Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Вернувшись домой, Джонни успокоился совсем. Теперь, вспоминая инцидент, он цинично думал: ну и сиди, дура, без проездного, а также без подарка на 8 марта! Под влиянием таких мыслей Джонни даже не хотел отвечать, когда Леночка позвонила ему в воскресенье 3 марта.
Красавица Леночка: Прощание с Сучкой
Но всё же любопытство узнать, в какой форме она попросит обратно свой проездной взяло верх, и Джонни решил послушать.

Леночка, как всегда, не растерялась. Она для начала разыграла благодарность, напомнив о том, как он осенью прошлого года выручил её, заменив неработающий монитор. Теперь мне снова нужна твоя помощь,– сказала Леночка. Потом она принялась описывать, как у неё сильно греется и от этого выключается компьютер.

Джонни понял: чтобы вернуть свой проездной, Леночка решила предложить ему то, против чего он точно не сможет устоять – пригласить его к себе домой. И теперь Джонни уже не думал о том, как Леночка его не только использовала изначально, чтобы купить проездной, но ещё и организовала, чтобы он по её первому зову сам к ней примчался не только его вернуть, но ещё и помочь с компьютером. Нет. Всю дорогу к ней Джонни мечтал о возможности, когда она отлучится ненадолго, тайком скопировать с её компа себе на флешку какие-нибудь файлы, содержащие важную информацию о Леночке. Таким образом, он надеялся получить более достоверные и объективные сведения о ней, не завязанные на ей собственные рассказы, в которых полно вранья.

Но на практике, конечно же, Леночка показала себя не такой дурой, или, во всяком случае, повела себя не так глупо, как рассчитывал Джонни. Когда Джонни подключил к её компьютеру флешку с тестами (на которую, разумеется, в случае чего, влезло бы ещё много интересовавших его материалов), Леночка стояла у него «над душой», пристально наблюдая за его действиями.

Теперь у Джонни была другая идея: под предлогом возни с компьютером проторчать подольше у Леночки, дабы у неё было больше времени высказаться по тем или иным вопросам. Но чтобы найти основания для этого, Джонни необходимо было вначале убедиться в том, что некоторые элементы компьютера действительно сильно греются.

Как ни странно, это оказалось действительно так, т.е. по данному пункту Леночка не врала. Запустив привезённую с собой на флэшке портативную версию программы AIDA 64 Engineer Edition, Джонни увидел температуры центрального процессора и видеоадаптера порядка семидесяти градусов. И это в «простое»! Как-то до хрена,– подумал Джонни. И ведь температуры такого плана, очевидно, были не первый день. Теперь Джонни не давала покоя странная мысль. Почему психопатам так везёт?!– недоумевал он. Ведь если бы в его, клиентском или собственном компьютере детали работали на таких температурах, там давно уже бы что-нибудь накрылось! А у этой ... Особенно Джонни впечатляла ситуация с процессором. Компании Advanced Micro Devices вообще не удались процессоры, выпущенные по 65-нанометровой технологии. Ведь недаром же на рынке появилось столько трёхъядерных «камней» от AMD – производителю необходимо было реализовать огромные партии брака с битым четвёртым ядром! И даже эти обрезки у многих пользователей дохли направо и налево! Но стоявший в компе у Леночки, как ни странно, продолжал работать! Причём, несмотря на хронический перегрев! К тому же, у неё был пресловутый Phenom 9500, из тех, что были выпущены с дефектной кэш-памятью! И, тем не менее, он исправно работал, как ни в чём не бывало! А Леночка не жаловалась не производительность! Более того, в тот единственный раз, когда она в ночь на 23 февраля 2011 года сидела дома у Джонни за его компом, выразила недовольство «почему так долго грузится»! Мол, у неё дома всё работает гораздо быстрее. И это при том, что Phenom 9500 по своей производительности смешон в сравнении со старым добрым Intel QX9650, установленным тогда в компьютере Джонни.

Ну почему, почему этим психопатам так везёт даже с техникой, в которой они ни хрена не понимают?– терялся в догадках Джонни, вынимая систему охлаждения процессора и видео адаптер из компьютера Леночки. Такая ситуация представлялась Джонни не просто необъяснимой с каких-либо рациональных позиций, но и одним из проявлений глобальной вселенской несправедливости, казалось, преследовавшей его в разных своих ипостасях всю жизнь.

Но неожиданно Джонни осенила разгадка. Нет, разумеется, на самом деле у психопатов техника и прочие вещи выходили из строя ничуть не реже, нежели у прочих людей. Нет. В противном случае это было бы действительно противно природе. Ведь если не брать во внимание случаи неосторожного обращения (которого у психопатов, очевидно, было даже больше, чем у прочих) выход вещей из строя был вызван естественным износом в сочетании с рядом случайных процессов. Просто когда у психопатов что-то действительно ломалось, они не упивались подолгу страданиями по этому поводу, как было свойственно невротикам наподобие Джонни, а организовывали таких как он исправлять. Бесплатно.

А на этот раз его даже позвали сюда исправлять компьютер не просто так, а чтобы он заодно вернул купленный на свои средства проездной. Обидно, да?– подумал Джонни, неожиданно осознавший неутешительный для него смысл происходящего в квартире Леночки. Но, коль скоро его организовали этим заниматься, необходимо было выполнить добровольно взятую на себя работу, а не предаваться бессмысленным в данной ситуации рефлексиям.

Поэтому, получив утвердительный ответ на свой риторический, по сути, вопрос: «у тебя есть фен?», Джонни принялся сначала мыть, а затем тщательно просушивать системы охлаждения. Подержав в течение нескольких минут с нехарактерным для неё видом старательной помощницы (точнее, изображать старательную помощницу она могла очень хорошо, просто сама роль была для неё нехарактерна!) детали, на которые Джонни направлял поток тёплого воздуха, Леночка внезапно сделала нечто совершенно неожиданное. Она резко подошла к крану и открыла его. После чего подошла обратно к Джонни, чтобы дальше держать детали, подвергаемые сушке. Тем временем вода продолжала хлестать из крана. Джонни вначале даже не мог сообразить смысл происходящего. Тогда, словно отвечая на его немой вопрос «зачем?», а скорее просто недоумённый, тупо-растерянный вид, Леночка пояснила.

Она сказала: «Это соседи там что-то делают». После чего добавила, словно прочитав по удивлённому взгляду Джонни, что сообщённой ею информации недостаточно: «Поэтому здесь такой запах». Джонни ещё немного тупил, глядя на Леночку, после чего до него, наконец, дошло, о чём речь. В маленькой, однокомнатной квартирке, где Леночка жила со своей мамой, был совмещённый санузел. Соответственно, работа по мойке и сушке систем охлаждения, которой занимался Джонни, проводилась фактически в туалете. Леночкина мама, видимо, не в силах больше жить на одной территории с такой дочерью, какое-то время назад свалила к своему шестидесятилетнему кавалеру. И у неё, естественно, наверняка не было особого желания возвращаться и чистить унитаз в квартире взращённого ею монстра. Но и сама Леночка у себя дома, разумеется, этим заниматься не собиралась. А на уборщицу, которая сделает это за неё, хотя бы гастарбайтершу, тоже пока у начальников и прочих своих мужиков не насосала!

Но это всё, в принципе, было понятно. Джонни и сам у себя дома не уделял должного (по меркам обывателей) внимания чистке унитаза, даже несмотря на свой панически-ипохондрический страх перед микроорганизмами – в конце концов, не прыгнут же они на него оттуда! Удивляло другое. Ведь если бы Леночка специально не завела речь о запахе, Джонни бы и вовсе об этом не подумал! Так кто же тогда её за язык-то тянул?!

Задаваясь этим вопросом, Джонни не мог не отметить для себя, как, при всей своей необычности, Леночка в этом была похожа на нормальных людей. Они могли прийти в исступление от микрочастиц говна, прилипших к внутренним стенкам унитаза и распылять токсический «освежитель» воздуха, но при этом ничуть не смущаться тоннами морального дерьма, которое они ежедневно наваливали в души других.

По сути, они боялись того, что обычно никак не попадает обратно вовнутрь человека. Ведь с точки зрения биологии, всё, что проходит через ЖКТ на любом его участке, в нормальных условиях находится ВНЕ тела, а попадание содержимого «внутрь», в брюшную полость, скажем, в результате перфорации толстого кишечника, несёт катастрофические, фатальные последствия для всего организма.

В то же время, куда меньше дискомфорта у «нормальных» людей вызывает то, как день за днём они впитывают тканью своего мозга потоки ментального дерьма, обрушивающиеся на них из разных каналов: государственная пропаганда, реклама, сериалы и иные ТВ-шоу, ложь и унижения со стороны так называемых «близких» людей и т.д. Некоторые, конечно, пытаются «очиститься», обращаясь к «специалистам», однако те же психолухи и им подобные в данной ситуации скорее играют роль того ядовитого «освежителя воздуха».

Именно описанное искажённое восприятие, видимо, толкнуло в данной ситуации Леночку на абсурдное поведение, которое, используя популярное у пиндосов и прочих англоязычных выражение, особенно уместное для происходящего в помещении санузла, можно назвать «пердёж мозгом» («brain fart»). И, разумеется, Леночкиной маме придётся заплатить за кубометры воды, вылитые дочерью в попытке смыть свои предрассудки.

Взгляд Джонни также невольно упал на радиатор системы охлаждения процессора, который в плане своих функциональных параметров представлял собой Г. ещё то. Тонкая алюминиевая конструкция марки «Titan» лишь одним громким названием напоминала могучих персонажей классических мифов Греции. Зато блестящий корпус Леночкиного компьютера был шикарным и наверняка дорогущим. Такое сочетание красочной, привлекательной обёртки и дешёвой, невзрачной начинки, едва способной выполнять свои функции охлаждения процессора с высоким энергопотреблением, вдруг показалось Джонни изумительной аллегорией, отражающей ценности людей эпохи нарциссизма.

Следующим выразительным эпизодом в его общении с Леночкой стала для Джонни ситуация, возникшая в связи с покупкой ей подарка на 8 марта. В тот праздничный день она пришла на встречу с ним в ресторан в новой шубе. Джонни вспомнил, как ещё полтора года назад Леночка тянула из него деньги, мотивируя это «мне нужно купить шубку на зиму». Насосала-таки, значит,– ехидно подумал он, но вслух ничего не сказал. Несомненно, она специально нацепила обновку именно в тот день, дабы продемонстрировать ему, какие «подарки» получает от других и соответственно задать масштаб цены презента, который она хочет получить от него. Заметив взгляд Джонни, устремлённый на её новый наряд, Леночка произнесла презрительно: «Да, я себе новую шубку купила! Сама накопила! От тебя же не дождёшься!..»

Но Джонни не поддержал её игру. Когда Леночка в ответ на прямой вопрос: «что ты хочешь на 8 марта?» заявила о своём желании получить новый телефон, а именно вышедший на российский рынок полгода назад iPhone 5, Джонни отказался наотрез. Про себя он подумал при этом цинично: за айфон иди у своих начальников и прочих кавалеров за щёку бери! Но вслух он этого, разумеется, не произнёс, а просто заявил: «дорого», и предложил выбрать какой-нибудь «обычный» современный смартфон.

Как и следовало предполагать, услышав это, Леночка вначале долго презрительно фыркала про «жмотство и жлобство» Джонни, а потом, наконец, по принципу «лучше, чем ничего», предложила подарить ей новую розовую, «бабскую» модель Гнусмаса, в те дни активно рекламируемую практически перед каждым фильмом, который они смотрели вместе.

Заметив желаемый телефон в витрине офиса компании «Гигафон», расположенного в здании торгового центра, куда они ходили в кино, Леночка потянула Джонни за рукав: «Смотри, вон, давай купим здесь». Но Джонни вначале отрицательно покачал головой: «Да ты чё! Он здесь восемь тысяч стоит! Они охренели совсем!» И сказал, что купит за шесть в «кибермаркете» электроники, где обычно покупал железки. Но Леночка, как обычно, не полезла за словами в карман, и заявила, что:

Во-первых, хочет увидеть и посмотреть телефон перед покупкой, а кибермаркет при более низкой цене такой возможности не даёт;

Во-вторых, прямо сказала Джонни, мол, знаю я тебя, и выразила опасения, что после одной из размолвок, столь часто случавшихся у них в последнее время, он вообще расхочет покупать ей телефон.

В этот момент в их разговор как раз вмешался менеджер офиса компании «Гигафон», ставший невольным свидетелем их разногласий. Он, как принято у представителей этой породы, сразу же принялся верещать о том, какие у них сейчас проходят праздничные и прочие акции, а потому, мол, как раз у вас этот телефон получится за шесть тысяч.

Джонни, разумеется, сразу подумал, что «здесь есть непременно какой-то подвох», но чувствовал себя слишком неважно, чтобы планировать ещё специально поездки куда-то специально за телефоном или выспрашивать у торговца подробности, касающиеся проводимых акций. Да и Леночка так смотрела на него...

И только когда сделка была уже заключена и довольная Леночка уже вертела в руках свой подарок, выяснились неприятные детали. Да, одна скидка в тысячу рублей действительно была просто «честным» вычетом из цены, но другую на ту же сумму компания – оператор связи могла лишь «компенсировать» услугами интернет на телефоне. Но вот незадача: Леночка брезговала пользоваться «Гигафоном» в качестве оператора мобильной связи и сама сидела на «Пчелайне». Джонни же, давно отставший от жизни и потому никогда не выходивший в интернет с телефона, также не мог воспользоваться второй частью скидки, о чём ему даже явно указал тот же самый менеджер, презрительно вылупившийся на быдлофон за тысячу рублей, с которого обычно звонил и писал смс Джонни.

После покупки подарка этого подарка Леночке у Джонни на душе остался неприятный осадок. И дело было даже не в потерянной тысяче рублей. Джонни было бы не так обидно, продавайся тот телефон везде за восемь килорублей. Но как он мог надеяться, что психопатка Леночка не будет обманывать людей, когда обычные торгаши типа этого менеджера по продажам компании Гигафон в своей повседневной деятельности ведут себя подобным образом?! И у этих людей от природы нет дефекта, который бы принципиально мешал формированию у них совести! Нет! Они попросту осознанно выбирают ею не пользоваться в решении своих профессиональных задач, так как иначе попросту ничего не заработают и другие такие же «менеджеры по продажам» станут их презирать и клеймить неудачниками! А ведь на этом, по сути, построен весь долбаный бизнес! Компании обычно добиваются успеха, а владеющие ими толстосумы сколачивают огромные состояния, вовсе не выпуская товары лучшего качества и предлагая их по более низкой цене, нет! Гораздо выгоднее оказывается инвестировать в шумные, лживые рекламные акции, а также обучать своих сотрудников, даже самых мелких сошек типа того менеджера, с которым имел дело Джонни, грамотно ездить по ушам клиентов.

Однако на истории с покупкой подарка для Леночки неприятности Джонни не закончились. Напротив, складывалось впечатление, что история с телефоном открыла сплошную цепь неудач, неумолимо преследовавших с тех пор Джонни до конца его дней. Возникало ощущение, что сама жизнь его, которая уже давно дала трещину, начала расходиться по швам, прежде чем открыть в конце пути чёрную пропасть, именуемую смертью.

Рушились все надежды для Джонни и в общении с Леночкой. Так, некоторое время он тщетно лелеял мечты об индивидуальных занятиях с Леночкой английским языком. Собственно, она сама вначале предложила ему такую идею, видимо, после того как на очередном собеседовании интервьюеры поинтересовались её уровнем. Нет, разумеется, речь и не могла идти о какой-либо оплате Леночкой таких уроков в денежной или «натуральной» (от слова «натура») форме. Тем не менее, Джонни не рассматривал такие занятия как эксплуатацию его ею. Нет, напротив, ему очень нравилась перспектива такого сотрудничества: Леночка с его помощью изучает английский, а он изучает её.

Однако к огромному разочарованию Джонни, Леночка в итоге отказалась от этой затеи. Надо думать, систематические занятия по изучению какой бы то ни было учебной дисциплины были слишком скучными для её импульсивной натуры. К тому же, Леночка прекрасно понимала: учитывая социальный климат, сложившийся в отечественном бизнесе, такой молодой очаровательной женщине как она было гораздо важнее в совершенстве владеть языком, чтобы при случае ласкать начальнику его жезл власти.

Но даже после её окончательного отказа от бесплатных индивидуальных занятий с ним английским, Джонни не оставлял идею помочь ей приобретать знания в данной области. Он специально выложил для Леночки на файловый обменник изумительный словарик в картинках с произношением носителями языка, чтобы она могла скачать и установить себе на компьютер. Но когда Джонни попытался проинструктировать её по скайпу как инсталлировать программу, его ждало множество неприятных переживаний. Он расстраивался, злился (про себя) и недоумевал, почему с другими, кому он то же самое объяснял, всё получалось, а с ней нет, пока, наконец, не осознал один очень важный момент: Леночка, которая давно установила этот софт, получала садистское удовлетворение, издевалась над ним таким образом! Да-да, иногда психопатам нравится так развлекаться!

Следующее разочарование поджидало Джонни, когда он попытался более формально протестировать Леночкину личность. Джонни был в курсе предостережения Роберта Хэра, ведущего западного специалиста по психопатам, о том, насколько бесперспективны тесты наподобие MMPI – 2 применительно к данному контингенту: такие субъекты будут попросту спорадически врать, отвечая на вопросы, сводя тем самым результаты исследования к нулю! И, тем не менее, Джонни не мог устоять перед соблазном испробовать на Леночке локализованную компьютерную версию легендарного опросника, скачанную им с известного торрент-трекера.

Однако коварная красавица, попросив сначала прислать ей программу, не выказала особого энтузиазма относительно выполнения до конца, сказав, что вопросов слишком много, а потому ей лень этим заниматься. Джонни не мог не отметить про себя противоречие с тем, что когда-то Леночка говорила ему о том, как ей нравится выполнять различные «психологические тесты». Через какое-то время, однако, Леночка выразила готовность пойти на компромисс. Мол, если Джонни «очень надо», она соблаговолит заполнить опросник, при условии, что ей компенсируют затраченные ею на это усилия некоторым количеством денежных средств. Леночка также упомянула о своей готовности проявить в данной ситуации снисхождение к нищете Джонни и удовольствоваться всего несколькими тысячами рублей.

Выслушав столь «заманчивое» предложение, Джонни, разумеется, был в который раз шокирован наглостью своей собеседницы, однако в то же время согласился, оговорившись, впрочем, что заплатит только в том случае, если найдёт результаты осмысленными, после чего попросил Леночку отвечать на все вопросы максимально правдиво.

Через какое-то время, когда, по оценкам Джонни, Леночка должна была закончить выполнение теста, она написала ему с недовольным смайликом о том, что не прошла до конца, т.к. «программа сама закрылась». Мол, Джонни должен доплатить за то, что тест его «ещё и глючит». Джонни догадался о смысле этого трюка. Нет, она, вероятно, не собиралась специально тянуть из него дополнительные деньги таким образом, т.к. в противном случае, наверное, запросила бы больше изначально. Скорее, по завершении теста результаты показались Леночке слишком похожими на реальные черты её личности, которые ей не хотелось раскрывать перед ним, даже если за это заплатят немного денег.

Получив, наконец, результаты теста, Джонни принялся жадно их разглядывать, с азартом блаженного лоха, стирающего защитный слой с лотерейного билетика в надежде выиграть по нему миллион. Однако практически тут же лицо его исказилось выражением невыносимой обиды и разочарования: лажа! Теперь он скорее напоминал «счастливого» обладателя акций МММ, купленных в обмен на заложенную квартиру, который только что узнал, что никаких выплат не будет.

Вскоре, правда, Джонни опомнился: ведь за лотерейный билет-то он ещё не заплатил! И теперь уже не собирался, учитывая, как его попытались обмануть!

С одной стороны, конечно, Джонни понимал всю ограниченность подобных опросников, даже достаточно больших, как он видел на примере своих собственных результатов. Даже то, с чем, казалось бы, можно было в принципе согласиться, интерпретировалось в расшифровке совершенно неуместным образом. Так, например, про него утверждалось: «Эти лица характеризуются серьезным беспокойством и тревогой за состояние своего физического здоровья...», и это вроде бы соответствовало действительности. Однако далее расшифровка была совершенно безобразной, словно специально ориентированной на психолухов, пытающихся продать свои консультативные услуги людям, чьи результаты теста якобы указывали на некоторую патологию. Например, применительно к случаю Джонни программа выдала такое продолжение приведённого выше фрагмента: «что может вести к ипохондрическому развитию личности». И ещё более показательно:

«В поведении лиц данного типа борьба с болезнью перерождается на самом деле в борьбу за право считаться больным, т.к. статус больного для них, как правило, неосознанно представляет нечто вроде алиби по отношению к чувству вины за недостаточную социальную активность. Этот тип профиля отражает устранение тревоги за счет соматизации (<повышенного внимания к физическим симптомам>) и вытеснения её (тревоги) с формированием демонстративного поведения.

Реакции такого типа позволяют истолковывать жизненные затруднения, неспособность оправдать ожидания окружающих, несоответствие собственному уровню притязаний и т.п. с точки зрения социальной приемлемости и как представляющиеся рациональными самому обследуемому. (Соматическая симптоматика – вполне обоснованная причина снижения активности; утомление, неспособность к концентрации внимания и т.п. – приемлемое объяснение низкой производительности, профессиональных ошибок, неспособности решать сложные проблемы).

Соматические жалобы могут использоваться для давления на окружающих с целью получения преимуществ и рационального объяснения своей враждебности и недовольства своим местом в социальной группе. Асоциальное поведение в этом случае встречается редко, а соматические жалобы отличаются большим постоянством и резистентны к терапевтическому воздействию».

Но Джонни прекрасно понимал: «Эти лица чрезвычайно озабочены своими медицинскими проблемами..., склонны к образованию навязчивых страхов, как правило, перед конкретным заболеванием (инфаркт, рак и др.)..., они углублены в свои самонаблюдения и физические симптомы...» в основном по банальной причине: им ФИЗИЧЕСКИ ПЛОХО!

И «лица с подобной картиной профиля могут испытывать истерические приступы, характеризующиеся кратковременным страхом, сердцебиением, потливостью, головокружением, бессонницей», поскольку у них имеется неисправность в организме, приводящая к частой активации и повышенной чувствительности вегетативной нервной системы. Просто не только психолухам, но часто и настоящим врачам, увы, оказывается удобнее заклеймить возникающие эпизоды (в которых виноватыми оказываются, таким образом, сами больные), «истерическими приступами», нежели разбираться в деталях патофизиологических механизмов. И т.д. и т.п.

Однако если в случае Джонни основной проблемой теста была неуместная интерпретация действительно демонстрируемых им закономерностей поведения программой (точнее, составителями материала, на основе которого она была создана), с Леночкой ситуация обстояла иначе. Она, скорее всего, не хотела предстать такой, как есть, пусть даже посредством теста, и сделать себя тем самым более уязвимой перед человеком, которому дала возможность узнать себя лучше, а потому осознанно выбирала ответы, заведомо неприменимые к ней, дабы исказить результат. И даже перспектива не получить небольшую сумму денег не останавливала её перед обманом. Видимо, возможность обдурить Джонни была для неё ценнее. Тем более, она могла считать его большим лохом, чем он был на самом деле, таким, который в любом случае не посмеет не заплатить.

Но Джонни был настроен иначе. Когда Леночка спросила, он резко ответил, что не собирается ей давать денег за выполнение теста, т.к. ответы были ею введены заведомо не соответствующие действительности, и потому результаты представляли собой полную лажу. Леночка же, как обычно в подобных ситуациях сердито и хладнокровно, сказала, что заполняла всё как есть на самом деле, а недостоверность теста уже не её проблема. После чего, словно ища как бы ещё унизить Джонни, добавила, что иной реакции она и не ожидала от представителя низкосортного генофонда недомужчин, не способных отвечать за свои слова и выполнять взятые на себя обязательства.

Следующее разочарование для Джонни было связано с азартной игрой, в которую его попыталась втянуть Леночка. Она и прежде уже звала его сыграть в «Монополию» онлайн, но тогда не сложилось из-за конфликта между ними. Теперь же Джонни ухватился за эту возможность узнать её с новой стороны. Но как только он начал играть, его тут же охватили неприятные, тревожные мысли. Ему почему-то вспомнилось, как он играл в Монополию в детстве. Уже тогда с этой игрой была связана для него загадка, из-за которой он переживал массу огорчений и в целом чувствовал себя униженно. С одной стороны, дедушка, который его так любил, часто называл Джонни умным мальчиком. Ему также вторили многие взрослые, ради развлечения заставлявшие Джонни, словно дрессированную обезьянку, складывать большие числа. Но стоило Джонни сесть играть в Монополию со своими сверстниками, как он практически неизменно быстро разорялся и проигрывал. Джонни недоумевал, каким образом, например, его троюродный брат практически одного возраста с ним (на два дня младше) каждый раз побеждал его в этой игре. Неужели этот недалёкий троечник, чья родная бабка пыталась нагреть советское государство, за что при Сталине получила (вполне заслуженно!) несколько лет колонии, и который, по его словам, мечтал, когда он вырастет, уехать в Америку и стать там гангстером,– был умнее его?! А может, это просто игра была такая, для плохих мальчиков?– недоумевал тогда расстроенный Джонни.

Практически тут же, правда, Джонни попытался взять себя в руки. Ведь он уже давно не тот забитый, неуверенный мальчик, каким был в детстве, верно? Как-никак, несмотря на все трудности и проблемы со здоровьем он стал мыслящим и знающим человеком, который, хоть и не кончал в институтах, но смог самостоятельно дать себе хорошее образование. Так неужели он не в состоянии обыграть эту соску и её гоп-компанию?!

И вначале, действительно, его дела пошли в гору. Я покажу вам класс,– думал Джонни, самодовольно и злорадно потирая руки. Но торжество его было недолгим. Пара невезений, столь частых в игре со значительным элементом случайности, заставили Джонни нервничать, из-за чего он дополнительно совершил ряд досадных ошибок, значительно ухудшивших его ситуацию. Положение усугублялось также кучей навязчивых симптомов, терзавших Джонни и вынуждавших его выполнять бессмысленные ритуалы, следовать магии «хороших» и «плохих» чисел в ущерб разумной логике и т.д. В результате, он не только бесполезно транжирил свои когнитивные ресурсы, особенно ценные в игровой ситуации, когда время на обдумывание ограничено, но и принимал неверные решения. Как следствие, со временем Джонни начал проигрывать.

И тут его накрыло! Внезапно Джонни словно снова ощутил себя ревущим шестилетним мальчиком, судорожно перемешивающим фигуры на шахматной доске в предвкушении проигрыша, вместо того чтобы довести партию до логичного финала. Тогда дедушка жалел его и специально поддавался, дабы не провоцировать подобные ситуации. Однако теперь времена изменились, игры стали взрослыми и отношение других участников к такому поведению совсем иным. И Джонни вроде бы это понимал, но... ничего не мог с собой поделать. Поняв неизбежность проигрыша, он стал совершать один за другим совершенно абсурдные с точки зрения игровой логики шаги, явно направленные на то, чтобы ускорить разорение.

Леночка не могла не заметить этого. И когда партия была закончена, принялась отчитывать Джонни в скайпе. Видимо, она хотела, чтобы он умел хорошо не только играть, но и проигрывать с достоинством, как подобает мужчине. Он же, вместо того чтобы, собрав волю и реакцию в кулак, бороться до последнего, и, возможно, в последний момент спасти положение, повёл себя подобно истеричной барышне, в критический момент выпускающей из рук руль и с визгом «ой, всё!» закрывающей лицо руками, словно такой жест может спасти её от неминуемой катастрофы.

Джонни прекрасно понимал: Леночка теперь будет ещё больше презирать его. Но, как ни странно, почему-то не стал сильно расстраиваться по этому поводу. Напротив, он утешал себя следующим образом: Допустим, он даже победил бы в этой игре. Тогда у него возникло бы желание играть ещё и ещё. А смысл? Ведь это всего лишь бессмысленная трата времени!

Леночке, конечно, в этом смысле было гораздо проще. Ей было достаточно пару раз взять за щёку у начальника, а остальное время, пока другие выполняли за неё настоящую работу, она могла зависать в монополии и прочих онлайн играх. Джонни же было необходимо не только трудиться за свои деньги, но также выкраивать возможность заниматься своими проектами, посвящёнными психопатам. Поэтому теперь Джонни утешал себя мыслью: пусть Леночка обыграла его в монополию, зато он поможет людям защитить себя от подобных ей деструктивных личностей в реальной жизни.

Однако на этом пути его также ждали сплошные разочарования. Теперь, сколько он ни размещал информацию о своём сайте в разных гостевых книгах, её либо удаляли (там, где ещё за порядком кто-то следил), либо они тонули в море спама порно-педофилов. И лишь изредка на сайт Джонни обращали внимание, да и тогда наиболее частой реакцией были презрительные насмешки комментаторов.

Джонни даже пытался размещать свои ссылки в известной социальной сети, где обычно сидят подростки и вообще молодёжь. Но его быстро блокировали и записи удаляли, а со временем (и это было самое обидное) его объявления и вовсе начинали просто исчезать сами собой.

В итоге, несмотря на все старания Джонни, и без того практически незначительная посещаемость его сайта падала всё ниже по сравнению с февральским уровнем. Складывалось впечатление, что его ресурс упёрся в некий внутренний предел, за которым он не был нужен никому. Джонни уже начинал приходить в полное отчаяние, когда Леночка преподнесла ему очередной сюрприз. Она неожиданно позвонила ему и предложила встретиться в ресторане.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

В самом начале разговора Леночка приветливо улыбнулась и задала вопрос, поразивший Джонни своей неуместностью на данном этапе их общения: «Муся, ты меня любишь?» Джонни вздрогнул...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Впрочем, это был не единственный вопрос, занимавший Джонни в те дни. Не меньше его мысли были заняты той, с кем он снова встретился примерно неделю назад. Джонни не верил в чудеса...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Дорогие читатели! Настоящая работа завершает серию «Красавица Леночка», рассказывающую на приближенных к жизни примерах о внутреннем мире психопатов и прочих деструктивных...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Таковы примерно были мысли Джонни, когда Ирка в их ночном виртуальном разговоре упомянула тему ядрёного суслика. А тем временем его собеседница становилась настроенной всё мрачнее...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Услышав вопрос об Андрее, Женя засветился энтузиазмом. Хорошо чувствовалось, как он гордится своим знанием про удивительные события, имевшие место в реальной жизни. И был рад...

Красавица Леночка: Прощание с Сучкой

Женя галантно не стал допытываться, что препятствовало Александре вернуться домой, муж ли, который её бьёт, или что-то ещё. Для него очевидным было только одно: нынешнее состояние...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты