Скупщик Звезд

- 14 -

«Смерти нет и не будет»


...Он прошелся до памятника Хорди, сохранившего, как ни странно, свой первозданный облик. «Ну что, брат, тоскливо, поди, веками стоять тут в отшельничестве?..

– спросил он у изваяния, присев рядышком и раскуривая трубку.
Скупщик Звезд
– Потерпи, дружище: мнится мне, что скоро к тебе приставят еще одного мраморного болвана. А может даже и двух...» Но статуя безмолвствовала, глядя куда-то вниз. Из любопытства Скупщик посмотрел туда, куда был направлен застывший взор Хорди, и заметил, что под коркой снега что-то тускло отсвечивает. Приглядевшись, он с изумлением обнаружил там ни что иное как еще два осколка от злосчастного ожерелья.

«Как все-таки занятно все устроено, - рассуждал он, перебирая их в руке и выпуская в сгустившуюся синеву колечки табачного дыма. – Ведь, без сомнения, эти кристаллики – частички того камня, что канул при перемещении и был найден мной с подачи шальной звезды! Камень этот откололся от зеркала, явившего деве из легенды ее возлюбленного. Зеркало же, в свою очередь, было овеществленным отображением звезды, что дала ей жизнь. И каждый из этих мизерных кусочков таит в себе ВЕЧНОСТЬ! А раздробить их на еще более мельчайшие частицы, растереть их в пыль – так каждая пылинка будет самостоятельно жить и отражать!..»

Он достал остальные фрагменты и скуки ради попробовал их скомпановать, как детали пазлов. И каково же было его удивление, когда осколки легко сложились воедино, и для полноценной картины не хватало только одного... «Как же так? Ведь два из них при мне уехали в полицейском фургоне!.. Конечно, если они каким-то мистическим путем ко мне вернулись... Все равно абракадабра какая-то получается!.. - думал Скупщик. – И что же тогда было у Реганы, и куда ОНО подевалось, когда она выбросила это в омут?.. И что случилось с Габриэлем после того, как он разбил Экран?.. Ведь, даже если при этом погибла его физическая оболочка - он должен был, по меньшей мере, запечатлеться в Памяти?..» Вопросы чередовались связной вереницей, как звенья одной цепи. И каждый приходящий вопрос влек за собой последующий. Скупщик и так и сяк вертел на ладони зеркальную мозаику, но изображение не возникало. Он подносил кристаллы к уху, но те источали только белый шум - отголоски далеких галактик. Одни из них рождались, другие отмирали, и процесс этот шел так же беспрерывно, как и создание новоиспеченных реальностей.

«Но ведь, если есть обратное время, то существует и место, где все стремится к своей исходной точке?.. И почему камень Реганы заклинило на одном конкретном пункте – может быть, там и стоит поискать ответ?..»

...Не докурив, он встал, сбил с подошв комья слякоти и пошел туда, куда еще никогда не ходил. Туда, где, по его расчету, и была "исходная точка" этого своеобразного «квеста».

______________________

...Когда-то, еще в прошлой эре, это место именовалось «Красным Холмом». По какому-то неведомому стечению обстоятельств оно было равноудалено от всех других районов Города, причем со всех позиций оно обозревалось в неизменно идентичном ракурсе. Реформаторы даже выдвигали версию, что Холм вовсе и не был частью Города, а являлся отдельной, «отпочковавшейся» от него реальностью. Солнце там перманентно клонилось к закату, и почти всегда был сентябрь. Погода вот только подчас варьировалась... А еще там происходили различные казусы со Временем и Пространством. И люди нередко находили там то, что давно потеряли, а уж если что-то там теряли, то теряли безнадежно. Художники приходили туда за вдохновением, экстрасенсы – за энергетической подпиткой, а реликтовые романтики и авантюристы – из тяги к приключениям. Одни называли это «краем света», другие утверждали, что именно там и расположен «центр Вселенной» - однако, придя туда, любой мог бы смело заключить, что правы были и те и другие. Так же как и оба этих тезиса, если опираться на эйнштейновскую теорию, в сущности, были тождественны... Одним словом, место это было весьма примечательным, а история неоднократно демонстрировала, какая судьба поджидает большинство примечательных мест.

На первый взгляд можно было подумать, что здесь тоже сказались последствия Апокалипсиса. В действительности же невеселая панорама, развернувшаяся перед Скупщиком, являла собой результат длительного и целенаправленного воздействия человеческого фактора. Некогда живописный ландшафтный парк теперь представлял из себя такую колоссальную мусорную свалку, какую воистину можно было счесть за "край света". Руины старинной усадьбы были под завязку завалены рухлядью, свезенной сюда со всех концов Города на радость здешним бомжам. А вдоль тенистых аллей, как на «поле чудес» из сказки про Буратино, теперь буйно росли провода, микросхемы и прочий научно-технический хлам. Хотя, говоря по справедливости, для некоторых маниакальных любителей разных «девайсов» это урбанистическое помоище вполне могло бы сойти за центр Вселенной. Что же до Скупщика – то его на тот момент все это нисколько не занимало. К технике он с детства был безразличен, а вопрос о границах Вселенной он оставлял решать самой Вселенной. Тем более что сейчас тут не было ни одной кандидатуры, с кем можно было бы об этом подиспутировать. Сейчас здесь правили первобытный хаос и запустение.

Скупщик прибавил ходу. Ему хотелось как можно скорее миновать этот архитектурно-техногенный декаданс и ступить, наконец, туда, где был разыгран кульминационный акт известной «мелодрамы». Но на мосту его нежданно окликнули. Обернувшись, он едва не сшиб с ног человека в зеленом комбинезоне.

- Это Вы, уважаемый!.. - отозвался Скупщик, с искренностью пожимая ему руку. – Вы оказали неоценимую услугу моим товарищам, и я сердечно признателен Вам! А я как знал, что дороги наши еще пересекутся: ведь Вы встали на верный путь. Однако я никак не предполагал увидеть Вас в этом месте. Что же Вам здесь понадобилось?..

- Да так, по мелочевке, – простовато ответил рабочий. – Вряд ли Вас заинтересует подобная чепуха... Хотя, если бы не Вы!.. Дело в том, что эта блестящая штуковина – не такая уж бессмыслица, как я думал поначалу! Это она подкинула мне одну сумасбродную идейку. Правда, для ее осуществления нужны запчасти. Много запчастей! А где еще в нашем Городе найдешь такой универсальный склад запчастей, как не здесь?..

- О, это я понимаю, – одобрил Скупщик Звезд. – В Вас проклюнулась изобретательская жилка?

- Скорее, это я сам «проклюнулся». Ведь выходит, что до этого я был - как щука в анабиозе: плыл себе по течению, ел-пил, «на автомате» выполнял какую-то рутину. Короче говоря, коптил Небо впустую... А эта Ваша штукенция словно пробудила меня. И какая же умная вещь, куда там компьютерам! Я понял, сколько всякой всячины можно соорудить, напаять и наваять, имея всего лишь одну голову, две руки и пяток-другой рабочих инструментов. А материала бесхозного столько под ногами, что и жизни не хватит, чтобы пустить его в дело! Вот я и хочу теперь заняться делом. Уж не знаю, удастся ли мне претворить в жизнь мою задумку... Но если все сложится – это будет изобретение, которое перевернет всю нашу индустрию! Нам уже не придется пользоваться допотопными технологиями, которые только и делают, что калечат нашу горемычную планету. Мы будем черпать энергию прямо из космоса! И все благодаря этой «безделушке»!.. Так что теперь я по гроб жизни Ваш должник. Теперь главное – найти детали. А подточить их друг под друга, подпаять, где надо – это уж дело наживное!..

- Ну что ж, остается пожелать творческих успехов будущему нобелевскому лауреату.

- Будет Вам зубоскалить, какое там! Разве ж я - ради этого?.. – вознегодовал монтер.

- Что Вы, нет. Конечно же, не ради этого. Конечно же, ради планеты... Это так, к слову пришлось...

- Ну а Вас-то что сюда привело? Вы ж вроде не технарь, Вы ж – философ?..

- Так вот это самое и привело. Слишком уж пейзажи тут к философствованию располагают...

- А я уж было решил, что ищете чего... А то я тут нашел кое-что – подумал, может, Ваше... - человек чуть помялся, затем вытащил из нагрудного кармана цепочку с висящим на ней массивным серебряным медальоном. Явно антикварным и явно ручного изготовления.

- Нет, это не мое... - Скупщик скользнул беглым взглядом по медальону. - Я знал того, кому это принадлежало, но едва ли оно теперь ему пригодится...

- Вот оно как... – с соболезнованием вздохнул монтер. – И все ж возьмите. Мне-то оно и подавно ни к селу, ни к городу. К тому же у меня уже есть одна «блестяшка» - не солить же их, право слово...

Скупщик понимал: человек этот, возможно, что-то переборол в себе, перед тем как прийти к такому решению. И честь одержала первенство.

- Спасибо Вам, Вы стойкий человек. Ибо жизнь - сама по себе жесточайшее испытание... Скажите, а больше Вы никого здесь не встречали?..

- Кого ж теперь тут встретишь после такого кавардака? Теперь во всем Городе живых-то – раз, два и обчелся. Разве что привидения бродят...

- Вы видели привидение?..
- А таракан его пойми! Что-то видел, а вот что это было... Может, и померещилось...

- Да, в этих краях, как я слышал, частенько что-нибудь мерещится...

- Это - там, чуть подалее, - рабочий указал куда-то в сторону леса. – И еще мне показалось, будто костер на горе палили...

- Когда?!.
- Когда... Да вот, только полчаса назад дым еще был виден.

- А Вы ничего не путаете?.. Это было сегодня?..
- Голову даю на отсечение, я пока еще не совсем склеротик!

- Спасибо Вам за все! – быстро сказал Скупщик, еще раз стиснув и потрясая мозолистую руку монтера. – И поверьте мне, Вечность еще будет Вами гордиться!

- Да, а Вы не в курсе, кто был этот парень – ну, что погань эту стеклянную разнес?.. – спросил тот уже вдогонку. – Отчаянный товарищ! Можно сказать, экстремал!..

Скупщик чуть замедлил шаг, соображая на ходу. Затем ответил размыто:

- У него слишком много имен, чтобы все их перечислять. Да и ни к чему это... Могу лишь сказать, что такие сюда засылаются не часто. Только в самых критических случаях. Чтобы оказаться в нужное время в нужном месте...

________________________

...Держа курс на пологое взгорье, выступающее впереди из-за деревьев и напоминающее чем-то погребальное урочище, он шел и не переставал дивиться. Звезды не приврали: оно, как есть, выглядело пунцово-красным средь общей поблеклости. Но только сейчас он увидел воочию тот знаменитый кустарник, что по осени приобретает насыщенно-багряную окраску. И он мог себе вообразить, как все это смотрелось, когда туда падали лучи заходящего Солнца.

Выйдя из перелеска к подножию кургана, Скупщик чуть притормозил, как будто перед входом в заповедную зону. Он поворошил ногами шуршащую листву, что, казалось, о чем-то нашептывала, лежа здесь еще с того времени. Кое-где среди них даже попадались обуглившиеся лепестки роз и полуистлевшие окурки самокруток. А чуть повыше, в ложбинке – и правда, все еще курился еле заметный дымок.

Набрав в легкие побольше воздуха, Скупщик ринулся прямиком через кусты...

...У затухающего костра спиной к нему сидел человек. Сидел недвижно, так что снег равномерно осыпал его плащ и слипшиеся космы до плеч. Рядом стояла откупоренная и уже на треть початая бутыль «Абрау-Дюрсо».

- Как же тебе не совестно, Габриэль? – с оттенком порицания спросил у сидящего Скупщик Звезд, коснувшись его плеча. – А мы уж все по тебе скорбили...

- А, это Вы... - человек неохотно повернул голову. Но это был не Габриэль. Это был Компьютерный Мальчик.

За это время он здорово повзрослел, на щеках пробивалась юношеская поросль. И голос очень изменился. И одет он уже был не в тинейджерский балахон, а как подобает витязю. Да и вообще он теперь как родной брат был похож на того, за кого его приняли.

- Ты ли это, малыш?.. – едва ли не разучившись говорить, произнес Скупщик. Еще с минуту он стоял как вкопанный, затем растроганно заключил Мальчика в объятия. - Это невероятно! Но как?.. Как это получилось?..

- Да вот... Как-то получилось... - буркнул тот, смущенный столь бурным излиянием чувств. – Но Вы опять угодили в точку: здесь есть, по кому скорбеть...

- Что-что?.. Погоди-ка... Это ты о ком?..
- Пойдемте, - Мальчик встал и направился куда-то вверх по петляющей тропинке.

Площадка, на которую они вышли, походила на древнее капище. Там - словно бы не по воле матушки-природы, а по какому-то высшему усмотрению - концентрическими кругами были наставлены расцвеченные лишайником валуны, заставшие, по всей видимости, еще ледниковый период. В середине лабиринта, как языческий алтарь, покоилась мегалитическая белокаменная плита. И на ней, точно жертва каким-то осенним божествам, лежал Габриэль.

Он был настолько бледен, что почти сливался с постаментом. Волосы замело трухой от поржавевших листьев, впалые щеки покрылись инеем, а на ресницах не таяли снежинки. Он лежал бездыханно, обратив тонко очерченный профиль к Закату, которого теперь было не видать.

- ...Что с ним? Он жив?.. Почему он здесь?!.
- Не кричите. Здесь незачем так кричать... - Мальчик взметнул на Скупщика такой незнакомый и взрослый взгляд, что тот так и онемел с разинутым ртом. – Таково было его предсмертное настояние. Чтобы с приходом ночи огонь небесных светил сжег его бренную оболочку и освободил его дух...

- Как?.. Но здесь же не бывает ночи!.. - Скупщик отогнул сукно плаща, которым был накрыт Габриэль. Из-под руки, лежащей на солнечном сплетении, сбегала багровая нить. – Бог мой, да ведь он еще жив!..

- Может, и так... Значит дух еще не окончательно покинул материю... Но, даже если и так - то это ненадолго...

- Да какого рожна?!. – взбешенно вскричал Скупщик Звезд. Нервы его вконец разболтались, куда-то улетучились его неотлучные спутники – самообладание и рассудительность, и он уже не мог держать себя в руках. - Вы что тут все, очумели?!. Чего ради этот дух, столько раз благополучно возвращавшийся в материю, теперь должен окончательно ее покинуть?!. Я-то считал, что он погиб при крушении Экрана, так же как и ты - вместе с Компьютерным Мозгом! Но если тебе удалось выжить, то уж ему-то и вовсе полагается!..

- Полагается?.. – провокационным тоном переспросил Мальчик, которого уже с большой натяжкой можно было назвать таковым. И тут его будто прорвало. – А где прописано, что и кому здесь полагается?.. Он же просто загнал себя! Он выложился до последней капли ради спасения этой Вашей до потрохов прогнившей реальности, которая рано или поздно сама себя пожрет - чего же Вы еще от него хотите?.. Я не знаю, какой глобальный смысл во всем этом заложен. У меня слишком мало жизненного опыта, чтобы делать какие-то умозаключения. Однако не надо быть семи пядей во лбу, чтобы раскусить Вашу политику. Вы ведь не станете отрицать, что это – Ваших рук дело?.. Ведь это Вы все подстроили!.. Это Вы не давали ему возможность реализовать то, ради чего он сюда явился! Вы исподволь перемешивали ему карты и водили по ложному следу со своими звездами и побасенками!.. И Вы это делали нарочито и мастерски! С тем, чтобы вчерашней ночью он положил свою нетленную жизнь на заклание истории и стал еще одним прообразом для легенд, принявшим муки во имя человечества!.. И все это – лишь потому, что Вы так решили, но кто дал Вам право решать за других?..

- Все верно, малыш... - Скупщик присел на камень, подперев голову кулаком. – Все до единого слова. Я действительно вынужден многое решать за других. В частности, когда это затрагивает какие-то ключевые понятия. Но эти полномочия на меня возложила Вечность – могу ли я ей прекословить?.. У меня нет дальнейших инструкций на этот счет. Но интуиция еще никогда меня не подводила: что-то тут не сходится... И, быть может, я сейчас проявлю преступное своеволие...

Скупщик осторожно отодвинул похолодевшую ладонь Габриэля и осмотрел рану.

- Ну, так и есть!.. – вдруг психопатически рассмеялся он. – И как я сразу этого не предугадал! Вот ведь парадокс: сколько ни живу, сколько ни вправляю людям мозги - а сам так в этом деле и не поднаторел!..

- Вы потеряли рассудок?.. – спросил Мальчик, равнодушно отслеживая его поведение.

- Наоборот, в очередной раз обрел! - ответил тот, бережно доставая из ранки небольшой кусок стекла. - Его ранило осколком Экрана. И, думаю, этого бы не произошло, будь на нем вот это!.. - Скупщик вынул из-за пазухи цепочку с медальоном и надел на шею рыцаря. Медальон в аккурат пришелся туда, где была рана. - Вот, видишь?.. Хорошо бы еще обработать... – смекнул он и, не откладывая, полез за настойкой.

- Ну и что, – не впечатлившись, сказал Мальчик. – Думаете, он от этого оживет?.. Вы что, еще не поняли, что эти Ваши «стекляшки» уже погоды не сделают?.. Мы истребили Экран и Компьютерный Мозг, но на них-то и держался весь зыбкий баланс этого мира... Все кончено. Осталось только Небытие... Вот, теперь и Вы тут...

- Ошибаешься, старик. Теперь-то все только и начинается. Так же, как это было во все предыдущие разы. Просто здесь это не так явно ощущается... Если хочешь – называй это «небытием», но из этого «НЕБЫТИЯ» и рождается ВСЕ СУЩЕЕ! И звезды имеют силу до тех пор, пока в них не перестают верить... Ну-ка, гляди!..

Оба посмотрели на Габриэля. Тот вдруг передернулся, как в горячке, и сделал слабый вдох. Затем веки его разомкнулись, и он обвел затуманенным взором воскрешенную явь.

- Пора просыпаться, сынок, - сказал ему Скупщик Звезд.

- Как... опять?.. – заледеневшими устами промолвил Габриэль.

- Опять... А что делать? Раз так уж случилось - значит так надо.

- Кому «надо»?.. – молодой человек приподнялся, стал что-то искать, но тут же облегченно вздохнул, обнаружив медальон у себя на груди.

- ВСЕМ! А то тебя кое-кто уже и оплакать успел...
Габриэль продолжал смотреть на него в исступлении.
- А это зачем?.. – спросил он, заметив фляжку.
- Для дезинфекции. У тебя же там дыра меж ребер!..
- Дыра?.. Какая дыра?.. – Габриэль распахнул ворот рубахи - рана почти затянулась, а на следы крови уже не было и намека. – Вы про это?.. Хотя... Пожалуй, Вы правы, "дезинфекция" сейчас не повредит... - не долго церемонясь, он взял фляжку и сделал приличный глоток. - А теперь ответьте мне как человек человеку: зачем Вы вернули меня в эту оболочку?.. Разве я не сделал все, что мог?.. Разве Вы не получили того, чего с таким упорством от меня добивались?.. Да Вы, натурально, садист! Я что, так и буду здесь околачиваться, как неприкаянный, до скончания веков?..

- Ну, во-первых, это не я тебя "вернул", а ты сам еще не далеко ушел, - чуть остудил его Скупщик. – А во-вторых - давай-ка, голубчик, для начала ты мне отрапортуешь по всей форме: как ты умудрился совершить такой небывалый подвиг, засадить себе под ребра кусок Экрана, да еще и при этом уцелеть?..

- Мне не очень понятно, что Вы называете "подвигом"... Если тот повальный дестрой, что Вы созерцали нынешней ночью – так, прежде чем сорить высокой лексикой, подумайте, было ли во всем этом хоть что-то созидательное и стал ли кто-нибудь от этого счастлив... И, притом, разве я уцелел?.. Помилосердствуйте, достойна ли таких слов эта ничтожная горсть материи?.. А дух... Он тоже весь иссяк. Вместе с Надеждой... И, как Вы знаете, к этому были свои предпосылки... Вы спрашиваете, как умудрился?.. Да много ли мудрости надо для того, чтобы что-то разрушить! Я лишь собрал всю свою горечь на острие клинка и выхлестнул на то, что было мне более всего ненавистно... Как видите, я стал осмотрительнее: на сей раз я не затронул первооснов Вселенной, стараясь обойтись наименьшими потерями... Я надеялся исчезнуть совсем. И самому не мучиться, и Вечности не доставлять хлопот... Я говорю «надеялся», потому что в этом тоже есть своего рода надежда... НАДЕЖДА НА ПОКОЙ... И я уже был так близок к желаемому, а тут - опять Вы... - Габриэль укоризненно глянул на Скупщика и достал из голенища сигарету. – Но мой поступок - сущая безделица по сравнению с тем, что сделал другой человек. Тот, который стоит позади Вас... - (При этих словах Мальчик чуть не обмер, временно перестав дышать). - Да, я не оговорился: именно ЧЕЛОВЕК. Теперь это уже не условное лицо, не оживший продукт виртуального интеллекта. Компьютерного Мальчика не стало - как только не стало Компьютерного Мозга. Однако Вечность сочла его заслуживающим жизни, отразив на Зеркале Вселенной. Так что теперь он – настоящий... И такой же бессмертный, каким был я в самом начале. А может, и еще бессмертнее... Вот уж кого можно без преувеличения назвать "героем" и кого Вы можете считать моим преемником! Если бы не его находчивость, вряд ли бы у меня с моим «антиквариатом» что-то дельное получилось...

Мальчик густо покраснел. Затем возвел на рыцаря взгляд, исполненный беззаветной преданности, и спросил с сочувствием:

- А как же ты?..
- Я - отживший типаж. Анахронизм... И все, что от меня осталось - только имя... Но когда-нибудь и оно сотрется из Памяти, сменившись другим именем. Тем, что ты сам должен себе избрать...

- Я это помню, - угрюмо ответил Мальчик. – Я только не понимаю, зачем тебе исчезать? Ну и жил бы себе, пока живется - порталы-то ведь снова работают! Вот и ходили бы вместе по отражениям. Творили бы добро, вершили правосудие...

- Устал я от этих походов. И от всего остального тоже смертельно устал... Да и время мое вышло. Как это ни тривиально звучит, но я чувствую это... Даже у Света есть свой предел, а я – лишь результат его преломления... Когда-то я боялся Забвения. Теперь же только и жду, чтобы обо мне поскорее забыли...

- Поскорее забыли... – пасмурно запротоколировал Скупщик Звезд. – Нет, я отлично тебя понимаю! Значит, ты решил "исчезнуть совсем"?.. Ну, воля твоя, хозяин - барин. Свою голову другому не приставишь, решил – так решил... Но как же быть с ней?.. О ней ты подумал? Она-то еще не исчезла!..

- Что?.. Вы сказали «не исчезла»?..
- Ох, не люблю я повторять по десять раз – да, видать, придется... Так я повторяю: ОНА ЕЩЕ ЗДЕСЬ.

Габриэль, словно в беспамятстве, выхватил у Скупщика фляжку и винтом влил в себя все ее содержимое.

- Вы это в трезвом уме сейчас говорили?.. - спросил он, вонзаясь в Скупщика воспаленными глазами. – Вы вообще отвечаете за свои слова?!.

- Э-э, приятель, боюсь, что это ты сейчас в не очень трезвом уме! Ты, это, потише, очами-то не искри, а то, неровен час, еще в запале пожар тут устроишь... - миролюбиво пытался остудить его Скупщик, в душе уже ругая себя за опрометчивость. – Тебе нужны доказательства?.. Айн момент, сейчас все будет. Сейчас... Ты покури пока...

Он выгреб из карманов кристаллики, вновь состыковал их, а на место недостающего вложил осколок, извлеченный из раны. И - как и подразумевалось - он лег туда самым наилучшим образом, как будто был там испокон веков.

- Ну вот, сейчас ты сам удостоверишься...
...Изображение замелькало. Откуда-то послышался шум прибоя, и на фоне темнеющих небес отобразились мутно-серые, как морская бездна, изъеденные печалью глаза.

«Зачем?.. – спрашивали они. - Зачем звезды снова напомнили мне о тебе?..»

И донесся отголосок песни, что все еще лилась чуть слышно под аккомпанемент прибрежных волн:

...Только свечи в глаза, только день на носу,
А в погребальном костре всколыхнулась душа:
Она просила тепла и получила сполна,
Остальное придет... Остальное придет...


- ...Что это? Память?.. – содрогнулся молодой человек, мучительно отводя взгляд.

- Да нет. Пока еще не Память. Она ведь, бедняжка, и в самом деле все еще ждет. Хоть и боится себе в этом признаться...

- За что?.. - прислонившись спиной к мегалиту, Габриэль медленно осел на траву и на минуту закрыл руками лицо. Затем лихорадочно потер виски и откинул назад спутанные пряди. - Может, Вы мне объясните, ЗА ЧТО??. За какие такие прегрешения?! Ужели мало на нашу долю?.. Ведь, умирая в сотый раз, я молил Вечность лишь об одном - избавить ее от страданий!..

- Но партия еще не доиграна. И она не может так просто выйти из игры. Так же, как и ты...

- Так для Вас судьбы людей – это игра?.. И Вы, точно небезызвестный библейский махинатор, считаете себя вправе маневрировать чужими жизнями, беспардонно вмешиваясь и переставляя фишки?.. Так, может, Вы и тот «махинатор» – одно и то же лицо?..

- Поздно же тебя осенило! – с мрачноватой усмешкой вставил Мальчик, все это время расхаживая по лабиринту и ковыряя мерзлую глину шпорами сапог.

- Послушайте, друзья мои, - сказал вдруг Скупщик обоим с таким многообещающим видом, что те сразу поняли: сейчас последует какое-то откровение. – Вы можете одним махом стереть меня с лица Земли. Только этим вы не сотрете неписанные законы мироздания. Не торопитесь присваивать мне столь громкое прозвище, я - не тот, о ком вы подумали... А вообще-то... - он вдруг плюхнулся на ворох сухих листьев и сочно расхохотался. - Олухи вы оба, вот, что я вам скажу! Окопались тут и отсиживаетесь в неведении! Помираете, глушите алкогольные напитки из горла и разглагольствуете о каком-то «небытии» - в то время как вокруг вас градом сыплются звезды и зарождаются новые миры!.. Я ничуть не умаляю вашего героизма: вы двое сумели в одночасье вырубить под корень то, что по кирпичикам выстраивалось тысячелетиями. Но как же вы не можете понять, что КОНЦА ЗДЕСЬ НЕ БУДЕТ!.. Ничто не исчезает бесследно, так же как и ничто не появляется само по себе. И любой конец - это новое начало!

- Так что же мне делать?.. – растерянно спросил Габриэль по окончании его монолога. - Я готов пересечь всю Вселенную вдоль и поперек. Я готов вызвать на поединок и обратить в пепел любого, кто станет мне препятствовать, если бы это хоть как-то помогло... Но если все уже заранее предопределено, если все наше существование – мое и ее – зиждется на том, чтобы никогда не встречаться, то КУДА ЖЕ МНЕ ИДТИ??.

- Ты еще спрашиваешь?.. Разумеется, туда, где ты назначил ей встречу!

- Но я уже столько раз там бывал, и всякий раз - безрезультатно...

- А ты попробуй еще разок. И приглядись повнимательнее... Она ведь тоже устала. И тоже хочет Покоя и Забвения. Но, так же как и ты, не обретет этого, пока не закончена повесть... И вовсе не из-за моей вредности. А потому, что у вас одна звезда на двоих. И ОДНО НА ДВОИХ ЗАБВЕНИЕ...

- Да благословят Вас звезды... - чистосердечно произнес юноша, поднимаясь с земли.

- На меня это уже снизошло, чего и тебе желаю! – не то в шутку, не то всерьез ответил Скупщик Звезд, по-отечески приобняв его. - Иди напрямик через портал, только... - он косо посмотрел на меч. – По-моему, с этим туда не стоит. Вещь-то, конечно, сама по себе полезная, но...

- Вы правы, как всегда... Тем более, что мне есть, кому его передать...

Он подошел к Мальчику и сказал, обращаясь лично к нему:

- Сейчас это не больше, чем бесцельный кусок металла, годящийся лишь для таких же бессмысленных турниров. Но со временем ты зарядишь его стихиями космоса и закалишь пламенем своей души. Я отдаю себе отчет в том, какую нелегкую ношу на тебя возлагаю. Но если не ты - то кто?.. Сама Вечность избрала тебя. И если когда-нибудь тебя тоже настигнет чаша сия - помни, что и там, за Смертью, у тебя есть брат... Береги себя и чаще смотри на Небо!..

С этими словами Габриэль отцепил меч от пояса и преподнес Мальчику. А тот, как это заведено у рыцарей, преклонил колено, принимая этот двусмысленный дар. И сдержанно проговорил полушепотом:

- Я буду стараться...
Они обнялись как заправские братья. После чего Мальчик, шмыгнув носом, отвернулся к валуну, чтобы никто, кроме этого гранитного гиганта, не видел его слез.

- ...Да, и вот еще что, - вдруг вспомнил Скупщик. – Мне следует кое о чем тебя предупредить... Извини, что сообщаю тебе об этом только сейчас, но ты должен знать, чего может стоить одно лишь прикосновение...

- Я знаю... - Габриэль улыбнулся, непреклонно глядя ему в глаза. Наверное, в первый раз за всю свою жизнь он улыбался без тени печали и горького сарказма. Во взгляде его, как в самом начале пути, сияла непогрешимая уверенность.

...И еще, что любопытно: до этого всю дорогу Небо было наглухо задернуто снеговыми облаками, да и вообще уже стоял глубокий вечер. А тут и снегопад как-то резко прекратился, и над сумрачным всхолмьем игриво забрезжили солнечные лучи, усеяв все вокруг янтарно-оранжевыми бликами.

- ...Знаю... МЕЧТА ПЕРЕСТАЕТ БЫТЬ МЕЧТОЙ, КОГДА К НЕЙ МОЖНО ПРИКОСНУТЬСЯ... И все же это лучше, чем вечное существование без Надежды!.. - он набросил плащ на плечи и окрепшей походкой устремился вверх по склону.

Снизу было отчетливо видно, как худощавый длинноволосый силуэт остановился на вершине Холма, воздел руки к небесам, махнув на прощание, и растаял в отблеске вечноускользающего осеннего Солнца...

- ...Он уже никогда не придет... Это ведь так?.. – ледяным голосом, не оборачиваясь, спросил Мальчик. – Если я правильно понял Ваши слова, их участь предрешена?..

Скупщик Звезд молчал, будто не слыша вопроса и медитируя на нерукотворную гармонию цветовых сочетаний, окрасивших горизонт.

- Да очнитесь же Вы!.. – не выдержал Мальчик, скинув маску хладнокровия и тряся Скупщика за плечо. – Что Вы точно кол проглотили?! Вы боитесь дать мне ответ?.. Но я уже не тот прыщавый компьютерный юнец, которого вы все повадились во мне видеть! Я – воин! Кроме того, я - его брат, и я требую, чтобы Вы сказали мне правду!..

- Да уж, с этим теперь не поспоришь, - возвратившись из своих мыслей, сказал Скупщик. – Ты заметно вырос не только в моих глазах, но и в глазах Вечности... Я только никак не уразумею: какую правду вы все хотите от меня услышать?.. Почему-то мне регулярно приписывают какие-то беспредельные сверхъестественные способности, куда большие, чем я имею. Да, за мой «земной вояж» мне открылось многое... но отнюдь не все!.. Даже звезды не могут ответить на все вопросы, а я – что? Я ведь даже не толкователь звезд, а всего лишь проводник... Я и сам только сегодня для себя уяснил, что и бессмертие не может продолжаться бесконечно: его срок истекает, когда оканчивается миссия...

- И где же тогда ее искать, эту ПРАВДУ?..
- Ты хочешь правды - но что ты понимаешь под этим словом?.. Нет правды абсолютной и безотносительной. С тех самых пор, как Истинная Реальность начала отражаться. Сколько отражений – столько и правд. Так же и у людей: у каждого – своя правда. И то, что ты называешь"смертью" – другой, быть может, назовет "спасением"... Да, помнится, ты хотел увидеть Море?.. – неожиданно переменил тему Скупщик. – А пойдем наверх, оттуда оно неплохо просматривается. Конечно, эффект совсем не тот, что вблизи, но хоть представление составишь...

Мальчик недоверчиво посмотрел на него, но ничего не сказал, а только апатично поплелся следом.

_______________________

...Когда они взобрались на вершину - уже почти смеркалось, и на расчистившемся небосклоне выступили первые зарницы, похожие на капельки росы.

- А вон и оно... МОРЕ... - Скупщик показал на искрящуюся фиолетовую кромку вдали, на которой контрастно прорисовывалась Лунная Дорожка.

- Так вот оно какое... Понятно. Теперь буду знать... – без особого энтузиазма произнес Мальчик. – Только я почему-то думал, что оно намного больше...

- Так оно и есть больше. Несоизмеримо больше! Это отсюда оно кажется таким незначительным, а в действительности ему нет конца и края...

- Но как же Габриэль одолеет портал? Там ведь столько всяких превратностей, а он - едва живой! Еще и без меча, вдобавок...

- Ничего, одолеет. Чай, не впервой... А живой или неживой – это теперь и не важно... Ведь Она, уж коль на то пошло, тоже уже не вполне живая...

- А ЧТО же тогда ВАЖНО?..
- Слушай, а может хватит уже думать чужой головой?.. – рассердился Скупщик Звезд. – Не младенец уже, сам решай!.. Вот: гляди и делай выводы...

Он развернул ладонь – и на их глазах осколки срослись в монолитный и почти образцовый по своей форме кристалл.

«Выход» № 3

Еще один вероятный исход

...Она смотрела, как по водной мути разбегаются волны, затворяя портал. На сердце не было ни тревоги, ни сожаления, только будничное ощущение выполненного долга. Примерно то же она испытывала каждый раз, когда к ней забредали люди с той стороны залива. Всем им было от нее чего-то надо: одним – песен, другим - исцеления. Еще чаще заходили страждущие узнать свое будущее… Здесь ее тоже считали «ненормальной», но, при всем при том, чтили как «святую». И каждый раз она безотказно апеллировала к звездам, чтобы испросить совета на животрепещущие для людей темы. И всем она готова была помочь: без какой-либо выгоды и не самоутверждения ради, а просто делая то, что ей предначертано... Всем, за исключением себя самой. Так как звезды не сулили ей ни Смерть, ни успокоение...

Но прав был Скупщик Звезд: минувший день выдался странным на диво, и все шло как-то "не по сценарию". Сегодня на той стороне наблюдалось необычное оживление. С самого утра туда валом валили беженцы из соседнего измерения, и все только и говорили, что о каком-то «Конце Света». А еще сегодня в ее гавань наведывались не совсем ординарные личности с не совсем рядовыми целями.

Сначала явился моложавый и до сусальности миловидный миссионер. Он возбужденно и с пафосом втолковывал ей о начале Новой Эры, где будут править не деньги и компьютеры, а Разум и Любовь. Еще он весьма лестно отзывался о ее стихах, но при этом настоятельно призывал ее очнуться, уверовать в величие Замысла Творца и воспеть ему гимны, пополнив ряды неофитов. В качестве ответного жеста она презентовала ему папку своих акварелей и книжицу Ричарда Баха, предсказав ему светлое будущее...

Потом табунами проходили какие-то то ли сектанты, то ли паломники: собирали янтарь, пели мантры, кадили благовония. Потом развеялись... А вместо них визуализировался образ Даниэллы, которая ничего не говорила, а только одними глазами просила за что-то ее простить. И тогда Регана подумала, что нет ничего несуразнее, чем роптать на свое собственное разгулявшееся эго. И, пожелав ему удачи, отпустила с миром...

А затем появился и Скупщик Звезд со своей новой ученицей. Регана уже не помнила, где и при каких обстоятельствах она с ним познакомилась. Но отчего-то у нее была твердая убежденность, что это - ни кто иной как Скупщик Звезд. Более того, она чувствовала явную причастность этого человека к ее судьбе, однако понимала, что и в этом есть какая-то непреложная закономерность. Поэтому заведомо простила ему все. Все, кроме одного...

Зачем этот бродячий мессия вновь разбередил то, что уже почти позабылось?.. Ведь она могла бы жить и отрабатывать столько, сколько ей отпущено, пока во всем этом переплетении времен и пространств не теряла его из виду. Пока верила в него... До этого ей казалось, что они беспрестанно движутся навстречу сквозь толщи отражений, не замечая того, что становятся бессмертными. И это фактически было так, поскольку ей было, чего ждать... Теперь же она знала то, что безбожно утаивали звезды: ей никогда с ним не свидеться по той простой причине, что его НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Этот миф был придуман для нее, но, как и все мифы, должен был когда-то развенчаться...

Но могла ли она винить Скупщика в своих несчастьях? Это было равно как винить сами звезды: они ведь ни к чему не принуждают, они только указывают... В конце концов, у нее всегда был выбор. И все могло бы быть по-другому, если бы она не гналась за мечтой запредельной, а вытряхнула из головы весь этот романтический вздор и жила как все... Поэтому, прощаясь со Скупщиком, Регана простила и его. А заодно решила вернуть Вечности то, что когда-то было для нее дороже всего на свете. То, что некогда связывало ее с тем мифическим персонажем - теперь же только повергало в уныние, оставляя в душе тягостный осадок. «ОТПУСКАЮ!..» - таково было ее немногословное напутствие, когда волны сомкнулись над зеркальным осколком.

Сама же она продолжала стоять, предчувствуя, что это были не последние гости. Так оно и вышло. Лишь только она об этом подумала – как перед ней возник довольно крупный волчьего окраса пес, затмив своей тенью всю Лунную Дорожку. «А, так вот, по чью душу они интересовались!.. - озвучила Регана свою догадку. – Ты немножко опоздал, дружок. Они только что ушли... Но ты еще успеешь за ними, ныряй в омут!..» Однако пес почему-то мешкал и все смотрел на нее как-то уж очень по-человечьи. «Ну?.. Чего же ты медлишь? Не умеешь плавать под водой?.. А это и не надо. Ныряй, не бойся: оно само доставит, куда нужно...» Тогда тот боязливо подкрался к ее ногам и вдруг ни с того ни с сего принялся честить себя самыми поносными словами, раскаиваясь во всех земных грехах и попутно вымаливая амнистии. Регана опешенно смотрела на собаку. Но расслышав имя «Кристофер Дакк», она припомнила: да, в какой-то из жизней так звали ее друга и единомышленника. Она также помнила, что должна была с ним встретиться в День своего рождения, но в последний момент что-то не сладилось... Ну так что же?.. Разве была в этом его вина?.. Разве обязан он был расхлебывать из-за ее «хобби» - плутать во Времени?.. «Ты ни в чем передо мной не провинился, Кристофер Дакк, - сказала Регана. – Ступай в свою реальность и помирись с самим собой...» Тот же все не унимался, скулил, открещиваясь от своего «темного прошлого», и слезно упрашивал позволить ему пойти за ней в огонь и в воду. «Славный ты... Ты мог бы стать настоящим другом, да только мне это теперь ни к чему... - отвечала она, честно глядя в собачьи глаза. – Огонь давно зачах - так что ступай себе в воду... И, если можешь, поддержи Даниэллу: она ведь сейчас совсем одна. А знал бы ты, каково это... Ступай туда, где ты нужнее, и БУДЬ ЧЕЛОВЕКОМ!..» И тогда пес с лету, не оглядываясь, бултыхнулся в водоворот.

Регана проводила его взглядом, еще чуток постояла, запахнувшись в свой плащ-накидку и наблюдая, как расходятся круги на воде. Затем неспешно воротилась на берег. Солнце уже сокрылось, на Небе проявился лик Луны, и ждать больше было нечего, кроме желанного Забвения...

«...Сколько же еще?.. - спрашивала она себя, перебирая босыми ногами золотистый песок. - СКОЛЬКО ЕЩЕ БУДЕТ ДЛИТЬСЯ ЭТА ПРОКЛЯТАЯ ВЕЧНОСТЬ??. - спрашивала она у Вселенной, уперев глаза в точку, где когда-то была звезда, ее породившая. – За что на меня пал этот тяжкий жребий?.. Об одном лишь прошу – пощадите! ДАЙТЕ МНЕ ЗАБВЕНИЕ!..»

«...ЗАБВЕНИЕ...»
- вторила эхом звенящая и незыблемая в своем величественном безмолвии Идеальная Пустота.

И только волны степенно перекатывались ей в ответ. Только ветер, поскрипывая, раскачивал верхушки вековых корабельных сосен...

Но внезапно это дремлющее безвременье снова нарушили чьи-то шаги. Непонятно отчего ее пробрал озноб. «Как? Неужели еще не все?..» - пронеслось у нее в мыслях, гулко отозвавшись ударом сердца. Она обернулась. В лунном мерцании смутно обозначилась тень идущего вдоль песчаной косы человека.

Какое-то время она напряженно вглядывалась в сумрак, следя за его приближением. Потом непроизвольно, будто под гипнотическим воздействием, пошла по направлению к нему. И когда до него оставалось не более десяти метров...

«...Но что это? Предсмертный сон?.. Или это звезды опять надо мной потешаются?..»

«Называй как хочешь: ты этим ничего уже не изменишь...»
- отвечали его глаза. Синие и бескрайние, как вечернее Небо...

...Идти дальше было невыносимо. Ноги вязли в зыбучем песке, а все, что было в поле зрения, утратило контуры и куда-то поплыло. Потеряв равновесие, она оступилась и упала...

«...Что с тобой?..» - «Но ведь ЭТОГО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО СЛУЧИТЬСЯ!!.»

...Она плакала, пересыпая руками песок. Плакала беззвучно и безудержно, заглатывая воздух и даже не пытаясь противостоять нахлынувшей истерике. Словно вся ее боль, с годами притупившаяся и ставшая частью ее самой, весь ее рухнувший и погребенный под руинами иллюзорный мир – все это враз обратилось слезами и неистовым ливнем вырвалось наружу.

- Что с тобой?.. – спросил, подбежав к ней, Габриэль. Он чуть было машинально не подхватил ее на руки, но сразу остановил себя, вспомнив предостережение Скупщика.

- Я... я не знаю... - с трудом проговорила она. Слова застревали комом в горле. – Можно ли верить, что все это на самом деле?.. Разве такое бывает?..

- А какая теперь разница, - с пугающим спокойствием сказал он, опускаясь рядом. – На самом или не на самом... бывает или не бывает - имеет ли это сейчас значение?.. Пусть это сон, пусть похмельный бред, отягощенный галлюцинациями, пусть даже самое что ни на есть ЗАБВЕНИЕ - главное, что ЭТО ЕСТЬ...

Регана подняла на него запавшие, до дна выплаканные глаза, и тут же смутилась от встречного взгляда, выворачивающего душу наизнанку.

- Пожалуйста, не смотри так... - она заслонила лицо ладонями. – Я сейчас ужасно некрасивая...

- Неправда. Ты такая же, как была всегда. С той секунды, когда я впервые увидел тебя...

- Но... почему ты так странно смотришь?..

- Я хочу запомнить тебя...
- И говоришь ты очень странно... Знаешь, мне никогда не было так тревожно, как сейчас...

- Отчего?..
- Мне не перестает казаться, что ты вот-вот исчезнешь... Как в тот раз - помнишь? Ведь такое уже было...

- Да. Такое уже было... Я был в плену у своих амбиций, за что и поплатился... - Габриэль задумчиво помолчал, видимо, чтобы восстановить что-то в памяти. – Прости... Я поневоле подставлял под удар и тебя, прежде чем научился не наступать на одни и те же грабли. И поверь, мне слишком дорого обошлась эта наука, чтобы я вновь поддался минутным искушениям... Я только теперь начал понимать, что все мое предшествующее нетленное существование, все утопические помышления изменить порядок во Вселенной, все мои взлеты и падения – все это было лишь прологом к жизни. А настоящее рождение произошло тогда - у Столба Времени... И может, это смешно и глупо, но я счел бы за великое блаженство простоять так еще не одну бесконечность. Только бы при этом видеть тебя...

- Не надо, прошу... Это ведь все равно скоро закончится... - не осмелившись в этот раз заглянуть ему в лицо, Регана встала и подошла к Морю.

...Но Море было безучастно к их людским невзгодам, оно жило своей жизнью. Оно все так же безмятежно накатывало и бесшумно отступало, размывая следы и унося с собой в пучину все то, что когда-то было жизненно определяющим - теперь же, превратившись в слова, молниеносно утекало в песок...

- ...Зачем, – догнал ее Габриэль. – Зачем ты сейчас об этом? Ты уже мне не веришь?.. А я-то, недоумок, все ждал момента, когда смогу, наконец, сказать тебе всю правду...

- Не обижайся, я верю тебе... Но, помимо твоей правды, есть еще и другая... Та, что гораздо ближе к очевидности... Ведь, как говорил один наш общий знакомый, все это не нами затеяно, и мы во всей этой перипетии едва ли не самые крайние фигуры. И все, что происходит с нами – происходит НЕ ДЛЯ НАС... А для того, чтобы когда-нибудь, облачившись в форму сентиментально-бульварного романа, лечь на страницы книжных изданий. И чтобы будущие поколения имели возможность постигать избитые истины на свежих поучительных примерах...

- Что ты такое говоришь?!.
- Я говорю о безысходности... Ведь наш случай – это наглядный пример мечты, у которой НЕТ ВЫХОДА. Мечта живет, пока она неуловима... Вот так и мы были бессмертны, пока нас разлучали Пространство и Время. А повстречавшись, мы лишаемся бессмертия...

Она умолкла, не находя, что добавить. Габриэль еще некоторое время выдерживал паузу, мысленно блуждая взад-вперед по Лунной Дорожке, а потом спросил как-то отстраненно:

- Скажи, ты все еще боишься Смерти?..
- Что мне ее бояться, - Регана попыталась улыбнуться, но вышло как-то неубедительно. - Оболочка моя совсем поизносилась... Да и к тому же, я ведь уже умирала однажды, так и не дождавшись тебя. Потом заново реинкарнировала... хоть и не была от того в непомерном восторге...

- Нет-нет... Это была только кажущаяся Смерть, - с поспешностью возразил Габриэль. - Со мной такое случалось многократно. Пока не пришло осознание: реальная Смерть приходит лишь тогда, когда уходит Надежда.

- Так она и ушла... Выгорела дотла... Я и Небытия теперь не боюсь. А в последнее время только о нем и мечтала... И единственное, что меня гложет – это то, что мы уйдем туда порознь... - не сдержавшись Регана опять разрыдалась, уткнувшись лицом в капюшон.

К своему утешению, она не видела того испепеляющего взгляда, которым выстрелил в нее Габриэль. Точно в угаре, он рванулся к воде, ополоснул голову, после чего приблизился и порывисто произнес:

- Я понимаю. Из-за всех моих деяний у тебя сложилось впечатление, что я - конченый идиот... Ладно... Пусть так... Я и сам готов это подтвердить... Но должен признаться, что я впридачу еще и махровый эгоист! И я не намерен добровольно отказываться от того, ради чего жертвую своим бессмертием!.. Пусть нам не светит изведать простого человеческого счастья. Но знай: я не оставлю тебя, даже если вся Вселенная перевернется вверх тормашками и полетит к чертям в преисподнюю!.. И если уж суждено нам туда отправиться – то теперь ТОЛЬКО ВМЕСТЕ...

Регана вздрогнула и даже перестала всхлипывать.
«...И ты знаешь, как это сделать?..»
«Ты тоже это знаешь...»
«Веришь ли ты в то, что задумал?..»
«А ты взгляни - и сама все поймешь...»


...И подавив в себе смятение, она все же заставила себя посмотреть в его глаза. Долго вынести это было невозможно. Они пылали ультрамариновым огнем, прожигая изнутри и одновременно преисполняя какой-то неукротимой, всевоспламеняющей энергией. Они излучали такой недосягаемый, такой притягивающий свет, что хотелось в них раствориться... Но еще страшнее было то, что в них читалась Истина. Будто сами звезды, сама Вечность отвечали ей его глазами... И тогда ей стало ясно как день, что это - не просто слова. И какую бы еще изощренную пытку не уготовило им провидение, ТАК ОНО И БУДЕТ...

Она чувствовала, как земля уходит из-под ног...

- ...Впрочем, выбор за тобой, - сказал Габриэль, прервав поток губительного излучения. Поднявшийся ветер с моря чуть охладил его разум. Взор снова был обращен куда-то вдаль. - Я не смею настаивать. Я еще не настолько «осатанел», чтобы претендовать на чужую душу. Не я тебя создал, и есть ли у меня право распоряжаться тем, что заложено не мной?.. Идти супротив Замысла мне не привыкать, и я знаю, на что иду. Но ты... Тебе, как отдельной космической единице, несущей в себе столько творческих идей, сознательно отречься от своей сущности... Наверное, это немыслимое безрассудство...

- Мои творческие идеи давно исчерпали себя, – сказала Регана, потупив взгляд. - Да и стоят ли они того, чтобы предпочесть остаться отдельной, но одинокой?.. А сущность... Разве могла бы моя сущность существовать без твоей?..

- Это у нас взаимно. Мы – создания одной звезды, и наш извечный удел ощущать эту «душевную недостаточность»... Избранным всегда не везло. Им постоянно выпадает то, что обычным людям не по плечу... И все-таки... как-то нелепо получается: столько времени искать недостижимого, чтобы найдя - сжечь собственноручно...

- Нелепо?.. – вспыхнула Регана. - Нелепо то, что ты уже принял решение, а теперь вдруг усомнился! Ты ведь, кажется, собирался не повторять былых промашек? Чего же тебе еще нужно?.. Разве то, что мы встретились – это не прямое наведение звезд?.. Разве это само по себе не есть ПРАВО?..

Габриэль в замешательстве смотрел то на нее, то на горизонт, будто ища ответа у звезд.

- ...И потом, - продолжала Регана. - Насколько я могу судить, от тебя ведь даже не потребуется никаких усилий. Просто «отпусти ситуацию» и разреши этому быть...

И в тот миг обоим показалось, что на Небе высветилась радуга.

- ...Что ж, - почти неслышно сказал Габриэль. Скорее даже не ей, а самому себе. – Раз уж ты сама об этом просишь... Раз ты тоже так решила, то и никакие законы мне теперь не указ. И никакое Забвение не страшит... Пусть будет так... - он снял с шеи медальон и не глядя зашвырнул его в подоспевшую волну. – Только прежде... позволь мне еще немного посмотреть на тебя...

Регана ответила ему одним лишь взглядом - просветленным как никогда. Она обвела рукой, не дотрагиваясь, очертание его лица и на мгновение прикрыла глаза. Точно хотела еще раз запечатлеть напоследок его материальное воплощение. После чего тихо повторила: «ПУСТЬ БУДЕТ ТАК...»

...Так они и стояли, вбирая друг друга глазами и все безвозвратнее отдаляясь от реальности. Не соприкасаясь, словно испытывая себя на стойкость, и из последних сил сопротивляясь смертоносному притяжению. Ведь оба понимали, какова цена прикосновения. И никто не знал, сколько это длилось: может, всего несколько секунд, а может – еще одну Вечность...

_______________________

- ...Что это? – спросил Мальчик, завороженно глядя туда, где облачное марево, расплываясь и смешивая краски, втекало в стекленеющую гладь воды.

Оторвавшись от изображения, Скупщик успел заметить, как два белых плазменных луча взмыли над Морем и слились в единый световой вихрь, озарив небосвод, будто шквал солнечного ветра.

- Разве у нас бывает полярное сияние?..
- Это не полярное сияние. Это - ЛЮБОВЬ... Поразительно! Мы сейчас присутствуем при рождении новой звезды!.. Да, такое не каждый день увидишь...

- И к чему бы это?.. – Мальчик подозрительно посмотрел на Скупщика исподлобья.

- К счастью, малыш. Только к счастью!.. Вот тебе и подтверждение того, о чем я говорил: НИЧТО НЕ КОНЕЧНО. Ничто просто так не умирает - лишь перерождается...

- Так это... Я понял. Можете не утруждать себя пояснениями... - Мальчик понурил голову. – И в этом, по-Вашему, есть справедливость?..

- А по-твоему, это не так? Ведь им теперь нипочем ни Смерть, ни Небытие. Они теперь ВМЕСТЕ НАВЕКИ... Они вернулись к своему началу. Когда-то их сотворили звезды, теперь же они сами - творцы своей Вселенной. И разве это не справедливо: тем, кто столько времени маялся из-за своей разлученности, вновь стать ЕДИНЫМ?.. ПРЕКРАСНЫМ И НЕТЛЕННЫМ!..

- Возможно, когда-нибудь все это и станет для меня постижимым, – уклончиво ответил Мальчик. – Но пока что из всей этой трансцендентальной "пурги" я четко вывел для себя один постулат: Любовь – вот первейшее Зло! Вот, что является источником всех бед и неотвратимо ведет человека к гибели!..

- Ну, если уж тебя стали посещать мысли о Любви, это уже прогресс! Только если в одном утверждении ты безоговорочно прав, то в другом - полностью заблуждаешься. Любовь не может быть прародителем Зла по определению. Так же как и Свет по природе своей не может порождать порок. Другое дело, что люди, в своем большинстве ему подверженные, исхитряются и звезды использовать в порочных целях... Да, тема Любви неразрывно связана с темой Смерти. Они словно бы дополняют друг дружку. Как и Свет не может существовать без Тьмы, которая его уравновешивает. Ты же помнишь, в чем был роковой просчет Габриэля?..

- Это Вы про Закон Равновесия?.. Вот до сих пор в толк не возьму, где в нем рациональное зерно и зачем вообще его выдумали? Только усложнили все, вызвав массу противоречий...

- А ты и впрямь обнаруживаешь с ним братское сходство! – сказал с улыбкой Скупщик, потрепав Мальчика по макушке. – И главная ваша общая черта – это непрошибаемый, воинствующий идеализм!.. Но тебе, как и ему, когда-нибудь предстоит понять, что эти противоречия есть пульс Вселенной. Она живет только в состоянии вечной борьбы, так как эта борьба движет ею. Ничто в ней не может оставаться статичным, каким оно было первоначально, потому что развитие есть основа Бытия. И всякое Бытие – это непрекращающееся движение, а всякая остановка – это шаг в Небытие... Вот так же и Любовь всегда ходит рука об руку со Смертью, неустанно борясь с ней и побеждая. Иначе она попросту обесценивается! И это только еще раз доказывает целесообразность Всемирного Закона Равновесия... Ты, вероятно, спросишь, почему?.. Да потому что ЛЮБОВЬ, по сути, И ЕСТЬ БЕССМЕРТИЕ!.. Кому как не мне знать, насколько она сильнее всех законов! Лишь ОНА делает человека неуязвимым и всемогущим. И НИЧТО ТАК НЕ ПРИБЛИЖАЕТ ЧЕЛОВЕКА К ТВОРЦУ, КАК ЛЮБОВЬ!..

- А знаете что, - вдруг сказал Мальчик. - Я, кажется, догадываюсь... Вам доступны все премудрости мироздания, потому что Вы – его создатель?.. Скажите начистоту, Вы... ВЫ и есть ТВОРЕЦ?..

- О-о!.. За кого только меня не принимали в этой жизни, но таким почетным званием еще никто не награждал!..

- Но как же тогда Вы так отменно сечете во всех этих принципах и законах?..

- Так ведь по долгу службы, родной! Только не я их создатель. Я - лишь исполнитель Божественного промысла. И моя обязанность - блюсти, чтобы другие неукоснительно его исполняли...

- Почему же тогда Вы допустили, чтобы, вопреки этому промыслу, их встреча состоялась?..

- Потому что я - тоже человек, и у меня тоже есть душа... Пойдем, за это стоит выпить, - сказал Скупщик Звезд после того, как новорожденная звезда плавно вознеслась над Землей, оставляя за собой сверкающий шлейф, и заняла свое место на небесной плащанице.

_______________________

- ...Ну - да будет им СВЕТ И ЛЮБОВЬ! – Скупщик встряхнул бутылку с уже основательно выдохшимся вином.

- Я слышал, что шампанское не пьют за упокой... - все еще находясь в каком-то ступоре, сказал Мальчик.

- Ты уже взрослый, и я предложил бы тебе своей настойки, если бы одному «фольклорному персонажу» не вздумалось «принять на посошок»... Но сейчас не время пить за упокой! Оптимистичнее, мой друг, оптимистичнее, ведь сегодня как-никак ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ!..

Мальчик смерил его продолжительным взглядом, затем нехотя отхлебнул из бутылки и подбросил в костер хвороста.

- Да, все забываю спросить: звать-то тебя теперь как?.. – вдруг спохватился Скупщик. – А то обращаться к тебе по-старому уже язык не поворачивается - какой же ты теперь «мальчик»?..

Тот серьезно задумался.
- Честно говоря, мое «воскрешение» совершалось в такой сумятице, что имя придумать как-то не удосужились...

- Так может, как брату и последователю, тебе унаследовать его имя?..

- Нет, так я тоже не могу, - сконфуженно ответил Мальчик. – Это не этично: я ведь все-таки – не он... Давайте лучше меня будут звать Гавриил. Это ведь почти то же самое?.. И привыкнуть будет проще...

- А что, недурно, – прикинув, сказал Скупщик Звезд. – Только тогда тебе придется сдать свой меч в металлолом.

- Это еще почему?..
- Так ведь это Михаила всегда рисуют с мечом, а Гавриилу меч как-то ни к месту. Он же – благовестник!

- Ничего, не помешает... А то, что грядет другая эра - это Вам не благая весть?.. – нашелся и отпарировал тот, после чего оба засмеялись.

- Ну, так с Новой Эрой тебя, Гавриил!.. И, кстати, возьми на всякий пожарный, - сказал Скупщик, отдавая ему кристалл. – Тебе это теперь нужнее...

- Но это ведь не мое! Зачем же мне чужая звезда?..

- Пригодится. Будет освещать тебе дорогу, пока не взошла ТВОЯ...

Эпилог

Жизни нет конца и нет начала,
Пойдем со мной, пойдем со мной!..
Все мы – лодки в море без причала,
Пойдем со мной, пойдем со мной!..
Здесь нам не сыскать отдохновенья,
Спать не дано никому, спать не дано никому.
Путь открыт, как звезд благословенье –
Только тебе одному, только тебе одному…


...Заслушавшись этим обрывком текста, всплывшим из запыленных запасников его воспоминаний, Скупщик Звезд вышел к заводи.

Все здесь полуспало в розовато-серой предрассветной мгле, терпеливо ожидая восхода, что никак не занимался. И, то ли от этого невыразимого предутреннего света, в котором мир предстает совершенно иным, то ли от каких-то личных ассоциаций, у путника возникало ощущение, что он здесь уже когда-то был... Хотя, скорее всего, ощущение это было мнимым. Все вокруг давно переменилось: ведь это была уже Новая Эра... Завидев сквозь заросли тростника поднимающееся дымное облачко и словно что-то припомнив, Скупщик, увязая по уши в трясине, направился прямо к нему.

Похоже, когда-то здесь была переправа: кое-где из гниющей воды торчали деревянные опоры мостка. На берегу над догорающими поленьями висел на двух рогатинах закопченный котелок. Возле него на бревне, грея руки и ворочая самодельными шампурами допекающуюся картошку, сидели два человека. Колоритный седовласый старец в рыбацком анораке и щупленький белобрысый парнишка, закутанный в какую-то необъятную брезентовую ветошь. Скупщик сразу же предположил, что это отец и сын. Или же дед и внук. Но, так или иначе, их лица выдавали явное родство. Услышав хруст ветвей, они одновременно обернулись.

- Простите, добрейшие, - нарушил Скупщик их незамысловатую полусонную идиллию. – Это не вы тут пели?..

- Да куда уж нам до песнопений! – с самоиронией отвечал старик. – Нам хоть бы не уснуть! А то вот так, бывает, задремлешь на часок - и звезду прозеваешь... Или вовсе проснешься где-нибудь на другом краю Земли...

- А вы кто, если не секрет? Богомольцы?..
- Да не, мы так... Звезды опавшие собираем...
- Камешками, значит, интересуетесь?..
- Зачем?.. Не, мы это - не из корыстного интересу. За красоту, понимаешь, обидно: все падает и падает... Иной раз - в такое дерьмище, что и не отмоешь!.. Да ты присоединяйся, служивый, у нас тут и чаек, и похлебка из раков...

- Благодатное это дело – звезды собирать, – сказал Скупщик, присаживаясь на краешек бревна. – Правда, все больше бессмысленное...

- Как это так?..
- Да вот так... Собираешь, выторговываешь за непомерную плату, потом раздаешь задарма, а дальше – все опять как по накатанной. Только радости от этого в мире не прибавляется... Ох, простите! Это я так, о своем... Философствую, в некотором роде... А много насобирали-то?

- А, сколько бы ни насобирали – все назад, на положенное место наклеиваем.

- И где же это положенное место?..
- На небесах, ясное дело. Где же еще быть звездам!..

- А как же нуждающиеся?.. Как же те, для которых эти звезды – единственный шанс на возрождение?..

- А таких сейчас, почитай, и не осталось. То ли дело «псевдонуждающиеся», так этих супостатов развелось - что прыщей при «ветрянке»!.. Причем, одной звездой, стервецы, не обходятся! Им, как минимум, десяток подавай!.. А те, что в небесах – те все общие. И все твои, как говорил мне в свое время вождь Аману... Гляди на них, слушай, сколько хочешь...

- Кто-кто говорил?..
- Да ты все равно не слыхал... Попался мне как-то, когда я еще странствовал с просветительской миссией, один неподатливый туземец. Очень уж был себе на уме! Все иносказаниями говорил, типа тебя... Смотришь, с виду дикарь дикарем - а ума палата! С таким умищем хоть в Оксфордском университете преподавай! На многие вещи тогда открыл мне глаза... - старик вдруг замолчал и странно поглядел на Скупщика. – А ты, хвилософ, тоже не так-то прост, как я погляжу! И, сдается мне, не первый век здесь скитаешься!

- Не первый. Да и, как видно, не последний... - обреченно ответил Скупщик. – Всякого наслушался. Но про вождя этого, не скрою - не слыхал...

- Мне вот тоже иногда кажется, что я давно живу. Очень давно... А еще мне вспоминается, будто бы когда-то, еще при царе Горохе, Небо на заре было совсем другим. Не серым, как сейчас, а отливало разными цветами. И бирюзовым, и лазурным, и ярко-алым... Может, ты помнишь, так ли оно было?..

Скупщик же все то время, пока он говорил, тщательно всматривался в лицо белокурого мальчугана, а затем спросил наугад:

- Сын?..
- Племянник внучатый. Вишь, как зябнет... Нашел в болоте этот, как его... О, дирижабель!.. Сообрази, говорит, мне куртку из него! Дружки-то уж все понашили себе курток из дирижабелей, мода, подишь ты, у них теперь такая...

- А назвали как?..
- Как назвали – так уже и запамятовали, а я зову его Хорди. Потому как был такой памятник в пору моей юности. Не то писателю какому-то, не то античному герою...

Мальчонка сразу же встрепенулся, заслышав вполуха свое имя, и вылупился ошалело, точно спросонья - сперва на деда, потом на гостя.

- Ну, раз Хорди – значит зардеется еще алая заря! – чему-то невесело про себя усмехнувшись, заверил Скупщик. – Да, у меня тут кое-что завалялось по вашей части... - он ненавязчиво положил перед собеседником прозрачный, переливчатого блеска минерал.

- Что, вот так-таки и отдаешь? Безвозмездно?.. – настороженно сощурился старик.

- Нет, не безвозмездно. А за Ваше радение и чистоплотность душевных помыслов.

- Душу, стало быть, покупаешь?
- Да, помилуйте, мне-то она на что? Мне со своей бы разобраться. А вот для Вечности в самый раз сгодится!..

- Ну, ежели для Вечности... Уж для нее-то, родимой, и души не жалко!..

- Ну вот и славненько. Вот и сговорились... Да, если когда-нибудь услышите песню «про короля», то ищите звезду у себя под ногами. Это примета... А повстречаете такого патлатого - в плаще и со светящимся мечом - окажите ему надлежащий прием. И ждите множества событий...

- Постой-постой, это ты про что? Сорванец-то мой тут на прошлой неделе видел нечто подобное!..

- Вот как?.. Ну что ж, знать, спокойствие было недолгим! Этот «прообраз» так, с панталыку, не приходит...

- Спокойствие?.. А было ли оно когда-нибудь на Земле - СПОКОЙСТВИЕ?.. – старец приставил к уху звезду и ему прислышалось:

Аллилуйя тебе, Всевышний!
Аллилуйя – и Бог с тобой!
Что с тобой – то и будет с другими,
С тем, кто после придет...


- Золотые слова! Когда-то я помнил эту песню наизусть... Тебя-то как величать? А то и не знаю, за кого свечку поставить...

- Имени моего не упомнит даже тот, кто меня создавал. Теперь я - просто Скупщик Падающих Звезд.

- Чудно!.. Просто - а ведь как звучит! Хороший ты человек, Скупщик Звезд. Храни тебя Небо... А меня зовут Ден Ремайер. В прошлом миссионер, а ныне укладчик звезд и рыбак-любитель...

На какой-то миг взгляды Скупщика и старика пересеклись. Затем каждый углубился в свои мысли. Может, ведя неразрешимый спор с самим собой, а может, всего лишь внимая давнишней, полузабытой песне.

- ...Ну, мне пора, - сказал Скупщик по истечении какого-то времени.

Он встал и откланялся, поблагодарив за чай. И уже шагнув на едва проступающую в тумане полоску Лунной Дорожки, оглянулся и добавил:

- А рассвет еще настанет, уж поверьте моему слову! НЕПРЕМЕННО НАСТАНЕТ!..
Авторская публикация. Свидетельство о публикации в СМИ № L108-14837.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Скупщик Звезд

Скупщик Звезд

- 11 - «Бессмертие есть, покуда в нем есть смысл» - ...Ну вот и дошли... А я и не знала, что оно так близко! – сказала Девочка Боящаяся Уснуть, выбежав на песчаный берег. Ей...

Скупщик Звезд

Романтикам и идеалистам посвящается. Ветер слова не напомнит, В зыбучих песках утонут следы, Имя в истории строк не дополнит, И в том не будет беды… - 1 - «Не все, что светится...

Скупщик Звезд

- 9 - «ОТРАЗИТЬСЯ – еще не значит СУЩЕСТВОВАТЬ» ...Еще издалека путники узрели вызывающе-оранжевую пульсирующую надпись «ВОЗЛЮБИ СЕБЯ». И по мере ее приближения все настырнее...

Скупщик Звезд

- 5 - «Чтобы что-то найти - надо с чем-то расстаться» Противоположная граница реки была не забетонирована, и стоячая вода глубоко вдавалась в болотистый берег, поросший тростником...

Скупщик Звезд

- 7 - «Прежде чем завидовать бессмертию, подумай: осилишь ли ты его» ...Когда перед ними открылась историческая часть Города, с кирпичными башнями, увенчанными шпилями и флюгерами...

Звезда

В лесу темно и тихо. Тишина эта нарушается лишь едва уловимым шелестом листьев и негромким, но настойчивым стрекотанием певуний-цикад. Сосны-великаны, точно мачты старинной...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты