Жених её подруги 4

Он странный, подумала Лиззи, сидя на скамейке возле дома, в то время как Люк неподалеку беседовал с одним из фермеров.

Он всегда вел себя по-разному. За две недели, что они провели на острове, она видела Люка холодным, когда он знакомил ее с друзьями.
Жених её подруги 4
Серьезным, как сейчас, когда он разговаривал с фермером. И страстным, когда он будил жену под покровом ночи, нуждаясь в ней прямо здесь и сейчас.

Лиззи уже не боялась признаться себе, что по уши влюблена в Люка де Сантиса. Он завоевал ее сердце, душу и тело.

Она могла часами смотреть на мужа. Широкая спина, мощный торс, сильные ноги – все это завораживало Лиззи.

Люк слегка дернул плечом, и Лиззи поняла, что он знает – она наблюдает за ним. Между ними теперь была какая-то особая связь. Они ощущали присутствие друг друга за много метров. Лиззи казалось, будто она в раю. Единственное, что ее пугало, – возвращение в Италию. Будут ли они там так же счастливы?

Люк вернется к своей вечно занятой жизни, а она… Лиззи нахмурилась, потому что не знала, чем будет заниматься. Возможно, Люк привез ее сюда, так как сам сомневался в возможности их счастья в Италии.

Лиззи до сих пор не знала, объявились ли Мэтью и Бианка. Она не общалась со своим отцом, потому что не хотела этого, а Люк не настаивал на звонке. После их ссоры по поводу фотографии Лиззи решила делать вид, что ничего не произошло. Здесь для нее была реальность, и она не хотела думать ни о чем другом. В будущем ее ждала неизвестность, и это страшило Лиззи.

Люк обернулся и взглянул на нее. У Лиззи замерло сердце. Как же я люблю его, думала она и надеялась, что он не сможет прочитать это в ее глазах. Люк опустил взгляд на ее полупустой бокал и подошел к ней.

– Ты не возражаешь, если я допью это вместо тебя? – он взял бокал из ее рук, не дожидаясь ответа. Лиззи не успела даже сказать, что жена фермера приготовила такой же напиток и для него.

Очень вежливо Люк постарался скрыть, что вкус показался ему весьма странным, впрочем, как и ей.

Последние две недели он везде брал жену с собой. Лиззи успела познакомиться с очень богатыми людьми и очень бедными фермерами. Все относились к Люку хорошо и принимали его с улыбками.

На веранду вышла жена фермера и начала разговаривать с Люком на как-то неизвестном Лиззи языке. Ей было все равно – она вечно могла бы слушать манящий тембр голоса своего мужа.

– Сколько языков ты знаешь? – спросила она позже, когда они возвращались домой.

– Трудно сказать, – просто ответил Люк. – Я быстро схватываю новые языки.

Он говорил так, будто это не имеет никакого значения. Но это имело огромное значение. Данный факт в очередной раз подчеркивал то, что Люк был образованным человеком, который с легкостью найдет общий язык с любым собеседником.

– Самоуверенный, – резюмировала Лиззи, забравшись на сиденье с ногами.

– Я думал, мы это уже выяснили.
– Тогда тщеславный, если ты считаешь, что знание миллиона языков ничего не значит.

– Миллиона? – с улыбкой взглянул на нее Люк. – Странный способ делать мне комплименты, дорогая. А ты, между прочим, обладаешь своими талантами.

– Какими? Носить розовое, потому что тебе так нравится?

– И это тоже, – засмеялся Люк. – А еще ты всегда окружена ореолом загадочности, когда мы находимся в обществе.

– Загадочности? – удивленно уставилась на него Лиззи. – Я просто стесняюсь, и ты это знаешь.

– Только не со мной, – заметил он. – И это еще один твой дар, – страсть и умение провоцировать, чем ты сейчас и занимаешься.

– Я ничего подобного не делаю! – воскликнула Лиззи.

– А как это, по-твоему, называется? Сидишь, как невинный котенок, зная, что твоя юбка поднялась выше некуда.

– Ты только об одном можешь думать, – ответила она, одергивая юбку.

– И ты об этом хорошо позаботилась, – сказал Люк и продолжил: – Также ты, пожалуй, единственный человек, выпивший полстакана рома, которым Марта угощает всех гостей, и прошедший после этого по прямой линии. И, более того, ты разговариваешь весьма связно.

У Лиззи глаза расширились от удивления.
– Так вот что это был за привкус…
– Домашний ром, – кивнул Люк. – Я постараюсь доставить тебя в постель, пока эффект полностью не сказался на тебе.

– Ром, – пробормотала Лиззи, чувствуя, как алкоголь начинает играть в ней. Она уже пила раньше ром. Но только однажды. Потому что эффект, о котором говорил Люк, был настолько…

– Ты не пойдешь со мной вместе в спальню, – заявила Лиззи, резко выпрямляясь на сиденье.

– Но мы в прошлый раз так сладко провели время, дорогая, – медленно протянул Люк. – Ты потеряла контроль над своим разумом, а я собирал сладкие плоды.

– Вкус был совсем не такой, как в тот раз, – пробормотала Лиззи, все еще не понимая, как она могла не догадаться сразу.

– Этот ром еще молодой. У него другой вкус. И действовать он начинает не сразу.

– Но ты тоже выпил половину моего стакана, – напомнила она.

– Ммм, – ответил Люк, но Лиззи без труда поняла, что это означает.

Убедившись в том, что Лиззи не может самостоятельно идти, Люк рассмеялся, схватил ее на руки и понес в дом. Лиззи тут же на ходу поцеловала его в шею.

– Ты вкусно пахнешь, де Сантис.
– Приму это за комплимент.
Она снова поцеловала мужа.
Дверь в спальню распахнулась. Люк внес ее в комнату и уложил на кровать. Ему пришлось применить силу, чтобы расцепить руки жены, обвившие его шею. Люк закрыл дверь, обернулся и увидел, что Лиззи сидит на кровати и стягивает с себя одежду.

– На тебе слишком много вещей, – пожаловалась она, когда Люк приблизился.

– Думаешь, я этого не знаю?
Он быстро раздевался, а Лиззи скинула с себя футболку и отбросила в сторону бюстгальтер. Затем она сладко потянулась и промурлыкала:

– Я чувствую себя такой сексуальной, что готова съесть тебя.

– Позже, – пробормотал он и забрался на кровать.
Лиззи обхватила мужа за плечи и устроилась на нем так, как она больше всего хотела.

Пока она летела по дороге удовольствия, ей было абсолютно все равно, кричит ли она, стонет или смеется. Лиззи упивалась чувством безраздельной власти над мужчиной долго, очень долго. И вот наконец они достигли предела.

– Если ты хоть раз выпьешь ром в чьей-либо компании, я тебя пристрелю, – прошептал Люк, обнимая ее влажное тело.

А Лиззи смогла лишь пролепетать:
– Я уже снова хочу тебя.
Я точно в раю, думала она, лежа на животе с закрытыми глазами.

Люк только что вышел из душа, и она ощутила аромат его дезодоранта. Когда он лег рядом с ней, Лиззи сказала:

– Ты красивый, сексуальный и потрясающий любовник.
– Я думаю, ты еще пьяна, – ответил Люк. – Сие означает, что позже ты возненавидишь себя за эти слова.

– Нехорошо для твоего «эго», – согласилась Лиззи, а затем: – Ох… сделай это снова. Мне было так хорошо.

Но Люк сел с серьезным выражением лица.
– Элизабет, – тихо начал он, – мне нужно, чтобы ты сконцентрировалась, так как я должен тебе кое-что сказать.

Лиззи не ответила, и Люк посмотрел на нее. Она безмятежно спала, поддавшись действию алкоголя.

Люк вздохнул и уставился в потолок. Видимо, новость, которую он узнал сегодня в Интернете, придется сообщить позже.

Но это «позже» ускорилось из-за событий, которые ему были неподвластны.

Лиззи проснулась и обнаружила, что Люк уже исчез. Она сладко потянулась, вспоминая события этого дня. Приняв освежающий душ, молодая женщина высушила волосы и приблизилась к окну.

В эту же минуту она поняла: что-то произошло. На пляже перед домом бродили двое мужчин. И они не просто гуляли – они патрулировали!

Лиззи сразу же вышла из комнаты, чтобы выяснить, что случилось. Она встретила двух служанок, которые поздоровались с ней и быстро убежали, что было совершенно несвойственно им.

Взволнованная Лиззи услышала голос Люка, который звучал строго и рассерженно.

Она нашла мужа в кабинете с мобильным телефоном в руках. Лиззи давно не видела его таким серьезным.

– Что случилось? – спросила она, как только он повернулся к ней.

Крышка телефона захлопнулась, и Люк швырнул аппарат на стол.

– Наше местонахождение рассекречено, – сказал он. – Елена Романо подумала, что будет забавно опубликовать наши с тобой фотографии в Интернете. Видимо, она их сделала, когда мы уходили.

– Но зачем ей это понадобилось сейчас? Прошло уже две недели, – нахмурилась Лиззи.

– Она вляпалась в какую-то историю и, видимо, таким образом хочет переключить внимание журналистов со своей персоны на нас.

– У нее это получилось?
– Да. Репортеры уже слетаются сюда. Это означает только одно: нам придется сократить наш медовый месяц.

Лиззи поняла, что муж не шутит, когда через секунду услышала шум приближающегося вертолета. Она подошла к окну и увидела, как вертолет садится на лужайку около бассейна. Люк уже позаботился об их безопасности. Куда бы Лиззи ни посмотрела, везде стояли крепкие мужчины в строгих костюмах.

– Да, – сухо ответил Люк. – Объявились сбежавшие любовники. Бианка сейчас у Вито в Сиднее, а твой брат – в Англии. – Он замолчал, и Лиззи поняла, что это еще не все плохие новости. – Его арестовали в аэропорту и сейчас допрашивают в полицейском участке.

Лиззи побледнела.
– Но мне казалось… Ты же говорил, что у тебя есть…
– Он сам признался, дорогая. Рассказал, что забрал деньги со счета вашей фирмы, и тем самым разбил мои старания в пух и прах. Теперь меня ждут в Милане с объяснениями. Мы улетаем через десять минут.

Эти десять минут показались раем по сравнению с девятью часами полета. Люк молчал и скрывался за маской холодной любезности. И Лиззи не могла его за это винить. Была затронута его честь. Она сомневалась, что он когда-нибудь сможет простить семейству Хадли этот позор.

Единственный положительный момент заключался в том, что история Мэтью не стала достоянием общественности. По крайней мере пока. Люк сделал все возможное, чтобы этого не допустить.

Когда они прибыли в Милан, было уже темно, и из мрачных туч лил дождь. Через полчаса лимузин доставил их в его квартиру. Люк сразу же принялся разбирать почту, а Лиззи пыталась хоть чем-то себя занять. Она чувствовала, что Люк изредка смотрит на нее. Они оба понимали, что в их волшебный замок вторглась неизбежная, к сожалению, реальность.

– Я все покажу тебе буквально через минуту, – пробормотал ее муж.

– Я уже как-то была здесь, – слабо улыбнулась в ответ Лиззи.

Она действительно была здесь на вечеринке, которую он давал в честь помолвки с Бианкой. Люк в тот день тоже был в костюме и его голос звучал так же холодно и отстраненно. Знал ли он тогда ее имя?

Лиззи улыбнулась. Конечно, знал. Человек, который с легкостью изучил все языке на свете, не мог позабыть одно имя.

– Мы будем проводить в этой квартире много времени, и ты можешь поменять все, что сочтешь нужным.

Лиззи кивнула и прошлась по комнате. Что здесь можно поменять? Занавески, которые идеально подходят по стилю к интерьеру? Повесить пару новых картин? Но это явно испортит общий вид. Переклеить обои в пику отличному вкусу Люка?

Она снова обернулась к мужу и попыталась найти хоть намек на эмоции в его глазах. Но это было бесполезно.

– У меня будет своя комната? – к удивлению для самой себя спросила Лиззи.

– Своя – это какая? – не понял Люк.
– Мое собственное место, – попыталась объяснить она. – Куда я смогу положить свои вещи, когда их привезут.

– Тебе не хватит места в нашей комнате?
Лиззи кивнула, прекрасно понимая, что Люк говорит совсем не об одежде. Между ними разверзлась пропасть. И сейчас Лиззи как никогда ощущала разницу в возрасте. Двенадцать долгих лет…

– В чем дело, дорогая? – нежно спросил Люк, и Лиззи едва сдержала слезы, которые подступили к ее глазам.

– Ничего, – пробормотала она. – Просто я чувствую себя не в своей тарелке.

– Ты привыкнешь.
Это утешение или приказ?
– Но…
Зазвонил телефон. Они уставились на него с удивлением, так как нелегко возвращаться к цивилизации после двух недель, проведенных на острове, где не было практически никаких средств связи.

Люк направился в холл, чтобы поднять трубку, а Лиззи пошла на кухню, собираясь приготовить крепкий кофе. Когда он появился рядом, она не осмелилась поднять глаза.

– Мне необходимо сейчас уйти, – заявил Люк.
Лиззи кивнула, сгорая от желания извиниться за Мэтью и за всю историю, из-за которой Люк попал в такую передрягу, но голос отказывался ей подчиняться.

– Я не знаю, когда вернусь, поэтому скоро приедет моя помощница, Абриана Тристано. Она сама будет отвечать на телефонные звонки. У нее есть номер моего мобильного на случай необходимости. Можешь полностью ей довериться.

Лиззи совершенно не нравилось то, что она слышала.
– Я бы предпочла быть с тобой.
В первый раз за долгое время Люк улыбнулся:
– Любовь моя, твое присутствие будет отвлекать меня. А если я сейчас подойду и поцелую тебя в благодарность за такое предложение, то рискую никуда не поехать.

– Тогда я подойду сама, – сказала Лиззи и быстро сократила расстояние между ними. Она должна поцеловать мужа вне зависимости от того, хочет он этого или нет.

После того, как Люк крепко прижал ее к себе, вся неуверенность Лиззи испарилась.

– Не позволяй им запугать тебя, – прошептала она.
– Тебе кажется, они на это способны?
– Нет. Просто мне страшно, – призналась Лиззи.
– Ничего не бойся, – прошептал он ей на ухо. – Я знаю, что делаю.

В дверь позвонили, и Люк, отпустив жену, отпер замок. Лиззи сразу же заметила изменение в его походке. Она стала более уверенной и собранной.

Абриана оказалась очень милой женщиной, хотя Лиззи заранее начала ее ненавидеть. Теперь Лиззи чувствовала себя, как в коконе – отгороженной от внешнего мира. Никаких телефонных звонков, никаких газет. Но даже Люк был не в силах удалить телевидение из ее жизни. Лиззи каждый день видела, как в новостях обсуждалась одна и та же тема. Президент банка поставил под сомнение свою репутацию, дав взаймы крупную сумму тестю.

– Люк не хотел бы, чтобы вы смотрели это, – с волнением сказала Абриана, увидев, как Лизи побледнела. – Он использовал свои личные деньги, а не капиталы банка. И у Люка есть тому доказательства.

– Угу, – пробормотала Лиззи, стараясь верить Абриане. Но она знала, что Люка не вызвали бы на допрос, если бы все шло гладко.

Она почти не видела мужа. Всю неделю он приходил поздно, уставший и неразговорчивый.

И Люк не спал с ней в одной постели. Он объяснял это тем, что не хотел будить жену рано утром, когда уходил, и поздно вечером, когда возвращался. Лиззи прекрасно понимала его. Но ужасно по нему скучала.

Вдруг однажды во сне она почувствовала, как знакомые руки обнимают ее, а губы жарко целуют. Открыв глаза, она увидела радостное лицо Люка.

– Все закончилось?
Люк кивнул.
– С твоего брата сняты все обвинения. Банк решил не возбуждать уголовное дело, так как деньги отсутствовали всего сутки.

– А ты? – спросила Лиззи.
– Я придерживался своей версии, и все прошло хорошо. Я продолжал утверждать, что понятия не имел о миллионах, которые взял твой брат. Так что у них ничего на меня нет.

Лиззи провела рукой по его щеке.
– Но то, что ты сделал… неправильно?
Люк ответил не сразу. Он взял ее руку и поцеловал каждый пальчик.

– В известном смысле, да.
В глазах Лиззи стояли слезы.
– Прости за то, что из-за меня тебе пришлось пойти на это. И спасибо. Я люблю тебя, Люк, – прошептала она.

Впервые в жизни Лиззи позволила себе произнести эти слова. Но Люк молчал. Он лишь продолжал целовать кончики ее пальцев.

– Ух ты. Похоже, мои старания не прошли даром, – неожиданно хмыкнул он.

Лиззи показалось, что ей дали пощечину. Она постаралась вырваться из его объятий, но Люк крепко схватил ее.

– Нет, – пробормотал он. – Забудь, что я сказал. Я тоже люблю тебя, дорогая моя. Ради кого можно рисковать своей карьерой, если не ради любимой женщины?

Действительно, подумала Лиззи, что заставило его это сделать? Злость? Раненое самолюбие? Он не желал показаться дураком после того, как Бианка бросила его?

– А теперь я хочу тебя, – простонал Люк. – Так сильно, что мне больно.

И он страстно поцеловал жену. Впервые после их брачной ночи они занимались любовью так, что Лиззи забыла обо всем на свете, а на ее щеках блестели слезы счастья. Люк губам собрал эти слезинки и всю ночь держал Лиззи в своих руках.

Утром она проснулась в одиночестве. Лиззи не хотелось вставать, но скоро должна была прийти Абриана, поэтому необходимо было подняться к этому времени.

На кухонном столе ее ждала записка. Ее руки отчего-то начали дрожать, когда она узнала красивый почерк Люка.

«Ужин в восемь, – написал он. – Я забронирую нам столик в каком-нибудь особом месте. Надень что-либо сногсшибательное. Это будет нашим первым свиданием. – И подпись: – Люблю тебя. Люк».

Люблю тебя. Люк…
У Лиззи сжалось сердце. Лучше бы он этого не писал. Лучше бы сделал вид, что эти слова никогда не были сказаны. Тогда, возможно, она смогла бы забыть про них и начать жить заново.

Но «люблю тебя. Люк» говорило ей сейчас о другом. Отклик Люка на ее признание сложно назвать реакцией любящего мужа. Он написал это только для того, чтобы напомнить Лиззи – их брак должен продолжаться вне зависимости от обстоятельств. Эти слова прилагались к их договору, и неважно, насколько правдивыми они были.

Лиззи скомкала бумажку и обхватила себя руками. В холле зазвонил телефон. Только после шестого звонка она нашла в себе силы поднять трубку.

– Да? – прошептала она.
– Элизабет? – строго спросил Люк. – Зачем ты подходишь к телефону? Где Абриана?

Почему именно он называет ее Элизабет? Почему он во всем так отличается от остальных?

– Ее еще нет, – дрожащим голосом ответила она.
На том конце провода воцарилась тишина. Лиззи хотела что-нибудь сказать, но ее голос предательски дрожал.

– Что-то случилось, дорогая? – в конце концов поинтересовался Люк.

Лиззи крепко сжала губы. Удивительно, как одно маленькое происшествие способно превратить ее в слабое, беззащитное существо! Дорогая… Слово родное и такое простое.

– Люк, я подумала и решила улететь сегодня домой. Проведать… – она запнулась, – отца и…

– Черт возьми, я тебя никуда не отпущу, – перебил ее Люк и тихо выругался. – Что с тобой происходит? Почему ты выбрала именно этот момент, чтобы так поступить со мной?

С ним? Он считает себя жертвой?
– Я просто подумала…
– Тогда не думай больше! – гаркнул он. – Боже, я никогда не смогу понять женщин! Я сейчас же еду домой. Ничего не делай до моего приезда. Этого разговора не должно было быть! Абриана обязана поднимать эту чертову трубку!

– Зачем тебе приезжать? – нахмурившись, спросила Лиззи.

В трубке снова повисла тишина, и Лиззи легко могла представить, как Люк в это время садится за руль своей машины.

– Я все объясню тебе при встрече. Планы изменились. Мы возвращаемся на озеро Комо. Собери чемодан. Ты уедешь со мной, а не от меня.

В трубке послышались гудки. Лиззи уставилась на аппарат, пытаясь понять, что происходит. Впервые Люк разозлился. Он же всегда предпочитал быть спокойным и отстраненным…

В дверь позвонили. Лиззи положила трубку и направилась к входу, чтобы впустить Абриану Возможно, она сможет что-то объяснить.

Но человек, который стоял на пороге, вверг Лиззи в еще большее оцепенение.

– Бианка! – воскликнула она.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
Бианка Морено зашла в квартиру и дала Лиззи звонкую пощечину

– Как ты могла так поступить? – закричала она. – Как ты могла выйти за него замуж?

Лиззи отскочила в сторону, прикрывая рукой пылавшую от удара щеку.

– Но ты сбежала с Мэтью, – пробормотала в ответ она. – Ты бросила Люка…

– Я не бросала его! – воскликнула ее лучшая подруга. – Люк сам выгнал меня. Он сказал, что нашел другую и больше не хочет на мне жениться!

Лиззи догадалась, что Бианка повторяла версию, которую придумала для прессы.

– Ты же знаешь, что это неправда. Ты знаешь…
Бианка махнула рукой и направилась в гостиную. Лиззи, дрожа, последовала за ней.

– Мэтью спас меня, – продолжила Бианка свою историю. – Я позвонила ему, когда увидела, как вы с Люком смотрите друг на друга…

– Но мы никак не смотрели… – возразила Лиззи.
– Я хотела, чтобы Мэтью приехал и забрал тебя до того, как ты разрушишь мою жизнь! – Бианка взглянула на нее полными слез глазами. – Когда я застала вас с Люком на веранде… Я видела выражение твоего лица, Лиззи! Я знала, что вы там делаете!

Чувство вины снова навалилось на Лиззи. Она хотела что-то сказать в свое оправдание, но не могла подобрать нужные слова.

Бианка же одарила ее очередным уничижительным взглядом.

– Я увела тебя оттуда так быстро, как смогла, – продолжила она. – Твой брат хотел сразу же схватить тебя за твою тонкую шею и увезти подальше, но было уже слишком поздно. Люк приехал в отель практически сразу после нас, – всхлипнула она. – Он заявил о разрыве наших отношений прямо в присутствии Вито и Мэтью! Он бросил меня, и я еще никогда в жизни не чувствовала себя такой оскорбленной!

У Лиззи голова кружилась от этой информации. Зачем Бианка продолжает твердить, что это правда, если на самом деле все было по-другому?

– Ты же знаешь, что лжешь, – срывающимся голосом пробормотала Лиззи.

– Это я лгу?! – взвилась Бианка. – Хочешь сказать, что ты не положила глаз на моего жениха, как только увидела его?

– О боже, – выдохнула Лиззи.
– Мы были подругами! Лучшими подругами! А ты предала меня самым подлым образом! Ну, ничего. Сейчас ты поймешь, каково это – испытывать боль, которая съедает тебя изнутри! Ты узнаешь, что значит быть обиженной, потому что я ношу под сердцем ребенка Люка и хочу получить моего жениха обратно!

В следующую секунду произошло сразу несколько событий. В комнате появились Люк и Абриана, бледная как полотно. Увидев Люка, Бианка разрыдалась и бросилась к нему на шею.

– Прости, прости, – повторяла она, рыдая у него на груди.

А Люк стоял и в упор смотрел на Лиззи.
Он наверняка слышал слова Бианки, так как та кричала на всю квартиру. Возможно, именно ее вопли привлекли внимание Люка. Но он ничего не отрицал, не оттолкнул Бианку. Он просто смотрел на Лиззи, будто ожидал, что она что-то скажет. Но что она могла сказать?

Лиззи с трудом пыталась переварить происходящее. Впервые она посмотрела правде глаза. Люк и Бианка были любовниками. Все логично, однако раньше Лиззи пыталась выкинуть эту мысль из головы. Но теперь это невозможно. Она осознала, что ей нужно немедленно уйти, пока не стало плохо.

Бианка все еще плакала, уткнувшись Люку в рубашку. Лиззи наконец нашла в себе силы сдвинуться с места. Ей показалось, что Люк шепотом дал указание Абриане, потому что та сразу же испарилась.

Когда Лиззи поравнялась с ними, Люк схватил ее за плечо, но она резко отшатнулась.

– Не делай этого, – хриплым голосом предупредил он.

Лиззи молча посмотрела ему в глаза, затем – на Бианку, и затем снова на него. Она даже смогла вяло улыбнуться. Какая ирония судьбы! Невеста снова попала в объятия своего возлюбленного.

Словно прочитав ее мысли, Люк положил руку ей на плечо и сказал:

– Я обо всем позабочусь.
Он обо всем позаботится… У Лиззи ком встал в горле. Что он имеет в виду? Свою истеричную бывшую невесту? Ошарашенную глупышку-жену? Или ребенка, который, еще не родившись, уже изменил судьбы нескольких людей?

Она отбросила руку мужа и вышла из комнаты. Заперевшись в спальне, Лиззи уставилась в зеркало. Ей казалось, что она смотрит на какую-то незнакомку.

Все закончилось. И неважно, что тут правда, а что нет. Бианка ждет наследника де Сантиса.

Теперь Лиззи стала лишней в этом семейном треугольнике. И именно ей придется уйти.

Возможно, Бианка права. Лиззи действительно заслуживает то, что ей вскоре придется пережить. Она обернулась и взглянула на огромную кровать. Лиззи охватила паника. Ей как можно скорее нужно уехать их этого дома.

Лиззи распахнула дверцы гардероба и схватила первый чемодан, который попался ей под руку. Она начала кидать туда одежду. Затем бросила это занятие, побежала к столу, вытащила документы, кредитки и, удостоверившись, что теперь в ее дамской сумочке есть все необходимое, бросилась вон из спальни. Полусобранный чемодан так и остался лежать на полу.

В холле было тихо. Даже Абрианы нигде не было видно. Дверь в кабинет Люка плотно закрыта. Наверное, именно туда он отвел Бианку, подумала Лиззи.

На улице лил дождь. Лиззи остановила такси и поехала в аэропорт. Чудом ей удалось достать билет на ближайший рейс до Лондона, и уже три часа спустя она оказалась на родной земле.

Первый человек, которого она увидела, был ее отец. И слезы снова подступили к ее глазам.

– Как ты?… Люк позвонил мне, – сообщил он, а затем кивнул какому-то мужчине, который неожиданно появился рядом с ней.

Лиззи обернулась и изобразила слабую улыбку. За ней следили с того момента, как она вышла из квартиры. По ее пятам шла служба безопасности Люка.

Лиззи не могла понять, почему именно в этот момент она не выдержала и разрыдалась на груди у отца.

– Все в порядке, Лиззи. Теперь ты дома. – Эдвард неловко похлопал ее по спине. Они не привыкли утешать друг друга. – Давай-ка найдем мою машину.

Отец и дочь почти добрались до дома, когда Лиззи осмелилась спросить про Мэтью.

– С ним все в порядке, – ответил Эдвард. – Надеюсь, он получил пару хороших уроков. Один из них: если ты взял что-то, тебе не принадлежащее, то будь готов к тому, что тебе придется за это заплатить.

Он говорит о том, что Мэтью украл деньги, или о том, что он увез Бианку? Лиззи не задала этот вопрос, потому что боялась услышать ответ.

– Где он сейчас? – спросила она.
– В одной из самых дорогих клиник, за которую заплатил Люк… Разве ты не в курсе? – удивился отец. – Я думал, Люк скажет тебе.

Лиззи уже давно поняла, что Люк рассказывает ей только то, что считает нужным.

– Почему он в клинике?
– Твой брат впутался в неприятности еще до побега с Бианкой, – мрачно сообщил Эдвард. – Наверное, в этом есть и моя вина. Я слишком упорно пытался сделать из вас тех, кем вы не являетесь. Мэтью задолжал большую сумму не очень хорошим людям, – продолжал он. – Идея одолжить денег у компании, чтобы расплатиться с ними, положила начало всей этой истории. И еще он хотел отомстить мне. И поэтому улетел с Бианкой в Австралию, где и получил главный урок своей жизни. Самая сильная любовь не всегда бывает самой правильной. Думаю, теперь ты тоже это знаешь.

Лиззи промолчала. Ей лишь хотелось вернуться в родной дом, запереться в спальне и страдать там до конца жизни.

Но этому не суждено было случиться. Телефон начал звонить, как только они переступили порог дома.

– Это Люк, – сообщил ей отец, передавая трубку.
Но Лиззи лишь сжала губы и ушла на кухню. Она не желает с ним разговаривать. Возможно, не захочет никогда.

Он позвонил снова на следующий день, и снова она отказалась взять трубку.

– Мы многим ему обязаны, Лиззи, – напомнил отец, в очередной раз протягивая трубку дочери.

– Я выплатила долг.
Тот факт, что Люк, скорее всего, слышал ее слова, совершенно не волновал Лиззи. Она вернула ему все поцелуями и разбитым сердцем. Она слишком долго верила в его обман и поплатилась за это.

И в чем же заключается обман? Об этом Лиззи не желала думать. Она мечтала остаться наедине со своим горем, а потому взяла чашку с кофе и удалилась в свою спальню.

Люк не звонил всю следующую неделю, и Лиззи ненавидела его за это. Ненависть возрастала с каждым днем. И когда муж появился на ступенях ее дома, она готова была кинуться на него и ударить так, как ее ударила Бианка.

Но неблагоразумно кидаться на мужчину, который был так зол, как Люк. К тому же он промок насквозь под дождем, который заливал Европу уже не первый день.

– Я могу войти? – спросил Люк. – И прежде, чем ты ответишь, – добавил он, – советую убрать строгое выражение с твоего лица, иначе мне придется сделать это за тебя.

Лиззи понимала, что муж не шутит, по тому взгляду, который он бросил на ее губы. И, самое ужасное, в ней снова вспыхнула прежняя страсть.

– Какое право ты имеешь командовать в моем доме? – едко спросила она. – Хочу тебе напомнить, что ты уже не…

Люк сделала шаг ей навстречу, и Лиззи попятилась назад. Холл показался ей крошечным. Она отступала до тех пор, пока не уткнулась в стену. Теперь между ними было минимальное расстояние, и Лиззи могла в подробностях рассмотреть лицо Люка. Он очень устал, впервые заметила она.

– Ты похудела, – сказал муж.
Значит, он тоже изучает ее.
– Неправда, – возразила Лиззи, но скрестила руки на груди, будто защищаясь от его пристального взгляда.

– И ты выглядишь изможденной, – проигнорировал он ее слова. – Не могла спать, потому что скучала по мне, дорогая?

– Как это похоже на тебя – говорить нечто подобное, – прошипела Лиззи.

К ее удивлению, Люк кивнул.
– Да, возможно. – Затем он поднял руку. – Могу я снять пальто? Здесь жарко.

Сначала Лиззи хотела сказать, что ему уже пора уходить, так что нет смысла раздеваться. Но в конце концов кивнула, ведь в глубине души она не желала его отпускать.

Люк быстро расстегнул пуговицы, снял пальто и остался в очередном черном элегантном костюме.

– Давай мне, я повешу, – сказала Лиззи, когда Люк начал вертеть головой в поисках вешалки.

На секунду их пальцы соприкоснулись, когда он передавал ей пальто. Лиззи замерла, словно статуя. И только через несколько секунд она снова смогла вздохнуть.

Не осмеливаясь поднять глаза, Лиззи повесила его пальто в гардероб. Когда она повернулась, Люк, пройдя в гостиную, стоял у камина и разглядывал фотографию, на которой была изображена Лиззи в день выпускного бала. Эту фотографию делала Бианка. Когда-то рядом стоял и ее снимок. Но Мэтью убрал его, как только вернулся из Австралии.

– Как она? – тихо спросила Лиззи. – Я имею в виду Бианку.

– Она в порядке, – сообщил Люк. – Вернулась к родителям в Лондон. Элизабет…

– Мэтью выписался из клиники, – быстро прервала она его.

– Да, я знаю. Элизабет…
– Он не вернется домой. Здесь все всё друг про друга знают. Поэтому он поживет пока у своего друга. Они планируют совершить кругосветное путешествие. Мэтью хочет заново найти себя. И, возможно, когда отец осознает, что был слишком жесток с ним, то Мэтью вернется и…

– Нет никакого ребенка, любовь моя, – тихо перебил ее Люк.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
Лиззи удивленно уставилась на мужа.
– Хватит с нас светских разговоров, иначе ты начнешь рассуждать о плохой погоде, – улыбнулся Люк. – Бианка солгала, Элизабет. Она никогда не была беременна – просто злится на всех. На меня, на тебя, на твоего брата… на себя за то, что все так усложнила.

– Хочешь сказать, что она просто хотела обидеть меня?

– И меня, – кивнул он. – Ей потребовалась целая неделя, чтобы признаться в содеянном. Бианка знает тебя слишком хорошо, моя дорогая. Она быстро сообразила, как заставить тебя убежать. Теперь я стою и недоумеваю, почему ты все еще не кинулась мне на шею от радости и из благодарности.

– Благодарности за что? – не поняла Лиззи.
– Что нет никакого ребенка, – ответил Люк. – И что ты все еще моя жена. И, кстати, ты должна была остаться в Милане и поддержать меня в трудную минуту.

Теперь Лиззи поняла, почему муж приехал в таком плохом настроении. Он злился на нее за то, что она не осталась вместе с ним, чтобы вместе выслушать насмешки со стороны журналистов. А сейчас Люк думает, что она бросится к нему на шею, так как он принес отличные новости. Но она не собирается этого делать!

– Твоя самоуверенность, Люк, перешла всякие границы, если ты рассчитываешь, что я упаду к тебе в объятия, – сообщила она. – Или ты уже забыл, что я собиралась уйти от тебя еще до того, как вмешалась Бианка?

– Я ничего не забыл, – ответил он, приближаясь к Лиззи. – Я просто предоставил тебе возможность не вспоминать этот эпизод, но ты ею не воспользовалась.

– Я и не собиралась, – ответила Лиззи, пятясь назад. – Ты обманул меня, запугал,

выжал, как лимон. Но что ты дал мне взамен? Великолепное тело и возможность пользоваться им. Это все, что я получила от тебя, Люк. И даже не смей прикасаться ко мне! – предупредила она, когда уткнулась в стену. – Как ты можешь надеяться, что я поддержу тебя?

– Я и не надеюсь, – ответил он и отвернулся. – Ты заслуживаешь лучшего.

То, что Люк признал это, не принесло Лиззи облегчения.

– Спасибо хоть на этом, – хмыкнула она. И хотя ей хотелось обнять его, она сдержалась. А потом вспомнила записку с признанием в любви, которую он написал для видимости, и снова разозлилась. – Мой отец придет с минуты на минуту. Я хотела бы, чтобы ты ушел…

– Он не придет…
Лиззи замерла в дверях.
– Что это значит? – спросила она.
– Он вернется нескоро, – объяснил Люк. – Я предупредил его о своем приезде и о том, что поведу тебя на ужин

– Ужин? – переспросила Лиззи. – Но я не хочу с тобой ужинать.

– Только так ты сможешь избавиться от меня, дорогая.

Та холодность, с которой муж сказал это, заставила Лиззи взглянуть на него. По выражению его лица она поняла, что ее любимый мужчина снова превратился в бесчувственного Люка де Сантиса, играющего не по правилам.

Высокий, сильный, красивый и безумно привлекательный… Лиззи было нелегко сопротивляться.

– Объяснись, – потребовала она.
– Ужин, – повторил Люк. – Это все, чего я прошу. Столик уже забронирован. Тебе нужно лишь сесть со мной и поесть. – (Никогда в жизни она не поверит, что он хочет от нее только этого.) – Иначе мне придется вспомнить о вашем семейном долге…

Вот теперь она его узнаёт. Прежний самодовольный Люк, который смотрел на нее, как тигр на жертву.

– Ужин… – скрестила она руки на груди. Его взгляд инстинктивно опустился вниз, и от этого у Лиззи мурашки побежали по коже. – Где?

– В моем отеле. Я остановился в «Лангвел Холл».
«Лангвел Холл», тихо повторила про себя Лиззи. Только лучшее могло подойти Люку. Отель считался самым шикарным в округе. Его недавно отреставрировали, и многим туристам это здание показывали как местную достопримечательность.

Лиззи прекрасно понимала, что таким образом Люк пытается выманить ее из дома, где она чувствовала себя как рыба в воде. И передвинуть место действия туда, где удобно ему.

– У меня нет ничего подходящего, чтобы надеть на ужин в такое место, – холодно заявила она.

Черные глаза снова осмотрели ее с ног до головы.
– Не стоит переодеваться. Мы собираемся ужинать, а не устраивать показ мод.

Лиззи была достаточно зла, чтобы именно так и поступить. Назло ему она могла пойти в самый шикарный отель города в платье, которое не снимала уже два дня, потому что была слишком расстроена, но…

– Ужин, – задумчиво повторила она. – Это все? Потом ты привезешь меня домой и перестанешь запугивать?

– Да, – ответил Люк по-итальянски, убеждая ее, тем самым, в своей искренности.

Не сказав ни слова, Лиззи развернулась и гордо поднялась по лестнице в свою комнату. Возможно, если бы она оглянулась, то увидела бы, как Люк провел рукой по лицу, будто снимая с себя напряжение.

Когда она спустилась, на ней был длинный плащ, а под ним – единственное приличное платье, которое висело в ее шкафу. Черное, закрывающее колени, шею и руки.

Люк уже ждал жену в холле. Они сели в арендованный «Бентли» и поехали в ресторан.

Оба молчали. Это было похоже на затишье перед бурей, поэтому Лиззи безуспешно пыталась успокоить свои нервы.

«Лангвел Холл» оправдал ее ожидания. Выполненный в старинном стиле, он поражал роскошью. Повсюду были зеркала, золото и эксклюзивная мебель.

Их проводили к столику. Кто-то невидимый забрал их плащи. В зале горел слегка приглушенный свет, создавая интимную обстановку.

Люк жестом отпустил метрдотеля и сам помог Лиззи сесть.

– Тебе бы пошли бриллианты, – прошептал он ей на ухо.

– Плохой способ задобрить меня, – парировала Лиззи.

Она вспомнила про бриллианты Бианки. Когда Люк сел напротив, ей стало ясно: он понял, о чем она думает.

– Тогда изумруды, – поправился он. – Они лучше подходят к твоим глазам.

– Это лесть, – не поддалась Лиззи. – И у меня серые глаза.

– Нет, сейчас они зеленые. – И Люк улыбнулся, так как она покраснела. Они оба знали, что глаза Лиззи меняли цвет, только когда ее охватывала страсть.

Видимо, было неважно, какого рода эта страсть.
Официант предложил Люку карту вин, но тот отмахнулся и заказал свое любимое вино. Статус этого отеля не позволял официанту даже секунды промедления, поэтому тот сразу положил перед ними меню.

Лиззи открыла его и сделала вид, что изучает от корки до корки. Люк же откинулся на спинку стула и начал изучать ее лицо.

– Прекрати, – сказала Лиззи, даже не взглянув на него.

– Мне нравится смотреть на тебя, – объяснил он. – У меня иногда даже дух захватывает.

– Секс. – Лиззи нашла подходящее название для этого явления.

– Ты хочешь от меня больше, чем просто секс?

Этот вопрос заставил Лиззи сконцентрироваться. Однако она все еще не поднимала глаз.

– Я не настолько сильна во французском, чтобы все здесь понять, – пробормотала Лиззи, указывая на меню. – Тебе придется переводить.

– Ti amo, – сказал он по-итальянски. – Это значит «Я тебя люблю».

Лиззи вздрогнула от этих слов и чуть не уронила бокал.

– Это итальянский, а не французский, – беспомощно взглянула она на Люка. – И не надо надо мной издеваться… – Ей не справиться со слезами. – Или я уйду…

Но по выражению его лица видно, что у него и в мыслях не было издеваться над ней. И Люк выглядел абсолютно серьезным, когда достал что-то из кармана и положил перед Лиззи.

Она наклонилась и замерла.
– Скажи мне, – тихо произнес Люк, – что именно в моей записке расстроило тебя до такой степени, что ты скомкала ее и кинула на пол?

Лиззи покачала головой, пытаясь сдержать слезы.
– Я… я не знала, что она упала на пол.
– Эта часть? – спросил он, будто не слышал ее ответа, и указал на то место, где было написано «ужин в восемь». – Эта часть, потому что ты решила, будто я снова командую, а не вежливо приглашаю? Или дело в другом, дорогая? – спокойно продолжил он. – Может, я был недостаточно романтичен, когда писал, что это наше первое свидание?

Он прекрасно знает, какая часть записки расстроила ее. Он просто играет с ней, поджидая наилучшего момента, чтобы унизить.

– Я больше не хочу это слушать. – Лизи вскочила.
Люк тоже встал и схватил ее за запястья, не давая ей возможности уйти.

– Я тебя люблю, – сказал он.
– Нет, – прошептала она, изо всех сил пытаясь вырваться.

Но Люк еще сильнее сжал ее руку.
– Я люблю тебя, – повторил он. – Я буду говорить это до тех пор, пока ты меня не услышишь.

– Так же, как ты пошутил по этому поводу в постели?

Она выпалила эти слова до того, как вспомнила, что они не одни. Теперь все посетители ресторана смотрели в их сторону. Но Лиззи не могла забыть, как сильно он ранил ее тогда.

– Я постарался исправиться. – Люк смотрел ей прямо в глаза. – Я написал эти слова, чтобы ты поняла, что я действительно люблю тебя. Но ты восприняла их как очередную шутку.

– Ты самый бесчувственный эгоист в мире, – заявила Лиззи.

– Я тебя люблю, – снова сказал Люк. – Ты говорила мне, что я слишком стар для тебя. Согласен. И все же я заставил тебя выйти за меня замуж. И по-прежнему хочу, чтобы наш брак продолжался.

– Мы с Бианкой ровесницы. Какая разница? – нахмурилась Лиззи, придравшись именно к той части, с которой она могла поспорить.

Выражение лица Люка изменилось. Он притянул ее к себе. Лиззи не нашла в себе сил сопротивляться и уперлась руками ему в грудь. Но уже в следующую секунду она забыла о сопротивлении, так как Люк страстно поцеловал ее.

Лиззи лишь услышала вздох ошарашенной публики, так как Люк де Сантис никогда прежде не позволял себе такие фривольности в общественном месте.

– Вот в чем разница, – пробормотал он, когда наконец отпустил ее.

Но Лиззи покачала головой.
– Ты любишь все забирать, Люк, – прошептала она. – Если я буду с тобой, ты заберешь у меня все, ничего не оставив. Ты слишком жестоко обошелся со мной той ночью, понимаешь? – и она ударила его в грудь. – И сделал это специально. Думаешь, записка на кухонном столе может все исправить?

Шум в зале нарастал. Лиззи обернулась и увидела, что десятки лиц смотрят на них. Это было слишком тяжело для нее. Она разрыдалась и выбежала прочь.

Люк догнал ее в холле и схватил за руку.
– Ты можешь избить меня, но позже, – предложил он, поскольку она молотила кулачками по его груди.

Люк потащил Лиззи, к лифту. Метрдотель попытался остановить его, но Люк заявил:

– Это моя жена! Не смейте вмешиваться в семейный конфликт!

И он зашел в лифт.
Последним, что увидела Лиззи, были холл и множество глаз, которые уставились на них.

– Надеюсь, тебе понравилось то представление, что ты устроил, – прошипела она, когда двери лифта закрылись. – Теперь отпусти меня!

– Ни за что на свете, – ответил Люк. – Ты отказываешься меня слушать. Ведешь себя, как старая злопамятная ведьма. Тебе наплевать на то, что ты заставляешь меня переживать. Ты любишь меня и одновременно… не любишь!

После этих слов Лиззи перестала бороться, так как растерялась. Как только она успокоилась, Люк отпустил ее. Двери лифта распахнулись, и он потащил жену за собой. Еще через секунду Лиззи стояла в самом роскошном номере, какой она когда-либо видела.

Люк закрыл дверь, подошел к бару, налил себе виски и залпом выпил. Лиззи видела, что он кипит от злости.

– Что ты от меня хочешь? – спросил он, разведя руки. – Я отпустил Бианку, женился на тебе, поставил на кон свою честь и репутацию. Что еще я должен сделать, чтобы ты прозрела и поняла, зачем, все это?

Лиззи изо всех сил пыталась остановить головокружение, но все равно была не в состоянии оценить ситуацию трезво. Люк злился – да. Он защищался – да. Он был высок, красив и невероятно притягателен. И только сейчас его душа действительно открывалась для нее.

Лиззи прижала руки к сердцу, которое колотилось как бешеное.

– Ты любишь меня? – осмелилась спросить она.

Люк напрягся… и медленно кивнул.
– Я полюбил тебя с первого взгляда, – признался он. – Для меня это стало полной неожиданностью. Сначала я подумал, это из-за твоего сходства с моей бабушкой. Но чувство не уходило, как бы мне этого ни хотелось. Моя жизнь была уже предопределена. Мы с Бианкой собирались пожениться…

– И ты с ней спал, – не могла не добавить Лиззи.
– Что ты хочешь этим сказать? – возмутился Люк. – Мне тридцать четыре года, и я не давал клятву целомудрия.

– Я на это и не надеялась, – хмыкнула она. – Я просто не…

Она не договорила, так как понимала: то, что она собиралась сказать, было наивно, глупо и несправедливо.

– С Бианкой это было просто… – пробормотал Люк.
– Не надо! – воскликнула Лиззи, не желая, чтобы их сравнивали, как…

– Нет, – вздохнул Люк и опустил голову. – Нет! – повторил он и посмотрел Лиззи в лицо. – Я все-таки скажу. Мне кажется, что это необходимо. Мы с Бианкой собирались пожениться, поэтому, естественно, у нас с ней были интимные отношения. Сейчас двадцать первый век, дорогая, и большинство женщин ожидают интима. Но все прекратилось, как только я встретил тебя, – добавил Люк. – Возможно, именно это подтолкнуло Бианку к любовникам.

Люк увидел ошарашенные глаза Лиззи и улыбнулся.
– Наше решение обвенчаться никак не связано с любовью, дорогая. Бианка была права, когда называла это слиянием династий. Она из хорошей семьи и очень красива.

Люк замолчал, потер лоб, будто устал, но затем продолжил:

– Но я совершил большую ошибку. Я не искал жену, просто союз с семьей Морено меня устраивал. Я решил принять судьбу и сидел, сложа руки, но затем встретил тебя и уже не мог никого обманывать. То, как ты смотрела на жениха своей подруги, сводило меня с ума. Но поначалу я принимал это как должное, даже не думая, почему мне так нравится ощущать на себе твой взгляд. – Люк посмотрел ей прямо в глаза. – Твои волосы сводили меня с ума, – прошептал он. – Я обожаю этот цвет и то, как они вьются. Мне нравятся твоя фигура и твоя женственность. Я скучаю, когда тебя нет со мной. Я не могу заснуть, если не чувствую рядом твое тело, дыхание… А твои ласки… Тебе нужны еще какие-то доказательства моей любви? – спросил Люк.

Лиззи лишь кивнула.
– Хорошо. – Он вздохнул. – Я ненавижу себя за то, что забрал твою невинность, постоянно ругаю себя, что был с тобой так груб. Я бы отдал все на свете, чтобы не видеть выражение твоих глаз, когда Бианка сказала, что ждет от меня ребенка. И мне не нравится твое платье – ведь оно скрывает твою фигуру. А я хочу видеть все! Я хочу тебя, даже если ты больше никогда не позволишь мне прикоснуться к тебе. И я восхищаюсь, – нежно пропел он, – тем, как ты стоишь сейчас и ругаешь себя за то, – Люк начал медленно приближаться к Лиззи, – что ты злопамятная, эгоистичная женщина, у которой лишь секс на уме.

– У нас был не секс. Мы занимались любовью, – поправила его Лиззи.

– Ага. – Люк наконец-то слегка расслабился. – То есть ты признаешь, что все же здесь имеются отличия.

Подойдя вплотную, Люк обхватил ее голову за затылок и отклонил назад. Их взгляды встретились.

– Зеленые, – констатировал он. – Ты умираешь от желания сорвать с меня одежду.

– Я хочу от тебя ребенка, – прошептала Лиззи.
И глаза Люка почернели. Он снова превратился в голодного льва и рванул молнию на ее платье.

Дешевый материал упал к ногам, а Лиззи уже расстегивала пуговицы на его рубашке. Скоро показалась загорелая кожа. Лиззи едва сдерживалась, чтобы не порвать эту рубашку на клочки.

Рубашка отлетела в сторону. Лиззи расстегнула бюстгальтер, и он отправился в тот же угол. Но пока они не прикасались друг к другу. Люк лишь продолжал держать ее за волосы, а Лиззи потянулась к его брюкам.

И тут ее губы начали дрожать, а в глазах Люка появились языки пламени.

– Сними ботинки сам, – простонала нетерпеливо Лиззи.

Люк скинул один ботинок, а она в это время одной рукой обвила мужа за шею, а другую запустила в его брюки.

– Я люблю тебя, – пролепетала она и почувствовала, как он отреагировал на эти слова. – Я люблю тебя, – повторила Лиззи, едва касаясь его губ.

Их губы соединились в страстном поцелуе.
– Тебе придется за это заплатить, – прошептал Люк, когда Лиззи укусила его за нижнюю губу.

– Я тебе еще кое-что должна, – напомнила ему жена. – Пять с половиной миллионов поцелуев, парочку наследников и один эротичный укус.

– Тебе никогда не удастся со мной расплатиться, – заявил Люк, схватил ее на руки и понес в спальню, где их ждала шикарная кровать. – Но я дам тебе шанс, – улыбнулся он и снял оставшуюся одежду, причем сделал это быстро, поскольку знал, что нельзя больше заставлять женщину ждать. Она и так слишком возбуждена.

– Ну, можно начинать? – невинно поинтересовалась Лиззи.

– Да, дорогая, – ответил Люк и прильнул к ней всем телом. – Время пошло.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Жених её подруги 4

Жених её подруги 1

Все вокруг были заняты приготовлениями к предсвадебной вечеринке, а Лиззи еще никогда так сильно не мечтала о спокойствии и уединении. Сегодня она должна была провести вечер во...

Жених её подруги 2

– Это совсем не смешно, – буркнула Лиззи в то время, как ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. – Я понимаю, что ты обижен и чувствуешь необходимость отыграться на ком-нибудь...

Жених её подруги 3

– Нет, не дергайся, – прошептал Люк. Лиззи испуганно взглянула ему в глаза: – Я думала, ты… Но Люк не дал ей договорить, перебив фразу нежным поцелуем. – Мы спасем нашу первую...

Подруга или психолог?

Мою дочь пригласили участвовать в дискуссии на тему «В трудную минуту вы обратитесь - к подруге или психологу?», отстаивать позицию подруги. Она попросила меня высказать свое...

Подруги

- А где тот парень, который тебе всегда носил цветы!: - Этот .... - женился на цветочнице!! - Может ты сильно долго им играла? - Не знаю... Эта цветочница с ним долго цветы! Цветы...

Жены султана

Жил был султан, у которого было 4 жены. Все они были умницами и красавицами, но больше всего он любил четвертую – молодую, добрую и ласковую. Мужчина одевал ее в дорогие платья...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты