Жених её подруги 3

– Нет, не дергайся, – прошептал Люк.
Лиззи испуганно взглянула ему в глаза:
– Я думала, ты…
Но Люк не дал ей договорить, перебив фразу нежным поцелуем.

– Мы спасем нашу первую брачную ночь, любимая, – сказал он. – И сделаем это медленно. Так медленно, что ты не сумеешь испугаться.
Жених её подруги 3
Лиззи хотела заявить, что ничего не боится, но не могла произнести ни слова. Она почувствовала, как его рука скользит вниз по ее шелковой ночнушке.

Она раскрыла для него свои губы, и Люк сразу же принял приглашение. Он целовал ее страстно, безудержно. И Лиззи так же отвечала на его поцелуи.

Его рука опускалась все ниже, и наконец одним ловким движением Люк снял с жены ночнушку.

Та секунда, на которую прервался их поцелуй, пока Люк освобождал Лиззи от ненужной одежды, показалась ей вечностью. Казалось, она умрет, если снова не почувствует вкус его губ. И Люк не заставил ее ждать. Их пылкий поцелуй продолжился еще более страстно, а рука Люка теперь исследовала то, что раньше было скрыто под тонким шелком.

Когда она прошептала что-то, Люк приподнялся на локте и взглянул вниз, наблюдая за тем, как его рука скользит от низа ее живота к груди.

На этот раз Лиззи пугала властная сила его пальцев. Она закрыла глаза и застонала от наслаждения. Ее соски напряглись, и Люка это ничуть не смутило. Он сам заставил расцвести эти бутоны, чтобы через мгновение поиграл с ними языком. Лиззи выгнулась, словно дикая кошка, почувствовав, как электрический ток пронзил все ее тело.

Люк снова поднял голову и посмотрел на нее. Но Лиззи не могла вынести ни минуты промедления. Она обняла его за шею и притянула к себе.

– Английская дикарка, – прошептал он.
Но Лиззи было все равно, как он называет ее. Ей хотелось снова испытать то чувство, которое возникло тогда, в самолете. Однако Люк выругался и отстранился от нее:

– Я же сказал «медленно». Я не собираюсь насиловать тебя, Элизабет.

Но она уже не ощутила разницу между«быстро» и «медленно». Ею больше не управлял разум. Сладкое, сильное и беспощадное желание охватило Лиззи.

– Я хочу быть изнасилованной, – пробормотала она и с силой потянула его обратно.

– Ты не понимаешь сути, – улыбнулся Люк. – И я не дам тебе повод обвинить меня завтра утром в изнасиловании, когда твоя совесть решит тебя помучить.

У Лиззи глаза расширились от возмущения.
– Я бы так не сделала!…
– Еще как сделала бы, – настаивал Люк. – Ты хочешь меня, но в то же время сопротивляешься. Вообще-то, – добавил он с ухмылкой, – ты готова обвинить меня в чем угодно.

– Как можно быть таким холодным и утверждать подобное сейчас? – простонала она.

– Я не холоден. Я пытаюсь быть справедливым по отношению к тебе.

– Ко мне? – воскликнула Лиззи и почувствовала, как ее возбуждение превращается в горечь. – Ты никогда не был ко мне справедлив! – Она сжала кулаки и попыталась оттолкнуть Люка. – Ты отвратительный любовник, – добавила она со злости, так как не смогла сдвинуть его ни на миллиметр. – Тот, который хочет, чтобы я подписала контракт, прежде чем вступить в брак.

Слишком поздно Лиззи поняла, что опять наговорила лишнего. Она прикусила нижнюю губу и с испугом взглянула в его глаза, которые стали абсолютно черными. Упрямство не позволяло ей взять свои слова обратно, хотя молчание мужа подсказывало, что именно так и нужно было поступить. Именно в этот момент Лиззи как никогда почувствовала их разницу в возрасте и опыте.

– С-скажи что-нибудь, – пробормотала она, когда не смогла больше терпеть гнетущую тишину.

Люк вместо этого отодвинулся от нее и включил свет. Теперь она отчетливо видела, как его темный глубокий взгляд беспощадно впивается в нее.

Сердце Лиззи не билось – оно колотилось с бешеной скоростью. Лицо Люка было настолько непроницаемым, что она никак не ожидала от него последующего порыва.

Он схватил ее за волосы и дернул их так, что Лиззи выгнулась, а Люк впился губами в ее шею.

Ее скудный опыт общения с мужчинами не мог подсказать, как действовать. Лиззи еще никогда не испытывала такого чувственного экстаза. Его губы и руки ласкали самые сокровенные места. Люк целовал ее до тех пор, пока она не ощутила головокружение.

Любое его слово воспринималось ею как приказ, который нельзя было нарушить. Лиззи с удовольствием следовала за своим более опытным партнером и готова была взять все, что он хотел ей предложить.

Люк ласкал каждый дюйм ее тела и наконец добрался до главного сокровища. Лиззи застонала и утонула в море наслаждения. Она вцепилась в плечи мужа и прошептала его имя.

Казалось, она не открывает глаза уже целую вечность. Но когда Лиззи почувствовала тяжесть его тела и то, как ее ноги медленно раздвигаются, она распахнула веки и взглянула в глаза Люка.

Лиззи ошутила его возбужденную плоть совсем близко. И вот оно свершилось. Люк приподнял ее бедра и сделал первое слабое движение. Лиззи выгнулась, готовая принять его. У нее перехватило дыхание, и она всем своим существом жаждала продолжения.

– Ты уверена, что хочешь этого? – прошептал Люк.
То, что он спросил у нее это после того, как продемонстрировал свое превосходство, чуть не довело Лиззи до слез. Для нее главным вопросом оставалось: хочет ли ее он?

Лиззи кивнула, чувствуя его дыхание на своих губах. На этот раз Люк закрыл глаза, сделав решающее движение. Лиззи прикусила губу, чтобы сдержать вырывающийся крик боли. Его руки дрожали, когда он провел ими по ее волосам и нежно поцеловал в лоб. Еще и еще, пока не почувствовал, что напряжение Лиззи спадает.

Люк обнял ее и начал двигаться, унося Лиззи за собой в страну блаженства. Она потянулась к его губам, но он попросил:

– Посмотри мне в глаза.
Лиззи открыла тяжелые веки, хотя и не помнила, когда успела зажмуриться. Их взгляды встретились, и наконец он подарил ей это – волны удовольствия, которые неожиданно нахлынули на нее. Люк наблюдал, как Лиззи бьется в экстазе, а потом сам присоединился к ней, и они слились в едином порыве.

Обольщение, призналась себе Лиззи спустя несколько минут, когда вернулась с небес на землю. Только что она была красиво обольщена.

Люк не шевелясь лежал на ней, и Лиззи чувствовала биение его сердца. Она осознала, что ее ноги все еще обвивают мужа.

Лиззи знала, что это восхитительное ощущение останется навсегда вместе с ней.

Она осторожно опустила свои ноги на кровать. Ее движение как будто привело Люка в чувство. Он приподнялся на локте и выключил свет.

Все закончилось. Люк лег рядом, не выпуская Лиззи из объятий. Но не было сказано ни слова. Казалось, все завершилось и он просто хотел уснуть.

Это ранило Лиззи. Она все порывалась заговорить, но Люк лишь обнял ее и прижал ее голову к своей груди.

Он так и уснул – крепко прижимая жену к себе. Лиззи никогда в жизни не чувствовала себя такой несчастной. Почему он так повел себя? Из-за того, что она усомнилась в его способностях любовника? Как можно любить Люка и одновременно ненавидеть его? Она совершенно себя не понимала…

Лиззи попыталась отстраниться, но Люк держал ее слишком крепко. В конце концов она перестала сопротивляться, расслабилась и закрыла глаза.

Лиззи даже не представляла, что Люк в это время не спал. И каждый раз, когда она шевелилась, ему приходилось сдерживать свои порывы.

Лиззи и не догадывалась, что если она сочла все произошедшее традиционной брачной ночью, то для Люка эта ночь оказалась самой удивительной за всю его достаточно долгую жизнь…

Лиззи погрузилась в сон, а утром обнаружила, что Люк уже ушел. Это стало для нее облегчением. Не пришлось избегать неловких взглядов и глупых слов. Она приняла душ, прокручивая прошедшую ночь в голове.

Теперь Лиззи была в смятении. Зачем они сделали это? Зачем она позволила Люку все? Одной недели хватило этому мужчине, чтобы добиться ее.

Потому что она его любит?
Нет! Лиззи выключила воду. Она его не любит! Она не хочет его любить!

Чтобы спуститься вниз, Лиззи потребовалось собрать все свое мужество. Воспоминания все еще будоражили ее, и она понятия не имела, чего ожидать от Люка при встрече.

Лиззи не знала, куда идти, поэтому направилась в комнату, где они ужинали прошлым вечером. При дневном свете все выглядело по-другому. Комната казалась больше и светлее. Огромное окно выходило в ухоженный сад, а вдалеке виднелось лазурное море.

Позади послышались шаги, и Лиззи обернулась, ожидая увидеть Люка. Но это была Нина, которая приветствовала ее широкой улыбкой.

– Вы проснулись, синьора? Синьор Люк приказал не будить вас, чтобы вы хорошенько выспались после перелета. Но я уже начала волноваться, что вы пропустите такой прекрасный день!

Беззаботная болтовня Нины слегка успокоила Лиззи. Уже через минуту она сидела за столом и пила свежевыжатый апельсиновый сок. А Нина между тем продолжала суетиться вокруг нее, как курица-наседка.

– Пожалуйста, зовите меня Лиззи, – сказала молодая женщина, когда обращение «синьора» начало резать ей слух. Она не чувствовала себя ни синьорой, ни миссис, хотя на ее пальце было обручальное кольцо.

– Синьор Люк после завтрака ушел посмотреть, как дела у его фермеров, – сказала Нина.

– Его фермеров? – переспросила Лиззи.
– Он вам не сказал? – удивилась Нина, наливая молодой хозяйке кофе. – Этот дом и земля принадлежали его бабушке. В главном зале висит ее портрет. Если хотите, я покажу вам его попозже. Синьор Люк проводил здесь все школьные каникулы. Он взял дела в свои руки после смерти синьоры в прошлом году.

В прошлом году? Лиззи не знала, что Люк пережил недавно большую утрату. Нина продолжала:

– Мы до сих пор скучаем по ней. Особенно синьор Люк. Он как-то сказал мне, что именно бабушка научила его жизни. Непросто долгие годы прожить в богатстве, оставаясь при этом человеком. Но теперь с ним вы, – улыбнулась она. – Вы бы понравились старой синьоре. Вы внешне похожи на нее. И такая же упрямая, и…

– Англичанка, – произнес мужской голос. Лиззи замерла, не донеся кусочек апельсина до рта. Она обернулась и увидела в дверях Люка. Высокий, красивый, уверенный в себе, он стоял, скрестив руки на груди, и с улыбкой наблюдал за ней.

– Дикарка, – добавила Нина, не замечая, как накалилась атмосфера. – Вы называли ее английской дикаркой.

– Да, именно, так, – кивнул Люк и с интересом начал наблюдать за тем, как Лиззи покрывается краской.

Он назвал ее так прошлой ночью, когда она укусила его. Что-то подобное прошептал на борту самолета, когда страсть чуть было не завела их слишком далеко. Лиззи положила апельсин на блюдце и резко встала.

– Доброе утро, моя дорогая жена, – сказал Люк по-итальянски и оглядел ее с ног до головы.

Теперь Лиззи расстроилась, что надела короткую юбку и топик. Лучше бы она закуталась в длинное пальто, несмотря на жару.

– Ты не ответишь мне, милая? – с ухмылкой спросил он.

Нет, подумала Лиззи, я пока вообще не могу говорить. Она провела языком по губам и тут же пожалела об этом, так как Люк не сводил с нее глаз.

– Итак, моя девственная жена лишилась дара речи, – улыбнулся он. – Видимо, мои таланты любовника не так уж плохи.

– Не надо, – прошипела Лиззи. Она была поражена тем, что он говорит ей такие гадости в присутствии экономки.

– Мы одни, – заявил Люк, заметив ее взгляд. – Нина удалилась, как только ты столь очаровательно покраснела. Кроме того, поздно держать историю этой ночи в секрете. На простыне остались следы крови. – (От этих слов Лиззи побледнела.) – Ты разве не видела? – поинтересовался Люк и начал сокращать дистанцию между ними. – Ну, одна из служанок наверняка это заметила, перестилая постель.

Лиззи отшатнулась, когда Люк коснулся ее рукой, но продолжала молчать.

– Без комментариев, – улыбнулся он и взял дольку апельсина. – Признаюсь, когда я сам увидел это, то был несколько ошарашен. Совсем как в средневековье. Я даже ожидал, что свидетельство твоей непорочности будет вывешено на балконе…

Еле сдержав плач, Лиззи выскочила из комнаты и побежала куда глаза глядят. На улице было так жарко, что на секунду ей захотелось вернуться в прохладный дом. Но нет. Лучше сгореть на солнце, чем находиться под одной крышей с этим человеком.

Лиззи не понимала, почему Люк так жестоко обошелся с ней. Что плохого она ему сделала? Как человек за одну секунду мог превратиться из нежного любовника в бесчувственного зверя?

Она подошла к террасе и села на ступеньки.
Лиззи смотрела на море и представляла себе, как в это самое время служанки смеются над ней и обсуждают подробности ее личной жизни. Люк назвал это средневековьем, она бы назвала это…

Но звук шагов не позволил ей продолжить мысль…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
– Я… прошу прощения, – прошептал Люк. – Это было непростительно грубо с моей стороны.

То есть он все понял? Лиззи радовалась уже этому.
– Когда тебе надоест обвинять меня в том, что я неподходящая для тебя жена? Сделай мне одолжение, Люк, – взмолилась Лиззи, – отправь меня обратно домой.

Люк сел рядом и нежно провел рукой по ее щеке. Лиззи не осмеливалась взглянуть на него. Ей все еще хотелось разреветься.

– Я был в шоке, – сказал он, – когда увидел… доказательство сегодня утром. Я почувствовал, будто украл у тебя что-то, что мне не принадлежало.

– Это твое единственное оправдание? – спросила Лиззи, продолжая изучать свои руки.

– Нет. У меня есть и другие, – признался Люк. – Но я не уверен, что ты готова их сейчас выслушать.

Возможно, он был прав. На сегодня с нее достаточно. Ее сердце разрывалось на мелкие кусочки, а в глазах стояли слезы.

– Я не собираюсь отвечать за то, что натворила Бианка. Ты дважды испортил прошлую ночь, считая твое сегодняшнее выступление. И я думаю, что ты сделал все это специально.

– Мой девиз: лучшая защита – нападение. Я ожидал атаку с твоей стороны, поэтому набросился первым.

– Знаешь, кто ты, Люк? – Лиззи посмотрела ему прямо в глаза. – Ты холодный и циничный эгоист. Ты думаешь, что можешь обращаться со мной как угодно. Потому что я с самого начала выказала свою симпатию к тебе.

Легкая улыбка тронула его губы.
– Это не так, – отрицательно помотал он головой.
– Итак, на простыне была кровь, – продолжила дрожащим голосом Лиззи. – Настоящий мужчина мягко указал бы мне на это. Но не ты. Ты ушел, даже не подумав о том, в какое неудобное положение я попаду.

– Я считал, что ты сама заметишь.
– Но я не заметила. – На самом деле Лиззи даже не посмела взглянуть на кровать. – И что такого плохого в моей… неопытности? С чего ты взял, что тебе позволено издеваться надо мной?

– Вчера я был зол, – попытался объяснить Люк. – Зол на то чувство, с которым пришел в нашу спальню и с которым вышел из нее сегодня утром. Теперь я прошу тебя принять мои извинения и обещаю, что с этого момента буду вести себя лучше.

Удивительная речь для человека, который считает себя выше остальных!

– Ты охотишься, – ни с того ни с сего пробормотала Лиззи.

После нескольких секунд молчания Люк тихо рассмеялся. Он снова провел рукой по ее щеке и на этот раз заставил жену посмотреть ему в глаза.

– Это действительно так, – согласился он. – И это означает, что для других львов сегодняшний день неудачен, дорогая. Они останутся ни с чем.

В его словах слышалось нечто новое. И Лиззи не знала, как к этому относиться. Люк избрал другую линию поведения?

Наконец она вздохнула и сказала:
– Если ты обидишь меня еще раз, я разведусь с тобой, несмотря на твои угрозы.

К ее искреннему удивлению, Люк лишь кивнул в ответ. Он сбросил маску бесчувственности, в конце концов поняла Лиззи. Теперь она видела перед собой лишь красивого, волнующегося, притягательного мужчину.

Люк встал и протянул ей руку, чтобы помочь встать. Лиззи колебалась, так как знала, что предлагает ей эта рука… Люк сжал ее кисть и поднял со ступеней. Он не позволил Лиззе высвободить руку, а наоборот, прижал ее к себе.

Сердце Лиззи затрепетало. Он собирался ее поцеловать, а она не могла решить, хочет ли этого сейчас.

– Мне нужно кое-что из вещей, которые твои люди забыли упаковать, – быстро пробормотала она.

– Например?
– Джентльмены не задают подобных вопросов, – нахмурилась Лиззи.

– Я думал, мы уже выяснили, что я к их числу не принадлежу.

Лиззи взглянула на него и увидела легкую улыбку, которая тут же пропала.

– Мне нужна панамка от солнца, крем для загара, – начала перечислять она, пытаясь не замечать, насколько близко к ней стоит Люк.

Но это было невозможно. И он наверняка чувствовал, что жена дрожит в его руках. Люк слегка притянул ее к себе и нежно поцеловал в губы.

– Тогда мы едем по магазинам, – объявил он. Лиззи понимала – только что они подписали еще одно соглашение. Теперь ей оставалось понять, в чем именно оно заключалось и каковы новые правила игры.

Люк повез жену в городок на маленькой спортивной машине. Он водил ее по магазинам, не давая возможности все рассмотреть. Пока Лиззи разглядывала браслет, он покупал ей шляпку, а потом молча платил за браслет и тащил ее в другой магазин.

– Самоуверенный, – пробормотала Лиззи.
– Всю свою жизнь был таким, – с улыбкой согласился Люк.

И Лиззи позволила себе расслабиться. А почему нет? Всю жизнь ей приходилось принимать решения самостоятельно. А оказывается, так приятно, когда за тебя думает умный мужчина.

Принимая все эти подарки, Лиззи начала себя чувствовать невероятно женственной. У нее появилось ощущение, будто к ее ногам готов лечь весь мир.

Где бы они ни были, Люк всегда держал ее за руку. А если они появлялись на людях, то крепко обнимал жену за талию.

Лиззи не знала, делал он это для публики или нет, но она сама прижималась к мужу, ища поддержки, когда Люк представлял ее как свою жену.

Оказывается, новость об их скандальном браке долетела и сюда.

– Дорогая, это Елена и Фабио Романо, – представил ее Люк своим друзьям.

Елена Романо была стройной, элегантной красавицей, но блеск в ее глазах напомнил Лиззи о ведьмах из страшных сказок, которые она читала в детстве. Фабио Романо, высокий темноволосый мужчина средних лет, с тоской наблюдал за всем происходящим. Лиззи смотрела на него и гадала, станет ли таким же Люк, когда достигнет этого возраста.

Они сообщили, что путешествуют на своей яхте и пригласили Люка и Лиззи провести с ними вечер. Люк чрезвычайно любезно отказался, а Фабио еще более любезно принял отказ. Только его жена осталась чем-то недовольна и решила выместить это на Лиззи.

– Такая милая шляпка, дорогая. Очень симпатичная и… розовая. Как у тебя хватило смелости надеть розовое, с твоим-то цветом кожи?

– Это Люк выбирал, – спокойно ответила Лиззи. – Ему нравится все милое и розовое.

Елена рассмеялась, а Лиззи почувствовала, как пальцы мужа сжали ее кисть.

– Ах! – восхитилась Елена. – Это многое объясняет. Я увидела в сегодняшних газетах ваши свадебные фотографии, – объяснила она. – Имидж целомудренной невесты в наше время весьма популярен.

Вот стерва, подумала Лиззи.
– Моя команда отлично поработала для создания такого образа, не правда ли? – заявила она.

Дружба с Бианкой научила ее, как нужно отвечать подобным женщинам.

– А главное, совсем ничего не видно… – пробормотала Елена и кинула взгляд на живот Лиззи.

– Боже! – воскликнула та. – Я никогда не могла даже представить, что люди подумают, будто я заставила Люка жениться на мне, сообщив ему о беременности.

– Они так не думают, – неожиданно вмешался в разговор Фабио. – Елена импровизирует на ходу. Это нормально для такой профессиональной стервы.

Елена покраснела, и пара удалилась.
– Спасибо за помощь, – зло прошипела Лиззи Люку.
– Скоро ты поймешь, что лучше молчать в окружении таких людей, как Елена, – ответил он.

Но Лиззи не собиралась молчать. Если ее именно это ожидает в Италии, то она не желает мириться с этим.

– Ты ей нравишься, Люк, поэтому она решила вцепиться в меня своими наращенными ногтями.

– Что за фантазии?
– Тогда Елена – твоя бывшая любовница. И она злится, что не ей было суждено стать твоей невинной невестой.

– Тебе придется долго изучать биографию Елены, чтобы найти там невинность, – рассмеялся Люк. – И почему ты злишься, если отлично справилась без моей помощи?

– Мне не нравится стиль твоей жизни, – пробормотала Лиззи.

На это Люк ничего не ответил. Он лишь открыл перед ней дверцу автомобиля, подождал, пока она сядет, и поставил у ее ног сумки с покупками. Лиззи сняла шляпку и положила ее себе на колени.

– Я хочу увидеть фотографию, про которую она говорила, – сказала Лиззи, когда Люк сел рядом.

– Нет, – коротко ответил он и завел мотор.
– Почему нет? Ты видел ее?
Ответом было лишь строгое молчание. По дороге на виллу Лиззи пыталась понять, в чем дело, и наконец она сопоставила все происходящее и поняла.

– Ты видел ее, – заявила Лиззи. – Именно поэтому ты был так зол утром. Ты увидел фотографию, и тебе не понравилось, что на ней было изображено: я, бледная как мышь, и ты, похожий на несчастного мальчика, которого поймали в ловушку.

– У тебя слишком бурное воображение, – бросил Люк.
– Я хочу посмотреть на снимок, – повторила Лиззи.
Люк остановил машину у дома и вышел. Лиззи последовала за мужем. Ее совершенно не устраивало его поведение. Он отмахивался от нее, как от назойливой мухи.

– Если ты хочешь изучить весь дом, дорогая, я буду рад устроить тебе экскурсию. Уйди, Нина.

Лиззи обернулась и увидела быстро откланявшуюся экономку. Невозможно было поверить, что человек может быть настолько самоуверенным. Лиззи сжала кулаки так, что ногти впились ей в кожу.

– Если весь мир видел эту фотографию, то я тоже хочу! – воскликнула она.

– Уверяю тебя, не хочешь, – заявил Люк, улыбнулся, а потом вздохнул, когда Лиззи отвернулась и направилась к двери.

Она открыла дверь и ахнула, увидев портрет женщины.

– Дикарка, – прошептала Лиззи, поняв, что случайно ошиблась дверью и зашла в какой-то кабинет. – О боже, – добавила она и приблизилась к картине.

– Княгиня Александра де Сантис, – сказал Люк. – Важная дама, плохая мать, замечательная бабушка и моя английская дикарка.

– Мы с ней похожи, – признала Лиззи.
– Кажется, Нина уже это говорила.
– Но ты – нет, – возразила она, не в силах отвести взгляд от женщины небесной красоты.

– Твои волосы темнее и глаза серые, а не голубые.
Но овал лица, фигура и взгляд были похожи как две капли воды.

– Сколько ей здесь лет?
– Сорок девять, – ответил Люк, чем еще больше поразил Лиззи. Она думала, что княгине на портрете не больше восемнадцати. – Дедушка заказал этот портрет как подарок к ее юбилею. Он утверждал, что только ее красота сохраняет их брак. И она соглашалась с ним, хотя и знала о его многочисленных любовных похождениях.

– Хочешь сказать, что она его любила.
– Мне нравится так думать. Но, по-моему, дедушка не заслуживал такой благосклонности. Однако развод в Италии в то время не приветствовался.

– И она заставила мужа платить как-то по-другому? – предположила Лиззи.

– Проницательно, – заметил Люк после некоторого молчания.

Потому что мне кажется, будто я знаю ее как себя, подумала Лиззи.

– Ты сейчас сравниваешь меня с дедом, – сказал он.
И это было очень проницательно с его стороны.
– Ты берешь то, что хочешь, – заявила Лиззи. – И веришь, что у тебя есть такое право. При этом тебе наплевать на других. – Повернувшись к мужу, она гордо вздернула подбородок. – А теперь я хочу увидеть фотографию.

Люк медленно перевел взгляд с портрета на Лиззи. Его лицо было непроницаемым. Сравнивал ли он ее с бабушкой? Женился ли на ней потому, что она напоминала ему единственного человека, которого он любил?

Ее сердце билось в бешеном ритме, так как Люк продолжал молчать. Но она не собиралась теперь отступать.

– Мы снова ссоримся, – наконец сказал он.
– И ты продолжаешь верить, что победишь. Я умею пользоваться компьютером, – сообщила Лиззи. – И если ты подскажешь, в каком направлении искать…

Люк лишь улыбнулся. Лиззи больше не могла выносить такое напряжение. Ее грудь вздымалась, а соски превратились в набухшие бутоны.

Люк прекрасно это видел и не отрывал от нее взгляд до тех пор, пока Лиззи не сдалась и не опустила глаза.

Теперь она видела его шею. Ту самую шею, с которой все началось, напомнила себе Лиззи. И одно это воспоминание заставило ее покраснеть.

– Лучше я пойду и… – пробормотала она.
– Трусишка, – рассмеялся он, и уже в следующее мгновение жена оказалась в его объятиях.

Поцелуй был глубоким, страстным и очень долгим. Когда он завершился, Лиззи с трудом могла дышать. Она прижималась грудью к Люку и чувствовала его реакцию на ее близость.

– Я бы хотела, чтобы ты перестал хватать меня, когда тебе вздумается, – выдохнула она.

– Я играю не по правилам, – напомнил Люк и снова пленил ее поцелуем.

На этот раз Лиззи обняла его за шею.
– Быстро или медленно? – поинтересовался он, продолжая ласкать ее губы. – Быстро означает, что мы скидываем с себя одежду прямо здесь и устраиваемся на диване или на полу. Медленно – уединяемся в нашей спальне. Выбирай.

– Не знаю, – беспомощно пробормотала Лиззи. – Я не очень в этом разбираюсь.

– Поверь мне, дорогая, ты отлично во всем разбираешься, – ответил Люк.

Его голос был настолько чарующим, что Лиззи сдалась. Она поцеловала, а затем лизнула бронзовую кожу на его шее. Люк выругался, и Лиззи это завело еще больше. Муж взял ее за запястья и сказал:

– Прости.
Люк схватил жену за руку и потащил в спальню, единолично решив, где продолжится это безумство. Закрыв дверь, он посадил ее на кровать и распорядился:

– Не шевелись.
Лиззи мечтала найти силы, чтобы сделать хоть одно движение, но их не было. Она облокотилась на подушку и наблюдала за тем, как Люк скидывает с себя одежду. Темная оливковая кожа и мускулы, которые напрягались каждый раз, когда он снимал футболку, брюки, белье.

– Тебе нравится то, что ты видишь? – спросил он, представ перед женой абсолютно обнаженным. Лиззи облизала губы и кивнула. – Ты хочешь еще что-нибудь лизнуть?

– Да, – прошептала она.
Он приблизился к ней и предложил:
– Наслаждайся. Я весь твой.
Лиззи не поверила сама себе, когда, как кошка, накинулась на него. Она не могла даже представить, что способна быть такой смелой с мужчиной. Она исследовала его тело, а Люк позволял ей делать все, что она пожелает.

Однако он не был пассивным. Он напрягался при каждом ее движении. Когда Лиззи искала его губы, Люк страстно отвечал на поцелуй. А когда она опускала руку ниже, чтобы почувствовать его возбуждение, тихо стонал.

Наконец Лиззи просто прижалась к нему, и Люк посчитал, что она сдалась – ему на радость. Тогда он сорвал с нее юбку, даже не пытаясь расстегнуть молнию. Затем с нее так же быстро слетели трусики и топик. Бюстгальтер, который стягивал груди, мгновенно оказался вне зоны видимости, и Люк начал языком играть с ее набухшими сосками.

Лиззи не успела приготовиться к удовольствию, подобно волне нахлынувшему на нее.

Если это Люк называл «медленно», то Лиззи так не считала. Все происходило быстро и невероятно страстно. Ее пальцы впились в его бицепсы, и она вздрогнула, когда Люк наконец уложил ее на кровать. Ее стройные ноги послушно раздвинулись.

Лиззи не сомневалась в том, что он возьмет ее прямо сейчас, но Люк не торопился. Она готова была молить о пощаде, когда он все же решил, что теперь настало время полностью обладать ею.

Это не просто совокупление, подумала Лиззи, мы занимаемся любовью. И долгий поцелуй, который вернул ее на землю, подтвердил это. Я никогда не позволю сделать такое другому мужчину, решила она, не осознавая, что произносит эти слова вслух.

И тут что-то подтолкнуло Люка начать долгое эротическое путешествие заново. Так они провели весь день – в постели. Вместе принимали душ, нежили друг друга в объятиях и не выходили из спальни.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Жених её подруги 3

Жених её подруги 1

Все вокруг были заняты приготовлениями к предсвадебной вечеринке, а Лиззи еще никогда так сильно не мечтала о спокойствии и уединении. Сегодня она должна была провести вечер во...

Жених её подруги 2

– Это совсем не смешно, – буркнула Лиззи в то время, как ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. – Я понимаю, что ты обижен и чувствуешь необходимость отыграться на ком-нибудь...

Жених её подруги 4

Он странный, подумала Лиззи, сидя на скамейке возле дома, в то время как Люк неподалеку беседовал с одним из фермеров. Он всегда вел себя по-разному. За две недели, что они провели...

Подруга или психолог?

Мою дочь пригласили участвовать в дискуссии на тему «В трудную минуту вы обратитесь - к подруге или психологу?», отстаивать позицию подруги. Она попросила меня высказать свое...

Подруги

- А где тот парень, который тебе всегда носил цветы!: - Этот .... - женился на цветочнице!! - Может ты сильно долго им играла? - Не знаю... Эта цветочница с ним долго цветы! Цветы...

Жены султана

Жил был султан, у которого было 4 жены. Все они были умницами и красавицами, но больше всего он любил четвертую – молодую, добрую и ласковую. Мужчина одевал ее в дорогие платья...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты