Жених её подруги 2

– Это совсем не смешно, – буркнула Лиззи в то время, как ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. – Я понимаю, что ты обижен и чувствуешь необходимость отыграться на ком-нибудь. Но это не дает тебе права клеветать на мою семью.
Жених её подруги 2
– На твоего брата, – снова уточнил Люк. – Я обвиняю только одного члена твоей семьи. По поводу честности остальных пока могу только догадываться.

Лиззи начала потихоньку терять самообладание.
– На каких основаниях ты обвиняешь Мэтью в мошенничестве?

– На тех основаниях, что я банкир и разбираюсь в этом. Я никогда не позволяю сердцу руководить разумом.

– Я не понимаю тебя, – окончательно запуталась Лиззи.

– Позволь мне объяснить. Бианка – состоятельная женщина.

– Это я знаю, – процедила она.
– Немного изобретательности – и Бианка поверит в то, что ее детская любовь может стать чем-то большим, если в нее вложить определенную сумму денег.

– Мне кажется, тебе следует хорошенько подумать над тем, о чем ты говоришь, – строго сказала Лиззи и сделала то, что нужно было сделать сразу, – развернулась и пошла к двери.

– Ваши близкие отношения с Бианкой заинтересовали меня, – продолжил Люк. – Поэтому я посчитал нужным навести справки о тебе и твоей семье.

– Навести справки? – Лиззи развернулась и уставилась на него. – Кто тебе дал право?…

– Это право жениха Бианки, который был… удивлен вашей дружбой. Вы не в ее стиле, мисс Хадли, – заявил Люк. – Невооруженным взглядом видно, что Бианка принадлежит к другому кругу. И вдруг я вижу тебя в лучшем отеле Милана, в номере, который оплачивает ее семья. Бианка дарит тебе одежду, чтобы ты не выглядела белой вороной, и даже делает тебя подружкой невесты.

– Собиралась сделать, – пробормотала Лиззи.
– Точно, – кивнул он. – Поэтому я решил кое-что проверить и, угадай, что обнаружил? Ваша фирма не переживает временный кризис. Она обанкротилась. Ваш отец в долгах по самую шею. Твоему братцу совершенно не хотелось брать на себя такую обузу, как настаивал глава семейства.

– Мэтью всегда мечтал стать актером, – покраснела Лиззи.

– Ох, как романтично, – хмыкнул Люк. – С его ангельской внешностью он очаровал бы не одну такую богатую дурочку, как Бианка. Хотя, – добавил он, не позволив Лиззи перебить его, – здесь есть и твоя заслуга. Ты так хорошо запудрила Бианке мозги, что она и не догадалась об истинных планах твоего брата.

Лиззи расправила плечи, которые готовы были согнуться под тяжестью обвинений.

– Ты закончил вешать на мою семью все смертные грехи?

– А ты с характером, – прокомментировал Люк. – Мне это нравится.

– Зато ты мне не нравишься! – повысила голос она. – Мы с Бианкой подружились еще в детстве. Ее деньги и отсутствие оных у меня никогда не были предметом наших разговоров. Дружба основывается не на этом, если ты еще не знаешь! Моя семья каждый день работает, чтобы прокормиться, синьор, – гордо заявила она. – Каждый трудится так, как может! Мой отец не разъезжает по миру, маясь от безделья и поддерживая имидж плейбоя, который ему обеспечивают происхождение и богатство. И если мой брат не похож на вас, то по крайней мере он знает, что любим. В то время как вы, синьор, никогда не были любимым, потому что вовсе не знаете такого чувства! Его затмили эгоизм и самодовольство!

– Мне кажется, у вас сложилось неправильное мнение о моей семье, синьорита, – нахмурился Люк. – Теперь мне любопытно, где вы собирали информацию и зачем.

Лиззи поняла, что попалась.
– Я… Бианка… – пробормотала она, зная, что вот-вот покраснеет от стыда. Тяжело было признаться в этом даже самой себе. Ведь она провела не один час в Интернете, читая все о семье де Сантис. – Она обрисовала ваш брак как выгодный контракт, потому что вы оба – представители известных династий. Мне это показалось настолько циничным, что я сочла ее слова шуткой. Но теперь вижу, что Бианка говорила серьезно. Твое сердце, наверное, сделано из камня, раз ты оскорбляешь моих близких!

– Закончила? – спокойно спросил он.
Пытаясь сдержать дрожь, которая охватила ее, Лиззи сжала губы и кивнула.

– Тогда мы можем вернуться к нашей свадьбе.
– Я не выйду за тебя замуж! – воскликнула она в ужасе.

– Прошлой ночью ты меня поцеловала, – с улыбкой напомнил ей Люк.

Зря Лиззи молилась всю ночь напролет, чтобы он забыл об этом.

– Я была пьяна…
– Я тоже так думал. Но, возможно, ты специально отвлекала мое внимание, пытаясь прикрыть Бианку, – заявил он, доставая из ящика стола толстую папку.

Лизи была настолько поражена этими словами, что ничего не могла ответить. Люк только холодно улыбнулся.

– Все можно интерпретировать двояко, Элизабет. Когда ты вела себя со мной, как сладкая скромная девственница, я был польщен. Но… – он открыл папку, – ситуация выглядит по-другому при дневном свете. Подойди и взгляни вот на это…

То была не просьба, а приказ. Через секунду Лиззи смотрела на листок бумаги, на котором крупными буквами была написана фамилия Хадли.

– Как тебе удалось это заполучить? – прошептала она.

– Я банкир, – снова напомнил ей Люк. – Воспользовавшись нужными связями, я могу заполучить все, что захочу. Посмотри, – жестко сказал он, и Лиззи уставилась на его указующий палец. – Судя по этому документу, счет вашей компании пополнился солидной суммой пару дней назад. – Лиззи смотрела на цифру и не верила собственным глазам. Пять с половиной миллионов долларов. – Если ты обратишь внимание на следующую запись, – спокойно продолжал Люк, – то там черным по белому написано, что эта сумма была снята со счета в тот же день.

– Не может быть, – пробормотала Лиззи. – Мне нужно позвонить отцу.

– Ты никому не будешь звонить. Сейчас я контролирую ситуацию и хочу, чтобы все так и оставалось.

– Что ты контролируешь? – уставилась на него Лиззи.

– Тебя, – ответил Люк. – Пока ты не принесла мне письмо Бианки, я недоумевал, почему твой отец успешно договорился об условиях займа, который мог бы спасти его компанию, чтобы тут же перевести деньги куда-то еще.

Лиззи необходимо было присесть. Пол уходил у нее из-под ног. Она рухнула в кресло, пытаясь прийти в себя от полученной информации.

– Кроме отца, только твой брат имеет право доступа к счету. Умножь два на два, Элизабет, – сказал Люк. – Не требуется много ума, чтобы догадаться. Именно твой брат взял деньги на финансирование романтического побега с Бианкой. Если ты принимала в этом участие, то, я надеюсь, понимаешь, что теперь тебе придется за всех отдуваться.

В данную минуту Лиззи было наплевать на себя. Она волновалась за отца. Если только он узнает, что натворил Мэтью… Его сердце может не выдержать.

– Должен заметить, – невозмутимо продолжал Люк, – что даже если ты не замешана в этом деле, то все равно ответишь за поступок брата. Потому что я хочу взять реванш. Никому не позволено делать из меня идиота. И если для этого мне придется нацепить на тебя свадебное платье Бианки и жениться на тебе, то именно так я и поступлю.

– Ради бога! – воскликнула Лиззи. – Тебе не кажется, что ситуация плоха и без твоих глупостей?

Он рассмеялся! Лиззи не могла поверить, что она слышит смех Люка.

– У тебя необычная манера изъясняться.
Если бы их не разделял стол, Лиззи бросилась бы на этого мужчину с кулаками.

– Я не выйду за тебя замуж!
– Почему нет? Со мной что-то не так?
– Лучше не спрашивай, – пробурчала Лиззи и обхватила себя руками. Она не могла поверить, что все это происходит с ней. Лиззи даже ущипнула себя, надеясь проснуться. – У тебя взгляд льва, – вдруг услышала она свой голос.

– Львы помечают свою территорию, ревностно охраняют своих самок, но не охотятся, – заметил Люк.

– Что это значит?
Лучано пожал плечами:
– Я готов совокупляться. Я хочу… детенышей. Мне не нужно было охотиться за Бианкой, потому что она всегда была рядом. Теперь рядом ты. – Его чертовски хитрые глаза сфокусировались на ней. – За тобой также не надо охотиться. Я поймал твоего братца на воровстве… и так тебе нравлюсь, что ты не можешь это скрыть.

– Ничего подобного, – попыталась отрицать его слова Лиззи.

– А как объяснить тот нежный, сладкий поцелуй?
– О, ради бога! Прекрати вспоминать об этом. Это был не поцелуй! Я случайно коснулась губами твоей шеи! И я была пьяна! – добавила она.

– Пьяна оттого, что уже долгое время не знаешь, как ко мне подступиться, – сказал Люк. – Каждый твой жест кричал о том, что ты хочешь меня, с самой первой нашей встречи. Я чувствовал это в Милане, когда мы ехали в одном лифте. Вчера, когда мы танцевали. Я поддался искушению и вывел тебя на террасу.

Лиззи думала, что умрет от смущения.
– Ты больше чем на десять лет старше меня, что делает тебя стариком в моих глазах, – ответила она, пытаясь обидеть его.

– Мне тридцать четыре, тебе – двадцать два. Это хорошая разница, дорогая. – В первый раз Люк употребил в ее адрес ласкательное слово. – Это означает, что я могу предложить тебе опыт, которого набрался. В свою очередь ты можешь предложить мне молодость, стройность и шелковистость твоего тела. Не такой плохой союз, учитывая, что тем самым ты спасешь своего отца от ужасного скандала.

– Какой же ты… холодный, – пробормотала Лиззи.
– Не в постели.
– И это все? – покраснела она. – Я получу твое тепло только под одеялом? А днем буду лишь молодой богатой женой? Никакой любви?

– Любовь – фантазия, – отмахнулся Люк.
– Я и не ожидала другого ответа от тебя.
– Опять намекаешь на мою семью?
– Я намекаю на то, что ты мне очень не нравишься.
– Но ты желаешь меня, как ненормальная, – улыбнулся Люк. А Лиззи нахмурилась. – Ты заводишься при одном взгляде на меня, – спокойной заявил он. – Подсознательно ты чувствуешь, что секс между нами будет просто феерическим. Одна мысль об этом не дает тебе покоя. Если я сейчас обниму тебя, ты вспыхнешь как свечка.

– Без кровати и простыней? – Лиззи сказала это не подумав. Она хотела обидеть Люка, но добилась от него лишь ухмылки.

– Я легко приспосабливаюсь к любой обстановке, моя дорогая красавица.

– И что произойдет, если однажды я ворвусь в твой кабинет посреди рабочего дня и потребую исполнения супружеского долга? А у тебя будет, например, важный телефонный разговор, от которого зависит контракт на миллион долларов.

– Это твоя эротическая фантазия? – уточнил Люк. – Тогда, конечно, я сделаю все от себя зависящее, чтобы исполнить ее. Только не забудь заранее снять колготки. – И он оглядел ее с макушки до ног. – С трусиками я справлюсь, а вот колготки требуют больше времени.

– Боже, ты невыносим, – бросила Лиззи.
– Просто я намного опытнее тебя в этих играх, – объяснил Люк. – Хотя твоя идея мне понравилась. Надо будет ее претворить в жизнь. Кстати, ты знаешь, куда сбежали эти любовнички? – неожиданно поинтересовался он.

– Понятия не имею, – покачала головой Лиззи.
– Твои волосы вспыхивают от солнечного света, который падает на них из окна?

– Когда ты перестанешь?… – не выдержала она.
– Никогда, – ответил Люк, спокойно раскачиваясь в кресле. Он был уверен в себе, а Лизи не могла отвести от него взгляд. У нее складывалось впечатление, что он бросает ей вызов, который она не может не принять. – Выходи за меня замуж, и я превращу твою сексуальную жизнь из скучной мелодрамы в захватывающий боевик.

– Кто сказал тебе, что моя сексуальная жизнь…
– Бианка, конечно. Кто же еще?
Ее лучшая подруга сказала такое… ему?
– Она подкидывала тебе любовников, которые наверняка были скучными в постели. Англичане, одно слово, – улыбнулся Люк.

– Я не собираюсь больше слушать этот бред, – мрачно объявила Лиззи и в очередной раз сделала шаг по направлению к двери.

Но этот инквизитор не собирался так быстро отпускать ее.

– Выходи за меня замуж на следующей неделе, и я вытащу твоего отца из долговой ямы, выплачу его долг и пошлю своих людей, чтобы они проследили за восстановлением работоспособности компании. Если ты этого не сделаешь, я запущу скандальную информацию в газеты и буду со стороны наблюдать за крахом вашего бизнеса. Кое-кто в долгу передо мной, Элизабет, – добавил он. – Либо ты выплачиваешь этот долг, либо твоя семья. То, что я хочу тебя, дарит тебе возможность выбрать.

– Это просто месть, – прошептала Лиззи.
– Месть – одно из проявлений страсти, любовь моя. Я советую тебе воспользоваться шансом, пока он есть.

Он умел уговаривать. Лиззи слушала его и понимала, что на самом деле у нее нет выбора. Не понимала она только одно: почему ее брат так поступил? Неужели таким образом он хотел показать отцу, что ему наплевать на бизнес? Или, может быть, Бианка подтолкнула его к этому, чтобы отомстить мистеру Хадли за разрыв ее отношений с Мэтью?

Он запретил им встречаться, что, конечно, разозлило влюбленных. Синьора Морено предупреждала Эдварда Хадли, что нет ничего страшнее разлученных любовников. Стоило хотя бы вспомнить Ромео и Джульетту. Лиззи оставалось надеяться, что они не пойдут до конца и не убьют себя.

Но их поступок, тем не менее, казался ей удивительным. Ведь они оба встречались с другими после разрыва. Более того, Бианка собиралась выйти замуж. Значит, они все же справились со своими чувствами? Или просто умело скрывали их?

И Лиззи не могла не признаться себе в том, что ее обидела скрытность брата и подруги. Ни один не обмолвился ни словом. Они знали, что она будет их отговаривать и поэтому решили молчать.

– Что с ними будет, когда они объявятся? – спросила она Люка.

– Бианка не сделала ничего плохого. Передумать – ее право. Что же касается твоего брата, то твой отец и директора банка будут решать его судьбу.

Четко и откровенно. Он даже не стал повторять, что именно он держит топор у шеи Мэтью.

Или все-таки она?…
– Я не надену свадебное платье Бианки, – прошептала Лиззи. – И мы не будем венчаться. Я не позволю тебе покупать мне ничего лишнего. И не перестану работать. Я непременно выплачу тебе каждый пенни, который ты вложишь в компанию Хадли.

– Ты выйдешь за меня замуж так, как положено. Ты примешь любой мой подарок и не вернешься на работу.

– Ты не можешь так просто заменить Бианку мною! – воскликнула в негодовании Лиззи. – Тебе не дадут разрешение!

– Не люблю повторяться, но сегодня деньги решают все.

– Мне кажется, я тебя ненавижу, – пробормотала Лиззи.

– Тем не менее ты с радостью примешь мое предложение и с гордостью будешь носить мою фамилию. Весь мир должен поверить в то, что мы внезапно поняли, что не можем друг без друга. И ты не будешь возвращать мне долг. Если только ребенком. То есть ты не будешь сопротивляться тому, чего мы оба хотим.

– Я могу теперь идти?
Лиззи была на грани нервного срыва, и ее севший голос вызвал у Люка желание выругаться.

Он встал, и на секунду Лиззи показалось, что Люк хочет подойти к ней, но потом он передумал.

– Ты сможешь уйти через минуту, – заявил он. – Нам осталось обсудить пару деталей.

– Обсудить? Неужели я имею право голоса? – с сарказмом спросила Лиззи.

– Возможно, – хмыкнул Люк. – Но не сейчас. Я поговорю с твоим отцом сам. Это не обсуждается. – Он не дал ей возможности вымолвить ни слова. – И ты не вернешься в отель, потому что с этого момента твой дом – здесь.

Лиззи сжала руками горло.
– Я чувствую себя заложницей.
– Не стоит так драматизировать, – не согласился с ней Люк. – Здесь я смогу защитить тебя от журналистов, которые оккупируют отель в Милане сразу после объявления о нашей свадьбе. Также я склонен думать, что семейству Морено эта новость придется не по душе. Ты пожалеешь их, а я – нет.

– Какая ирония судьбы, – усмехнулась Лиззи. – Они ведь сами меня сюда отправили.

В глазах Люка блеснуло удивление.
– То есть они напуганы? Побоялись приехать сами? Отлично. Это обстоятельство в нашу пользу.

– Когда ты перестанешь говорить так, будто я замешана в этом побеге? – воскликнула Лиззи. – Я всего лишь пешка, которую ты используешь в своей игре!

– Пешки очень сильные фигуры на шахматной доске.

– О, заткнись! – не выдержала Лиззи. – Ты не представляешь, как меня раздражает то, что у тебя на все есть готовый ответ!

Люк слегка улыбнулся.
– Постараюсь держать эту привычку под контролем.
Лиззи глубоко вздохнула, зная, что он не сдержит свое обещание.

– Теперь я могу идти?
Люк взял телефон, набрал несколько цифр и начал давать инструкции на итальянском кому-то на другом конце провода. Лиззи слушала и пыталась не обращать внимания на чертовски привлекательный тембр его голоса.

– Ты что-нибудь поняла? – спросил он минутой позже.

– Немного, – кивнула она. За годы дружбы Бианка научила ее довольно сносно говорить по-итальянски. – Ты приказал приготовить мне комнату.

– Она будет в твоем распоряжении через пару минут.
Люк встал и подошел к ней. Лиззи инстинктивно напряглась и приготовилась, словно спринтер, ожидающий выстрела стартового пистолета.

– Ч-что? – спросила она.
Он ничего не сказал, а лишь поднял руку и погладил ее по щеке. Лиззи с удивлением ахнула. Она разрывалась между желанием убежать и влечением, которое несомненно испытывала к этому мужчине. Но ей нельзя поддаваться искушению. Иначе он узнает то, что ей хотелось бы сохранить в секрете.

А Люк казался ей божественно красивым. Совершенно бесполезно было отрицать очевидное, несмотря на его эгоизм и самоуверенность. Люк помимо этого обладал невероятной притягательностью.

Он опустил глаза, а его рука коснулась ее губ.
– Могу предложить тебе сделку, – сказал он низким чарующим голосом. – Ты все же можешь расплатиться со мной. Но не деньгами, а поцелуями. Скажем, один евро за поцелуй. Начинай прямо сейчас…

Он наклонился и обхватил Лиззи за шею, чтобы она не сбежала.

Оттолкни его, твердили Лиззи остатки ее здравого смысла, но она стояла не шелохнувшись.

И вот он поцеловал ее. Мягко, нежно и бесспорно – умело.

Вдруг он отступил, посмотрел ей в глаза и сказал:
– Серые. Нет, на этом я не остановлюсь.
Люк снова наклонился и поцеловал ее – на этот раз страстно. Лиззи услышала стон, вырвавшийся из ее горла.

– Практически зеленые, – отметил Люк. – Два евро долой с твоего долга.

И с улыбкой на губах он вышел из комнаты, оставив опешившую Лиззи. Она только что отдалась ему, опровергнув свои же слова о том, что не хочет его. И как ей теперь смотреть Люку в глаза?

У нее не было сил бороться с ним. Она действительно вспыхивала как свечка в его руках. И самым ужасным было то, что Люк прекрасно это знал.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Журналисты буквально сошли с ума, пытаясь узнать мельчайшие подробности громкого скандала. Лиззи неохотно, но все же поблагодарила Люка за его дальновидность. Никому не дозволялось заходить в дом без его специального указания. Были запрещены даже все телефонные звонки.

Кроме ее отца. Когда Лиззи впервые услышала его голос, он был зол, раздосадован и смущен. Эдвард не мог поверить, что его дочь встала между лучшей подругой и ее женихом. Он разочаровался в ней.

– Надеюсь, Лиззи, что ты не пойдешь по стопам своей матери.

Это была самая обидная критика, которую она могла бы услышать от отца.

Мэтью же, напротив, по его мнению, наконец-то сделал хоть что-то, заслуживающее уважения. Он бросился в Милан и спас бедную Бианку от позора. Нет, Эдвард не разговаривал с ним лично. И нет, он не знает, куда тот уехал.

Но самым удивительным было то, что отец понятия не имел о пустом счете компании и о причастности к этому Мэтью.

– Это ошибка, – строго сказал он.
Даже Люк заслужил больше уважения, чем она. Во-первых, он очень искренне извинился за то, что они с Лиззи причинили так много неприятностей. И конечно же, предложил помощь для восстановления компании.

Только Лиззи осталась в немилости. Но, так и быть, отец приедет на свадьбу. Ведь этого хочет Люк.

Что касается семейства Морено, то они весь день рассказывали прессе, как лучшая подруга их дочери украла ее жениха.

– Я – разрушительница браков, – сказала Лиззи своему будущему мужу по телефону. Последние три дня они общались только так. Люк уехал и, казалось, не собирался в ближайшее время появляться дома. – Мэтью – рыцарь на белом коне. Бианка – жертва предательства. А ты – идеальный мужчина во всех отношениях. Вовремя понял свою ошибку в выборе невесты и быстро решил ее исправить! Какая решительность!

Люк лишь рассмеялся. Лиззи хотелось налететь на него с кулаками, но он был не здесь…

– Когда ты сказал, что отвечать за все придется мне, то не шутил, – прошептала она.

– Как только шумиха уляжется, каждая женщина будет завидовать тебе. Уж поверь мне, – успокоил он.

– Потому что я ухватила такого жениха, как ты? – не удивилась его ответу Лиззи. – Я себя счастливицей не ощущаю, наоборот, чувствую себя игрушкой. И если ты ожидаешь, что я подпишу контракт, который твои адвокаты мне только что прислали, то можешь отправляться к черту. Я ничего подписывать не буду! – И она бросила трубку.

Люк приехал на виллу часом позже. Лиззи находилась в своей шикарной комнате с видом на озеро. Единственное, что она боялась делать, – это выходить на балкон, так как с берега на дом была направлена тысяча фотокамер.

Свернувшись калачиком на диване, держа в руках книгу, Лиззи сказала, даже не взглянув на Люка:

– Уходи.
Он кинул контракт к ее ногам.
– Подписывай.
Лиззи проигнорировала этот приказ. На ней сегодня была надета короткая голубая юбка и желтый топ. Кудрявые волосы раскинулись в беспорядке на подушке. На ее лице, как обычно, не было ни грамма косметики, ноги – босые. Люку де Сантису наверняка непривычно видеть столь неухоженную женщину.

– Подписывай, – повторил он и положил рядом ручку.
Лиззи продолжала накручивать локон на палец, не обращая никакого внимания на Люка.

Тот тихо выругался, снял пиджак, ослабил узел галстука и сел рядом с ней.

Теперь Лиззи вдвойне боялась смотреть на него. Люк был полон решимости, и это пугало ее.

– Послушай, – сказал он, – я не могу жениться на тебе, пока ты не подпишешь это соглашение.

– Какая жалость, – протянула Лиззи. – Потому что я не согласна.

– Это чистый бизнес, – попытался объяснить Люк. – Я – владелец банков. У меня огромное состояние. Акционеры могут засомневаться во мне, если узнают, что мои капиталы оказались во власти жены.

– Не говори им об этом.
– Они узнают. Такие вещи рано или поздно всплывают. Тебя будут считать жадной, а меня глупым.

– То есть меня будут называть жадной разрушительницей браков, – подвела итог Лиззи. – Прелестно.

Люк вырвал книгу из ее рук и протянул ручку.
– Подписывай. – (Лиззи уставилась на ручку, но не взяла ее.) – Пожалуйста, – добавил он.

– Вычеркни пункт, где говорится о том, с кем будут жить дети в случае развода, – сказала Лиззи.

Без слова возражения Люк нашел соответствующий пункт и зачеркнул его, поставив рядом свою подпись. Не просто росчерк, а подпись, которая была больше похожа на произведение искусства.

– Теперь сделай то же самое с пунктом, где мне причитаются какие-то деньги…

– Не буду, – отказался он.
– Так или никак, – предупредила Лиззи.
– Тогда я ухожу. – Люк встал, захватив контракт, и пошел к двери. – Свадьба отменяется. У тебя час на то, чтобы собрать вещи и убраться из моей виллы. Советую выйти через вход для слуг, чтобы избежать журналистов. Ах да, не забудь сказать отцу, что он должен мне и банку по пять с половиной миллионов долларов. – С этими словами он взял пиджак и открыл дверь.

Лиззи вскочила на ноги.
– Хорошо, я подпишу! – воскликнула она, ненавидя себя за это.

Люк остановился. Высокий, гордый, сексуальный. Лиззи не могла бороться с теплом, разливавшимся по ее телу.

Он развернулся, отбросил пиджак и протянул ей контракт и ручку. Лиззи нацарапала свою подпись и вернула ему бумажки. Люк взял их только для того, чтобы через секунду уронить на пол.

Не успела Лиззи что-либо понять, как оказалась в его объятиях. Одна его рука держала ее за голову, а вторая за бедро, что позволило Люку крепко прижать ее к себе.

И если раньше она ничего не знала о страсти, то теперь узнала о ней все за одну секунду. Люк целовал ее так, что Лиззи начала дрожать от возбуждения. Тогда он подхватил ее на руки и понес на кровать.

– Не надо, – прошептала она, когда Люк положил ее на постель и посмотрел так, будто уже раздел взглядом.

Но все же он нашел в себе силы остановиться.
– Минус еще три евро с твоего долга, Элизабет, – проинформировал он и ушел.

Но Лиззи успела заметить его возбуждение. Люк не мог себя контролировать. И это распаляло Лиззи еще больше. Она свернулась калачиком на диване, пытаясь усмирить нахлынувшие на нее эмоции.

Сияющий вертолет приземлился недалеко от виллы, чтобы доставить Лиззи на свадьбу.

Этим утром знаменитый дизайнер прилетел из Милана и привез ей платье и фату. Он был первым, кого Лиззи увидела за эту неделю, помимо Люка и прислуги. Но она знала, что ее отец уже в Италии.

Также Лиззи была в курсе того, что она все еще остается в центре скандала. Об этом ей с упоением рассказывала Клара, служанка. Лиззи же могла думать только об одном: как она со всем этим справится.

Единственное, чему девушка была рада, – это потрясающему платью. Дизайнер потрудился на славу, чтобы тонкий шелк подчеркивал все прелести невесты и скрывал все недостатки,

– Перестаньте кусать губы, синьорита, – посоветовал дизайнер, – они у вас и так алые, как розы. Это сведет Люка с ума. Я совершенно не удивлен, почему он смог забыть красавицу Бианку. То, что я вижу сейчас…

– Перестаньте, – попросила Лиззи.
Она никому не позволит плохо говорить о Бианке. Она очень по ней скучала. Ей так не хватало их разговоров! И, конечно, Лиззи очень хотелось узнать, как они с Мэттью решили сбежать и где пропадают сейчас

В дверь постучали, и в комнату вошел Луис – мажордом.

– Пора, синьорита, – сказал он.
Отец ждал ее у церкви. Он выглядел моложе, чем две недели назад, когда она оставила его в Англии. Однако холодное разочарование в его глазах убивало Лиззи.

– Ты прекрасно выглядишь, – заметил он. – Совсем как мать.

Отец сухо поцеловал ее в щеку и повел в церковь, наполненную любопытствующими.

Лиззи шла к алтарю и боролась с желанием повернуться к отцу и рассказать всю правду. Нестерпимо думать, что отец считает ее эгоистичной разрушительницей чужого счастья.

Люк посмотрел на нее, и его взгляд, как магнит, притянул Лиззи. Эдвард Хадли передал ему свою дочь, и дальше все происходило, как во сне. Священник читал молитвы, выслушивал клятвы, объявил их мужем и женой. Даже поцелуй Люка показался ей простой печатью, подтверждающей договор.

Четыре евро, машинально посчитала про себя Лиззи. Ей понадобится целая жизнь, чтобы расплатиться с ним.

Люк улыбнулся, будто знал, о чем она думает.
Они вышли из церкви, и Люк сразу же прижал ее к себе, так как толпа зевак обступила их со всех сторон. По дороге к лимузину выстроилась цепь охранников, и Люк быстро усадил жену в машину, которая тронулась, как только он сел рядом.

Лиззи тяжело вздохнула. Она все же сделала это. Она вышла замуж за жениха лучшей подруги.

– Значит, ты все-таки не забыла, как дышать, – хмыкнул Люк.

Кажется, да, подумала Лиззи.
Она взглянула на свой безымянный палец, на котором теперь сверкало обручальное кольцо. Неожиданностью для нее стало то, что точно такое же кольцо обрамляло палец Люка.

Теперь Лиззи стало интересно, те ли это кольца, которые были куплены к свадьбе с Бианкой.

– Я не настолько бесчувственный, – неожиданно сказал Люк.

То есть он все-таки читает ее мысли?
– Но платье по крайней мере было мое, – хмыкнула она и почувствовала на себе его тяжелый взгляд.

– Тебе не нравится платье? – поинтересовался муж.
Он что, ослеп?
– Оно мне очень нравится. Это самое красивое свадебное платье, которое я когда-либо видела.

– И ты в нем выглядишь изумительно. Никто не усомнился сегодня в моем выборе.

– Еще один пункт в твоей замечательной биографии? – В первый раз после поцелуя она взглянула в его глаза и сразу же пожалела об этом. Эти бездонные глаза сводили ее с ума. – Не жди поздравлений по этому поводу от меня, – пробормотала Лиззи и отвернулась. – Я разочаровала своего отца, – добавила она.

– А теперь ты рискуешь разочаровать меня. – (То, как Люк сказал это, заставило Лиззи повернуться к мужу.) – Мы заключили сделку, – холодно напомнил он, – что не будем отрицать наличие главной причины, по которой наш брак стал возможным.

Он имел в виду взаимное притяжение. Лиззи открыла рот, собираясь возразить Люку, но он не дал ей вымолвить ни слова, остановив ее движением руки.

– Будь осторожна, моя красавица, – предупредил он. – Ты же не хочешь, чтобы твой острый язычок довел тебя до беды. Твой отец забудет про свое разочарование, как только осознает, насколько выгоден этот брак для него. Ты не разочаруешься во мне, когда мы окажемся в одной постели. А я, – улыбнулся Люк, – перестану испытывать разочарование, когда тебе надоест жалеть себя и ты вспомнишь, что стала синьорой де Сантис. Эта фамилия делает тебя моей женой, матерью моих детей. Элизабет Хадли теперь носит самую известную фамилию в Италии.

Лиззи впервые слышала столь пламенные слова от Люка.

– Вдохновенно, – прокомментировала она. – Эта речь, как я понимаю, должна потешить твое самолюбие и указать мне на мое место.

– Но я данного эффекта не добился?
Лиззи покачала головой.
– Ты все еще тот, кто шантажом вынудил меня выйти замуж. А я все еще та, кому ты платишь, чтобы укрепить свое «эго».

– Думаешь, на свете мало женщин, которые хотели бы поменяться с тобой местами?

– Уверена, таких не сосчитать, – холодно ответила Лиззи. – Но разве не ты мне говорил, что не будешь охотиться?

В следующую секунду Люк притянул Лиззи к себе и страстно поцеловал. Казалось, будто в каждый поцелуй он вкладывает все больше чувства и эмоций. У нее перехватило дыхание.

– Видишь, – тихо прошептал он. – Мне и не надо охотиться.

Лиззи залилась краской. Ее слова явно противоречили ее реакции. Она вырвалась из его объятий и дрожащими руками начала приводить свое платье в порядок. Люк не переставал пожирать жену взглядом. И самым страшным в этом взгляде была насмешка.

– Однажды я тебя уже предупредил, дорогая, – с улыбкой на губах сказал он. – У меня больше опыта в таких вещах. Перестань бросать мне вызов. Ты ведь знаешь, что проиграешь.

Машина затормозила, и Лиззи глянула в окно. Они уже подъезжали к вилле, а она этого даже не заметила. Но еще больше ее удивило то, что она понятия не имела о сухопутной дороге, по которой они только что проехали, обогнув озеро.

Лиззи не решалась выйти из машины, чтобы не попасть под объективы камер. И каково же было ее удивление, когда она увидела огромный шатер, который скрывал их от любопытных взоров. Теперь ни один журналист не мог увидеть, что будет происходить в саду виллы.

Если бы здесь была Бианка, то Лиззи спряталась бы за ее спиной, как она всегда любила делать. Но сейчас именно ей пришлось быть в центре внимания и приветствовать гостей.

Его гостей, напомнила себе Лиззи. Это его свадьба. Ее друзья даже не были приглашены. Только отец, который сухо обнял ее.

Взгляд дочери умолял о понимании, но Эдвард Хадли видел лишь женщину, похожую на бывшую жену, и в его сердце не находилось места для прощения. Лиззи с трудом сдерживала слезы, когда он отвернулся от нее и ушел.

– Объясни мне, что, черт побери, здесь происходит, – потребовал муж, который стоял возле нее.

Но Лиззи лишь покачала головой. Такой человек, как Люк, никогда не поймет, что значит быть раздавленной отцовским осуждением. Все эти годы после предательства матери Лиззи пыталась доказать, что она другая. Но теперь, похоже, все старания добиться уважения отца пошли прахом.

Люк обнимал ее за талию, и Лиззи продолжала улыбаться веренице гостей, вежливо отвечая на их поздравления.

В саду был организован шикарный банкет, но, несмотря на это, Лиззи весь день простояла с нетронутым бокалом шампанского в руках.

Шафер Люка отпускал шуточки, на которые она не реагировала, потому что они были слишком пошлые. И каждый раз, когда Лиззи хотела подойти к отцу, чтобы спросить о Мэтью, Люк увлекал ее в противоположную сторону.

Это был самый долгий день в ее жизни. И когда Люк прошептал невесте, что ей нужно переодеться, она так обрадовалась предлогу уйти, что даже не поинтересовалась, зачем это нужно.

В спальне ее ждала Клара, которая по привычке без умолку болтала.

– Как жаль, что пора снимать это красивое платье, – вздохнула она, помогая Лиззи расстегнуть корсет. – А ваш гардероб уже в пути и будет ждать вас там, где вы проведете сказочный медовый месяц.

Медовый месяц?!

ГЛАВА ПЯТАЯ
О, нет, подумала Лиззи. Мысль о том, что Люк решил повезти ее в свадебное путешествие, пугала ее.

Когда она спустилась в холл, муж уже ждал ее. Он тоже переоделся. Теперь на нем были светлая рубашка и брюки, которые как всегда подчеркивали его отличное телосложение.

Лиззи подошла ближе, и Люк притянул ее к себе. Его губы коснулись ее виска. Лиззи снова ощутила дрожь в коленях. Она взглянула на мужа и увидела в его глазах что-то, заставившее ее сердце остановиться. Но уже через секунду его взгляд был таким же холодным, как всегда.

– Ты прекрасно выглядишь, – сказал Люк.
Ты тоже, не могла не подумать Лиззи, а вслух спросила:

– Куда мы направляемся?
– Туда, куда обычно спешат все молодожены. – И он взял жакет, который Лиззи держала в руках. – Туда, где мы сможем остаться наедине.

– Но я этого не хочу, – нахмурилась она, в то время как Люк накинул жакет ей на плечи.

– Правда? Я сейчас умру от горя, – с сарказмом заметил он.

– Я думала, мы останемся на вилле. Я привыкла к этому дому. Здесь… удобно.

Люк как-то странно взглянул на нее.
– Это традиция.
– Но это глупо, – возразила Лиззи.
– Что глупо?
– Уезжать, когда гости еще празднуют. Если мы уходим, разве они не должны сделать то же самое?

– Хочешь выгнать всех наших гостей? – с улыбкой спросил Люк.

– Твоих гостей, – поправила его она.
– Аккуратней, дорогая. Ты хочешь снова загнать себя в угол? Тем более, здесь столько свидетелей.

– Я просто хочу сказать, что мы могли бы тоже остаться…

Люк действовал так быстро, что Лиззи не успела опомниться. Он прижал ее к себе и прервал ее речь страстным поцелуем. Она лишь краем уха уловила шепот, который пронесся по холлу. Лиззи попыталась оттолкнуть мужа, но Люк не собирался сдаваться так просто. Он еще крепче прижал жену к себе, и жакет, которым он еще недавно так заботливо окутал ее плечи, упал на пол к их ногам. Кто-то тихо пошутил, а кто-то засмеялся в полный голос.

– Шоу должно продолжаться, – прошептал Люк, слегка ослабив хватку.

Лиззи была так ошарашена, что не могла найти слов и лишь слабо кивнула. Как только Люк отошел от нее, раздались аплодисменты. Лиззи опустила глаза и покраснела. Но, к счастью, ей на выручку пришел муж. Он взял ее за руку и вывел во двор, где их ждал вертолет.

– Я не могу улететь, не попрощавшись с отцом, – заявила Лиззи.

– Он уже уехал, чтобы успеть на рейс в Лондон, – сообщил Люк.

У Лиззи замерло сердце. Она молча уставилась на мужа и почувствовала, как кровь отлила от ее лица.

Люк тихо выругался и потащил ее к вертолету. Пара минут – и они уже летели над озером и армией журналистов, которые пытались разглядеть хоть какую-нибудь мелочь.

– Не обращай на них внимания, – посоветовал Люк. – Скоро они отвлекутся на кого-нибудь другого.

Странно, но в данную минуту Лиззи совершенно не волновали надоедливые репортеры.

– Он уехал, даже ничего не сказав, – растерянно пробормотала она.

– У него дома полно работы. – Люк даже не стал делать вид, что не знает, о ком идет речь. – Ты должна принять тот факт, что ваша фирма сейчас для него является главным приоритетом.

– Спасибо, – съязвила Лиззи, – за то, что нашел хоть какое-то оправдание.

Вертолет доставил их на частный аэродром, где они пересели на личный самолет Люка и снова поднялись в небо.

Лиззи по-прежнему не догадывалась, куда они летят. И, честно говоря, ей было все равно. Сегодня самый ужасный день в ее жизни. Она чувствовала себя так, будто попала в аварию и не может нормально дышать.

– Я попросил Эдварда уйти, когда ты переодевалась, – неожиданно признался Люк.

– Почему? – изумленно спросила Лиззи.
– Он расстраивает тебя.
– Он мой отец! Ему позволительно расстраивать меня.

– Я – твой муж, – возразил Люк. – Мне позволительно защищать свою жену от всего, что ее огорчает.

Лиззи кинула в его сторону взгляд, полный презрения.

– Меня расстраиваешь ты. Может, ты исчезнешь из моей жизни?

– Не сейчас, когда мы летим на такой высоте, – улыбнулся он, но потом серьезно добавил: – Перестань злиться на меня, Элизабет, и объясни, почему ты позволяешь своему отцу вести себя так, как сегодня.

Лиззи рассказала мужу историю своей матери холодным и безучастным тоном, стараясь не замечать реакцию Люка.

– Теперь ты понимаешь, – подытожила она. – На нашей свадьбе он увидел все то плохое, что так боялся найти во мне.

– Ты любишь маму? – спросил Люк.
Лиззи кивнула:
– Но я невольно напоминаю о ней отцу.
– А где она сейчас?
– Она… умерла два года назад.
– Как плохо мы друг друга знаем, – протянул Люк. – Теперь мне кажется, что твоя семья не так уж отличается от моей. Это значит, что мы с тобой похожи больше, чем ты думала.

Лиззи хотела поспорить, но поняла, что спор она проиграет.

– Куда мы летим? – вместо этого спросила она.
– Всему свое время, – улыбнулся Люк. – Могу только сказать, что это Карибы. У меня там есть домик, спрятанный на одном из островов. – Он открыл бар и достал бренди. – Будешь? – (Лиззи покачала головой.) – Боишься, что снова опьянеешь?

– Боюсь уснуть.
– К счастью для тебя, – он вернулся с двумя бокалами, – сон на этом лайнере – не проблема. Здесь есть помещение с прекрасной двуспальной кроватью.

Люк дождался нужной ему реакции: Лиззи нервно взглянула на закрытую дверь, а он молча протянул ей бокал.

Лиззи знала, что если она откажется, то выслушает еще не одно саркастическое замечание в свой адрес.

– При условии, что полет будет длиться девять часов, тебе так или иначе придется прибегнуть к услугам этой кровати.

– С тобой или без тебя? – не подумав, спросила Лиззи.

– Это приглашение? – взглянул на нее Люк.
– Нет! – воскликнула она.
– Тогда возьми бренди. Тебе не нужно меня бояться. Пока.

Слово «пока» заставило Лиззи вздрогнуть, но она не могла не принять этот вызов. Она смело взяла бокал из рук мужа и залпом выпила его.

– Это была плохая идея, – сказал Люк, поскольку у Лиззи начался приступ кашля.

Бренди как кипяток разлился по ее телу и сразу же ударил в голову. Уже через пару минут она сдалась и призналась, что желает поспать.

Вскоре Лиззи в одном белье забралась под одеяло и погрузилась в тяжелый сон…

Она не знала, сколько времени прошло. Лишь звук мотора напомнил Лиззи, где она находится.

Ее голова прояснилась, и теперь она чувствовала себя намного лучше. А еще ей очень хотелось есть, но мысль о необходимости покинуть эту кровать была невыносима.

Вдруг Лиззи замерла. Только сейчас она поняла, что лежит не одна. Рядом с ней был Люк. Его голова покоилась на соседней подушке, а широкие плечи почти касались ее руки.

Лиззи уже готова была запаниковать, но с радостью осознала, что Люк спит. Она издала вздох облегчения. Спящий лев – безопасный лев.

Она позволила себе поддаться любопытству и неспешно осмотрела мужа. Одеяло сползло совсем низко, что напомнило Лиззи о ее собственной наготе. Она быстренько натянула на себя одеяло.

Интересно, он спит… совершенно голым? Интимность ситуации повергла Лиззи в глубокое смущение. Ее дыхание участилось, и она уловила приятный аромат, исходящий от его тела.

Люк был красив как бог. Лиззи смотрела на него и не могла поверить, что это ее муж. Никогда она еще не чувствовала себя столь странно.

– Серые, – послышался низкий приглушенный голос.
Лиззи вздрогнула. Она немедленно вскочила бы с кровати, если бы не тот факт, что на ней был старомодный зеленый бюстгальтер и трусики с ее именем.

– Сексуальный, туманный, манящий серый цвет. Нет, не уходи, – попросил Люк, стоило Лиззи слегка пошевелиться. Он перевернулся на бок, чтобы лучше разглядеть ее глаза. – Красавица, – прошептал он по-итальянски.

– Нет, – заявила Лиззи. – Перестань называть меня красивой.

– Странное создание, – улыбнулся Люк и убрал прядь волос с ее лба. – У тебя самое красивое лицо, которое я когда-либо видел, но ты упорно не хочешь это признать. Хотелось бы узнать, почему.

– Я не буду реагировать на твою лесть, – кратко ответила она, – просто потому, что ты… – Ее голос затих, и она прикусила губу, так как знала, что не должна этого говорить.

– Потому что я… что?
– Потому что мы женаты. И здесь… – Но Лиззи не договорила, так как Люк лег на нее. – Ты что делаешь? – выпалила она.

– Устраиваюсь поудобнее.
Лиззи откинула одеяло, чтобы использовать руки для сопротивления, но она не была готова к прикосновению его теплой кожи. Она даже ощутила биение его сердца. Люк наклонился и поцеловал ее. Но не страстно, а очень нежно и осторожно. Несмотря на это, Лиззи отвернулась, чувствуя себя в западне.

– Перестань паниковать, – тихо сказал Люк. – Я не обижу тебя.

– Но я не…
– Поверь, все очень логично. Нужно поцеловать человека, рядом с которым ты проснулась. Тем более, если он твой муж.

Он ждет, что она его поцелует? Ни за что, подумала Лиззи.

– Хочешь сказать, что все должен делать я, дорогая? Не очень справедливо с твоей стороны, но ладно… – Люк снова нашел ее губы своими губами. Но на этот раз поцелуй был не медленным, а быстрым и страстным. Сердце Лиззи начало биться с удвоенной скоростью.

– Отличный способ начать новый день, – прошептал он.

– Еще темно, – сумела произнести Лиззи.
– Но уже за полночь, – ответил Люк и перевалился на бок. – Ты долго спала, моя сдержанная жена, пропустила наш первый семейный ужин и улеглась в постель после бокала бренди, как заправский алкоголик.

Лиззи покраснела.
– То, что я не привыкла пить бренди, не делает меня сдержанной.

– Тогда несдержанной?
Если Люк имеет в виду, что она ведет себя как дура, то, возможно, он прав.

– Теперь я хочу есть, – сменила тему Лиззи. – Поэтому если ты уберешь свою ногу, я встану…

Она не закончила, так как Люк медленно покачал головой.

– Расслабься, – посоветовал он. – Я не собираюсь закреплять клятвы, данные нами в церкви, в таком неромантичном месте. Но я действительно хочу получить куда больше чем то, что уже получил…

И он снова навалился на нее всем телом. На этот раз Лиззи ответила на его поцелуй с такой же страстью. Она даже не заметила, как Люк стянул одеяло, и лишь с радостью ощутила его руку на своем бедре.

– У тебя шелковая кожа, – заметил Люк, глядя ей прямо в глаза.

Следующим движением он заставил Лиззи застонать. Его рука скользнула по ее трусикам вверх, к округлым грудям.

Лиззи попыталась сопротивляться, но Люк схватил ее за запястья и начал покрывать поцелуями шею и грудь.

Она закричала и начала вырываться, когда его язык начал ласкать ее соски. Чтобы успокоить дикарку, Люк снова начал целовать жену в губы. Затем легко приподнял ее и расстегнул бюстгальтер.

Лиззи билась словно в агонии. С одной стороны, она не могла позволить соблазнению продолжаться, а с другой – ее тело жаждало прикосновений мужа. Она не могла не расслабиться в его руках. Ее будто магнитом тянуло к Люку. И вскоре руки Лиззи сами начали исследовать то, чем она еще недавно любовалась со стороны.

Она должна была прекратить это немедленно, но не смогла. Раньше Лиззи не могла даже представить, что ее разум способен потерять контроль над телом.

Осознание реальности должно было бы появиться, когда его возбужденное достоинство уперлось в ее бедро, а рука скользнула в самое сокровенное место. Но этого не произошло. Все было сметено бурей страстей.

Лиззи всем телом прижалась к Люку, стремясь помочь его руке проникнуть в нее. Ничто не могло приготовить ее к тому ощущению, которое охватило ее. Лиззи изогнулась и поцеловала Люка, будто только так могла пережить надвигающуюся на нее волну. Он что-то шептал на итальянском, но она не слышала. Ее охватило ощущение полного подчинения этому мужчине.

Вдруг он сдвинулся и начал снимать с нее трусики. Секундное промедление, Люк ругнулся, и это наконец вернуло Лиззи на землю.

Паника пронзила ее от макушки до пяток. С невиданной силой, подкрепленной адреналином, Лиззи оттолкнула Люка и быстро выскочила из постели, успев однако заметить его непонимающее и ошарашенное выражение лица.

Минуту висела мертвая тишина. Лиззи могла слышать лишь биение своего сердца.

– Ты сказал… – смогла прошептать она.
– Я помню, что сказал.
Лиззи не моргая смотрела на обнаженное тело мужа и на доказательство того, как сильно он возбужден. Люк закрыл рукой глаза и замолчал.

– О боже, – пробормотала Лиззи и повернулась к нему спиной, проклиная себя.

Как она могла допустить, чтобы все зашло так далеко? Как могла поверить ему? Ведь Люк привык делать только то, что хочет он.

– У тебя самая аппетитная попка, которую я когда-либо видел, – внезапно заявил Люк. – Кремово-белая, упругая и едва прикрытая бесполезными трусиками.

Умирая от стыда, Лиззи поправила белье.
– Думаешь, это поможет? – хмыкнул Люк. Лиззи покачала головой. В данную секунду она готова была отдать все, лишь бы вернуть на место свой бюстгальтер. С ним она не побоялась бы повернуться к Люку лицом и сказать ему что-нибудь едкое в ответ.

– Тогда, видимо, тебе кажется забавным остановиться, когда мы оба вошли в раж?

По его тону Лиззи поняла, что он злится.
– Т-ты не понимаешь.
– Я распознаю издевку, когда сталкиваюсь с ней.
Лиззи услышала сзади шорох. Очевидно, Люк встал и начал одеваться. Тогда она быстро схватила свой топик и натянула его.

– Мужчина, который не держит своих обещаний, заслуживает такого наказания, – ответила Лиззи, когда почувствовала себя более уверенной.

– Значит, в тебе совершенно не развиты природные инстинкты, – парировал Люк.

Застегнув юбку, Лиззи наконец ощутила достаточно храбрости, чтобы повернуться к нему лицом. У нее перехватило дыхание, когда она увидела, что у мужа обнажен торс. На его широкие плечи мягко падал свет лампы. Лиззи с трудом отвела от него взгляд и поэтому не заметила, что Люк засмотрелся на ее грудь и соски, которые возбужденно торчали под топиком.

– Я не собираюсь извиняться. Это вообще не должно было произойти.

Люк взял что-то с кровати и ответил:
– Вот… – кинул он это ей. – Тебе лучше прикрыться. Если мои люди увидят тебя, у них случится припадок.

Убив этими словами едва зародившуюся храбрость жены, Люк надел черную футболку и вышел. Лиззи взглянула на бюстгальтер, который она держала в руках, и затем перевела взгляд на свою грудь. Если можно было бы умереть от смущения, то это непременно случилось бы с ней.

Остаток полета они провели в тишине, лишь изредка перекидываясь ничего не означающими фразами. Поела только она, Люк лишь пил кофе. И на этот раз на столе не было ни грамма алкоголя.

Вскоре Люк достал свой портфель и углубился в изучение каких-то бумаг. Лиззи тоже хотела чем-нибудь заняться, но это было невозможно. Теперь она играла роль жены богатого мужа, которого ни в коем случае нельзя отвлекать во время работы. Ее секретарской деятельности в фирме отца пришлось положить конец. Поэтому теперь ей совершенно нечего было делать. Молодожены улетели так быстро, что она даже не успела взять с собой книжку.

В конце концов Лиззи снова задремала. Она поджала под себя ноги и положила голову на спинку кресла. Когда она проснулась, то обнаружила, что ее накрыли пледом, а Люк все еще внимательно читает бумаги.

Лиззи не могла отказать себе в удовольствии понаблюдать за ним. Периодически Люк что-то черкал на бумаге, и Лиззи неосознанно читала его пометки.

– Ты неправильно написал слово «неокончательно», – неожиданно для себя сказала она.

Люк замер и медленно повернул голову в ее сторону.
– Я все написал правильно, – гордо заявил он.
– Ты написал «а» вместо «о», – настаивала Лиззи. – То предложение, где говорится, что решение неокончательно.

– Ты разбираешь мой почерк? – с любопытством спросил Люк. – До мелочей?

Лиззи кивнула:
– Ты же пишешь по-английски. Это в итальянской орфографии я не сильна.

– Так же как и в английской, – хмыкнул в ответ Люк.

Лиззи взглянула на мужа. В его глазах не было и тени сомнения. Следовательно, он либо не хотел признавать свою ошибку, либо Лиззи все же была не права.

Она скинула плед и взяла бумагу. Внимательно прочитав предложение, протянула лист обратно, не сказав ни единого слова.

Люк нахмурился, взглянул на документ и рассмеялся:
– Ах ты, рыжая ведьма, – сказал он и аккуратно исправил «а» на «о».

– Мои волосы не рыжие, – запротестовала Лиззи.
– Какие же они тогда?
– Каштановые. И очень непослушные, – добавила Лиззи, убирая прядь со лба.

– Как и их хозяйка.
– Значит, ты заметил, что меня не так просто приручить.

– Заметил, – кивнул Люк.
– А ты не заметил, что я девственница? – просто спросила она.

ГЛАВА ШЕСТАЯ
Если Лиззи хотелось удивить Люка, то она в этом преуспела. Он попытался встать, но лишь уронил бумаги и стукнулся коленом о стол.

– Это ты так шутишь? – зло поинтересовался он.
Лиззи не ожидала такой реакции и быстро натянула на себя плед, будто он мог ее защитить от гнева разъяренного льва.

– Я просто… подумала, что лучше сказать об этом до того, как все снова… зайдет слишком далеко, – объяснила она и покраснела, так как эти слова показались ей чрезвычайно глупыми и наивными.

– Девственница, – повторил Люк. – Как ты додумалась сообщить мне об этом ни с того ни с сего?

– А чего ты ждал от меня? – развела руками Лиззи. – Мне надо было вписать соответствующий пункт в твой дурацкий контракт, чтобы у тебя было время осмыслить сей факт?

Люк побелел от злости.
– Еще чуть-чуть – и мы бы занялись любовью…
– Нет, я остановила это, – напомнила она ему. – А ты счел это издевкой. – (Люк покачал головой и отвернулся от нее.) – Я… я хотела все объяснить раньше, но ты так ужасно себя вел… Теперь я вообще жалею, что сказала об этом.

– Я тоже, – пробормотал он и подошел к бару.
– Если тебя это так сильно задевает, то почему ты не воспользуешься своим традиционным приемом и не поменяешь жену… на более опытную?

– Меня это не задевает, – ответил Люк. – И это не я заменил Бианку, как ты изволила выразиться. Она сама от меня сбежала.

– Прекрасно, – буркнула Лиззи, пытаясь сдержать слезы. Ей тяжела была мысль о том, что она бы здесь не сидела, если бы Бианка не бросила Люка.

Бианка, его первый выбор!…
– Ну, что ж… – Лиззи встала и начала собирать упавшие листы только потому, что ей нужно было что-то делать. – Я такая, какая есть, и ты такой, какой есть. Бесполезно притворяться, что этот глупый брак приведет к чему-либо путному. Но я не могу зарыть голову в песок и делать вид, что у меня найдутся силы каждый раз тебя останавливать. Мы оба знаем – мне это слишком нравится!

– Элизабет…
– Нет! – воскликнула она. – Замолчи! Я не выдержу еще одно твое умное замечание. Только не сейчас.

– Я не собирался…
– Еще как собирался! По-другому ты просто не умеешь. Я не знаю, как общаться с такими мужчинами, как ты. И это усложняет и без того тяжелую ситуацию.

– Думаешь, я знаю, как управляться с тобой?! – выпалил Люк в ответ. – Я еще никогда не встречал такую женщину, как ты! С одной стороны, мягкая, нежная и ранимая, а с другой – страстная и своенравная.

– Теперь ты знаешь, почему, – сказала Лиззи и положила бумаги на стол.

– Да, я знаю. Ты девственница…
– Загнанная силой в брак, как в ловушку.
– Но с мужчиной, которого ты хочешь.
Лиззи замолчала. На это у нее не было возражений.
– Я не собираюсь верить в иллюзию, что ты тоже хочешь меня, – пробормотала она и начала искать свои туфли, которые, как назло, куда-то запропастились. – По твоим собственным словам, ты никогда не охотишься, а я уже здесь. Но не думай, что меня устроит такой расклад. И тот факт, что мне не дали право выбрать, кому отдать свою девственность, ранит даже сильнее, чем твоя реакция на эту новость. Ты ведешь себя так, будто я могу заразить тебя какой-то страшной болезнью.

– Извини, если я заставил тебя так думать. Просто… ты удивила меня, – тихо сказал Люк.

Я сама себя удивила, подумала Лиззи. Нужно было держать язык за зубами.

– И если секс для тебя так важен, то мы можем с этого момента действовать более медленно, – добавил он.

Теперь Люк даже не хочет иметь со мной интимные отношения, отчаялась Лиззи.

– Спасибо, – ответила она с холодной вежливостью.
Сигнал пилота о том, что нужно сесть и застегнуть ремни безопасности, спас Лиззи от надвигавшейся истерики. Вместо того чтобы рухнуть на пол и залиться слезами, она вернулась на свое место и уставилась в иллюминатор.

Мужской голос объявил:
– Мы приземлимся через пять минут, Люк. Санто уже ждет вас с машиной.

Люк занял свое кресло. Они не смотрели друг на друга, а тишина, воцарившаяся в салоне, была просто зловещей.

Однако его рука неизменно лежала на спине Лиззи, когда они сходили с трапа самолета. Формальности, думала она, кругом одни формальности. Неподалеку их ждал водитель, Санто, который встретил их лучезарной улыбкой.

– А ты говорил, что на острове живут только пеликаны, – заметила Лиззи, наблюдая за отплывающими от берега яхтами.

Люк хранил молчание несколько секунд, что еще больше усугубило напряжение между ними.

– Это был сарказм, – наконец ответил он.
У Лиззи разбилась последняя надежда на то, что их отношения смогут вернуться в нормальное русло. Поэтому она молча села в машину и с вялым энтузиазмом начала разглядывать пейзаж за окнами. Вскоре они подъехали к небольшому уютному домику, и тогда Лиззи подумала: может, он и Бианку хотел сюда привезти?

Прекрати, приказала она себе. Какой смысл мучить себя? Ведь дела и без того пребывают не в самом хорошем состоянии.

Машина остановилась, и дверцы распахнулись. Их с Люком встретили радостные возгласы и улыбки. Все это продолжалось до тех пор, пока Люк не приказал прекратить поздравления.

Лиззи чувствовала запах моря, хотя его не было видно.

– Пойдем, – распорядился Люк и после секундного замешательства обнял жену за плечи. Лиззи решила, что это сделано специально для слуг, и не стала убирать его руку.

Его поведение говорило громче слов. После ее признания в сексуальной неопытности Люк перестал испытывать к ней какое-либо притяжение. Лиззи видела доказательства тому во всем: в его движениях, взглядах и замечаниях.

Внутри дома было так же красиво, как на вилле у озера. Лиззи повернулась на мраморном полу, чтобы оглядеть огромный холл.

– Я познакомлю тебя со всеми завтра, дорогая, но этого человека не могу не представить. Нина. – (Лиззи взглянула на женщину, которая застенчиво ей улыбалась.) – Нина здесь всем заправляет. Так что, если тебе что-то понадобится, спроси у нее.

– Очень рада познакомиться, синьора де Сантис, – сказала Нина. – Позвольте поздравить вас с таким прекрасным событием в вашей жизни.

Лиззи в очередной раз выдавила из себя слова благодарности.

– Моя жена хочет пройти в спальню, чтобы переодеться, – заявил Люк.

– Я провожу вас, синьора, – с готовностью отозвалась Нина. – Прошу вас, следуйте за мной…

Лиззи послушно направилась за ней, сдерживая желание обернуться и посмотреть, куда пошел Люк.

Спальня была отделана в светло-голубых и жемчужных тонах и выглядела великолепно. Две служанки уже распаковывали чемоданы.

– Здесь ванная, – указала на дверь Нина. – Хотите, служанка приготовит вам ванну?

– Ой, нет, нет… спасибо, – застенчиво пробормотала Лиззи. – Я сначала хочу все осмотреть, если это можно.

– Конечно. Вам нужно освоиться. – Нина отпустила ручку двери и хлопнула в ладоши. Обе служанки сразу же посмотрели на нее. – Пойдемте, оставим синьору в покое.

Как только служанки ушли, Лиззи упала в кресло и стерла с лица наигранную улыбку. Она с тоской в глазах взглянула на огромную кровать, покрытую шелковым одеялом.

Все в этой комнате было рассчитано на двух человек. Кровать, большая ванная, столик, накрытый на двоих, на полу стояли два чемодана.

И лишь жена сидела одна, в то время как разочарованный муж, возможно, пил где-нибудь бренди.

Идеальный медовый месяц в райском месте.
Лиззи встала, чтобы выяснить, какой из чемоданов принадлежит ей. Но она не узнала ни единой вещи. Ее купили и дали приданое. Лиззи посмотрела на наряды, которые теперь принадлежали ей. Все сексуальные, призванные соблазнять, модные и, должно быть, безумно дорогие.

Прекрасно!
Лиззи вздохнула и направилась в ванную комнату. Огромная ванна, две душевые кабинки, туалет, зеркала и всевозможные кремы, о которых мечтает любая женщина.

И Лиззи изо всех сил старалась отогнать от себя мысль, что все эти чудеса предназначались Бианке.

Она разделась и залезла под душ.
Десятью минутами позже Лиззи вернулась в комнату и не удивилась тому, что за время ее отсутствия служанки быстро доделали свою работу. Закутавшись в полотенце, она подошла к окну и открыла его настежь. Она вгляделась вдаль, пытаясь догадаться, что находится там, в темноте.

Когда ее глаза привыкли, Лиззи увидела волны, которые тихо накатывали на берег.

– Если ты будешь долго стоять у окна, тебя покусают москиты, – услышала она голос Люка, стоявшего внизу, около веранды.

– Не будь таким занудой. Иначе я найду бутылку бренди и буду наслаждаться жизнью.

Люк рассмеялся:
– Я мог бы присоединиться к тебе.
Лиззи вздохнула.
– Ты так себя ведешь, потому что я испортила тебе медовый месяц? – спросила она. – Если да, то, надеюсь, тебе нравится издеваться надо мной. – И она со злостью закрыла окно.

Через минуту Люк уже стоял в дверях ее комнаты и наблюдал за тем, как Лиззи закалывает шпильками мокрые кудри.

Высокий, стройный, сексуальный. Лиззи с трудом отвела от него взгляд.

– Ну что, попытаемся вернуть наш сумасшедший брак в нормальное русло или все же откупорим бутылку? – с усмешкой поинтересовался он.

– Сумасшествие нельзя излечить другим сумасшествием, – ответила Лиззи. – Я думаю, мы довели все это до абсурда, потому что не общались последнюю неделю перед венчанием.

– Это была чертовски сложная неделя для меня, дорогая. Я пытался управиться с организаторами свадьбы, новыми родственниками и прессой.

– Тогда поздравляю с тем, что хотя бы медовый месяц был обдуман заранее. – Слова вырвались у нее непроизвольно. Лиззи поразил ее собственный сарказм. – Ничего не получится. Кажется, мне лучше вернуться домой.

– К обиженному отцу?
О, это жестоко! Лиззи вздохнула.
– Бианка хотела навестить родственников в Австралии, поэтому мы собирались остановиться там, – холодно проинформировал ее Люк. – Ей бы здесь не понравилось. Слишком тихо и негде покрасоваться в новых нарядах. Я удивлен, что она ничего тебе не сказала об этом. Бианка утверждала, что у вас нет друг от друга тайн.

– Теперь мы оба знаем, что она не всегда говорила правду, – ответила Лиззи, намекая на то, что понятия не имела о планах Бианки. – Извини. Я постоянно делаю неправильные выводы.

Люк махнул рукой.
– Нина приготовила для нас легкий ужин. Хочешь поесть здесь или внизу?

– Наверное, внизу, – решила Лиззи, поняв, что тема закрыта.

Люк кивнул:
– Тогда через пять минут увидимся. – И он ушел.
Вскоре Лиззи спустилась вниз. Ее встретила Нина.
– Синьор ждет вас в маленькой столовой. Я провожу вас.

Люк сидел за небольшим круглым столом. Как только он увидел жену, то сразу же встал и взглядом пробежался по ее коротенькому светло-голубому платью.

Люк обошел стол и вежливо помог Лиззи сесть.
– Я знаю, возможно, ты не голодна, – сказал он. – Но постарайся немного съесть ради Нины. Думаю, она и так в недоумении от того, что между нами происходит. Если мы вдобавок откажемся от приготовленных ею блюд, то это убьет ее.

Лиззи кивнула. Она уже сама заметила беспокойство Нины. Для молодоженов такое поведение ненормально. Поэтому Лиззи послушно принялась за пасту.

Люк достал из ведерка со льдом шампанское и открыл его.

– Это тоже приготовила Нина? – снова неудачно пошутила Лиззи.

– Ты не сделаешь ни глотка, пока не съешь достаточно пасты, – хмыкнул Люк.

Лиззи рассмеялась.
– Ты говоришь, как мой отец.
– Это случайное совпадение.
Лиззи поняла, что такое сравнение задело Люка. Он не хотел быть похожим на ее отца. После этого разговор стих. Остаток ужина прошел в тишине.

Молодая жена не знала теперь, чего ожидать. До свадьбы Люк описал ей общий план действий: брак, секс и дети. А что ей делать в данную секунду? К сожалению, этот пункт не был предусмотрен в контракте.

– Уже поздно, – сказала она и встала. – Пожалуй, я пойду… в постель.

Она не смотрела на мужа, но чувствовала на себе его взгляд. Люк ничего не ответил и лишь вертел в руке бокал с шампанским.

Окна в спальне закрыли шторами, постель была разобрана, и горел лишь ночник, создавая очень приятную и уютную обстановку. Лиззи уставилась на кровать и поежилась, будто это было самое холодное место на свете.

Быстро переодевшись в шелковую ночнушку, Лиззи нырнула в постель. Она не посмотрелась в зеркало. Ей не хотелось видеть то, что написано на ее лице. Поэтому она легла на подушку и закрыла глаза, желая поскорее уснуть.

Однако беспокойный сон забрал ее в свое царство лишь спустя несколько мучительных часов размышлений и воспоминаний. Не так она представляла себе свою первую брачную ночь…

Лиззи не знала, сколько ей удалось проспать. Открыв глаза, она вжалась в кровать.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Жених её подруги 2

Жених её подруги 1

Все вокруг были заняты приготовлениями к предсвадебной вечеринке, а Лиззи еще никогда так сильно не мечтала о спокойствии и уединении. Сегодня она должна была провести вечер во...

Жених её подруги 4

Он странный, подумала Лиззи, сидя на скамейке возле дома, в то время как Люк неподалеку беседовал с одним из фермеров. Он всегда вел себя по-разному. За две недели, что они провели...

Жених её подруги 3

– Нет, не дергайся, – прошептал Люк. Лиззи испуганно взглянула ему в глаза: – Я думала, ты… Но Люк не дал ей договорить, перебив фразу нежным поцелуем. – Мы спасем нашу первую...

Подруга или психолог?

Мою дочь пригласили участвовать в дискуссии на тему «В трудную минуту вы обратитесь - к подруге или психологу?», отстаивать позицию подруги. Она попросила меня высказать свое...

Подруги

- А где тот парень, который тебе всегда носил цветы!: - Этот .... - женился на цветочнице!! - Может ты сильно долго им играла? - Не знаю... Эта цветочница с ним долго цветы! Цветы...

Жены султана

Жил был султан, у которого было 4 жены. Все они были умницами и красавицами, но больше всего он любил четвертую – молодую, добрую и ласковую. Мужчина одевал ее в дорогие платья...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты