Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Впрочем, это был не единственный вопрос, занимавший Джонни в те дни. Не меньше его мысли были заняты той, с кем он снова встретился примерно неделю назад.

Джонни не верил в чудеса. Поэтому? когда случались совпадения, представлявшиеся ему слишком маловероятными, он старался найти им объяснение.
Красавица Леночка: Прощание с Сучкой
Это, однако, ему не всегда удавалось. Так обстояло дело и с совпадениями, предшествовавшими последней встрече.

Джонни вспомнил, как в субботу, 19 января, когда он был у Светланы, ему написала Леночка. Тогда он не мог встретиться, т.к. ещё было много дел у клиентки, к которой он специально приехал на другой конец Москвы. Другой примечательной особенностью той январской субботы для него была необычная посещаемость его сайта после размещения ссылки на женском форуме. Конечно, 17 визитов в день для других – смешной показатель, однако для Джонни, на ресурс которого обычно заходили 1-2 человека, и это было праздником.

Суббота 16 февраля выдалась ещё более изумительной. В этот день 17 человек успели побывать на сайте Джонни уже к двум часам дня. Он догадывался, с чем это было связано. В ночь на ту субботу он поместил ссылку на свой сайт в гостевой книге газеты красных пенсионеров. Нет, разумеется, это издание было в принципе адресовано читателям всех возрастов, просто политическую ориентацию данного печатного органа оппозиции разделяли практически лишь обездоленные представители старшего поколения, скудно разбавленные некоторыми «выродками» помладше, вроде Джонни.

И, само собой, издание такого толка было бедным и ретроградным в смысле использования современных веб-технологий. А потому вместо создания крутого сайта с современными средствами обратной связи с читателями было вынуждено использовать антикварные гостевые книги.

Другие, более стильные ресурсы, не могли себе позволить прибегнуть к такому методу связи с посетителями даже не по причине его старомодности как таковой. Гостевые книги было проблематично защищать от спама, а потому они моментально оказывались загаженными тоннами чужой рекламы.

Однако что касается сайта газеты старых большевиков, то складывалось впечатление, словно спаммеры специально инструктировали своих ботов обходить его стороной. И это было предусмотрительным решением, т.к. такой аудитории не только ничего особо не продашь, но можно и нарваться на особые любезности, когда ретивые представители старой гвардии будут специально звонить, дабы выразить своё отношение: «Сталина на вас нет, твари!»

В то же время, сайт Джонни был встречен весьма радушно. В психопатах, о которых писал Джонни, боевые пенсионеры охотно узнавали руководителей своего государства, министров, депутатов дерьмократического толка, а также «буржуев», обокравших народ – олигархов и прочих представителей «воровского» бизнеса.

Сам Джонни, впрочем, был совершенно не согласен с такой оценкой. Он старался строго разграничивать. Настоящие психопаты, такие как Сергей Туповский, Андрей Валенков или Леночка – это просто больные от природы люди, обречённые своим недугом на антисоциальное поведение. А потому, как бы они ни бесили людей, которые так или иначе от них пострадали (о, как хорошо мог Джонни понимать чувства этих жертв!), то была не вина, а скорее беда этих бессердечных монстров, поскольку у них на самом деле не было выбора.

И совсем другое дело – руководители государства, проводящие политику, ведущую к чудовищному социальному неравенству, когда многие трудящиеся оказываются не в состоянии обеспечить себе сколько-нибудь достойную и комфортную жизнь, у значительной части молодёжи отняли качественное фундаментальное образование, а бедные больные умирают, будучи лишены возможности получить медицинскую помощь на современном уровне. Или воротилы сырьевого, финансового и т.д. рынков, которые наживаются на своих нищих соотечественниках. У них *был* выбор, и они его сделали в ущерб другим людям. Поэтому, для Джонни такие правители и дельцы были не психопатами, а просто мразями. Негодяями, которые по справедливости должны ответить за содеянное.

Впрочем, как бы там ни было, Джонни был заочно признателен старшим идейным товарищам за внимание к его проекту – большее, нежели ему удалось когда-либо снискать во всём интернете. Такой неожиданный интерес невольно также заставил Джонни вспомнить о тех психопатах, которых ему довелось изучать лично, и в первую очередь о Леночке. Как там она? – думал Джонни, и мысли о ней упорно не хотели уходить у него из головы.

Тем временем неожиданно раздался звонок. Взглянув на телефон, чтобы узнать номер, Джонни обомлел: это была ОНА! Леночка своим привычно очаровательно-приветливым тоном звала его встретиться. Джонни же, как обычно, не успев ничего сообразить, машинально согласился. И лишь потом, уже завершив звонок, попытался осмыслить случившееся. Совпадения не могли не настораживать его. Мало того, Леночка позвонила именно в тот самый момент, когда Джонни её вспоминал, так ещё словно специально выбрала день, когда на его сайт про таких как она пришло больше всего посетителей. Случайность? Но тогда не слишком ли маловероятная, чтобы быть ею?

В больную голову Джонни теперь лезли самые дикие мысли: быть может, эта дрянь хочет организовать его убийство, чтобы он не смог сделать свой сайт о психопатах ещё более популярным? Но тут же, вздрогнув от такой идеи, будто этим судорожным движением Джонни пытался сбросить с себя собственный бред, он словно скомандовал себе: «отставить паранойю!» Джонни встал и принялся собираться в ресторан.

По дороге, помимо странности уже отмеченных совпадений, ему не давала покоя мысль: «зачем она меня позвала?» Этот вопрос начал проясняться, когда при встрече Леночка рассказала ему о том, как она провела период их разлуки. По словам Леночки, три месяца из этих четырёх она работала, а потом её сократили. «Не иначе, начальник тамошний себе новую сосалку нашёл, а то эта совсем ох*ела, не прокормить её стало»,– цинично подумал Джонни. И, разумеется, просидев месяц без работы, Леночка поиздержалась, а потому решила встретиться с ним, чтобы стрельнуть у него немного денег.

Джонни, впрочем, не отказал себе в удовольствии поинтересоваться её мотивами у неё самой, даже прекрасно понимая, что правды она не скажет: «чего это ты вдруг вспомнила про меня и решила встретиться?» Леночку, разумеется, вопрос никоим образом не смутил, хотя ответ её оказался несколько необычным. Оказывается, на этот раз инициатива исходила от мамы Леночки, поинтересовавшейся у дочери: «А где там Муся? Ты не общаешься с ним?» Джонни полюбопытствовал: «Она знает, что ты сейчас здесь?» Ответ изумил его: «Да. Обычно я сижу дома. А мама хочет, чтобы я скорее выходила замуж, поэтому она очень рада, что я пошла с тобой встречаться».

Разумеется, сказанное по большей части было ложью. Во-первых, Леночка обычно не сидела дома, а шлялась по мужикам, занимаясь, по сути, проституцией, а также изощрённым паразитизмом. Во-вторых, с одной стороны, Джонни, конечно, мог понять ситуацию несчастной женщины, проведшую к тому моменту большую часть своей жизни в тщетных попытках совладать с однажды вылезшим из её чрева монстром и всячески стремившуюся теперь удалить это милое с виду чудовище со своей территории. Но с другой – в каком бы раю для дураков Леночкина мать не жила относительно собственной дочери, ей хватило бы ума сообразить, что Леночка НИКОГДА не выйдет замуж за Джонни, даже если бы он ей это предложил, чего, естественно, тоже точно никогда не случится!

