Скупщик Звезд

- 9 -

«ОТРАЗИТЬСЯ – еще не значит СУЩЕСТВОВАТЬ»


...Еще издалека путники узрели вызывающе-оранжевую пульсирующую надпись «ВОЗЛЮБИ СЕБЯ». И по мере ее приближения все настырнее вычленялся из прочих шумовых эффектов монотонный «синт-поп», изобилующий высокими частотами и отдающийся зудом в ушах. От его ритмичного цыканья асфальт вокруг резонировал, и самопроизвольно ускорялось сердцебиение.

Когда они взошли на крыльцо, строгий охранник, похожий на кентавра, загородил вход всем своим лошадиным туловом и на одной ноте отчеканил: «С животными и несовершеннолетними не положено!»

- Это кто еще здесь животное?!. – рассвирепел Друт, надвигаясь на «кентавра» с таким напором, что тот сложил глаза в кучку и втянул голову, как черепаха.

- Все равно не положено... - уже как-то невразумительно пробубнил «кентавр», плавно отступая.

Воспользовавшись моментом, компания проворно перебазировалась в вестибюль, чем повергла обслуживающий персонал в состояние легкой прострации.

- Только заклинаю, не вздумайте говорить с ней о грибах и о Шопенгауэре!.. – загодя предостерег Друт.

Обстановка в клубе была до того расслабляющей, что в неумеренных дозах способствовала бы атрофии головного мозга. По стенам галереей висели какие-то странные однообразные портреты, которые при близком рассмотрении оказывались ни чем иным как зеркалами. Подле каждого из них было закреплено по два прожектора, между которыми вровень входило лицо. Напротив зеркал были установлены посадочные места, оборудованные пепельницами, плевательницами и «ночными вазами». Какие-то из мест пустовали, другие же были заполнены растекшимися по ним посетителями, что, чавкая «фастфудами», сверлили оплывшими глазами собственные физиономии.

За стойкой, уже, видно, не надеясь на заработок, бармен полоскал горло ликером «Амаретто». Директор клуба - плюгавый лысеющий мужичонка в морковном пиджаке - с младенческим задором обыгрывал сам себя в «Колобка-пожирателя» в режиме онлайн и заразительно гоготал при этом.

- Ребят, вы, верно, ошиблись адресом! - окликнул бармен, живо оценив вошедших наметанным глазом. – Тут один сеанс – триста баксов!..

- Где хозяйка? – проигнорировав реплику, спросил Габриэль.

- Ой... Прошу покорнейше простить, сэр рыцарь! Я вас как-то сразу и не признал!.. - завидев медальон, бармен вытянулся в струнку.

Еще более неизгладимое впечатление на него произвели отрок в стиле «кибер-панк» с лазерным мечом и непрерывно чертыхающаяся дворняга.

- Пожалуйста-пожалуйста, господа туристы! Милости просим, располагайтесь, чувствуйте себя как дома!..

- Так где же?.. – повторился вопрос.
- Видите ли, сэр... Они не в настроении: у них опять разлад с самими собой... Хворают, понимаете... В гримерной релаксировать соизволят... Стикс, препроводи!.. - он растолкал жирную, студенистую тушу, привалившуюся на стойку. Туша нерасторопно поднялась и со словами: «Рекомендую надеть защитные очки...» - подвела гостей к пурпурному плюшевому занавесу за сценой.

...То, что они увидели далее, не очень-то сочеталось с их представлениями о клубных гримерных. Все четыре стены, а также и потолок, целиком состояли из зеркал, пол же весь был усыпан осколками. Из-за этого освещение в комнате так лупило по глазам, что визитеры сразу же пожалели о неимении очков.

Посреди комнаты на футуристичном вращающемся ложе, напоминающем зубоврачебное кресло, восседала чистопородная королева... Даже нет, не королева - МИСС ВСЕЛЕННАЯ! Девочка и Кошка одновременно ахнули. «Даниэлла... - простонал Друт. - Глист меня заешь, ОНА!..» Лапы его подкосились и он задом, поджав хвост, отполз куда-то в угол.

- В чем дело, Стикс?.. – не глядя на пришельцев, спросила дева. – Почему здесь посторонние?..

...О да, она бесспорно могла бы носить титул первой красавицы. Безукоризненный макияж обрамляли платиновые кудри с воткнутой в них блистающей диадемой, по «модельной» фигуре струились складки серебристой туники, а античную шею обвивало сногсшибательное алмазное ожерелье. К изящной позе ее, мечте любого ваятеля, так и просилось какое-нибудь поэтичное наименование из серии: «Нимфа, укушенная скорпионом», «Клеопатра в меланхолии» - или что-то в этом же духе. Полное отсутствие мимики свидетельствовало о глубочайшем самопогружении.

- Извините за беспокойство, миледи, но тут, это... паломники... - замялся Стикс, щурясь и неуклюже пятясь за занавес.

- Паломников - в залу, – ледяным тоном распорядилась Даниэлла, не отрываясь от своего занятия.

Скупщик был слегка огорошен. Он готов был улицезреть нечто из ряда вон выходящее, но от такого блеска у него зарябило в глазах. Он никак не мог собраться с мыслями, чтобы начать разговор. Первым осмелился заговорить Друт, высунув из-за портьеры половину морды.

- И давно ли ты стала петь?.. – прохрипел он, сглотнув.

- Петь?.. – поглощенная собой красавица была настолько изумлена вопросом, что даже соблаговолила обернуться.

Она окинула царственным взором все странноватое сборище. Внимание ее на секунду привлек сумрачный юноша с медальоном: она приостановила на нем взгляд, но тут же сморгнула, словно не желая тормошить что-то прошедшее, но не совсем зажившее.

- Петь - удел птиц и лицедеев, - цинично молвила она. - А при наличии безупречной внешности достаточно ПРОСТО бЫТЬ!

- Железный аргумент... Но для чего здесь столько битого стекла? – поинтересовался Скупщик Звезд. – Ноги ведь можно поранить...

- Так ведь босым здесь делать нечего! – заносчиво «отбрила» Даниэлла. – Впрочем, я уже почти пришла в благодушное расположение и буду снисходительна к своей публике. И, коль уж народ требует, – подчеркнула она, напыщенно выделяя каждое слово. - То, так и быть, потрачу свое драгоценное время и разъясню подоходчивее. Вы, вероятно, прибыли из глубинки и не знакомы со здешними обычаями? Ну так внимайте же! У меня принцип: если в каком-то из зеркал я нахожу себя не вполне безупречной, то такое зеркало подлежит утилизации. Как вам нравится эта моя маленькая прихоть?..

- Да, видимо, не одна дюжина зеркал еще пострадает... - со вздохом сказал Скупщик. – Но Вы не так поняли: мы явились к Вам вовсе не за тем, чтобы изучать «здешние обычаи». Мадемуазель, я хочу купить у Вас колье...

- Вот как?.. Так тебе нужна не я, а мое колье?.. – девушка чуть приподняла брови, а затем заливисто рассмеялась. – Вынуждена разочаровать тебя, пилигрим: бриллианты в нем фальшивые. Хотя сделано качественно, не так ли?.. Но, даже с учетом этого, тебе моя «побрякушка» вряд ли по карману. Что ты можешь дать за нее? Свой дырявый плащ? Помоечную кошку? Или, может, шкуру этой шелудивой собаки?..

В ответ на такую инсинуацию Друт вылез из своего укрытия, встал на задние конечности, попирая все нормы приличия, и горячо произнес:

- Я не помедлив отдал бы тебе свою шкуру, дорогая Даниэлла, как когда-то был готов отдать тебе свое сердце. Я и сейчас не раздумывая отдал бы за тебя жизнь, если б ты только вспомнила горемыку Кристофера Дакка!..

- Что-о?.. – не досмеявшись, Даниэлла впиявилась глазами в собаку.

Неожиданно в зале кто-то переставил кассету. Или это был коллективный «слуховой маразм» - но всем вдруг отчетливо послышалось:

...Имеющий право - не увидит смысла,
А имеющий место - да займет чужое.
"Кровавый мальчик" оказался убийцей,
А ты имел счастье, но выбрал дорогу...


- ...Кто?.. КТО ПОСМЕЛ?!.
Мигом сорвав личину надменности, Даниэлла спорхнула со своего «пьедестала», точно по сигналу воздушной тревоги. Она лихорадочно метнулась к зеркальному шкафу-купе и, очевидно, залезла бы в него, но запуталась в полах своего хитона и бухнулась прямо на осколки. Однако, не чувствуя повреждений на своих «безупречных» телесах и уже не радея о сохранности имиджа, она топала ногами, зажимала пальцами уши и визгливо голосила:

- Уберите! Уберите это немедленно!.. Это - не мое, НЕ МОЕ!.. Я не хочу это слушать!..

- А придется! – наступал Друт. – Раз уж ты присвоила права той, которой принадлежала эта песня и которую ты "выжила" из этой жизни! Это же как в сказке про зазнавшуюся Тень, помнишь?..

- Боюсь, что сказок она и в детстве не читала, - веско заметил Габриэль, пытаясь определить источник музыки.

Даниэлла же, не слыша их, принялась хаотично носиться по комнате, придерживая руками свою платиновую голову и извергая все имеющиеся в словарном запасе ругательства - от велеречивых и высокосложных до обычной мужицкой брани. На шум уже сбежались Стикс, бармен, директор и «кентавр» с резиновой дубинкой. Откуда-то, чуть ли не из шкафа, словно «двое из ларца», выросли два автоматчика в бронежилетах. Все они усиленно соображали, есть ли тут реальная угроза их госпоже, или же это всего лишь репетиция интермедии. Компьютерный Мальчик уже встал в боевую позицию, а Кошка с отвращением поморщилась и прошипела на ухо Девочке: «Дохлый номер! Сейчас развяжут драку, возможно даже с поножовщиной, потом начнется пальба... Уходить надо!» - «Но как же, как же так?.. – в отчаянии заламывала руки Девочка. – Ведь, если это - сказка, то должна же в ней быть хоть капля справедливости?..»

Тут Скупщик стукнул себя по лбу, пробормотал какую-то витиеватую сентенцию и осветился улыбкой. По всем признакам можно было предположить, что на него снизошло озарение.

- Ну конечно!.. – просиял он. – Конечно же, СКАЗКА! А я-то, чурбан старый, фарисей книжный! Привык все усложнять, и никак жизнь не отвадит меня от этого пагубного пристрастия! Я как всегда искал рациональное зерно и философскую подоплеку там, где их нет и быть не может!..

- В каком смысле??. – спросили в один голос Компьютерный Мальчик, Друт, и Даниэлла.

Последняя даже перестала бесноваться и застыла, в точности изобразив статую Венеры Милосской, а ненавистная ей песня как-то внезапно затихла. Теперь все стояли как оглоушенные и в отупении смотрели на Скупщика.

- А в том смысле, что весь этот сыр-бор – вокруг пустого места! Да, да, именно ПУСТОГО МЕСТА!.. – повторил он, глядя даже не на саму Даниэллу, а как бы сквозь нее. - То, что мы сейчас имеем удовольствие созерцать в этой комнате... кстати, господа военнослужащие, - повернулся Скупщик к телохранителям. – К вам это тоже относится... Так вот, этот человек в действительности - НЕ ЧЕЛОВЕК!..

- Уж не хотите ли Вы сказать... - от раздавленного в мелкую крошку самомнения Даниэлла даже сама не заметила, как перешла на «Вы».

- Хочу! Как раз ЭТО я и хочу сказать: увы, моя прелестная барышня, но Вы – КОПИЯ! И, на мой взгляд, не самая удачная - но что поделать, зеркала тоже имеют погрешность. Бывает, что и они искажают Истину... Я ведь уже боялся, что тут дело в раздвоении личности. Но, возвращаясь к той самой легенде, (и что бы мы делали без устного народного творчества!) я понял: разгадка кроется в продолжении этой истории. А оно таково. Регана не просто ушла в «зазеркалье». Она трансгрессировала, оставив в осколках свое искаженное отражение!.. И оно стало жить за нее, вдохновляя тамошних живописцев и впоследствии выйдя замуж за герцога, к превеликой радости папаши-барона. А после смерти оно реинкарнировало вслед за своим «оригиналом» уже здесь, в ЭТОЙ реальности. Оно возымело свои потребности и приоритеты, весьма далекие от тех, которыми руководствовалась Регана, и зажило самостоятельной жизнью, вытягивая из «оригинала» все больше жизненных сил и вытесняя его на задний план. А потом оно возжелало стать самим «оригиналом». И тогда путем нехитрых махинаций оно «помогло» своему «подлиннику» переместиться отсюда куда подальше, дабы глаза не мозолил... Причем, кое-кто - не будем называть поименно - даже не сразу прочуял подвох!.. И, наконец, именно оно сейчас стоит здесь перед нами, стучит своими «безупречными» ножками и все еще силится доказать нам и себе, что оно – ЧЕЛОВЕК и оно СУЩЕСТВУЕТ, не имея ни малейшего понятия о том, как это происходит у настоящих людей!.. Резюмирую все вышесказанное: то, что мы называем «Даниэллой» – не более чем обман зрения. Даниэлла не есть отдельный индивид, она - только оборотная его ипостась, "решка". И объявлять ей войну крайне неблагоразумно, так как она живет и самоутверждается, лишь пока жив ее подлинник... Это - как в ситуации со Светом и Тьмой: тьма-то ведь тоже всего лишь антипод Света, а один знакомый нам «борец с несправедливостью», не разобравши, задумал с ней сразиться... Но воевать с тенью – что воду в ступе толочь, Вы понимаете, о чем я?.. ИСТИННОЕ ПОДВИЖНИЧЕСТВО не в том, чтобы уничтожать копии, а в том, чтобы СПАСАТЬ ПОДЛИННИКИ...

Скупщик Звезд окончил свою речь, а его аудитория еще в течение какого-то времени сосредоточенно переваривала. Затем последовала реакция. Друт пошел, как пони, писать круги, нервно тряся ушами. Девочка воскликнула: «Браво!» - и захлопала в ладоши. Мальчик скроил глуповатую ухмылку и тихо присвистнул: «Вот это загнул!..» А Габриэль, присев на ступеньку вращающегося «трона», стал подбирать на варгане бетховеновского «Сурка».

- Но послушайте... - с какой-то несвойственной ей интонацией сказала Даниэлла, теребя в руках диадему, следом за которой с головы ее как-то сам собой сполз и платиновый парик.

Теперь она сидела на полу средь зеркальных россыпей, присмиревшая и уже нисколько не похожая ни на свою сестру, ни даже на саму себя. Только вся какая-то поблекшая, выцветшая как старый холст и совершенно безликая. - Даже если все, что Вы говорили – правда, то есть ли моя в том вина?.. Заметьте, я ведь никого не заставляла меня создавать! К тому же я и сама уже почти поверила в то, что она... ну, что ее уже нет... Но что же теперь?.. Скажите, пилигрим, теперь по закону жанра мне надлежит самоустраниться?.. Развеяться в прах?..

Наблюдавшие за всем этим директор, бармен, слуга и секьюрити к тому времени уже куда-то испарились. Может, побежали за корвалолом, а может, так и разошлись восвояси, удостоверившись в отсутствии угрожающих факторов. Остальные только с сожалением улыбались.

- Вовсе не обязательно, - простодушно отвечал Скупщик Звезд. – Ты можешь и остаться. Только впредь тебе стоит учесть, что быть человеком и объективно существовать - куда проблематичнее, чем являться чьим-то "негативом"...

- Что ж... Надо ведь с чего-то начинать... Да, Вы ведь, кажется, за этим пришли? Вот, возьмите... – сказала вдруг девушка, сняв и протянув Скупщику колье. – Мне оно все равно ничего путного не принесло, а для Вас, как я понимаю, в нем есть какой-то прок... Но все же, - голос ее дрогнул, когда она обратилась к Габриэлю. – Скажи, неужели я нисколечки ее не напоминаю? Ведь рыскать по всей Вселенной в поисках одной заплутавшей души – это же истое безумие. Зачем тебе это? Она ведь уже нежить, "черная дыра", затягивающая тебя за собой в Небытие! Останься здесь, со мной – и я навечно тебе ее заменю!.. - Даниэлла говорила ненаигранно и непритворно, в голосе слышались умоляющие нотки. - Я... Я СТАНУ ЕЙ!..

- Не надо, – покачал головой Габриэль. – Лучше стань СОБОЙ. Ты ведь сама сказала, что достаточно просто быть - так теперь у тебя есть эта возможность. Поверь, я не тот, кто тебе нужен: я ведь тоже давно уже нежить... Да и потом... ты же знаешь, я нигде надолго не задерживаюсь... Пока я еще существую, я должен идти. Остановиться для меня - значит утратить Надежду, а вместе с ней и всякий смысл существования...

- На что же ты теперь надеешься?..
- Я надеюсь завершить то, для чего был сюда ниспослан. И тогда, быть может, эта «пытка», наконец, прекратится... А тебе... Тебе – жить... Верить, искать, не сдаваться... Пройдет немало времени, прежде чем в ты увидишь в зеркале СЕБЯ. И Вечность уже плачет по тебе - слышишь?..

...С распахнутых небес – да все вглубь себя,
Остаться королем – да избежать престола;
Имеющий душу - да окажется голым,
Он вместо платья в нее обернется!..


- ...Значит что-то все-таки есть?.. Значит я существую?..

- Считай, что твое существование только что началось! – заговорщически подмигнул Даниэлле Скупщик Звезд. – И оно обещает быть очень неординарным. Если, конечно, ты не пойдешь по старому пути... Однако же и я не вор и не вымогатель. В обмен на колье я подарю тебе особое, "неразбиваемое" зеркало.

Он достал из рюкзака деревянную рамку с незатейливой резьбой. В нее был вставлен лист грунтованного картона. Белоснежный, абсолютно чистый лист.

- Но... Здесь же ничего нет?.. – девушка с удивлением посмотрела на картон, потом на Скупщика.

- Сейчас - ничего, – кивнул тот. – Сейчас это зеркало спит, поскольку в нем еще нечему отражаться. Пока душа пуста, никакое зеркало ее не восполнит. Ведь ты сама пока еще - чистый лист... Но по мере того как твоя душа станет раскрываться, подобно цветку, на нем начнет проявляться изображение. Вот увидишь!..

________________________

...Когда они вышли в холл, грустная песня уже не звучала, а вновь звучало что-то бессодержательно-дискотечное. Бармен и Стикс резались в «Морской бой» и поедали шпроты из банки. Директор в «корнеплодном» пиджаке все так же сидел за монитором, только уже не играл, а поочередно нажимал: «Ctrl» - «Alt» - «Del», явно нуждаясь в перезагрузке. Оставалось и небольшое число клиентов, что чинно потягивали пиво и с неподдельным интересом глядели в свои персональные, оплаченные зеркала.

- ...Ну и что показывают? – осведомился Скупщик Звезд у одного из «глядящих», пока Компьютерный Мальчик и Девочка Боящаяся Уснуть покупали себе по кульку ржаных сухарей, а Друт и Габриэль курили у входа, о чем-то мирно беседуя.

- А, то же, что и вчера... – нехотя ответил «глядящий» - судя по виду, завсегдатай этого заведения. – Тебе-то какое дело?..

- Да, по большому счету, никакого. Просто мне казалось, что это должно быть жутко утомительно – весь вечер таращиться на свою образину...

- А куда еще мне прикажешь таращиться?.. – не оборачиваясь, фамильярно огрызнулся посетитель. – На тебя, что ли? Или, может, на рисульки какого-нибудь этого вашего Ван Гогена?..

- Вы имели в виду Ван Гога?.. Или Гогена?..

- Вот-вот, его самого и имел. Только в гробу я видал и вашего Гогу, и вашего Гену вместе с их художествами. Ишь ты, подишь ты – таланты! Нажрутся мухоморов - и давай малевать такое, что и с похмелья не примерещится! А нормальным людям какой от них прибыток?.. Была тут, говорят, одна такая, что любила поглазеть на всякую небывальщину - да так и сгинула. То ли дело наша Несравненная и Безупречная! Она ведь тоже сперва все тужилась увидеть что-то несусветное. А потом поняла, что нет для человека большего удовольствия, чем «таращиться» от САМОГО СЕБЯ. «Таращиться» и «КОЛБАСИТЬСЯ»!..

- А что, очень мудро, - согласился Скупщик Звезд, чуть призадумавшись над его словами. – Особенно, когда есть от чего «колбаситься»... Только я бы к этому прибавил: НЕТ НИЧЕГО СТРАШНЕЕ, ЧЕМ СМОТРЕТЬ В ЗЕРКАЛО И ВИДЕТЬ ТАМ ПУСТОТУ...

На крыльце в позе сфинкса сидел Друт с насупленной мордой и трудолюбиво жевал сигаретный фильтр.

- Подумать только, курящих собак они не видели!.. - ворчал он себе под нос. – Ну и что, что не видели - это их половые сложности! В конце концов, если они насобачились пятки лизать и «служить» за кусок сахара, то много ли надо, чтоб собака закурила!..

- А где Габриэль?.. – спросил, озираясь, Компьютерный Мальчик.

- Ушел... Телепортировался... Просил не искать...
- Этого и следовало ожидать: проворонил!.. – возмущенно воздела передние лапы Кошка.

- Ну ты и раззява! – накинулась на пса Девочка. – Ну ничего тебе доверить нельзя! И куда он ушел?.. Ты что, не мог уточнить?!. Мало нам одной, так теперь их обоих разыскивать надо!..

- Не надо, - со странным безразличием сказал Скупщик. – Если ушел – значит так нужно.

- КОМУ НУЖНО?..
- Ему, в первую очередь. Габриэль пришел к верному решению: ЛЮБАЯ МИССИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ВЫПОЛНЕНА ДО КОНЦА...

- 10 -

«Всякая жертва во имя спасения – не последняя жертва»


- ...Грандиозно! – приговаривал Скупщик Звезд, удовлетворенно потирая руки, когда вся его команда в привычном свете бутафорских огней продвигалась к головной части Города.

А оттуда уже раздавался скрежет настраивающейся аппаратуры и слышались неразборчивые переругивания звукотехников через гудящие и хрюкающие микрофоны. В спертом воздухе все явственнее ощущалась приторная смесь запахов сахарной ваты, попкорна и баварских сосисок.

- За каких-то двое суток – и столько удач! - Скупщик принялся загибать пальцы. - Материализовавшийся «компьютерный элемент» – раз, созревающая личность, освобожденная от повседневной обязанности спать – два, спасенные четвероногие в количестве двух штук – это уже четыре!.. Не говоря уж о размороженном хорошем человеке и зарождающейся душе! Одно слово - ГРАНДИОЗНО!..

- Погодите Вы радоваться, - остановил его Компьютерный Мальчик. – Взгляните-ка вон туда!..

Все разом повернули головы и увидели...

...Да, увидев такое, любой счел бы это за симптом прогрессирующей шубообразной шизофрении, усугубленной белой горячкой. Вместо Луны из-за горизонта выплывало гигантское черное табло, на котором высвечивались ядовито-малиновые цифры, отсчитывающие секунды до Полуночи.

- О, похоже, мы подошли вовремя: Великий Праздник уже начинается!.. – с недоброй усмешкой сказал Скупщик.

Затем он и его спутники свернули в небольшой палисадник на углу центральной улицы, чудом уцелевший в процессе урбанизации. Где-то в глубине его средь кустов сирени бледнела мраморная статуя. Выбор места был удачен: отсюда отлично обозревалась вся Главная Площадь.

- Повезло, достались "места в бельэтаже"... - пробухтел Друт.

