Жених её подруги 1

Все вокруг были заняты приготовлениями к предсвадебной вечеринке, а Лиззи еще никогда так сильно не мечтала о спокойствии и уединении.

Сегодня она должна была провести вечер во всемирно известном театре «Ла Скала». А пока Лиззи стояла посреди шикарного номера в миланской гостинице и держала в руках роскошное платье, такое дорогое, что она боялась представить себе даже приблизительную его стоимость. Кроме того, ее не покидала мысль, что в то время, как она веселится в Италии, ее семья в Англии может в любой момент обанкротиться.

Она передумала приезжать на свадьбу лучшей подруги, но ее отец уговорил принять приглашение. А брат Мэтью пошел еще дальше и приказным тоном заявил:

– Не глупи. Ты хочешь, чтобы отцу стало совсем плохо? Поезжай на свадьбу Бианки, как и планировала. И не забудь передать ей мои наилучшие пожелания.

Это было сказано с таким сарказмом, что Лиззи поежилась при воспоминании о словах брата. Он никогда не простит Бианку за то, что та посмела влюбиться в другого мужчину. Родители лучшей подруги также настаивали на присутствии Лиззи, так что ей ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться желанию окружающих. Иногда так поступить гораздо проще, чем идти наперекор всем и вся.

Поэтому теперь Лиззи покорно надевала изумительное платье, пытаясь одновременно уложить непослушную прядь волос, которая не переставала спадать на лоб.

Посмотрев на себя в зеркало, Лиззи ужаснулась. Платье топорщилось совершенно не в тех местах, где нужно, и его серый цвет абсолютно не подходил к ее бледной коже. Уже не в первый раз за свою жизнь Лиззи пожалела, что не родилась такой же красивой, как Бианка, которой шли любые наряды.

Вместо аккуратной фигурки, красивых темных волос и загорелой кожи Лиззи досталось обычное тело, непослушная рыжая копна на голове и белая кожа. Неудивительно, что это платье, которое когда-то принадлежало Бианке, ужасно сидело на ней. К слову сказать, его бывшая хозяйка отказалась от этого наряда спустя месяц.

– Не знаю, почему я его купила, – недоумевала тогда Бианка. – Цвет мышиный, длина мне не подходит, и грудь выпирает из декольте.

Хоть здесь Лиззи могла не волноваться. Ее небольшая грудь с легкостью разместилась в лифе. Кроме того, твердила себе она, дареному коню в зубы не смотрят. Ей все равно не из чего было выбирать. Ее скромный бюджет не покрыл бы и бретельки от этого платья. А собственных роскошных нарядов у Лиззи никогда не было.

Внезапный стук в дверь прервал ее размышления.
– Ты готова, Элизабет? – позвала мать Бианки. – Мы не должны опаздывать в «Ла Скала».

Конечно, нет, мысленно улыбнулась Лиззи.
– Одну минутку! – ответила она вслух.
«Ла Скала» не ждал никого, даже если это были сливки итальянского общества. Среди этих избранных сегодня предстояло провести вечер Лиззи. Она быстро надела туфли, нанесла нежно-розовый блеск на губы и посмотрелась последний раз в зеркало.

Трудно поверить, но одно только обручальное кольцо Бианки могло спасти ее семью от банкротства. Ведь эти деньги дали бы возможность выплатить все долги фирмы. И, наверное, еще немного осталось бы.

Но Бианка вряд ли это осознавала. И Лиззи не винила ее. Просто положение их семей было слишком разным.

Они подружились в тот самый день, когда обеих поместили в закрытую английскую школу, где девочки чувствовали себя чужими. Бианка до Англии весело жила в Сиднее. Ее родители чрезвычайно разбогатели после смерти дяди, который оставил им огромное состояние. Именно поэтому они переехали сюда и отдали дочку в школу со строгими порядками, чтобы она научилась вести себя в высшем обществе.

У Лиззи же была совсем другая история. Ее сослали в эту школу после того, как ее мама оказалась в центре скандала. Всем стал известен ее роман с мэром городка, где они жили. Причем до этого мэра считали порядочным семьянином. После того, как все выплыло наружу, над Лиззи так жестоко подшучивали в школе, что отец решил перевести ее в другое учебное заведение.

Прекратились ли насмешки на новом месте? Нет. Сказала ли кому-нибудь об этом Лиззи? Нет. Ее отец и без того тяжело переживал измену жены и то, что та бросила семью, прихватив с собой все сбережения.

Итак, они с Бианкой стали лучшими подругами. Их притянуло друг к другу, как два полюса. Бианка – темноволосая, уверенная в себе красавица и Лиззи – рыжая худая девчонка, чья мать ни разу не позвонила ей после отъезда.

Уже десять лет подружки неразлучны. Теперь им было по двадцать два года, и одна всегда знала, что делает вторая. Сейчас Бианка выходила замуж за представителя одной из лучших семей Италии. И Лиззи готова была на время забыть о своих проблемах, чтобы сделать для подруги этот день идеальным.

Кроме того, именно родители Бианки оплатили дорожные расходы. Лиззи была благодарна им, потому что ей такое путешествие было не по карману.

После долгих неурядиц Лиззи все-таки приехала на свадьбу подруги и познакомилась с ее женихом, очень богатым и сногсшибательно красивым итальянцем.

Лучано Дженовезе Марчелло де Сантис, которому только что исполнилось тридцать четыре года, был главой всемирно известной банковской империи. Но друзья имели право называть его просто Люк.

Странная дрожь пробежала по телу Лиззи. Она схватила сумочку и открыла дверь, надеясь, что ее наконец перестанет бросать то в жар то в холод каждый раз, когда она вспоминает этого мужчину.

Он был необычен: сочетание холодной вежливости и обжигающей сексуальности. Бианка льнула к нему, как ласковый котенок, и, казалось, это забавляет его. Лиззи делала скидку на то, что они оба итальянцы и такая открытость и сердечность свойственна их нации.

Она бы никогда не стала бегать за мужчиной. Поэтому тяга к Люку де Сантису пугала ее. Он лишил Лиззи спокойствия, хотя был совершенно не в ее вкусе. Слишком высокий и сильный, слишком сексуальный и красивый, слишком холодный и недоступный.

До сегодняшнего вечера они встречались один раз в Милане и один раз в Лондоне. Это было пару месяцев назад, на ужине, который устроили родители Бианки, чтобы познакомить друзей семьи с будущим мужем своей дочери.

– Что думаешь? – спросила ее после ужина Бианка.
– Впечатляюще, – ответила Лиззи. – Он пугает меня до смерти.

Бианка рассмеялась. Но она всегда смеялась, если была влюблена.

– Ты привыкнешь к нему, Лиззи, – пообещала она подруге. – Он не такой страшный, если узнать его поближе.

Неужели? – подумала Лиззи.
Хотя была еще одна незапланированная встреча. Она произошла всего неделю назад, припомнила Лиззи, нажав кнопку вызова лифта. Люк приехал в отель в поисках Бианки и увидел Лиззи у стойки администратора. Он подошел к ней… Конечно, учитывая превосходные манеры и воспитание, Лучано де Сантис просто не мог поступить иначе.

Он разозлился на Бианку за то, что та не встретила подругу в аэропорту. Лиззи попыталась оправдать ее, сказав, что они просто не договорились, но Люк лишь покачал головой.

Холодный, спокойный и привыкший командовать, он быстро организовал для Лиззи лучший номер и даже проводил до двери. Именно тогда он впервые коснулся ее спины, чтобы показать дорогу. Лиззи отшатнулась от него, как дикая кошка, и сразу же почувствовала себя неловко. Люк одарил ее одним из своих ледяных взглядов и опустил руку.

Сейчас она готовилась спуститься в холл, где соберутся гости. И если ей удастся избежать встречи с Люком, вечер уже можно назвать идеальным.

На стене около лифта висело зеркало, и Лиззи в очередной раз попыталась приструнить непослушную прядь волос. Но та предательски упала обратно на лоб. Топнув ногой, Лиззи показала своему отражению язык и скорчила смешную рожицу.

Именно в этот момент двери лифта раздвинулись и на нее уставился тот самый пугающий ее до смерти мужчина. Их взгляды на секунду скрестились. Трудно представить более нелепую ситуацию.

– Ой, – буркнула она. – Ты тоже здесь остановился? Я не знала.

В его глазах мелькнула тень улыбки.
– Добрый вечер, Элизабет. – Он всегда ее звал Элизабет, и это звучало по-особенному, учитывая его легкий итальянский акцент. – Ты собираешься спускаться?

Перспектива ехать в одном лифте с Люком не прельщала Лиззи. В черном вечернем костюме он выглядел еще строже, чем обычно.

Лиззи заставила свои ноги двигаться. Она зашла в лифт и повернулась к Люку спиной, чувствуя на себе его взгляд. От напряжения Лиззи прикусила нижнюю губу.

– Ты прекрасно сегодня выглядишь, – прошептал он.
Лиззи сжала кулаки. Она-то знала, что именно он видит – бедную подругу его будущей жены в платье, которое Бианка надевала месяц назад на вечеринку в Лондоне.

– Неправда, – возразила Лиззи.
Она с облегчением выдохнула, когда двери лифта распахнулись, открыв ее взору шикарный гостиничный холл. Лиззи сделала шаг вперед, но вдруг снова ощутила прикосновение его руки к своей спине. Она замерла.

Это несправедливо. Почему с ней постоянно происходит что-то нелепое именно в присутствии этого мужчины?

– Пойдем? – слегка подтолкнул он ее.
Лиззи заставила себя покинуть лифт, все еще ощущая его прикосновение. Первая, кого она увидела, была мама Бианки. Она выглядела потрясающе в сверкающих бриллиантах и черном строгом платье.

– Наконец-то ты пришла, Лиззи, – воскликнула женщина и направилась в их сторону. – Лучано, – кивнула дама своему будущему зятю и снова переключила внимание на Лиззи. – Мне нужно поговорить с тобой, дорогая.

– Конечно, – улыбнулась та, пытаясь понять, что именно так взволновало Софию Морено. – Что на этот раз натворила Бианка?

– Надеюсь, ничего, – холодно сказал Люк, превратив шутку Лиззи в обвинение.

София побледнела. Лиззи решила защитить подругу хотя бы ради ее матери. Невооруженным взглядом можно было заметить, что синьора Морено чувствует себя неуютно в присутствии Люка.

– Это была всего лишь шутка, – резко бросила Лиззи. Слишком резко. Люк убрал руку с ее спины и наклонился, чтобы расцеловать будущую тещу.

– Я оставлю вас, – пробормотал он и ушел. Люк направился к бару, по пути приветствуя гостей. А Лиззи с трудом отвела взгляд от его затылка.

– Дорогая, скажи мне, что происходит с Бианкой? – спросила София Морено. – Она ведет себя очень странно в последнее время, а я не могу от нее добиться ни слова. Она уже должна быть здесь, с Лучано, и встречать гостей. А когда я пару минут назад зашла в ее комнату, она была еще не одета!

– У нее разболелась голова после ланча, – нахмурилась Лиззи. – Возможно, она легла поспать и не рассчитала время.

– Это объясняет измятую кровать, – заметила мать. – Да и выглядела Бианка так, будто только что с нее свалилась.

– Дайте ей пару минут. Если она не появится, я сама за ней схожу.

– Учитывая ее ужасное настроение, только тебе удастся привести невесту в порядок, дорогая.

Мне, а не жениху? – удивилась про себя Лиззи, провожая синьору Морено к гостям. Через пару секунд ее представили кузену Бианки, которого она никогда не видела.

Вито был ее ровесником. И как истинный представитель семейства Морено отличался привлекательной внешностью и веселыми карими глазами.

– Так ты та самая Элизабет, – произнес он. – Я много о тебе слышал.

– От кого? – спросила Лиззи.
– От моей дорогой сестрички, конечно, – улыбнулся Вито. – Бианка рассказывала, что только ты спасала ее от скуки в Англии после того, как ей пришлось уехать из Сиднея.

– Ты из Австралии, – догадалась Лиззи. – Теперь я узнаю акцент.

– Я был там соучастником всех ее проделок, – хмыкнул Вито.

– Ах, ты тот самый кузен? – рассмеялась Лиззи. – Тогда я тоже наслышана о тебе.

В это мгновение перед ней появился бокал шампанского, и только потом Лиззи поняла, что рядом возвышается Люк.

– Оу… спасибо, – пробормотала она.
Он лишь кивнул в ответ, затем поздоровался с Вито и удалился, снова ввергнув Лиззи в состояние замешательства.

Время шло, холл наполнялся гостями, а Бианки по-прежнему не было видно.

Лиззи взглянула на Люка де Сантиса. Он стоял в стороне от всех и разговаривал по телефону. По строгому выражению лица можно было с уверенностью утверждать, что разговор не из приятных.

Может, он говорил с Бианкой? Его наверняка злила ее привычка опаздывать.

Привыкай, мысленно посоветовала ему Лиззи. Бианка никогда не жила по часам. Люку повезет, если она не опоздает на венчание.

Но минуты бежали, и даже Лиззи начала нервничать. Поймав еще один выразительный взгляд Софии, она уже направилась к лифту, но его двери открылись и в холле появилась сама виновница беспокойства.

Все повернулись к ней. Бианка была ослепительно хороша в золотом шелковом платье. Не хватало только короны для завершения образа принцессы.

– Простите за опоздание, – пропела она и очаровательно улыбнулась.

– Это моя смелая девочка, – прошептал Вито.
Лиззи посмотрела на него, но ничто в выражении его лица не подсказало ей причину такого странного замечания.

Люк подошел к Бианке и поцеловал ее длинные пальцы. То, что он сказал ей, заставило Бианку улыбнуться и игриво подмигнуть жениху.

Он любит ее, поняла в этот момент Лиззи. Она отодвинулась, чтобы не видеть влюбленных, так как эта сцена почему-то вызывала у нее весьма противоречивые чувства.

Гости отправились в театр на нескольких шикарных лимузинах. Вито Морено, очевидно, намеревался этим вечером составить Лиззи компанию. И она была совсем не против. Вито веселил ее и отвлекал от навязчивых мыслей о Люке.

Вечер в опере прошел превосходно. Лиззи удалось сесть подальше от жениха, и она в полном объеме насладилась красотой постановки. После представления все гости были приглашены в самый шикарный ресторан Милана. В зале был специальный пол для танцующих. Так как Вито постоянно подливал Лиззи вина, она довольно сильно опьянела к тому моменту, когда Люк пригласил ее на танец.

Долгую минуту Лиззи пыталась найти хоть какой-нибудь предлог, чтобы отказаться, но он взял ее за локоть и сказал:

– Пошли. Жениху положено хотя бы один раз потанцевать с подружкой невесты.

Лиззи считала, что ей предстоит пережить это лишь после церемонии венчания. Однако она, не найдя возражений, позволила вывести себя на танцплощадку.

В зале горел неяркий свет, звучала медленная романтическая мелодия и пары танцующих плавно двигались в такт музыке. Лиззи чувствовала, как быстро бьется ее сердце. Теперь она в полной мере ощущала притягательность этого мужчины.

– Расслабься, – посоветовал он через пару секунд. – В народе танцы считаются приятным времяпрепровождением.

Лиззи подняла голову и увидела издевку в его глазах.

– Я просто не привыкла…
– Стоять так близко к мужчине?
– Танцевать на таких высоких каблуках! – поправила она. – И то, что ты сказал, не очень вежливо с твоей стороны.

Люк рассмеялся:
– Ты необычное существо, Элизабет. Ты красива, но не любишь, когда тебе об этом говорят. Ты холодна со мной, но дружелюбна с таким невозможным бабником, как Вито Морено.

– Он не бабник.
– Позвони по любому телефонному номеру в Австралии и произнеси его имя.

Это уже сарказм, а не издевка, отметила Лиззи.
– А мне он нравится, – упрямо заявила она.
– И он этим отлично пользуется.
– Так тоже невежливо говорить!
Люк внезапно наклонился, и его губы практически коснулись ее щеки.

– Я вообще не очень приятный тип, – прошептал он.
Он был так близко, что Лиззи вдохнула приятный аромат его туалетный воды.

– В твоих интересах быть хорошим мальчиком с Бианкой, – предупредила она его.

Люк снова рассмеялся и прижал Лиззи к себе еще крепче, что позволяло ему контролировать каждое ее движение. Он был выше девушки, и поэтому ее взгляд упирался в его мужественный подбородок. Они больше не разговаривали. Возможно, вино виновато в том, что Лиззи чувствовала себя чересчур возбужденной. Белая рубашка Люка ослепляла ее, ткань пиджака под ладонью щекотала не кожу, но нервы.

Люк был красив. Лиззи не могла не признать этого. В нем все было идеально: от шелковистых черных волос и типично итальянского носа до великолепно очерченного рта.

Музыка проникала в кровь Лиззи так же, как и вино, которое она пила весь вечер. Она позволила себе закрыть глаза и унестись по волнам приятной мелодии.

Лиззи даже практически забыла, с кем танцует. Люк тем временем все сильнее прижимал ее к себе. Их тела почти слились.

Это было… приятно. Лиззи сама не заметила, как потянулась к его шее и… ее язык ощутил тепло его кожи.

В шоке Лиззи открыла глаза и отшатнулась. Краска залила ее щеки.

Как она могла лизнуть шею жениха своей лучшей подруги?

ГЛАВА ВТОРАЯ
– О боже, – прошептала Лиззи.
Они уже даже не танцевали! Люк смотрел на нее сверху вниз, и на его губах снова появилась эта ужасная издевательская улыбка!

Лиззи стояла и молилась, чтобы пол под ногами разверзся и ее бренное тело поглотила пучина.

– Прости! – пробормотала она и отшатнулась от Люка так резко, что чуть было не упала.

– Честно говоря, я бы воспринял это как комплимент. – Люк протянул руку, чтобы помочь Лиззи удержать равновесие. – К счастью, я предвидел подобный финал, поэтому сейчас мы находимся на террасе, подальше от любопытных глаз.

– На террасе?
Лиззи осмотрелась. Только сейчас она заметила, что они действительно стоят на террасе, о существовании которой она даже не подозревала. Как же сильно она была поглощена танцем, если не заметила, что Люк вывел ее сюда?

Лиззи сделала попытку высвободиться. Это ей успешно удалось. Она даже смогла устоять на ногах, хотя это было непросто.

Лиззи хотелось умереть от стыда прямо на этом месте, и она не могла найти в себе силы даже взглянуть Люку в глаза. Она просто не знала, что сказать в свое оправдание.

А Люк, очевидно, наслаждался создавшейся ситуацией. Он с улыбкой смотрел на нее, довольный собой и всем происходящим.

– Можешь свалить всю вину на вино, – предложил он.
Лиззи кивнула, радуясь хотя бы такому нелепому поводу.

– Я никогда не пила так много.
– Я в этом не сомневаюсь, – кивнул Люк.
– И Вито… – пробормотала она.
– Постоянно наполнял твой бокал.
Лиззи совсем не это хотела сказать, поэтому она с удивлением посмотрела на Люка.

– Он что?
– Бедняжка Элизабет! Ты попалась на самый старый трюк, который описан во всех книжках.

Лиззи вспомнила, почему завязался этот разговор, и опустила глаза. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой униженной. И ведь сама загнала себя в ловушку. Собственными руками.

– Думаю, мне нужно… – пробормотала она, направляясь к двери.

– Вернуться к Вито, чтобы он продолжил спаивать тебя?

– Нет! У вас дурное чувство юмора, синьор.
– А у вас, синьорина, самый мокрый язык и очень мягкие губы.

Лиззи больше не могла это терпеть. Она резко развернулась и… столкнулась с Бианкой.

– Что вы оба здесь делаете? – спросила та.
Ничто в жизни еще не пугало Лиззи так, как появление ее лучшей подруги.

– Элизабет стало душно, – спокойно ответил Люк. – Ей нужно было выйти на свежий воздух.

– Ты в порядке, милая? – обратилась к ней Бианка. – Боже, ты действительно побледнела.

– Скажи спасибо своему кузену, – сказал Люк. – Это он весь вечер спаивал Элизабет.

– Вито? Вот хулиган! А я попросила его позаботиться о тебе… – Бианка подошла к Лиззи и обняла ее за плечи. – С таким строгим папой, как у тебя, ты не привыкла к вечеринкам, правда, дорогая? Точнее, ты вообще не привыкла к спиртному.

– Мой отец не такой плохой, – пробормотала Лиззи, будто оправдывалась.

– Да. Он еще хуже, – кратко заметила Бианка. Она даже не пыталась скрыть, что ненавидит отца Лиззи, который разрушил ее отношения с Мэтью. – Я до сих пор удивлена, что он отпустил тебя сюда и позволил насладиться жизнью, а не запер в четырех стенах. Мне даже пришлось отдать тебе платье, чтобы ты не ходила в тех лохмотьях, которые он предпочитает на своей дочери.

В этот момент Лиззи хотелось испариться. Наверное, это наказание за то, что она натворила.

Как это ни удивительно, но именно Люк де Сантис пришел ей на выручку.

– Достаточно, дорогая, – сказал он Бианке. – Скромность не порок. К тому же у твоей подруги болит голова. Твоя болтовня о том, о чем в моем присутствии она предпочла бы умолчать, вряд ли улучшит ее состояние.

– Ой, прости, Лиззи. Как же безобразно я себя веду! Давай-ка вернемся в отель. Люк, ты ведь не будешь против?

– Конечно, нет, – улыбнулся он.
– Не нужно… – пробормотала Лиззи. – Я не позволю тебе покинуть прием в вашу честь. Вито все равно собирался уехать пораньше, так что я лучше отправлюсь с ним.

– Даже слышать ничего об этом не хочу, – строго проговорила Бианка. – Вито может поехать с нами, и я заодно отчитаю его за плохое поведение. Люк организует для нас машину.

Лиззи не могла смотреть Люку в глаза. Она уговаривала себя признаться во всем Бианке. Но как это сделать? Подруга будет в шоке. Возможно, она никогда не сможет простить ей такое предательство.

А вдруг Люк первым расскажет все невесте? Как Лиззи переживет этот позор?

Они уже садилась в лимузин, когда Люк тихо прошептал ей на ухо:

– Не делай этого. Она никогда тебя не простит. И если ты не глупа, то держись подальше от Вито Морено.

Он поцеловал невесту в щеку и захлопнул дверцу.
Присутствие Вито сделало дорогу к отелю более приятной для Лиззи, так как она могла притвориться спящей, пока кузен и кузина болтали.

У Лиззи действительно болела голова. Она чувствовала себя не в своей тарелке и знала, что это ощущение пройдет не скоро. Приехав в отель, Лиззи извинилась и постаралась поскорее покинуть теплую компанию, чтобы зарыться головой в подушку и забыть о случившемся.

Только на следующее утро Лиззи поняла, что лучше было бы остаться вместе с ними. Возможно, тогда она сумела бы уберечь Бианку от роковой ошибки. Сейчас же София Морено билась в истерике посреди номера Лиззи.

– Она сбежала! Моя дочь собрала вещи посреди ночи и сбежала! Боже мой, она ни разу не намекнула на то, что они задумали! Как она могла так поступить? Как он мог так поступить? Что скажут люди? Как же Лучано? Ох, я этого не переживу. Бианка отказалась от прекрасного будущего. Как она посмела?… Как твой братец оказался здесь и так просто увез ее?

До этого момента Лиззи была уверена, что разговор идет о Вито, но теперь она удивленно воскликнула:

– Мэтью? Вы уверены, синьора Морено?
– Конечно! Это Мэтью! – закричала София. – Оказывается, он приехал сюда еще вчера днем и прятался у Бианки в номере, когда я заходила проведать ее! Представляешь? Она была не одета, и кровать была вся измята! Мой Бог, нетрудно догадаться, что там происходило! Ты знала, что они планировали побег, Элизабет?

Знала?
Лиззи не ожидала такого обвинения в свой адрес.
– Нет! – воскликнула она. – Я так же поражена, как и вы.

– Надеюсь, ты меня не обманываешь, – холодно заметила мать Бианки. – Я ни за что не прощу тебя, если узнаю, что ты замешана в этой истории.

– Я думала, вы рассказываете о Вито… – пробормотала Лиззи.

– Вито? Он ее двоюродный брат! Не пытайся еще больше все усложнить.

Лиззи была так шокирована, что смогла только пробормотать слова извинения.

– Осталось лишь сообщить об этом Лучано, – продолжила София. – Бианка оставила записку, но он уехал рано утром на озеро Комо, чтобы подготовить все к нашему приезду. А мой муж отправился на работу. Он еще не знает, что натворила его дочь!

Вилла семьи де Сантис располагалась на вершине холма в окружении густого леса. У подножия раскинулось великолепное озеро. У Лиззи перехватило дыхание от такой красоты. У причала покачивалась лодка-такси, на которой ей предстояло переправиться через озеро.

Отец Бианки нанял машину, которая довезла Лиззи до Белладжо. Сначала они хотели позвонить Люку, но потом решили, что такую новость лучше сообщить лично. Джорджо Морено собирался поехать сам, но он выглядел таким больным, что Лиззи вызвалась заменить его.

У него было слабое сердце, и Лиззи не желала рисковать его здоровьем. Кроме того, именно ее брат ответственен за все происходящее, поэтому она чувствовала себя отчасти виноватой. Хотя именно сейчас ей меньше всего хотелось видеть Люка де Сантиса.

Знакомая дрожь пробежала по телу, когда Лиззи подошла к металлическим воротам. Позади слышался шум плывущего водного такси.

Откуда ни возьмись за воротами появился мужчина с острым, как лезвие, взглядом. Лиззи боялась даже представить, как она сейчас выглядит. На ней до сих пор были зеленый топ и белые брюки, которые она надела в спешке этим утром.

– Чем могу помочь, синьорина? – холодно спросил мужчина по-итальянски.

– У меня письмо для синьора де Сантиса, – пробормотала Лиззи. – Меня зовут Элизабет Хадли.

Мужчина кивнул, достал мобильный телефон, поговорил с кем-то и только после этого отворил ворота.

– Можете зайти, синьорина.
Лиззи уже собиралась переступить порог виллы, когда ее осенила внезапная мысль.

– Мне понадобится такси обратно до Белладжо. К сожалению, я не догадалась попросить моего таксиста подождать.

– Я позабочусь об этом, когда вы будете уезжать, – заверил он ее.

– Спасибо, – пробормотала Лиззи и направилась к мраморным ступенькам, которые вели к шикарному входу.

Несмотря на нервозность, Лиззи не могла не заметить окружающую ее красоту. Сад, беседки да и сама вилла выглядели как произведение искусства.

У дверей ее ждал уже другой человек. Он слегка поклонился и попросил следовать за ним, подвел девушку к деревянным дверям, постучался, а затем открыл одну из створок и пригласил ее зайти.

Лиззи оказалась в огромной комнате с высокими потолками и большими французскими окнами. Стены были светлые, мебель темная, а пол под ногами сверкал. У одной из стен был расположен шикарный камин, и около него стоял высокий мужчина.

По одному его взгляду Лиззи поняла, что он уже все знает.

– Кажется, у тебя есть для меня письмо, – перешел сразу к делу Люк де Сантис.

– Как ты узнал? – спросила Лиззи.
– Она должна была стать моей женой. Естественно, мои люди следили за ней.

И они не смогли остановить Бианку? Лиззи с удовольствием задала бы этот вопрос, но Люк так сурово смотрел на нее, что она не смогла даже открыть рот.

Она положила письмо на стол и отошла. После этого последовали самые долгие минуты в ее жизни. Люк внимательно прочел письмо, но ни один мускул на его лице не дрогнул.

– Мне жаль, – пробормотала Лиззи, зная, что это банально, но сказать ей было больше нечего?

Люк медленно кивнул, все еще неотрывно глядя на листок бумаги.

– Ты не догадывалась об этом? – спросил он.
Лиззи почувствовала, как ее ногти впиваются в ладонь.

– Я ничего не знала.
– А ее семья?
Лиззи покачала головой.
– Ты сам был там вчера. Бианка выглядела такой счастливой. Она…

– Пустилась во все тяжкие, – с ухмылкой договорил Люк.

Лиззи сжала губы и опустила глаза. Сейчас стало очевидно, что Бианка своим радостным видом всех одурачила. Теперь очарование вчерашнего вечера казалось поддельным. Бианка порхала в своем золотом шелковом платье, обнималась с женихом, преданно смотрела ему в глаза. Все отмечали, какая они прекрасная пара. Даже Люк улыбался, глядя на свою возлюбленную. Лиззи немного завидовала Бианке. Не каждая женщина может найти своего принца и выйти за него замуж.

Но это не значит, что Люк де Сантис – принц, одернула себя Лиззи. Потому что это совсем не так. Просто у него есть все: деньги, внешность, образование, воспитание.

Бианка называла это одним словом – родословная.
– Я выхожу замуж за человека с отличной родословной, потому что у меня тоже достойное имя и хорошая генетика, – заявила она.

Лиззи это показалось невероятно циничным.
– Но ты его любишь?
– Ты шутишь, дорогая? – рассмеялась Бианка. – Ты ведь его видела. Какая девушка в трезвом уме не влюбится в такого мужчину? Да и ты в него влюбилась бы, если бы я тебя не опередила.

Лиззи было очень стыдно вспоминать эти слова – особенно после, вчерашнего случая. Но теперь к стыду добавилась еще и растерянность. Получается, что Бианка хитрила, когда говорила о своей любви к Люку? Но как же можно лгать, глядя прямо в глаза лучшей подруге? Это уму непостижимо!

Люк снова взял письмо и перечитал его. Он был спокоен, однако Лиззи заметила, что она сдерживает дыхание. Наверное, его плотно сжатые губы внушают ей опасение.

Он злится, поняла Лиззи. И она не могла его винить за это. Возможно, Бианка не разбила сердце Люка, но точно задела его самолюбие. А для такого человека собственная честь превыше любых чувств.

Холодный и уверенный в себе. Такие эпитеты всплывали у нее в голове, пока она ждала, когда он что-нибудь скажет. Конечно, Лиззи с такой же легкостью могла бы сказать «высокий и красивый», но не этими словами обычно описывают внутренний мир человека.

Тягостное молчание начало действовать ей на нервы. Лиззи хотелось поскорее уехать, но что-то удерживало ее.

Наверное, это чувство ответственности за произошедшее, хотя девушка и понимала, что ни в чем не виновата. Но почему-то она не хотела оставлять Люка одного. Ей было жалко его.

Какая ирония, подумала Лиззи. Люк наверняка разозлился бы, если бы узнал, что кто-то посмел его жалеть. Даже, возможно, сам выгнал бы ее из дома.

Странный мужчина, в очередной раз решила Лиззи. Несмотря на то, что Люк вращался в высших слоях итальянского общества, он всегда казался ей одиноким. Даже находясь рядом с Бианкой.

– Наверное, тебе интересно, где твое обручальное кольцо, – не выдержала Лиззи.

– Не интересно, – сухо ответил Лучано. – Думаю, так как она убежала с бедняком, они уже давно его продали.

У Лиззи загорелись щеки при напоминании о том, что Бианка сбежала с ее же братом.

– Мэтт не беден. – Лиззи считала себя обязанной встать на защиту брата, который работал и получал вполне приличную зарплату.

– По твоим понятиям или по моим?
Как это грубо с его стороны! Лиззи чувствовала, как в ней закипает злость, хотя и понимала, что не имеет на это права.

– Послушай, – сказала она, – пожалуй, мне лучше уйти.

– Убегаешь, как те двое?
– Нет. Я просто хочу уйти до того, как потеряю терпение.

– То есть оно у тебя есть?
– Да, – ответила она и испугалась, поскольку Люк обошел стол и встал совсем близко от нее.

Лиззи боялась, что он поймет, как она чувствует себя в его присутствии. Тем более сейчас, когда у нее на голове полный беспорядок, а одежда выглядит так, будто ее только что купили на самом дешевом рынке.

Прошлой ночью Лиззи сглупила. Утром ее разбудили обвинения родителей Бианки в пособничестве беглецам. А теперь ей приходится смотреть в глаза брошенному жениху только потому, что Морено не рискнули сделать этого сами. А он глядел на нее так, будто не верил, что она посмеет выйти из комнаты без его позволения.

– Я наблюдал за тобой последнюю неделю. Видел твои попытки смириться с буйным темпераментом Бианки. – Люк сказал это так внезапно, что Лиззи вздрогнула от неожиданности. – Я видел, как ты успокаиваешь ее и даже смешишь. Но не помню, чтобы ты хоть раз срывалась, хотя Бианка этого заслуживала. Тогда почему ты злишься на меня?

– Ты… нападаешь на мою семью.
– Я нападаю на твоего брата, – поправил ее Люк. – Считаешь, я не имею на это права?

Конечно, у него было полное право обвинять Мэтью. Вчера в это же время он стоял рядом со своей счастливой невестой и через неделю собирался на ней жениться. Эта свадьба обещала стать событием года в Италии. Теперь же это был самый громкий скандал, о котором не поленились написать все газеты.

– Ты можешь презирать моего брата, – признала Лиззи. – Ты даже можешь злиться на меня, потому что я сестра человека, с которым убежала твоя невеста. Но я не… – и она гордо вздернула подбородок, – собираюсь стоять здесь и выслушивать твои оскорбления. Мы не нищие.

– Я сказал что-то подобное? – (Лиззи сжала губы и кивнула.) – Тогда я приношу свои извинения.

Лиззи не верила ни единому слову Люка, поскольку не слышала ни малейшей нотки раскаяния в его голосе.

– Спасибо, – тем не менее ответила она. – Теперь, если ты не против, я уйду…

– Как ты добралась сюда?
– На водном такси, по озеру, из Белладжо.
Люк хмыкнул:
– Тогда ты застрянешь здесь до тех пор, пока я не вызову для тебя такси.

– Твой человек сказал, что позаботится об этом…
– Он работает на меня, мисс Хадли, – прервал ее Люк. – И выполняет только мои приказы.

На секунду Лиззи показалось, что он не хочет ее отпускать. Но она сразу же выбросила эту мысль из головы. Лучано де Сантис ей не по зубам. Не стоит даже мечтать о нем.

У Люка есть шикарная вилла, квартира в Милане и еще три особняка в разных концах света, о чем вскользь упоминала Бианка. Лиззи, кстати, до сих пор не могла понять, почему он решил остановиться в миланском отеле. Но капризы богачей необъяснимы. Люк мог позволить себе жить там, где ему захочется. Он даже по воздуху предпочитал передвигаться на собственном самолете.

Ему так просто было заказать для нее катер, но он почему-то отказывался это делать. Видимо, Люку необходимо выместить на ком-то злость и Лиззи стала для него отличной мишенью.

– Знаешь, ты ведешь себя невоспитанно, – не выдержала она.

– Зеленые, – прошептал он.
– Зеленые… что? – не поняла Лиззи.
– Твои глаза становятся зелеными, когда ты злишься. Обычно они серого цвета.

– Они еще могут обжечь, когда меня удерживают силой.

– Правда? Позволь мне увидеть это, – улыбнулся Люк. – Ты давно знала, что планируют Бианка и твой брат.

Это был не вопрос.
– Неправда, – в сотый раз за сегодняшний день повторила Лиззи. – Я уже говорила тебе. Я даже не догадывалась об этом.

– Мне кажется, ты обманываешь меня, Элизабет, – холодно заметил Люк.

– Я не обманываю! Я понятия ни о чем не имела. Хотя, признаюсь, моя вина в случившемся есть. Мне нужно было быть повнимательнее.

– Так как ты знала, что они – любовники?
– Да. – Лиззи решила быть откровенной с ним, потому что Люка, казалось, совершенно не трогает измена его невесты. – Но это было несколько лет назад.

– Юношеская любовь, – с сарказмом произнес он.
Немного больше, чем просто юношеская любовь, подумала про себя Лиззи.

– Ты прав насчет влияния денег, – сказала Лиззи. – Мэтью никогда не станет достаточно хорошим для нее.

– В то время как я – идеальная партия? – вопросительно взглянул на нее Люк.

Лиззи лишь пожала плечами. С этим нельзя было поспорить. Люк действительно подходил Бианке по всем параметрам. В отличие от Мэтью, судьба которого предопределена. Ее брат – классический представитель английского среднего класса. Ему хватило колледжа, чтобы обеспечить себе будущее. И если бы не финансовый кризис, то после смерти отца он возглавил бы их небольшой семейный бизнес и женился бы на подходящей девушке.

Бианке не подходит подобная жизнь. Она готова на все, лишь бы положить мир к своим ногам. А гордость Мэтью не позволит ему смириться с тем, что он не может дать своей женщине то, чего она хочет. А вот у Лучано де Сантиса столько денег, что ему совершенно все равно, какие суммы тратит его жена.

– Она вернется, – пообещала Лиззи. – Ей просто нужно… собраться с мыслями.

– Не с сердцем, – холодно заметил Люк.
– Я уверена, Бианка любит тебя, – твердила она, не понимая, зачем Люку нужны доказательства. Вряд ли он считает, что его кто-то может не любить. – Бианка просто не готова вступить в брак. Если ты дашь ей время, я не сомневаюсь, что…

Люк удивленно вскинул брови.
– Ты искренне предлагаешь мне подождать, пока Бианка разберется в своих привязанностях?

Лиззи задрала подбородок.
– Если ты ее по-настоящему любишь, то да, именно это я и предлагаю.

– Тогда ты романтичная глупышка, потому что такому не бывать. На следующую субботу назначена моя свадьба. И я сделаю так, что она состоится.

– Без невесты? – Лиззи непонимающе уставилась на него. – Хочешь сказать, что ты найдешь Бианку и силой женишься на ней?

Она чуть не рассмеялась в полный голос, представив себе, как Люк тащит Бианку к алтарю, а та кричит и пытается вырваться.

– Нет. Я планирую заменить ее кем-нибудь другим.
– Вот так просто? – не поверила своим ушам Лиззи.
– Вот так просто. – И, к ее удивлению, Люк порвал письмо Бианки на мелкие кусочки. – Тебе потребуется время, чтобы привыкнуть к новой жизни, но мои помощники помогут тебе адаптироваться.

Взгляд Лиззи не отрывался от валявшихся на столе клочков бумаги. Ей потребовалось несколько секунд на осмысление слов Люка.

– С моей жизнью и так все в порядке, – пробормотала она.

– Я в этом не сомневаюсь, – признал Люк. – Но будет ли и дальше все в порядке, если завтра я сделаю официальное заявление о том, что твой брат опустошил счет вашей компании?
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Жених её подруги 1

Жених её подруги 2

– Это совсем не смешно, – буркнула Лиззи в то время, как ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. – Я понимаю, что ты обижен и чувствуешь необходимость отыграться на ком-нибудь...

Жених её подруги 4

Он странный, подумала Лиззи, сидя на скамейке возле дома, в то время как Люк неподалеку беседовал с одним из фермеров. Он всегда вел себя по-разному. За две недели, что они провели...

Жених её подруги 3

– Нет, не дергайся, – прошептал Люк. Лиззи испуганно взглянула ему в глаза: – Я думала, ты… Но Люк не дал ей договорить, перебив фразу нежным поцелуем. – Мы спасем нашу первую...

Подруга или психолог?

Мою дочь пригласили участвовать в дискуссии на тему «В трудную минуту вы обратитесь - к подруге или психологу?», отстаивать позицию подруги. Она попросила меня высказать свое...

Подруги

- А где тот парень, который тебе всегда носил цветы!: - Этот .... - женился на цветочнице!! - Может ты сильно долго им играла? - Не знаю... Эта цветочница с ним долго цветы! Цветы...

Жены султана

Жил был султан, у которого было 4 жены. Все они были умницами и красавицами, но больше всего он любил четвертую – молодую, добрую и ласковую. Мужчина одевал ее в дорогие платья...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты