Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв, 6-1

ГЛАВА 6
Все, произошедшее в медицинской комнате, три собравшихся здесь человека ре-шили хранить в глубочайшей тайне. Румын беспокоился больше всех, ведь это он являет-ся инициатором произошедшего.

— Да скажи ты обо всем прямо, — говорил командир. — Признайся во всем.

— Это будет не так просто.
— Поразмысли сам, ведь ничего плохого в твоих действиях нет.

— Да, Румын, вы изобрели такой фантастический аппарат, в конце концов оживи-ли Мэккона.

— Да, что ни говори, а ты заслуживаешь к себе уважения.

— Конечно, — подтвердил Алексей. — Вас могут наградить. Не могут, а точно на-градят.

— Хорошо, друзья! — радостно сказал Румын. — Я признаюсь во всем. Все равно рано или поздно это откроется. Но, чур, уговор: мало ли что, вдруг возникнут какие-то проблемы. В этом случае вы походатайствуйте за меня.

— Хорошо, — дуэтом ответили Алексей и Мэккон, после чего они переглянулись. Вышли из корабля они все втроем.

Космодром был таким же, каким однажды приснился Алексею. С одной его сторо-ны располагался большой и густой лес, состоящий из могучих лиственных деревьев. То-гда мальчик увидел себя в самом его конце. Так было и в этот раз. Словом, все кругом в точности совпадало с его сном. Алексей в своем сне словно проник в будущее.

Весь космодром был устлан совершенно гладким сероватым материалом, который казался бесконечным: уходил куда-то вдаль, за горизонт. Метров через сто от корабля, на котором Алексей недавно прилетел сюда, начинались толстые поперечные линии, кото-рые, казалось, тоже были бесконечными. Эти линии были своеобразным знаком, указы-вающим кораблю место посадки. Об этом, не ожидая вопроса юноши, рассказал ему Мэк-кон.

Чуть поодаль виднелось множество кораблей, совершенно не похожих на их звез-долет. Эти корабли немного походили на самолеты и маленькие удивительные круги, ко-торые ездили взад и вперед и, наверное, являлись какими-то машинами. Чуть попозже Алексею объяснят, что эти корабли уже устарели и что их в скором будущем использо-вать не будут. А пока эти машины еще служат, им находят практическое применение.

На другой стороне космодрома находилась огромная башня, будто отлитая из оло-ва. Она была так высока, что ее конец не был виден — он утонул в облаках. Облака на этой планете ничем не отличались от земных. Взглянув на них, Алексей вдруг почувство-вал что-то близкое, родное ему, так эта планета напоминала Землю. Ему на миг даже по-казалось, что он ощущает легкий земной ветерок с запахами земных растений и другими запахами, какими-то неведомыми, которые юноша ощущал, проходя по улицам родного села Нового Сурско-Литовска.

Солнце на Эй зи Коне было таким же, как и на Земле. Вообще, глядя на это этой, как-то не верилось, что это не Земля, а совершенно другая, очень далекая от нее планета, находящаяся в иной галактике.

Мельберн, как только все оказались снаружи корабля, тут же начал обо всем увле-кательно рассказывать Алексею. Оказалось, что из этой большой башней на космодроме можно по радио связаться со всеми точками планеты и даже галактики. Этот центр осна-щен сверхмощными компьютерами. «Это — главный пункт космодрома, — говорил мальчику Мельберн. — И один из главных пунктов всей планеты. Таких установок на Эй зи Коне, кроме этого, еще два. Всего их, как видишь, три. Из этого следует, что столько же на нашей планете и крупных космодромов». Далее мужчина сказал, что дома, в кото-рых живут люди, расположены очень далеко от этого места (положено, чтоб так было) и что очень скоро все члены экипажа туда отправятся.

— И ты, наконец, увидишь, Алексей, где все мы проживаем, — сказал Мельберн.

Алексею стало еще веселее на душе, чем прежде. Ведь он вскоре увидит жилые массивы Эй зи Коны. Он улыбнулся, ему очень хотелось подпрыгнуть пару раз от пере-полненности чувствами. Юноша понимал, что ему предстоит увидать не только это, но еще очень и очень многое.

Румын открыл собеседникам тайну воскрешения Мэккона. Гость этой планеты стал свидетелем раскрытия великого таинства. Мальчик видел, как знакомые ему космонавты с веселыми лицами (а многие из них показывали, казалось, все зубы, которые у них имеются), зашли в межзвездник. Впереди всех шел Румын. Глаза его при этом искрились таинственным блеском. Алексей, хорошо понимавший настроение любого человека, глядя лишь на его физиономию, никогда и нигде не встречал подобного. Не зная причины, он вряд ли смог бы прочесть что-либо по лицу врача.

Зайдя в комнату, Румын показал всем камеру, где долгое время находился Мэккон и объяснил, как он сам в это время действовал. Он говорил:

— Мне пришлось вложить в это дело все свои знания и интуицию.

И вот все вышли из корабля. Люди, собравшись у межзвездника, начали о чем-то тихонько переговариваться. Их лица не переставали сиятьи. Алексей с большим интере-сом наблюдал за происходящим со стороны. Он то смотрел на столпившихся людей, то на межзвездный корабль, то на космодром, то вдаль, за горизонт. Какое-то особое, приятное чувство ощущал он в себе. Он радовался тому, что находится сейчас на Эй зи Коне и во-обще, радовался, что рядом с ним такие верные друзья, такие прекрасные люди, лучше которых, как ему казалось, не сыскать во всей вселенной. Вот один из них обернулся к землянину и сказал:

— Алексей, чего ты там стоишь? Подходи к нам. Ты, конечно, не обижаешься на нас за то, что мы, если можно так сказать, обманули тебя. Тогда, в корабле роль Мэккона играл я.

Юноша увидел, что этот человек очень походил на командира. Но здесь не обош-лось без отличной гримировки, как он сам понял.

— Вы правы, — ответил Алексей. — Я ничуть не обижаюсь. Вы поступили так, как поступил бы и я. Вообще, на вашем месте так поступил бы каждый. — Юноша улыбнулся, по очереди окинув взглядом всех, находящихся рядом.

— Сейчас за нами должен подойти автобус, — сказал один из космонавтов. — А вот он уже выткнулся из-за поворота.

Все обернулись. Из-за леса по большой дороге быстро перемещалось транспортное средство, внешним видом очень похожее на земной Икарус. Как выяснилось чуть позже, двери этого автобуса были немного шире, чем у Икарусов. Кроме того, имелся второй этаж. Другой была и форма окон, которых насчитывалось всего четыре. Они равномерно распределялись по периметру этой машины.

И вот автобус остановился возле звездолета. Все вошли вовнутрь. Внутреннее строение и убранство автобуса было похожим на салоны земных автобусов. Здесь тоже был водитель, кабина которого находилась за перегородкой и казалась чуть выше самого салона. Может, так оно и было, так как к ней вели три ребристых ступеньки, причем реб-ристость имела вид мелких квадратиков.

С Алексеем сел Румын, который на протяжении долгого пути с ним разговаривал. Врач рассказал юноше много интересного и удивительного. Он рассказал о том, что шо-фер данного транспортного средства совсем не участвует в управлении автобусом. «В на-чале пути, — говорил Румын, — он при необходимости задает компьютеру программу, за четким исполнением которой следят другие такие же компьютеры. Результаты работы контролируемых компьютеров высвечиваются на табло». Затем приятель провел Алексея в кабину, чтобы показать все на месте. Сказав водителю — или, правильнее сказать, на-блюдающему движение — несколько слов, Румын пригласил Алексея пройти в кабину.

Как только юноша вошел туда, у него немного закружилась голова. Это произошло от быстро сменившейся, к тому же еще совершенно незнакомой обстановки. Войдя в ка-бину, любой землянин понял бы, как сложно устроена эта машины, а главное — оценил бы высокий уровень развития самой внеземной цивилизации.

В кабине, имеющей средние размеры, было уютно. Водитель постоянно приветли-во улыбался, смотря то на приборы, то на незнакомого гостя. Здесь почти весь пульт за-нимали различные табло и экраны. Лишь небольшая его часть состояла из разных рыча-гов и кнопок. Педалей в кабине не было. А окно кабины, в отличие от салона, было сплошным, занимало всю протяженность кабины.

Когда приятели снова сели, Румын продолжил свой рассказ об этом забавном авто-бусе. Юноша узнал, что подобные автобусы работают только на космодроме. Транспорт-ные средства, перевозящие людей в пределах близлежащих населенных пунктов, — со-всем другие.

— Они очень похожи на земные двойные автобусы, — говорил врач. — Ты слу-шай меня, а сам смотри в окно,изучай наши окрестности.

Мимо быстро передвигающегося автобуса проносились дома. Все они были одно-этажными. Вот автобус выехал на мост, отливающий белизной. Гладь воды под ним так блестела, что юноша невольно зажмуривал глаза. Вскоре после этого наступила темнота. Ничего не понимая, Алексей огляделся вокруг. Впереди автобуса виднелся квадрат посте-пенно увеличивающийся света. Мальчик понял, что машина находится сейчас в туннеле.

— Слушай теперь, что казалось Мэккону, когда он был мертвым, — сказал Румын, толкнув при этом Алексея локтем в бок, отвлекая от рассматривания туннеля. Алексей перестал смотреть в окно и начал глядеть на собеседника. — На Эй зи Коне такая особен-ность была подмечена давно. Мертвым всегда открывается то, что живым недоступно. Благодаря оживлению мертвых, конечно, не таким путем, каким я оживил Мэккона, уче-ные очень многое узнали.

Во время рассказа Румына мальчик посматривал на него расширенными от востор-га глазами. Глаза его почти не моргали.

Оказывается, когда командир экипажа умер, ему начали чудиться различные виде-ния. Он видел как будто сон. Самое главное из его видения было то, что ему открылось немало таинственного в области космоса, многое из которого он, к великому сожалению, позабыл.

Мэккону снилось, что часть космоса, находящаяся недалеко от Эй зи Коны (сюда почти не заглядывали эйзиконяне: все ученые были заняты Землей и Марсом, о чем речь пойдет несколько позже) имеет такой район, пролетая по которому, корабль путешествует во времени. При посадке такого корабля — после того, как он пролетит через это место, — на любую планету, корабль оказывается в совершенно ином времени. В прошлом или в будущем. Вероятно, как рассказывал приятель Алексея, всем этим управляет некая неве-домая сила, скорее всего, неизвестная цивилизация. Причем, пролетая через эти неизвест-ные слои космоса, можно совершить посадку не только на близлежащей планете, но и в любой точке вселенной, при этом оказавшись там в другом времени.

— А вот какой механизм на это действует, — говорил Румын, — не известно. К великому сожалению Мэккон этого узнать не успел. Я его рано оживил. — Сказав последнюю фразу, врач слегка улыбнулся.

— Здесь, я думаю, может быть только одно из двух, — ответил Алексей. — Либо, как вы только что говорили, этим участком управляет некий высший разум, либо поле корабля каким-то образом взаимодействует с полевой субстанцией самого межзвездника.

— Ты знаешь, и этот вариант не исключен.
Еще Мэккону снилось, что на свете всего можно добиться (как это ни странно) с помощью заклинаний. Заклинания сами по себе являются всего-навсего набором звуков, то есть — вибрацией.

— Жаль, — говорил Румын, — что Мэккон не помнит ни единого заклинания. Эти наборы звуков взаимодействуют с полем вселенной; от этого и получается результат. Еще он узнал, что все на свете подчиняется чему-то сверхъестественному, что, наверное, нико-гда не будет нам известно, хотя знания у нас немалые. Это такая высшая субстанция, ко-торую на Земле называют Богом. Существуют еще, кроме нас, множество высокоразвитых цивилизаций, которые, изучая нас, вносят кое-какие коррективы в нашу жизнь. Вот подумай, Алексей, может ли природа спонтанно создать то, что существует сейчас в мире. А сколько в нашем мире необычного, таинственного. Сама природа если бы что и создала, то это было бы на таком примитивном уровне, что трудно себе представить. Во всем чувствуется прикосновение высшего начала, какой-то высшей разумной силы. Возьми хотя бы строение живых существ, растений. Их устройство словно кем-то очень хорошо продумано. Знаешь, Алексей, наш мир полон загадок. Все их невозможно разгадать. Именно невозможно. Это самое правильное определение.

Воспользовавшись непродолжительной паузой, Алексей снова посмотрел в окно. Теперь там открывался совершенно другой мир. Одноэтажные дома сменились много-этажными. Они были не менее красивы, чем прежние. Каждый из них обладал неповторимой красотой. Рассматривая чужие городские пейзажи, Алексей одновременно находил в них и знакомое ему, и родное; а в то же время было много незнакомого. Вдалеке виднелись различные арки, разукрашенные разнообразными узорами. Юноше вдруг захотелось подойти к ним поближе и потрогать руками.

Одинакового ничего не было: все имело отличительные формы и размеры. Все бы-ло новым и неповторимым.

Высоко в небе пролетел дирижабль, очень похожий по внешнему виду на земной.

— А что, на этой планете еще существуют дирижабли? — спросил Алексей у Ру-мына, о чем-то задумавшегося.

— Конечно. У нас на планете нет ни водных кораблей, ни поездов. Все перево-зится с помощью вот таких летательных аппаратов. Тебе, конечно же, очень нравятся такие аппараты. — Врач посмотрел на постепенно отдаляющийся дирижабль, ярко бле-стящий на солнце.

— Да, вы правы. Очень красиво. Они такие удивительные, интересные. Прямо та-кие же, как на моей родной планете.

— Да, сходство большое. А этот факт, Алексей, доказывает нам, что существует некий единый закон природы. Это еще раз говорит о том, что в мире имеется какая-то тайна. Само по себе, то есть, спонтанно, такое поразительное сходство возникнуть не мог-ло, это просто невозможно.

— Румын, объясните мне, пожалуйста, почему на Эй зи Коне когда-то писали кни-ги на русском языке?

— Видишь ли, Алексей, с самого начала, как только здесь узнали о Земле, хотели вступить с ее обитателями в контакт. Поэтому мы выбрали один из наиболее распростра-ненных языков и написали на нем вот такие книги для землян. Немалую роль в выборе языка сыграла высокая духовность русских людей, их нравственная чистота и душевное богатство.

— А у вас имеются другие книги на русском языке? О чем-то другом, на иную те-матику?

— Конечно, есть. Я предупреждаю твой вопрос и заранее говорю, что в скором времени ты сможешь их прочесть. Я приложу все усилия и достану для моего друга такую литературу.

— Спасибо вам большое. Вы настоящий друг, — Алексей улыбнулся.

И вот — конец пути. Автобус остановился у длинного двухэтажного здания темно-красного цвета. Лишь прозрачные стекла блистали на его фоне, отлично от него выделяясь.

— Этот дом в нашей области один, — говорили Алексею космонавты. — Построек подобного рода нигде нет. Это специальное здание для космонавтов. Здесь все мы живем. В каждом районе конструкции таких домов различные. Но все их объединяет единое сходство — красный цвет.

Вблизи этого красного здания ничего не было. Постройки начинались примерно в ста метрах от него.

Сразу Алексею бросилось в глаза то, что грунт здесь был голубоватого цвета. Юноша посмотрел вокруг себя. Синеватой почве, казалось, не было предела. И тогда он спросил у одного из членов экипажа:

—А почему грунт здесь имеет такой странный оттенок? Возле космодрома и там, где мы проезжали, добираясь сюда, он был черным.

— Это у нас синезем, — ответили ему. — На этой планете, так же, как и на Земле, имеется множество видов почв. Только они у нас для тебя более удивительные, чем на твоей планете. На Эй зи Коне имеется пять видов почв: синяя, черная, оранжевая, зеленая и серая, которая кажется издалека слегка беловатой. Конечно, ты понимаешь, что это цвет примесей, находящихся в почве. Ведь почва — перегной, который во всех мирах имеет один цвет — черноватый. Большую роль здесь играют и микроорганизмы.

ГЛАВА 7
Красное здание, где проживали космонавты, чем-то напоминало Алексею его дом. Ведь он живет почти в таком же здании, только зеленого цвета. Кроме того, внутри все также было похожим.

Дом имел одно отличие от земных домов, которые состояли из нескольких подъез-дов. Здесь был лишь один подъезд. Крыша здания тоже была похожей. Она лишь казалась немного искривленной. Материал, из которого была изготовлена крыша, был ослепитель-но желтого цвета. При движении человека она, казалось, подмигивала ему. Вся крыша была в разнообразных узорах. В основном это были зигзагообразные кривые. Но и такое однообразие придавало не только самой крыше, но и всему зданию необычайную красоту. «На Земле, — думал Алексей, — у этого дома было бы не меньше пяти подъездов».

И вот юноша оказался внутри дома. Сначала он даже немного потерялся в длинном коридоре. Вход на этаж располагался как раз на его середине. Здесь были такие же, как и на Земле, двери квартир. На одной из глухих стен, где не было дверей, висел длинный ряд фотографий. Алексей догадался, что это фотографии жильцов дома. Под каждой фотографией размещалась надпись, говорящая, видимо, как кого зовут и в каком месте (а по-земному, в каком номере квартиры) живет данный человек.

Внутри все стены были окрашены в салатный цвет. «Это для того, чтобы здесь люди снимали нервное напряжение от работы, отдыхали, — объяснял юноше Румын. — Ведь у нас очень сложная работа. Ты, конечно, знаешь, что этот цвет успокаивает челове-ка».

— Да. Это очень приятный цвет. Я люблю такой оттенок. Он в самом деле успо-каивающе действует на глаза. Очень мягкий тон, — согласился Алексей.

Еще с самого начала юношу спросили о том, в чьей семье он хотел бы проживать. Алексей, не долго думая, выбрал командира космической экспедиции — Мэккона. Сделав свой выбор, мальчик спросил, обращаясь ко всем:

— А я смогу погостить со временем у всех?
— Безусловно, — за всех ответил сам командир. — С завтрашнего же дня и начи-най. Сегодня уже поздно.

Мэккон повел Алексея в свою квартиру, рядом с которой находилась квартира Ру-мына. Этажем ниже проживал Эйреми, по соседству с которым жил Мельберн.

У Мэккона в квартире было пять комнат. Он рассказывал юноше, что все квартиры в этом доме такие. С Мэкконом жили: его жена и двое детей — мальчик и девочка. Маль-чик был постарше.

Как только Алексей вошел в квартиру Мэккона, командир сказал:

— Знакомься. Это моя жена, Мэккис. Это сын, Мэккиф, а это дочь — Мэккина. Ты, наверное, заметил, что имена у всех очень похожи. На Эй зи Коне так принято. Родители сами выбирают детям такие имена. На Земле, кмолодые юноша и девушка сочетаются браком, они по желанию выбирают или фамилию мужа или фамилию жены. У нас подоб-ная же история. Но только у нас на планете фамилий и отчеств нет, и супруги выбирают какое-то одно имя.

— А я вам не помешаю? — спросил Алексей.
— Нет, конечно, — отвечал Мэккон. — Наоборот, мы очень рады, что у нас такой необычный гость. Ну, проходи, не стесняйся. Будь, как дома, — Мэккон усмехнулся.

Поначалу Алексей чувствовал себя в этом доме неловко, ведь он — гость с другой планеты. Юноша словно куда-то провалился, когда с ним заговорили дети Мэккона, с ко-торыми тот остался наедине.

— Твоя родная планета — Земля? — сразу спросила Мэккина. Это было и так по-нятно, просто ей нужно было с чего-то начать разговор.

— Да, — ответил юноша, — я живу на Земле.
— А у вас там хорошо, — спросил Мэккиф, — на Земле?

— Очень хорошо. Почти как здесь.
— Не хочу хвастать, — сказал Мэккиф, — но наш город не самый красивый на этой планете. Здесь есть места красивее. О них, я думаю, ты вскоре узнаешь, побывав там.

— У нас тоже имеются города лучше, — проговорил Алексей и, чувствуя, что не-взначай соврал, начал краснеть. Но разговор, как ни в чем не бывало, продолжился.

— Мне известно, — сказала Мэккина, — что у Эй зи Коны и Земли очень много похожего. Это ведь правда?

— Конечно, правда, — сказал вошедший в комнату Мэккон. — А сейчас, дорогие друзья, попрошу всех пройти на кухню. Там вас ждет очень вкусный ужин.

Пока все едят, воспользуемся моментом и опишем квартиру, в которой оказался Алексей, и всех, проживающих в ней.

Все стены в квартире были разрисованы замысловатыми узорами, где, казалось, смешались все краски и оттенки, существующие на свете. Каждая комната имела индиви-дуальный рисунок. Потолок первой комнаты был испещрен мелкими коричневатыми ли-ниями. Потолок второй имел крупные клетки, в центрах которых располагались желтые квадраты, овалы, многоугольники. Третья комната имела потолок, которыйсостоял из ко-сых красных полос с темно-синими краями. На потолке четвертой комнаты изображались желтые круги на белом фоне. А в пятой, последней комнате через весь потолок пролегала семицветная радуга.

В каждой комнате стояла мебель с красноватым оттенком, множество других предметов, с которыми Алексею еще предстоит ознакомиться. В одной комнате находился большой телевизор, по внешнему виду очень похожий на земной. Везде с потолков свисали люстры. Гость с другой планеты даже и не подозревал, что существует такая красота. В отличие от остального убранстваи оформления, они были одинаковыми. Разноцветные стеклышки у их оснований так переливались на свету, что у Алексея с каждым новым взблеском, как ему казалось, снова и снова подпрыгивало сердце. Эти люстры оказывали какое-то магическое влияние на него. Причиной была не только их необычайная красота, но и неповторимость.

Окна в квартире были одинаковые. Все они имели форму, напоминающую квадрат со скошенным углом. Рамы окон окрашены в сероватый цвет, а пространство между ра-мой занимали самые обыкновенные стекла. Да, юноша не смог отличить этот материал от земных стекол.

Теперь о жильцах. Все мужчины, в том числе и Алексей, носили сплошную одеж-ду, которая была выполнена из очень гладкого материала. У Мэккона она была фиолето-вой, у Мэккифа — светло-зеленой. Алексей носил костюм наполовину фиолетовый, наполовину светло-зеленый. Возможно, так было подобрано не случайно.

Женщины же, в отличие от мужчин, носили одежду, резко утолщающуюся вниз от пояса, откуда отходили длинные нити средней толщины, достающие почти до самого по-ла. Попросту говоря, эта одежда напоминала юбки.

После вкусного легкого ужина Мэккон сказал: «А теперь, друзья, как бы нам этого ни хотелось, будем ложиться спать. Время уже позднее. Завтра нас ждет много интересно-го. Особенно интересно будет, конечно же, нашему гостю».

Спальня оказалась весьма просторной. В ней размещалось восемь то ли кроватей, то ли диванов. Все они было старательно заправлены. Алексею предложили спальное ме-сто, что стояло между кроватями Мэккона и Мэккифа, от чего тот не отказался. На мягкой постели юноша сразу заснул. Ему приснилось, что он водит по Земле, по своему родному селу всю эту семью и рассказывает прошлое и настоящее этой местности. Мальчик очень интересовался историей родного села, и по его просьбе бабушка и дедушка рассказывали ему о прошлом. Во сне юноша был к гостям очень добр, гостеприимен. Вот, словно из ни-откуда, появилась мать Алексея — человек добрый и отзывчивый.

Ощущения во сне были реальными. У Алексея при виде матери по телу пробежал легкий холодок. У него внутри все немного похолодело, а в голове как бы невзначай за-вертелась мысль: как же далеко находится она — в другой галактике, за многие сотни све-товых лет от меня. Алексей даже во сне понимал, что это ему снится.

Он проснулся среди ночи. На его часах было два часа. Ему вдруг стало очень инте-ресно посмотреть на небо этой планеты. «Интересно, где же здесь Земля, — подумал юноша, подойдя к окну. — Завтра нужно будет обязательно спросить об этом у кого-нибудь».

Все на небосводе было таким же, как и на Земле, только созвездия были незнако-мыми. Как не присматривался к ним юноша, все равно понять ничего не смог.

Утром, когда проснулись ребята, Алексей заметил, что взрослых дома уже нет. Предупреждая его вопрос, Мэккиф сказал:

— Они очень рано уходят на работу. Так происходит всегда. Мать у нас работает в специальной типографии. Раньше там печатали книги, а сейчас записывают информацию на дискеты — это книги для компьютеров. Вот видишь этот предмет? Это и телевизор, и компьютер. Вот щель для дискеты. Как видишь, щель эта небольшая, следовательно, не-большой размер имеет и сама дискета. Но она может хранить в себе почти всю земную библиотеку.

— А сколько тебе лет, Мэккиф? — спросил Алексей, воспользовавшись паузой.

— Пятнадцать, а Мэккине почти тринадцать. А тебе сколько?

— Мне скоро одиннадцать, — ответил Алексей и усмехнулся. — Я здесь самый младший.

Вопросы, задаваемые Алексеем, не были непонятны Мэккифу. У этого человека не только речь была земной, но и строй мыслей, понятия и представления о мире. Словом, они общались так, как общаются люди на Земле.

Сразу после завтрака Мэккина хотела взять посуду у Алексея, чтоб помыть ее. Но тот возразил:

— Не стоит, Мэккина. Я помою ее сам.
Юноше не отказали в его просьбе. Такое простое дело было для него очень инте-ресным, ведь он моет посуду в новых, необычных условиях и необычным для него спосо-бом. Алексей положил посуду в специальный шкаф, оснащенный компьютером, который путем несложной диагностики определял, в какой степени и чем загрязнена данная вещь. После этого происходила очистка с помощью специальных полей, которые просто разла-гают загрязнения. Юноша все это проделывал под контролем Мэккины, которая до того, как начать пользоваться этим прибором для очистки посуды, рассказала обо всем и пока-зала, какие кнопки следует нажать.

— Ну, теперь я буду знать, как мыть посуду, если это можно назвать мытьем, — сказал Алексей после того, как все было сделано. — Здесь совсем нет ничего сложного. Теперь я смогу проделывать эту операцию самостоятельно.

Через некоторое время Алексей спросил:
— Мэккиф, а когда космонавты, с которыми я прибыл сюда, приходят домой? Я хотел бы побывать у них.

— Ты хочешь погостить у них? Это сможешь сделать через два дня, когда у них будут дни отдыха. Они должны были быть выходными сегодня, но на космодроме появи-лось какое-то важное дело. А через пару дней будет работать другая бригада.

Затем был составлен план на будущее. Вскоре Алексей будет путешествовать по окрестностям, изучая их и узнавая с каждым шагом все больше и больше. А пока решили побыть дома, где было немало интересного, например, игр.

Алексей обрадовался. Но все же в своем настроении он подметил и небольшую грусть. Он с вздохом произнес, глядя на Мэккифа:

— Жаль, что я не смогу тебя поводить по моему селу. Это было бы для меня очень увлекательно, интересно и приятно.

— Не стоит волноваться, — ответил Мэккиф. — Возможно, когда-нибудь это про-изойдет.

— Ты прав. Когда я повзрослею, я обязательно попрошусь погостить на Эй зи Коне еще хоть раз. А до того или после того, ты побываешь на Земле, у меня в гостях. Всем я буду говорить, что ты — мой друг детства.

— Знаешь, у меня тоже есть немалое желание походить по Земле, по твоему селу, например. А сейчас я предлагаю всем вместе сыграть в очень интересную игру.

— В какую?
— Сейчас увидишь. Мэккина, не желаешь ли ты сыграть с нами в кенин?

— Конечно, хочу, — ответила та и усмехнулась, — я люблю эту игру. Она очень забавная.

Игра в кенин была очень похожа на настольную игру в футбол. Здесь участвовали маленькие человечки-роботы, управлять которыми было совсем не сложно. У одного че-ловечка в руках находился круглый мяч, который каждый из троих играющих пытался захватить себе и положить в специальную корзину. У кого мяч больше всех побывал в корзине, тот и считался победителем. За результатами игры следил компьютер, высвечивая счет на специальном табло. Игра требовала быстроты реакции; как раз такие игры любил Алексей. однако почти все время побеждала Мэккина.

— Она у меня всегда выигрывает, — говорил Мэккиф. — У нее очень быстрая ре-акция.

— Это ничего, — ответил Алексей и усмехнулся. — Мы будем тренироваться. Ра-зовьем свою реакцию и тогда покажем, на что способны.

Весь день ребята играли в различные игры, имеющиеся в квартире. Все они были очень увлекательными для Алексея. Он решил прилету по обратно, на свою родную пла-нету, устраивать некоторые из этих игр со своими друзьями.

Вечером друзья подробно обговорили, что будут делать на следующий день. Завтра было решено начинать путешествия, причем с этой местности, где находился дом, в кото-ром проживают герои нашего романа.

Когда потемнело, Мэккиф по просьбе Алексея показал на небе Землю. Из окна ее не было видно, поэтому они вышли на улицу. Во дворе кругом стояли невысокие столбы, к которым не тянулись провода. Мощные прожекторы на этих столбах направляли свой свет на улицы, освещая на них все совершенно, как днем.

Земля была светящейся точечкой, как и остальные небесные тела. В этом беско-нечном мире звезд она показалась юноше такой маленькой и хрупкой, что у него невольно сжалось сердце. Он рассматривал все звезды, пытаясь найти хоть какую-то разницу иежду ними и своей планетой. Звезд было великое множество. Из них, казалось, состояло все небо. Но разницы он не находил. Земля подмигивала Алексею и всем жителям Эй зи Коны, словно передавая этим наилучшие пожелания и то, чего нельзя выразить словами.

ГЛАВА 8
Утром Алексею принесли новую одежду. Его научили пользоваться стиральной машиной, которая без ничего отстирывала белье и придавала ему разнообразные запахи.

— А как она действует? — спросил Алексей у Мэккис, когда та учила его пользо-ваться машиной.

— Да, я не успела тебе рассказать об этом. У этого агрегата имеется устройство, вырабатывающее особые электрические поля, которые, воздействуя на загрязнения и ос-тальные ненужные продукты, разлагают их. Аппарат этот имеет сложное устройство. Кроме этого, машина имеет резервуар, куда помешаются отделенные от одежды продукты загрязнения в несколько измененном виде.

Интересным был здесь выбор запаха для белья. Выбирая, можно было его ощутить, стоя возле машины. Сама же машина для стирки имела небольшой размер. Форма у нее была квадратной. Стояла она на четырех маленьких ножках. Алексей с самого начала, как только оказался в этом доме, обратил внимание на этот странный предмет по колено вы-сотой, который и оказался стиральной машиной.

Вскоре по телевидению началась трансляция земного художественного фильма, который, по словам Мэккифа, показывают по каналу телевидения впервые. Русские слова были слышны на половину громкости. Слова переводчика, который переводил все сказанное на язык эйзиконян, были для Алексея посторонними звуками.

Сначала юноше показалось необычным, что на этой планете показывают земной фильм. Но это ощущение вскоре прошло. Он вспомнил, как дома, сидя перед телевизором, часто щелкал семечки, что ему очень нравилось. Сейчас Алексею словно чего-то не хватало.

Фильм был о войне. Алексей как-то видел его на Земле. Это происходило так дав-но, что он не помнил даже, когда. Именно этот фильм произвел на юношу огромное впе-чатление и многому научил его. Мальчик заметил тогда некоторые нежелательные каче-ства в своем характере и старался подражать лучшим героям фильма. Он еще тогда понял, как хорошо быть честным, добрым, справедливым. С того дня Алексей начал воспитывать в себе смелость, быстроту реакции, терпение, силу воли, выносливость. Следует сказать, что это были не только его планы. Довольно-таки быстро он добился желаемых результатов. После просмотра фильма юноше захотелось сделать что-то хорошее, а главное — совершить какой-нибудь подвиг.

Характерен такой случай. Однажды, пока дома не было родителей, он навел там идеальный порядок, вымыл посуду. А родители пришли и не узнали своего сына, склон-ного к бездельничеству и баловству.

Алексей смотрел фильм, вспоминая прошлое. Перед его глазами проносились дни, когда он старался подражать героям. В конце концов юноша усмехнулся. Ему стало не-много смешно, что он не понимал раньше, каким следует быть человеку.

Язык людей планеты Эй зи Кона походил на какое-то бормотание. Ни один земля-нин не подумал бы, что это разговорная речь и что это речь вообще.

После фильма Мэккиф сказал Алексею, что на этой планете существует особая еда. Он говорил:

— Мы сейчас отведаем ее, после чего больше не будем испытывать чувства голода почти до самого вечера. Это растения, плоды которых похожи на земную фасоль. Вообще, эти плоды и по своим качествам и химическому составу также очень походят на это зем-ное растение. Основной компонент из всех питательных веществ — белок, только он имеет несколько другое строение, чем тот белок, который существует на Земле.

Съев по тарелке такой так называемой фасоли, ребята ощутили чувство сытости, которое удерживалось удивительно долго. Мэккиф говорил Алексею, что много этой еды есть нельзя, так как это может пагубно воздействовать на пищеварительную систему.

— Возьмем с собой Мэккину? — спросил Мэккиф.
— Если она сама пожелает, — ответил Алексей, и они оба посмотрели на нее.

— Да, конечно, я пойду с вами, — ответила девочка на вопросительные взгляды брата и друга, после чего положила с помощью большой круглой ложки, похожей на не-большое сито, к себе в тарелку, очень похожую на тарелки, находящиеся на Земле, этих чудесных плодов.

И вот Мэккиф, Мэккина и Алексей в пути. С самого начала было решено ни на чем не ездить, а ходить по городу пешком. Алексей должен прочувствовать обстановку, почувствовать, как ходить по этой прекрасной планете. А уж затем они начнут ездить на каком-либо транспорте.

Все, независимо от того, кто с кем говорит, разговаривали между собой только на русском языке.

— Начнем с того, что ближе всего к нашему дому, — предложил Мэккиф, — и бу-дем постепенно отдаляться все дальше.

Мэккиф в походе по городу взял на себя функцию командира, ведь он был самым старшим. Он говорил как-то:

— У нас на Эй зи Коне старшие космонавты становятся командирами различных экспедиций. Им предлагается, а там уж как они сами захотят. Вообще, здесь самые ответ-ственные работы, поручения даются самым старшим. Те, кто моложе, могут плохо ориен-тироваться, да и жизненный опыт у них еще не такой, каковым он является у людей, кото-рые гораздо дольше прожили. Вообще, с возрастом у нас считаются. Ну а в остальном здесь все равны.

Недалеко строился большой дом, у которого было возведено десять этажей.

— Будет двадцатиэтажный жилой дом, — сказал Мэккиф, увидев, что Алексей за-смотрелся на новостройку.

Постройка дома велась с помощью специальных летательных аппаратов, которые запросто можно было назвать летающими тарелками малого размера. Одни так называе-мые тарелки были грузовыми: на них находились предметы, похожие на земные шлако-блоки и среднего размера плиты. Находились здесь также тарелки-краны, имеющие стре-лы, удивляющие Алексея малым вылетом стрелы. Все эти корабли медленно парили в пространстве, походя на неведомых животных, неспешно строя дом.

Ребята понаблюдали за ходом работ, и задерживаться надолго не стали. Впереди их ожидало еще много интересного. Нужно как можно больше успеть увидать. Далее на пути путешественников пролег аэропорт дирижаблей. Здесь огромное место, похожее на зем-ной аэропорт, было довольно-таки густо заполнено этими летательными аппаратами.

Дирижабли были салатного цвета, и их большого количества этот аэропорт казался зеленоватым: солнце светило как раз так, что свет с дирижаблей падал на грунт, окраши-вая его в такой цвет. Дирижаблей было два вида — пассажирские и грузовые. Оба вида по внешности были практически одинаковыми. Грузовые были несколько больше.

Далее ребята зашли в магазин. Здесь покупателей обслуживали компьютеры, необ-ходимо было просто выбрать и показать этим компьютерам товары. При выходе покупа-теля из магазина автоматы, стоящие у самой двери, получив информацию от автоматов-продавцов, проверяли покупки. Пропускали людей в само помещение магазина также по-добные автоматы. У тех компьютеров, которые стояли на выходе, внешний вид очень по-ходил на людей. Те же, которые находились прямо в магазине, внешне походили на обыч-ные пульты управления. Все это было для Алексея очень забавным.

— А на Эй зи Коне что, нет денег? — спросил через некоторое время гость с Земли, с интересом оглядываясь вокруг.

— Нет. Здесь сейчас ни у кого нет наличных. Но, должен я тебе сказать, много-много лет назад здесь так же, как и на твоей планете, существовали денежные купюры. Вообще, все прошлое нашей планеты очень походит на прошлое и настоящее Земли. Сей-час мы расплачиваемся по безналичному расчету. А автоматы эти работают по принципу банкоматов на Земле, которые еще почти не получили своего распространения. Ты, ко-нечно же, не знаешь, что это такое. — Объяснял Мэккиф. Затем он объяснил своему дру-гу, по какому принципу работают банкоматы. Он говорил также, что и на Земле лет через десять будет вестись расчет в некоторых магазинах по специальным банкоматовским кар-точкам.

Друзья зашли в еще один магазин. Мэккиф сразу сказал:

— Алексей, я хочу тебя угостить нашим эйзиконянским тортом. Он очень понра-вится тебе. Я это знаю точно. Вообще, ты знаешь, на этой планете тебе можно употреб-лять в пищу все то, что едим мы сами. Ты уже это успел заметить. Да?

— Да, ты прав. Я это успел заметить с самого начала. Но, честно говоря, я не ожи-дал, что мне можно есть здесь совершенно все. Для меня это очень интересно.

— Интересно? По-моему, это не совсем точное определение, — на лице Мэккифа отразилась дружеская улыбка.

— Мэккиф, — спросил Алексей, — а почему Мэккина постоянно молчит? Она, на-верное, не разговорчива?

— Увы, мой друг. Она немногословна. Кроме того, она не хочет влезать в наш с тобой разговор.

Мэккина, словно отвечая на этот диалог брата и его друга, сказала:

— Мэккиф, давай сходим с Алексеем в наш театр. Я уверена, что ему там очень понравится.

— Знаешь, Мэккина, твое предложение очень кстати. Но давай отложим визит в театр на более поздний срок. Сначала мы должны ознакомить нашего гостя с местностью. Должен сказать, что в театр и в иные подобные заведения мы еще не один раз сходим. Или съездим.

— У нас есть и цирк, — добавила Мэккина, как будто хвастаясь.

— Да, — подтвердил Мэккиф. — И мы в ближайшее время туда сходим тоже.

— А там показывают фокусы? — спросил Алексей.
— Еще какие! — воскликнул Мэккиф. — Их даже нельзя назвать фокусами: это на-стоящее волшебство. Посмотришь — удивишься. Самому, так же, как и мне, захочется научиться подобному. А секреты их хранятся в тайне. Секреты фокусов знают только цирковые артисты. Вот такое дело, Алексей.

Далее гостю показали большой красивый мост через реку, который связывал два живописных берега. Мэккиф говорил:

— Два берега у нас все равно, что две страны на Земле. Мы с той стороной ведем обмен товарами.

Издалека этот мост казался сказочным, хрустальным. По этой же причине он соз-давал впечатление очень хрупкого творения рук человеческих.

Друзья пошли на автобусную станцию, где находились автобусы, похожие на тот, которым Алексей приехал с космодрома. Но все они были одноэтажными и несколько длиннее того, на котором юноша с самого начала совершал поездку. На большой площадке, к которой подошли друзья, стояло всего три автобуса. Все остальные, очевидно, находились в рейсе.

— Это запасные, — объяснил Мэккиф. — Остальные находятся в данный момент в работе.

Дальше друзьям путешествовать не пришлось: внезапно их застал дождь, который не очень-то обрадовал путешественников.

За все время, пока длился дождь, его интенсивность много раз менялась. Он шел с перерывами. Друзей, которые вовсю прыть бежали домой, настигал то совсем мелкий дождь, казавшийся мелкой водяной пылью, то настоящий ливень. Эти процессы повторя-лись один за другим через малые промежутки времени.

— Видишь, дождь изменчив, как и на Земле, — комментировал меж тем Мэккиф. — Кстати, этот дождь имеет свойства, о которых ты не подозреваешь. Жителям нашей планеты этот факт совсем не удивителен. Этот дождик очень целебный. Теперь ты нашел ответ на вопрос, который, очевидно, задал себе: почему мы бежим по дождю, а не пере-жидаем его где-нибудь в укромном местечке? Этот дождь придаст нам сил и здоровья, по-высит настроение. Нам рекомендуют прогуливаться под такими дождями. Это происходит потому, что в тучах имеются особые вещества, которые, смешиваясь с водяным паром, приобретают целебные свойства. Возле нашего дома мы вскоре увидим множество детей, бегающих по лужицам во дворе. Увидим мы и взрослых. Но их будет гораздо меньше.

Мэккиф говорил без одышки ровно и гладко. Алексей же чувствовал, что он ни за что не смог бы так говорить во время бега. Впервые в жизни юноша почувствовал необходимость регулярных занятий физкультурой, на которую он по большому счету не обращал внимания. Этот человек дал себе слово, что, как только он прибудет обратно, в свой родной дом, который, находясь на очень большом расстоянии, уже начал манить к себе мальчика, он начнет регулярно заниматься физкультурой и спортом. Алексей не со-мневался, что Мэккина точно такая же по физическому развитию, как и ее брат. Кроме этого, они оба имели какой-то особый, мягкий и в то же время твердый характер, были честными, справедливыми, на что сразу обратил внимание гость с другой планеты. Он думал, какой прекрасной была бы жизнь, в общем, имей люди все эти замечательные качества.

ГЛАВА 9
Алексей непривычно рано проснулся утром. В его настроении присутствовало особое чувство, которое бывает тогда, когда человеку предстоит узнать что-то удивительное, что-то особенное. Ему как-то не верилось в предчувствие: что же может удивительного произойти еще здесь. Все самое хорошее, казалось, уже произошло.

Несмотря ни на какие усилия, это предчувствие не давало Алексею покоя. Как ни старался он вновь уснуть, ничего не выходило, и пролежал он до более позднего утра, не вставая слишком рано, чтобы не помешать остальным членам его новой семьи наслаж-даться предутренним сном.

Утром, как всегда, трое ребят проснулись и пошли на кухню завтракать, предвари-тельно проделав необходимые утренние процедуры, которые были такими же, как и на Земле. Бросалось в глаза одно: лица Мэккифа и Мэккины были в этот день по-особенному радостными. Они то и дело обменивались улыбками. Алексей видел, что они знают очень интересное для него, но сказать это ему не решаются или пока не хотят.

— А что случилось? — спросил Алексей, всем своим видом и голосом выражая крайнее любопытство.

— Мы скажем тебе чуть позже, — сказала Мэккина. — А то ты заранее потеряешь аппетит, будешь только об этом и думать да с нетерпением ожидать.

— Не нужно утруждать Алексея, — вмешался в разговор Мэккиф. — Ты обостря-ешь этим его чувства. Давай спокойно поедим, а уж потом поговорим обо всем.

Алексей кое-как съел свой завтрак: им овладело любопытство, которое все время возрастало. Но по внешнему виду юноша никоим образом не показывал внутреннего бес-покойства окружающим его людям, которых, как ему казалось, он знает целую вечность.

Наконец гость с другой планеты узнал обо всем. Оказалось, что отец Мэккины и Мэккифа еще сегодня утром отправился на космодром. Ему предстоит трудная работа. На корабле под командованием Мэккона будет совершена экспедиция в космос, в то самое место, куда еще не ступала нога человека с Эй зи Коны. Экспедиция будет пользоваться знаниями, полученными командиром во время его «смерти». Как-то Мэккон пошутил, мол, если б не эта старая развалина, мир не узнал бы об этой тайне. Далее он добавил, что ни делается, все происходит к лучшему.

Теперь Алексей находился в состоянии радостного ожидания, желая про себя всем космонавтам, которые вскоре полетят в те неведомые космические дали, всего самого наилучшего. И быстрейшего возвращения.

* *
Мэккон со своим экипажем отправился в космос ранним утром. Весь полет, с само-го начала, транслировался по телевидению. Все выглядело так.

Так как было еще темно, на всем протяжении космодрома были включены мощные прожекторы дневного света, размещенные здесь на специальных вышках. В результате этого на космодроме было светло, как ясным солнечным днем.

К межзвезднику подлетело «толстое колесо». Это был радиоуправляемый аппарат, который многими телекамерами будет передавать о происходящее на космодроме. Ко-рабль, которому вскоре предстоит полететь, стоял безмолвно и тихо. Тридцать трикосмо-навта стояли позади аппарата с телекамерами. В нужный момент заработала съемка, перед этим предупредив экипаж звонком. В этот момент все члены экипажа, построившись в шеренгу, начали входить в открытую дверь звездолета. Лица у них были радостными. Ка-ждый член экипажа Мэккона пожал руки второму экипажу, остающемуся на планете. Та-кой была традиция на Эй зи Коне. Это, как считалось на этой планете, делалось на удачу. Ну а теперь, после дружеских рукопожатий, можно было смело начинать работу.

Так как старт производился ранним утром, когда многие еще спали и видели сны, его снимали и записывали, чтобы люди потом все смогли увидеть это действо на экранах своих телевизоров.

За этим с превеликим вниманием наблюдали Мэккиф, Мэккина и Алексей. В глазах Алексея стояло более всего интереса, так как он видел подобную передачу на иной планете впервые. Остальные, конечно, видели подобное, и не один раз. На протяжении всей передачи у Алексея не раз невольно открывался рот, который тот, спустя некоторое время, спешил закрыть. Но ненадолго. Все понимали, что пока это не самое интересное. Интересное будет еще впереди.

Вот межзвездный корабль мигом, словно в сказке, исчез с поля зрения. И тут же после этого прекратил передачу телевизионный модуль, отправившись на свое место, ко-торым на космодроме была специальная площадка. Вообще, для каждого вида кораблей здесь было свое место, отличающееся от каждого предыдущего своей формой и окраской.

Но работа на космодроме не прекращалась. При включенных прожекторах по оче-реди начинали работать остальные корабли, работа для которых находилась всегда.

Никому не хотелось говорить о временной смерти Мэккона. Трагедию эту называ-ли просто его сном. По сну этого человека была составлена карта маршрута, по которой будет ориентироваться в пространстве межзвездник. Что и говорить, Мэккон узнал много информации; он может внести большой вклад в знания эйзиконян. Настоящим героем был, конечно же, и Румын, изобретший такую величайшую установку, способную возвра-тить жизнь мертвому человеку. Его открытия, так же, как и открытия Мэккона, являются очень важными для планеты.

Еще изначально было договорено, что экипаж звездолета каждые шесть часов бу-дет связываться со своей планетой и одновременно передавать стереоскопические изо-бражения.

В первые часы полета никаких новых картин космоса космонавты не обнаружили, поэтому на Эй зи Кону передавалась только речь, которая напрямую транслировалась по телевидению. Во время передачи в семье Мэккона все смотрели телевизор, жадно прогла-тывая каждое сказанное там слово.

Вскоре после начала космической передачи вернулась с работы Мэккис, у которой сегодня был короткий рабочий день. Во время просмотра передачи она заметно волнова-лась, было ясно, что она очень переживает за полет, а больше всего — за Мэккона.

Прошло пять часов с начала путешествия космической экспедиции. И вдруг со-вершенно неожиданно перед кораблем, готовым ко всему, где были включены все необ-ходимые защитные устройства, появилось желтоватое облако, попеременно наполнявшее-ся то черными, то синими «взрывами». Это было похоже на реку, где рыба, коснувшись животом очень мягкого ила, подняла к поверхности целое облако мути. Перед этим неиз-вестным видением, занимавшим собой огромное пространство, корабль остановился. Тут же началась работа многих ученых и на планете, и в самом межзвездном корабле. С не-имоверной быстротой были проделаны необходимые операции: расчеты, сравнения этого облака с подобными ему видами, знакомыми ученым… И наконец в гущу этого так назы-ваемого тумана был послан специальный самоуправляемый корабль, который передавал в межзвездник всю собранную информацию. Он определит состав этого вещества, изучит его свойства и так далее.

Корабль передал экипажу очень важные сведения, многие из которых всколыхнули память Мэккона, и теперь тот вспомнил еще множество необходимых фак-тов. Оказалось, что там, окруженная этим облаком, имеется огромная планета, немного меньшая по размеру, чем Эй зи Кона. Судя по кривизне линий, очертывающих поля рав-ного напряжения тяготения, близ этой планеты имеется еще одна планета, которую изу-чающий корабль не в состоянии был обнаружить. Этот аппарат «напрягался», пытаясь найти планету, но ничего не получалось. Видно, иная цивилизация хорошо поработала над маскировкой своей колыбели. А это в свою очередь как нельзя лучше доказывает, какое высокое развитие имеют ее обитатели. Таким образом выявилась в одной галактике с Эй зи Коной еще одна планета, возможно, заселенная разумными существами.

Корабль произвел исследования, после чего стало известно, что с течением време-ни происходит с веществом, которое было недавно найдено. Узнал скорость, которая дает возможность преодолеть тяготение данной планеты и оторваться от нее в космос, а по ней определил орбитальную скорость и радиус вращения корабля вокруг планеты, который наиболее благоприятен для устойчивой орбиты корабля.

Поверхность планеты состояла в основном из гор, что говорило о том, что на ней усилен горообразовательный процесс. Тут обитало немного видов микроорганизмов, ко-торые находились на первой половине ее. Вторая же половина планеты была совершенно безжизненной. Планету по ее экватору разделяло какое-то очень сильное поле неизвест-ной природы, которое и способствовало всем процессам, на две половины, оказавшиеся такими непохожими одна на другую. Кроме того, на одной половине планеты обитали маленькие кустарниковые растения. А вот куда подевалась вторая планета, и каким образом ей удалось скрыться от всевидящих глаз приборов — этот факт предстоит еще узнать.

Спустя некоторое время на эту планету-загадку была послана специальная экспе-диция, оснащенная необходимой техникой.

ГЛАВА 10
Мэккон вспомнил почти все. Он напрягал память, пытаясь вспомнить еще больше, но новые мысли к нему не приходили. Все, что вспоминал этот человек, тут же передава-лось на Эй зи Кону, где эти сведения подвергались тщательному анализу.

Между тем сообщения космонавтов пополнялись все новыми и новыми фактами. Вскоре стало известно, что на планете имеется воздух, и, по всей вероятности, жизнь на ней только зарождалась. Здесь был грунт, обитало всего шесть видов насекомых, а живот-ных пока не имелось вообще. На огромных территориях росло большое обилие трав, си-неватых на цвет, но была и серо-зеленая растительность.

Изученьям подвергся практически каждый сантиметр поверхности. Просвечивание грунта специальными лучами удавалось только до двух километров глу-биной. И это при лучах, активность которых во множество раз превышала рентгеновские. Уже собрались рыть шахту, которая дала бы возможность определить причину и узнать состав грунтов глубиной свыше двух километров. Сначала планировалось изучить это, затем перейти к скалам, горам, небольшим речушкам.

Мэккон принимал препарат, способный восстановить память. Данное вещество яв-лялось одним из сильнейших лекарств на этой планете. Но… Мэккон так ничего больше не вспомнил. Ему было немного не по себе, ведь он понимал — то, что не вспомнилос, и есть самая важная и интересная часть его сна. Видимо, какая-то невидимая, загадочная сила мешала ему.

На Эй зи Коне телевизоры работали без перерыва. Казалось, что ее жители напрочь позабыли о работе, о днях и ночах. На работе некоторым даже предоставляли отпуска в честь такого знаменательного события. Таковым был закон. Те же, кто по каким-либо причинам не имел возможности посмотреть прямую передачу, мог потом просмотреть ее в информационных выпусках основных событий.

На данной планете так происходило всегда в подобных ситуациях. По желанию люди принимали вещество, способное специальным воздействием на мозг исключать на довольно долгий промежуток времени потребность в сне. Вещество было особым, не име-ло никаких побочных эффектов. Кроме того, в состоянии бодрствования люди не чувствовали потребности в питании. Наши герои, конечно же, тоже принимали такой препарат.

Все, что говорили по телевидению, Алексею тщательно переводили то Мэккиф, то Мэккина. Иногда речь диктора и космонавтов переводила и их мать — Мэккис.

— Не нужно, — говорил Алексей. — Вам же тяжело.
— Ничего, ничего, — успокаивали его. — Это нас ничуть не затрудняет. На-против, нам такие упражнения лишь полезны.

Члены экспедиции действовали быстро. Не прошло и часа, как двухкилометровая шахта была готова. Дальше грунт не поддавался бурению: пошла неизвестная порода очень высокой прочности, распознать которую не мог ни один ученый Эй зи Коны. Цвет этого неизвестного материала был белым. Ни лазер, ни сверление, ни какое-либо другое механическое воздействие — ничего не в состоянии было разрушить его.

Эйзиконянам пришлось прибегнуть к самым крайним мерам — привлечь сюда но-вейшую технику. Никто не мог изначально знать, что она здесь понадобится.

И вот, наконец, радостная весть. Это вещество, хоть и плохо, но поддавалось раз-рушению с помощью специальной пушки, посылающей пучки особой энергии, которая, изменяя структуру материала, легко дробила его на кусочки. Но таким образом ученые прошли всего лишь метр. И опять материал изменил свои свойства. И не только их. Изме-нился и цвет данного материала. Цвет его стал черным, как бы указывая на то, что космо-навтов впереди ожидает на этом фронте неудача и что они против него бессильны.

Но все же молекулы этого черного материала были доставлены на планету для тщательных изучений. Были доставлены для этих же целей и небольшие куски белого ма-териала. Для исследования этих материалов потребовалась самая современная техника.

Ранее это место, где находилась загадочная планета, считалось пустым. Этим ме-стом была третья планета от Эй зи Коны. Причем на первой и второй вполне могла бы зародиться и существовать жизнь. Мастерски спрятал его неведомый разум.

* *
На самой высокой горе, достигающей сорока километров, которая еще с самого на-чала привлекла внимание космонавтов, был обнаружен настоящий космодром. Причем неизвестные корабли побывали здесь еще совсем недавно. На площадке никаких видимых невооруженным глазом следов не осталось. Но после просмотра поверхности через специальные приборы было замечено, что следы здесь все-таки имеются и что их очень много. Неизвестные вещества образовывали здесь круги различного диаметра. Причем в каждом из них было одно и то же вещество. Сразу же, как обычно бывает в подобных ситуациях, возникли сотни гипотез по этому поводу.

В центре этого космодрома находился своеобразный колодец, дно которого нахо-дилось на двух с небольшим километрах от поверхности. Белого и черного веществ здесь было по одному километру каждого. Дно было образовано бесцветным материалом, кото-рый так же, как и белый, разрушался только на глубину одного метра. Далее, как и в пре-дыдущих случаях, шла неизвестная порода.

Это были первые шаги эйзиконян по ступенькам сна Мэккона. Члены экспедиции и жители самой планеты знали, что впереди их ожидает еще очень многое. Знали они также, что еще предстоит преодолеть множество трудностей. Уж слишком загадочной была эта новая планета, оказавшаяся, как говорится, прямо под носом Эй зи Коны.

На Эй зи Коне шутили, мол, плохо будет, если процесс изучения будет длиться около ста лет — ровно столько в среднем живут на Эй зи Коне люди.

В красноватом небе этой загадочной планеты по ночам часто вспыхивали огоньки, кажущиеся цветными. Посылаемые в те области маленькие автоматические межпланетники, возвращаясь обратно, сообщали, что нигде нет никаких следов этих объектов.

Спустя почти сутки вся Эй зи Кона узнала, что никак не мог вспомнить Мэккон. Взглянув на часы независимого времени, он вдруг резко изменил выражение лица. Оно стало даже несколько испуганным. Сразу было ясно, что этот человек что-то вспомнил.

В этот момент, наверное, все у экранов своих телевизоров встрепенулись. Ну а в последствии все узнали, что все на той неведомой планете — дело рук неизвестной циви-лизации. А Алексей понял, что теория врача Румына о том, что существуют высшие цивилизации, управляющие всем и которым подвластно все, справедлива. Здесь есть, над чем задуматься.

Эти планеты высшие цивилизации построили так, как для Алексея, например, со-брать модель самолета. Они были у инопланетян как бы базами, которые имеются в каж-дой галактике. На первой планете, которую изучала сейчас экспедиция, у представителей иного разума находился так называемый наблюдательный пункт, откуда велись наблюде-ния за Эй зи Коной. Скорее всего, кроме своей основной функции наблюдательного пункта, у этой планеты была еще какая-то цель. Этот пункт находился в надежном укрытии под поверхностью с вышеперечисленных веществ.

Причина внезапного изменения поведения Мэккона при взгляде на часы независи-мого времени разъяснялась просто. Ему приснилось тогда, что если кто пробудет на той загадочной планете две недели по-земному исчислению, тот сразу будет уничтожен. Ко-гда Мэккон смотрел на часы, до этой последней минуты оставалось пять часов. Быстро управившись со всем необходимым за минимальное время, ученые покинули планету, чего никому не хотелось делать. Против законов иных миров, как можно догадаться, не пойдешь. На второй же планете, так и оставшейся невидимой, находилось так сказать, сердце неизвестной цивилизации. Здесь инопланетяне жили и работали. Мэккон во сне даже видел ее поверхность. Здесь находилось много построк; все было очень похожим на Эй зи Кону. Люди здесь отличались большими размерами, кожа у них имела слегка красноватый оттенок. Глаза у большинства из них были зеленого цвета. Кисти рук имели коричневатую окраску. Одежда, которая походила на рыбью чешую, покрывала все их тела. Она имела свойство сильно отражать свет. Сам же цвет этой одежды был светло-синим.

Корабли у жителей неведомой планеты имели форму сплюснутого эллипса. Рабо-тали они на двигателях, где активный поток осуществляется тригерно-каскадной реакцией ионизированного вещества с разрушенными мезонными связями ядер атомов, обладающего скоростью истечения, во много раз превосходящей световую. Естественно, такие корабли обладали сверхсветовой скоростью.— Кроме этого, корабли могли пе-редвигаться вне времени и пространства. На Эй зи Коне скорость передвижения была несколько пониже, следовательно, меньшей мощностью обладали и двигатели. Сама конструкция двигателя была сходной. Когда Алексей услышал, как работают двигатели в кораблях, ему сначала было все не понятно. Но затем Мэккиф толково объяснил другу механизм работы двигателей на простом и понятном языке.

Исследования остального ни чем не грозили космонавтам, и они смело принялись за изучения последующих ступеней сна Мэккона, которые, как уже догадался читатель, были наиболее интересными.

Еще Мэккону приснилось, что на планете тех неизвестных жителей проживают од-ни экстрасенсы. Здесь все подчинено биомагнетизму. Люди в совершенстве владеют теле-патией, телекинезом. Причем, пришли они к этому со временем, развивая естественные для человека способности.

Передачу на некоторое время прервали. Алексей не удержался:

— Вот это да! Мне с трудом во все это верится. Буквально во все. Как же много в нашем безграничном мире интересного.

— По правде сказать, и мне тоже, — откликнулся Мэккиф. — Словно в каком-то фантастическом рассказе.

— Кстати, а на Эй зи Коне есть писатели-фантасты?
— Конечно, есть. Их у нас гораздо больше, чем писателей-реалистов. И это объяс-няется просто: особенное, высшее, невероятное, сверхъестественное — любят все люди. Даже правильней будет сказать, любят больше всего.

— И они, конечно же, как и на Земле, заглядывают в будущее, о многом мечтают. Знаешь, Мэккиф, если бы не ваш удивительный прибор, способный воспроизвести на эк-ране мысли человека, то есть который расшифровывает биотоки мозга, весь сон твоего отца был бы не таким доходчивым, не создал бы он такого огромного впечатления.

— Да, Алексей, ты во всем прав. Я целиком и полностью с тобой согласен.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв, 6-1

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв,11-1

ГЛАВА 11 Каждую ночь после просмотра этой увлекательной космической передачи Алексею снились отдельные фрагменты из нее. Снились события из прочитанной в звездолете кни-ги, что...

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть первые 5

ЧАСТЬ 1 ГЛАВА 1 Шел 1994 год. Была весна. Кругом цвела белая акация. Пятеро друзей весело игра-ли на лужайке, поросшей зеленой, налитой соком травой. Трава была очень густая и обра...

Фантастический роман планета эй зи кона, часть 2, гл 31

Глава 31 Ночью Алексею снились жены космонавтов, у которых он побывал сегодня. Ему снилась рыжеволосая жена Румына с веселыми добрыми глазами, жена Эйреми, у которой были черные...

Фантастический роман Планета эй зи кона часть 2 21-24гл

Глава 21 Друзья еще долго бродили по городу. Многое они повидали. Алексей узнал много нового. Первое, что бросилось ему в глаза, это природа. Весь город был похож на огром-ный...

Фантастический роман планета эй зи кона часть 3 25-30г

ЧАСТЬ 3 Глава 25 Сценарий фильма вкратце выглядел так. — Знакомьтесь, это наш новый ученик, — говорил Евгений Павлович, учитель русского языка, Подталкивая вперед несмелого...

Фантастический роман планета эй зи кона, часть 4, гл 35

ЧАСТЬ 4 Глава 35 Возвратившись обратно, в привычный дом, Алексей очень обрадовался. Тут никто не удержался от дружеской улыбки. Сначала юноша поздоровался со всеми. А Мэккис даже...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты