Иудеям об Исламе ч.2

Очень скоро средь арабов, утративших нежную духовную связь с Незримым и Единым Богом, приживается поклонение ложным богам — идолам. Идолопоклонство в Аравию пришло из соседней Сирии, а один из привезенных оттуда идолов по имени «Хубал» был установлен внутри Каабы. Жители Мекки, призванные властью к поклонению ему, немедля ответили на этот призыв («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр. 33).

Арабы надеялись на помощь истуканов, не понимая, что их беды происходят из-за увлеченности плотским, лишающей их общения с воистину Могущественным Разумом Святого Духа, достижимого лишь на волне душевного блаженства в чистоте обращаемых к Нему помыслов.

Молясь бездушному идолу, человек, мужчина иль женщина, возбуждался любовью к нему, как должен был возбуждаться любовью к Богу живому, и Святый Дух Его обитал бы в молящемся.

Этот народ разрушал себя не только на земле, но и в мире духов. Их гиблые души не искали Обители Господа. Они вращались в нескончаемой чреде земных рождений, обесценивая себя для нее. И тогда, среди этого мракобесия, появляется пророк Мухаммад.

По преданию, Мухаммад родился в 571 году 20 апреля на территории нынешней Саудовской Аравии, в Мекке, в семье Абдуллаха ибн Абдуль-Мутталиба («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр.59). Оставшись в раннем младенчестве сиротой, он сначала воспитывался своим дедом Абдуль Мутталибом, а после его смерти опекуном юноши стал его дядя — Абу Талиб, богатый и влиятельный человек. В течение сорока лет Абу Талиб будет ревностно оберегать племянника от всевозможных нападок врагов.

Необычное в судьбе пророка началось тогда, когда ему было около пяти лет. Этот многопроясняющий эпизод его биографии запечатлен во многих книгах о жизни Мухаммада, и который знает почти каждый мусульманин, объясняя все одной фразой: «Аллах-у акбар!», что означает: «Аллах велик!» Содержание его таково. Однажды, когда Мухаммад играл с другими детьми, к нему явился ангел Джибрил (Гавриил). Он повалил мальчика на землю, рассек ему грудь, достал сердце, извлек оттуда сгусток крови и сказал: «Это — удел шайтана в тебе!» Потом омыл сердце водой из родника Замзама в золотом тазу, соединил его края и вернул на прежнее место. Дети прибежали к его кормилице и сказали: «Мухаммада убили!» — а потом они все бросились к нему, но увидели, что изменился только цвет его лица («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр. 63).

Как утверждают мусульманские богословы, на груди пророка на всю жизнь остался шрам, который Мухаммад иногда показывал своим единомышленникам.

И вновь обращает на себя внимание деятельное участие в судьбах людей божественной силы, издревле разделившейся на два противоборствующих лагеря в непримиримости отношения к порожденным ей людям. Если духовные тела предыдущих пророков, как Илии и последующей за ним божественной Сущности, известной как Иисус, были вмещены в человеческие зародыши, то с Мухаммадом было иначе. Чей-то испытанный дух из обители Отца был трансплантирован в тело пятилетнего мальчика. И то, что с ним совершили, называется заменой его души или ее трансмиграцией. Именно этим объясняются действия ангела с сердцем ребенка, зная, что «бесов» божественный мир изгоняет бескровно, как это было ранее с Марией Магдалиной (Библия, Евангелие от Марка, 16: 9).

О возможности подобных манипуляций с энергией сознания говорят следующие строки из Корана: «Аллах приемлет души в момент их смерти, а ту, которая не умерла, во сне; схватывает ту, для которой решил смерть, и отправляет другую до названного срока. Поистине, в этом — знамение для людей, которые размышляют!» (Сура 39:43).

В Библии не раз приводятся стихи, упоминающие о сердце, как носителе души, определяющей специфические качества биологического организма (Исход, 31: 6; Исаия, 44:18; Иеремия, 32:40; Римлянам, 5:5; Евреям 10:16; и так далее). И что верно лишь отчасти, поскольку энергию сознания вмещает в себя кровь, храня ее до тех пор, пока та движется, разгоняемая по организму сердцем.

К настоящему времени накоплено множество свидетельств об опыте жизни вне тела людьми, пережившими клиническую смерть. Человек словно отделяется сам от себя, когда перестает биться его сердце. Но если сердечная деятельность восстанавливается до необратимых в организме изменений, духовное тело занимает свое прежнее место.

Нечто подобное произошло с Мухаммадом, с тем лишь различием, что в момент искусственной остановки его сердца из него был извлечен сгусток крови, приведший к обрыву «серебряной нити». В опустевшее тело была вмещена душа иная, привнесшая в Мухаммада неуемное стремление к поиску истины с уникальной для человека способностью ее различения. Именно эти качества заставили будущего пророка интеллектуально взрослеть много быстрее его соплеменников, определив к сорокалетнему возрасту выбор в пользу уединения.

И вот, Мухаммад избирает себе небольшую, уединенную пещерку на горе Хира, недалеко от того места, где стоял его дом (ныне эта гора именуется Джабаль ан-Нур, что переводится, как «гора света». Расположена она примерно на расстоянии двух миль от прежних границ Мекки). Взяв с собой немного пищи и воды, он часами предавался размышлениям о странном смешении равновесия окружающей природы с несовершенством человеческих взаимоотношений.

Так продолжалось около трех лет, в течение которых Мухаммад стал вдруг видеть необычные сны, приходящие подобно «утренней заре», в истинности которых не оставалось никаких сомнений (эти видения, ставшие одной из сорока шести составных частей пророчества, приходили в течение полугода, тогда как период пророчества в целом длился двадцать три года). И, наконец, наступил день, когда в пещеру к нему явился ангел и приказал: «Читай!» На что растерявшийся Мухаммад ответил: «Я не умею читать!» Тогда ангел взял человека и сжал с такой силой, что тот напрягся до предела, и вновь приказал: «Читай!» «Я не умею читать!», — воскликнул совсем растерявшийся отшельник. Тогда ангел с новой силой сдавил Мухаммада. «Читай!» Когда же Мухаммад в очередной раз подтвердил свое неумение, ангел снова сжал его, а затем, отпустив, молвил: «Читай во имя Господа твоего, который сотворил, сотворил человека из сгустка! Читай, а Господь твой — Щедрейший…».

С сердцем, трепещущим от страха, Мухаммад спускается с горы и возвращается домой, к супруге своей Хадидже (Хадиджа — первая жена пророка. Будучи женщиной богатой и уже в сорокалетнем возрасте отвергнув всех сватающихся к ней женихов, она сама выбирает двадцатипятилетнего Мухаммада, увлеченная его достойными качествами, направив к нему со свадебным предложением подругу. Мухаммад дает ей согласие. Хадиджа родила ему всех детей, кроме Ибрахима). «Укройте меня, укройте меня!», — только и мог говорить он. Его укрыли и он оставался в этом положении какое-то время, и лишь потом смог рассказать о том, что с ним произошло. Мухаммаду казалось, что Господь решил отнять у него рассудок, полагая, что встреча с ангелом — первый плод его безумия. Но Хадиджа успокоила его, говоря, что Господь никогда не покроет позором такого человека как он, который и отдаляется от зла, и гостеприимен, и помогает бедным. Ей вторил ее двоюродный брат, к тому времени уже глубокий старец, весьма просвещенный в вопросах религии. Напротив, он даже обрадовался, что к Мухаммаду приходил тот же ангел, которого Господь направлял и к Моисею.

И вот прошло немного времени, и успокоенный Мухаммад решает снова подняться к себе в пещеру. Однако сомнения и тревоги начинают вновь одолевать его. С тяжелым сердцем он возвращается в Мекку. Ему начинает казаться, что люди, узнавшие о случившемся, смотрят на него, как на безумца или выдумщика, что для него было одинаково страшно, тем более, что в первом он себя уже подозревал. И тогда Мухаммад решает покончить с собой, пойдя на высокую гору, чтобы броситься со скалы. Но как только он пошел это совершить, на полпути к вершине услышал идущий с неба голос: «О Мухаммад! Ты посланник Аллаха, а я — Джибрил». Будущий пророк с ужасом посмотрел наверх и увидел на небосводе Говорящего в образе человека, ноги которого доходили до горизонта. И куда бы Мухаммад ни отворачивался, чтобы не видеть это ужасное видение, смотря на небо, он везде видел Джибрила, повторяющего сказанное.

Так Мухаммад и простоял, как вкопанный, боясь сдвинуться с места, пока не нашли его посланные встревожившейся Хадиджей люди. И ей снова удалось его успокоить рассказом о великой чести, которой удостоился пред Господом ее благоверный супруг.

К тому времени Мухаммаду исполнилось сорок лет, что является возрастом расцвета, когда, как сообщается, откровения свыше начинают получать большинство посланников. Однако Мухаммад по-прежнему считал себя больным рассудком. Правда, его как-то успокаивали ночные откровения, подтверждающие слова жены об избранности Богом. Когда же они на какое-то время прекратились, он настолько пал духом, что еще несколько раз порывался сброситься с горы. Но всегда, когда будущий пророк забирался на вершину, пред ним являлся Джибрил и говорил: «О Мухаммад, поистине, ты действительно являешься посланником Аллаха!» После чего он успокаивался и возвращался домой («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр.79).

Как считают исследователи Ислама, это было сделано для того, чтобы улеглось рожденное страхом волнение, а также, чтобы вызвать в нем стремление к возобновлению ночных откровений.

И, наконец, откровения снова стали приходить, но уже и другими способами. Они продолжались в виде истинных видений во сне, с чего все и началось. И приходили во время бодрствования, донесенные до его сознания ангелом, при этом остающимся невидимым. Нередко сам ангел представал пред Мухаммадом в образе человека и оставался с ним до тех пор, пока Пророк не усваивал, что ему говорилось. И в это время некоторые сподвижники Пророка видели Джибрила. Иногда ангел разговаривал с Пророком так, что человек чувствовал его присутствие колоссальным утяжелением своего тела, сопровождающимся нечто подобным мучительному звону колокола в голове. Если Мухаммад был в это время верхом на верблюдице, та падала на колени, не выдержав явившейся вдруг тяжести. И, наконец, случилось, что Сам Господь разговаривал с Пророком без посредников, что известно из хадиса о ночном путешествии.

Вся деятельность Мухаммада вмещает в себя два этапа. Первый проходил в его родном городе Мекке. Следующий — когда он столкнулся с сильной оппозицией — в городе Ясрибе, известном ныне, как Медина, куда он перебрался в 622 году. Первые откровения, получаемые пророком от ангела Джибрила, носили мирный характер, в надежде, что арабы покончат с творимым ими нечестием, обратясь к былой вере в Единого Незримого Бога. Мухаммад призывал уважать иудеев и христиан, объясняя преимущества дружбы с ними: «Поистине, те, которые уверовали, и те, кто обратились в иудейство, и христиане, и сабии, которые уверовали в Аллаха и в последний день и творили благое, — им их награда у Господа их, нет над ними страха, и не будут они печальны» (Сура 2:59). В Коране содержится около сотни стихов, призывающих к миру и согласию, большинство которых являются частью второй суры.

Однако проповеди пророка пришлись не по нраву властям, увидевшим в них угрозу для их влияния на сознание масс. Они публично объявили Мухаммада одержимым, колдуном, но пока не решались на жесткие к нему меры, опасаясь его дяди Абу Талиба. Когда в Мекку со всех краев стекались паломники, чтобы поклониться идолам, за Мухаммадом, обходящим стоянки людей и призывающим их к Аллаху, следовали его враги и кричали: «Не слушайте его, ибо он — лживый вероотступник!» Или, когда пророк сидел в окружении бедноты из числа своих сподвижников, с насмешкой объясняли окружающим, что его собеседники и есть те, которых Аллах облагодетельствовал среди них (Сура 6:53). Или отвечали на призывы Мухаммада о помощи бедным: «Разве мы станем кормить того, кого Аллах накормил бы, если пожелал? Вы только в явном заблуждении» (Сура 36: 47). К тем кто, невзирая на козни, все же склонялись к пророку, они подсылали распутных дев, чтобы не оставить у них никакой склонности к Исламу («Лукман», 6).

Так неприятели действовали на заре деятельности Мухаммада. Однажды, когда пророк, склонившись в земном поклоне, совершал у Каабы молитву, ему на спину кинули внутренности принесенного в жертву верблюда. Но Мухаммад не прервал молитвы. Он не разгибался и не поднимал головы, пока к нему не подошла его дочь Фатима, сбросившая нечистоты со спины отца («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр.103). Много унижений он претерпел от своих соседей, бросающих отходы в котел с пищей, когда его ставили перед ним. Но когда враги пророка предпринимали более резкие шаги, за него вступались сверхсущности. Приводится случай, когда один из разъяренных нечестивцев объявил, что наступит Мухаммаду на шею, когда тот станет молиться, и вываляет его лицо в пыли. А когда пошел это сделать, то вдруг попятился назад, маша руками, словно защищался от кого-то невидимого. Потом закричал: «Поистине, между нами огненный ров и эти крылья!» Мухаммад, наблюдая происходящее, произнес: «Если бы он приблизился ко мне, то ангелы разорвали бы его на куски!» («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр. 106).

Но много большим притеснениям и гонениям подвергались бедные мусульмане, не имеющие той защиты, которая была у Мухаммада. Сначала над ними, как и над пророком, насмехались и оскорбляли, понося их женщин. Чтобы облегчить их участь, Мухаммаду низводится следующее откровение: «О пророк, скажи твоим женам, дочерям и женщинам верующих, пусть они сближают на себе свои покрывала. Это лучше, чем их узнают; и не испытывают они оскорбления» (Сура 33:59). Именно с того времени за верующими мусульманками закрепился обычай скрывать свою внешность паранджой. Однако вскоре семьи мусульман стали настигать и схватывать. Подкупленные властью бандиты избивали их на улицах, в домах, не взирая, мужчина то или женщина. Избив, покалеченных бросали лежать в лужах крови иль волокли во дворы своих хозяев, чтобы пытками заставить их отказаться от веры в Аллаха. Пытки были настолько жестоки, что Джибрил ниспослал Мухаммаду следующий аят: «Гнев Аллаха поразит тех, кто сначала уверует, а потом отступится от веры в Аллаха, и им уготованы великие муки, если не считать принужденного к этому, сердце которого сохранит приверженность к вере» (Сура 16:106). Но многие погибали, не выдержав зверств, став первыми пострадавшими за Аллаха мусульманскими мучениками.

Начавшееся противоборство сил и несгибаемая вера Мухаммада в свою миссию сложили за несколько лет пребывания его в Мекке круг верных ему единомышленников, среди которых были и состоятельные люди. Они встречались тайно, собираясь для своих молитв обычно в горных ущельях. Именно там однажды подкараулила и напала на них оппозиция, во время столкновения с которой была пролита первая вражеская кровь («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр. 109).

Преследования мусульман начались в середине четвертого года пророчества Мухаммада, а через год приняли уже опасный характер. Вскоре Мекка становится неподходящим местом для первых мусульман, и они перебираются в Эфиопию, найдя там покровительство верховной государственной власти. Лишь спустя годы Мухаммад окажется в Медине, где приобретет множество хорошо вооруженных сторонников, подчинив Мекку и окружающие ее землю. Эти победы превратят Ислам из духовного движения в мощную политическую силу.

Но до этих благих перемен были унижения и скорбь утрат, поражения и разочарования. И в тоже время — жалость к заблудшим людям, потерявшим связь с Богом.

Когда однажды случилось, что силы Мухаммада были на исходе, подорванные смертью его дяди Абу Талиба, а за ним, почти сразу — жены пророка Хадиджи, прожившей с ним почти четверть века, разделявшей с ним в годины борьбы трудности, первой поверившей в него, когда все кругом объявляли Мухаммада лжецом, единственной, давшей ему детей, истерзанное сердце Мухаммада не ожесточилось. Он не поддержал предложение ангела Джибрила и бывшего с ним ангела гор, предложивших ему расправиться с жителями Мекки, обрушив на них две горы (имеются в виду две горы в Мекке). Мухаммад ответил им: «Нет, я прошу лишь о том, чтобы Аллах произвел от них тех, кто станет поклоняться одному лишь Аллаху и ничему более наряду с Ним!» («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр. 155, 156).

Когда же над пророком нависла смертельная опасность, к нему спустился Джибрил и предупредил о заговоре врагов. Указав ему на время переселения, он добавил: «Не проводи ночь в той постели, где ты обычно спал». Так, благодаря божественному участию Мухаммад остался жив, переждав погоню в пещере. После этого он вступил в Медину.

В биографии Мухаммада был эпизод, окончательно убедивший его в реальности контактирующего с ним сверхъестественного мира. Однажды ночью он был перенесен на спине животного по имени аль-Бурак из Священной Мечети в Иерусалим, что произошло незадолго до его переселения в Медину. А затем из Иерусалима на разные уровни неба, в чем помогал ему Джибрил. На разных этажах Царствия Мухаммад встречался с легендарными людьми, в том числе и Моисеем, который при прощании с ним расплакался. Пророк удивленно спросил: «Что заставляет тебя плакать?» Он ответил: «Я плачу потому, что в рай войдет больше людей из общины молодого человека, посланного после меня, чем из моей общины» («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр.169; 170).

Таким образом, Мухаммаду в тяжелое для него время был показан подземный исполинский мир, с многочисленными уровнями и небесами, под каждым небом которого жили люди.

Безусловно, с видением воочию не могли сравниться никакие сообщения. Так Господь поддерживал избранных Им на Его пути, чтобы они не отчаивались, преодолевая трудности: «Так показали Мы Ибрахиму (Аврааму) царство небесное и земное, чтобы мог он убедиться» (Сура 6:75). Также и Моисей был во внутреннем мире, по возращении из которого он долгое время пребывал в великом очаровании, сияя так, что к нему боялись приближаться его соплеменники (Библия, Исход, 34: 28-35).

Мухаммад, увидевший своими глазами прекрасную страну и людей в ней, воистину осознал, какой непоправимый вред будущему его народу наносят властолюбцы, богатеющие на человеческом невежестве и пороках, калечащие людей и их души. Пророк понимал, что страх, который они сеяли, был главным препятствием для зарождения вопросов: каким нужно быть? что следует в себе исправить? чтобы быть принятым в эту чудесную Обитель Бога, о которой он им говорил. Именно с того времени получаемые Мухаммадом откровения приобретают крайне жесткий, воинственный характер, что во многом объясняется вторым рассечением груди пророка, проведенным в Божественной Обители («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр. 171).

Повторное вмешательство в сознание Мухаммада очень скоро превратило его из мягкого терпимого человека в грозного воина, безжалостно уничтожающего бандитов и тех, кто за ними стоял: «Они хотели бы, чтобы вы оказались неверными, как были неверными они, и вы бы оказались одинаковыми. Не берите же из них друзей, пока они не выселятся по пути Аллаха; если же они отвратятся, то схватывайте их и убивайте, где бы ни нашли их» (Сура 4:89). «А когда вы встретите тех, которые не уверовали, то — удар мечом по шее; а когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы» (Сура 47: 4). «И убивайте их, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас: ведь соблазн — хуже, чем убиение! И не сражайтесь с ними у запретной мечети, пока они не станут сражаться там с вами. Если же они будут сражаться с вами, то убивайте их: таково воздаяние неверных» (Сура 2:187).

Наиболее же беспощадное отношение к врагам передано следующими словами Корана: «Действительно, воздаяние тех, которые воюют с Аллахом и Его посланником и стараются на земле вызвать нечестие, в том, что они будут убиты, или распяты, или будут отсечены у них руки и ноги накрест, или будут они изгнаны из земли. Это для них — позор в ближайшей жизни, а в последней для них — великое наказание» (Сура 5: 37).

Мухаммад запрещает пленять, приказывая убивать всех схваченных. А стихи: «Ни одному пророку не годилось иметь пленных, пока он не производил избиения на земле», подтверждает Библейское, что если пророк вынужден брать в руки меч, убивая всех плененных, духовное разложение жителей Аравии было крайне велико (Сура 8:68). Не имея прочного духовного стержня, первые мусульмане были плохо управляемыми. Так же, как когда-то Моисей и его преемник Иисус Навин уничтожали всех: и плененных мужчин, а с ними и женщин, и девиц, познавших мужское ложе, понимая, какую опасность для армии представляли путаны, умеющие и привыкшие наслаждать (Библия, Числа, 31:7-18; Иисус Навин, 10:11;24-26;29;30). Но усилия Моисея не возымели должного действия. Ненасыщенные женской ласкою сыны Израиля стали искать ее среди языческих дев и отказались от сражений. Чтобы избежать ошибок прошлого, Мухаммаду Джибрилом низводятся откровения, регулирующие в мусульманском войске отношения полов. Учитывая, что в доисламский период мужчины арабы имели половые отношения с множеством женщин, воинам-мусульманам дозволялось до четырех жен. От них они были вправе требовать исполнения супружеских обязанностей, если, конечно, те рассчитывали на обещанную Аллахом грядущую жизнь.

Если женщина желала развода, она имела право его получить и жить, как ей хочется, при условии, что не будет вносить раздор в стан воинов мусульман (Подробно эта тема освещена в главе «О неравенстве между мужчиной и женщиной»). В противном случае, ее полагалось наказать, вплоть до убийства: «А те из ваших женщин, которые совершат мерзость, — возьмите в свидетели против них четырех из вас. И если они засвидетельствуют, то держите их в домах, пока не упокоит их смерть или Аллах устроит для них путь» (Сура 4: 19). И все же, прежде чем запереть их в домах и держать там до смерти, разрешалось «причинить им боль», в надежде, что они обратятся. И если те осознавали пагубность своего поведения, от них все равно следовало отвернуться (Сура, 4:20).

Господь представлял возможность исправиться этим женщинам, равно как и Иисус Христос защитил блудницу, зная, что понимание ими пагубных следствий своей вольной любви для духовно незрелых мужей не могло придти сразу, а среда, в которой они жили, не ими была избрана: «Ведь у Аллаха — обращение к тем, которые совершают зло по неведению, а потом обращаются вскоре. К этим обращается Аллах. Поистине, Аллах — знающий, мудрый!» (Сура 4: 21).

Сам же Мухаммад содержал тринадцать жен (не считая двух наложниц). Девять из них пережили его, а две — Хадиджа и Зайнаб бинт Хузайма по прозвищу «умм масакин» (мать бедных) умерли при его жизни. Что же касается еще двух жен, то с ними пророк не вступал в брачные отношения. Самой любимой из жен пророка была Аиша, бывшая и наиболее знающая из них. Аиша была единственной девственницей из всех его жен. Брачный договор между ними был заключен, когда Аише было шесть лет, а свадьба состоялась в Медине, когда ей исполнилось девять лет (как говорилось выше, ранние браки были обыденностью в Аравии). Меж тем, зная образ жизни пророка, прожившего в начале своего жизненного пути почти тридцать лет с одной пожилой женщиной, столь большое количество жен у него объясняется необходимостью налаживания дипломатических отношений с племенами, к которым те принадлежали («Жизнь пророка», Сафир ар-Рахмана аль-Мубаракфури, стр. 612-616)....

(продолжение следует)
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Иудеям об Исламе ч.2

Иудеям об Исламе ч.1

Если бы иудеи и мусульмане знали подлинную причину зарождения своих религий, не...
Религия

Иудеям об Исламе ч.3

....Меняется на диаметрально противоположное отношение Мухаммада к иудеям и...
Религия

Свастика в исламе

Свастика нередко встречается в исламских каллиграфических надписях, причём...
Религия

Новое в Исламе

Проблема нововведений (бид’а) в исламской религии в различные периоды иламской...
Религия

Йога в исламе

Существует множество легенд о ранней жизни Мухаммеда, основателя религии Ислам...
Религия

Полигамия в Исламе

Хазрат Мирза Тахир Ахмад ( четвертый халифа) написал: Вы слышите теперь со всех...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Раскрыть в себе звезду
Хоопонопоно. Повышение вибраций