Скупщик Звезд

Романтикам и идеалистам посвящается.

Ветер слова не напомнит,
В зыбучих песках утонут следы,
Имя в истории строк не дополнит,
И в том не будет беды…
Скупщик Звезд
- 1 -

«Не все, что светится, способно освещать»


«…Сначала было Небо. Одно только Небо: пустое, безразмерное и незамутненное, как в колодце вода.

Потом возникла Мысль. И первой Мыслью было – сделать в этом колодце дно. Так появилась Земля.

И была первозданная Земля - как чудный магический кристалл, в котором можно было видеть прошедшее и грядущее. До тех пор, пока на нем от чрезмерно сырого климата не завелись мхи, грибы, мокрицы и люди. А уж вслед за ними завелось и все остальное. Люди начали разводить огонь, отчего кристалл закоптился и потускнел.

Потом прошла Чума, погасив за собой огни и застелив Землю пеплом. И тогда Небо стало пасмурным и влажным от слез - так появился Дождь.

А потом пришла Зима, и все невыплаканные слезинки превратились в звезды. И каждая из них содержала частицу того изначального волшебного камня. И была обречена гореть вечно, как поминальная свеча, храня в себе память и скорбь давно почивших и еще не рожденных. С течением времени количество звезд прибавлялось, и всякой находилось место на небесном кладбище. Постепенно они слагались в образы, которые на Земле называют созвездиями.

А потом люди обезумели - то ли от света, то ли от переизбытка открывшихся истин - и стали раскачивать Небо. А звезды отклеивались и опадали. Поэтому теперь мы можем видеть очертания созвездий только на иллюстрациях учебников или в своем воображении.

Но, что самое обидное, сколько бы звезд не упало на Землю, им никак не найдут разумного применения. Их шлифуют, распиливают, заковывают в металл и - что совсем уж несуразное - продают за деньги. И мало кто понимает, какой безграничной силой обладают эти «стекляшки», сколько тайн, сколько вековой Мудрости и Печали несут они в себе!

Ну а те, на ком до сих пор еще держится мир, кто узрел в упавшей звезде неисчерпаемый источник познания - те становились провидцами. Если, конечно, сразу не сходили с ума. Ибо тот, кто видит одновременно Прошлое и Будущее, как правило, выпадает из Настоящего…»

- …И что, все это - правда? Все в действительности было так?..

- Конечно же нет. Все было гораздо сложнее и дольше…

- Почему тогда здесь так написано?
- А ты не верь тому, что написано.
- Чему же тогда верить?
- Верь глазам своим.
- Значит это все только красивая выдумка?.. – Мальчик разочарованно захлопнул тетрадь.

- Возможно, что и так. Людям нужны мифы…
- Но что же тогда на самом деле?..
- А на самом деле, Мальчик - почти все то же самое. Люди продолжают воевать и веселиться, небосвод по-прежнему ходит ходуном, как на развинченных болтах, а звезды все падают и падают… А отдельные наиболее предприимчивые особи даже разъезжают по Небу на дирижаблях и ловят их на удочку, как малька…

- ЗВЕЗДЫ??.
- Звезды. И торгуют ими с лотков…
- Но так ведь их и вовсе не останется! – возмутился Мальчик. - О чем же думают эти, на которых все держится? Взяли бы и давно уже экран соорудили!..

- Что за экран?..
- Ну, примерно, как телевизионный - Вы телевизор смотрели?

- Да как-то не было надобности. Вроде и так пока живется…

- А под экраном было бы куда безопаснее! И Небо не штормило бы, и звезды бы не падали почем зря...

- Не будь наивным, сынок. Кому нужен вместо Неба «липовый» навесной потолок с электрической подсветкой? Рано или поздно на Земле иссякнут запасы кислорода, и экран этот твой разобьют. А звезды… Не тревожься, их не убудет, покуда люди не разучились плакать и мечтать.

- Странный Вы. Ни дома, ни друзей… Шляетесь по болотам, скупаете эти звезды у всяких прощелыг и дарите таким же нищим проходимцам! Разве можно так поступать с бесценными вещами? Разве не должны они оставаться неприкосновенными для простых смертных?..

- Ну, это как поглядеть. «Бесценные вещи» – они потому и «бесценные», что никому и ничего не должны. А ты чей будешь-то?..

- А, - Мальчик пространно махнул рукой. - Можно считать, ничей. Персонаж из одной игры. Компьютерный Мозг счел меня за никчемный элемент, хотел удалить, а я вот почему-то материализовался…

- А звать как?
- Вы смеетесь? Разве ж я упомню имена всех тех, что за меня играли!..

- Ну а коль так, то запомни, приятель: самое бесценное, что есть на белом свете – это души человеческие. Только большинство людей вспоминает об этом, лишь глядя на звезды и слыша их музыку, пронизанную светлой, непостигаемой грустью… Промозгло здесь как-то… И комары… Идем отсюда...

- Куда же?..
- Вперед, Мальчик, ТОЛЬКО ВПЕРЕД!..

…Так они и шли, придерживаясь Лунной Дорожки: Скупщик Падающих Звезд и Компьютерный Мальчик с люминесцирующим лазерным лучом. Сегодня Мальчик узнал чуть больше, чем знал до этого - когда еще жил в компьютерной игре.

А в Городе тем временем уже вовсю велись приготовления к предстоящему празднику. Он должен был начаться в Полночь - Великий Праздник Солнечного Затмения

«Выход» № 1

Чужой День рождения на Красном Холме

…Громко цокая каблуками, в черном пальто с капюшоном, закрывающим почти все лицо, и с изящным саквояжиком из змеиной кожи она уверенно вышагивала по тропе заброшенного парка, облицованной желтоватой плиткой.

Она остановилась у развалин колоннады, грациозно оперевшись об одну из колонн, и с прищуром хищника стала вглядываться в сводчатый коридор из полуоблетевших кленов, отбрасывающих продолговатые тени. Она ждала, когда с другого конца аллеи появится человек, которого она никогда не видела вживую…

А человек уже стремительно шел в ее сторону, с каждым шагом все отчетливее приобретая физические параметры. Правда, никакого развевающегося плаща и, уж тем более, меча при нем не было, но это был именно тот человек. Она сразу вычислила его по старинному рыцарскому медальону ручной работы и усталым, совершенно «нездешним» глазам.

Она приосанилась, одела светонепроницаемые очки и откинула капюшон. Она была чрезвычайно хороша собой и знала, что это - ее козырь. Знала и конечный пункт свидания, и то, что ей во что бы то ни стало надо заполучить этого человека, хотя она пока смутно представляла себе - зачем.

Но, не углубляясь в самоанализ, она двинулась ему наперерез. И, не сводя глаз с медальона, бархатным голосом произнесла: «Я так боялась, что ты не придешь!» - «Скажи, зачем тебе очки?.. – со странной интонацией спросил незнакомец, словно пытаясь что-то разглядеть под зеркальными стеклами. - Солнце ведь уже зашло…» - «Ну так скоро взойдет Луна – разве тебе это неизвестно?.. Пойдем же! Пойдем на наше заветное место!..» – с придыханием проговорила она. И, состроив самую обворожительную из своих улыбок, взяла его под руку. А юноша все смотрел на нее пристальным синим взглядом, излучающим едва уловимое свечение. Смотрел в лицо, смотрел в глаза сквозь зеркальные очки, и дальше – туда, где, по общему мнению, должна находиться душа. «Ну, пойдем…» - ответил он чуть повременив, будто все еще теряясь в догадках.

Они без спешки прошли по аллее, пропахшей прелой осенней листвой, миновали кирпичный арочный мостик над оврагом и вступили под сень леса. И всю дорогу она искусно изрекала всяческие каламбуры, подключив весь свой запас остроумия и беззаботно взъерошивая ботфортами груды кленовых листьев. Она даже порывалась декламировать Бодлера, но при этом все время путала слова. Потом они вышли на склон, покрытый сухой прошлогодней травой, и тогда прямо перед ними величественно и неприступно, точно вход в некое сказочное королевство, вырос Красный Холм.

- Не понимаю, почему все называют его «красным»? – скривила она личико с натянутой непосредственностью. – Он же серый, как болотная глина!

И тут она поняла, что выдала себя окончательно. Теперь у ее спутника отпали все сомнения, что в этом «заветном месте» она впервые.

- Это все оттого, что Солнце сегодня зашло слишком рано, – говорил он отвлеченно, словно самому себе. - И вереск уже осыпался. И еще как будто чего-то не достает…

- Быть может, вот этого?.. – кокетливо подмигнула она, надеясь как-то разрядить обстановку и вынимая из сака бутыль с золотистой этикеткой. Затем, элегантно расправив полы пальто, она уселась на пенек, твердо решив-таки доиграть эту заведомо безнадежную партию.

А рядом еще дымился жиденькой струйкой незатушенный костер, и валялось отколотое горлышко такой же, только распитой, бутылки от шампанского.

- По-видимому, здесь уже кто-то побывал, – продолжал озвучивать свои домыслы молодой человек, подбирая из кострища обгоревшие лепестки роз.

Что-то мимолетно сверкнуло среди углей, но тотчас же было заметено золой. Должно быть, осколок той же стеклотары.

- Определенно. До нас здесь был кто-то еще

- И… кто бы это мог быть?.. – насторожилась она, заерзав на пне и уже выказывая явные признаки дискомфорта.

- Полагаю, еще один обознавшийся… Впрочем, теперь это уже вряд ли на что-то повлияет.

Далее последовало неловкое затяжное молчание, которое с каждой секундой становилось все нестерпимее.

- Ну а как… как же шампанское?.. – чуть замявшись, спросила девушка, с трудом сохраняя маску непринужденности. - Сегодня же все-таки День рождения!..

- Оставьте его здесь. Тем паче, что этот День рождения – не Ваш… - человек отшвырнул в кусты останки бутылки и поставил на освободившееся место непочатую. - По крайней мере, так будет честно…

- Честно?!? – вдруг вскричала красавица, впившись в странника разгневанным взглядом и вмиг раскрывая все карты. – Да как ты смеешь так оскорблять меня?! Кто она - и кто Я?!. Звезды ей, видите ли, стихи надиктовывают! Да я и без всяких звезд во сто крат талантливее ее, и в тысячу раз краше! У меня еще будут и власть, и сила, и голос чище и звонче, чем у неё! А ты – ты просто жалкий слепец, ну так сейчас я открою тебе глаза!..

Она вскочила и вцепилась руками в медальон, но тут же отдернула пальцы - так, будто её прошибло током.

- Не стоит утруждать себя, сударыня. Мои глаза уже прозрели. Это ж надо было так сесть в галошу...

- Звездный выродок, ты меня еще попомнишь! Ты отказался от меня, но и её ты больше никогда не увидишь, понял?! НИКОГДА!..

- Снимите-ка на минуту очки, - неожиданно попросил молодой человек. И, не дождавшись обратной связи, сам приподнял светозащитные заслонки. – А ведь и правда - есть что-то общее! – сардоническая усмешка проскользнула по его утомленному лицу. – Глаза вот только совсем другие…

Развернувшись, он быстро пошел прочь и вскоре исчез за густосплетенными ветвями кустарника. А девушка непримиримо смотрела ему вслед и в кровь кусала губы. Потом, при неудачной попытке распечатать шампанское, она сломала ноготь и от злости пнула бутылку ногой. Бутылка покатилась вниз и увязла в трясине. Девушка плакала. И это был первый раз в ее жизни, когда она это делала от души

- 2 -

«Летай не во сне, а наяву»


- …Так что, Мальчик, нелегкая это штука – Память. Но, как бы то ни было, она во многом определяет наше существование. Поэтому, чтобы она не застаивалась, мы должны регулярно в нее заглядывать и обновлять.

- Ну, это-то уж мне куда понятнее! – сказал Компьютерный Мальчик, когда звезда завершила «кинопоказ». - Скажите, а этот, что с медалью, он…

- Нет-нет, дорогой мой, это – не из игры. Конечно, он - тоже своего рода «персонаж», но, увы... Габриэль здесь бродит и мутит изображение еще задолго до того, как изобрели эти ваши компьютеры… Да что там - ты сам не раз еще с ним столкнешься, приняв за фантом. Настолько поиздержался он в бесконечном поиске ее

- А что, разве…
- Я имею в виду не ту, что мы видели в звезде. Другую… Ту, что по роковой случайности потерялась во Времени… Мало кто припомнит эту историю. Разве что звезды подчас обмолвятся…

- Ну, если звезды помнят – авось, еще и найдется! Хотя, если честно, то сути этого «видеоролика» я так и не просек… Оппаньки, да она еще и поет!..

Мальчик приложил звезду к уху Скупщика. Оттуда слышалось:

…Пусть самый короткий этот месяц печали -
Рассыпалось в нотки все, что было вначале.
А было в бокалах не более трети,
Теперь их наполнит лишь космический ветер…


…Так звучала полузабытая песня под гитарный перебор, пришедшая будто бы из глубины веков.

- Да, да, да. Только в те времена… вернее, я хотел сказать в том отражении, гитар еще не было, - пояснил Скупщик Звезд. - Тогда были лютни и эти, как их… гусли, что ли… Ладно, что гадать: встретим – уточним. Надо бы где-нибудь «подзаправиться»!..

________________________

…В таверне, располагавшейся возле причала, было как всегда немноголюдно. Кучка пьяных матросов, лениво обстреливающих галькой висящее под потолком чучело баклана, да беспризорная девочка-подросток, что мужественно боролась со сном в самом углу. Пожилой аккордеонист на ступеньках сонно наигрывал джиги.

- Ну, что будем заказывать? – спросил Скупщик Звезд, когда они уже сидели за столиком на заднем дворе забегаловки.

- А чем обычно питаются люди?
- Ты что, вообще никогда не ел?..
- Мало того, что не ел - так еще и не пил

- Молодец! А чем же ты живешь?
- Не знаю… Да и те, что меня придумали - тоже, кажется, не знают…

- Поразительная безответственность! Значит так: ты тут пока присмотри за вещами, а я пойду чего-нибудь закажу, – сказал Скупщик и скрылся за шторами.

…По гладкой поверхности звезды бессистемно и неуправляемо скакали мыслеформы. То собаки какие-то появлялись, то рыцари в доспехах, то чья-то хрупкая, точно восковая рука, водящая свечой перед большим настенным зеркалом... Потом пошел дождь вперемешку с розовыми лепестками…

- …Давно ждешь?.. - спросила, подсаживаясь, смешная, немного нескладная девчушка – та самая, что клевала носом в углу таверны.

- Закурить нет, - сразу сказал Компьютерный Мальчик, инстинктивно засовывая звезду в карман своей куртки-«косухи». – Денег тоже.

- Да я не о том, - пальчики беспокойно защелкали по столу. Ей было лет четырнадцать, если не меньше. Вздернутый нос, весь в веснушках, пучок тоненьких косичек с вплетенными бусинами. Из одежды на ней были пестрый ситцевый сарафанчик и кирзовые солдатские ботинки, явно с чужой ноги, из которых лохмотьями торчали шерстяные носки. - Я только хотела спросить… Просто я подумала, что и ты ждешь Полуночи

- О, да я вижу, вы уже подружились! – внезапно возник Скупщик Звезд не то из-за бамбуковых штор, не то из зарослей осоки, заполонившей весь причал. От него разило тиной и бычками. Он грохнул на стол три запотевшие керамические кружки, затем высыпал в плошку сушеную рыбу со словами: - Угощайтесь, мадемуазель!

- Да Вы что, это же портовая проститутка! – с презрительной миной сказал Мальчик, демонстративно бойкотируя девочку в ботинках.

- Ты думай, что говоришь! – цыкнул на него Скупщик, едва не отвесив ему подзатыльник. - Она ведь еще ребенок, балбесина ты компьютерная!..

- Не такая уж он и «балбесина», – услышала их Девочка. – А я и есть проститутка, тут уж ничего не попишешь.

- Но как же так, дитя мое?.. Почему?..

- Потому что я тоже продала себя за тарелку низкосортной ухи и компот из загнивающих сухофруктов. А причиной всему то, что мне спать нельзя…

- То есть как… Совсем??.
- Совсем, – сказала Девочка загадочным шепотом и приставила ко рту указательный палец. – Категорически. Потому что, если я усну - я умру

- Вот-те раз! Это что ж за такая патология?..
- А вот вы послушайте и не обзывайтесь зазря, – она надуто покосилась на Мальчика – но тот уже вовсю хрустел таранью, делая вид, что его это не касается.

«…Дело в том, что с раннего детства я часто летала во сне. И вовсе не так, как это интерпретируется по Фрейду, а по-настоящему. Сначала я кружила над своим домом, над сквериком перед школой, смотрела на распускающиеся или опадающие деревья, чихая от тополиного пуха... А потом меня зачем-то повлекло выше - хотя чего я, собственно, там не видала?.. Я сливалась с птичьей стаей, парила над небоскребами и играла в «догонялки» с идущими на посадку самолетами. Потом стала вылетать в стратосферу… И так – с каждой ночью все выше и выше, а дышать становилось все труднее... В общем, дошло до того, что меня вынесло в открытый космос, и я почувствовала, что задыхаюсь… Это было во время каникул, в летнем лагере. Меня разбудила вожатая. Решив, что я - астматик, она отправила меня домой. А я совсем перестала спать… Когда родители это заметили и всполошились, пришлось рассказать им все как есть. Но они не поняли… «Никогда не возвышайся над другими, детка!» – сказали они и упекли меня в «психушку». Там меня пичкали снотворными препаратами, а я их выплевывала. Тогда стали вкатывать внутривенно. Я засыпала, и меня будили соседи по палате, видя, что мне худо. Вот я оттуда и сбежала… И завербовалась работать в ночной кабак…»

- …Ну и как, помогло?
- Да как сказать… Моряки напиваются, начинают байки травить, а мне только того и надо. Мне ведь лишь бы не уснуть... Потом они отваливаются и давят храпака. А мне – что? Я пью пригоревший кофе с желудями и жду, когда начнет светать… Но платят исправно, не придерешься… Простите, а можно мне вашей тараньки?

- Конечно, конечно!.. А пустырник пить не пробовала?

- Пробовала.
- И что?..
- Все то же самое. Только еще прибегал хозяин таверны, лил мне на голову воду из рукомойника и орал…

- Говорю же, экран надо поставить! – не удержался и влез Компьютерный Мальчик, как видно, проникшись рассказом. – Тогда бы и дети не вылетали дальше, чем положено!

- Зачем такие сложности, – возразил Скупщик. - Проще маленько потренироваться и выучиться ЛЕТАТЬ НЕ ВО СНЕ, А ВЗАПРАВДУ. И все тайны звезд будут как на ладони… - и добавил, обращаясь к одной только Девочке. – Не веришь, дитя мое? Вот, возьми, и сама посмотри…

Он вынул звезду, каким-то образом оказавшуюся в клапане его ранца, и протянул новой знакомой. Та же с опаской, словно ожидая подвоха, поднесла к глазам непонятную диковину. Что уж она там углядела - одному Богу известно, однако лицо ее приняло довольно пришибленное выражение.

- Это что - и есть звезда?.. А в школе нам говорили, что ими можно обжечься. И что до них никогда не долететь…

- Да мало ли чего наговорят от невежества! Вот что, милая, пойдем-ка с нами. Спать нам в ближайшее время доведется едва ли, а вот подниматься над собой, видимо, выпадет еще не раз… А пока не опорожнены бокалы - выпьем за здоровье моего друга Архивариуса!

- 3 -

«Не ищи писаной мудрости»


...Центральные кварталы Города с их суетой и броскими вывесками остались где-то далеко в стороне. Промчались мимо кичливые улочки, стилизованные под «модерн», с престижными домами и гостиницами из цветного кирпича. Дальше пошли трущобы.

Этот район даже в преддверии Великого Праздника выглядел обветшалым и закопченным аппендиксом, не входящим в поле зрения властей. Здесь размещались промзоны, психиатрическая больница, венерологический диспансер и городская тюрьма. Среди всего упомянутого ютились перекошенные лачуги бедного люда.

- Не пугайтесь, это милейший человек, - сказал Скупщик Звезд, когда он и его спутники пролезли через дырку в заборе. - Только живет в условиях повышенной влажности, и оттого периодически страдает ипохондрией...

Разлинованное ржавыми подтеками здание вентиляторного завода смотрело пустыми глазницами окон на водоочистные каналы. Скупщик постучал в тускло освещенное подвальное окошко, замызганное грязью и многочисленными «приветами» от голубей.

- …Да сколько же можно повторять: ну нет у меня пылесоса!.. – неврастенично продребезжало изнутри. - Или это за макулатурой?.. Ну что с вами поделаешь, заходите, раз уж принесла нелегкая… Только предварительно снимайте ботинки, а главное – носки!..

В форточку просунулась тощая рука. Извернувшись змеей, она доползла до железной двери и вставила ключ в висячий замок.

- Смотрите под ноги, - предупредил Скупщик, отворяя и пропуская вперед Мальчика с лучом. - В коридоре темновато, и можно ненароком наступить в канализационный люк!

- По-моему, здесь легче вплавь, – хмыкнул Мальчик, чуть высветив дорогу.

Пола здесь не было в принципе: вместо него была вода. Тогда гостям стало понятно, что обувь и в самом деле лучше оставить у входа. Засучив штанины и прохлюпав впотьмах по разжиженному коридору, они попали в длинное помещение, чем-то напоминающее холл общественной бани. И тут же провалились по пояс.

В помещении колом стоял затхлый погребной дух. Над водой расстилался туман, в нем едва угадывался маслянистый свет газового фонаря, который медленно, но неминуемо приближался. И вот перед вошедшими предстал сутулый долговязый человек, похожий на вопросительный знак. На нем были круглые треснутые очки, джинсовые брюки, прохудившиеся на коленках, и толстый вязаный свитер с горловиной, какие еще в «бородатые» годы носили полярники. Он плыл к ним на табурете, одной рукой держа фонарь, другой прощупывая фарватер. При этом он усердно бултыхал ногами, обутыми в ласты.

- Ах, это ты, дружище! – обрадовался он, близоруко вглядываясь в молочно-кисельную взвесь воздуха и пара. - А я уж думал - опять гимназисты...

На вид ему было не более тридцати пяти, но скрипучий голос и несколько замшелый внешний облик так и напрашивались на затасканную фразу «старость – не радость».

- Пройдемте вброд, господа! Он - вдоль стены, – официозно объявил он, выруливая вбок. – А по пути вы можете ознакомиться с моей уникальной коллекцией!

Облупившаяся стена была сплошь завешена полками, изрядно прогнувшимися под штабелями потрепанных книг. На некоторых из них еще как-то вычитывались имена их маститых авторов, большая же часть напрочь отсырела и давно позабыла своих создателей. В промежутках между ними архипелагами выступали наслоения известняка, облепленные колониями полипов и двустворчатых моллюсков.

В середине этого «подводного царства», точно фрегат, потерпевший крушение, возвышался остов никелированной кровати на пружинах. Но худосочный хозяин щепетильным жестом дал понять, что садиться туда не нужно ни при каких обстоятельствах. Он сноровисто извлек из воды еще три табуретки и уж тогда предложил гостям сесть.

- Извините, господа, что я сразу не представился, - начал он, встав на якорь. («Якорем» служила трехкилограммовая гиря, явно не по своей воле «убежавшая» из овощной лавки и пристегнутая цепью к ножке табурета). – Но поскольку имя свое я запамятовал, а паспорт мой утонул, то я и сейчас не имею такой возможности. А посему зовите меня просто: Архивариус… Ну и что там?.. – спросил Архивариус, показав пальцем куда-то вверх.

- Потолок у тебя протекает. Нехорошо… – отметил Скупщик.

Девочка Боящаяся Уснуть, силясь обмануть зевательный рефлекс, изучала трещины на потолке. Каждая из них походила на чей-то карикатурный профиль.

- Это не потолок, это мозги у меня протекают… А на тех Вы не обращайте внимания, – сказал Архивариус Девочке. - Я поначалу тоже думал, что они - живые, а они только слушают…

- Что там? – вернулся к теме Скупщик Звезд. – Да то же, что и всегда: праздновать собираются. Надувают аэростаты, варят в котлах глинтвейн, устанавливают аппаратуру… Луну промывают из брандспойтов…

- Зачем?..
- Еще бы знать - зачем! Администрация еще не проснулась, вот и оттягивают. А к Полуночи, говорят, еще и с Солнцем что-то сделают...

- А «полуночь» – это что? – вклинился в разговор Компьютерный Мальчик. – Это когда часы все встают?..

- Тебе-то какая разница, у тебя же нет часов! – шикнула на него Девочка.

- М-да-а… - протянул Скупщик, пробегая взглядом по интерьеру. – Вот всегда говорил, что сырость и замудренные книги ни к чему толковому не приведут!

Снизу кто-то вдохновенно наяривал на бас-гитаре «Полонез Огинского», а за стеной гнусавый голос, будто из-под воды, с выражением зачитывал латинские пословицы.

- А у вас что тут, водяные?.. – спросила Девочка скорее из интереса, нежели со страху.

- Нет, что Вы! – тут же успокоил Архивариус. – Это сосед мой, профессор языковедения, к лекции готовится. У него там рядом шлюз прорвало, вот и репетирует, бедняга, с аквалангом… – он подцепил ногой неторопливо проплывающий мимо походный котелок. - Картошку будете?.. В мундире!

- Только не сейчас, пожалуйста, - сказала Девочка. – А то у меня от латыни всегда аппетит пропадает.

- Ну, тогда и я повременю, – сказал Архивариус и отправил котелок в дальнейший круиз по комнате.

«…Итак, как говорится, ROTA PLAUSTRI MALE UNCTA STRIDET!.. Что в переводе означает: не подмажешь – не поедешь...» - нравоучительно пробулькало за стеной.

- Тоже мудрец?.. – спросил насмешливо Скупщик Звезд. – Удивительная закономерность: везде, где бы я ни бывал, городские станции водоочистки просто кишат мудрецами! Это что же, испарения так благоприятствуют развитию левого полушария?..

- Если бы! – вздохнул Архивариус. – Вон, джазисты с водонапорной башни: так вчера им эти, все забываю - ну, что «кия» кричат и ногами стены прошибают - трубу проломили... – как бы в подтверждение он указал носом на выплывшую из темноты гитарную деку. – О, видали?..

- Да, шибко их...

- Вот, а ты говоришь! Так что у меня здесь еще, можно сказать, райский комфорт... Кстати, имеется еще шикарный суп из мха на стеарине – уж не побрезгуйте! Там и грибы местами встречаются, и мелкая рыбешка...

- Спасибо, но мы сегодня уже перекусывали, – скромно сказала Девочка. – А не найдется ли у Вас какого-нибудь горелого кофе? А то все ждут не дождутся Полуночи, а Полуночь - это такое время, когда больше всего хочется спать, а нельзя…

- Ни кофе, ни чая, извините. Только то, что плавает… А чтобы вы не спали, – Архивариус отшвартовался и на тихом ходу поплыл вдоль комнаты. – Я расскажу вам печальную сказку...

/Печальная сказка Архивариуса/

«…Лет десять назад - мне тогда было двадцать три - я неожиданно умер. Не физиологически, конечно, а как личность. Потом-то я, естественно, «воскрес», но стал уже другим. Друзья и коллеги отказывались меня узнавать. Невеста же вообще сочла меня за идиота и вышла замуж за космонавта. Так я остался один…

Я шатался по городу и разговаривал сам с собой. Я не мог понять, что за вирус меня снедает, пока случайно не забрел в библиотеку. Взял первую попавшуюся книгу - как сейчас помню, это была «Ведическая кулинария», но тогда это было не важно. Важно было то, что я сел и начал читать… Читал взахлеб, пока вахтерша чуть ли не за шиворот не выдворила меня из зала. На следующий день повторилось то же самое. Правда, тогда я уже читал что-то о жизни пингвинов и о том, как затачиваются режущие детали деревообрабатывающих станков. А на третий день, когда я укрылся от вахтерши под стол и всю ночь с фонариком зачитывался мемуарами мадам де Лафайет, я понял, что нет вернее друзей и милее подруг, чем книги. Я глотал все подряд целыми томами. Я полюбил их как родных, и они, казалось, отвечали мне взаимностью…

Домашние тоже не признавали этих моих «изменений» и постоянно стращали меня «сумасшедшим домом». Что мне было делать?.. Сложил в туристический рюкзак все свои пожитки и ушел… Года два жил на чердаках и вокзалах, пока мне не присоветовали эту самую конурку. Припер сюда койку, списанную из детского сада, отрыл на свалке почти совсем новенький кухонный гарнитур, кое-как обжился и принялся с болезненной ненасытностью собирать книги. Так и перебивался, чем Бог послал… Соседи сверху, как ни поедут на дачу, так непременно привозят полный багажник картошки. Им-то что, а картошка тухнет. Вот и отсыпают мне половину, а взамен берут что-нибудь полистать на досуге… А потом как-то приходит она… Ну, вы поняли: та, что ушла к космонавту… Говорила, что развелась, что ребенок умственно отсталый и его забрали в специнтернат… Плакалась в жилетку… А я, не будь дураком, начал ей цитировать «Афоризмы житейской мудрости» Шопенгауэра… Я думал, ей полегчает, а она как залепит мне пощечину, представляете?..»

- Ох, представляю!.. - Скупщик Звезд обхватил голову руками, и могло даже показаться, что ему поплохело. Но тут он хлопнул себя по коленкам и затрясся от беззвучного, какого-то маниакального смеха. Девочка взволнованно погребла к нему.

- Что с Вами?.. – дергала она его за плечо. – Что с Вами, это ведь только сказка!..

- Нет, дитя мое, это не сказка, - сказал Скупщик, перестав смеяться и с укоризной глядя на Архивариуса. – Это уже элементарная грубость! И Шопенгауэр не пошел тебе впрок. Ты, брат, хотел покорить женщину интеллектом, но до сих пор не научился отграничивать его от той самой «житейской мудрости»!

- Не понимаю… Может, я недостаточно прочел первоисточников?..

- Да нет. Прочел ты более чем предостаточно. Только из всего прочтенного ты так и не уяснил, что интеллект еще не есть МУДРОСТЬ. ИНТЕЛЛЕКТ - ЛИШЬ МАЛОЕ ДИТЯ МУДРОСТИ, голое и несмышленое...

Воцарило задумчивое безмолвие, прерываемое лишь гулким всплеском воды и тяжкими вздохами Архивариуса.

- …А может… может Вам попробовать начать все с нуля?.. – застенчиво подала идею Девочка Боящаяся Уснуть. – Придумать себе какую-нибудь цель, чтобы было к чему стремиться…

- С нуля, милая барышня, мне уже поздновато. Да и компаса нет, а без компаса далеко не устремишься...

- Ну, нам пора. Время… – сказал Скупщик Звезд, пробираясь босыми ногами к выходу. – А насчет компаса - я там кое-что тебе оставил, поищи в своем «аквариуме»!..

- 4 -

«Если перед тобою слепой – открой ему глаза»


- …Вы отдали ему звезду?.. – не скрывая удивления, спросил Компьютерный Мальчик, когда они уже вышли из подвала. – Прямо вот так, взяли и отдали? Даром?!.

- Именно так. Взял и отдал… Ведь звезд будет еще много, а разум у человека всего один.

- Нет, положительно ему кто-то нужен! – сделала вывод Девочка Боящаяся Уснуть после недолгого раздумья. – Была бы я чуть постарше...

- Ну и дура, – сказал Компьютерный Мальчик. – Ему ведь даже нечем было бы расплатиться, кроме тухлой картошки и заплесневевших фолиантов!

- Сам ты – компьютерный дебил! И отчислили тебя по назначению!..

- А ты-то, ты-то?!. Уперла у неимущего человека Шопенгауэра и думает, что сразу поумнеет!..

- Ну, будет вам! - прикрикнул на них Скупщик Звезд. – Не «уперла», а всего лишь взяла почитать. И в скором времени намеревается вернуть, так ведь?.. – он плутовато ощерился, обернувшись к Девочке. – А если вы так и будете препираться по каждому поводу, то боюсь, что звезд нам больше не видать…

…Вяло моросящий дождик все явственнее предвещал обрушиться хорошим ливнем.

- О - Вы видели?.. – Мальчик ткнул лазером куда-то в неопределенном направлении.

- Что?..
- Ну «волосатый» этот, с орденом...
- А, ты про Габриэля? Так я же говорил, он теперь повсюду блуждает... И будет блуждать - что еще ему остается...

- Да не, я не про то… Я не боюсь привидений, просто… меч у него какой-то сомнительный. То ли дело мой!.. - Мальчик произвел лучом серию эффектных манипуляций.

Запахло озоном. Небо вспыхнуло сразу десятком сполохов - и полило…

- Ну вот! Доигрался!.. - сетовал Скупщик Звезд, накрыв детей полами своей штормовки и на бегу выискивая какое-нибудь убежище. – Нашел время устраивать соревнования!..

- …Знаешь, а тебя с ним и впрямь что-то роднит! – без какой-либо мотивации подколола Мальчика Девочка Боящаяся Уснуть, когда они пережидали грозу в чреве продырявленного пулями бронетранспортера, брошенного на съедение ржавчине еще со времен Второй Мировой. - Только у того лицо чуть поумнее.

- Чушь! – брякнул Компьютерный Мальчик, однако чуток покраснел. – У нас в компьютере сроду таких малохольных не водилось. Я вообще не понимаю, какой профит искать то, что затерялось во Времени?..

- Ничего, подрастешь – поймешь, – покровительственным тоном сказала Девочка, измерив того взглядом свысока. – А пока, раз не понимаешь, так сиди и не выпендривайся. А то мельтешишь тут со своим «несомнительным» мечом! В Шопенгауэра вникать мешаешь…

________________________

...Дождь все так же неугомонно тарабанил по обивке бронетранспортера, и сумерки никак не истекали. Девочка укладывала «домиком» поломанные грозой сучья в тщетной попытке добыть огонь, но те даже и не думали разгораться, насквозь пропитанные влагой. Поэтому, вконец осерчав, она плюнула на это непродуктивное занятие и открыла книгу на первой странице предисловия. Но тут из входного люка ввалился Скупщик - да такой сияющий, что того и гляди сбацал бы гопака, будь тут где развернуться.

- Смотри-ка, что я там нашел!
- Волка?.. – отрешенно спросила Девочка, бросив взгляд на закутанное в дождевик, продрогшее и вымокшее до шерстинки существо на руках у Скупщика.

- Типун тебе на язык, откуда тут волки, собаку! И не просто собаку!.. Темень стоит – хоть глаз выколи, лужи по щиколотку, а он забрался, шельма, под этот вонючий танк и лежит себе, сопит - еле разглядел!.. Я уж решил было что у него саркома, хотел оставить: все равно, думаю, не выживет. Но потом вдруг совестно стало. Полез ему в глотку проверить, есть ли там опухоль…

- И что же?.. – Девочка меланхолично потрепала пса по загривку.

- Что?!. Ха-ха! А то, что никакая это не опухоль, а вот что!.. – с важностью предъявил Скупщик блеснувший в полутьме кристалл. - Сожрал, оболтус, что-то из мусорного бака и подавился звездой!.. А где наш «боец»?..

- А, он там… с дождем воюет…
Все Девочкино внимание теперь было приковано к звезде. Там бессвязно пробегали, наслаиваясь, отрывки из ее детских сновидений. Затем промелькнул призрачный силуэт в средневековом плаще, но тут же растаял. А вместо него отрисовался кудлатый юнец, прыгающий по лужам как павиан и гоняющий своим лазером, точно клюшкой, пивные банки… «Ну – нет! - фыркнула про себя Девочка. - Решительно никакого сходства!..» Потом по изображению мухой прожужжал военный самолет, из него выпало штук пятнадцать парашютистов. Какие-то девы в откровенных декольте лихо отплясывали на сцене канкан. Двое полицейских с аппетитом уплетали разбодяженную в каске китайскую лапшу. Фантом в плаще уходил все дальше в сторону заснеженных вершин. Облака разбухли и тяжеловесно пошли на посадку… Потом картинка погасла.

- …Надо бы его покормить, - сказала Девочка, отложив звезду. - А то отощалый какой-то, как бы не издох…

- Хорошо, что я успел выловить несколько вареных картофелин, когда мой рассеянный друг, провожая нас, опрокинул кастрюлю. Склизкие они только… и с душком… Подсушить бы их как-нибудь…

- Как? Сыро здесь, палки гореть не хотят…
- А ты достань из моего вещмешка баклажку с «горючим»! И тетрадку.

- Какую?
- Да, бери любую. Там везде одна и та же дребедень: стихи, наброски…

- Жалко!
- А чего жалеть? Ведь еще давно один умный человек в своем романе сказал, что рукописи не горят

- …Ну и чего вы тут окопались? – всунулась в люк мокрая и взлохмаченная голова Компьютерного Мальчика. – Гроза-то – одно название!

- Заползай. Чем балду гонять - лучше с костром подсоби. Только, чур, самогоном не баловаться!

- Зачем самогон?.. - Мальчик прицелился лучом в кипу исписанных листков. Бумага враз воспламенилась, а вслед за ней занялись и ветки, образовав уютный костерок.

- А что это вы сюда пса какого-то паршивого приволокли?..

- Он не паршивый, он нам во какой сюрприз преподнес! – Девочка значительно продемонстрировала звезду.

- Ты совсем не так объясняешь, – сказал Скупщик Звезд. – Видишь ли, дитя прогресса, животные – они, как и мы. Они тоже живые. И им тоже подчас бывает больно. Только они, в отличие от нас, не могут сами себе помочь. И, что самое печальное, они даже не могут сообщить о том, что им больно, а потому они слабее нас и беззащитнее. А прояви чуткость к бездомной животине – и она с лихвой отплатит тебе преданностью и любовью. Уж поверьте, эти твари умеют благодарить куда щедрее и куда искреннее, чем люди...

- Ой, я не могу! – угорал со смеху Компьютерный Мальчик. – Вы тут распинаетесь, морализируете, эта рыжая дурилка слушает, аж челюсть отвисла, а «животине» - что?.. «Животина» дрыхнет себе, и ей по барабану, потому как все равно ничего не кумекает!..

- Кумекает… – обиженно донеслось из-под дождевика.
- ?!.
- «Животина»-то все кумекает. Только говорит об этом крайне редко: вот, например, от негодования… У людей обычно в таких ситуациях не хватает слов, а «животина» – наоборот, начинает говорить… И еще - так, на всякий случай - меня зовут не «животина», а Друт… Ну, все. Для первого раза высказался… - пес перевернулся на другой бок и тоскливо уставился на огонь.

- ...Дождь, кажется, утихает, - заметила Девочка. Она первая отошла от шока, вызванного говорящей собакой.

- Да, похоже на то. А ты, виртуальный мой, - обратился Скупщик Звезд к Мальчику. – Будь уж так любезен: впредь не размахивай своей шашкой. Я, конечно, понимаю, что мальчишки не могут жить без игры в «войнушку»…

- Я - не в «войнушку»! – оправдывался Компьютерный Мальчик. – Это такое упражнение, называется «Сокрушитель молний»: будто бы космический дракон насылает на тебя молнии, а ты должен на лету их разрубить... И вообще, сами же говорили, чем больше расшатывать Небо, тем больше звезд будет осыпаться. И продавать их станут на каждом перекрестке, причем, вдвое дешевле...

- Но, если все осыпятся - что ж это будет-то?.. – с трепетом подумала Девочка.

- Что будет?.. А будет Рай на Земле. Никому уже не надо будет делить Небо и драться из-за звезд, потому что у каждого будет дома своя собственная.

- Но ведь это звезды, а не елочные украшения, они призваны будоражить и окрылять всех!..

- Кого это всех?.. Неучей и глупцов? Жуликов и прохиндеев?.. Не-е, я не согласен, чтобы на мою звезду глазели все, кому ни попадя!

- Но ведь люди так и будут рождаться и умирать! И их память, обращенная в новые звезды, будет снова возноситься в Небо!..

- А мы экран поставим!
- И что же тогда будет радовать взоры людей?..
- Чтобы радовать взоры людей - надо всего-навсего развесить на Небе энергосберегающие лампочки и переключить Луну в режим Солнца. И, самое главное, ПОСТАВИТЬ ЭКРАН. Это для того, чтобы в порыве всеобщей радости чего-нибудь не расколошматили. А то, глядишь, они вашими звездами скоро в крокет играть начнут...

- Лампочки – это превосходно, – ненавязчиво внедрился в диспут Скупщик Звезд, который за это время слегка вздремнул. – Только лампочки, дражайший мой технократ-утопист, никогда не сделают из мясника поэта, из путаны - сестру милосердия, а из «компьютерного отхода» - доблестного рыцаря. Чтобы человек из слепого стал зрячим - тут натуральный свет надобен, и лампочками тут не обойдешься… Вот вам следствие такой подсветки: эти проклятые вечные сумерки, так и не разрешающиеся ни в день, ни в ночь! И все это лишь оттого, что кто-то не может выбрать себе выходной туалет и решить, в какой колер размалевывать небосвод!.. Впрочем, это уже не в моей компетенции... Что ж, ребятушки, передохнем здесь до утра. Костерок только у нас хиленький, таким особо не согреешься… Набери-ка, малыш, каких-нибудь щепок да сучков! А ты, - повелел он Девочке. - Нарви еще тетрадей и вскипяти чайку. Да поядренее!.. А пока будете возиться - послушайте одну очень занимательную историю…

/Очень занимательная история/

«…Эмма Хайдер работала медсестрой в НИИ Мозга. Он и сейчас существует как засекреченный стратегический объект где-то за пределами Города. Туда свозят представителей человечества с малоизученными формами психических отклонений. Имеется в виду не какая-нибудь там шизофрения или параноидальный синдром - это все уже давным-давно исследовано «от и до». Там оказываются так называемые «феномены», люди с незаурядными способностями: ясновидящие, телепаты, предсказатели судеб… Согласитесь, это ведь тоже в своем роде "отклонение" - когда человек может то, чего не могут другие… В институте их содержат в полнейшей изоляции и наблюдают за их поведением. Проводят различные тесты, ставят психологические опыты, как над приматами. Если человек не выдерживает и «съезжает с катушек», его списывают и отправляют в обычную психиатрическую лечебницу. А тех, у кого эти «аномалии» не проходят, усыпляют, после чего вскрывают им череп и «колдуют» уже непосредственно над мозгом. Разумеется, после таких экспериментов выживает один из сорока, большинство же пациентов попросту не просыпается. Тогда из них вынимают почки, печень, сердце – в общем, все то, что еще может функционировать, продают это в другие медицинские учреждения, тела кремируют, а мозги кладут в специальные ящики и замораживают. С приложенными к ним анализами и прочей характеристикой, чтобы потом по ним можно было защищать диссертации.

Так вот, сестра Эмма Хайдер как раз заведовала морозильным отделением. Она была молода, недурна собою, имела тонко структурированную душевную организацию и пока еще слишком ощутимый вкус к жизни, чтобы с головой погрузиться в науку, закопав свою женскую сущность средь замороженных мозгов.

И однажды в клинику попал человек. Попал совершенно случайно. В нем не было ничего такого уж «аномального», если не считать правильных, даже каких-то иконописных черт лица и взгляда, выражающего исключительную кротость. Он не двигал глазами предметы и не предсказывал дату Конца Света. Он не пререкался, не требовал освобождения и не грозился заявить в суд. Только молчал и сочувственно улыбался, отчего ученые приходили в замешательство, непроизвольно узнавая в нем канонический образ одного святого. И Эмма Хайдер, увидев его, тоже узнала. Но не святого, а того, кого представляла она в своих мечтаниях и кто грезился ей в полумраке во время ночных дежурств. И она вдруг подумала о том, как этот «венец творения» будет беспомощно лежать на операционном столе, так же как и все его предшественники, а его смиренное, всепрощенческое лицо станут препарировать пытливые окуляры академиков… А потом его тело расчленят по косточкам и сожгут как издержки производства. А мозги упакуют и запихнут в морозилку, предварительно проштамповав инвентарным номером…

В ту ночь Эмма дежурила одна на все отделение. Дождавшись, когда разойдется весь персонал, она неслышно отперла дверь в его палату и подошла к койке. Человек крепко спал: ему влили приличную дозу транквилизатора. Несколько секунд Эмма поглощала взглядом его лик, обрамленный нимбом Луны, что просачивалась в комнату сквозь зарешеченное окно. Он казался ей идеальным и непогрешимым - как статуя из чистейшего льда. «Разбудить?.. Признаться в своих чувствах и выпустить из этого «мясокомбината»?.. – продумывала она свои последующие действия. - А дальше что? Свобода?.. Да какая там, к черту лысому, свобода!.. Всюду борьба за первенство, жестокость и насилие, одурманивание и соблазны! Тысячи нахальных и похотливых глаз!.. Кто он для них?.. Один из миллионов… «Смазливая мордашка», не умеющая за себя постоять…Удобная мишень для завистливых нападок и насмешек… И никто из них не видит, что у человека в душе… И НЕ УВИДИТ!..» – почти в голос сказала Эмма, схватилась за спинку кровати и вытолкала ее из палаты. Чуть ли не бегом провезла по пустынным коридорам, выкатила на лестницу и… Кровать сама поскакала вниз по лестнице, так что Эмма еле смогла ее притормозить перед гермодверью в морозильный отсек.

Все ячейки были заняты законсервированными «интеллектуальными раритетами». Только в одном из нижних ящиков был сложен какой-то хлам: использованные колбы из-под мочи, заскорузлый медицинский халат и чей-то тазобедренный сустав. Прикрыв содержимое полиэтиленом, Эмма выставила ящик в коридор: завтра уборщики разгребут. Затем последний раз посмотрела на пока еще живую, еще дышащую свою мечту, поцеловала в лоб и со словами: «Красота не должна быть публичной!» - задвинула кровать в холодильник.

С тех пор Эмма Хайдер стала постоянной ночной дежурной в НИИ Мозга. И после всех будничных процедур, после того как «научные светила» разъедутся по домам, и сторож совершит вечерний обход, она возвращалась в свою «анатомичку». Включала камеру видеонаблюдения, подведенную к ячейке с вызубренным номером, и всю ночь смотрела на застывшее во льду неживое, но неизменно идеальное лицо. И тешила себя тем сознанием, что эта красота теперь доступна ТОЛЬКО ЕЙ…»

- …Ну чего ты хнычешь, дуреха, – пристыдил Девочку Компьютерный Мальчик. – Тебя запугивают какими-то «страшилками», а ты и нюни распустила!

- А вот и не «страшилки»! - размазывая слезы по лицу, промямлила Девочка. – Мне звезда его показывала!..

- Кого?..
- Ну, того, которого заморозили!.. Я мало смыслю в иконописи, но я видела его лицо: такое милое, такое безмятежное - как у спящего ребенка...

- Ну и как тебе? Он действительно так уж красив, как гласит предание? – спросил Скупщик Звезд не без лукавства.

- Красиво то, в чем есть душа. А какая душа может быть в ледяном брикете?.. Бедная Эмма! Она ведь могла бы любить и быть любимой!.. Ходила бы с ним по музеям, в кино, на танцы... На пароходе бы с ним каталась… И все бы любовались ими, говорили, какая симпатичная пара...

- Так вот как? Значит, все-таки может красота быть всеобщим достоянием? Значит, не следует зарывать звезды под подушку? Значит, имеют они право вдохновлять других и СВЕТИТЬ ДЛЯ ВСЕХ?..

- Вся эта Ваша гуманистическая философия! – пренебрежительно отмахнулся Компьютерный Мальчик. – Вот я здесь сравнительно недавно, но уже успел составить свое мнение о людях. Кого и на что тут вдохновлять?.. Ведь куда ни плюнь – кругом сплошное ворье и маньяки! Вы их вдохновлять будете – а они Вас же потом чем-нибудь пырнут из-за угла!.. Мир испорчен до основания, а Вы еще тут о собаках каких-то печетесь...

В ответ на эту обличительную тираду Скупщик только кривовато ухмыльнулся. Друт же встал на все четыре лапы, наморщился и уже разинул пасть, готовясь возразить, но неожиданно зевнул, отчего получилось что-то предельно невнятное.

- Да это я - не о тебе. Это я – так, в целом… – туманно пояснил Мальчик. Затем он вылез из-под БТРа и смачно потянулся.

- Пора идти, – сказал Скупщик Звезд. – Друт вроде оклемался, да и подсохло. Нам надо еще многое провернуть до Полуночи!

- И когда же, наконец, настанет эта «полуночь»?.. – риторически спросил Мальчик.

Остальные только посмотрели на Небо и далее шли в сосредоточенном молчании, следя за тем, как монтажники на лесах, уходящих куда-то в поднебесье, обносят еще розовеющий солнечный диск листами оцинкованного железа.

- Вот болваны! – критиковал Мальчик. – Ведь дождь пройдет и оно заржавеет!..

- Не могу понять, и с чего мне втемяшилась эта песня?.. – вдруг задалась вопросом Девочка Боящаяся Уснуть.

- Какая? Про то, как «король возвращался домой»?..

- Не угадали. Эта тоже была, но сейчас играет совсем другая!..

- Ну, хотя бы напой…
- Да не умею я! Подождите, прислушайтесь!..

…Только здесь и только завтра было "вчера",
А вчера мне впервые захотелось пожить.
Только камень в груди вздохнуть не дает,
Остальное придет. Остальное придет…


- …«Остальное придет…» - как зомбированная, повторила Девочка.

С Друтом же вообще творилось что-то невообразимое. Тявкая и подвывая, он бился как в эпилептическом припадке, потом упал навзничь и хрипло произнес: «Регана…»

- Что с ним? – спросила Девочка.
- Должно быть, что-то личное… Вот что: спрячь пока что звезду куда-нибудь поглубже. А то, не приведи Господь, еще с кем-нибудь падучая приключится…

Идти своим ходом Друт в таком состоянии не мог, и Скупщику ничего другого не оставалось, как взвалить его на закорки.

- …Что это?!. – вдруг вскрикнул Компьютерный Мальчик, вперившись глазами в сизую хмурь.

- Где?.. А, это... Да, ничего инфернального. Опять, поди, голограмма… – предположил Скупщик, завидя вдали нечеткие очертания длинноволосой фигуры. – Хрономираж… Хотя, кто его разберет…

- Да нет же, я не про этого!.. На реку, на реку глядите! Баржу видите? Там, под ней, что-то барахтается! Что-то живое!..

- Малыш, ты явно переутомился. Просто сом какой-нибудь… Или дельфин…

- Какой дельфин?!. А еще что-то там про гуманность трендили! Сами Вы – дельфин!.. – выпалил Мальчик, ринулся к набережной и, не раздеваясь, с разбега сиганул в маслянистую воду.

А буквально через мгновение он уже выкарабкивался на берег: чумазый как истопник и с чем-то чернеющим в руках. Когда компаньоны обступили его, то поняли, что это - кошка. Маленькая черная кошка, размером не больше котенка.

- Совсем эти люди озверели!.. – кричал Компьютерный Мальчик, давясь отнюдь не компьютерными слезами. – Уже кошек под баржами топят!..