- Скоро начнут собираться на площади, решетить Небо лазерами, палить из пневматики по дирижаблям, пуская веселящий газ, и клюшками сшибать звезды, – со вкусом описывал Скупщик Звезд, так, словно на его веку такое случалось со строгой систематичностью. – Точь-в-точь как это было в прошлый раз!..

- А когда был прошлый раз?..
- Где-то пару тысячелетий назад, вы не застали…
- Еще до Всемирного потопа?!
- Ха! Потоп был всего лишь следствием. А тогда тоже перекрашивали Небо, распиливали звезды и мутузили друг другу бока в очереди за Луной. В общем - все то же самое. С той лишь разницей, что тогда еще не было Компьютерного Мозга... В тот период со мной ходили за звездами вампир-неудачник Хорди, ныне превращенный в памятник, и Огненная Птица... Ну, это что-то типа жар-птицы, только охват крыльев пошире...

«...И стало ясно, что Конец Света неминуем при такой раскачке. Тогда Огненная Птица взвилась в стратосферу и растопила все накопившиеся в ней заледеневшие слезы. И начался тот самый Всемирный потоп. И не осталось на небосводе ни звезд, ни Солнца - их тоже смыло «вселенским плачем»... А потом этого недотепу Хорди посетила самая бредовая идея, какая только может посетить незадачливого вурдалака. Он поднялся в Небо на крыльях Огненной Птицы и перекусил себе артерию. И тогда в опустелые, безвоздушные небеса хлынул водопад живительной крови - той, что ему довелось испить за всю его короткую «вечную жизнь». И небосклон вновь залился алым светом: это была Первая Заря нынешней эры...» - закончил Скупщик Звезд.

- Ну - опять краткий экскурс в мифологию, - раздраженно сплюнул Друт. – Нашли время внедрять культуру в массы...

- Идемте отсюда! – скоропалительно сказала Девочка. – Идемте скорее к Морю! Здесь нам уже делать нечего, ну идемте же!..

- Да-да, к Морю! – поддержала Кошка. - Там тепло, там люди еще не испорчены. Да и звезд там, поди, куры не клюют...

- А звезд больше не будет, – неожиданно выдал Компьютерный Мальчик и уселся на клумбу под изваянием. – Все. Как говорится, «финита ля комедия»...

- Как это?.. – вопрошающе посмотрела на него Девочка, а за ней и остальные. – Ты о чем?.. Все ведь только начинается?..

- Боюсь, что кончается. И куда более удручающе, чем две тысячи лет назад... Любопытно только, кому на сей раз установят памятник?..

- К слову о памятниках, - будто вспомнил Скупщик Звезд. – Обратите внимание: человек, под которым наш «виртуальный» надумал устроить бивак – это и есть вышеупомянутый горе-вампир Хорди. Точнее, то, что от него осталось... Какая свинская неблагодарность! Какое непочтение к историческим лицам! Уж с их-то размахом могли бы отгрохать и что-нибудь посолиднее, чем этот убогий кусок мрамора, запрятанный в кустах!..

- Знал бы этот бедолага, ради чего проливал свою кровь!.. Нет, вы только поглядите, поглядите, сколько звезд на Небе! А заодно присмотритесь, что это за звезды!.. – уже срываясь на истерический хохот, восклицал Мальчик.

- И правда что... - чуть погодя подтвердила Девочка, засмотревшись на ненатурально сверкающий, точно расшитый стразами, небесный купол. – Где-то я такое уже видала - в ночном борделе, кажется...

- Ну естественно, где же еще! Так что теперь, считай, вся наша реальность - сплошной ночной бордель! С танцполом и дискотечной иллюминацией...

- Малыш, не намекаешь ли ты на то... - начал было Скупщик.

- Не то чтобы намекаю, - перебил Мальчик. – А прямо-таки констатирую!

- Но... что же тогда?..
- А то, что накрылось наше Море медным тазом... Вы говорили, нельзя поставить экран?.. Как видите - можно! Если за дело взялся Компьютерный Мозг, то теперь уже ВСЕ МОЖНО, даже то, что у вас пока и в голове не умещается!.. Да что я тут распинаюсь – скоро сами увидите...

- Подождите... А ну, пойдемте! – отрывисто сказал Скупщик.

И все, кроме Мальчика, засеменили за ним в сторону переправы. Проскочили водоканалы, рыбное хозяйство, монтеров, перевязывающих тросы летательных аппаратов, заросли борщевика и... вновь очутились на месте отправления - перед памятником Хорди...

Потом они еще долго пытались отыскать Лунную Дорожку, подвал Архивариуса и домик садовника Лонги. Доходили до развалин НИИ Мозга, и пару раз даже вдали, где обрывались небоскребы, весьма четко просматривался Красный Холм. Однако куда бы они ни шли, они всякий раз упирались в Главную Площадь.

- ...Ну и как, успешно?.. – язвительно осклабился Компьютерный Мальчик. Он по-прежнему сидел на клумбе в позе йога и планомерно кромсал шампиньоны тупым перочинным ножом. – Теперь-то вы убедились?..

- И что все это значит?.. – плаксиво спросила Девочка, в изнеможении рухнув рядом на газон.

- А то и значит, что ПЛАН УДАЛСЯ... Нет, ну насколько гениально все продумано! Они решили, что перекрыть порталы будет недостаточно: ведь те, у кого есть звезды и мозги, всегда найдут лазейку. Так эти бесстыжие плагиаторы «украли» мою идею с экраном!.. Они закольцевали Пространство и отгородили эту реальность от всего остального - так ведь гораздо удобнее регулировать и управлять! И теперь мы все – анимированные фигурки на мониторе, подчиненные единой программе... Да ты не пугайся так, в компьютере тоже жить можно. Сам пробовал, и вот: жив, как видишь...

- По-моему, он не то рехнулся, не то издевается! – выразил мнение Друт.

- Да нет... Он не рехнулся и не издевается, - трагично вздохнул Скупщик Звезд. – И, как это ни горестно осознавать, он прав. Иначе бы мы не ходили кругами. Мы теперь заключены в этом отражении...

- И сколько, Вы думаете, это продлится?
- Да тут – думай, не думай... Поди разведай, что у них там на уме! Может, до окончания Праздника, а может, до следующего Конца Света. Пути Компьютерного Мозга неисповедимы... Только и остается уповать на какой-нибудь сбой программы... Но пока что факты налицо: Экран стоит, Праздник грядет, а звезды молчат и не падают...

- А мы болтаемся здесь как навоз в проруби и с покорностью любуемся на этот бардак!.. – запальчиво дополнил Друт.

- Ну а что мы можем сделать, – рассудительно сказала Кошка. – Только ждать, чем все это завершится.

- Дружок, а ну, взмахни-ка своим лазером, - как-то неуверенно попросил Скупщик Компьютерного Мальчика. – Обычно он на это откликался...

- Не поможет, – помотал головой Мальчик. - Мы заперты здесь, а Габриэль – фиг знает где...

- «Фиг» может и не знает, а вот звезды – наверняка, – сгенерировала мысль Кошка. – Они-то находятся за Экраном...

- Звезды?.. – переспросил Скупщик, рассеянно хлопая себя по складкам одежды. – Ну да, так и есть!.. ЗВЕЗДЫ просто обязаны знать!.. – лицо его посветлело, когда он нашарил в недрах штормовки ожерелье Даниэллы. – У них-то «объем памяти» побольше, чем у Компьютерного Мозга! Пусть мы сейчас здесь заложники, но смотреть на звезды нам пока еще никто не запрещал!.. Одного только не пойму: если эта бижутерия и есть тот самый камень, то почему он ушел, даже краем глаза не взглянув?..

- Так давайте же мы взглянем! – потребовал Друт. И все как один уставились в ожерелье...

...Сначала отражались только компьютерные звезды, циферблат вместо Луны, кордебалет в перьях и блестящих трико и жующие попкорн лоснящиеся физиономии зрителей.

Но вот в одном из кристалликов обозначилось бугристое нагорье с багряным кустарником, ветви которого на просвет были подобны подводным кораллам. Там еще дымился костерок, и ветер легонько перелистывал скукоженные лепестки, корчащиеся меж тлеющих угольков. Еще лежала так и не вскрытая бутылка шампанского, маскируясь в увядшей траве, и скользила под уклон, подгоняемая роем облетевших листьев, кем-то забытая фетровая шляпа... Но ни Габриэля, ни кого-либо другого там не было.

- ...Ну, дальше, дальше! – переминался в нетерпении Друт. – Это - уже пройденный этап, дальше!..

...В другом фрагменте прямо из черноты космического вакуума вдруг возникла уютная городская кухонька, какие часто встречаются в типовых многоэтажках: с обоями «под кирпичики» и теплым светом настенной лампы. Там затянувшийся вечер уж перевалил за полночь. Но за столом с клетчатой клеенкой все еще допивали, позвякивая подстаканниками - кто дешевый портвейн, а кто седьмую производную заварки. И негромко пели под гитарный наигрыш:

Туманные строки плывут, нарастая,
Их не остановит ни одна запятая,
Листву чистотела уныло листая,
Летела, летела осенняя стая...


...Это было так мило и душевно, и лица поющих были такими незамутненно-беспечными, что хотелось остаться там навсегда...

- ...Да. Именно так оно и было... Золотые были времена... – ностальгически всхлипнул Друт: ведь это была его память. – Да не рубите же вы хвост по частям, дальше!..

...Вот проступили зубчатые башни древнего замка. И в сводчатом проеме окна - тонкий девичий силуэт, что как свеча догорал в погребальном костре Заката, стекающего на зеркало... А с той стороны зеркального барьера кто-то пытался затормозить движение Вселенной, встав на пути у солнцеворота и рукой подавая девушке знак. Та же все никак не решалась переступить невидимую черту, словно уже не верила, что за этим рубиконом что-то есть... И тогда отражение не выдержало: оно всколыхнулось, как в чаше вода, и рассыпалось на множество солнечных брызг, раскатившихся по Небу янтарными четками...

Затем наблюдавшие увидели отчасти схожую с предыдущей, но уже совсем другую девушку. В бикини, обнажающем бронзовый загар, и с бокалом трехслойного коктейля. На борту шикарной яхты она нежилась в шезлонге, окруженная сонмом воздыхателей – респектабельных красавцев, как на подбор… Но вот, казалось, до нее долетела та самая песня с кухни: она вдруг шарахнулась как черт от ладана, лицо ее исказилось, а тело задрожало точно под электрошоком. Она залпом опрокинула в себя бокал и преобразовалась в какую-то бесформенную полужидкую субстанцию, наподобие медузы. Затем все это довольно резво проползло по палубе и, булькнув, перекувырнулось за борт, где тотчас растворилось в морской пене, оставив на лицах поклонников выражение крайнего недоумения.

- ...Ну а это тут с какой радости?..
- Тоже, видать, чья-то память. Никак не уймется...

- Фу, какой кошмар! Давайте дальше...

...А дальше – скучной чередой потянулись одни и те же полуголые хребты, в низинах поросшие вереском. И клубился над лесом прогорклый смоляной смрад, разъедающий глаза...

- ...Как? Там все еще пожар?..
- Нет. Просто она иногда «зависает» на этом временном промежутке...

- Кто, Регана?..
- Да нет же, ПАМЯТЬ...

...Огонь выел почти все до основания. Гнулись друг к дружке высохшие скелеты деревьев, в озерах плавали головешки, поле вокруг поседело, пропитанное гарью. И ни единого живого звука, ни единого птичьего крика - все было мертво. Даже вороны - и те куда-то схлынули. И только хижина так и стояла средь пепелища, будто охраняемая каким-то заклятьем... Потом снова пошли помехи, и все помутилось...

- О проклятье! О моя волчья планида!.. – взвыл Друт. – Почему я не там?! Ведь я должен, должен быть там, С НЕЙ!.. Шакал! Навеки псина смердящая!.. – от бессилия он вертелся волчком и кусал себя за хвост.

- Нельзя ли потише, мой лохматый друг, - попросил Скупщик, не вдаваясь в содержание его воплей. – А то ты своими акробатическими кульбитами только сбиваешь картину. Да и пора бы уж «сменить пластинку» и подумать еще о чем-то кроме своей персоны.

- Но ведь там была она!!.
- Вот именно, что была... Но если ты будешь продолжать рефлексировать, то мы так и не сдвинемся с места.

- А давайте я за него подумаю! – предложила Девочка Боящаяся Уснуть.

- Нет! Ни в коем разе! - резко возразил Скупщик. – Не хватало, чтоб к объективной Памяти примешалась еще и воображаемая! Я бы вообще всем посоветовал прикрутить поток личных воспоминаний. Мы уже ничего не можем изменить в своем Прошлом. Но мы можем извлечь из него сведения, полезные для Будущего. И сейчас мы – только наблюдатели...

...В последующих изображениях одно за другим стали проплывать как шапочно, так и до боли знакомые лица. Был среди них и Архивариус, в растрепанных чувствах отложивший девятый том Кастанеды, и прозревшая в своей слепоте Эмма Хайдер со своим всепрощающим «приемным внуком», и садовник Лонги, подстригающий настурции в вазонах... Вот промелькнул монтер, одаренный звездой и выуживающий из осоки останки дирижабля, потом – бывший хозяин Кошки, в предсмертной агонии трясущийся в надувном бассейне: кто-то нечаянно уронил туда оголенный провод, налаживая подсветку Экрана... Затем откуда-то нарисовалась Даниэлла, бессонными глазами всматривающаяся в девственную белизну картонного листа... А потом каждый увидел себя. Свои исконные лица и имена, свое Прошлое и Грядущее. И все невольно всплакнули, а затем улыбнулись, так и не поделившись ни с кем явленной им сокровенной тайной своего бытия... И только Скупщик Звезд оставался будто не при делах. Его уже так не трогало это заезженное кино, потому как Прошлое и Будущее для него сливались воедино. Однако он вместе со всеми продекламировал отрывок текста, пришедшего откуда-то из дебрей подсознания:

...Только свечи в глазах, только праздник,
Только солнце в чужих ладонях,
Только медь на крестах зеленеет от слез,
Остальное придет... Остальное придет...


- ...Скажите, а почему бы и не подключить воображение? – спросила Девочка. - Ведь если все реальности где-то пересекаются, то что стоит нам сейчас взять и вообразить что-нибудь позитивное?.. Ну, допустим, что Друт вновь сделался человеком, что Габриэль нашел Регану, что зеркало, наконец, не разбивалось?.. И тогда родилась бы новая реальность, где концовка легенды была бы более удачной – разве такое невозможно?..

- Возможно. Даже очень возможно... Только это будет воображаемая реальность. И люди в ней тоже будут воображаемые. Они, безусловно, будут похожи на тех, настоящих, но это будут не они. Может даже, когда-нибудь им доведется столкнуться нос к носу со своими «подлинниками», и тогда у тех и других наступит когнитивный диссонанс. Мы ведь уже имели дело с чем-то аналогичным в случае с Даниэллой... Хотя, надо признать, что ВООБРАЖЕНИЕ – очень важный, если не сказать, РЕШАЮЩИЙ фактор. Если бы не чье-то воображение, то ни Реганы, ни Даниэллы, ни всей этой истории попросту не существовало бы. Как не существовало бы и нас с вами, здесь сидящих, да и всего сущего - если бы не воплощенный некогда Замысел Творца... Да вы только посмотрите, как символично!..

...И все увидели дивный подвесной мост, сплетенный из звездных лучей и балансирующий меж спиралями галактик. По этому мосту друг другу навстречу шли юноша и дева. Он – в развевающемся плаще странствующего рыцаря, она – в просторном, как саван, полотняном платье и с венком из лилий в распущенных волосах. Они шли размеренным, неспешным шагом. Взоры их были обращены в непознанные дали Вселенной, и каждый был погружен в думы о чем-то своем. И как ни сложно было разминуться на этом мосту - они прошли, даже не взглянув друг на друга. И, распавшись на звездную пыль, канули в межпланетной пустоте...

- Ну?.. И как прикажете это интерпретировать?.. Чье это было видение?..

- Ничье. Так, оттиск на «вселенской матрице»... Это то, что им было издревле предначертано: даже обретаясь в одной реальности, всегда быть в разных ее плоскостях... И это, скажу я вам, куда фатальнее, чем просто разойтись во Времени. Это значит, что им ВООБЩЕ НЕ СУЖДЕНО ВСТРЕТИТЬСЯ...

- И Вы были в курсе?.. – подавленно спросил Друт.
- Конечно был, – спокойно ответил Скупщик Звезд. – Скажу больше: меня несказанно удивило то, что однажды их орбиты все-таки пересеклись. Ума не приложу, как такое могло быть допущено, и почему он, снова вставший поперек Высшей Воли, до сих пор еще здесь... Да еще и во плоти...

- Ну, знаете!.. - не найдя слов, Друт встал на дыбы, негодующе клацнул челюстями, нечленораздельно выругался и уселся обратно. – Уж на что я всегда был его противником и мог вставлять ему палки в колеса, но при таких раскладах я уже готов встать на его сторону!.. И камень Вы нарочно подсунули? Чтобы она ушла через портал прямо из-под его носа – так?..

- Если отбросить некоторые фразеологические неточности, то примерно так.

- Это подло... - сказала Девочка Боящаяся Уснуть. – Слышите, это подло!..

- Подло?.. – лицо Скупщика уязвлено вытянулось. – Так, по-твоему, я - подлец? Изволь же обосновать, почему?..

- Потому что Вы знали и не сказали Габриэлю ни слова! Мог ли он представить, на что он променял свою нетленную жизнь на небесах!..

- Так ведь у него не было выбора. Либо бесследно сгинуть в Небытии, медленно и мучительно теряя свою сущность, либо упасть на Землю и от звонка до звонка отработать свое... Это было в своем роде «смягчение приговора»: замена «смертной казни» «пожизненной каторгой».

- Так что же... выходит, вся наша жизнь – это «каторга»?..

- В определенном отношении - да. Но, если уж быть дословным, это что-то вроде учебной практики. Где каждый занимает свою ячейку и выполняет свою изначально заложенную функцию – уж таковы правила.

- Ох уж эти мне правила!.. А он-то, как последний дурак, искал, надеялся… Жизнью то и дело рисковал...

- Ну почему же «как дурак», разве только дураки живут тем, что надеются? Разве только глупцы совершают благородные поступки, рискуя собой? Разве одни умалишенные своими руками делают историю и становятся героями произведений на все времена – не это ли есть удел для избранных?.. Да и подумайте хорошенько: смог бы Габриэль вырваться из оков Забвения и столько раз выживать, проходя через все круги ада? Смог бы он не сгореть в огне, не замерзнуть в ледяной пучине и оставаться бессмертным, не будь у него этой НАДЕЖДЫ?.. И уж не в ней ли, не в этом ли бесконечном поиске состоит смысл его жизни?..

- Даже если это и так, - вступил в полемику Друт. – Если, как Вы говорите, в этом - его смысл, то какой смысл во всем этом для нее?.. Она-то отчего должна страдать?.. Вечно быть аутсайдером в чужих реальностях, гоняться по отражениям за всякими «хрономиражами» и ждать несбыточного?..

- Ты что, в самом деле не понимаешь?.. – спросил Скупщик, глядя на него в упор. – А ты никогда не думал, что она – такая же избранная? И что это и есть ее предназначение: постоянно вслушиваться в звезды, мечтая о нереальном, и своими песнями одухотворять этот мир. Ведь только через мытарства, через отчуждение и тоску по запредельному рождается НАСТОЯЩЕЕ ТВОРЧЕСТВО... Я считал, Кристофер Дакк, что тебе все это известно как никому другому!..

- Кристофер Дакк... - как эхо, повторил Друт и зарылся мордой в свалявшийся подорожник.

- Но почему, почему нельзя, чтобы они встретились? Что плохого было бы в том, если бы «муза» нашла поэта? – допытывалась Девочка. – Вон ведь Лонги: повстречал-таки свой «объект креатива», живет с ним в любви и согласии, и творчества у него от этого не убывает!

- Это так, – утвердительно сказал Скупщик. – Только это - не совсем тот пример. Не все, что дозволено людям, дозволено избранным. У них другая структура души, и они не приспособлены к тихому обывательскому счастью. Стагнация губит их личность. Ибо то несбыточное, что уводило их в космические дали и побуждало творить и вершить, утратит для них свою значимость, как только окажется у них в руках. МЕЧТА ПЕРЕСТАЕТ БЫТЬ МЕЧТОЙ, КОГДА К НЕЙ МОЖНО ПРИКОСНУТЬСЯ... Поэтому для этих двоих долгожданная встреча не сулит ничего, кроме гибели. Она – дочь звезды, Он – порождение Света, и сущность их – стихия. Умолкнет стихия – умолкнут и они...

- Как-то все это неправильно... - с огорчением размышляла Девочка. – Не по-людски как-то... Но если пребывание на Земле – не дар Божий, а бич, то почему же тогда люди так панически боятся умирать? Почему так цепляются за жизнь и пытаются продлить ее всеми возможными методами, называя «прекрасной и удивительной»?..

- Потому что люди чаще всего и мысли не допускают, что она может быть другой. Намного ПРЕКРАСНЕЕ и УДИВИТЕЛЬНЕЕ. Они-то ведь другого не видели… Или видели, но не помнят... По сути же, прекрасное и удивительное есть во всем сущем. Его можно обнаружить везде и повсюду, в каждой мелочи. Но только в том случае, когда оно есть у тебя в душе...

После этих слов каждый ненадолго ушел в себя, видимо, что-то переосмысливая. Потом Девочка спросила, понизив голос:

- Зачем же тогда мы все это затевали?.. Зачем искали Регану, добывали колье?.. Зачем тогда вообще нужны эти звезды, если все здесь запрограммировано? И ничего нельзя исправить в имеющемся положении вещей...

- А вот в этом ты ошибаешься, - сказал Скупщик Звезд. – Исправлять и изменять вероятность событий не только можно, но и нужно. Главное при этом знать, в каком направлении прикладывать усилия, чтобы ненароком не навредить... Я же считаю своим долгом найти Регану хотя бы затем, чтобы отдать то, что ей принадлежало.

- Но почему осколки передают одни воспоминания и фантазии? – в свою очередь спросил Друт. - Если это была ее звезда, то почему не появляется она сама?..

- Потому что любая звезда – это тот же оракул. И она отвечает лишь на корректно поставленные вопросы... Ты хочешь увидеть Регану? А ты глаза раскрой - вот же она...

...И он не соврал. Из осколка смотрело женское лицо. Уже не голографическое, как до этого, а вполне материальное. И правы были очевидцы: эта девушка совершенно не подходила ни к какой реальности. Слишком мало было в ней того «земного» и «плотского», что для подавляющего большинства являлось критериями красоты. И все же это была красота. Совсем не такая, как у Даниэллы - быть может, между ними и прослеживалось какое-то незначительное сходство, но обознаться мог только слепой. Это была ИНАЯ КРАСОТА. Иррациональная, завораживающая, не вписывающаяся ни в какие общепринятые шаблоны, не поддающаяся какому-либо сравнению и не подвластная законам Времени. Хотя выглядела она и впрямь неважнецки. Сам собой напрашивался вопрос: и в чем только держится дух? Доведенные до степени истощения бледность и худоба сделали ее почти прозрачной. Сбившиеся от ветра волосы напоминали водоросли, а глаза, что когда-то могли взбередить самую «заболоченную» душу, теперь сами обрели болотный оттенок. Неподвижно, словно в оцепенении, она стояла на берегу и глядела в безбрежную морскую даль. И не было уже во взгляде ее ни печали, ни ожидания. В нем застыло лишь немое безучастие...

- ...И что, по-Вашему, это – жизнь?.. – сквозь зубы процедил Друт. – По-Вашему, в этом - ее предназначение как избранной?.. "Божественный Замысел"?.. А наше предназначение, в таком случае, состоит в том, чтобы мы - живые, при руках, ногах и головах - равнодушно смотрели, как гибнет человек?.. Сидели тут, застекленные в каком-то компьютерном инкубаторе, и пялились в Ваш идиотский «телевизор»?! Пялились, как рыбки из аквариума, на весь этот беспредел, вместо того, чтобы что-то предпринять - в этом тоже есть Божий Замысел?!. Да, гори он синим пламенем, ТАКОЙ ЗАМЫСЕЛ!! Вместе с Вашими звездами и Вашим булыжником!..

В сердцах он схватил колье и шваркнул его что есть мочи об землю. Кристаллики тут же разбежались и утонули в пожухлой траве.

- Неподражаемо... – «оценил» Скупщик, одной лишь интонацией выказав свое отношение к данному инциденту. – Бесподобно. Просто слов нет...

- Ну и что ты этим доказал?.. Ну форменный балбес... - вынесла вердикт Кошка.

- А что мы можем предпринять, когда они все дырки законопатили?!. – надрывно вскричала Девочка и кинулась собирать осколки.

...Ну а тех, что аморфной суспензией стекались к Главной Площади, ни в коей мере не заботило то, что творилось в других отражениях. Они не забивали себе головы порталами и прочей эзотерической галиматьей. Они пришли сюда за развлечениями. Они жаждали праздника... И волна неописуемого восторга прокатилась по Площади, когда там, наверху, замигали четыре нуля, и на Экране отобразилось все, что происходило внизу. И жители Города возликовали, увидев на «небесном мониторе» вместо звезд – самих себя...

Сразу после этого с эстрады грянул оркестр, открывая официальную часть мероприятия. Народ упоенно галдел. Мужская половина публики с улюлюканьем и непристойными выкриками размахивала флажками, как на футбольном матче. Наштукатуренные девицы вдохновенно визжали. Подростки жгли петарды, наводя над Площадью такой чад, что топор можно было вешать.

- Ну вот... Кажется, дождались... - заупокойно прогундел Друт, который чуть стушевался после своей выходки.

- Боже, какая дикая нелепица!.. – прошептала Девочка, ошеломленно глядя вверх.

- Полный "атас"... - не своим голосом произнесла Кошка.

Компьютерный Мальчик молчал. Все это время он сидел как «в отключке», прилипнув глазами к Экрану.

- Да уж... - лаконично изложил свою позицию Скупщик, взирая на проистекающее как на нечто неприятное, но неотвратимое. – Действительно скверно... И ТАКОЕ, я вам доложу, могли придумать ТОЛЬКО ЛЮДИ... В былые времена Небо отражало устройство мироздания, а Земля была лишь его проекцией. Но человек и это повернул вспять, возомнив себя пупом Вселенной...

- Не понимаю... Неужели среди этих тупоголовых павианов не найдется хоть одного здравомыслящего, который взял бы колун, да и порубал весь этот Экран в капусту?.. – задал риторический вопрос Друт.

- Боюсь, что не найдется, - пессимистично сказал Скупщик. – А даже если бы нашелся – вряд ли это что-то решило бы, пока существует Компьютерный Мозг... Вот если бы его самого как-то извести – да кто ж на такое отважится?..

- ...Я попробую... – вдруг подал голос Компьютерный Мальчик, поднимаясь с земли.

- Постой, ты что удумал?.. – спросил настороженно Скупщик Звезд.

- Да Вы не беспокойтесь, я знаю, как это сделать. Я даже знаю, где его логово!

- Но ведь такое еще никому из живущих не удавалось!..

- Да, ерунда, дело-то пустяковое. Просто вынуть одну детальку, распилить лучом - и кранты!.. И потом, я же все-таки не совсем «живущий»... Я же компьютерный...

- Мы пойдем с тобой! – поставила ультиматум Девочка Боящаяся Уснуть.

- Еще чего! С таким-то эскортом мне уж точно не пробраться в бункер незамеченным!..

- Ты тщательно все взвесил, малыш? Хватит ли у тебя сил?..

- Я ЭТО СДЕЛАЮ! – уже без колебаний ответил Мальчик. В глазах его светилась решимость. – Оставайтесь тут и следите за тем, что будет... Да, и по возможности сныкайтесь в каких-нибудь кустах! – эту фразу он обронил, уже скрываясь за сплошной стеной туловищ.

- Что мы наделали!.. – сокрушалась Девочка. - Его же нельзя отпускать одного, он же такого наворотит!.. Пойдемте скорее! Пойдемте, мы еще успеем его догнать!.. – твердила она, дергая Скупщика за рукав.

- Ну, почему обязательно «наворотит»?.. – оспорил Друт. – Может, и не наворотит. Не сосунок какой-нибудь... И оружие у него при себе, не пропадет! Вот я, например, в него верю. В конце концов, чем он хуже бессмертного?.. Ну, пускай чуть помладше - но ведь должен же он когда-нибудь возмужать... И вообще, будь я «человеком прямоходящим», я бы не помедлил хоть как-то себя проявить!..

- Ты уже себя «проявил»! - отсекла Девочка, все еще вглядываясь в толпу, занятую весельем, и высматривая там фигурку Мальчика.

- Верно толкуешь, верно... - соглашался с псом Скупщик Звезд, поглаживая его серебристую шерсть. – Должен... Еще как должен... Кстати, а где Кошка?.. – вдруг спросил он, озираясь.

Девочка и Друт тоже стали рыскать глазами по сторонам, но Кошки нигде не было видно. Она опять куда-то улизнула под шумок, пока шли прения.

- Уж не случился ли с ней очередной приступ суицида? – встревожено предположил Друт.

- Ой, смотрите!.. – Девочка вдруг показала пальцем в центр Площади, где возвышалась уродливая конструкция из стальных опор, врастающая в Экран. – Да смотрите же – там, на лесах!..

Маленькая черная тень с ловкостью пантеры галопом неслась вверх по ярусам.

- Это не суицид! – выразительно проговорила Девочка.

Распихивая локтями пританцовывающую в такт музыки и без устали жующую «биомассу», она устремилась к сооружению. Друт заскулил и сорвался вслед за ней.

- Да. Это НЕ СУИЦИД... - сказал Скупщик Звезд, обращаясь к памятнику Хорди. – ЭТО ЗВЕЗДА... - и стал набивать трубку табаком.

...Кошка же к тому времени взобралась на самую верхотуру и за какие-то доли секунд вскарабкалась на табло. Целью ее было едва различимое темное пятнышко на краю циферблата. А уже в следующее мгновение она, не цепляясь за перекладины, кувырком летела назад, где на одном из ярусов ее перехватил знакомый человек в монтерском комбинезоне. Спустившись вниз, откуда «росли» стропила, он передал подбежавшим и стоящим наготове Девочке с Друтом и Кошку, и то, что истошно пищало, вырываясь, у нее в зубах. Это был еле живой от испуга, крошечный черный котенок...

- Благодарю... - только и смогла вымолвить Кошка, обессиленно обвиснув на руках у Девочки.

- ...Что я вижу - в нашем ряду пополнение? – попыхивая трубкой, приветил их Скупщик. - Значит звезды снова мне не солгали!

- Посмотрите, какой замечательный! – похвасталась Девочка, с гордостью предъявляя царапающийся пушистый комок.

- Это – твой? – спросил Скупщик у Кошки.
- Гипотетически... Хотя, что я говорю, конечно же мой... - в судорогах просипела та. Дыхание ее стало прерывистым, пульс почти не прощупывался. Скупщик расстелил свой дождевик, и Девочка бережно уложила на него Кошку, а рядом - котенка. Кошка обняла его всеми лапами и больше не пошевелилась. А котенок сразу угомонился и тихонько заурчал, словно признав в ней мать.

- Что с ней?.. – спросила Девочка, оторопело глядя на Скупщика.

- Знать, не выдержало сердце, - ответил тот. - Такое бывает, когда жертвуешь собой без предварительной моральной подготовки. СПАСЕНИЕ ВСЕГДА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ... И, увы, эта жертва – НЕ ПОСЛЕДНЯЯ... Притащи-ка сюда вон тот ящик с газетами: надо будет похоронить ее как подобает...

- Как похоронить?.. У нее же ребенок!..

- Боюсь, что рациональная и жестокая действительность этого не учла... Как и те, кто сооружал эту хреновину, не учитывали, что на нее случайно или с перепугу заберется котенок... Не горюй о Кошке: она рассчиталась со своими задолженностями и теперь может налегке покинуть этот несовершенный мир. Мы воздвигнем ей монумент, как Хорди... Даже еще лучше... Лонги украсит его цветами...

Скупщик недозавершил свой некролог. Внимание его отвлек странный треск, врезавшийся в выступление артистов - как будто процесс звуковой настройки вышел из-под контроля. Динамики из-за чего-то вдруг пронзительно заверещали, потом закашлялись и заглохли. Сразу после этого с Экрана пропала трансляция. Теперь он только слабо мерцал и зудел, как его телевизионный сородич при обрыве сигнала.

- Что это?.. – спросила Девочка. – Так запланировано? Сейчас что-то будет?..

- Должно быть, что-то будет... - ответил Скупщик, покручивая ус. – Пора бы, и правда, найти какое-нибудь укрытие: никак, у нашего мальца все получилось...

По сцене тем временем недружной гурьбой забегал технический персонал. Лопаясь от умственных потуг и застревая в паутине проводов, они пытались что-то наладить. Но сколько бы они не шаманили, аппаратура больше не выдала ни звука. Публика недовольно свистела, все продолжая раскачиваться по инерции. Потом постепенно утихомирилась и вбуравилась глазами в циферблат, стабильно показывающий Полночь.

- Ну нет уж, дудки! – взбунтовался Друт. – Не стану я как заяц сидеть в кустах, когда другие своей шкуры не щадят!..

- А что ты можешь сделать? – спросила Девочка. – Провода им, что ли, перегрызть?..

- Провода, говоришь?.. – Друт аж подпрыгнул и, прежде чем кто-либо среагировал, стремглав ринулся к электрощитовой.

Из толпы, бдительность которой заметно возросла ввиду отсутствия слуховых и зрительных раздражителей, стали доноситься озлобленные окрики: «Чья собака?.. Кто выпустил собаку?!» Воздух стал накаляться. Тут же, как по мановению волшебной палочки, послышался вой сирен, и у въезда на Площадь выстроился кортеж машин с мигалками, из которых на ходу повыскакивали вооруженные с головы до ног «люди в сером».

- Мамочки, они же его пристрелят!.. – с ужасом охала Девочка, прикрыв руками рот и на время даже забыв о Кошке.

- Промажут, – убежденно опроверг Скупщик Звезд. – Лишь бы током не дернуло!..

Полицейские, паля из пневматического оружия и разгребая дубинками все уплотняющуюся толщу людей, проталкивались к эпицентру столпотворения. Но тут циферблат вдруг заискрил, последовала вспышка - и все погасло. Все, включая уличное освещение... Город погрузился во тьму, и по Площади пробежал невнятный ропот. Многие усомнились в том, что это было предусмотрено городской администрацией и входило в программу Праздника. Да и самих администраторов что-то было не видать. Однако народ прилежно стоял и все еще чего-то ждал...

Тишину вспорола автоматная очередь, за ней – еще одна. Кто-то издал леденящий душу возглас: «Да это же СВЕТОПРЕСТАВЛЕНИЕ!!!» Кто-то упал в обморок, а те, кто стоял рядом, опасливо отшатнулись. Началась паника: кто призывал врача, кто - прокурора… Кто-то особо смекалистый, видно, понял, что пора сматываться, и норовил втихаря протиснуться сквозь людское месиво. Оттуда исторглась порция отборной матерщины. Какие-то особи мужеского пола уже затеяли потасовку. Полиция, оставив намерение ловить собаку-правонарушителя, с тем же рвением ломанулась туда, откуда слышалась возня...

...А дальше произошло такое, чего даже Скупщик с его прозорливостью не мог предвидеть. Он наскоро сгреб Девочку в охапку и залег средь размашистых лап сирени. В ту же минуту Небо над Городом вдруг воссияло люминесцирующим свечением, яркость которого стремительно нарастала. Это было похоже на комету, что неумолимо двигалась навстречу Земле.

Никто и пикнуть не успел, как ослепляюще-белый луч полоснул по Экрану, срезав, будто хлыстом, гирлянды прожекторов и аэростатов. И те, вылетев на околоземную орбиту, начали как заведенные вращаться вокруг Земли. Зрители быстро протрезвели, и уже ни у кого не было уверенности, что это – всего лишь виртуозно разыгранное шоу. Примерно треть толпы беспорядочно заметалась. Большинство же стояло не шелохнувшись, как в трансе, и безотрывно глазело... Тогда САМА ВСЕЛЕННАЯ разразилась страшным, демоническим смехом. И кто-то незримый, точно Бог-громовержец, чудовищным грозовым разрядом ударил в зенит суррогатного небосвода. Раздался оглушительный грохот, равный по мощности взрыву атомной бомбы. Стеклянный купол сразу же покрылся сетью угрожающих трещин. И тогда до ошалевших граждан стало доходить, что сейчас все это обрушится на них...

...И вся многотысячная людская армада с воем бросилась врассыпную. Люди сталкивались и разлетались, как броуновские молекулы, затаптывая в мостовую тех, кто уже лежал, сметенный лавиной бегущих. Все искали хоть какое-нибудь убежище в надежде, что так им удастся избегнуть «небесной кары». Кому не хватило мест под навесами - выдергивали из асфальта зонтики торговцев и бежали с ними в неизвестном направлении, а самые пронырливые оккупировали канализационные люки...

- ...Спокойно... Все обойдется... Он знает, что делает... - повторял как мантру Скупщик Звезд, заслоняя собой Девочку.

________________________

...Он еще слышал, как с последующим ударом раскололся вдребезги Экран. Хотя, возможно, это уже было не здесь... А потом вдруг все стихло. Исчезли стоны, вопли и хруст крушащегося стекла. Откуда-то внезапно потянуло прохладой - словно между Землей и Небом вдруг образовался сквозной воздушный тоннель. И на Землю начали осыпаться кристаллизовавшиеся частицы Неба, легко и беззвучно кружась над поверженным Городом и крахмальным пологом обволакивая все пространство... И вряд ли у кого-нибудь мелькнула мысль, что это был первый снег.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Скупщик Звезд

Скупщик Звезд

- 14 - «Смерти нет и не будет» ...Он прошелся до памятника Хорди, сохранившего, как ни странно, свой первозданный облик. «Ну что, брат, тоскливо, поди, веками стоять тут в...

Скупщик Звезд

Романтикам и идеалистам посвящается. Ветер слова не напомнит, В зыбучих песках утонут следы, Имя в истории строк не дополнит, И в том не будет беды… - 1 - «Не все, что светится...

Скупщик Звезд

- 11 - «Бессмертие есть, покуда в нем есть смысл» - ...Ну вот и дошли... А я и не знала, что оно так близко! – сказала Девочка Боящаяся Уснуть, выбежав на песчаный берег. Ей...

Скупщик Звезд

- 5 - «Чтобы что-то найти - надо с чем-то расстаться» Противоположная граница реки была не забетонирована, и стоячая вода глубоко вдавалась в болотистый берег, поросший тростником...

Скупщик Звезд

- 7 - «Прежде чем завидовать бессмертию, подумай: осилишь ли ты его» ...Когда перед ними открылась историческая часть Города, с кирпичными башнями, увенчанными шпилями и флюгерами...

Звезда

В лесу темно и тихо. Тишина эта нарушается лишь едва уловимым шелестом листьев и негромким, но настойчивым стрекотанием певуний-цикад. Сосны-великаны, точно мачты старинной...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты