицы в адрес родной партии и её генсека. Сталин мгновенно усмотрел в этом издевку и оскорбление своего величия, и в резкой форме приказал наркому Ягоде, а затем, сменившему его на посту главного палача СССР – Ежову, прекратить этот мерзкий балаган во время процедуры казни. Ибо это фактически и есть проявление вражьей воли по отношению к советскому народу, руководству страной и большевистской партии. (Им же самим, активно истребляемой- сноска автора). Особенно это влечение славить Сталина в процессе казни проявилось в 1937 году при расстрелах Тухачевского и прочих, осужденных на смерть руководителей Красной Армии и теперь уже бывших героев Гражданской войны. Сталина чуть кондрашка не хватила, когда Ежов, докладывая ему о казни Тухачевского и прочих из этой когорты обреченных, рассказал в подробностях, как бывший командарм первого ранга Якир славословил имя вождя. Сталин тогда дал чертей Ежову, и строго проинструктировал его прекратить это безобразие, это подлинное кощунство в месте пролетарского возмездия. В одном Сталин, будучи неплохим знатоком человеческих пороков, был, безусловно, прав: это был неискренний по отношению к нему жест. Скорей всего, обреченные в этот момент не о личности Сталина думали, а как-то хотели смягчить участь своих семей, полагая, что Сталину донесут об их последних минутах и это его разжалобит. И может быть, семью, детей оставят в покое и не будет преследовать со всем изуверством, свойственным эпохе этого матёрого зверюги. Как же они ошибались! Демонам не ведомы чувства жалости, сострадания, но они с психопатической стойкостью обожают порядок во всех своих делах. Пунктуальный во всём, а уж тем более в массовых казнях, Сталин подчёркивал своим опричникам, что неискренний человек не может быть хорошим и преданным народу большевиком. Высказал своё резюме по этому поводу и членам Политбюро. «Чудесный грузин» взял на себя божественное право решать, определять и регламентировать жизнь своего крепостного подневольного народа, на какое-то время, забыв, что он тоже смертен и подвержен болезням, как и все люди на Земле. Что это-проявление дьявольского эгоизма, или насквозь больная, изгложенная параноей, психика человека, возомнившего себя ровней Богу? Жаль, что по приказу «чудесного грузина» отравили светило русской психиатрии профессора Бехтерева. Если бы он дожил до того дня, когда рябой демон убрался в преисподнюю, то человечество узнало бы интересные факты и полную картину о состоянии психики того, кто столько лет был тираном, деспотом, вождём учителем, отцом, кормчим, другом советских детей, колхозников, артиллеристов, писателей и даже крупного рогатого скота из дружественной нам Монгллии.

-3-
Последний раз в расстрельный подвал Лубянки Генрих Ягода спустился, как нарком НКВД в сентябре 1936 года, присутствуя на казни соратников Ленина- своих соплеменников Зиновьева, Каменева- и всех тех из их окружения, кого по желанию Сталина включили в расстрельный список. К тому времени Сталин практически игнорировал наркома внутренних дел, предпочитая отдавать свои руководящие указания заместителям наркома. Это был зловещий признак и роковое предзнаменование. Являясь тайным палачом Сталина с памятного Генриху Ягоде 1929 года, когда Коба поддержал Ягоду в тяжкой борьбе с именитыми чекистами за главное кресло НКВД, будучи посвящённым в самые страшные тайны государства и жизни диктатора, несложно было предположить и концовку этих отношений.

И чтобы угодить Сталину, убедить его, что отношения с Хозяином жизни советских людей важнее отношений с бывшими членами Политбюро большевистской партии, в которую Ягода пришёл совсем юным, он лично принял участие в казни соратников Ленина. В глазах старых большевиков- ленинцев, старых революционеров такой поступок члена партии, обагрившим руки кровью своих товарищей по совместной борьбе с царизмом, участию в революции, в Гражданской войне - расценивался сообществом верных ленинцев, как самое тяжкое злодеяние против большевистского братства, против истинного вождя партии-Ленина. Старые большевики ни на йоту не поверили в лживые процессы коварного Кобы, обвиняющие Зиновьева и Каменева в убийстве Кирова. Большевики никогда не занимались подобными актами внесудебной расправы. Для них достаточно было вынести вопрос на широкое обсуждение в партии. А эти, явно провокационные методы, привнёс в партию грузинский бандит и террорист Сталин, поставивший перед собой цель: уничтожить всю ленинскую гвардию, знавшую его, как облупленного, знавшую все его наиболее уязвимые места. А теперь ещё выяснилось, что он, оказывается, был провокатором, тайным сексотом охранного отделения. Эту взрывную папку с делом провокатора по кличке «Виссарион» притащил из архива бывшего Охранного отделения сотрудник Ягоды - чекист Штайн. В этом мутном деле без очередного еврея не обошлись... И эта пикантная папочка тотчас стала достоянием старых большевиков, и членов кружка друзей маршала Тухачевского. Глава НКВД Ягода досконально знал, что Зиновьев и Каменев не убивали Кирова, не устраивали покушения на его жизнь. Это Сталину попала вожжа под хвост после 17-го съезда ВКП б, когда верный холоп Лазарь Каганович, кого Сталин поставил следить за процедурой голосования, доложил Хозяину, что 270 старых большевиков проголосовали против Кобы и отдали свои голоса Кирову. Они не представляли даже всю степень своей опасности и всю отвратительность характера Кобы, кто ради власти, не пощадит половину СССР. Ягода предлагал тогда в сугубо доверительной беседе с Енукидзе и с начальником охраны Кремля, любимцем Ленина – Петерсоном дать возможность Сталину расслабиться. Поверить, что ленинская гвардия признала его законным преемником Ильича, а потом тихонько шлёпнуть его в Кремле вместе с группой верных сталинцев. А затем объявить на чрезвычайном пленуме партии, что генсек и вождь партии и народа - бывший сексот охранки по кличке: «Виссарион». Всё испортили эти старые большевики. И пришлось потом, Ягоде стать главной пружиной в уничтожении Кирова, кого Сталин задумал приспособить в качестве запала для бомбы. В качестве рыболовного крючка для большевистской щуки. По долгу службы Ягода лично доложил Сталину, что некий Николаев, исключенный из партии, замышляет убить Кирова, и охрана Смольного обнаружила у этого Николаева в портфеле револьвер, якобы бывший у него со времён Гражданской войны. Сталинское решение обескуражило тогда Ягоду. Чего тут размышлять и гадать? Шляется по Смольному какой-то проходимец с револьвером, ругает и грозит секретарю обкома, члену Политбюро ЦК. Прихватить немедленно и отправить на лесоповал сроком на десять лет с поражением в правах. Но Сталин тогда долго молчал и приказал не трогать Николаева. Оружие не конфисковывать. Следить и приставить к нему в качестве куратора не местных чекистов, а самого сообразительного и доверенного из Москвы. Так появился человек Ягоды в управлении НКВД в Ленинграде. Звали его Запорожец, и он стал заместителем начальника ленинградского НКВД Медведя. И как того желал Сталин, Запорожец через надёжного осведомителя ленинградского НКВД познакомился с Николаевым, и вскоре стал успешно воздействовать на него, подчинив свой воле. Не понимая окончательно, чего же ещё нужно Сталину от контактов с этим психопатом Николаевым, Ягода, разобравшись в обстановке, доложил Хозяину, что ненависть к Кирову питается у этого Николаева обыкновенной ревностью. Известно, что Киров весьма охоч к молодым соблазнительным женщинами. И жена Николаева красивая латышка Мильда Драуле изменяет мужу с Кировым. Обычный любовный треугольник. Но Сталину было совершенно плевать, с кем спит, какой гарем молодых женщин обслуживает Киров. Ему позарез понадобилось, чтобы Кирова убили в Ленинграде, на рабочем посту секретаря обкома, и чтобы это убийство организовал Ягода. И это не просто приказ – это главная задача Ягоды и Запорожца перед партией и народом. И, в конечном счёте,- воля и желание Сталина победили, Ну, как тут пойдешь против партии и народа, кого Хозяин – один воплощал в своём лице. Запутанная, и в то же время ясная, как стеклышко картина. Николаев, подстрекаемый Запорожцем, убил Кирова. Запорожцу отдал тайный приказ довести эту операцию до логической точки нарком НКВД Ягода. А подлинный заказчик и вдохновитель этого ритуального убийства, открывающего ему такую интересную возможность, дающую ему желанный повод покончить с ленинской гвардией раз и навсегда - был Сталин, оставшийся непорочным, не примазанным к этому убийству и будущему террору в партии и в стране. На процессе право троцкистского блока подследственный Генрих Ягода не назвал подлинного вдохновителя убийства Кирова и ничего не назвал из той многочисленной серии заказных убийств, осуществлённых по желанию Сталину, исполнять которые пришлось руками сотрудников Ягоды и при прямом контроле наркома внутренних дел. Но все эти сотрудники почти уже отстреляны. Как нежелательные свидетели сталинских злодеяний и преступлений. А теперь пришло время Ягоде замолчать навсегда. Жаль, был шанс пристрелить это чудовище Кобу. Но пока все, страстно желающие избавить партию и страну, от этого чудовища и бывшего сексота царской охранки, решали, как и когда надо покончить со Сталиным, кто возьмётся от имени партии застрелить его, Коба уничтожил их всех. Не оставляя верным ленинцам ни единого шанса возродиться в новом качестве, но уже без «чудесного грузина».

«Поздно спохватились, поздно»,- шептал Ягода, заметив приближение улыбающегося Ежова, за спиной которого ждали команды Василий Блохин, его помощник Раков, изнывающий от безумного желания продырявить череп Ягоде, вдохновенный сталинский расстрельщик Пётр Магго, кто ради потрясающего наслаждения убийства человека, бросил и должность, и карьеру. И попросился в рядовые каратели к патентованному всесоюзному палачу СССР – бывшему крестьянскому пареньку Васе Блохину, кого революция и советская власть сделали величайшим государственным убийцей в мире. ( На личном счету Блохина, ушедшего на пенсию генерал-майором КГБ, – свыше ста тысяч расстрелянных). А его ли одного? Таких серийных государственных убийц, правда, рангом поменьше, было в СССР множество, И, судя по анкетам, то на такую важную для партии и режима работу брали только из рабочих и крестьян. Так большевизм-ленинизм-сталинизм вначале развратил и духовно уничтожилироссийский народ, а затем из этого доступного формовочного пластилина стали лепить такие формы и образы, какие только пришли в их безумные преступные головы.

-Пришло время шлёпнуть эту матёрую вражину, - распорядился Ежов.- Поставьте его к стенке. Ноги раздвиньте широко, чтобы не сполз на пол.

Блохин и Магго стащив Ягоду со стула, поволокли к стене.

-Василий Михайлович, душевно тебя прошу, дай его мне стрельнуть. Ещё ни одного наркома – чекиста у меня в расстрельной коллекции не было,- попросил командира подразделения расстрельщиков Пётр Магго.

- Да иди к черту, ты, что не видишь, Николай Иванович Ежов, крепко поддатый, и хочет лично его шарахнуть, чтобы показать, кому надо, своё личное усердие. За такой выстрел отец родной и ордена Ленина не пожалеет.

-А нам, какие награды в этот раз дадут?
-Не пытай того, чего не знаю,- пожал плечами Блохин.- По мне, так лучше денежная премия, я этих наград уже столько имею, что весь парадный френч заняли. Идешь с женой в театр, а они бренчат и звенят. Смехота одна.

- Не вздумай, сволочь, перед смертью пачкать имя нашего дорогого вождя, - предусмотрительно объявил Ежов, жестом руки показав Блохину и Магго, чтобы они убрались с биссектрисы выстрела, и вскинул маузер.

-После меня Хозяин и тебя не помилует – шлёпнет. Недолго тебе петушок, золотой жопошок, жить-то осталось,- негромко сказал Ягода, но упоминание о том, что он гомосексуалист, уязвило Ежова ещё больше, чем предсмертное предсказание бывшего наркома внутренних дел.

-Ах, ты сволочь! Ты кому хамишь, кого пугаешь, падаль?

Возмущённый до предела Ежов выстрелил, и, не оборачиваясь на труп своего предшественника по смертной стезе, пошёл к выходу, пригласив Ульриха и Вышинского в свой кабинет, отметить это важное для страны и всего НКВД событие. Тюремный врач произвёл обязательную в советском расстрельном законодательстве процедуру осмотра трупа, констатировал смерь гражданина Ягоды. Через некоторое время та же самая крытая машина, что отвозила трупы казнённых ягодинцев, привезла труп Ягоды в Данилов монастырь, где в топке инвентарного котла, числящегося на балансе НКВД СССР, синим пламенем горели сослуживцы и подельники Генриха Ягоды по совершению массовых преступлений против народов СССР. И вскоре к ним зашвырнули и то, что осталось от некогда всесильного наркома – чекиста, выполнявшего с отменной добросовестностью все тайные поручения и желания товарища Сталина.

ПРИМЕЧАНИЯ: Ягодинцы, ежовцы, бериевцы- это на понятном для руководства СССР языке, все те чекисты, кого отстреляли раньше или же вместе со своим наркомом по одним и тем же расстрельным статьям, как врагов народа. До казни и следствия все они считались гордостью советского народа. В этот список ленинских и сталинских карателей вошли также верные дзержинцы - первооснователи ВЧК, практически весь первый состав коллегии ВЧК, на ком клейма негде было ставить. Фактически всех этих палачей набёрется тысяч двадцать или чуток больше. Именно они, являясь руководящим звеном чёрного чекистского ордена, руководя подразделениями чекистов рангом поменьше и вооруженными формированиями, приданными ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ СССР, уничтожили миллионы советских людей. И сотнями казнили неугодных Сталину коммунистов из стран народной демократии. Это же, уму непостижимо: двадцать тысяч садюг и миллионы жертв, невосполнимых для великой державы потерь, превративших СССР и нынешнюю Россию, в больную страну с жуткой демографией! И это уже не идиотизм. Это вселенская трагедия некогда великого и могучего народа. Это живительная среда преемственного появления всей той ненавистной и презренной народам бывших советских республик рати руководящего бомонда, кто по-прежнему видят в своём народе всё- то же быдло, каковым его считали верные ленинцы, сталинцы, хрущёвцы, и прочие.

Давно уже назрела процедура; публично от имени представителя еврейской национальности заклеймить поимённо своих единокровников - карателей, садистов, карьерных мерзавцев, всех тех, кто лично виновны в терроре против населения бывшей Российской империи, кого надо публично назвать выродками и ублюдками еврейского народа. Бешеным собакам и зверью в человеческом облике, независимо от национальности и вероисповедаииия, цена-смерть и презрение. И еврейский народ бывшей Российской империи и затем СССР не должен разделять ответственность за большевистских выродков, своих соплеменников. От Ленина, Троцкого, Свердлова, Ягоды и иже с ними. Гори они вечно в геенне огненной!

Леонардл. Леонид Шнейдеров. Германия. Альманах LitCetera
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Казнь Генриха Ягоды

Голова французского короля Генриха IV

Эксперты признали голову французского короля Генриха IV подлинной. Считалось...
Журнал

Про смертную казнь

С точки зрения Шарля Бодлера, абсолютно все люди на Земле являются преступниками...
Журнал

Казнь слонов

История казни слона в США тесно связана с историей изобретения электрического...
Журнал

Смертная казнь

Оправдано ли применение обществом смертной казни? Не является ли пожизненное...
Журнал

Губернатор штата Иллинойс утвердил запрет на смертную казнь

Губернатор американского штата Иллинойс ободрил принятый ранее местным сенатом...
Журнал

Плоды и ягоды

Свежие плоды и ягоды - самый полезный, вкусный, освежающий десерт, а ваза с...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Как влияет благодарность на мозг: исследование ученых
Спящие Боги, или Границы внутри нас. Слепцы в тёмном мире