Потом Леночка рассказала, как в тот месяц, когда уже не работала, она заболела гриппом, «с высокой температурой, под 40». Джонни, разумеется, опять ей не поверил. Во-первых, за весь период их регулярного общения она не болела простудой ни разу и вообще представлялась ему здоровой сучкой, на которой всё заживало, как на собаке. Во-вторых, из вероятностных соображений, у неё было гораздо больше шансов заразиться гриппом, пока она ездила каждый день на работу, чем когда изредка выбиралась на собеседования. Зато теперь ей было очень удобно не только разжалобить Джонни рассказом о болезни, от которой она «чуть не умерла», но и частично объяснить этим, почему она до сих пор не устроилась на работу.

На упомянутом вранье, однако, сюрпризы того дня, связанные с Леночкой, для Джонни ещё не закончились. Когда они вышли из ресторана, вместо того чтобы пойти в сторону метро, Леночка повернула в противоположном направлении. Джонни, не нашедший слов от неожиданности, пошёл за ней. В принципе, Леночка двигалась в сторону своего дома, но было совершенно очевидно, что она не пойдёт по снегу километр с лишним – целый перегон между станциями метро.

Конечно же, Джонни не в первый раз приходилось становиться свидетелем её, мягко говоря, необычного поведения. Однако раньше в действиях Леночки всегда просматривалась пусть жестокая и деструктивная, приносящая вред другим людям и в итоге вред ей самой, но – логика. Теперь же Джонни решительно не понимал смысла происходящего. Несомненно, где-то там, в глубине её психопатического мозга, сидело объяснение её необычного поведения, но оно было не понятно Джонни, и это его пугало.

Наконец, пройдя метров пятьдесят, Леночка сказала: «Ты куда идёшь? Мне в другую сторону, к метро!» После чего развернулась и пошла обратно. Опешивший Джонни пробормотал в ответ: «я за тобой!», на что Леночка ему ответила: «А я за тобой!»

Вскоре они спустились в метро и распрощались, а Джонни остался наедине с очередной загадкой. Теперь у него всё сильнее становилось ощущение, что это был какой-то тест, который он, очевидно, не прошёл. Но что же тогда проверялось?

Разумеется, у него не было никакой возможности выяснить этот вопрос достоверно, а спрашивать у самой «экзаменаторши» представлялось совершенно глупым и бесперспективным. Поэтому оставалось только строить догадки. Среди них, за неимением лучшего, наиболее правдоподобной Джонни представлялась версия, связанная с половоролевыми стереотипами. Он вспомнил, как однажды Леночка разглагольствовала о своём желании видеть рядом с собой мужчину, «за которым хоть на край света». Очевидно, Джонни никоим образом не подходил под этот критерий, так как во время их встреч сам повсюду плёлся за Леночкой, словно овца.

Она, разумеется, была отнюдь не единственной в этой стране, кто озвучивал подобные мнения. Видимо, важным мужчинам, располагающим властью и ресурсами, была выгодна такая позиция представительниц пола, которому навязывали роль слабого, поскольку она способствовала формированию вполне легитимного рынка недалёких самок.

Конечно, где-нибудь в цивилизованном мире, в Пиндостане или тем более какой-нибудь Швеции, свободная, независимая, самодостаточная женщина не задавалась вопросом, поведёт ли её мужчина или она его – главное, куда они придут вместе. Зато здесь наглые рассуждения о том, кто ей что должен, были очень удобным инструментом в руках паразитических сучек, торгующих своими дырками (и чаще даже просто соответствующими посулами), у которых за душой-то больше и нет практически ничего. Но, с другой стороны, прорастание подобных стереотипов в обществе калечило жизни честных, порядочных, работящих женщин, разбивавших свои головы о стеклянный потолок с надписью: «Рот закрой! Твой день – 8 марта! Твоё место – кухня и спальня!»

Насколько бы ни была справедлива половоролевая интерпретация выходки Леночки, когда она пошла не в ту сторону, её поведение в начале следующей встречи было в этом отношении вопиющим. Собираясь увидеться с ней 23 февраля, Джонни был уверен: эта сучка ничего ему не подарит на мужской праздник. Но как она это объяснит? Конечно, у неё есть вариант прямо заявить: «Я безработная, у меня нет денег и всё такое». Но в то же время, что-то подсказывало Джонни: «Это было бы слишком примитивно. Такая артистка непременно поступит оригинальнее».

Таким образом, Джонни был до некоторой степени морально готов к нестандартному поведению Леночки. Но даже несмотря на это, она поразила его. При встрече, поздоровавшись, Леночка первым делом поинтересовалась: «А где мой подарок?» –?! Заметив явное недоумение и даже некоторый шок со стороны Джонни, Леночка пояснила, используя аргумент, уже применявшийся ею прежде в разговорах с ним. Дескать, в их общении Джонни ведёт себя подобно девочке, соответственно она вынуждена брать на себя роль мальчика. А потому, раз такое дело, ей полагается подарок в честь мужского праздника.

Когда они уже сидели вместе в кино, снова и снова прокручивая эту сцену в своей голове, Джонни вначале чувствовал сильную обиду. «Получается, эта о**евшая дрянь вообще ни во что меня не ставит, раз имеет наглость так вести себя со мной»,– думал раздражённо Джонни. Однако по мере того, как он размышлял над происшедшим, в его сознании постепенно стала вырисовываться совершенно иная картина.

Джонни вспомнил, какую замечательную собачку Леночка подарила ему на 23 февраля ровно два года назад. Он и теперь, глядя время от времени на эту милую игрушку, испытывал трогательные чувства. Как ни странно, собачка даже не впитала в себя тот негатив, который накопился у него со временем к реальной Леночке, оказавшейся омерзительной сучкой, словно данная зверюшка была подарена ему совсем другой девушкой из доброй сказки.

Однако теперь подобная игрушка, например, даже если бы Леночка на неё раскошелилась, смотрелась бы совершенно абсурдно в своей неуместности. И в то же время, наверное, нельзя однозначно сказать, что Леночка на этот раз оставила Джонни без подарка. Ведь она преподнесла ему изумительный сюрприз, разыграв перед ним такой спектакль! И в результате у него помимо ярких впечатлений от самого действа остался очень ценный иллюстративный материал о поведении психопатов. И в самом деле, кто ещё, кроме как человек, начисто лишённый и намёка на совесть, мог повести себя таким образом?!

Переориентировав такими рассуждениями свои мысли в более позитивном направлении, Джонни уже не прокручивал навязчиво в своих мыслях обиду, нанесённую ему Леночкой, а думал о том, как и дальше развивать свой прогресс в понимании её внутреннего мира.

С тех пор, как Джонни начал изучать психопатов, ему не давали покоя вопросы: «О чём же они на самом деле думают? Что у них на уме?» С другими, «нормальными», более-менее честными и порядочными людьми это выяснялось прямолинейно. Обычно достаточно было просто поинтересоваться, чтобы получить достоверный ответ.

С психопатами и прочими деструктивными личностями дело обстояло куда сложнее. Номинально, их стиль коммуникации следовал негласным правилам общения: рассказываешь о себе и узнаёшь историю другого человека из его рассказа. Но вот незадача: ты-то вываливаешь всю правду-матку, как есть на самом деле, тем самым дополнительно повышая свою уязвимость перед обманом, эксплуатацией и прочей деструктивной активностью. А твой милый такой с виду собеседник ещё дополнительно провоцирует тебя на откровенность своими наводящими вопросами, да и просто держась как: «Я твой лучший друг, и ты можешь рассказать мне о том, что тебя беспокоит». Сам(а) же он(а) сообщает тебе строго дозированные сведения, ловко нафаршированные ложью, чтобы произвести на тебя нужное впечатление и вообще в целом было удобней манипулировать твоим сознанием.

Психопат при этом также по возможности старается сделать так, чтобы у вас с ним не было общих знакомых – так у тебя нет возможности проверить справедливость услышанных историй. Подобным образом дело обстояло, например, когда Леночка рассказывала Джонни о том, как она болела гриппом: он знал, что это не так, но не мог её уличить.

Оглядываясь назад, Джонни не мог не задуматься о том, какая прекрасная возможность у него тогда имелась узнать правду о Леночке от неё самой, когда она консультировалась с ним относительно своего любовника, и как он, Джонни, бездарно просрал тогда свой шанс. Ведь в тот период ему было реально убедить её быть правдивой с ним, ссылаясь на важность получаемых от неё сведений.

Конечно, она в принципе могла бы подумать о том, как сообщение истинных сведений о себе навредит ей в долгосрочной перспективе, но будучи увлечена текущей задачей – заполучить любовника обратно – не придавала бы этому большого значения.

Но, как бы там ни было, Джонни теперь было глупо кусать локти в отчаянии, обречённо глядя на события, безвозвратно оставленные за кормой в этом необратимом движении вперёд по реке времени. Разумней было, как наставляла его когда-то сама Леночка, сосредоточиться на происходящем между ними здесь и теперь, и стараться тщательно выбирать зёрна истины среди множества плевел лжи, из которых в основном состояли её истории.

А пока Джонни размышлял над этим, Леночка рассказывала ему очередную небылицу. В принципе, он уже давно понял, к чему Леночка собирается его подвести, а потому в качестве превентивной меры поинтересовался, ищет ли она работу. С видом человека, оскорблённого заведомо неуместным вопросом, она ответила утвердительно. По словам Леночки, она не просто ездила на собеседования, иногда по несколько раз в день, но и делала это порой с ущербом для своего здоровья.

После чего Леночка рассказала, как недавно, когда она направлялась в важную контору, ей на голову упала сосулька. При этом Джонни, который сразу же не захотел верить в эту историю, попытался представить себе здания в окрестности метро Белорусская, но не мог вспомнить. А поскольку нужно было что-то ответить Леночке или хотя бы прокомментировать, поинтересовался: «На какое место, в смысле, часть головы?» Потом, услышав ответ: «макушка, темя, или как это называется», Джонни сказал: «Такая травма может быть очень опасна». Как принялся объяснять Джонни, удар сверху, даже если не вызывает внутреннего кровотечения и соответственно образования внутричерепной гематомы, представляет угрозу повреждения стволовых структур – самой важной с точки поддержания жизни части человеческого организма. По словам Джонни, повреждение ствола и в первую очередь продолговатого мозга (где расположен дыхательный центр и т.д.) вызовет мгновенную смерть, а если травмируется кора, то «скорее станешь совсем дурочкой или овощем, но больше шансов выжить».

Его собеседница ответила: «Нет, тогда уж лучше сразу умереть!» И услышав эту реплику Леночки, Джонни сразу же понял: при всей своей лживости, в этих конкретных словах она говорила совершенно искренне. Для Леночки жизнь имела смысл лишь «на всю катушку», во всей полноте ощущений. В противоположность ей, у самого Джонни страх перед вечным небытием, наступающим за той чертой, из-за которой нет возврата, был столь велик, что он был согласен стать выжившим из ума овощем, лишь бы хооть как-то протянуть ещё немного своё существование.

Тем временем, словно увлекшись этой темой, Леночка принялась говорить о том, как она хотела бы жить только до пятидесяти лет, а дальше не видит смысла, т.к. в старости, мол, уже не то. Сказанное ею, разумеется, не подразумевало планов совершить суицид на следующий день после встречи своего полтинника, но идея была ясна: в отличие, например, от Джонни, у неё не было бы сложностей с тем, чтобы подвести черту под своей жизнью.

Для Леночки не имело смысла просто присутствовать на белом свете – только жить во всей полноте ощущений. В её восприятии, существование, которое день за днём влачил Джонни, в постоянной тревоге, терзаемый множеством болезней, реальных и предположительно у себя диагностированных, она бы не смогла назвать жизнью.

Наверное, Леночка при случае с большим садистским удовольствием заявила бы Джонни, что в его ситуации глупо боятся смерти, т.к. он всё равно не живёт в сколько-нибудь полноценном смысле. Однако если Леночка выскажет это ему прямым текстом, несомненно, его обида на неё будет столь сильной, что ей станет проблематично продолжать с ним общение и дальше использовать его в своих корыстных целях, а потому она сдерживалась.

Видя интерес Леночки к данной теме, Джонни захотелось продолжить с ней разговор о смерти и жизни по возвращении домой. Благо, теперь у него имелась такая возможность, поскольку у Леночки появился скайп. Джонни прекрасно понимал, почему она перебралась из аськи в этот новый формат виртуального общения. Подобно многим другим паразитическим содержанкам, Леночка использовала скайп в качестве канала оказания услуг дистанционной проституции. Разумеется, Джонни свечку ей там не держал, чтобы точно сделать такой вывод, но по косвенным признакам можно было судить об этом с уверенностью. Например, однажды она была онлайн в такое время, когда ей давно пора было спать, или не отвечала на его сообщения, очевидно, слишком «занятая» видеозвонком. И получить от неё правдивые разъяснения по этому поводу, кроме «а тебя е**т?», было невозможно. Леночка просто не могла сознаться в этом Джонни, а потому, когда он сказал: «у меня без видео», охотно поддакнула: «у меня тоже». К тому же, у Леночки совершенно не было желания ни себя лишний раз ему демонстрировать, ни тем более без надобности лицезреть его рожу.

Джонни же, несмотря на невозможность видеть и слышать Леночку, был доволен тем, что ему в результате их общения оставались написанные ею реплики, которые можно было снова перечитать, дабы более тщательно проследить образ мыслей этой психопатки.

И естественно, с ней будет связано ещё много загадок. Взять хотя бы сам её идентификатор в скайпе, что-то вроде Lina-5964. Джонни мог догадаться, что 64 – год рождения её матери, хотя трудно было быть уверенным даже в том, что это число было выбрано именно по такому признаку. Но каков тогда смысл 59? Задумавшись над этим вопросом, Джонни в итоге решил не терзать себя догадками, подумав о том, как важно уметь вовремя отставить в сторону бессмысленное любопытство, как бы оно тебя ни мучило, и тратить своё время и энергию лишь на вопросы, на которые реально найти важные и полезные ответы.

Одной такой продуктивной темой ему представлялось продолжение разговора с Леночкой о финале человеческой жизни, начатого в ресторане. Джонни очень хотелось побеседовать с ней о драматических событиях, свидетелями которых он в той или иной форме стал за последние десять дней.

Конечно, происшедшее оставило у Джонни на душе гнетуще – депрессивное впечатление. И ему на самом деле очень хотелось бы поделиться своими переживаниями по поводу случившегося с действительно близким человеком, настоящим другом или подругой. Джонни в такие моменты мог даже понять людей, которые ходят ко всяческим психолухам, психотерапевтам и прочим мозготрахам. Нет, разумеется, не ради фрейдистского и тому подобного высера о том, как они сами виноваты в своих проблемах и терзаниях. Просто иногда человеку нужен человек. Тот, кто не осудит, а выслушает, постарается понять и поддержит, хотя бы «морально». Однако в эпоху нарциссизма люди разучились дружить и любить друг друга по-настоящему (если, конечно, говорить о подлинных чувствах, а не о сделках, скажем, между мужчинами и женщинами по поводу купли-продажи актов совокупления оптом и в розницу). Тем, кто жалуется на жизнь, вначале вежливо предлагают «взять себя в руки», потом обратиться к «специалистам» – психолухам и прочим шлюхам души человеческой, а затем их и вовсе начинают обходить стороной, клеймя нытиками и энергетическими вампирами. Державшиеся же «молодцами» всячески стараются на словах и в социальных сетях пускать друг другу в глаза пыль своих поверхностных достижений, обычно вызывая вместо радости за товарища зависть, плавно перераставшую в ненависть. То и дело наблюдая подобные взаимоотношения, всю фальшь и обман, которым люди подвергают тех, кто считает их близкими и доверяет, Джонни уже не завидовал тем, у кого якобы есть друзья. Он прекрасно знал: стоит кому-то оказаться в действительно трудной ситуации, из которой не предвидится реального выхода, как большая часть «преданных товарищей» улетучатся вместе с успехом.

Однако в отсутствие подлинных друзей, равно как и шансов когда-либо обзавестись ими, Джонни приходилось рассказывать о наболевшем тем, кто, как говорится, попадался под руку. И в данной ситуации на этом месте оказалась Леночка. Казалось бы, с одной стороны, она была едва ли не самым худшим выбором собеседника с кем пооткровенничать. Ведь фактически тем самым он в некотором роде демонстрировал ей свою душевную уязвимость, открывая перед ней дополнительные перспективы манипулировать им, эксплуатировать в эгоистически – корыстных целях, да и просто давал ей возможность получить свойственное психопатам садистское удовлетворение, нажимая на его больные места.

Но, с другой стороны, осознанно провоцируя Леночку на такие проявления, Джонни получал изумительную возможность изучать внутренний мир психопатки, наблюдая её реакцию на описываемые им драматические события.

Настроив себя таким образом, Джонни рассказал Леночке о том, как события последних дней привели его к навязчивым мыслям о смерти. Сначала поведал про Женю, друга детства, умершего прямо на лестнице чуть ли не у него на глазах. Затем следовала история Ирки.

Джонни познакомился с Иркой на сайте «супер эксперт», где он выступал в роли психолуха, предоставляющего бесплатные консультации, надеясь таким образом выйти на пострадавших от психопатов и прочих деструктивных личностей. К сожалению, эти надежды не оправдались, т.к. по большей части его «пациентками» оказывались тётки и девицы, не поладившие со своими мужьями и кавалерами по весьма банальным причинам типа быта, собственных душевных проблем или неоправданно высоких запросов к избранникам и т.д. К тому же, вместо беседы по существу многие из них начинали разговор с совершенно неуместных (с точки зрения Джонни) вопросов: «а Вы точно психолог?», «а почему Вы консультируете бесплатно?» Хотя в некотором роде, конечно, Джонни мог их понять, т.к. безвозмездный психолух выглядел как проститутка, дающая даром. Тем более, не секрет, что во многом эффективность помощи психолухов, если вообще от них может быть какая-то польза, объясняется потугами клиента самому исправить свою ситуацию, дабы не было так обидно терять деньги, отданные за трах мозга.

Ирка же была совершенно особой историей. Разумеется, вначале она консультировалась не только с Джонни. Однако со временем все другие, «настоящие» психолухи её заблокировали, поскольку задачей их пребывания на сайте было добывание бабла сеансами виртуальной психотерапии, а не бесплатный церебральный секс с Иркой, в процессе которого она так и сяк хлестала их по головам жирной елдой своего троллинга. Джонни же она была признательна (насколько, конечно, присутствовавшая у неё аномалия личности позволяла её испытывать благодарность) за то, что он не отказывался выслушивать (точнее, читать) её излияния. А когда Джонни надоел сайт «супер эксперт» и он не планировал там больше появляться в ближайшее время, он галантно сообщил об этом Ирке и оставил свой номер icq, предлагая переместить общение туда.

Подолгу общаясь зимними ночами с Иркой, Джонни так и не смог понять, какое у неё расстройство личности. С одной стороны, она демонстрировала некоторые черты пограничницы. Джонни, правда, не сумел выяснить, в какой мере, т.к. в отличие от более деструктивных патологий, которыми он интересовался, с представителями данной категории ему не довелось общаться, а потому не было практического опыта. Впрочем, в любом случае в поведении Ирки было заведомо достаточно того, что не вписывалось в картину пограничного расстройства личности. Зато со временем Джонни на её примере начал понимать, почему американские клинические психолухи и психиатры часто ставят своим пациентам диагноз «расстройство личности, неуточнённое» и это достаточно распространённая ситуация. Общаясь с Иркой, Джонни всё больше приходил к убеждению, что это как раз тот самый случай.

Самой ей, впрочем, не очень нравилось такое видение ситуации. Ирке как будто очень хотелось, чтобы у Джонни непременно нашёлся для неё какой-нибудь конкретный диагноз, даже если это будет антисоциальное или нарциссическое расстройство личности. Словно пытаясь подвести собеседника к такому впечатлению о себе, она указывала на своё наплевательское отношение к другим людям, безразличие к их проблемам и страданиям, эгоцентризм, лживость и т.д.

Но Джонни было не провести. Он прекрасно понимал: в Ирке нет деструктивной манипулятивности, столь выраженной у Леночки и прочих психопатов, которых ему довелось изучать. Ирка общалась с ним отнюдь не для того, чтобы его использовать в корыстных целях, а просто пытаясь как-то отвлечься от невыносимого одиночества.

Ирка даже порывалась сделать бесплатно для Джонни сайт. Благо у неё для этого присутствовала почти профессиональная квалификация. Будучи человеком, удобно устроившимся на шее у родителей, занимавших позицию «чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не вешалось», она имела возможность долго «искать себя», осваивая разные специальности, одной из которых оказалось веб-программирование.

Разумеется, Джонни не строил иллюзий и обоснованно предполагал, что Ирка, скорее всего, в итоге не сделает и трети его сайта. Тем не менее, ему очень нравилось само по себе такое бескорыстное стремление помочь с её стороны, какое, увы, в наше время можно встретить обычно лишь у людей, которых окружающие «нормальные» обыватели клеймят «неадекватными».

Конечно, с одной стороны, ему было трудно понять мотивы её поступков. Например, зачем она часто резала себе руки, а потом присылала ему фотографии своих увечий. И в то же время был очень важный момент, который их связывал: они были каждый по-своему очень одиноки.

У Ирки, впрочем, в отличие от Джонни, когда-то всё же была «личная жизнь». Она много рассказывала про своего первого (и последнего на тот момент в смысле сколько-нибудь полноценных отношений) молодого человека: о том, как они любили друг друга, как она не может его забыть, и что у неё, наверное, никогда больше не будет столь сильных чувств к другому.

Но на вопрос «как расстались?» Ирка ответила: «сама ушла». Почему? А просто «потому что не может быть всё время так хорошо!» Она, по её мнению, недостойна такого счастья. А поскольку, как она считала, столь гармоничные отношения так или иначе должны были развалиться, Ирка ушла сама, дабы сделать процесс расставания менее болезненным. Но так как жить дальше без любимого она не видела смысла, Ирка решила «скрасить» их разрыв актом суицида, бегая по большим дорогам с намерением попасть под машину. Парень же её (теперь уже бывший) повсюду носился за ней, пытаясь удержать от трагического поступка.

Молодой человек, видимо, по-прежнему любил её. Долгие месяцы, годы словно ждал, пока она опомнится. Они периодически поддерживали между собой удалённый контакт по телефону и в инете. Однако в процессе такого общения Ирка часто не находила ничего лучше, чем рассказывать ему о том, как она спит с мужиками направо и налево. И он знал: это было правдой. Она не стала бы специально сочинять такие вещи. Он бесился, приходил в отчаяние, называл её дурой, сукой и шлюхой, но поделать с этим ничего не мог. Ирка же делала это, чтобы «чувствовать себя хоть кому-нибудь нужной».

Потом, правда, на неё словно сошло просветление. Её охотно трахали, но никто не спешил, да и не собирался особо, строить отношения с такой ё***той. Ирка вдруг осознала, как мужчины, с которыми она таким образом «встречается», попросту её используют подобно писсуару, перед которым расстёгивают ширинку, дабы слить накопившуюся потребность. И по большей части свела общение с противоположным полом к виртуальной коммуникации с молодыми людьми, которые сами чувствовали себя уязвимыми и неполноценными, всякими там задротами – социофобами, а также парнями, страдающими загадочной болезнью «ВСД».

С последними, кстати, её объединяла сильная тревога по поводу возможного серьёзного заболевания. Ирка была убеждена: ей суждено умереть от рака лёгких. И ни рентген грудной клетки в разных проекциях, ни флюорография, ни компьютерная томография не могли убедить её в безопасности. Когда же Джонни попытался намекнуть ей на возможность снизить вероятность такого трагического исхода, если перестать курить по пачке в день, Ирка отмахнулась, фаталистически заявив, что этим не изменить предначертанного ей на роду.

Не все, впрочем, её собеседники в анонимных чатах и тому подобных злачных местах были испуганными по жизни невротиками. Встречались и буйные, решительно настроенные изменить мир, пока отлучились санитары, но не забывающие в то же время и про свои параноидальные идеи. Например, такого плана:

Ирка Чем Вы занимаетесь в свободное время?
Некто Я не буду Вам об этом рассказывать
Ирка Почему?
Некто Не важно
Ирка А о чём будете?
Некто Не знаю. Но об этом не буду
Ирка А зачем Вы вообще зашли в чат?
Некто Не знаю
Некто Мне выйти?
Ирка Мне-то всё равно
Ирка Что Вы у меня-то спрашиваете?
Некто Ну вот и мне
Ирка Просто у каждого действия должен быть какой-то смысл

Некто Думал найти единомышленников тут
Ирка В чём они должны быть едины с Вами?
Некто Вы действительно хотите об этом знать?
Ирка Да
Ирка Если я спрашиваю
Ирка Значит, хочу знать
Некто Не думаю я, что это Вам будет интересно
Ирка По-моему, это логично
Некто Что?
Ирка Что если я что-то спрашиваю, то я действительно хочу знать ответ

Некто Ну хорошо
Некто Я ищу людей, кто видит, как русские вымирают, кто борется с этим, кто видит всю правду, что творится в нашей стране

Некто Вряд ли Вы из таких людей
Ирка И как Вы боретесь?
Некто А ещё, вряд ли Вас это волнует
Ирка Какими способами Вы боретесь с вымиранием русских?

Некто Жду, пока всех перебьют
Некто Всё, не задавайте подобных вопросов
Ирка Почему?
Ирка Почему вы не пропагандируете свои идеи в массы?

Ирка Ведь если у Вас будет больше единомышленников
Ирка То больше шансов справиться с бедой
Ирка А Вы даже мне не хотите рассказать
Некто Многие уже допропагандировались
Некто Теперь или с пулей в башке
Некто Или за решёткой
Ирка Это анонимный чат
Некто Да что вы говорите!
Ирка Где, как не здесь, пропагандировать идеи свободно?

Некто О, Вы слишком умная, да?
Некто В контакте, наверное, сидите
Ирка Нет, не слишком, потому и задаю вам вопросы
Ирка Не сижу
Ирка Просто хочу найти рациональное зерно в причинах вашего молчания

Некто В нашей стране нет свободы слова нигде!!!
Ирка Но почему Вы не можете сказать в анонимном чате, как Вы боретесь с вымиранием русских?

Ирка Какие Вы видите риски?
Ирка Что я, из ФСБ?
Ирка Или что, ФСБ читает логи?
Ирка Знаете, что такое чат, социальные сети? Как они работают, тем более такие, как эти и для чего они?

Некто Если бы мы сидели, скажем, у Вас на сайте, я бы Вам ответил

Некто Всё, не задавайте мне глупых вопросов!

Видимо, устав от такого общения, Ирка принялась в отчаянии метаться между тягой к реальным контактам: «Хорошо бы собраться с кем-нибудь выпить» и стремлением обрести, наконец, самодостаточность, дабы не быть терзаемой таким одиночеством и осознанием собственной ненужности людям, бесполезности и бессмысленности собственного бытия.

В ночь на 14 февраля поведение Ирки в разговоре начало становиться всё более странным, хотя и раньше её манера общения была, мягко говоря, несколько необычной. Их беседа с Джонни развивалась примерно так:

Трололо (Ирка): Интересно, идти завтра на работу или нет?

Джонни: Вы у меня спрашиваете?
Трололо: Нет. Рассуждаю.
Джонни: Aaa.
Трололо: Рассуждаю. Письменно.
Трололо: Ничего, что я вам в аську буду письменно рассуждать?

Джонни: Надеюсь, это позволит Вам прийти к разумному выводу

Джонни: О котором Вы не станете в дальнейшем сожалеть.

Трололо: Все мои выводы разумны. :)
Трололо: Какие ещё могут быть выводы у дуры? :)
Джонни: У дуры ещё могут быть неразумные. Это как вариант.

Трололо: Сегодня день грустный какой-то.
Трололо: Не то что грустный, странный.
Джонни: Чем он грустный и чем он странный?
Трололо: А, точно. Спасибо. Вы это верно подметили.

Трололо: Значит, мне придётся сделать неразумный вывод.

Джонни: На здоровье, ещё приходите.
Трололо: Непременно. Буду приходить до тех пор, пока Вы меня не удалите.

Трололо: И даже если Вы будете игнорировать.
Джонни: Не дождётесь!
Трололо: Я буду приходить.
Джонни: Так приходите! Забавная Вы! Пишете это так, словно Вы угроза какая.

Трололо: И сделаю фарш.
Джонни: Фарш?!
Трололо: Из Вашего мозга, если Вы будете всё читать, что я пишу.

Джонни: Не обольщайтесь. Тоже мне, напугала: Я буду приходить, я буду писать... Да пожалуйста!

Трололо: А вдруг вы недооцениваете мои потенциальные возможности?

Джонни: Боюсь, Вы их переоцениваете. Так что пишите, сколько влезет.

Джонни: Если решите, что мало тут появляюсь - могу ещё свой номер телефона дать. Будете ещё

звонить и смс писать.
Трололо: Хех, жаль, что Вы не верите.
Джонни: Конечно, не верю. Сами себя монстром каким-то представляете.

Джонни: Может, конечно, Вам нравится так прикалываться.

Трололо: Хотя это действительно сложная задача, в аське что-то такое сделать.

Джонни: Ну да, тем более по аське. Так что расслабьтесь.

Трололо: Хех. А если я узнаю Ваши данные, найду, и сделаю в реале мозгофарш секретным способом, а Вы даже не узнаете, но Ваше мышление поменяется, и Вы станете ядрёным сусликом?

Последнее упоминание произвело на Джонни особенное впечатление. Создавая свои письменные труды, будь то статьи или истории про Леночку и прочих психопатов, он всячески стремился не только к фактической достоверности и логической последовательности, но и доходчивости, которая сделала бы его сочинения доступными для понимания широким кругом читателей. А ещё, Джонни очень расстраивался, когда у него не получалось писать увлекательно, так, чтобы аудитория не могла оторваться. Ему казалось: будь у него чуточку больше таланта и умения, способности донести до читателя всю важность сообщаемых сведений, и к нему, наконец, пришло бы признание.

Однако в действительности, как выяснялось, ни один из перечисленных выше факторов не был ни необходимым, ни достаточным, о чём убедительно свидетельствует успех Дмитрия Лёвушкина – создателя учения о ядрёных сусликах. Джонни, правда, даже нигде не удалось найти внятную биографию великого «гуру». Говорят, раньше он был программистом. Но не таким, разумеется, какими в советское время были люди, серьёзно изучавшие вычислительную и дискретную математику, а затем писавшие программы, рассчитывавшие движение космолётов по орбите. Нет. Лёвушкин был современным быдлокодером – шлюхой виртуального пространства, по сходной цене загаживавшей всемирную паутину рекламным спамом своих заказчиков. Но он стремился ввысь. Или, по крайней мере, в том направлении, где видел «верх» своего развития и всё такое.

Дмитрий Лёвушкин жаждал программировать не прибыль чужих контор, использовавших его наряду с прочими SEO-шниками в качестве дешёвой рабочей силы, а сознание многих тысяч последователей его собственного учения, подобно тому, как это удавалось устроителям сект. Вначале, правда, не полагаясь на свой скудный ум, он счёл разумным тянуться к высотам, стоя на плечах титанов, таких, как известный сайентолог Живодёр Сливонский. Однако в итоге Дмитрию удалось разработать собственное весьма оригинальное учение, названное им «ядрёный суслик», и опубликовать книгу, где оно было изложено.

Джонни был очень признателен Ирке, познакомившей его с этим направлением. Ядрёный суслик представлялся ему очень удачным индикатором... реального образовательного уровня населения РФ. Джонни сразу вспоминал слова бывшего министра образования и науки А. А. Фурсенко о том, что задача школы – «взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других».

Отзывы в интернете на книгу о ядрёном суслике производили недвусмысленное впечатление о данном плоде творчества Дмитрия Лёвушкина как важном достижении в сфере «развития личности» или чего-то подобного. Причём множество хвалебных рецензий на разных ресурсах были подписаны пользователями с высоким рейтингом на соответствующих ресурсах, то есть людьми вроде как социально адаптированными, не такими изгоями и фриками, как сам Джонни.

Но какой же товар втюхивал своим адептам Дмитрий Лёвушкин? Прежде чем ответить на этот вопрос, полезно проанализировать, кому и как он его продавал. Подобно психолухам и особенно организаторам тренингов, психосект и т.д., Дмитрий Лёвушкин старался искать своих клиентов среди наиболее уязвимых, склонных считать исключительно самих себя виновными в собственных проблемах.

Так, в самом начале предисловия к своему опусу он пишет:

«Если вы из тех, кто наконец-то понял, что источником ваших жизненных и психологических проблем являетесь вы сами, а не кто-то другой – вы сами как таковой, то есть все то, что называется вашей личностью, вся та куча дерьма в вашей голове, которая называется убеждениями, верованиями, комплексами, обидами, психологическими травмами, глюками, страхами, вашим прошлым, вашим ожидаемым будущим; Если вы понимаете, что альтернативы тому, чтобы отправить все это «хозяйство» на

помойку, просто нет (если, конечно, вы хотите жить, а не прозябать)»...

Естественно, такое вступление помогает Дмитрию по максимуму снять ответственность с себя:

«Как и в случае других методик работы с подсознанием и «мозгами» вообще, очень многое зависит от вашего исходного состояния – то есть, насколько глубоко вы в заднице, насколько у вас замусорены «мозги», сколько у вас имеется «глюков» и каких именно, сколько мусора тянется из прошлого».

Он не высказывает, таким образом, и тени сомнения, что адепт его учения пребывает по жизни в заднице и с замусоренными мозгами – вопрос может стоять только, как глубоко и насколько. После чего заявляет: «Менять свою жизнь или нет – ваше личное дело, и мне совершенно наплевать, будете вы и дальше сидеть в заднице, или вылезете из нее».

В описанном подходе, обычно характерном для организаторов деструктивных тренингов, он особенно напоминает, кстати, такого гуру, как Вернер Эрхард (см. «Психосекты. Ловцы раненых душ»).

Дмитрий Лёвушкин предлагает своим читателям с помощью ядрёного суслика избавиться от переполняющего их головы «ментального дерьма» и обрести свободу. Сделать это им предстоит, перепрограммируя своё подсознание при помощи специальных протоколов, часть из которых бесплатны, но требуют большого объёма работы, а другие, якобы обладающие особой эффективностью, должны приобретаться за отдельную плату. О том, как она выглядят, даёт представление следующий

«Протокол «Йа Креведко».
Эти инструкции – для тебя, НАШЕ подсознание.
Эти инструкции инсталлируют протокол «Йа Креведко». Начиная с этого момента, все ранее выданные инструкции, касающиеся протокола «Йа Креведко», в его более ранних модификациях, прошу считать недействительными, и всю работу по протоколу «Йа Креведко» вести только по этой версии инструкции. Если какой-то материал в настоящее время находится в обработке по более старому протоколу, прошу перевести его на обработку по новому протоколу, начиная с этого момента.

Начиная с момента активации механизма обработки, описанного в этой инструкции, после произнесения специальной ключевой фразы («Йа Креведко СТАРТ»), ты будешь проводить полностью автономную и автоматическую работу по следующей процедуре:

Сначала ты устранишь любого рода сопротивление обработке нижеописанного материала, неверие в возможность и результаты обработки, а также любого рода страх перед этой обработкой, обрабатывая каждое сопротивление, неверие и страх при помощи протокола «Обработай это».

После этого ты произведешь обработку всего имеющегося у НАС материала, вне зависимости от того, помним ли этот материал, или нет. В случае, если МЫ чувствуем нежелание обрабатывать какой-то материал, или блокируем его в каких-то закрытых областях памяти, или иным образом сопротивляемся любой работе с этим материалом, ты будешь обрабатывать каждое сопротивление, нежелание, блокировку при помощи протокола «Обработай это».

Под материалом в данной инструкции имеется в виду:
•Любые представления о том, кем или какими МЫ являемся, были или будем когда-либо, а также какими мы должны быть, должны были быть и должны будем быть;

•Любые представления о том, кем или какими другие люди или существа являются, были или будут когда-либо, представления о том, какими они должны бы быть и как они должны бы действовать и поступать, a также НАШИ ожидания от других людей и существ;

•Любые представления о том, каким является мир, вселенная, жизнь и реальность вообще, какими они были или будут когда-либо, представления о том, какими они должны бы быть и как они должны функционировать, а также НАШИ ожидания от мира, вселенной, жизни и реальности вообще, представления о НАШЕМ месте во вселенной, жизни и реальности, и НАШЕМ взаимодействии с ними;

•Все НАШИ представления, идеи, фантазии, мысли, теории, знания, убеждения, верования, постулаты и решения, имеющие любое отношение к вышеописанному материалу, которые у НАС есть или когда-либо были в прошлом (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущем (как в этой, так и в будущих жизнях), а также которые имеются сейчас.

•Все НАШИ комплексы, страхи, беспокойства и опасения, любым образом связанные с вышеназванным материалом, которые у НАС есть или когда-либо были в прошлом (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущем (как в этой, так и в будущих жизнях).

•Любого рода критицизм, осуждение, непрощение, обиды, претензии, зависть, недоверие, раздражение, ненависть, жалость, злость, угрызения совести или чувство вины или стыда, или любого другого типа негативное отношение к себе, другим существам, людям, реальности и миру вообще, в связи с любым вышеперечисленным в этом протоколе материалом, которые у НАС есть или когда-либо были в прошлом (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущем (как в этой, так и в будущих жизнях).

•Все аффирмации, афоризмы, пословицы, поговорки, крылатые слова, анекдоты, байки, мифы, легенды, сказки, истории, а так же расхожее мнение и житейская мудрость, каким-либо образом связанные с этим материалом, которые МЫ знали или любым образом воспринимали когда-либо в прошлом (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущем (как в этой, так и в будущих жизнях).

Обработку каждого из этого материала, без какого либо исключения, ты будешь вести по протоколу «Обработай это».

После обработки всего вышеперечисленного материала, ты произведешь круговой процессинг от лица всех задействованных в вышеперечисленном материале людей и существ, а также любого бога, мира и реальности вообще. Ты по очереди идентифицируешься с каждым из этих людей и существ, групп, богом, миром и реальностью вообще, и проведешь процессинг всего вышеперечисленного материала, а также любого отношения этих людей, существ, бога, мира и реальности вообще к НАМ, с помощью протокола «Обработай это».

После этого, ты найдешь все диссоциированные/отделенные части НАШЕЙ личности, ставшие таковыми в результате любых из вышеперечисленных эпизодов, а также любые части личности, имеющие любое отношение к этим эпизодам, и проведешь процессинг всего вышеназванного материала от лица каждой из этих частей без исключения при помощи протокола «Обработай это». После этого, ты интегрируешь каждую из этих частей с НАМИ с помощью протокола «Слив».

Кроме того, касательно каждого из вышеназванных людей, существ, групп людей или существ, ты обработаешь с помощью протокола «Обработай это»:

•НАШИ представления о том, кем или каким он является, являлся в прошлом или будет являться в будущем;

•НАШИ представления о том, какими он должен быть и как он должен действовать и поступать;

•НАШИ ожидания от него;
•НАШЕ мнение о том, что именно он о НАС думает сейчас, думал в прошлом или будет думать в будущем;

•НАШЕ мнение о том, как он к НАМ относится, относился или будет относиться;

•НАШЕ мнение о том, что он говорит о НАС, говорил или будет говорить;

•НАШЕ мнение о том, как он влияет на НАС, влиял или будет влиять;

•НАШЕ мнение о том, что он сделал НАМ в прошлом или сделает в будущем;

•Вообще любые мысли, картинки, эмоции и ощущения в теле, абсолютно любым образом связанные с ним;

•А также абсолютно любое НАШЕ отношение к нему вообще;

После этого, ты проведешь полную процедуру прощения всех задействованных в вышеописанном материале людей, существ, групп людей, бога, мира и реальности вообще, а также НАС самих, при помощи протокола прощения «Хоппо», выполняемого тобой в воображении в фоновом автоматическом режиме.

Данный механизм обработки деактивируется, и данная инструкция перестанет действовать, автоматически после того, как весь имеющийся у НАС материал, будет обработан тобой с помощью протокола «Йа Креведко». При необходимости, МЫ можем временно приостановить обработку, после произнесения НАМИ ключевой фразы «Йа Креведко СТОП».

Обработку материала ты будешь делать для НАС совершенно автоматически и полностью автономно, круглосуточно, во время НАШЕГО сна и бодрствования, и без ущерба для сна и функционирования в бодрствующем состоянии. Вся работа по обработке материала, будет производиться тобой максимально мягко и безболезненно. Ты также будешь обрабатывать любое неверие в возможность и результаты этой обработки, а также любой страх, связанный с этой обработкой, и любые негативные эмоции или эмоциональные состояния, а также любое сопротивление, которое МЫ можем иметь по отношению к этой обработке, с помощью протокола «Обработай это».

Вся работа по протоколу «Йа Креведко» будет тобой проведена в течение 3 земных суток или менее с момента первоначальной активации данного механизма. Распределение нагрузки на НАШ организм будет тобой произведено максимально равномерно, так чтобы не допускать перегрузок. Запуск механизма обработки, а также остановку его, после произнесения соответствующих определенных выше ключевых фраз, ты будешь сигнализировать при помощи зевания НАШЕГО организма.

НАШЕ подсознание, ты всегда будешь делать все то, что МЫ описали в этой инструкции, начиная с этого момента, вне зависимости от того, в каком состоянии, в каких обстоятельствах, в какой ситуации или в каком ментальном или эмоциональном состоянии МЫ находимся. И МЫ благодарим тебя и глубоко признательны тебе и уважаем тебя за то, что ты всегда остаешься НАШИМ верным и преданным слугой.

Конец инструкций».

Пробегая глазами по диагонали эти материалы (разумеется, у него никогда не хватило бы терпения прочитать их от начала до конца, не говоря уже о многократном прочтении, как делали те, кто «работал» согласно упомянутым протоколам), Джонни приходил в ужас. Даже явно «неадекватная» Ирка не воспринимала суслика всерьёз, используя его по большей части только для приколов и троллинга. Например, когда к ней подходили Свидетели Иеговы и предлагали поговорить о Боге, она принималась им рассказывать про сусликов, управляющих нами из космоса, которым мы должны приносить дары, дабы великий суслик гармонии поселился в душе. Даже матёрые сектанты не выдерживали такого бредового натиска ответной проповеди, и вынуждены были спасаться бегством.

Но что же тогда творилось в головах у тех, кто всерьёз, день за днём, месяц за месяцем, «прорабатывал» протоколы и даже платил за них деньги?!

С особенным презрением, видимо, Дмитрий Лёвушкин относился к своим читательницам, которым был адресован следующий протокол, попирающий не только здравую логику, но и элементарные принципы физиологии:

ВЕРХ
Процедура обработки следующая:
1. Ты обработаешь все причины того, что вес НАШЕГО тела превышает оптимальные 50 килограмм, а процент содержания жира - 15%, процент содержания воды 50% при помощи протокола «Обработай это», как с НАШЕЙ точки зрения, так и с точек зрения всех задействованных в данной проблеме органов и систем НАШЕГО организма, а также задействованных (по нашему мнению) в этой проблеме других людей и существ, путем Кругового Процессинга от имени всех задействованных в проблеме органов, систем, людей и существ.

2. Ты обработаешь с помощью протокола «Обработай это» любое неверие и сомнение в то, что вес, процент содержания жира и воды в организме, форма тела могут быть изменены подсознанием по нашему желанию.

3. Ты обработаешь с помощью протокола «Обработай это» любое имеющееся у НАС недоверие подсознанию в том, что оно может успешно регулировать функции и форму НАШЕГО тела.

4. Каждую ночь во время НАШЕГО сна ты будешь проводить следующую процедуру:

* Ты выделишь отдельную, полностью изолированную и не влияющую на НАШЕ функционирование и самочувствие, область подсознания, в которой ты будешь в дальнейшем проводить процедуру. Эта отдельная область будет служить своего рода защитным буфером, предназначенным для защиты НАШЕГО существа от любых возможных непредвиденных негативных последствий, могущих возникнуть в процессе процедуры.

* Ты проведешь, полностью в воображении, но таким образом, чтобы влияние оказывалось на органы, мышцы НАШЕГО тела, жир и воду в нашем организме, следующие действия:

* Полную симуляцию 20 повторений комплекса упражнений «Бодифлекс» из 11 упражнений, как описано в имеющейся у НАС инструкции по Бодифлексу. Ты ускоришь время симуляции так, чтобы выполнение 20 повторений комплекса заняло 1 час земного времени, но сохранишь при этом все нагрузки на мышцы, жир и воду, и все системы организма так, как будто в действительности МЫ выполнили 20 повторений.

* Полную симуляцию 5 занятий плаванием в бассейне в течение 60 минут каждое. Ты ускоришь время симуляции так, чтобы выполнение 5 повторений занятия заняло 1 час земного времени, но сохранишь при этом все нагрузки на мышцы и системы организма так, как будто в действительности МЫ выполнили 5 повторений.

* Полную симуляцию пятичасовой пробежки по парку в среднем темпе. Ты ускоришь время симуляции так, чтобы выполнение этой пробежки заняло 1 час земного времени, но сохранишь при этом все нагрузки на мышцы и системы организма так, как будто в действительности МЫ бегали 5 часов.

* Полную симуляцию одночасового посещения сауны со средней температурой воздуха 80 градусов Цельсия.

* Полную симуляцию одночасового сеанса массажа всего тела.

* После окончания симуляции упражнений, ты рассоздашь эту отдельную область подсознания, забирая в распоряжение всего подсознания эту область и соответствующие ей ресурсы подсознания.

* Ты будешь воздействовать на ткани НАШЕГО тела таким образом, чтобы подкожный жировой слой уменьшался вплоть до минимально необходимого для НАШЕГО организма уровня.

* Ты отрегулируешь наш аппетит и наши привычки в еде таким образом, чтобы в дальнейшем вес НАШЕГО тела держался на стабильном уровне 50 килограмм.

Скорость снижения веса НАШЕГО тела и уменьшения процента содержания жира в организме с помощью вышеприведенной процедуры ты будешь регулировать так, чтобы она равнялась 1 килограмму в неделю, и чтобы снижение веса остановилось при достижении целевого веса 50 килограмм, то есть через 5 недель после первоначального запуска данного механизма, а снижение процента содержания жира происходило со скоростью 2% в неделю и остановилось через пять недель на отметке 15%.

Процесс снижения веса ты будешь производить путем сжигания лишнего жира, который есть в нашем организме, доведя его содержание до 15%.

В процессе похудения ты уменьшишь объем наших бедер до 90 см, объем талии до 60 см.

Ты отрегулируешь наше похудение таким образом, что визуально уменьшатся наши ягодицы, объем бедер, исчезнет лишний животик, похудеют ноги, руки, лицо (щеки).

Наша грудь при этом останется прежнего размера или увеличится до требуемого объема 90см.

Процесс снижения веса будет проходить одновременно с процессом набора мышечной массы. При этом будут видны спортивные контуры наших мышц и сами мышцы - ног, рук, пресса, спины.

НИЗ

Конечно, в самом приведённом выше тексте протокола нигде не упоминается пол, однако вес 50 кг (который вряд ли может быть признан оптимальным или желанным для мужчины), а также пресловутые 90-60-90 не оставляют никаких сомнений в том, кому на самом деле адресована инструкция.

Впрочем, с чисто человеческих, эмоциональных позиций Джонни мог понять чувства фанатов суслика, анализируя то, как на них играл Дмитрий Лёвушкин, с позиций поведенческой экономики. Создателю системы было важно, чтобы адепт не просто ознакомился с её основными положениями, но непременно стал систематически «работать над собой» по ней. Зачем? А просто после того, как на суслика будет потрачено достаточно много времени, человеку будет всё труднее честно сказать себе: «Я такая дура, потратила на занятия этой абсурдной хренью месяцы (а то и годы!) своей жизни!» В этом плане ситуация напоминала ту, в которой оказывалась паства психосекты системно-векторной психологии, платя сначала сотни, а затем тысячи долларов за тренинги главаря культа Юрия Баблана (см. «Психосекты. Ловцы раненых душ»).

Зачем же тогда люди начинали заниматься подобной ерундой изначально? Джонни видел тому разнообразные причины:

Во-первых, многие обыватели жили под гнётом идеологии крысиных бегов: Им постоянно приходилось думать не только о том, как удовлетворить свои объективные нужды, но и сравнивать свои результаты с показателями таких же обывателей в навязанной извне потреб***кой гонке. При этом, те или иные признаки отставания (а угнаться во всём за всеми, естественно, было проблематично) вгоняли многих в депрессию. Эти «неудачники» невольно задавались вопросами: «Почему это случилось со мной? Неужели я хуже других?!»

И тут психолухи и прочие представители индустрии обмана, сколачивавшие свои состояния, трахая чужие мозги, услужливо подсказывали ответ: «Конечно, ты можешь до конца жизни сетовать на то, как несправедлив мир, как тебя подставили и вообще плохо с тобой поступили другие. Но окружающая действительность от этого не изменится. Единственное, что ты можешь изменить – ты сам».

Во-вторых, идеология потребления навязывала специализацию, «лучше доверить профессионалу, чем пытаться самому». Людям как бы говорили: «Да, конечно, ты и только ты сам(а) виноват(а) в своих проблемах. Но если до сих пор тебе не удалось самостоятельно выбраться из той задницы, в которой ты находишься, может, пора обратиться за помощью к специалисту, пока ещё не слишком поздно»? Ситуация усугублялась муссируемым психолухами мифом, что человек не может быть самому себе психотерапевтом. Это, мол, как сам себе стоматолог: неудобно, больно и чревато серьёзными осложнениями.

Наконец, самое, пожалуй, главное – отсутствие сколько-нибудь серьёзных фундаментальных знаний о мире даже у тех, кто наскрёб денег на приличный диплом. Лакей новой власти Фурсенко и его приспешники не зря старались разрушить старую добрую систему образования: Малограмотный человек, способный по большей части лишь жрать, испражняться (ах, пардон, ещё фотографировать себя на телефон в туалете!) и совокупляться – очень удобный потребитель, которому при помощи ловко построенной рекламы можно без проблем продавать разные товары и услуги, принесут они ему на самом деле пользу, или нет. К тому же, при таком уровне отечественных технологий быть неучем не проблема.

Кроме того, человеку, которому вовремя не вбили в голову, как в старой доброй советской школе, что бытие определяет сознание, можно успешно внушать всякую хрень – очень удобное обстоятельство для тех, кто готов на этом заработать. Например, психосоматические мифы о том, что его даже самые что ни на есть телесные болезни являются следствием неправильных мыслей или неуместных эмоций. Естественно, Дмитрий Лёвушкин, подобно прочим шарлатанам, также не преминул этим воспользоваться в своём опусе: «Неурегулированное прошлое – это... подрываемое с каждым днем здоровье. Или вы думаете, что все те обиды, непрощение и осуждение, которые вы в себе таскаете, пройдут для вашего тела даром? 95% болезней имеют психическую природу – как раньше говорили (и, кстати, совершенно правильно), «все болезни от нервов». Теперь представьте себе, что с вашим организмом делает весь этот психический яд из прошлого!»

Тем же, кто смеет сомневаться в способности их собственных ментальных процессов творить с ними такие злые штуки, можно накидать мути в глаза рекламными статейками о роли подсознания. И не беда, что понятие это в том виде, как оно обычно используется, по большей части лишено смысла, восходя, по сути, к высеру буйной фантазии хитрого еврея дедушки Фрейда, зарабатывавшего на этом деньги. Зато сколько мошенников норовит на нём нажиться, включая, опять-таки, Дмитрия Лёвушкина, который также лезет со свиным рылом в калашный ряд сознание наивных лохов перепрограммировать!
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

В самом начале разговора Леночка приветливо улыбнулась и задала вопрос, поразивший Джонни своей неуместностью на данном этапе их общения: «Муся, ты меня любишь?» Джонни вздрогнул...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Дорогие читатели! Настоящая работа завершает серию «Красавица Леночка», рассказывающую на приближенных к жизни примерах о внутреннем мире психопатов и прочих деструктивных...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Таковы примерно были мысли Джонни, когда Ирка в их ночном виртуальном разговоре упомянула тему ядрёного суслика. А тем временем его собеседница становилась настроенной всё мрачнее...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Вернувшись домой, Джонни успокоился совсем. Теперь, вспоминая инцидент, он цинично думал: ну и сиди, дура, без проездного, а также без подарка на 8 марта! Под влиянием таких мыслей...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Услышав вопрос об Андрее, Женя засветился энтузиазмом. Хорошо чувствовалось, как он гордится своим знанием про удивительные события, имевшие место в реальной жизни. И был рад...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Женя галантно не стал допытываться, что препятствовало Александре вернуться домой, муж ли, который её бьёт, или что-то ещё. Для него очевидным было только одно: нынешнее состояние...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты