Уходя, Оглянись... - 17-часть

ПОСЛЕДНЯЯ ПОЕЗДКА
" За то, что я руки твои не сумел удержать,
За то, что я предал соленые нежные губы,
Я должен рассвета в дремучем Акрополе ждать.
Как я ненавижу пахучие, древние срубы! "

(Мандельштам)
-=-
Анна почему-то считала, что дружба с Тихоном давно умерла и при встрече они только здоровались, издалека кивая друг другу головой...

В гости к Анне стала всё чаще приходить Ольга, - её коллега по работе, - с которой она сдружилась, так как обе очень любили музыку и часто вместе ходили на концерты или в театр...

Однажды после вечернего спектакля Ольга никак не могла поймать такси... А жила Ольга далеко от центра города, где-то на окраине Святошино.

В Святошино можно было попасть на электричке или автобусами.

Но в тот вечер спектакль затянулся больше положенного времени и закончился позже положенного времени.

Когда Ольга и Анна вышли из театра, - все такси уже уехали, а автобусы уже не ходили... Можно было на трамвае доехать до вокзала, но по времени Ольга всё равно не успевала на электричку...

И тогда Анна предложила переночевать у неё. Ольга согласилась. И с тех пор стала довольно часто приходить в гости к Анне. Анна молчала.

Однажды к Анне по-соседски заглянул Тихон, - ему нужно было что-то попросить у Анны... Но вместо Анны дверь ему открыла Ольга...

Так состоялось их знакомство. Ольге понравился Тихон и она решила очаровать его и прибрать к своим рукам...

Анна только грустно улыбнулась, так как знала, что для Тихона дороже всего на свете его машина и на женщин он совсем перестал обращать внимания. Но Ольга не поверила Анне и решила доказать, что сможет влюбить в себя молчаливого Тихона...

Именно у неё вдруг возникла неплохая идея в весенние дни отдыха съездить на машине Тихона на Киевское водохранилище.

Тихон, конечно, был не в восторге от такого отдыха, но ему нечего было возразить, тем более, что он сам хвалился своей машиной и её проходимостью. Теперь у него был шанс проверить надёжность своего "Запорожца"

на дальнем маршруте.

Вообще-то он попытался отказаться от такой поездки и что-то там бурчал себе под нос о том, что после ремонта машина ещё не обкатана и ...

Но Ольга, загоревшаяся идеей дальней поездки на природу и слушать ничего не хотела и стала энергично готовиться к поездке...

И Тихон смирился с мыслью о скорой поездке к Киевскому морю...

И вот наступил этот роковой день... Анна и Ольга с небольшими рюкзачками вышли из подъезда и стали у парадной двери в ожидании машины...

Ждать пришлось не менее двадцати минут... И вот во дворе появилась долгожданная автомашина...

Ольга чуть не упала в обморок, увидя "Запорожец", а Анна только грустно улыбнулась. Ей так и не удалось отговорить Ольгу от поездки и теперь она только наблюдала на реакцию своей знакомой...

Машина Тихона сделала небольшой круг и подъехала к ожидающим женщинам, остановился и открыл дверцу...

Ольга стояла и смотрела ошарашенными глазами на это сероголубое чудо техники и было видно, что она колеблется между двумя желаниями, - лезть внутрь этой колымаги или броситься прочь от такой старой развалюхи.

Вытянув шею и недовольно морщась, Тихон торопил путешественниц...

Анна, бросила рюкзачок в машину и ждала пока Ольга, тихо ругаясь, залезала на заднее сиденье "Запорожца"...

Кто хоть раз видел наяву "Запорожца" знает, как трудно и неудобно в него заползать. Дело в том, что у автомашины с каждой стороны только по одной дверцы и чтобы сесть на заднее сиденье, необходимо наклонить вперёд переднее сиденье, что и делал Тихон, торопя подруг поскорее

погрузиться в машину. Ему было не слишком хорошо внутри, так как при длинном росте ему неуютно было сидеть за рулём, - его худые колени упирались в его подбородок, а острые локти торчали по сторонам...

Но вот с охами и ахами девушки втиснулись внутрь машины и "Запорожец тронулся в путь... Ехали медленно, так как у Тихона почти не было никаких навыков вождения, да ещё общее движение затрудняли светофоры на перекрёстках... Больше полчаса выезжали они из городской черты нового района... И вот машина вырывалась на свободу из каменных джунглей левобережного города...

Они ехали мимо лугов и поле, мимо молодых лесов и старых рощ... Ехали неспеша и до водохранилища добрались только к закату солнца.

Пока не зашло солнце и не стало темно, выбрали сухое место и разбили там палатку... И рядом развели костёр, чтобы отогнать комаров... Потом молча поели то, что привезли с собой и долго смотрели на тёмную ширь

водохранилища...

Тихон сидел почти у самой воды и, закинув удочки в воду, грустил о чём-то... Анна устраивала спальные мешки в палатке, а Ольга, как назойливая муха, тихо жужжала около Тихона. Но как будто и не слышал её.

" Как мог я подумать, что ты возвратишься, как смел?

Зачем преждевременно я от тебя оторвался?
Еще не рассеялся мрак и петух не пропел,
Еще в древесину горячий топор не врезался. " (Мандельштам)

Как ни удивительно, но при вечерней зорьке Тихону всё-таки удалось поймать несколько мелких рыбёшек... Но слишком мало для ухи...

Ночь над водой была тиха и красива... Над чёрной водой висела яркая луна и лунная дорожка серебрилась на гладкой поверхности, маня куда вглубь и вдаль... Где-то рядом громко квакали лягушки... И было очень интересно прислушиваться к их ночному пению...

Анна сидела у воды рядом с Тихоном и слушала ночное кваканье.

Вначале негромко квакал самец, - ему отзывался другой, потом третий... Тогда первый заявлял о себе уже погромче, но кто-то квакал громче его, а потом это был уже дует, трио...и вскоре уже всё побережье, заросшее камышом, дышало общим хором квакающих лягушек... А где-то в густом кустарнике пели соловьи...Весна ! ... Тишина ! ... Ночь !

Тихон смотрел то тёмную воду, то поворачивал голову в сторону Анны и что-то говорил ей...

Ольга, лёжа в полатке, старалась услышать о чём они говорят. Но те двое у воды говорили тихо и их голоса заглушал лягушачий хор...

"Где милая Троя? Где царский, где девичий дом ?
Он будет разрушен, высокий Приамов скворешник.
И падают стрелы сухим деревянным дождем,
И стрелы другие растут на земле, как орешник. " (Мандельштам)

Утро было серым и туманным. Солнце незаметно выплывало из тёплых ночных вод и умытое, плавно плыло по розово-голубому небу... Лучи солнца ложились на травы, сияя тысячами каплями рос... Листва деревьев влажно блестела в свежем утреннем воздухе... Тишина вокруг была мягкой и обволакивающей... И в этой тишине то там, то тут раздавались осторожные голоса птиц, словно они удивлённо спрашивали, - уже утро ?

Утро-утро! - отвечали ей в ответ. И со всех сторон на разные голоса звучало птичье щебетанье, сливаясь в общий гимн солнцу и утру.

День начинался хорошо и обещал быть тёплым и солнечным. Анна и Ольга, надев купальники, пошли купаться в остывающую воду озера...

Тихон опять сидел на берегу и возился со своими удочками. Купаться он не хотел, так как боялся за свой радикулит... Если его скрючит, то кто отвезёт их домой ?

Этот день он считал потерянным и молча ждал, когда подруги накупаются и займутся приготовлением завтрака... Никакой ухи и шашлыков они не готовили и Тихон был рад этому... Если бы не было неугомонной и надоедливой Ольги, возможно, что та поездка была бы намного интереснее. Но Ольга ! - и чего она привязалась к Анне ? Бедная Аннушка, - она слишком деликатная, чтобы отшить эту дуру...

Возвращались они домой часов в пять вечера... И только выехали на трассу, как Запорожец зачихал и стал дёргаться, пока не стал посреди дороги, как упрямый ослик... Что только не делал Тихон, машина не хотела дальше ехать...

Анне и Ольге пришлось выйти и толкать её сзади... Так они прошли километр или два, пока кто-то из проезжающих водителей не сжалился над бедолагами и не прицепил их к себе за буксирный трос... Таким позорным образом они въехали в свой двор под радостное улюлюканье и свист местных мальчишек. Большего позора и продумать было трудно...

Больше ни Анна, ни Ольга не напрашивались к Тихону ни в какие поездки, - ни дальние, ни близкие... А Тихон опять укрылся в своём гараже и старательно разбирал на части свою любимого Запорожца ... Как у бедной матери ребёнок-калека становится самым любимым для неё, так и старая машина-развалюха была для Тихона любимей всех женщин на свете...

" И серою ласточкой утро в окно постучится,
Последней звезды безболезненно гаснет укол,
И медленный день, как в соломе проснувшийся вол,
На стогнах, шершавых от долгого сна, шевелится. " (Мандельштам)
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Уходя, Оглянись... - 17-часть

Уходя, Оглянись - 5-часть

Дождь не утихал до утра. За окном было темно и стыло… А в комнате, в мягкой тишине, слышалось убаюкивающее мурлыканье спящего кота… Ему тоже снились свои сны, - неспокойные...

Уходя, Оглянись - 3-часть

ТЬМА --=-- ЭЛЕН-РУ -"- «На темном небе, как узор, Деревья траурные вышиты, Зачем же выше и всё выше ты Возводишь изумлённый взор ? Вверху - такая темнота - Ты скажешь - время...

Уходя, Оглянись - 1 часть

Музыка Шопена тихо и нежно звучала в небольшой, погруженной в вечерние сумерки, комнате. Грустная, сомнамбулическая мелодия шопеновского ноктюрна, печально замирала в сонной синеве...

Уходя, Оглянись - 4-часть

Последующие дни траурных церемоний были для неё, как дурное сновидение. Они были заполнены тягостными хлопотами, связанных с погребением... Эти дни Анна вспоминала с содроганием в...

Уходя - Оглянись - 6 часть

После леденящего ужаса тягостного сновидения, душа Анны была пуста, и лишь где-то там, глубоко под самым сердцем, трепетала маленьким комочком тихая радость, что она жива, что это...

Уходя - Оглянись -12 часть

\Но недолго пришлось Анне и её другу Тихону наслаждаться свежей утренней тишиной и покоем.. Не прошло и часа, как Ботанический Сад стал наполняться людьми, а потом к воротам...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты