Тайны Великих Книг

Итак, закончилась война. Бразды правления перешли к молодой поросли богов — архонтам. Для них, пребывающих то в тонком, то в плотном теле, материальный срез Мироздания был более близок, нежели для демиургов, живущих, преимущественно, в виде духов. Поэтому человекобоги, внешне похожие на людей, были ближе и понятнее человеку, нежели таинственные демиурги, во многом недоступные даже для архонтов. Как и люди, они мирились и ссорились, соревновались друг с другом в богатстве и доблести, что наиболее полно нашло отражение в мифах древней Греции.

Из мятежных человекобогов, кроме богов Дагона и Хамоса, в Библии чаще всего упоминается бог Ваал, имя которого почиталось на обширнейших территориях: в Ханаане, Финикии и Карфагене (Книга Судей, 16:23; 1-Царств, 5:5; Иеремия, 48:7; Иеремия, 2: 8; 23; 1﷓Царств, 12:10; 3-царств, 16:31; 32). Все, что в то время происходило на территории древнего Ближнего Востока, по большому счету было руководимо Ваалом.

Так что же это за могущественное божество, оставившее много упоминаний о себе в Библии? В 1928 г. в Рас Шамре (Сирия) был найден хананейский город Угарит, существовавший в XV в. до н. э. Обнаруженные в нем два храма, принадлежавшие один Ваалу, другой — Его отцу Дагону, позволяют составить представление о нравах подчиненных Ваалу народов. Неверно будет сказать, что государства, находящиеся под покровительством этого божества, не были хорошо организованны и могущественны. Напротив, наряду с развитием наук, в них были развиты торговля, искусства, была сильная армия. Так, например, «жители Ханаана, — писал в своей книге «Свитки мертвого моря» известный историк древности А. Пауэл Дэвис, — были намного цивилизованнее, чем вторгшиеся туда евреи. Именно от ханаанской (финикийской) письменности произошло еврейское письмо, так же как и арамейское (Арам — синоним Сирии), которое в позднебиблейские времена в значительной степени вытеснило еврейское. Практически во всех областях, кроме религии, евреи многим обязаны хананеям. Об этом совершенно явно свидетельствуют не только библейские тексты и палеография, но и данные археологии» (Стр. 292).

Столь высокие темпы развития науки и искусства в странах Древнего Ближнего Востока во многом находят свое объяснение в феномене высокого творческого подъема людей, живущих активной и организованной сексуальной жизнью. Боги знали, что контролируемая сексуальность является прекрасным катализатором и стимулом творческого процесса, укрепляющего государства и утверждающего тем божественную власть. С этой целью на благодатной земле были выстроены многочисленные храмы, куда люди приходили за наслаждением. Проститутками в этих храмах были как женщины, так и мужчины, совершающие гетеро — и гомосексуальные обряды. Своими сексуальными спектаклями «блудники», как они назывались в Библии, приносили огромные доходы в храмную казну (Исход, 34: 12; 15; 16).

Но не только этими зрелищами обиловало происходящее в храмах. Пришедшие в них сами становились участниками сексуальных действий, чему инициаторами были боги.

Надо сказать, что религия Ваала была чрезвычайно жестока и не менее чувственна. В финикийском описании жизни Ваала и его жены Анат в обилии присутствуют подробные сексуальные сцены, в том числе с животными, ставшие культовыми, гимновыми. Довольно колоритна в дошедшем до нас финикийском описании сама Анат, то богиня войны, то плодородия, энергично помогающая своему супругу в проведении его политики (в Библии она упоминается как сестра и одновременно жена Ваала Астарта, 4-царств, 23:4;6;7). Ее изображали жестокой женщиной, убивающей тысячами людей и идущей по бедра в крови: «Она прикрепила головы у себя на груди, крепко привязала руки к своему поясу, она погружала колени в кровь сильных, бёдра — в сгустки крови бойцов» (М. Зильберман, «Земля Ханаанейская», гл. 5).

По сути, храмы на Древнем Ближнем Востоке являлись центрами зарождения государств. Поначалу они были временными пристанищами и крепостями. Затем храмы стали сосредоточием развлечений. Таким способом укоренившуюся среди воинствующих людей анархию сексуальных отношений боги заменили их организацией, достигнув тем и общего порядка. Человеческое тело, мужское или женское, превратилось в предмет купли-продажи, породив самую древнюю человеческую профессию — проституцию.

Проституция стала очень популярна. В дни частых празднеств как, например, «Доброй Богини», она носила характер сатириазиса и нимфомании. Под звуки тамбуринов обнажающиеся в танце женщины доводили мужчин до крайней степени возбуждения, после чего, управляемые жрецами, бросались в их объятия. От самих жрецов и их помощников богиня Анат требовала самооскопления (кастрации) и некоторой женственности.

В храмных оргиях широко практиковались совокупления мужчин с мужчинами, людей с животными, осуждение чего нашло отражение в Библии. В ней Господь предупреждает израильтян: «Из детей твоих не отдавай на служение Молоху, и не бесчести имени Бога твоего. Я господь. Не ложись с мужчиною, как с женщиной, это мерзость. И ни с каким скотом не ложись, чтоб излить семя и оскверниться от него; и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним. Это гнусно» (Левит, 18:21-23).

Ритуальная проституция была частью и вавилонской религии. Высоко почитались те отцы, которые отдавали своих дочерей служить в храме проститутками. Тех из них, кто беременел, заставляли делать аборт. Греческий историк Геродот писал: «Каждая женщина в стране должна занять свое место в храме Афродиты и один раз в своей жизни совокупиться с незнакомцем. И если она сделала это и совершила свою службу богине, ей разрешалось уйти домой. С этого момента нет такого дара, который бы мог искусить её. Всех высоких и красивых женщин отпускают быстро, но непривлекательным приходится долго ждать, прежде чем они смогут исполнить закон. Некоторым приходится ждать три или четыре года». Между тем, храмовые жрицы не были проститутками. Но от них требовали оставаться бездетными и служить в течение тридцати лет.

И все же главное, ради чего организовывались храмные оргии, заключалось в жертвоприношениях Ваалу, получивших название «молек» или «молк» (от чего произошло слово «молох»).

Антропологические исследования останков жертв показали, что 85% из них были моложе шести месяцев. Если взрослую жертву перед сожжением умерщвляли, то младенцев сжигали заживо. Они клались на раскаленные до красна ладони гигантской статуи бога Ваала, представляющей собой медного исполина с бычьей головой и чудовищной длины руками. Родным исходящего криком ребенка приказывали не выказывать ни малейшей печали. И если мать не умела сдержать рыданий, то это воспринималось, как неуважение к оказанной ей почести, способное навлечь гнев оскорбленного божества на весь народ. Жертвоприношения свершались в ночное время под звуки флейт, тамбуринов и лир, заглушающих крики младенца и усиливающих возбуждение народа.

Но обычно дары богам финикийского пантеона проходили в святилищах, именуемых «тофетами». В Библии о них упоминается в 4 книге Царств 23:10 и Иеремии 7:31;32. Тофеты представляли собой небольшой закрытый двор, площадью около квадратного метра, с часовенкой. Пепел сожженных детей хранили в том же дворе в специальных урнах с именем жертводателя и его призывом к богу или богине принять дар.

Детские жертвоприношения богам происходили весьма часто. Во время крупных празднеств или в годины бедствий их сжигали сотнями и тысячами. Как правило, в жертву приносились дети аристократов и преимущественно мальчики, что совпадало со старинным представлением о долге тех, кто возглавлял общину перед богами.

Жестокие обычаи финикийцев не пришлись по нраву даже далеко не мягкосердечным римлянам. После разгрома Карфагена они создали полицию, отлавливающую жрецов Ваала, продолжающих втайне приносить человеческие жертвоприношения. Римляне беспощадно преследовали все, что было связанно с финикийской религией.

Такова известная история древности, представленная с мировоззренческой позиции современного общества. Но эта позиция неточна в силу сокрытия от людей причин жертвоприношений. Если об этом сказать правду, то следует признать не только наличие в человеке духовного тела, но и нуждающихся в нем богов. Даже просвещенные римляне, жившие ненамного позднее описываемых событий, не отличались пониманием этого и верой в богов, вспоминая о них, когда для Империи случались тяжелые времена.

Однако, в отличие от порочных в своей глупости «образованных» людей, жрецы знали о сверхсущностях гораздо более общеизвестного. Они видели эти загадочные человекоподобные исполинские существа, знали о страшной силе их глаз, вдруг загорающихся необыкновенным свечением. Если человек смотрел в эти светящиеся глаза, он погибал, превратившись в подобие камня. Поэтому и прятали человекобоги свои головы в шлемы, изображающие животных, чтобы неразгаданной оставалась опасность их необычных глаз, и не знали люди, что представляют их божества.

Во время жертвоприношений боги находились вблизи жертвенного алтаря, надежно скрывшись от людей. Они видели душу жертвы, покидающую поверженное тело. Если в дар приносился взрослый, его закалывали, чтобы дух из раны выходил медленно, бессильно. Устремив на кровоточащую рану взгляд, божество «выкачивало» через нее жизненную энергию. Младенцев же сжигали, а души их богами собирались. От них знали жрецы, что нетронутая мыслию и страхом душа младенца, покинувшая б скоро при сожжении тело, не станет прятаться, как было б то с сожженным взрослым. Но их служители божественного культа все же клали на огонь: чтоб видевший народ то действо страшное от вольностей удержан был и на преданность испытан бездействием своим в защиту жертвы.

Вскоре с горечью сказанные Господом слова народу Израилеву: «Переменил ли какой народ богов своих, хотя они и не боги?» (Иеремия, гл. 2:11), говорят, что воссевшие среди людей, как и Ваал, не «боги» в понимании Господа. Они, как и люди, в услужение Себе Им созданы, и силой и мудростью Ему уступают. И принесут на Землю много разрушений, и поражены будут вместе с людьми, и их поражение придет от людей, не для жизни своим умом Господом созданными.

Мятежные архонты не стали разлучать мужей от жен и возвеличивать их над ними, как было в недолго просуществовавших жертвенных поселениях. Напротив, аналогично происходящему в родах матрической культуры, они усилили культ женщин. Но не той женщины, которая была способна дать новое вместилище для свободной души, но той, которая будоражила бы мужское воображение в празднике плоти. То было началом «чувственного» матриархата, и поныне продолжающего свое богоотступное шествие, сменившего собой матриархат «духовный», процветавший в племенах матрической культуры. Его смысл заключался не в административной власти или в каких-либо иных властных преимуществах женщин над мужчинами, а в пагубных следствиях свободы соприкосновения полов без знаний о духовном теле. Их отсутствие делает высшим наслаждение от возбуждения на плоть, обоготворение ее носителя, а значит — и всего земного. И рабыня, и царица в равной степени улавливают мужей в сети любовных иллюзий, превращаясь для них в ложных богов, противных Ветхозаветному Господу — Богу ревнителю (Исход, 34: 14).

Если бы мужи не прикипали в забвении к девам, а помыслы свои в постоянстве устремляли в достижение преимуществ тонкого мира, закончилась бы неправда на земле, людьми поддерживаемая. Но в служении плоти своей стали издревле пребывать люди, препятствуя поиску в себе природы душевной благодати. И тем удобными стали для мятежных богов, черпающих силу крови заблудших.

И возведенные храмы и тофеты, по сути своей, были частями «фабрики» по получению и выделению необходимой архонтам психической энергии. Неслучайно строительство любого города на территории Древнего Ближнего Востока начиналось с возведения храма какому-либо божеству. Размеры некоторых из сооружений были воистину грандиозными. До той поры, пока современным исследователям древности не удалось найти археологические подтверждения необычайному гигантизму финикийских храмов, ряд ученых ставили под сомнение Библейские строки о том, что кровля одного из них была способна выдержать на себе несколько тысяч мужчин и женщин (Книга Судей, 16: 27). Так храм бога Эшмуна в Сидоне был площадью 3500 квадратных метров, имея высоту 20 метров. Храм этого же бога в Карфагене мог вместить до 50 тысяч человек. Но иногда храмы стояли и без окружающего их города, как на острове Фасосе, одном из мест проживания финикийцев.

Устроение богами храмных оргий несомненно указывает на подсознательное влечение людей к групповым сексуальным играм. В этом заключается одна из физиологических особенностей человеческого организма. Здесь не дается нравственная оценка увлеченности людей тем, что приносит им великое наслаждение, а с тем, нередко, исцеление. Не дается этому определение. Тем не менее, божества умело манипулировали людьми, чтобы получать их души.

Люди, приходившие в храмы за наслаждением, не испытывали чувства греховности. Так, финикийцы и хананеи считали, что почитаемые ими боги даруют им радости, а главный Бог лишь мешает наслаждаться жизнью. Взамен получаемых удовольствий люди несли в храм что-либо ценное, или, когда того требовали жрецы, отдавали своих народившихся детей. Так они задабривали своего бога, когда обращались к нему с какой-нибудь просьбой. Народ был достаточно просвещен о значении человеческой жертвы. Люди знали, что души сожженных детей сами становятся божествами или каким-то неведомым образом оказываются рядом с их богами, попадая в царство главного носителя благ — Ваала. Неслучайно некоторые из жертвенных детей изображались на стелах с атрибутами и характерными жестами божеств, знакомых поклоняющемуся им народу. Тем давалось понять, что душа ребенка не умерла вместе с плотью, а стала единой с душою божества.

Таким образом, разрушив матрическую культуру, мятежные архонты осуществили вторую часть задуманного ими плана, создав на древнем Ближнем Востоке языческие государства, обеспечив тем себя надежным источником психической энергии.

Ранее сообщалось о нежелании официальной науки комментировать таинственные вспышки гамма-излучения, происходящие из скоплений белковой материи в свободном космическом пространстве, поскольку они очень напоминают пуск и попадание в цель грозного космического оружия в неведомой нынешним поколениям войне. Следуя же логике описываемых событий нетрудно поверить, что при создании войска одной из ныне воюющих сторон использовались духовные тела младенцев людей. Поскольку энергия относительно чистого человеческого сознания не препятствует формированию в клоне любого мировоззрения согласно привнесенной в его биологический мозг идее.

Большое значение в управлении мятежными архонтами народами древнего Ближнего Востока имело их представление о жизни после смерти. Религии Месопотамии, в основном, отвергали потусторонний свет с муками ада. Но некоторые, как, например, вавилоняне, не веря, что существует ад или рай, считали, что душа умершего бродит по земле, как бездомная, преследуя живущих близких. Это напоминает знания тибетцев о жизни освобожденного сознания, не покинувшего человеческий мир. Лишь религия древнего Египта обиловала сведениями о загробной жизни, что являлось заслугой основоположника Египта бога Птаха. Они рисовали ее как точную копию земной жизни, что, опять-таки, отражено в «Тибетской книге мертвых», рассказывающей об умении умершим человеком жить иллюзорной реальностью или попадать в те сокрытые от глаз материальные области, где человек обретает иную жизнь (см. гл. «Божественный мир: Рай и Ад»).

Безусловно, поверхностное представление большинством языческих народов о жизни после смерти имело свою причину. Чем больше от людей желают получить их поработители, тем меньше знаний им дается о жизни после жизни. Лишенные доказательств о последующей жизни более тяготеют к земным удовольствиям и терпимы к насилию. И неважно, что оказавшийся в ином срезе мироздания оказывается не готовым к адекватному восприятию новой реальности и выбора в ней своего места.

Архонты так устраивали жизнь людей, чтобы те стремились лишь к радостям ближайшей жизни, наполняя свой рассудок воспоминаниями. И тогда в посмертном мире человек становился заложником своей памяти и воображения, сильных яркими вспышками впечатлений от сексуальных оргий, бушующими под храмными сводами.

Вся Ветхозаветная история — это история беспощадной войны титанов за человеческие души. Вскоре Ветхозаветный Господь начнет руками израильтян уничтожать тофеты, разрушать храмы язычников. Он хотел сокрушить языческий мир, пирующий на жертвенной крови младенцев, чьи несчастные матери низвергались в страшный мир посмертных иллюзий бесконечно совершаемых детоубийств.

Но что сбылось, а что нет, о том будет рассказано ниже.

Сокрытые истины Библии и Корана (А. Долженков, 2007).
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Тайны Великих Книг

Тайны Великих Книг

Богом избранный народ Следуя содержанию канонических и апокрифических...
Религия

Тайны Великих Книг

Из текста Ветхого Завета следует, что и после Всемирного Потопа не было мира на...
Религия

Тайны Великих Книг

В пересказе Л. Рампой истории межпланетарного конфликта, им были упомянуты...
Религия

Тайны Великих Книг

В описании пантеона богов Ригведа уступает, пожалуй, лишь «Тибетской книге...
Религия

Тайны Великих Книг

Зная о матрической культуре, как союзе божеств с людьми на возрожденной после...
Религия

Тайны Великих Книг

Богочеловеческая война охватила огромнейшие территории. От Дуная до Северного...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Трудности общения
Способы захоронения, дематериализация тел