Уходя, Оглянись - 1 часть

Музыка Шопена тихо и нежно звучала в небольшой, погруженной в вечерние сумерки, комнате. Грустная, сомнамбулическая мелодия шопеновского ноктюрна, печально замирала в сонной синеве томного вечера и таяла в сгущающем воздухе.
Уходя, Оглянись - 1 часть
Чтобы потом, в тишине и полумраке, певуче возродиться из ниоткуда, завораживая своей волшебной мелодией, унося на своей вечерней волне нежнейших звуков в неведомо-прекрасные дали грёз, неуловимых, как обволакивающее дыхание тихих ночей, как прощальные сумерки умирающей осени.

Эти плавно-медленные, еле слышные звуки, будто шелест листвы или сонное дыхание старого дома, пропитали своим ароматом всё вокруг, - стены, вещи, воздух и даже неспешные движения самих обитателей этого уютного маленького уголка, хрупко отгороженного от огромного и жестокого мира тонкими стенами бетона и прозрачными стеклами стылых окон.

За темным окнами комнаты сиротливо высились стройные, тонкие березки, тревожно покачиваясь в сгущающемся сумраке надвигающейся ночи. Они сиротливо дрожали своими длинными плакучими ветвями, будто моля кого-то о сочувствии ... И оттого, что они были такими тоненькими и высокими, они казались еще более хрупкими и беззащитными в своем холодном одиночестве... И было до щемящей боли жаль их, как бывает до слёз жалко всех бездомных живых существ, брошенных на произвол судьбы…

О, Господи, как грустно вокруг, как печально. Почему так невесело живется в этом прекрасном живом мире?

« Образ твой, мучительный и зыбкий,
Я не мог в тумане осязать.
Божье имя, как большая птица,
Вылетело из моей груди !
Господи! - сказал я по ошибке,
Сам того не думая сказать...
Впереди густой туман клубится,
И пустая клетка позади... »
Синие вечерние сумерки с каждой минутой становились всё более властно окутывали своей заволакивающей, всепоглощающей мглой окружающий мир… Ночь неумолимо надвигалась на город, на уставшую, остывающую землю, на притихшие извилистые улицы и потемневшие в сумерках дома.

Ночная тьма неумолимо быстро поглощала тёмные силуэты деревьев и людей, и вкрадчиво-мягко проникала в тёплые, тихие жилища… И все дома стояли, как зачарованные в сгущающейся синеве… А на темных дорогах большого длинной вереницей стали зажигаться бесконечные огоньки уличных фонарей и в многочисленных зданиях вдруг засветились ярким светом бесчисленные окна домов …

Но за некоторыми окнами затаилась тьма… И горькая печаль усталости от прожитого дня невольно отразилась на лике города. И горечь повседневной суеты всё также отравляла своим одурманивающим чадом вечерний воздух… Печаль и одиночество, как тягостная аура, незримо опустились на затихающий город и просочились во все щели, чтобы затаится где-нибудь в темных углах.

Осень хмурилась сумрачным небом, хотя это было только началом её, а город уже тосковал по теплу ... Ещё не наступили холода, а городские жители во сне и наяву грезили о далекой солнечной весне.

Окна стыли от осенней тоски и холода. Стёкла плакали долгими дождями.

И за одним таким окном тихо-тихо звучала прекрасная музыка... Грустная музыка Шопена... Музыка печали и невыплаканных слез… Музыка любви и неисполненных надежд… Музыка разлуки и вечного ожидания встречи… Музыка сновидений и полузабытых грез… Грустная музыка лунных вальсов, сонат и ноктюрнов, прекрасных и печальных, как и сама жизнь.

Музыка звучала за высоким тихим окном в бело-сером доме, где царила печаль и безысходная грусть, затаившиеся в каждом углу скромной маленькой квартиры.

Осень за окном с каждым днем становилась всё суровей и скучней, и всё холодней и неуютней было в каждом укромном уголке.

Бедные люди чаще всего были самыми незащищёнными и совершенно беспомощными перед невзгодами и никогда не могли противостоять никаким бедам, ни превратностям судьбы. Их извечная горестная участь, - покорно склонять свои неприкаянные головы и ждать... Чего ? - милости судьбы и лучшие времена. Ждать терпеливо и безропотно, - ждать, ждать, ждать. И это ожидание могло быть бесконечным.

Музыка была часть жизнью обитателей этого домашнего уголка, - их дыханием, отдохновением. Она заполнила собой всё пространство вокруг них, как легкий запах увядающих цветов, забытых в старой вазе на

столе… Музыка и печаль давно были душой и настроением этого скромного замкнутого мирка, где жила и тосковала одинокая и беззащитная женщина с коротким, нежным именем - Анна, - именем, тающим на губах, как снежинка в теплой ладони

" Нежнее нежного лицо твое,
Белее белого твоя рука...
От мира целого ты далека,
От неизбежного твоя печаль,

и всё твоё - от неизбежности...
И пальцы рук неостывающих
И тихий звук неунывающих
Речей.... И даль твоих очей... "

Синие ночные сумерки стыли за окном, - эти тёмные осенние сумерки с тихими мягкими звуками завораживающих ноктюрнов, с бесконечной печалью одиночества, - печалью без конца и края, - с печалью на грани слёз и нервного срыва… Боже, отчего так тягостно осенью? - до поздней осенью, когда на деревьях уже почти вся облетела листва, но еще далеко до белых очищающих снегов холодной зимы… И такая тоска вокруг ! И тишина...

И в этой тишине музыка всё пела и пела , и таяла в ночи, навевая странные грёзы-мечты. Если бы не эти чарующие звуки, - можно было бы сойти с ума в этой вечерней тишине...

Грустная Анна неподвижно стояла у темного окна и отрешенно смотрела в ночь, - и мимо ночи, - в бездонную тёмную даль… Перед её окном сиротливыми призраками качались тонкие березки. Но она не замечала их, хотя всем сердцем чувствовала невольную тревогу, струящуюся под светлой кожицей замерзающих берез… Это ощущение тревоги и холода как-то необъяснимо

передавалось Анне даже сквозь прозрачные стекла и она всем своим существом воспринимала их зябкое дрожание в темной ночи.

Анна стояла у окна, опираясь одной рукой на подоконник, а второй машинально поглаживала шелковистую, мягкую шерсть большого белого кота

с удивительно странным, загадочным взглядом огромных голубых глаз…

Это был очень красивый, деликатный и потрясающе чуткий кот, который без всяких слов понимал свою хозяйку. Он очень любил её и был верным, как собака, так как не представлял себе свою жизнь без неё.

Он любил этот дом и эту уютную комнату, - и окно, и всё, что окружало его. Это был его мир, - спокойный, привычный, тихий и сонный мир его беззаботного существования… Но Кот был так же одинок, как и его хозяйка… Кроме неё ему некого было любить… Не к кому было приласкаться и тихо помурлыкать, сидя на коленях у Анны...

Белый большой кот был подкидышем и прекрасно знал, что такое бездомность, холод и голод. Может поэтому он так искренне понимал и нежно-

нежно обожал свою добрую хозяйку.

Он любил её голос, её руки, её тепло и запах.

Она была для него самым прекрасным существом на свете, - его богиней и властительницей, которой он позволял трепать и гладить себя и прощал ей всё, даже незаслуженные обиды…

Но зато как он млел от счастья и блаженства, когда Анна в порыве нежности, ласкала и кружилась с ним по комнате, - и тихо-тихо

шептала ему на ушко, что он самый красивый кот на свете, самый милый и самый умный из всех котов на земле… Это было приятно слышать и слушать.

О да ! Ещё бы ! Он - то знал, что лучше его нет в мире кота. Именно поэтому ему и досталась самая лучшая, самая добрая и щедрая хозяйка... И очень красивая… Другой такой не найдешь во всём городе....

Мудрый белый Кот, как и его хозяйка, очень любил тишину. Но к музыке относился благосклонно и быстро усыпал под её мелодии...

В тишине, конечно, лучше спалось, но под негромкие звуки мелодий замечательно мурлыкалось. И снились такие хорошие сны...

Да, Кот и Хозяйка очень любили тишину... и музыку , - тишину одиночества и музыку печали...

Для Анны Кот был настоящим живым другом, душой дома и тем милым существом, которое искренне её любило, - любило и понимало, скрашивая её тихое существование...

С тех пор, как у неё появился этот Кот, она знала, что дом её не пуст, что там её ждут, - и ждут с нетерпением и верой, что она обязательно придёт.

Белый Кот был её рыцарем, её другом, её утешителем, - живая добрая душа, с которой можно было поделиться своими маленькими радостями и печалями… С ним было не так горестно, не так холодно, не так одиноко…

Если музыка была дыханием этого дома, то белый Кот был его душой, - ласковой, своенравной и доброй душой, воплотившейся в капризную кошачью сущность... Милый, добрый кот, - одинокий и грустный… голубоглазый и непостижимый, как и всё вокруг... Может в нём душа родного умершего человека ? Кто знает... Может быть...

« Я счастлив жестокой обидою,
И в жизни, похожей на сон,
Я каждому тайно завидую,

И в каждого тайно влюблен…»

Большой Кот никогда не жаловался на свою судьбу. Он принимал её такой, какой она являлась перед ним… Но он ценил добро и был благодарен судьбе, что обрёл свой дом...

Он никогда не гулял по крышам, никогда не мурлыкал с хорошенькими кошками и стойко переносил все эти лишения, хорошо сознавая, что это плата за жизнь под тёплой крышей... Кот интуитивно понимал, что его судьба могла сложиться гораздо печальнее, а может даже и трагически. Любая жизнь, любая судьба всегда непредсказуема. Так думал умный Кот...

Когда музыка, наконец, затихла, Кот нехотя открыл свои большие полусонные глаза и вопрошающе посмотрел на молчаливо стоящую хозяйку, терпеливо ожидая, когда же она заметит наступившую тишину… Но она словно застыла, а он не шевелился. И оба они смотрели во тьму ночи ...

Анна неподвижно стыла у окна о чем-то глубоко задумавшись… Она отрешенно витала где-то далеко-далеко в своих невеселых мыслях…

Широко раскрыв свои голубые глаза, Кот внимательно смотрел на Анну и его глубокие черные зрачки совершенно скрыли изумрудный блеск глаз.

Музыка молчала. И тишина глохла в немой пустоте холодной комнаты…

Женщина стояла у окна, не шевелясь, отчужденно-отстраненная от всего окружающего мира, словно наглухо закрытая в своем внутреннем мире… Анна смотрела в ночь и глаза её были такими же темными и загадочными, как эта ночь и как глаза её любимого кота...

Кот сидел рядом и тоже молча смотрел во тьму…

И в тишине не было слышно даже их дыхания... Было такое чувство, словно весь мир замер в немоте. И только тихие тени былых воспоминаний незримо витали над ними. Тени ушедших дней и людей...

Так и стояли они у окна, - одинокая женщина и загрустивший Кот.

И в глубине их широко отрытых, невидящих глаз таилась ночь… Глухая, темная ночь… Ночь, полная тайн и обманов… Осенняя тягостная ночь…

" В огромном омуте прозрачно и темно
И томное окно белеет :
А сердце, отчего так медленно оно
И так упорно тяжелеет ?
То всею тяжестью оно идёт ко дну,
Соскучившись по милом иле...
То, как соломинка, минуя глубину
Наверх всплывает без усилий.
С притворной нежностью у изголовья стоя
И сам себя всю жизнь баюкай,
Как небылицею, своей томись тоской
И ласков будь с надменной скукой...»

Анна не сразу очнулась от задумчивости, но именно холодная тишина вернула её к реальности из мира видений… Она тяжело вздохнула, придя в себя, и отошла от окна, опустошенная и бесконечно уставшая…

В комнате было темно и Анна почти машинально зажгла настольную

лампу. Взгляд её остановился на старом проигрывателе. Черный диск тускло отсвечивал в мягком свете небольшой лампы. Анна не спеша сняла диск и сменила его на проигрывателе, поставив другой... Играй! Пусть звучит музыка !

И в комнате опять зазвучала прекрасная, дивная музыка… Музыка забвения… Музыка мечты и лёгких грёз Сен-Санса... А за окном чернела осенняя ночь… Темная, неприветливая ночь… Холодная ночь… Чужая ночь…

Анна села в кресло и машинально взяла в руки красочный альбом Пикассо. Это был подарок друзей. Щедрый, желанный и дорогой подарок. Как мало их в её жизни ! Жизнь к ней в последние годы была не слишком ласкова, хотя раньше ничего не предвещало такого нежданного поворота судьбы… За что ей такое ? В чем она провинилась ? И перед кем ?

На её беду у Анны не работал телевизор и не было времени собраться и отвезти его в ремонт или вызвать на дом мастера... А без телевизора вечера казались бесконечно длинными и тягостными. Ложиться рано спать не хотелось, а как скоротать вечер, - Анна не знала.

Она сидела и листала альбом, рассматривая картины с угловато-изломанными фигурами в лилово-голубой гамме блёклых тонов. Странные, изящно-искаженные изображения, как бледные видения больного воображения, невольно навевали невеселые ассоциации и опять возвращали Анну в мир её воспоминаний.

О чем она думала в этот вечер ? О ком вспоминала ? Что было на душе у неё ? Кто знает ! Вряд ли и она ответила бы на это…
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Уходя, Оглянись - 1 часть

  • Очень красиво, романтично и грустно... Строчки, словно ноты, передают красивую музыку...


    С уважением, Оля.
     

По теме Уходя, Оглянись - 1 часть

Уходя, Оглянись - 5-часть

Дождь не утихал до утра. За окном было темно и стыло… А в комнате, в мягкой тишине, слышалось убаюкивающее мурлыканье спящего кота… Ему тоже снились свои сны, - неспокойные...

Уходя, Оглянись - 3-часть

ТЬМА --=-- ЭЛЕН-РУ -"- «На темном небе, как узор, Деревья траурные вышиты, Зачем же выше и всё выше ты Возводишь изумлённый взор ? Вверху - такая темнота - Ты скажешь - время...

Уходя - Оглянись - 6 часть

После леденящего ужаса тягостного сновидения, душа Анны была пуста, и лишь где-то там, глубоко под самым сердцем, трепетала маленьким комочком тихая радость, что она жива, что это...

Уходя, Оглянись - 4-часть

Последующие дни траурных церемоний были для неё, как дурное сновидение. Они были заполнены тягостными хлопотами, связанных с погребением... Эти дни Анна вспоминала с содроганием в...

Уходя - Оглянись -12 часть

\Но недолго пришлось Анне и её другу Тихону наслаждаться свежей утренней тишиной и покоем.. Не прошло и часа, как Ботанический Сад стал наполняться людьми, а потом к воротам...

Уходя - Оглянись - 16 - часть

Мощная завеса Нас отделяет от другого мира; Глубокими морщинами волнуя, Меж ним и нами занавес лежит. Спадают с плеч классические шали, Расплавленный страданьем крепнет голос. И...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты