Строительство храма святой равноапостольной Марии Магдалины

Сегодня, когда паломники со всего мира посещают святыни Гефсимании, они не могут пропустить мимо сразу притягивающий к себе внимание незабываемой архитектурой русский православный храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины на западном подножье Елеонской горы. Золотые маковки куполов русского храма удивительно гармонично вписались в окружающий пейзаж Гефсимании с её комплексом рощ кипарисов и различных храмов.

История возникновения этого шедевра русского архитектурного зодчества в Святой Земле относится еще к маю 1881 года, ко времени прибытия с паломническим визитом великих князей Сергия[1] и Павла Александровичей и Константина Константиновича.

Знаменитый подвижник благочестия и собиратель Русской Палестины – начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин)[2] давно мечтал приобрести для России участок земли в верхней части Гефсиманского сада на западном склоне Елеонской горы и такой случай ему представился в 1881 году именно при посещении Палестины великими князьями.

Архимандрит Антонин обратил внимание Великого князя Сергия Александровича на участок и выдвинул идею о постройке на этом месте в будущем достойного храма, посвященного памяти матери Великого князя Сергия Александровича – императрице Марии Александровны (1824-1880)[3] о которой фрейлина Высочайшего двора А.Ф. Тютчева[4] писала: «Это прежде всего была душа чрезвычайно искренняя и глубоко религиозная, но эта душа, как и её телесная оболочка, казалось вышла из рамки средневековой картины. Религия различно отражается на душе человека: для одних она — борьба, активность, милосердие, отзывчивость, для других — безмолвие, созерцание, сосредоточенность, самоистязание. Первым — место на поприще жизни, вторым — в монастыре. Душа великой княгини была из тех, которые принадлежат монастырю»[5].

Замечательная идея архимандритаАнтонина Капустина остается в памяти Великого князя Сергия Александровича и получает практическое воплощение уже после создания и назначения его Председателем Православного Палестинского Общества (ППО) 21 мая 1882 года в Санкт-Петербурге. Для этого МИДу Российской Империи и в частности генеральному консульству России в Иерусалиме было поручено приобрести участок, выбранный для постройки храма архимандритом Антонином.

После приобретения участка Министр иностранных дел Российской Империи Н.К. Гирс[6] благодарит российского посла в Константинополе А. И. Нелидова за исполнение поручения: «Получив по телеграфу уведомление, как от Вашего Превосходительства, так и от Генерального Консула в Иерусалиме, что место в Гефсимании куплено на имя Консульства и что документы о продаже находятся у него в руках, считаю долгом благодарить Вас, Милостивый государь, за ревностное содействие к удовлетворительному окончанию этого дела, столь интересовавшего Императорское Правительство»[7]. Проходит два года и строительство церкви на этом участке с соизволения Почетного члена и основателя Православного Палестинского Общества (ППО) - Государя Императора Александра III поручается в ведение Православного Палестинского Общества, а непосредственное руководство и наблюдение за ходом работ в Иерусалиме поручается начальнику Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, почетному члену Православного Палестинского Общества архимандриту Антонину (Капустину). Для этого в Иерусалим был отправлен в командировку член Совета ППО знаменитый подвижник и один из основателей будущего Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) – Василий Николаевич Хитрово[8]. В своем рескрипте от 2 октября 1884 года Председатель ППО Великий князь Сергий Александрович просит архимандрита Антонина о содействии: «Высокочтимый отец Антонин, В.Н. Хитрово командирован, с соизволения Государя Императора, в Иерусалим для вступления в переговоры с городским архитектором К.Шикком о постройке церкви на приобретенном на средства Его Величества и нас, Его братьев, месте на Елеонской горе, близ Гефсиманского Сада. Вполне уверен, что Вы в личное Мне одолжение, не откажите в Вашем просвещенном содействии в этом деле и примете на себя главное руководство и наблюдение при постройке означенной церкви»[9].

Таким же письмом о полномочиях В.Н. Хитрово и с просьбой о содействии Великий князь Сергий Александрович извещает Российского посла в Константинополе А.И. Нелидова[10]. Государь Император, желая увековечить память императрицы Марии Александровны просит Председателя ППО Великого князя Сергия Александровича завершить Гефсиманскую постройку, который телеграфирует в Совет Общества: «Может ли Хитрово сейчас ехать?»[11]. В.Н. Хитрово предстояло в своей командировке утвердить смету постройки по плану известного русского архитектора Д.И. Гримма[12], договориться о постройке с местным иерусалимским архитектором К. Шиком[13] под наблюдением архимандрита Антонина (Капустина). По прибытию в Иерусалим, в январе 1885 года, В.Н. Хитрово встречается с патриархом Иерусалимским Никодимом, который обещает ему «самолично освятить этот храм…[14]»

Патриарх Никодим выполнил обещание и прибыл 21 января 1885 года в Гефсиманию, где в сослужении начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрита Антонина, вместе с многочисленным русским и греческим духовенством возглавил торжественную церемонию закладки храма св. Марии Магдалины в Гефсимании. При торжествах освящения будущего храма молился член Совета Православного Палестинского Общества Василий Николаевич Хитрово.

Первоначально работы по строительству будущего храма были поручены иерусалимскому архитектору К. Шику, который ознакомившись весной 1885 года с планом Д. Гримма удивился «обилию и разнообразию и своеобразному характеру внешней орнаментовки будущего храма… и поспешил прибавить, что они - потребуют довольно времени и немало денег»[16]. Архимандрит Антонин в своем письме от 3 июня 1885 года сообщает члену Совета ППО В.Н. Хитрово: «На мое предложение участвовать в них – (работах – прим. П. Платонова) почтенный человек с удовольствием согласился, заметив только, что он не желал бы взять на себя обузу заготовки и доставки на место всякого рода материала, выбора, найма, помещения и пр. рабочих, расплаты с ними, охраны возводимого здания и т. под. одним словом, хочет быть только заправителем и руководителем работ, оставляя материальную сторону их на мое попечение и усмотрение»[17]. В этом же письме отец Антонин высказывает предложения по конструктивному плану постройки как самого будущего храма св. Марии Магдалины, предлагая отделить в плане постройки колокольню от самого храма и некоторые внутренние перестроения в самом плане здания. К. Шик согласился с мнением отца Антонина и добавил вносимые им изменения в архитектурный план[18]. Во время работ и раскопок котлована под фундамент будущей церкви весной 1885 года, как сообщается в письме архимандрита Антонина Секретарю ППО М.П. Степанову от 3 июля 1885 года, были обнаружены «две древние могилы, высеченные по еврейскому обычаю в скале в форме квадратной комнаты с гробовыми нишами (loculi) по сторонам, то г. Архитектор Шикк, предполагая возможным, что подобные могилы есть и под всем протяжением внутренности Божией церкви, нашел необходимым вскопать всю площадь до ее природной скалы»[19].

В течение лета 1885 года К. Шик составляет смету проекта, и из черновика записки Секретаря ППО М.П. Степанова датируемого 1885 годом узнаем, что смета была составлена в размере «433 000 франков, что по курсу 250, составляет 177 200 рублей серебром»[20]. До февраля 1885 года идет согласование озвученной сметы с Государем Императором и руководством Православного Палестинского Общества (ППО). А в ноябре 1885 года архимандрит Антонин сообщает Секретарю ППО Михаилу Петровичу Степанову радостную новость о находке на территории Гефсиманского участка - большого клада серебряных монет периода крестоносцев и других артефактов во время проведения строительных работ: «на Гефсиманском месте нашем, террасовидном по своей геологической формации, в нижних частях есть немало природных пещер и искусственных катакомб, служивших в бывшие времена могилами. Расчищая одну из таковых под заготовляемую известку, мы нашли в массе наносной земли клад, а именно множество серебряных монеток времени крестоносцев, рассеянных там и сям величиною в наш 15 копеечник с изображением креста с одной стороны и городской (по-видимому) башни - с другой, окруженными надписями, с одной стороны читаем B A L – D U I N US R E X (balduinus rex), а с другой D E I E R U S A L E M (De Ierusalem)[21]. Всех монет доставлено нам рабочими 1116 штук. 111 из них половиной величины. От худого качества серебра они вообще имеют зеленоватый вид. Но все хорошо сохранились, как будто даже вовсе не были в употреблении… Найдено, кроме того, при разновременных раскопках места, несколько ночников, архаической фигуры из глины, кувшинчики, обломки стекла и т.д.»[22].

Окончательный ответ по смете проекта приходит 7 февраля 1886 года в письме Секретаря ППО М.П. Степанова архимандриту Антонину, где он сообщает, что «на постройку церкви (не принимая в соображение внутренней отделки) ассигновано 100.000 р.с., и из этой суммы ни в коем случае выходить не следует»[23]. После чего начались консультации с К.Шиком, отказавшимся от подобных условий и архимандрит Антонин находит энергичного Иерусалимского архитектора Георгия Франгия, телеграфируя в Петербург члену Совета ППО В.Н. Хитрово: «Franguias тоже находит мало 100 тысяч, но берется построить без пола, крестов, дерева, металла. Надо согласиться и спешить делом. Антонин»[24]. В результате согласований и консультаций между руководством Православного Палестинского Общества и архимандритом Антонином, длившимися всю весну 1886 года, руководство над строительством Гефсиманского проекта было поручено Иерусалимскому архитектору Георгия Франгия, в помощь которому архимандрит Антонин приставил своего верного помощника Якуба Халеби. И уже в мае 1886 года отец Антонин радостно сообщает Секретарю ППО М.П. Степанову: «В Гефсимании нашей идет дружная и спешная работа. Всех рабочих рук наберется человек 70. За этот лето энергичный архитектор обещает довести дело до половины, а будущим летом покончить всю постройку… Я, со своей стороны, поставлю в обязанность себе поставлять Вам помесячные отчеты в расходовании доверяемых мне сумм, а равно и фотографические снимки возводимых частей здания»[25].

Уникальные фотографии, который выполнял монах Русской Духовной Миссии в Иерусалиме отец Тимон, сохранились в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге[26], а также их можно найти в антикварных лавках, в еще дореволюционных изданиях фотоальбомов Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, либо в интернет-публикациях[27]. По этим сохранившимся фотографиям можно хорошо проследить хронологически динамичную историю строительства русского храма св. Марии Магдалины в Гефсимании.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Строительство храма святой равноапостольной Марии Магдалины

Освящение церкви святой Марии Магдалины

После завершения важных работ по отделке интерьера Гефсиманской церкви, 10 июня...
Религия

Евангелие от Марии Магдалины

1. Бог в рождении Иисуса Христа имел такое же участие, как Солнце в рождении...
Религия

Икона Святой Равноапостольной княгини Ольги

Православное христианство насчитывает множество икон, перед которыми молятся по...
Религия

Строительство храмов

Особые святилища, в которых совершаются священные таинства, обряды и церемонии...
Религия

Учение Храма

Храм Человечества" является неотъемлемой частью Теософского движения...
Религия

Троица. Учение Храма

ТРОИЦА Первый принцип: Атма, или Чистый Дух, Абсолют в проявлении. Это Отец...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Реальна ли история?
Болезни тела человека как средство баланса