Теория реинкарнации

Я не занимаюсь теориями. Я простой человек, а не теоретик.

Теоретик - великий мыслитель. Он ничего не знает о реальности, но он создает и создает теории о ней. Всю свою жизнь он ходит вокруг да около. Таково истинное значение слова «about» - «о, вокруг, рядом». Теория всегда «о», всегда «вокруг»; а истина, реальность находятся как раз в центре, никогда не «вокруг». Но теоретик достаточно искусно крутится «вокруг да около».

В тот момент, когда вы спрашиваете меня: «Верна ли теория реинкарнации?», ваш вопрос дает мне знать о многом. Во-первых, вам нужно, чтобы я поддержал вашу веру.

Вера всегда нуждается в поддержке. Истина никогда не требует поддержки. Она достаточна сама по себе. Истине не нужны ни свидетели, ни свидетельства.

Даже если весь мир будет против человека истины, его это не будет волновать, так как истина — это то, что не зависит от людей, которые поддерживают ее. Один человек может быть прав, а весь мир может ошибаться. Истина — это не то политическое нечто, за которое вам приходится голосовать.

Ваш вопрос говорит о том, что вы верите в теорию реинкарнации. Вера всегда непрочна, пуглива, потому что глубоко внутри вы понимаете, что вы не знаете: она может быть верной, а может быть и неверной. Вам бы хотелось, чтобы кто-нибудь, кому вы более или менее доверяете, поддержал бы вашу теорию, вашу веру. Вот отсюда и возникает ваш вопрос.

Вы верите мне, вы любите меня. Если я могу сказать вам: да, эта теория правильная, тогда получится, как будто бы делается вливание крови кому-то, кто много ее потерял: ваша теория, ваша вера начинает становиться сильнее, устойчивее.

Вы не знаете, но, по крайней мере, кто-то, кто знает, поддерживает ее, и вы верите этому человеку; он не может лгать. Я не хочу, чтобы вы так мне доверяли. Отдавайте мне свою любовь, но не доверяйте мне. В тот момент, когда вы начинаете доверять кому-либо еще, вы перестаете задавать себе вопросы. Я бы не хотел, чтобы вы прекратили задавать себе вопросы. Любить - это великолепно, так как вы в любви делитесь чем-то, но во имя веры вы фактически обманываете себя.

Многие тысячи лет человечество обманывали и эксплуатировали таким образом. Я хочу разрушить всю эту стратегию до самого основания.

Доверяйте только собственному переживанию. Не имеет значения, что я скажу - да или нет. Имеет значение лишь - испытали ли вы это в жизни или нет.

Это должно изменить вашу жизнь.

Существует три религии: иудаизм, христианство, ислам, которые заняли отрицательную позицию по отношению к теории реинкарнации. Они говорят, что эта теория неверна. Это отрицательная вера. Помните, что вера может быть либо отрицательной, либо положительной, но она не меняет своей природы. Это отрицательная вера. Эти три религии находятся под влиянием отрицательной веры в то, что реинкарнации не существует.

Параллельно этим трем религиям существуют еще три религии - индуизм, буддизм, джайнизм, которые придерживаются положительной позиции. Они говорят - да, реинкарнация существует, это реальность. Но это тоже вера, положительная вера.

У меня же - третья позиция, которая не апробировалась до сих пор и которая, как я утверждаю, является правильной позицией. Я говорю вам: принимайте эту теорию, как гипотетическую, не говорите ни да ни нет. Если вы будете принимать ее как гипотетическую, это будет означать: «Я готов разбираться в ее сути без предрассудков, без отрицательного или положительного отношения. Я готов вникнуть в эту теорию без всякого предубеждения, чтобы найти истину».

Религии вообще не используют слово «гипотеза». Вы или верите, или не верите. Тот, кто не верит, — все равно верит, только негативно. Качественно они не имеют различий, они относятся к одному и тому же типу людей. Когда вы принимаете отрицательную или положительную веру, происходит то, что ваш ум уже имеет определенное решение. Перед познанием, перед жизненным испытанием вы имеете уже решение по поводу того, что такое истина. Это я называю нечестным, неискренним. Как только вы принимаете что-то отрицательно или положительно, ваш мозг должен создать иллюзию вашей веры.

Вы можете видеть это. Среди мусульман, среди христиан, среди иудеев вы не найдете детей, которые помнили бы свои прежние жизни, но в индуизме, джайнизме, буддизме вы всегда где-нибудь, почти каждый день, находите какого-нибудь ребенка, который помнит свои прежние жизни. Люди пытаются понять, опираются ли его воспоминания на какие-то факты или это всего лишь его воображение. Было обнаружено много случаев, когда факты очень точно подтверждали это.

Например, я сам серьезно занимался одним таким случаем. Девушка, которая родилась в Катни, небольшом городке в восьмидесяти милях от Джабалпура, вспомнила, что она была женой человека, который жил в городе Джабалпур и у которого был гараж. Она вспомнила его имя, возраст, местонахождение дома, местонахождение гаража. Так вот, этот человек по имени Рамакант Паракх жил всего лишь через четыре-пять домов от меня. Вот как я занялся этим делом.

Однажды он прибежал ко мне. Он сказал: «Из Катни только что позвонили о том, что какая-то девушка вспоминает, что она была моей женой. Моя жена действительно умерла, и дата ее смерти совпадает точно с датой, когда эта девушка родилась».

Вечером она родилась, а утром умерла моя жена. Она помнит мое имя, она помнит мою работу, мой дом. Что вы думаете? Что я должен делать?

Я сказал: «Давай поедем вместе. Мы поедем в Катни. Это недалеко, всего лишь два часа езды, и будет лучше, если мы поедем инкогнито. Ты не должен говорить, что ты Рамакант Паракх. Я скажу, что это я Рамакант Паракх, что это я владею гаражом».

Я сказал им: «Я Рамакант Паракх». И девушка сразу же признала меня своим мужем. Тогда я сказал ее родителям: «Не пытайтесь извлечь пользу из веры в индуизм. Я не Рамакант Паракх; у меня нет гаража. У меня нет жены, поэтому не возникает и вопроса о ее смерти. Этот человек Рамакант Паракх. Его жена умерла, и вы, должно быть, знали - когда. Пожалуйста, расскажите мне всю правду, или я пойду в полицию. И у вас будут неприятности, потому что ваша дочь признала во мне своего мужа. Она совсем не знает, кто Рамакант Паракх. Нет даже уверенности, что это Рамакант Паракх, ведь только я говорю так. Поэтому не думайте, что вы сможете передумать в полиции и сказать, что этот человек Рамакант Паракх. Расскажите мне точно, что вы собирались делать».

Ее отец очень испугался и рассказал мне все о том, как он подготовил эту девушку. Один из ее друзей предложил это имя и дату, так как он знал Рамаканта Паракха. Он собирался принести фотографию Рамаканта Паракха, и тогда они собирались поехать в Джабалпур с девушкой, с представителями печати, чтобы она могла узнать дом. Мой друг собирался дать им всю информацию, потому Что он знает все о Рамаканте Паракхе - и его жену, и дом, и гараж. Потом девушка должна была войти в дом и найти вещи, которыми она обычно пользовалась. Потом она должна была пойти и найти гараж и показать машину, которую она любила.

«Пожалуйста, простите меня, - сказал он. - Мы пытались извлечь из этого дела выгоду». В Индии, если реинкарнация устанавливается точно, девушка становится почти богиней и люди начинают поклоняться ей, приносить деньги, приносить сладости и фрукты: это большое дело. А он был брамином, и это дело было бы организовано очень хорошо.

Если бы этот человек, Рамакант, не пришел ко мне, человеку не такому, как все, его наверняка обманули бы.

Если бы девушка увидела фотографию, она нашла бы этого человека в толпе из нескольких сотен человек. И за всем этим стоял друг самого Рамаканта.

Я сказал: «Что он собирался иметь с этого?» Человек ответил: «Пополам, пятьдесят на пятьдесят». В Индии это происходит почти каждый день, то в одном месте, то в другом: появляется ребенок, который помнит; и сразу же появляется дело, без каких-либо капиталовложений или публикаций. И ни индуист, ни буддист, ни джайн не собираются вникать в это дело глубоко, потому что они боятся, что их теория может оказаться неверной. Они готовы поддерживать ее.

Вы будете удивлены тем, что, когда я разоблачил это и поместил сообщение в газетах о том, что это все мошенничество, ко мне пришли брамины и джайны, даже их лидеры появились у меня; они знали меня очень хорошо. Они сказали: «Вам не следовало бы делать этого. Какое значение имеет то, что бедный брамин получит немного денег от этого? Это не важно. Важна наша теория, наша философия. Разоблачение всего лишь одного случая обмана не означает, что наша теория неверна».

Я сказал: «Это не означает того, что ваша теория неверна, поэтому - почему вы волнуетесь? Вы можете продолжать верить в свою теорию, а если я найду кого-нибудь еще, я и его тоже разоблачу. Это тоже не означает... сотни людей могут быть разоблачены, но это, однако, не разрушит вашу теорию. Может быть, все эти люди обманщики, но это не означает, что теория реинкарнации неверна. Но почему вы пришли ко мне, если это не означает, что теория реинкарнации неверна. Я не говорю, что она неверна; все, что я сказал, это то, что этот человек пытался использовать религиозные предрассудки, веру всей страны». Сегодня вы не можете сделать это в мусульманской стране. Вы не можете даже думать об этом.

Одного молодого человека привезли в "Вудленд, где я обычно жил в Бомбее, может быть, Вивек там бывала. Ему было не более девяти лет, и он читал проповеди по Шримад Бхаеавадгите, Упанишадам. Я проводил беседы по Махавире в Паткар-холле в Бомбее. Туда пришел отец мальчика вместе с сыном, чтобы послушать меня. Слушая меня, отец подумал, что если бы он привел своего мальчика ко мне и если бы я его поддержал, то в Бомбее его сын также мог бы стать знаменитостью.

И Мальчик сразу же стал везде иметь успех, потому что трудно предположить, что девятилетний парнишка может хотя бы понять Гиту или Упанишады, а он цитировал их на чистом санскрите, попутно комментируя. Итак, его представили мне и после беседы я велел им прийти ко мне домой.

Я сказал отцу: «В известном смысле, вы пришли не к тому человеку. Я могу видеть, что вы разрушили мозг этого маленького мальчика. Это не что иное, как эксперимент по гипнозу. Вы гипнотизируете мальчика и повторяете шлоки (стихи). А в гипнотическом состоянии возраст не имеет значения: то, что повторяется гипнотизером, просто записывается мозгом; это не связано с запоминанием наизусть. Вы повторяли этому мальчику, когда он был под воздействием гипноза, все эти сутры, все эти комментарии; в них нет ничего нового» - потому что когда они пришли, я велел мальчику сесть на диван и начать одну из проповедей.

Он спросил: «Какую проповедь? Одночасовую, тридцатиминутную или десятиминутную?»

Я сказал: «Десятиминутную».

Он немедленно сел в позу лотоса - он смотрелся великолепно, очень красивый ребенок, - и он начал десятиминутную проповедь. Я выслушал его, а потом сказал его отцу: «Ни одно слово не является новым. Все было написано прежде. Ты повторял это мальчику, пока он был в гипнотическом сне, и ты его подготовил». Этот мальчик был всего-навсего мальчиком, поэтому когда я попросил его начать проповедь, он спросил: «Какую? » Отец подготовил его. Во время больших конференций бывали перерывы иногда в десять минут, иногда в тридцать минут, иногда в шестьдесят. В эти перерывы мальчик и читал свои проповеди.

Я сказал мальчику: «Ты можешь рассказать мне проповедь за три минуты?»

Он спросил: «Три минуты? Но я не знаю такой проповеди. Я знаю только три проповеди: десятиминутную, тридцатиминутную и шестидесятиминутную. Я не знаю никакой другой». Он повторил очень красиво, и это казалось великим откровением для девятилетнего ребенка - сутры Упанишад; их смысл, комментарии к ним.

Но я сказал отцу: «То, что ты сделал, - хорошее дело, но, делая это хорошее дело, ты разрушаешь ум ребенка. Всю свою жизнь он будет зомби. Уничтожь все, что ты насильно внедрил в его мозг. Загипнотизируй его и вели ему забыть все, чему ты его научил».

Отец был потрясен. Он сказал: «Странно: как ты смог определить это так быстро? Я объездил весь мир; я заработал тысячи рупий, и уважение, и паблисити во всем мире. Его приглашал даже президент Индии, чтобы послушать проповедь этого мальчика в своем доме. И когда президент слушал проповедь, то все министры и все правительство обязаны были присутствовать при этом. Президент сам надел на него гирлянду и вручил золотую медаль. А ты пытаешься все это изменить».

Я сказал: «Я пытаюсь все изменить, потому что я озабочен не твоим бизнесом, а всей жизнью этого ребенка. Он умный мальчик, выше среднего уровня. У него - большое будущее, собственная судьба. Неужели ты хочешь, чтобы он всю жизнь читал проповеди - десяти, тридцати и шестидесятиминутные? А ты помнишь, что происходит с такими детьми?»

В Индии поклоняются очень многим девочкам и мальчикам, когда они еще маленькие. Естественно, на людей производит очень сильное впечатление, когда они слушают такие прекрасные проповеди от девятилетнего ребенка. Но эти дети не будут всю жизнь оставаться девятилетними детьми. Такая проповедь в устах человека, которому уже тридцать лет, будет казаться глупой. Кто будет его слушать?

«Можешь ли ты сказать мне, куда все эти дети потом исчезают? Каждый год можно услышать, что где-то какой-то ребенок выдвигает великие теории. Что же происходит потом, когда они вырастают? О них никто не беспокоится тогда, так как то, что они говорят, уже не кажется чудом в устах тридцатилетнего человека. Это может казаться чудом в устах шестилетнего ребенка, пятилетнего ребенка. Твой ребенок тоже пойдет тем же путем».

«Но пребывание в течение тридцати лет в состоянии типа зомби с повторением чего-то, чему его учат под гипнозом, является очень опасным. Это постоянно держит его в состоянии, близком к наркотическому. И если в течение тридцати лет он находился в таком состоянии наркотического опьянения, он превратится в дурака. И что ты хочешь доказать этим? Реинкарнацию? - То, что это является доказательством реинкарнации? »

Девятилетний ребенок не может понимать или запомнить такие длинные отрывки. Поэтому он говорит, что это воспоминания о его прошлой жизни, когда он был ученым, великим ученым, и что эта память оживает вновь. Это доказывает факт реинкарнации, говорят они. Вот почему это — двойной бизнес: за свои проповеди он получает деньги, и за свою реинкарнацию он получает деньги тоже.

Я сказал: «Возвращайтесь домой, - они из Удджаина, и верни этого ребенка в нормальное состояние. Не эксплуатируй собственного ребенка».

Я знал, что он не собирается делать этого, хотя он сказал: «Я постараюсь».

Я сказал: «Я не верю, что ты постараешься - ты слишком много вложил в это дело». И он действительно не прекратил это. Я спрашивал своих друзей из Удджаина: шоу продолжается. Ребенка приводят на все религиозные конференции и церковные благотворительные базары. Все продолжается, и он зарабатывает много денег.

Но вы не можете делать такое ни в христианской стране, ни в мусульманской, ни в еврейской общине, так как они считают такие проявления совершенно нереальными.

Насколько я знаю, реинкарнация является реальностью: это мой собственный опыт.

Но то, что для меня - истина, для вас - теория.

В этом - трудность.

И я не хочу, чтобы моя истина стала вашей теорией.

Я хочу, чтобы она стала истиной и для вас.

Вот почему я сказал: я не имею дел с теориями, с верами.

Моя профессия - истина.

Это напоминает мне Сократа, который впервые использовал слово «профессия» для истины. Когда суд приговорил его к смерти, ему дали несколько альтернатив, ведь он был человеком выдающегося ума; даже те, кто был против него, не испытывали радости от того, что его казнили. Он был гордостью Афин. Без Сократа - чем были бы Афины? Ему дали несколько альтернатив. Ему сказали: «Если ты перестанешь говорить об истине, если ты перестанешь учить людей, ты будешь помилован».

Сократ сказал: «Это невозможно. Говорить истину и учить истине - моя профессия. Это не альтернатива. Лучше умереть, чем отказаться от своей профессии. По крайней мере, никто не сможет сказать, что Сократ был трусом: чтобы спасти свою жизнь, он продал истину».

Ему сказали: «Тогда вторая альтернатива - ты покинешь Афины». Греция в те дни была разделена на городские демократии, каждый город был независимой демократией. «Поэтому, если ты покинешь границы Афин, у нас не будет проблем. Ты можешь иметь свою школу где угодно. Твои студенты могут поехать туда, и ты сможешь продолжать свою профессию».

Сократ сказал: «Вы хотите, чтобы я предстал перед другим судом, где-нибудь еще? Хватит и одного. И если Афины, вершина греческой цивилизации, не могут понять меня и принять меня, кто же тогда поймет меня и примет? А чем будут Афины без меня? Мне будет недоставать Афин. Афинам - меня. Нет, я не собираюсь идти этим путем. Я сделал Афины тем, чем они стали сейчас».

И он был прав. Он не строил домов и дорог, но если Афины до сих пор живы в памяти человечества, то это благодаря Сократу и его ученикам. Его учеником был Платон, учеником Платона - Аристотель; а эти три человека — самые сливки афинской культуры, цивилизации; они гении. Платон и Аристотель не приблизились к Сократу. Учитель - несравненен. Платон - великий философ, и в истории философии Платон более важен, так как Сократ никогда ничего не писал.

В этом надо разобраться: люди, которые знают истину, предпочитают говорить, а не писать. Во всем мире — и это не может быть простым совпадением - во все века, во всех странах, они предпочитали говорить. В этом заключается какое-то особое значение. Они все знают, что слово не может передать истину, но сказанное слово может иметь, по крайней мере, нечто живое в себе.

Жест Учителя, глаза Учителя — что-то в Учителе должно сопровождать это слово, подобно аромату, подобно чему-то такому, чего вы не можете уловить, не можете точно определить. Но сказанное слово имеет совершенно другие параметры, чем написанное слово. Одно и то же слово, но написанное, это как тело одного и того же человека, который жил когда-то.

Написанное слово похоже на мертвое тело, а сказанное слово наполнено жизнью - по крайней мере в тот момент, когда есть кто-то, кто слушает это слово. Между тем, кто слушает, и тем, кто говорит, на какое-то мгновение возникает живая вибрация. Слово не бывает одно: жест, глаза, голос, глубина, из которой оно исходит... Где вы найдете такую глубину на плоском листке бумаги? Где вы найдете глаза, жесты, глубину в чернилах? Все будет мертво. Это будет то же самое слово, но в нем не будет огня. Это будет свеча без пламени. Но ведь важна не сама свеча; важным является живое пламя.

Но историки пропустили, что определенные свидетельства содержатся в книгах Платона, по той простой причине, что у них есть эти книги; есть книги Аристотеля, в них есть подтверждения тоже. Сказанное слово было живым, оно играло и танцевало, а потом исчезло. Сократа помнят только потому, что Платон упоминает о нем в своих книгах и приводит диалоги с ним. Сколько в этих книгах Сократа и сколько Платона - трудно сказать, потому что нет способа определить это; Сократ не оставил ничего после себя. Но я очень хорошо знаю, так как было очень много других учеников Сократа, которые тоже писали о Сократе, и все эти записи разные.

Записи Платона считаются самыми известными, потому что он был действительно великим писателем. Другие же ученики просто вели записи, записи в классе. Но я просмотрел все эти классные записи и могу сказать с уверенностью, что девяносто процентов того, что писал Платон, — это его воображение. У него богатое воображение, и он был творческой личностью. Что-то сократовское присутствует там, но очень трудно найти, где именно: все это слишком перемешано с самим Платоном. Но Платон является великим.

Сократ — почти мифологическая личность. Существует много людей, которые думают, что Сократ никогда не существовал, что это всего лишь действующее лицо в диалогах Платона. Точно так же Гурджиев говорит об Иисусе, что Иисус никогда не существовал; что Иисус является только частью спектакля, который разыгрывается в Иерусалиме каждый год.

Доказать, что Иисус был исторической личностью, очень трудно, потому что за исключением тех четырех Евангелий, которые были написаны его собственными учениками, не существует никаких ссылок на Иисуса в еврейской литературе, не существует никаких ссылок в письменах тех лет, на камнях, зданиях, вообще нигде во всех римских летописях. Если человека распинают, то должна быть хотя бы запись о том, что этого человека распинают. А если вы собираетесь распять такого человека, как Иисус, то вы просто обязаны сделать запись об этом. Но нет никаких записей. А эти бедные четверо учеников - никто из них ведь не обладает качествами Платона. И даже сам Иисус не обладает качествами Сократа.

Сократ - гигант, гималайский гигант. Каждое его слово наполнено огромным значением. Он сказал: «Я не собираюсь покидать Афины. Без меня - чем станут Афины? Вы убьете меня — это сделает Афины бессмертными». А эти глупцы не могли понять, что он говорит. А он говорил истину: именно потому, что Сократа отравили в Афинах, Афины стали бессмертными.

Но я помню его, потому что он был первым человеком, который применил слово «профессия» для истины: «Я не собираюсь бросать свою профессию». В действительности, даже если бы он захотел бросить свою профессию, он не смог бы сделать это.

Человеку, который прибыл в этот мир, неподвластно остановить процесс распространения того, что он накопил.

Я говорю: «Для меня реинкарнация является истиной. Но я не говорю, чтобы вы верили в мой опыт, в мое переживание, потому что вера в мое переживание не сможет стать вашим переживанием, она не сможет помочь вам каким-либо образом самим испытать это; наоборот, это станет помехой для вас. Если вы верите в то,- что я говорю, тогда вам не нужно задавать вопросы».

Религиозная истина, субъективная истина отличается от объективной истины, от научной истины.

Альберт Эйнштейн открывает некую истину о физике. И теперь нам не нужно проходить через процедуру вопросов и ответов еще раз - это было бы глупо. То, над чем Альберту Эйнштейну пришлось работать много лет, вы можете сделать за несколько часов. Это зависит от вашей образованности; вы можете справиться с этим даже за несколько минут. Вам не нужно начинать поиск.

Эдисон работал три года, чтобы сделать первую электрическую лампочку. Теперь, если кто-нибудь собирался бы работать три года для того, чтобы сделать одну электрическую лампочку, это было бы глупо. Лампочки продаются на рынке. Никто не задумывается сейчас, что целых три года существовало сконцентрированное стремление познать истину... А Эдисон работал по шестнадцать часов в сутки, по восемнадцать часов в сутки до глубокой ночи. Я вспоминаю о той последней ночи, когда он открыл это.

Вы можете понять его экстаз: три года неимоверной работы и, наконец, появляется лампочка. Появляется свет. Он сидел и с изумлением смотрел на эту лампочку, он не мог поверить. Хотя он работал над ней в течение трех лет, надеясь, что однажды он найдет правильный ключ... Если бы этот ключ не сработал, он попробовал бы другой; он продолжал бы и продолжал бы пробовать. Его ученикам надоело это, и они его оставили; с ним осталась только жена. Она любили этого бедного человека и очень жалела его. Очень часто она предлагала ему: «Прекрати эту бессмыслицу. Ты можешь сделать так много другого».

Эдисон открыл очень многое в истории человечества - ему принадлежит тысяча открытий. Его жена говорила: «Тратить свою жизнь зря не кажется рациональным. За три года ты смог бы сделать гораздо больше. Прошло три года, ты постарел: за эти три года ты стал выглядеть так, как если бы прошло уже тридцать лет». Но она все-таки осталось с ним.

В ту последнюю ночь, ночь, когда он открыл свою лампочку, а он сделал это приблизительно около двенадцати часов, — он был так взволнован своим открытием, находился в таком экстазе, что в три часа утра его жена закричала: «Убери этот свет! — ведь она не имела никакого представления о том, что это был за свет, - и ложись спать или!..»

Только тогда он понял, что уже три часа утра. Он кинулся к своей жене и закричал: «Сначала пойди и посмотри на свет».

Она сказала: «Убери этот свет!» Так как она думала о той лампе, которой он обычно пользовался во время работы.

Эдисон сказал: «Это не та лампа, которую я включаю и выключаю; это свет, над которым я работал все три года, а ты говоришь мне: "Убери свет!" Хотя бы на минуточку сходи и посмотри, что произошло».

Вам не нужно работать три года, чтобы сделать электрическую лампочку, вам не нужно работать много лет, чтобы сделать радио. Нет, в науке существует объективная истина. Как только становятся известными принципы чего-то, все могут пользоваться ими, чтобы делать это за очень короткий период времени. Фактически, нет необходимости и делать это, так как это изготавливается промышленностью.

Но субъективную истину нельзя изготовить на предприятии, хотя священники именно это и пытаются сделать. Что собой представляют их священные писания? Это они пытались как бы изготовить истину. Они пытались облечь истину в слова. Они пытались продавать священные книги: «У вас есть Библия, а что еще имел Иисус? Просто держите эти четыре Евангелия рядом со своим сердцем, этого будет достаточно».

Иисус, конечно, держал их несколько ближе к своему сердцу, за своими ребрами; ваша Библия будет находиться перед ребрами, но разница в несколько дюймов - не очень большая разница. Но если вы в самом деле фанатический приверженец Иисуса, вы можете сделать операцию и вшить Библию в свое сердце, в свои легкие и объявить себя Иисусом Христом, потому что именно эти слова были в сердце у Иисуса Христа, а теперь они в вашем сердце. Именно это и делают тысячи христианских священников во всем мире, эти христиане, покушающиеся на Библию. Можно почувствовать некоторую жалость к бедному Иисусу. А что они делают с его Библией? Унижают ее! Почему же они покушаются на нее?

Один из моих вице-канцлеров - доктор Харисингх Гаут был известным юристом. Он был широко известен. Я не думаю, что в сфере законов был другой такой человек, человек его масштаба и славы. У него было несколько офисов: в Пекине, в Нью-Дели, в Лондоне, и он постоянно ездил из одного офиса в другой. Он вел дела в Китае, в Индии, в Англии и других странах. Там, где возникало какое-то дело, которое невозможно было решить, появлялся он.

Он обычно говорил на своих занятиях по юриспруденции, на которых бывал и я... Я не был его студентом, но он любил меня и даже ждал меня. Если иногда я опаздывал он, бывало, говорил своим студентам: «Давайте подождем: один из моих студентов еще в пути. Он придет сюда, я уже слышу стук его деревянных сандалий. Он придет сюда уже через несколько минут».

Его студенты сердились; они говорили: «Его нет даже в списках студентов юридического факультета, а вы оказываете ему большее уважение, чем нам». Он говорил: «Вы этого не поймете - вы просто стараетесь понять закон, а этот молодой человек старается сделать что-то совсем другое, чего вы не можете понять. Он всегда старается понять, не является ли закон всего лишь расширением логики. Меня интересует его любознательность. Я хочу подождать его».

Он обычно говорил своим студентам: «Когда вы получаете дело исключительно благоприятное - у вас есть факты и вы уверены в том, что вы выиграете это дело, - тогда будьте очень скромными перед судом, очень вежливыми. Представьте все факты, но не будьте агрессивными; в этом нет необходимости, так как фактов достаточно».

«Но когда вы ведете дело, в котором бы не уверены и не знаете, выиграете вы его или нет - у вас шансов пятьдесят на пятьдесят, - тогда не будьте скромными, не будьте кроткими. Приносите в суд как можно больше книг по юриспруденции, с выдержками из законов, с примерами из других дел, рассмотренных прежде. У вас нет достаточного количества фактов, поэтому вам надо создать большой дым из слов, законов, прецедентов, статей, поправок. Вам надо создать так много законных слов и выражений, чтобы они полностью скрыли имеющиеся у вас факты».

Но если вы хотя бы на одну сотую процента уверены в том, что вы проиграете дело, так как все факты против вас, все свидетели против вас - вашего подзащитного поймали с поличным, — тогда будьте агрессивны, наступательны. Швыряйте книги по юриспруденции, рвите эти книги, стучите по столу. Не соблюдайте принятых правил. Меньшее, чем это, вам не поможет. У вас не будет другого шанса, если вы не будете таким наступательным и агрессивным, расшвыривая книги и законы вокруг себя, разрывая их, с тем, чтобы вызвать замешательство в суде. Может быть, это вам поможет.

«Вызовите замешательство в суде и дайте суду знать... Если человек так агрессивен, так наступателен и так уверен, то, очевидно, в этом что-то кроется, иначе он не вел бы себя так храбро перед ними; в противном случае... Итак, создавайте подозрение, сомнение и старайтесь воспользоваться этим сомне- нием».

Эти уничижители Библии просто пытаются быть агрессивными, самоуверенными. Факты не в их пользу; факты никогда не бывают в вашу пользу, если вы верите во что-то. Только тогда, когда вы лично что-то переживаете, не возникает необходимости быть таким агрессивным, тогда вы можете говорить с чувством юмора.

Тогда вам не нужно вышвыривать раввина из-за его очень здоровой и гигиеничной чистой шутки. Еще более удивительно то, что совет раввинов...

Я бы мог понять это, если бы католики исключили какого-нибудь епископа или кардинала или даже папу, но я не понимаю раввинов, потому что они имеют самые прекрасные шутки в мире. Сравнения здесь быть не может; они обладают самым хорошим чувством юмора, но Англия - это такая свалка, - даже еврейские раввины уже потеряли свое чувство юмора.

Всего лишь несколько дней назад отлучили епископа. Вероятно, евреи пытаются соревноваться - теперь вот должны будут отлучить раввина. Никто не хочет отставать: «Если вы можете сделать это, то и мы можем». Но тот епископ был действительно виноват в том, что говорил что-то вредное для христианства. Я не хочу сказать, что его следовало отлучить, но то, что он говорил, было действительно опасно для христианства. Я бы поддержал его, если бы был архиепископом, я бы посоветовал всем другим епископам следовать ему.

Его бы не отлучили; его бы возвысили, его бы восхваляли, потому что хотя бы раз за две тысячи лет один епископ сказал правду, полуправду, отнюдь не всю правду. Но даже для того, чтобы сказать полуправду, нужна храбрость. А этот бедный раввин вообще ничего не сделал! И это действительно позор, что раввина отлучают всего лишь за шутку. Евреи выжили только благодаря их чувству юмора. Не было ничего другого, чтобы их поддерживало. Они потеряли свою страну, они потеряли вообще все; во всех странах их преследовали, убивали, чинили зверства над ними. Но они все-таки доказали, что у них есть такой характер, такое мужество, что вы не сможете их уничтожить.

В чем же их сила? Насколько я могу видеть - их сила в их чувстве юмора. Даже в самых больших несчастьях они могли шутить и смеяться. Даже в газовых камерах перед тем, как должны были открыть кра'н, евреи, должно быть, шутили. Это действительно была прекрасная сцена, достойная шуток. Этот Адольф Гитлер был сумасшедшим, но он действительно совершал смешные поступки.

Прежде чем послать кого-нибудь в газовую камеру, он, как правило, брил людей наголо. Большинство из раввинов имели бороды; с них сбривали все волосы. Странно; почему он был против волос? Их заставляли раздеваться догола, а потом им говорили, что они будут принимать душ. Газовая камера была известна как «большой душ». Конечно, никто не возвращался из этого большого душа, поэтому никто не мог сказать, что происходило внутри. Но каждый день людям, которые шли туда, говорили: «Теперь вы примете душ».

Итак, голые и полностью бритые, тысячи евреев, включая сотни раввинов, входили молча вовнутрь. Как вы думаете, что они там делали? Прежде чем включали газ и все они травились, они, должно быть, смеялись и шутили. Они могли выжить в очень враждебном мире по той простой причине, что они никогда не теряли чувства юмора. Каким бы большим не было несчастье и страдания, они не теряли способности смеяться.

Это первый случай во всей истории иудаизма, когда раввина отлучили за то, что он рассказал шутку, которая совсем не была грязной. В принципе, ни одна шутка не бывает грязной. Шутки, которые называются грязными, называются так потому, что вы прежде всего думаете о том, что секс грязен. Это следствие: так как секс грязный, любая шутка, которая имеет какое-то отношение к сексу, становится грязной: это очень странно - вы рождены в сексе, но вы не грязны. По христианскому учению вы грязны, вы рождены от первоначального греха; так они говорят - вы грязны, очень грязны. И очиститься вам нет возможности, не поможет даже сухая чистка.

Сухая чистка напоминает мне историю о том, как один человек мыл свою кошку мылом. Кошка пыталась убежать, а он старался удержать ее. Человек, который проходил мимо, заглянул и сказал: «Что ты делаешь? Ты такой старомодный! Твой способ приведет к тому, что кошка забрызгает водой весь твой дом и всю твою одежду. Сейчас можно пользоваться устройством для сухой чистки».

Он сказал: «Это хорошая мысль. Я воспользуюсь этим устройством».

На следующий день прохожий встретился с этим человеком и спросил: «Как дела?»

Он ответил: «Кошка сдохла».

Человек сказал: «Кошка сдохла? Что случилось?»

Он ответил: «Она чувствовала себя хорошо после сухой чистки, но автоматическая сушка ее прикончила». Он стал ультрасовременным: он купил не только устройство для сухой чистки, но и сушку.

Как только вы признаете, что секс является грязным, тогда не будет больше возможности иметь что-нибудь чистое в целом мире, потому что все возникает из одной и той же сексуальной энергии. Тогда и птицы, поющие свои трели, будут грязными - исключите их из жизни. Павлины, танцующие для того, чтобы привлечь самку, - исключите их, ведь они становятся поистине грязными созданиями. А чего стоит их грязный трюк - раскрывать так красиво свой хвост! Бедная самка не может не обратить внимание на этих истинно грязных самцов, которые совершают все эти трюки. Если вы исключите секс из мира, вы исключите и жизнь.

Ни одна шутка не является грязной. Отлучив того раввина, совет раввинов в Англии доказал только одно: они сами грязные старики. Это показывает их ум.

Однажды психоаналитик осматривал пациента. Он нарисовал на бумаге линию и спросил: «Посмотри и сосредоточь свое внимание на линии. Что это тебе напоминает?»

Пациент ответил: «Прекрасную женщину!» .

Психиатр сказал: «Мы на правильном пути». Он нарисовал треугольник и снова спросил: «А теперь сосредоточьтесь».

Пациент ответил: «Мне не нужно сосредотачиваться - это напоминает мне очень красивую женщину».

Психиатр сказал: «Странно». Он нарисовал круг и спроси л: «А теперь?..»

Психиатр был поражен, потому что пациент ответил: «В вашей голове ничего нет, кроме секса — вы постоянно рисуете голых женщин, то так, то этак. Разве вы не можете нарисовать что-нибудь еще?» Этот человек думает, что в голове у психиатра только секс!

Эти раввины и их совет - должно быть, они были на самом деле сексуально озабоченными.

Все эти люди постоянно твердят вам, что хорошо, что плохо, что правда, что неправда; а вы им все время верите. .

Эта вера привела все человечество к этой путанице. Мои усилия направлены на то, чтобы полностью остановить этот процесс - процесс веры. Вы не должны верить мне. Если я скажу, что истина - это все то, что я сам испытал, то единственно, что вы должны делать, - это принять это за гипотезу и стараться испытать это самим.

Существуют некие способы, чтобы вспомнить ваши пре-жниежизни, простые способы вспомнить это. Нет нужды верить. У нас имеется процесс повторного рождения - надо просто проникнуть глубже. Когда вы достигаете момента рождения, надо следовать этому процессу. Вы приближаетесь к моменту зачатия. Продолжаете этот процесс и приближаетесь к смерти в вашей прошлой жизни. Продолжайте дальше, и вы удивитесь тому, что все, что случилось с вами в ваших предыдущих многочисленных жизнях, все еще содержится в глубинах вашей памяти. В вашем подсознании ничего никогда не теряется.

Даже когда вы не обращаете на что-то внимания, ваше подсознание запоминает это. Теперь это называется сублими-нальной (подсознательной) памятью, и этим термином пользуются в нескольких странах. В некоторых странах это запрещается, но никто не знает... так как даже если вы запрещаете что-то, вы можете этим пользоваться: вы идете в кино, а в кино может использоваться рекламирование с помощью внушения. Между двумя кадрами, десятки раз на протяжении фильма появляется слово «кока-кола», но оно появляется и исчезает так быстро, что вы не можете его увидеть; вы просто не видите его.

Если вы смотрите кино, вы должны знать, как оно действует. Все изображения неподвижны. Например, я поднимаю руку: в фильме будет множество рисунков, отображающих разные позиции. Всего лишь одно движение - поднятие руки - означает множество неподвижных картинок с различными позициями; они движутся так быстро, что вы не видите их по отдельности, как статические изображения. Они движутся так быстро, что вы можете видеть движущуюся руку, а не неподвижные изображения разных позиций руки.

Если вы прокрутите этот фильм медленно, вы сможете увидеть. В разрыве между двумя изображениями движущейся руки - а они движутся так быстро, что вы не можете увидеть этот разрыв, — вставляется «кока-кола», раз двенадцать на протяжении всего фильма. Вы не сможете вспомнить, что вы это видели, но в этот день продажа кока-колы в городе увеличится в два или даже в три раза.

Имеются средние цифры о том, сколько кока-колы продается каждый день. В день, когда дается реклама в кино, продажа кока-колы увеличивается в три раза. Что произошло? Ваше подсознание продолжает накапливать все то, что вы не видите глазами, не слышите ушами, не чувствуете телом.

Вы будете удивлены. Если вас загипнотизировать и спросить, что произошло первого января тысяча девятьсот семьдесят первого года в течение всего дня, с момента вашего пробуждения до того момента, когда вы снова легли спать, сознательно вы ответите: «Первое января тысяча девятьсот семьдесят первого года? Я не помню». Кто помнит первое января тысяча девятьсот семьдесят первого года, если в этот день не произошло каких-либо важных событий: умерла ваша мать, или отец, или вы разошлись с вашей женой, или еще что-нибудь подобное. Обычно, если это был ничем не примечательный день, вы не можете вспомнить его, но если вас загипнотизировать, а это очень простое дело - загипнотизировать вас...

Вам нужно всего лишь сказать, чтобы вы посмотрели на любой светящийся предмет, висящий над вашей головой, расслабили ваше тело и смотрели на этот предмет не мигая. А человек, который гипнотизирует вас, будет продолжать говорить: «Вы засыпаете. Ваши глаза становятся тяжелыми, тяжелыми, все тяжелее и тяжелее». И вы начинаете чувствовать, что ваши веки становятся все тяжелее, но вам надо держать глаза открытыми как можно дольше. Вам не разрешают закрывать глаза, гипнотизер не говорит вам, чтобы вы их закрыли. Вы получили команду держать их открытыми до самого последнего момента. Поэтому вы стараетесь не закрывать глаза изо всех сил, но веки ваши становятся все тяжелее и тяжелее, вы начинаете чувствовать, что тело ваше становится оцепенелым.

Гипнотизер продолжает говорить: «Все ваше тело цепенеет. Вы не можете двинуть ни рукой, ни ногой, если даже и захотите: ваше тело превратилось почти в камень», — а ваши глаза уже почти закрылись. Вы делаете последнее усилие, как это делает утопающий, делая последнюю попытку спастись перед тем, как утонуть и пойти на дно. Вы можете убедиться теперь, что вы больше не можете держать глаза открытыми, они стали очень тяжелыми; с ваших век свисают камни.

На это уходит не более трех минут; вы засыпаете. Но разница между обычным сном и гипнотическим заключается в том, что при обычном сне вы не помните о том, что вас окружает. При гипнотическом сне вы реагируете на гипнотизера и не помните ничего другого. Если кто-нибудь еще скажет вам что-нибудь в это время, вы не услышите его; даже если он назовет вас по имени, вы не ответите. Но если ваш гипнотизер что-нибудь шепнет вам, вы услышите его.

Гипнотизер может сказать вам: «Пожалуйста, вернитесь в тысяча девятьсот семьдесят первый год, в первое января. Что произошло утром, когда вы встали?» И вы начинаете все вспоминать. Это можно даже записать: «Когда я встал, то сначала я искал домашние туфли, чтобы пойти в ванную комнату. В ванной я взял зубную щетку, и она упала на пол» -такие вещи, которые не имеют никакого значения. Что вы ели на завтрак, что вы делали после этого - вы вспоминаете мельчайшие подробности, вплоть до того времени, как вы легли спать.

Вас может разбудить лишь обратный процесс: «Теперь время истекло, ваше тело становится легче, ваши глаза начинают становиться все менее и менее тяжелыми, сейчас вы можете открыть глаза», И вы не будете помнить, что вы восстановили все события первого января тысяча девятьсот семьдесят первого года. Но если вам их показать, вы их узнаете: «Да, это действительно имело место, но как вы узнали об этом?» Вы не будете осознавать, что это вы сами все рассказали.

Гипноз - это одно из самых мощных средств, которые еще недостаточно используются. В нем нет ничего плохого, но все религии против него. Религия — странная вещь: она против всего того, что может привести вас к какой-то истине. Они создали эту атмосферу на всей земле, что гипноз - это что-то плохое. Это осуждение, если кто-нибудь скажет: «Ты загипнотизирован». Это унижение: «Загипнотизирован? Я?»

Но вы будете удивлены тем, что можно загипнотизировать только очень умных людей. Заурядные люди очень трудно поддаются гипнозу, а дураков вообще нельзя загипнотизировать. Это очень простой критерий; если вы попробуете сделать это на трех людях, вы сможете выяснить, кто из них дурак. Теперь научно доказано, что дураки не поддаются гипнозу по той простой причине, что, во-первых, когда вы говорите им, чтобы они смотрели на что-то блестящее, они будут смотреть на что-то еще. Вы предлагаете им держать глаза открытыми, а они закрывают их. Все возможно для дурака. Вы предлагаете ему лечь, а он встает. Гипноз здесь невозможен, потому что у них нет ума, чтобы ухватить мысль, и это все зависит от них.

По свету ходит неправильное представление, что все зависит от силы гипнотизера. Это отнюдь не так. Гипнотизер не обладает силой. Никакой гипнотической силы не существует, то есть вас гипнотизирует совсем не сила гипнотизера. Это не так, совсем не так с научной точки зрения. Это ваш ум взаимодействует с указаниями, которые дает вам гипнотизер; можно использовать даже магнитофон. Гипнотизер вообще не нужен. Вы не можете сказать: «Этот магнитофон обладает гипнотической силой». Гипнотизер просто повторяет определенные предложения. Если вы умно взаимодействуете с ним, сон к вам придет.

Я обычно живу вместес одним из моих двоюродных братьев. У него была странная привычка: ему было очень трудно расставаться с чем-нибудь. Я нашел ему прекрасную работу, а он работал в третьесортном месте; зарплата была плохой, да и работы было очень много. Но у него была привычка - он не мог бросить то, что делал. Я пытался убедить его: «Ты глупо поступаешь. Здесь ты будешь хозяином. Твоя зарплата будет в три раза больше, у тебя будет хороший офис. Ты будешь хозяином: будет нужна только твоя подпись несколько раз в день, воти все, а здесь ты лишь третьеразрядный клерк; весь день пишешь, переписываешь, перерабатываешь каждый день».

Но он сказал: «Мне нравятся здесь люди, здесь мои друзья, здесь все меня знают. На новом месте, - он очень нервничал, -на новом месте новые люди...»

Я сказал: «Я пойду с тобой. Я познакомлю тебя со всеми». Нет не помогло, тогда я сказал: «Лучше бы я загипнотизировал тебя» — раньше я пытался сделать это с ним. А он был очень умным человеком, который всегда был первым на всех своих экзаменах, а сейчас он - профессор.

Я все время экспериментировал с ним - он хороший объект для гипноза, - все, что я ему предлагал сделать, — он делал. Даже пост-гипнотические предложения, минута за минутой, он выполнял. Например, однажды я велел ему (под гипнозом): «Завтра, точно в двенадцать часов, когда часы на башне пробьют двенадцать (башня эта находилась очень близко от нас), ты поцелуешь свою подушку». И я вывел его из гипнотического состояния.

На следующий день, начиная с одиннадцати часов, я уже стоял у его кровати, чтобы он не смог подойти к кровати. Он не имел представления о том, что происходит, но он хотел подойти к кровати. Я стоял там, чтобы помешать ему. Потом я взял подушку и вышел в сад. Он пришел вслед за мной, не зная, что происходит, и точно в двенадцать, когда часы на башне стали бить, он подскочил ко мне, схватил подушку, поцеловал ее и так застеснялся, что убежал.

Я спросил: «Что ты делаешь?»

Он ответил: «Сам не знаю. Я никогда не целовал свою подушку - я говорю тебе правду! Почему я должен был поцеловать подушку? Но несколько мгновений я не думал ни о чем Другом, кроме этой подушки; меня это беспокоило. А почему ты унес мою подушку в сад? Я никогда раньше не видел, чтобы ты выносил мою подушку в сад. Мне так стыдно; прошу простить меня за то, что я выхватил у тебя подушку и совершил такой глупый поступок - поцеловал эту подушку!»

Я сказал: «Не о чем беспокоиться. Это было пост-гипнотическое внушение. Ты просто выполнял инструкции. Ты не мог предотвратить это, это было подсознательно». Вы очень удивитесь, когда узнаете, что когда я попытался с помощью гипноза убедить его сменить работу, он испугался, так как я пытался убедить его без гипноза в течение двух-трех дней, но он не поддавался. Поэтому он согласился на гипноз, но в тот момент, когда я сказал ему: «Ты сменишь свою работу и уйдешь из старого офиса, который просто ужасен», - он мгновенно сел.

Он сказал: «Нет!»

Я сказал: «Но ты был под гипнозом».

Он сказал: «Да, я был, но это совсем другое дело, когда ты приходишь ко мне, чтобы сказать мне что-то плохое о моей работе». Единственное, что он помнил, даже находясь в состоянии гипноза, это то, что если будет упомянута его работа, он сразу же выйдет из состояния гипноза.

Так что это совсем не сила гипнотизера, а ум и сотрудничество, так как он слушался меня в девяносто девяти случаях, делал все, что я ему велел, кроме одного.

Вы мцжете сказать: «Садись. Вот стоит корова, подои корову» — и человек сядет, начнет доить корову, которой там не будет. Вы можете сказать все, что угодно - и человек будет делать это, но против его воли ничего не получится. Поэтому люди, которые думают, что вас могут загипнотизировать против вашей воли - очень ошибаются. В руках у гипнотизера не его сила, а ваша сила. Если вы позволяете гипнотизеру внушать вам и вы помогаете ему... Если вы сопротивляетесь, вас нельзя загипнотизировать. Поэтому требуется большой ум, требуется доверие. Можно загипнотизировать только умных и доверяющих тебе людей.

Гипноз - одно из игнорируемых, отвергаемых измерений жизни. Он может помочь вам восстановить все предыдущие жизни так быстро, что не возникает никаких проблем — вам не нужно верить в них; сначала войдите в гипноз. А в гипнозе вы сможете получить пост-гипнотическое внушение о том, что гипнотизер больше не нужен. Вместо этого, вы считаете от одного до ста, и к тому времени, когда вы досчитаете до ста, вы войдете в гипноз самостоятельно.

И обо всем, что бы вам хотелось, чтобы произошло в вашем гипнозе, вам надо напоминать себе, прежде чем вы начнете считать от одного до ста. Вы просто говорите: «Я хочу вернуться в свою предыдущую жизнь», - и начинаете считать от одного до ста. И вы уснете. А второе, что вы должны сказать: «Через десять-пятнадцать минут я вернусь в свое обычное состояние». Потому что гипнотизера нет, вы. сами делаете это самостоятельно. Но гипнотизер вам очень помогает, он может легко сломать лед, сделать дорогу, дать вам ключ. Все будет работать: «Повторите свое имя три раза, и вы будете загипнотизированы».

Поэтому я предлагаю - не спрашивайте меня, является ли теория реинкарнации правильной или нет. Для меня она является правильной, для вас - нет, пока еще нет. Не занимайте никакой позиции - ни положительной, ни отрицательной. Оставайтесь открытыми для гипноза. Исследуйте. Если вы можете вернуться в свои предыдущие жизни, это является достаточным доказательством, что у каждого из нас - долгое, долгое прошлое. А это дает еще одно глубокое понимание: если есть предыдущие жизни, это означает, что будут и будущие жизни, эта жизнь всего лишь в середине. Конечно, вхождение в будущие жизни невозможно, так как будущее еще не случилось. Но войти в прошлое очень легко, так как оно уже было; память там, и запись там. Это так, как будто вы забыли дорогу в комнату записей, где все это было записано.

Примите это за гипотезу. Со мной - все является гипотезой.

Если вы можете доверить мне настолько, что готовы исследовать, искать, - тогда это сработает.

У меня нет доктрины, чтобы учить вас, единственный гипноз для вас - найти истину самостоятельно.

Любая истина, которую вы не найдете, - не является истиной.

Истина является истиной только тогда, когда вы найдете ее.

Таково главное свойство истины - вы должны найти ее самостоятельно, она истинно ваша, вы можете сказать с полной ответственностью, что это так.

Но не становитесь авторитарными.

Видите ли вы разницу между этими словами? С полной ответственностью могу сказать, что реинкарнация — это правда, но я не авторитет. Если я говорю, что вы должны поверить в это, что это правда, тогда я авторитет для вас. Этот авторитет - просто мой жизненный опыт. Быть авторитарным означает, что я хочу навязать вам это мнение и превратить его в вашу веру.

Моя религия не имеет доктрин, не имеет догматов, не имеет теорий. Это странная религия. Ничего подобного раньше не случалось, но в этом-то и прелесть. Она оставляет вас полностью свободными.

Если я могу дать вам только свободу, значит - я дал вам все.

Если я могу помочь вам освободиться от всей чепухи, в которую вас запутали другие, это больше, чем можно было бы ожидать.

Как только вы освободитесь, тогда все измерения - здесь, они открыты; вы можете двигаться сами, самостоятельно. А двигаться самостоятельно так прекрасно.

Вы когда-нибудь наблюдали за маленькими детьми? Когда они начинают ходить, если вы хотите поддержать их за ручку, они этого не желают. Вы пытаетесь им помочь, вы боитесь, что ребенок может упасть, но вы понимаете экстаз ребенка. Вы разрушаете его экстаз, беря его за ручку. Он предпочел бы упасть, но сам, самостоятельно. И что за беда, если он и упадет один, два, три раза? Он узнает, как не падать. Просто наблюдайте, так, чтобы он не попал в какую-то беду. Другими словами, если он падает просто на землю, а не в пропасть, не нужно волноваться. Пусть он учится, потому что лучше, чтобы он упал и научился, как не падать. Тогда ваше наблюдение не потребуется; тогда его можно будет оставить одного даже на краю пропасти.

В детстве я часто играл в одну странную игру, которую я сам придумал, - очень опасную игру. Я заставил соседских детей ходить по деревянной доске, которая там просто лежала. Наш новый дом был построен, и осталось много досок; та доска была очень длинной и плоской доской. Я заставлял детей ходить по ней, и они ходили; проблем никаких не возникало. Я спросил: «Вы можете пройти по ней? Тогда я положу ее между двумя балконами». Потом я сказал: «Теперь пройдите по ней. Это та же самая доска: вы по ней ходили, когда она лежала на полу. Разницы ведь нет, если не считать того, что она теперь находится высоко».

И они, конечно, говорили: «Мы не можем пройти по ней». Но я спрашивал: «В чем же разница? Ведь это та же самая доска, по которой вы ходили много раз и не падали». Я показывал им, я ходил по ней. Моя мать выбегала из дома, когда она видела меня на этой доске в очередной раз. Я делал ей знак рукой: «Спокойно, так как если ты скажешь что-нибудь, я могу упасть», — поэтому она стояла даже не дыша.

Я проходил по доске, и она начинала беситься и кричать: «Что это?»

Я объяснил ей: «Это игра, которую я изобрел; и в эту игру я намерен играть всю свою жизнь».

Она сказала: «Что? Всю жизнь? В эту игру?» Я ответил: «Это игра. Позже я смогу назвать это по-другому. Но это игра». Я все еще играю эту игру. Уверенность — вот что вам нужно. На земле вы можете очень легко пройти по доске, потому что вы знаете, что вы не упадете. Доска та же самая, с теми же размерами, с той же шириной, но возникает страх, боязнь того, что вы можете упасть. Если вы настороже, если вы внимательны, вы можете пройти по ней: проблемы нет. Просто будьте бдительны, тогда вы сможете идти по любой гипотезе — не будет опасности впасть в веру. Оставайтесь бдительными. Используйте любую гипотезу. Вы обязаны найти истину, любая истина будет хорошей, так как она является частью всей истины; отсюда вы можете двигаться дальше и искать всю истину. Постарайтесь ухватиться за хвост слона, этого будет достаточно: вы найдете всего слона. Может потребоваться некоторое время, чтобы найти, все остальное - ведь слон большой, — но вся проблема будет заключаться в том, чтобы ухватиться именно за тот хвост, который нужен. Вера - это не то, за что нужно хвататься.

И я не поддерживаю веру - какая бы она ни была -положительная или отрицательная. Я поддерживаю только гипотезы. Второй вопрос?

Бхагаван,

Вы сказали, что нельзя одурачить человека, который в чем-то убежден. А вы нас не дурачите?

Да, это правда: нельзя одурачить человека (pull men's leg -буквально «тянуть человека за ногу»), который в чем-то убежден. Но вторая часть этой фразы немного сложна, так как человек, который в чем-то убежден, не захочет вас дурачить обычным способом. Он будет тянуть вас за голову. Это выражение - «he pulls your head up» (буквально «он тянет вашу голову вверх») - не существует ни в одном языке, но это именно то, что делает человек с твердыми убеждениями.

В этой жизни все стремятся тянуть других за ноги, чтобы утащить их вниз и, тем самым, возвыситься самим. Человек с убеждениями гораздо выше вас. Ему очень трудно дотянуться до вашей ноги и особенно на ранчо Большая Грязь. Ему придется нырять глубоко в грязь, чтобы отыскать вашу ногу. Ни один человек с убеждениями не будет этого делать.

Но он будет тянуть за что-то, он не оставит вас в покое. Он будет тянуть вас за голову, это единственный способ, когда кто-то находится глубоко в грязи. Это ранчо Большая Грязь является настоящим отображением всего мира, потому что все находятся в грязи, глубоко в грязи, опускаются все ниже и ниже. Даже вашу голову найти очень трудно, не говоря уже о вашей ноге, если вы не стоите вверх ногами! В этом случае, возможно, вас нужно будет тянуть за ногу, но это случается очень редко. Люди не стоят на голове в грязи.

Такого рода ситуации случаются - я сейчас вспомнил одну историю. Это было когда-то, когда умер Морарджи Десаи. Он надеялся, конечно, попасть в рай, но дьявол пригласил его в ад. Морарджи Десаи сказал: «Как! Я бывший премьер-министр. Разве ты не знаешь?»

Дьявол сказал: «Мы знаем тебя хорошо. Мы уже давно ждем тебя, но ты все время пил свою урину и воняешь так сильно, что смерть приходила за тобой много раз, но уходила назад — так велико было зловоние. Наконец, мы заставили смерть пойти за тобой, сказав: «Надо что-то делать. Этот- человек живет уже слишком долго». А у тебя есть выбор... Ты очень крупный политик, лидер, важное лицо, поэтому я могу сделать для тебя это одолжение. У нас в аду три секции, ты можешь выбрать».

Морарджи Десаи заглянул в первую секцию: там людей бросали в огонь. И хотя их бросали в огонь и они горели там, они не умирали; им было страшно больно, их вытаскивали из огня и снова швыряли туда. Он сказал: «Нет, сюда я не пойду».

Вторая секция, в которую он заглянул, была немного лучше, чем первая, но не для него. Странно, огромное количество насекомых, которых он никогда раньше не видел, ползали по телам людей, проделывая в них дырки, вползая в одни дырки и выползая через другие. Тело каждого человека представляло собой огромное количество дыр, потому что эти насекомые все ползали и ползали по эти телам. Морарджи Десаи сказал: «Нет, это место тоже не для меня. Я бы хотел посмотреть на третью секцию».

Когда он заглянул в третью секцию, он почувствовал некоторое облегчение, потому что в ней все казалось не так страшно, как в первых двух секциях. И он уже имел некоторую привычку к этому месту: она была полна мочи и кала. Он уже был знаком с первой половиной (мочой), а со второй ему предстояло познакомиться, что еще ему оставалось делать - ведь там было всего три секции. Одно было хорошо — это доходило только до колен и люди стояли в этом и пили кофе.

Морарджи Десаи сказал: «Хорошо, это подойдет». Как только он вошел в секцию, дьявол закричал: «Перерыв для кофе закончен». Все закончили пить кофе. «Теперь становимся на голову». Вот тогда Морарджи Десаи и понял, что это совсем не так легко.

Итак, люди стоят на головах только в этой третьей секции ада. В жизни люди Находятся глубоко в грязи, но все-таки стоят на ногах. Просветленный человек тянет вас вверх за вашу голову. Такого выражения на самом деле не существует» потому что языки создаются не просветленными людьми; они создаются обычными людьми для обычных людей для обычных целей.

Для просветленных... в мире не существует ни одного языка, который был бы создан просветленными людьми для просветленных людей с целью просветления. В этом основная трудность; вот почему все они чувствуют, что истину нельзя выразить словами. Не существует языка, который был бы создан людьми, знающими истину. В действительности никогда и не было так много людей, знающих истину, чтобы возникла необходимость создать такой язык. Очень редко случается, что кто-то становится просветленным; зачем же тогда язык? С кем он собирается говорить на языке просветленных?

Но моя проблема заключается в том, что я пытаюсь тянуть вас вверх, поэтому по пути я иногда составляю свои собственные фразы, создаю свой собственный язык, свои собственные слова. Как бы там ни было, но если мое сообщение дойдет до вас, хотя бы какая-то его часть, то этого будет достаточно. Потому что даже маленькой искорки хватает, чтобы поджечь целые джунгли. Вся ваша жизнь может загореться всего лишь от маленькой искорки, попавшей в вас.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Теория реинкарнации

Что подвергается реинкарнации?

Большинство людей отождествляют себя с плотным и тонким телами — психической...
Религия

Явление реинкарнации

Есть немало различных доказательств эмпирического характера в пользу...
Религия

Теории реинкарнации

Концепция реинкарнации («перевоплощения»), согласно которой наше сознание не...
Религия

Библия о реинкарнации

Перевоплощение или «реинкарнация» — это перемещение вещества сознания из одного...
Религия

Реникарнация. Доказательства реинкарнации

Он заметил также, что понятие реинкарнации позволяет нам объяснить такие...
Религия

Теория света

Что для меня значит духовное совершенство? Это значит, становиться подобной...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Ещё об определении счастья
О важном значении сна