- Во дает, Компьютерный! - слегка обомлела Девочка, восхищенная его поступком.

- Та-ак… Мало мне детей-истероидов и собак-инвалидов - так теперь еще дохлая кошка… - протяжно вздохнул Скупщик.

- Я уже не инвалид! – опротестовал Друт. В доказательство он сполз со скупщиковых плеч и встряхнулся.

- Откуда же ты знал, что это не рыба, а кошка? – спросил Скупщик Звезд у Мальчика.

- Я что, по-Вашему, анацефал? Рыбу от млекопитающего не отличу? К тому же я в звезде ее видел

- Что же ты видел?
- Видел, как она раза три сбрасывалась с одиннадцатиэтажной башни, потом ложилась на трамвайные пути… Я уже давно ее заприметил, только все не мог понять, что с ней такое...

- Оставьте меня... - проговорила Кошка, приходя в чувство. – А еще лучше - верните туда, откуда взяли…

- О! Гляньте-ка, и эта разговаривает!..
- Да она ж окоченела вся! – воскликнула Девочка, выдернув кошку из рук Мальчика и судорожно вытирая её подолом сарафана. – Еще и нефти, небось, нахлебалась!.. Как тебя зовут?

- Никак. Кошка и все… Нет правды на Земле…
- Но зачем ты хотела покончить с собой?..
- Потому что я – Кошка-самоубийца. Я – НЕНОРМАЛЬНАЯ КОШКА

- Ты попала по адресу: здесь все - ненормальные! – подбодрил ее Мальчик.

- Я была нормальной. Я любила жизнь и своих хозяев… Но и детей своих я тоже любила! А они их - в ведерке! Может ли мать такое пережить?.. Ну скажите же теперь: где она – эта ваша правда?!.

- Успокойся, милая Кошка, - утешала её Девочка, хотя у самой уже глаза были «на мокром месте». - Пойдем с нами, мы и для тебя отыщем звезду!

- А что толку?..
- У тебя еще будут котята, обязательно будут! Их никто не посмеет обидеть, и они вырастут красивыми и пушистыми! И все их будут гладить и ласкать… - развивать свою мысль далее Девочка не могла, так как ревела в три ручья.

- Не верю я... Я умереть хочу…
- Коли с трех попыток не удалось – значит жить тебе! – вынес приговор Скупщик Звезд. – Да и стоит ли сводить счеты с жизнью, если от этого никому не будет пользы?.. А вы, детвора, носы утрите - тут ликовать надо! Несите её за пазухой и держите подальше от трамваев и набережных…

- Так куда мы сейчас направляемся?..
- Прямо. А именно – в еще одну, не столь слезоточивую, но не менее поучительную биографию…

________________________

...Вскоре индустриальные кварталы остались позади. Обогнув бесчисленные заборы очистных сооружений и рыбных хозяйств, путники снова вышли к реке.

- Ну, «приехали»… - сказал, осматриваясь, Скупщик Звезд. - Лунной Дорожки не видать, паромщик пьян как всегда, а летать через реку, насколько я знаю, никто из вас пока не умеет…

- Зато я могу ходить по воде! – гордо сообщил Компьютерный Мальчик.

- Ой ли! – стал подначивать его Друт. – Так-таки и "могешь"?..

- Для начала неплохо бы мир спасти, а потом уж по воде расхаживать, – наставительно сказала Девочка.

- А я плавать умею … - как бы невзначай замолвила словечко «суицидальная» Кошка.

- Довольно! – топнул ногой Скупщик. – А ты вообще уже наплавалась!.. Вот если бы лодку где-нибудь раздобыть, или хотя бы надувной матрас...

- Так это запросто! – с готовностью гаркнул Мальчик и шмыгнул в придорожный борщевик.

Не прошло и пяти минут, как он вновь появился - весь в репьях и с обожженной физиономией. За ним, неуклюже подпрыгивая и громыхая, телепался полусдутый желтый «цеппелин». Следом бежал и матерился какой-то рабочий в салатовом комбинезоне и с разводным ключом. Увидев эту процессию, Скупщик выпучил глаза:

- Ты что, совсем обалдел?!.
- Да Вы не волнуйтесь: я его лучом подрезал. А то понавешали тут...

- Так… Быстро спускаем на воду! – тихо скомандовал Скупщик. - Влезаем по одному. Друт, подтащи-ка сюда какой-нибудь дрын! И не уроните Кошку: ей на сегодня достаточно...

- Граждане, родимые! Что ж вы такое делаете?! – орал им с пристани человек в спецовке, надрываясь и чуть не плача, когда те уже оттолкнулись от берега. – Люди!.. Не надо!.. Ну вот… Висел ведь себе и висел, никому не мешал… А из меня теперь начальство всю душу вытрясет...

- Лови! – метнул ему Скупщик Звезд что-то, завернутое в бейсболку. – Только не вздумай распиливать! Гляди в нее почаще - и душа твоя всегда будет при тебе!..

Рабочий поймал «бандероль», посмотрел наскоро, после чего присел на землю и долго еще провожал глазами уплывающих на желтом дирижабле.

- Да Вы просто взяточник! – запальчиво обвинил Скупщика Компьютерный Мальчик. – Это же быдло, обыкновенное, неотесанное быдло! Он же все равно ничего не поймет!..

- Поймет. Может, не сразу, но поймет. Посмотрит разок-другой - и… А может, и вообще оставит этот мартышкин труд - «перекрашивание Неба» - и начнет свистульки глиняные лепить для детишек…

- Щедро же Вы звездами раскидываетесь! А ведь и среди нас есть те, кому они нужнее.

- С этим никто не спорит. Девочка Боящаяся Уснуть, Друт, Кошка-самоубийца, Компьютерный Мальчик-сирота - все вы в той или иной степени обделены. И кому из вас они нужнее, даже и я не берусь судить. Только вы уже имеете о них представление, а он, похоже, живет и не ведает. Так что мы с вами – зрячие! А ЗРЯЧИЙ ДОЛЖЕН ПОМОЧЬ СЛЕПОМУ ПРОЗРЕТЬ...
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Скупщик Звезд

Скупщик Звезд

- 11 - «Бессмертие есть, покуда в нем есть смысл» - ...Ну вот и дошли... А я и не знала, что оно так близко! – сказала Девочка Боящаяся Уснуть, выбежав на песчаный берег. Ей...

Скупщик Звезд

- 14 - «Смерти нет и не будет» ...Он прошелся до памятника Хорди, сохранившего, как ни странно, свой первозданный облик. «Ну что, брат, тоскливо, поди, веками стоять тут в...

Скупщик Звезд

- 9 - «ОТРАЗИТЬСЯ – еще не значит СУЩЕСТВОВАТЬ» ...Еще издалека путники узрели вызывающе-оранжевую пульсирующую надпись «ВОЗЛЮБИ СЕБЯ». И по мере ее приближения все настырнее...

Скупщик Звезд

- 5 - «Чтобы что-то найти - надо с чем-то расстаться» Противоположная граница реки была не забетонирована, и стоячая вода глубоко вдавалась в болотистый берег, поросший тростником...

Скупщик Звезд

- 7 - «Прежде чем завидовать бессмертию, подумай: осилишь ли ты его» ...Когда перед ними открылась историческая часть Города, с кирпичными башнями, увенчанными шпилями и флюгерами...

Звезда

В лесу темно и тихо. Тишина эта нарушается лишь едва уловимым шелестом листьев и негромким, но настойчивым стрекотанием певуний-цикад. Сосны-великаны, точно мачты старинной...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты