Структурно-функциональная модель психики

I
Исходные положения. В настоящее время ученые, занимающиеся изучением психики человека (физиологи, психоаналитики, психопатологи, кибернетики и др.), пришли к однозначному выводу о невозможности создания единой и универсальной модели этого объекта. Психический комплекс настолько сложен, а его проявления так многогранны, что единственно возможным и наиболее конструктивным может быть подход, предполагающий создание проблемно-ориентированных моделей. Это вовсе не означает, что модели психики, создаваемые для решения задач в области медицины, социологии, военного дела, инженерии, системотехники, информационных технологий и т.д., должны коренным образом отличаться друг от друга или строиться на каких-либо общих догмах и идеологических установках. Речь идет о создании таких моделей, которые, с одной стороны, отражают наиболее важные стороны психики с позиций и в интересах данной проблематики, а с другой – избирательно включают в себя все подлинное, достигнутое в смежных проблемных областях.

Рассмотрим одну из таких достаточно общих моделей психики, основанную на структурно-функциональном подходе к изучению явлений и ориентированную главным образом на выявление факторов, обусловливающих возникновение внутриличностных и межличностных конфликтов [7]. При этом будем опираться на следующие положения.

Во-первых, следуя И.П. Павлову, будем исходить из того, что «…человек есть ... система... С этой точки зрения метод изучения системы – человека тот же, что и всякой другой системы: разложение на части, изучение значения каждой части, изучение соотношения с окружающей средой и в конце концов понимание, на основании всего этого, ее общей работы и управления ею...» [1]. Говоря современным языком, каждый человек в отдельности (как, впрочем, и социальная группа) представляется не плоской, а многоуровневой стратифицированной системой включающей три известных на сегодня страты: тело, душу (или психику) и духовную основу (или дух). Причем, каждая страта характеризуется своими уникальными процессами преобразования образующей ее субстанции: тело – вещественно-энергетическими, психика – информационными, духовная основа – трансцендентными (пока неизвестными). Подчеркнем, что субстанциональную основу психического комплекса составляют не вещественно-энергетические, а информационные преобразования. Иными словами, психические процессы – будем рассматривать как чисто информационные преобразования, а составные части психики представлять функциональными механизмами (алгоритмами), осуществляющими обработку не вещества или энергии, а информации.

Во-вторых, следуя классической кибернетической концепции Н. Винера [8], будем считать, что в природе и в обществе нет неуправляемых процессов: все процессы, так или иначе, управляемы. Причем собственно управление образует определенную иерархию, которая в нашем случае выглядит следующим образом: психика управляет телом; духовная основа управляет психикой. Таким образом, психика – это информационная часть устройства человека, которая управляет его телом, и сама управляется его духовной основой.

В-третьих, будем полагать, что основу информационных преобразований, то есть преобразований происходящих в психике, составляют процессы принятия решений. Поведение людей – это совокупность совершаемых ими действий в ответ на изменения условий внешней и внутренней обстановки. Для того чтобы совершить то или иное действие, необходимо реализовать контур управления, представляющий собой многоступенчатый информационный процесс, включающий:

- получение осведомительной информации: прием сигналов от рецепторов (органов чувствования), их детектирование (отделение информации от вещественно-энергетических носителей) и доведение информации до компонентов, ответственных за принятие решений;

- восприятие осведомительной информации, ее обработка и оценка;

- собственно принятие решения и выработка распорядительной информации;

- подготовка условий для реализации принятого решения;

- размещение распорядительной информации на вещественно-энергетических носителях (модулирование) и ее доведение до эффекторов (частей тела, осуществляющих декодирование информации и реализующих соответствующие вещественно-энергетические преобразования - действия);

- контроль результатов исполнения решений по каналам обратной связи.

Принять решение – означает мысленно ответить на вопросы: «В чем суть проблемной ситуации? Ради чего и нужно ли вообще совершать действие? Когда, где и как нужно действовать? Какой способ действия целесообразно избрать для получения желаемого результата? Какие для этого необходимы ресурсы?». Ответы на эти вопросы формируются в психике. Они снимают неопределенность в поведении человека и через его тело превращаются в упорядоченную последовательность реальных действий, которые только проявляют конфликтные взаимоотношения, делают их видимыми, а их внутренняя, первопричинная сторона кроется в механизмах принятия решений. Следовательно, для того чтобы разобраться в исходных причинах возникновения конфликтов, и понять смысл тех или иных действий, необходимо структурировать психический комплекс и вскрыть механизмы происходящих в нем процессов принятия решений.

II
Психические механизмы принятия решений. При структурно-функциональном подходе к изучению структуры психики (точнее той ее части, которая отвечает за принятие решений) в ней можно выделить четыре функциональных механизма принятия решений: инстинктивный, рефлексный интеллектуальный и интуитивный, приближенно соответствующие весьма неопределенным, но укоренившимся понятиям: «бессознательное», «подсознательное», «сознательное» и «надсознательное».

Инстинктивный механизм. Это начальная ступень психического развития человека. Он характерен тем, что при его полном доминировании мыслительный аппарат практически не используется. Это бессознательная, сенсомоторная реакция человека на внешние и внутренние раздражители. Раньше считалось, что инстинкт представляет собой рудимент психики, который со временем должен отмереть. Первым, кто опроверг эту точку зрения, занявшись действительно научным изучением бессознательного и исследованием его влияния на индивидуальную и общественную жизнь, был Зигмунд Фрейд.

Согласно его теории, бессознательны многие наши желания и побуждения, причем глубинный уровень психики функционирует на основе первичных биологических влечений, где доминирующую роль играют так называемые «инстинкт смерти» – танатос и «инстинкт жизни» – эрос [2].

Эти и другие инстинкты отражают не столько настоящий, сколько прошлый человеческий опыт. Причем речь идет не об опыте ближайших родственников (отца и матери), а о фиксации в инстинктивных влечениях данного индивида опыта всех поколений, ему предшествовавших.

Эта информация, сконцентрированная в виде правил принятия решений, записывается в генных структурах и передается от родителей к детям. С каждым последующим поколением инстинкты постепенно и очень медленно меняются, пополняясь и модифицируясь. Текущие события включают в них новую информацию – она переносится на прошлое, объединяется с ним, корректируя инстинктивные правила по мере смены поколений. Фактически в инстинктах запечатлены отголоски всей истории образования генеалогической цепочки каждого индивида как жесточайшей борьбы биологического вида «homo» за свое существование в условиях враждебной среды. Эти отголоски, зафиксированные в генетическом коде современного человека, формируют в его психике так называемую «агрессивную концепцию среды», которой он изначально и бессознательно руководствуется при принятии решений. Именно этот психологический фактор составляет одну из естественных первопричин возникновения и постоянства межличностных конфликтов. Однако сила действия инстинкта не абсолютна, она подавляется высшими механизмами принятия решений. Такая внутренняя борьба снижает природную конфликтность, но одновременно порождает внутреннюю психологическую напряженность, вызывая то, что Карен Хорни называла чувством постоянной тревоги и беспокойства, сопровождающим человека на протяжении всей жизни. Внутренне противостояние высших механизмов инстинктивному есть природный психологический фактор, лежащий в первооснове возникновения внутриличностных и межличностных конфликтов.

Рефлексный механизм. Представляет собой вторую ступень эволюции психики. Образно его можно назвать сферой машинального, привычного, заученного, автоматического. Внешне механизм принятия рефлексных решений весьма прост. В процессе социализации в психике человека происходит формирование эталонных (типовых) ситуаций и связанных с ними решений. Такие связки «ситуация-решение» постепенно накапливаются, сортируются и обобщаются, образуя своеобразный банк знаний. Получая через чувственные органы текущую информацию о ситуации, человек обращается в этот банк, отождествляет ее с наиболее близкой эталонной и сразу «без раздумий» вырабатывает решение на действие. Такой механизм принятия решений характерен для опытных водителей автотранспортных средств, авиадиспетчеров, практикующих врачей и других лиц, чья профессиональная деятельность связана с необходимостью оперативного реагирования на изменения ситуации [3].

Рефлексные решения, несмотря на их очевидную рациональность, тем не менее обладают конфликтообразующими свойствами, прежде всего обусловленными их функциональной близостью к инстинктивным: врожденный рефлекс есть проявленный инстинкт. Кроме этого, рефлексы способны сами по себе служить источником межличностных и внутриличностных конфликтов. Это связано с принципиальной невозможностью глубокого постижения существа сложных ситуаций и тенденций их развития на основе использования рефлексного мышления. Приобретенные рефлексы – это привычки, традиции, жизненный опыт, всегда несущие в себе признаки консерватизма. Поэтому чем больше человек опирается на рефлексное мышление, тем менее оперативной и глубокой становится его реакция на новые нюансы и повороты в развития внешней ситуации. С одной стороны, это обеспечивает определенную устойчивость (предсказуемость) в его поведении, а, с другой – неизбежно порождает противоречия типа «старое – новое», «дети – родители».

Интеллектуальный механизм является третьей ступенью в эволюционной лестнице развития психики. С возникновением интеллекта человек сделал гигантский скачок в своем психическом развитии, уйдя далеко вперед по сравнению со всем остальным животным миром, но вместе с тем приобрел очень опасного и коварного «сотрудника». По-видимому, первым, кто не только обратил внимание на наличие в психической структуре человека такого механизма, но и описал его существо в виде логических правил дедукции (умозаключений «от общего к частному»), был Аристотель. В последующем Френсис Бэкон и его соотечественник – логик Джон Стюарт Милль существенно расширили понимание механизма работы интеллекта, разработав логические правила построения индуктивных («от частного к общему») и традуктивных («от частного к частному») умозаключений. В ХIX веке английский математик Джордж Буль, исследовавший законы рационального мышления, разработал алгебру логики, которая еще полнее описывала механизмы логических умозаключений и послужила основой для создания современной компьютерной техники. Сегодня математическая наука достигла еще более высокого уровня, позволяющего в некоторых проблемных областях искусственно воспроизводить интеллектуальные человеческие способности. Типичным, но далеко не единственным, примером в этом отношении могут служить компьютерные программы игры в шахматы.

Сказанное вовсе не означает, что человеческий интеллект подобен компьютеру, наоборот – компьютер (имеется в виду его программная часть) есть отражение механизма интеллектуального мышления, человек для компьютера – Бог и делает его по образу и подобию своему. Последнее обстоятельство открывает путь к пониманию и к действительно научному проникновению в интеллектуальную и другие составляющие психического комплекса.

В интеллекте человека можно выделить, по крайней мере, три основных механизма, реализующих процесс принятия решений [4]:

- механизм генерации альтернатив, предполагающий выполнение операций по идентификации проблемной ситуации, оценке имеющихся ресурсов, определению ограничений и допустимых целей действия, а также потенциальных способов их достижения, в совокупности позволяющих ответить на вопросы «В чем заключается суть проблемы?», «Что есть правда?» и «Как можно действовать в сложившейся ситуации?»;

- механизм оценки альтернатив, включающий операции по определению критериев и показателей эффективности, моделированию предстоящих действий, а также оценку возможных исходов и последствий, совместно позволяющих ответить на вопросы «Какой эффект следует ожидать от реализации того ли иного решения?» и «Чего не следует делать, чтобы не совершить ошибки?»;

- механизм выбора альтернатив, включающий операции по обсуждению оснований, говорящих «за» или «против» той или иной линии поведения, и собственно акт принятия решения, отвечающий на вопросы «Как лучше действовать?».

Используя эту схему, представляется возможным дать следующую типизацию психики по признаку доминирования интеллектуальных механизмов принятия решений (табл. 1).

Т а б л и ц а 1. Типология психического комплекса по

признаку доминирования интеллектуальных механизмов принятия решений

Условное название типажа Краткая характеристика типажа

«формалист» При принятии решений руководствуется формальными правилами ранжирования альтернатив, не особенно задумываясь о том, откуда берутся эти альтернативы

«аналитик» При принятии решений основное внимание уделяет анализу (оценки) альтернатив, пологая, что их генерация и выбор являются делом техники

«генератор» Главное внимание уделяет процессам генерации альтернатив, считая их анализ и выбор второстепенным делом

«системщик» Считает все интеллектуальные механизмы принятия решения одинаково важными и заслуживающими равнопрочного внимания

Интеллектуальные механизмы играют огромную роль в развитии цивилизации, науки, техники и всех тех областей знания, где требуются кропотливые исследования, вычисления и наблюдения, логичные рассуждения и умозаключения. Вместе с тем, при доминировании интеллекта человек порывает связи со своей духовной основой и интуицией, в нем начинают развиваться самые худшие из тех личных начал, которые заложены в интеллекте, а именно: стремление к разъединению и расчленению, обособленность и самость, эгоцентричность и эгоизм, нетерпимость к чужому мнению и страсть к противоречию и антагонизму [5].

В основе конфликтообразующих свойств интеллекта лежат глубинные, до конца не изученные факторы. Вместе с тем установлено, что они связаны с неопределенностью и ограниченностью логических способов анализа ситуаций.

Когда мы говорим: «эти рассуждения не противоречат логике здравого смысла», то полагаем, что они правильны. А что значит «правильны»? «Правильность» означает только то, что: а) логика говорящего соответствует логике воспринимающего; б) конечный результат рассуждений говорящего совпадает с мнением оценивающего лица; в) вывод, вытекающий из рассуждений, не противоречат наблюдаемым фактам. Отсюда видно, что логика здравого смысла – «вещь» лукавая. В ней много «потаённых» мест, затемняя или выпячивая которые можно обосновать все, что угодно.

Если подходить к логике здравого смысла с формальной стороны, то легко установить, что любой логический вывод опирается на исходную аксиоматику – утверждения, истинность которых априори принимается на веру, без доказательств. После принятия аксиом с ними можно производить любые непротиворечивые сами по себе логические преобразования и получать новые утверждения, истинность которых не будет превышать истинности исходной аксиоматики. Об этом, собственно, и говорит известная теорема Курта Гёделя, утверждающая, что в любой непротиворечивой аксиоматической системе всегда находятся утверждения, которые не выводятся из базовых аксиом. Так, что все дело в аксиомах, а не в логике: какие аксиомы примешь, такие выводы и получишь.

Существенным изъяном логических конструкций, является то, что при логичных рассуждениях происходит лавинообразный рост количества возможных вариантов, по которым можно двигаться, не нарушая законов логики и обеспечивая полный охват возможных случаев. Возникает так называемое «проклятие размерности», когда приходится скрупулезно исследовать многочисленные варианты логического «дерева» и осуществлять их ранжирование. И даже после этого получается многовариантная ситуация. Чтобы избежать этого, логику линеаризуют, то есть отсеивают наименее пригодные варианты. А это уже произвол и волюнтаризм: какие правила отсева введешь – такой получишь и результат. Пользуясь такой «линейной» логикой, можно «доказать», что белое есть черное, а черное – белое. Об этом говорил еще Сократ, критикуя софистику: если вы знаете, как спорить, то не имеет значения, о чем спорить, если же вы не знаете, как спорить, тогда тоже не имеет значения, о чем спорить. В споре надо не побеждать противника, а устанавливать истину, поскольку известно, что любая победа, в конце концов, оборачивается поражением. Но мы часто об этом забываем и путаем выигрыш в споре – с истиной. В древних даосских текстах есть два замечания по этому поводу: первое – «искать истину в споре, все равно, что надевать шляпу на человека, на котором уже есть шляпа»; второе – «знающий не доказывает, доказывающий не знает».

Итак, решения, принимаемые на основе интеллектуального механизма, можно признать лишь условно оптимальными. Слепое воплощение таких решений в действия приводит к образованию многочисленных и глубоких конфликтных ситуаций, поскольку то, что одной стороне кажется важным и существенным, для другой стороны представляется мелким и незначительным, то, что одна сторона принимает за истину, другая сторона считает ложью, то, что одна сторона зачисляет за победу, другая сторона воспринимает как поражение.

Интуитивный механизм представляет собой четвертый шаг в эволюции психического комплекса. Интуиция – это способность человека непосредственно постигать проблемную ситуацию и принимать решения без использования логических или каких-либо других доказательств и обоснований. Следует отметить, что для современной науки секреты построения и функционирования механизмов интуиции пока скрыты «за семью печатями». Вместе с тем достоверно установлено ее основное свойство: наиболее ответственные и важные решения, связанные со значительной неопределенностью, большой размерностью и существенным риском, принимаются, как правило, на основе интуиции.

Решения, основанные на интуиции, в силу многоаспектности, широты, логической необъяснимости, неожиданности и новизны зачастую входят в противоречия с решениями низших механизмов. В результате образуются многочисленные межличностные и внутриличностные конфликты типа «интуиция – интеллект», «интуиция – рефлекс» и «интуиция – инстинкт». Кроме того, интуитивные решения во многих случаях не соответствуют тем жизненным реалиям, которые окружают каждого человека, и это служит основой для возникновения конфликтов типа «необходимое – возможное», «реальное – ирреальное».

Индивидуумов, в психическом комплексе которых доминируют интуитивные механизмы принятия решений, часто называют людьми «не от мира сего». Многие их поступки и художественные творения непонятны разуму современников, кажутся абсурдными, а потому нередко осуждаются и отвергаются. Иллюстрацией тому служит, например, творчество художников Пабло Пикассо, Василия Кандинского, Марка Шагала, композиторов Дмитрия Шостаковича, Альфреда Шнитке.

Итак, механизмы принятия решений в психическом комплексе человека образуют четырехслойную динамическую структуру, компоненты которой неминуемо входят во взаимное противоречие, диктуя, как правило, различные линии поведения в однотипных ситуациях. Эта структура сформировалась в процессе длительной эволюции человека как биолого-социального вида, и обладает свойством генетического наследования. Все психически нормальные люди имеют одинаковый каркас этой структуры, то есть в психике каждого здорового человека присутствуют все четыре механизма принятия решений. Индивид от индивида отличается врожденной степенью доминирования того или иного механизма и его развитостью в результате социализации. Исключение составляет инстинктивный механизм принятия решений, не подверженный социализации и вообще каким-либо изменениям.

Принятие этой структуры позволяет дать обобщенную типизацию психики по признаку доминирования того или иного механизма принятия решения (табл. 2).

Т а б л и ц а 2. Обобщенная типология психического комплекса по признаку доминирования механизмов принятия решений

Условное название
типажа Краткая характеристика
типажа
«животное», «зверь»,
«растение»,
«отмороженный» При принятии решений руководствуется исключительно инстинктивными позывами и влечениями (поесть, поспать, выпить, покейфовать, отомстить и т.д.)

«зомби»,
«запрограммированный», «ремесленник»,
«посредственность» Механически принимает решения на основе наученного, усвоенного, внушенного, не задумываясь о причинно-следственных связях между явлениями и не вникая глубоко в суть проблемных ситуаций

«интеллектуал»,
«здравомыслящий»,
«демон» Решения принимает исключительно на основе четких и ясных логических умозаключений, строгих расчетов, всесторонних теоретических обоснований, сопоставления теории с практикой, учитывая неопределенности, риски и возможные потери

«интуитивист»,
«не от мира сего»,
«гений» Сам не знает, почему и на основе чего принимает то или иное решение, и не может пояснить другим мотивы и правила своего выбора

«нерешительный»,
«неуверенный»,
«колеблющийся»,
«тормоз» Постоянно находится в состоянии внутреннего конфликта между инстинктивными позывами, полученными знаниями, логикой здравого смысла и интуитивными прозрениями. Не способен к самостоятельному принятию решений

Психологический типаж личности определяется не только доминирующими механизмами принятия решений, но темпераментом, эмоциями и свойствами памяти. Эти компоненты психического комплекса и соответствующие им типажи достаточно хорошо изучены. Тем не менее, для воссоздания полной картины мы коснемся и этих вопросов.

III
Темперамент и эмоции как побудители конфликтов. Темперамент и эмоции характеризует индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности: темпа, ритма и интенсивности (в первом приближении можно считать, что эмоции есть не что иное, как ситуативный темперамент). Это своего рода психокатализаторы, регулирующие (ускоряющие или замедляющие) работу всего комплекса механизмов, составляющих психику человека [6]. Как известно, по своему темпераменту люди подразделяются на сангвиников, холериков, меланхоликов и флегматиков. Такая дифференциация, по-видимому, сложилась эволюционно, в результате длительного проживания компактных человеческих групп в существенно различающихся физико-географических и климатических природных условиях. Различия в темпераменте и в эмоциональном восприятии ситуаций сами по себе могут служить конфликтообразующим фактором, воплощающимся в противоречивые действия через механизмы принятия решений. Так, например, меланхоликам и флегматикам в большей мере свойственна интуиция и интеллект, а сангвиникам – рефлексный механизм. Однако между темпераментом и механизмами принятия решений нет жесткой функциональной зависимости. Поэтому свойства темперамента только объясняют природную психологическую первопричину конфликтов, но не могут служить основанием для оценки конфликтности данной личности.

IV
Память как источник межличностных и внутриличностных конфликтов. Человеческая память – это не просто хранилище, где накапливаются и раскладываются по полкам данные, поступающие от органов чувств, а затем по мере надобности выдаются в другие отделы психики. Основные свойства памяти, прежде всего конфликтогенные, определяются ее способностью к формированию на подсознательном, сознательном и надсознательном уровнях так называемых фантомных (от фр. fantome – призрак) моделей. Эти модели представляют собой законсервированные сжатые программы, связанные с множественностью отображения прошлых реалий, предполагаемой деятельности и нереализованных возможностей. Последующие события и текущие проекты включают в эти модели новую информацию – она переносится на прошлое, объединяется с ним. Этот переплетающийся информационный конгломерат самоорганизуется, структурируется, преобразуется и сжимается – формируется фантомная модель «того, что могло бы быть, ... а может, и было». Особенно много фантомных моделей возникает в детстве, и они определяющим образом влияют на жизненные установки, направление развития и будущую деятельность. Иногда детские фантомные модели всплывают в сознании взрослых людей, подвергаются дополнительной обработке и снова консервируются.

Конфликтообразующая способность фантомных моделей проявляется в том, что через определенное время в них стирается грань между «тем, что было, и тем, что есть», и возникает устойчивая вера в фантом – некую идею, доктрину или установку, которая на самом деле может и не соответствовать реалиям. Частичное подтверждение фантома наблюдениями превращает его в программу действий, а иногда – в программу жизни, которой иные слепо следуют в своем поведении, невзирая на возникающие противоречия со своим окружением. При самооценке доктринная несостоятельность зачастую маскируется под «принципиальность», «настойчивость», «верность идеалам» и прочие атрибуты, что еще более усиливает конфликтные качества данной личности.

Конфликтообразующие свойства памяти не ограничиваются прямым действием фантомных факторов. Помимо этого, наблюдается ее опосредованное влияние на возникновение конфликтов через механизмы принятия решений. Еще Карл Густав Юнг разделял всех людей на интровертов и экстравертов. Интроверты ориентированы на свой внутренний мир, то есть их механизмы принятия решений используют главным образом априорную информацию, содержащуюся в памяти. У экстравертов процесс принятия решений связан, прежде всего, с внешней, текущей информацией, поступающей непосредственно от органов чувств. К этому следует добавить, что существует еще один тип людей, которые живут ни прошлым, ни настоящим, а преимущественно мечтами, грезами, прожектами, то есть будущим (назовем этот тип психической ориентации «футуристическим»). Эти три типажа совмещаются в определенной пропорции, но одна из них доминирует, определяя противоречивость в оценке одной и той же ситуации людьми экстравертивного, интровертивного и футуристического типов.

V
Компоненты духовной основы личности. В художественной литературе и философских исследованиях этот важнейший атрибут внутреннего устройства человека чаще всего называется «системой духовных и культурных ценностей личности». В его многочисленных и порой весьма глубоких описаниях зачастую присутствуют элементы эмоционального, неопределенного, гиперболизированного, идеологизированного, загадочного и мистического. При прагматическом подходе эти элементы снимаются и духовную основу личности можно определить как особый функциональный раздел сущности человека, управляющий работой всех составляющих психического комплекса путем:

1) формирования пространства базовых понятий, которыми оперирует человек в процессе своей деятельности и на основе которых он воспринимает и осознает окружающий его мир;

2) определения целевых функций, выражающих социальные и иные устремления человека как в конкретной ситуации, так и в процессе его жизни;

3) установления критериев принятия решений, то есть правил, позволяющих человеку судить о степени достижения своих целевых устремлений и формирующих оценочные понятия, в частности такие, как «хорошо-плохо», «добро-зло», «прогресс-регресс», «красиво-уродливо» и т.п.;

4) вырабатывания системы ограничений на процессы функционирования психического комплекса, с одной стороны, накладываемых на поведение человека внешней средой (моральные, этические, религиозные и другие нормы), и, с другой стороны, определяемых состоянием его физического тела (здоровьем, самочувствием и т.п.).

При отсутствии таких управлений происходит дезориентация работы механизмов психического комплекса человека. Его действия и поведение в целом становятся неопределенными и внутренне противоречивыми. Наступает состояние, которое принято называть духовным кризисом личности – явление весьма распространенное, но пока недостаточно изученное.

Формирование духовной основы происходит в процессе социализации индивида под воздействием противоречивых, а зачастую и несовместимых политических, религиозных, экономических, этнических и других систем, элементом которых выступает каждый человек. Поэтому в самой духовной основе заложены понятийные, целевые, критериальные и ограничительные противоречия, которые, отражаясь и преломляясь на психическом уровне, воплощаются в конфликтные действия.

VI
Заключение. Обобщая анализ психического комплекса человека с помощью представленной модели, можно заключить, что психические процессы имманентно связаны с нарушениями устойчивости и конфликтами. При этом отчетливо выделяются базовые типы внутриличностных и межличностных конфликтов, а именно:

- конфликты, обусловленные наличием нескольких механизмов принятия решений (инстинктивных, рефлексивных, интеллектуальных и интуитивных);

- конфликты, обусловленные спецификой указанных механизмов принятия решений;

- конфликты, обусловленные наличием нескольких механизмов обращения к памяти (интровертивных, экстравертивных и футуристических);

- конфликты, обусловленные фантомными свойствами памяти;

- конфликты, обусловленные различием в темпераменте и эмоциях.

Принципиально новым является то, что с помощью функционально-структурной модели психики удалось объяснить причину и сущность внутриличностных конфликтов, а также установить, что функционирование психического комплекса человека, как информационной системы управляющей его поведением, непременно сопровождается внутренними противоречиями и коллизиями.

В связи с этим возникает важный вопрос: зачем природа наградила человека столь сложной и весьма конфликтогенной психикой? Ответ на него неоднозначен. С одной стороны, многослойная структура психики досталась нам как результат борьбы за выживание. Будучи конфликтной изначально, она позволяет человеку нелинейно рассуждать и принимать неординарные решения в самых тяжелых ситуациях, защищая его от разнообразных ошибок и помогая лучше ориентироваться в коллизиях социальной жизни. С другой стороны, сложность психической структуры приводит к тому, что вполне нормальный человек постоянно находится в психически неуравновешенном состоянии, поскольку множественность механизмов принятия решений и неоднородность механизмов обращения к памяти диктуют многообразие линий поведения даже в относительно простых однотипных ситуациях. Такое состояние существенно усложняет нашу жизнь, но одновременно необходимо человеку для того, чтобы его психический комплекс не деградировал, а развивался и совершенствовался.

Конфликтогенность психики – это своеобразная плата человека за данную ему природой способность к системному многогранному мышлению, выделяющему его из всего многообразия других живых существ и ставящему его на высшую ступень эволюционной лестницы.

Хотя в психическом комплексе заложены достаточно противоречивые факторы, но в его структуре и свойствах отдельных составляющих отсутствуют качества, фатальным образом ведущие к борьбе. Психика человека, по крайней мере, на современном этапе эволюции устроена таким образом, что ее механизмы открыты для формирования как противодействующего, так и содействующего стилей поведения. Если у человека нет психических патологий, то его психический комплекс управляем.

Управляемость психики обеспечивается духовным уровнем развития личности. Отсюда следует, что фундаментальным направлением снижения конфликтности как индивида, так и общества, является повышение индивидуального и коллективного духовного уровня.

Литература

1. Павлов И.П. Избранные произведения. – М., 1951., C.155

2. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. – М., 1969.

3. Поспелов Д.А. Большие системы: ситуационное управление. – М., 1985.

4. Новосельцев В.И. Системный анализ: современные концепции / изд. 2-е, испр. и доп. / – Воронеж: Изд-во Кварта, 2004. – 320 с.

5. Клизовский А.И. Основы миропонимания новой эпохи – Минск, 1997.

6. Новосельцев В.И. Системная конфликтология. – Воронеж: Изд-во Кварта. 2001. – 176 с.

7. Новосельцев В.И. Анатомия психики: системно-конфликтологический взгляд / Сб. трудов VII международной конференции «Системы управления эволюцией организации (CSOE 2008)». – М.: ИПУ РАН, 2008. С. 34-44.

8. Винер Норберт. Кибернетика. – М: Наука, 1986.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Структурно-функциональная модель психики

Милтон-модель

Модальности - это репрезентативные системы : визуальная, аудиальная...
Психология

Психологическая модель

Чтобы решать проблемы своей и чужой психики, можно пользоваться разными...
Психология

Модель разума

Хотя моя формулировка их является уникальной, эти стадии наблюдались и...
Психология

Модель мозга

В целом же аппаратное обеспечение — это материальная форма, целесообразно...
Психология

Модель SCORE

Одним из простых, но мощных способов применения Аристотелевых стратегий для...
Психология

Социальная модель Дойча

Необходимо понять, как человек взаимодействует с социумом в частности и с...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

К чему саморегулируется Земля?
Интересная Турция. Факты о ней