Фантастический роман Планета эй зи кона часть 2 21-24гл

Глава 21

Друзья еще долго бродили по городу. Многое они повидали. Алексей узнал много нового. Первое, что бросилось ему в глаза, это природа. Весь город был похож на огром-ный цветущий сад или парк, в котором дышалось по-особенному легко и приятно. Прият-но было бродить по тенистым улицам города. Перед каждым домом здесь размещались великолепные клумбы.

— Красиво здесь, Алексей? — спросил Каппел, перехватив взгляд гостя.

— Очень, — мечтательно ответил тот и улыбнулся. — Это в честь того, что этот город — родина многих ученых?

— Нет, не потому, — ответил Мэккиф. — Просто каждый город у нас должен иметь что-то свое, неповторимое. Ты ведь и сам догадывался об этом, не правда ли?

— Конечно, это мне сразу бросилось в глаза. Но я не догадался бы об этом, если б мне не рассказал Мэккон.

Вот друзья вышли на широкую аллею. Вдруг на них повеяло влажностью и про-хладой. Алексей огляделся и увидел совсем недалеко фонтан, возле которого находились дети, которые играли, громко смеясь. Они подошли ближе. Посреди площадки, обнесен-ной невысокой изгородью, путешественники увидели возвышающийся на двух сваях ма-кет космического корабля, из которого бил фонтан. В месте выхода воды, о чем можно было сразу догадаться, находился особый рассекатель. Он рассекал струю воды на множе-ство мельчайших струек, которые, распыляясь еще мельче, соединялись в одно целое у спокойной глади воды, образовывая у ее поверхности сетку, состоящую из мельчайших нитей. Впечатление от этого зрелища у Алексея было великим. Подобное оно было и у его спутников.

Изгородь фонтана имела ослепительный белый цвет. На ней были выдавлены раз-нообразные белые узоры, подобные которым Алексей встречал и на Земле.

Полюбовавшись фонтаном еще некоторое время, друзья направились дальше.

— Скажи-ка, Алексей, видно ли, что этому городу уже почти триста лет? — вдруг спросил Каппел.

— Триста? — Алексей остановился от удивления. — А по виду он словно вчера построен. Некоторое время Алексей задумчиво молчал, а потом сказал: — Друзья, я еще в самом начале хотел спросить, да все как-то не приходилось. В здании смеха и чудес, где мы только что были, мы посещали аттракционы бесплатно?

Да, бесплатно, — ответил Мэккиф. — Ведь это заведение относится к образова-тельным, оно служит целям обучения и расширения кругозора детей и взрослых. У нас за это платит государство. На Эй зи Коне есть много подобных заведений. — Еще через ми-нуту Каппел продолжил: — Друзья, а давайте сходим сейчас в музей. В военный, напри-мер. Как мы раньше об этом не догадались? Ведь в этом городе столько всего интересно-го.

— Давайте, — подхватил Мэккиф идею друга. — И то, правда, как мы только мог-ли позабыть об этом музее?

Здание музея предстало перед путешественниками в форме большого кубика, по своей окраске походящего на кубик Рубика. Большой, в форме арки вход, манил к себе друзей. На первом этаже размещался коридор, где витал непонятный запах. Здесь же стоя-ли маленькие автоматы, куда много лет назад нужно было бросить монету, чтобы пройти внутрь.

Каппел позже показал Алексею одну из таких монет. Долго рассматривал ее земля-нин, положив на ладони. Перед ним лежал толстый металлический предмет овальной формы. Металл был серого цвета. На одной стороне монеты располагался рисунок Эй зи Коны, такой, какой она видится из космоса. Да, своим внешним видом она была очень похожа на Землю. Только здесь было намного больше суши.

На другой стороне монеты были выбиты цифры и слова, что сразу было ясно Алексею. Он спросил тогда:

— А сколько здесь по-земному исчислению денег? — он подкинул монету в ладо-ни, словно пытаясь по весу найти ответ на свой вопрос.

— Очень мало, — ответил друг. —Примерно одна копейка.

Весь второй этаж музея занимала огромная комната, которая и была самим музеем. Здесь было множество перегородок, которые копировали волнистую гладь моря. Этот му-зей, как объяснили Алексею, называется «Рассказывающий о себе сам». Бродя по нему, можно было обходиться без чьей-либо помощи, чтобы понять его экспозицию.

— Здесь есть один путеводитель — цифры, — предупредил Мэккиф. — Посещая отсек за отсеком, приобретаешь общее впечатление. Что не будет тебе понятным — спра-шивай. Мы с удовольствием ответим.

Пол под ногами был однотонным. Несмотря на то что в комнатах было не очень светло — примерно семьдесят пять люкс, пол под ногами блестел.

— Это специальный, сильно отражающий свет материал, — рассказывал Каппел Алексею. — Вот ты смотри на предметы, а краешком глаза поглядывай на пол. И ты в этом убедишься.

Кругом на специальных подставках находились предметы, подобные земным сна-рядам и бомбам. Были здесь и ракеты. Все они имели желтоватый или розоватый цвет. По внешнему виду не верилось, что такие красивые внешне изделия когда-то приносили смерть и страдания людям. Все было похожим на забавные детские игрушки. Алексею не хотелось думать о плохом.

Проходя из одного отдела в другой, можно было догадаться, когда какое оружие появилось, какое — исчезло, а какое было модернизировано. Здесь стояли и пушки, и не понятные Алексею машины.

В музее демонстрировалось множество пистолетов, большинство из которых имели удлиненную форму. Алексею они напомнили лазерные пистолеты из фантастических фильмов — бластеры. Но это были простые пистолеты, стреляющие обыкновенными пулями.

В музее было много макетов машин, которые (это определялось без труда), имели огромный размер. Их просто нельзя было разместить в этом месте в натуральную величи-ну.

— Ну, как впечатления? — спросил Мэккиф.
— Очень интересно. Я даже на какое-то время подумал, что нахожусь на Земле. Уж настолько похоже наше и ваше вооружение. А когда у вас на планете была война? И сколько их было всего? Не считая, конечно, космической.

Каппел удивленно посмотрел на Алексея, пытаясь, видимо, спросить, откуда он это знает. Но сразу же его лицо приняло прежний вид. Он понял, в чем дело.

— Отвечу я, — откликнулся Каппел. — Мой отец, чего ты, Алексей, не знаешь, специалист по военной технике, пиротехнике. Я тоже решил перенять от него опыт в этой области. Многое могу вам рассказать о войнах, которые бывали на нашей планете. А пока скажу вот что. На Эй зи Коне было две войны. Первая шла целых десять лет. Было это очень давно — около трехсот лет назад. Вторая была относительно недавно — сто пятьдесят лет назад. Длилась она чуть меньше пяти лет. Причем, последняя война захватила именно эти области, где находимся мы, где мы успели уже побывать. Ну а пер-вая же — происходила на экваторе нашей планеты. Города во время этих войнх были практически снесены с лица Эй зи Коны. Затем сознание людей переменилось. С тех самых пор и живем мы здесь мирно, не зная бед. Кстати, я, Алексей, могу принести тебе небольшую книжку, написанную на русском языке, где пишут о том, как на Земле шли войны, а эйзиконяне наблюдали за всем, даже хотели помочь разрешить некоторые конфликты. Но решено было не вмешиваться.

— Спасибо за заботу, Капел, но не стоит. У меня уже имеется такая книжка. Я еще не успел ее прочитать. У меня есть приятель, который приносит мне подобную литерату-ру.

— И кто же он?
— Некий Румын, космонавт, — уточнил алексей. — Один из тех, с кем я прибыл на вашу планету.

— Я знаю его. Великий человек. Изобрел такую чудесную машину, которая спо-собна оживить человека. Да и ты, Алексей, заслуживаешь к себе уважения. Ты записыва-ешь свой сон, прочитав одну из книг, принесенных тебе Румыном.

— А откуда ты знаешь, что я таким занимаюсь? У тебя явно имеется разведчик! — Алексей засмеялся. Конечно, он говорил в шутку.

— Это многие знают. У нас на Эй зи Коне была специальная передача о тебе. Показали отрывки из твоего фильма. Все от тебя в восторге. Некоторые жители нашей планеты даже хотят, чтобы ты остался у нас. Но им в то же время понятно, что так быть не может. —

У Мэккифа выражение лица вдруг сделалось опечаленным. Он сказал:

— Не верится, что нам придется расстаться. Мы стали настоящими друзьями. Нет, это еще мягко сказано. Стали братьями. Мы так чудно проводим время.

— Не печалься, —успокоил его Каппел. — Когда-нибудь мы еще встретимся. Алексей говорил мне, что, возможно, через много лет снова погостит у нас. Жалко, конечно, что мы не сможем вести переписку или общаться каким-нибудь иным образом.

И вот все у Каппела дома. То ли то, что событие происходило на другой планете, то ли то, что Алексей давно не ездил на велосипеде, давало ему такое чувство, как будто он впервые сел на велосипед. Так было и в первый раз, и в этот, то есть, во второй. Но все же ездить на нем ему было легко и свободно, как будто скользишь по льду.

Остальных же поначалу немного заносило в стороны, но это было временным яв-лением. После того, как все понемногу прокатились на двухколеснике, начали думать о конструкции четырехместного велосипеда. Вскоре рукой Алексея была выполнена конст-рукция такой машины, чуть пониже — вычерчены его узлы. Все четверо думали, с чего же начать работу.

Для начала рассчитали размеры деталей, в которых сомневался Алексей. Таки было множество. Затем Каппел в течение пяти-шести минут вводил программу, после чего включил запуск. Внутри его компьютера раздались треск и шипение. Запахло паленым.

И вот все готово. Детали изготовили, оставалось лишь соединить их. Но гаек полу-чилось мало. Необходима была сварка или нужно было придумывать специальные соеди-нения.

— Как же мы соберем раму велосипеда и вилку руля? — озаботился Алексей, спрашивая как бы у самого себя.

— Сварочного аппарата у меня, к сожалению, нет, — покачал головой Каппел. — У нас повсюду используют специальный клей, о котором ты еще не знаешь. По своей кре-пости соединения он не уступит хорошей сварке. И этот клей у меня есть. Погодите, я его сейчас принесу.

Через минуту в дверях показался счастливый Каппел. В руках он нес большой ци-линдр с ручкой и поршнем. С другой стороны этого цилиндра имелось сопло. Сам ци-линдр был разрисован. Еще у порога Каппел сказал:

— Вот он, тот хороший клей, способный навечно соединить любую деталь из лю-бого материала.

Клей оказался очень густым. Поэтому пользоваться им было удобно. Предвари-тельно смазав поверхности соединяемых деталей очистителем красного цвета, друзья на-чали свою увлекательную работу.

К концу дня велосипед был готов. Алексей поражался быстротой его изготовления. Эта четырехместная машина стояла сейчас перед ними во всей красе, новенькая, радующая глаз.

— Спасибо, Алексей, за конструкцию, — сказал Мэккиф. — Это для нас явилось настоящим подарком от тебя.

— Не за что. Не меня нужно благодарить. Мы здесь все заслужили похвалы. И да-же Мэккина, которая только подавала инструменты и запчасти, придерживала их.

— Да, наше творение вышло на славу, — согласилась девочка. — Теперь будем на-деяться, что созданная нами машина, будет такой прекрасной не только по внешне.

Глава 22

— Ну, как прошел сегодняшний день? — спросила Мэккис, когда ребята вер-нулись домой.

— Очень увлекательно, мама, — отрапортовала Мэккина. — Мы многое повидали, много путешествовали. А самое главное, что мы построили земной четырехместный велосипед. Причем, детали изготовили сами с помощью мини-завода, который есть у Каппела. Ты сможешь при случае посмотреть на наше изделие.

— Это благодаря Алексею, — добавил Мэккиф. — Если б не он, не собрали бы мы этой штуки. Или собрали, но времени на это ушло бы очень много.

— Да ладно тебе, — сказал Алексей. — Мы все хорошо проявили себя.

— Вы, наверное, голодны? — спросила Мэккис. — Проходите на кухню. Я приго-товила суп по-земному, а на десерт — кисель, который вы еще никогда не пробовали. Его рецепт я достала только сегодня.

Вечером Мэккиф и Мэккина занимались просмотром телепередач, а Алексей ув-лекся чтением книги. Почему-то он вспомнил о Мэкконе, и поэтому в перерыве между чтением спросил Мэккис:

— А скоро ли будет еще одна передача про дядюшку Мэккона, уважаемая Мэккис? Мне очень интересно.

— Передача будет через два дня, — ответила та.
Перед глазами Алексея отчетливо проявлялось все, о чем он читал. Он с превели-ким вниманием вчитывался в каждое слово. Итак…

На Земле шла Вторая Мировая война. Корабли эйзиконян появлялись то здесь то там. При этом они могли даже не укрываться: везде громыхали взрывы, вспыхивали осле-пительные вспышки, осветительные ракеты. Все было, как на ладони, поэтому наблюдать не составляло особого труда.

Корабли часто маскировали себя под ракеты, самолеты, часто садились на поверх-ность, имитируя взрывы; изучали снаряды, пули, осколки. Приходилось спасать целые населенные пункты, применяя электромагнитный импульс, воздействуя на бомбы, что очень снижало силу их взрывов. Больше никуда эйзиконяне не вмешивались.

Часто завесой для них был дым, пыль, ведь в военное время спокойствие наблюда-лось редко. Конечно случались и маленькие промахи. Иногда маскировка была недоста-точной, и тогда корабли эйзиконян обстреливали но, благодаря специальной защите, ко-раблям удавалось уцелеть.

Бывали случаи, когда представители иной цивилизации действовали открыто: подбрасывали двойников кораблей, самолетов, иногда стреляя для пущей верности. Изучение шло полным ходом. С каждым разом инопланетяне узнавали все больше, в том числе и о развитии военной техники. Они также пытались найти причины, приведшие к войне.

Невидимый корабль стоял сейчас над рекой, на одном береге которой находились русские, на другом — немцы. Семеро эйзиконян занимали комнату управления. Пятеро из них через специальные приборы наблюдали за происходящим внизу, а двое разговаривали и занимались прочими делами. Их серебристые костюмы отливали металлом, и поэтому они были похожими на биороботов.

Два человека стояли возле большого иллюминатора, осматривая место боя, над ко-торым постоянно плыла пелена густого черного дыма, которая периодически рассеива-лась.

— Мезен, может быть, стоит помочь землянам, той стороне, на которую напал аг-рессор? При этом мы останемся незамеченными. Все произойдет как бы само собой, — предложил один.

— Ни в коем случае, Пилон. И не думайте об этом. Земляне сами разберутся. Я, ко-нечно, вас понимаю, но и вы вспомните об объективном развитии социума.

— Эта война не имеет смысла. Неужели на этой планете еще не поняли, что война — это глупо. Кто знает, может быть на них, как и на наш народ, снизойдет озарение, и на Земле воцарится мир и согласие. Но это, очевидно, наступит не скоро. Они сейчас ослеп-лены и поэтому жизни без войны не понимают.

— Война всегда имеет причину и объяснение, за ней всегда стоит материальный интерес. земляне все понимают. Только поступать иначе почему-то не могут.

— Да, вы правы.
— Неужели их ничему не научила Первая Мировая? Опять воюют те же стороны… А сколько войн было до этого! — лицо Пилона стало таким, как будто война идет сейчас на Эй зи Коне. Мезен тяжело вздохнул, вглядываясь вдаль. Он сказал:

— Войны возникают от страсти к завоеванию, показать свою силу, подчинить себе кого-то. Интересные они, земляне…

Он не договорил. Находящихся у иллюминатора подозвали к себе остальных. Сняв показания с наблюдательных приборов, автоматика задала кораблю плавный и беззвуч-ный спуск — он скоро начнет свои действия. Нелегкая задача стоит перед экипажем, так как все может обернуться не так, как потребовалось бы. «Интересно, — подумал в это время Алексей, — а по какой причине на Эй зи Коне случились две войны? Нужно будет обязательно спросить об этом у кого-нибудь. Хотя вопрос этот будет звучать несколько несуразно. Ладно, на месте посмотрю, как это сформулировать. Заранее ведь сложно что-то предугадать».

Ночью Алексею приснилось прочитанное. Он даже испытывал во сне чувство лег-кой тревоги. Записывать такой сон на специальный прибор он не стал: он ничего не стоит, как решил юноша.

Утром Алексей все-таки спросил о войнах, которые происходили на планете, где он в данное время находится. Мэккис ответила ему:

— И первая, и вторая война происходили не по одной причине. Причин было мно-го. Множество конфликтов было между двумя сторонами. Шла обычная дележка террито-рии. Обе стороны никак не могли прийти к единому мнению.

Утром ребята, как и договаривались, сразу пошли к Каппелу. Им очень хотелось прокатиться на созданном велосипеде. Вчера они не успели это сделать, так как их работа длилась допоздна.

Каппел с нетерпением ожидал друзей. Поздоровавшись с ними, он сказал:

— Нашу машину я решил окрасить в черный цвет. Надеюсь, вы не будете против моего выбора.

Еще сначала было договорено меняться местами на велосипеде. В первый раз за руль сел Алексей, как распорядился Каппел, благодаря чьему мини-заводу все это и полу-чилось. Ребята попросили друга сесть за руль. Он хотел предоставить это право Мэккине, но та вежливо отказалась, сказав, что будет второй. Перед самым выездом Алексей спро-сил:

— А на нас не будут оглядываться? Ведь такую машину на этой планете нигде не встретишь.

— За это не стоит беспокоиться, — ответил Мэккиф. — У нас на такие вещи осо-бенного внимания не обращают. Поехала незнакомая машина — пускай. Никто не будет вмешиваться. У нас здесь в чужие дела не вмешиваются. Конечно, со стороны окружаю-щих будет некоторый интерес.

— А давайте отправимся в путешествие на нашем велосипеде! — предложила Мэккина. — Так нам будет легче. Да и интереснее тоже.

— Что ж, не плохая идея, — отозвался Каппел.
Сначала Алексею показалось удивительным сидеть впереди их творения. Но когда он потом сел сзади, ему показалось там еще лучше. Ведь он был как пассажир. Кроме то-го, его попросили сесть на единственное место, где не было педалей. Их крутили осталь-ные трое членов этого своеобразного экипажа. Это место вообще-то предназначалось для Мэккины как для девчонки.

Велосипед имел треугольный вид. Впереди — рулевой, а сзади трое его пассажи-ров. Удобство передвижения для друзей представляло то, что улицы города были широ-кими. Кроме того, по ним довольно редко ездил транспорт. Лишь изредка пролетит какое-нибудь транспортное средство. Это было удобным для ребят — они могли свободно ез-дить или по левой части дороги, или же и по правой полосе. По левой — иногда, только в случае особой необходимости. Вообще же здесь движение было правосторонним. У авто-бусов были громкие звуки, далеко слышимые от этих машин. Это они, похожие на звук рвущейся ткани, извещали друзей о себе. Тогда они ближе прижимались к обочине, пред-ставляющей собой довольно высокий бордюр. Конечно, бывали случаи, когда машины сигналили друзьям. Звук сигнала очень походил на звук разбивающегося стекла, только более продолжительный.

— А тебе, Каппел, где нравится сидеть? — спросил Алексей. — Спереди или на задних местах?

— Впереди. Я люблю водить машины.
— А мне сзади. Там, как мне кажется, лучше. А вот вам, Мэккиф и Мэккина, где больше нравится находиться во время нашего путешествия.

— Нам все равно, — за двоих ответила Мэккина. — Не имеет значения. Лишь бы путешествовать.

Вдруг впереди показалась машина, очень похожая на милицейскую. Алексею сна-чала показалось, что это и есть она самая. Но потом он понял, что эта машина многим от-личается от милицейской.

От машины доносился дребезжащий голос, который повторял одну и ту же фразу, с интервалом в несколько секунд. Алексей видел такую машину впервые. Он сразу догадался, в чем дело. Друзья подтвердили его догадку по этому поводу.

Когда машина скрылась из виду, Каппел, глаза которого выражали восторг, сказал, повернувшись к Алексею с радостным выражением в голосе:

— Алексей, чудное дело! Ты даже не представляешь, что мы только что узнали.

— Да, Алексей, он прав, — сказала Мэккина. — Нужно срочно связаться с телеви-зионным центром. Только что мы узнали, что вскоре будет сниматься фильм о Земле. О чем будет там речь, точно тебе пока никто не скажет. Так вот, там есть одна хорошая роль, которая как нельзя лучше подходит тебе, Алексей. Ты ее великолепно сыграешь. Нужно обязательно обо всем рассказать дома нашей матери. Думаю, вы завтра же отправитесь с ней на телестудию. Нужно действовать как можно скорее. Я уверена, что ты не откажешь-ся принять участие в съемках этого фильма.

И вот друзья, вдоволь накатавшись на своей технике, дома. Мэккис, оказывается, тоже об этом знала. Оказывается, что об этом еще передавали и по телевидению. Она тоже советовала гостю с Земли принять участие в том неведомом для него фильме. Тогда юноша немного колебался, но когда Мэккис кратко рассказала содержание будущего фильма, Алексей окончательно принял решение: надо обязательно сниматься. Женщина говорила ему:

— Если даже режиссер уже выбрал актеров, тебе, как землянину, они уступят ме-сто. Завтра же едем туда. Я могу заранее твердо обещать, что ты примешь участие в съем-ках этого художественного фильма.

Алексей, поняв, что он не сможет принять участия в просмотре телепередачи про космическую экспедицию, возглавляемую Мэкконом, ничуть не огорчился. Он знал, что и так узнает все со слов Мэккис или иных членов этой семьи, кем по праву можно назвать и его самого.

Вечером, взяв в руки книжку, поразмыслив над предстоящим фильмом, Алексей принялся ее прочитывать. Мэккиф и Мэккина, как почти всегда бывает, играли в чудес-ные игры, которых в этом доме было множество, как и во всех семьях на этой далекой от Земли планете.

Рассказ, до которого дошел Алексей, назывался «Эйзиконяне и Земля». Итак…

На Земле шел 1989 год. Эйзиконяне уже почти исключили из своих правил скры-ваться; конечно, многое они проделывали под прикрытием каких-либо факторов, напри-мер, ночи, но все же часто действовали в открытую. Сообщения о них почти каждую не-делю печатались в газетах, журналах, многое о них говорили…

Хотя планета Земля была никак не связана с Эй зи Коной, ее обитателями, им все же небезразлична была ее судьба, ее будущее. Люди с иной планеты искали варианты, как помочь землянам в их бедах. Бед на Земле было, конечно, много, но… Очень многое зави-село от самих землян.

— Калон, посмотрите, как сильно идет дым с заводов землян, — говорил человек, который по своей полноте отличался от других своих собратьев. — А каков его химиче-ский состав!

— Да, явление не из приятных. Неужели они не понимают, чем впоследствии это может обернуться? Это ведь может повлечь за собой экологическую катастрофу. К тому же выпадают осадки с различными химическими примесями.

К двоим людям, которые беседовали и наблюдали, подошел человек маленького роста. Его уши были оттопыренны, глаза большие и коричневые, нос широкий, что придавало ему смешной внешний вид. Но никому из эйзиконян не было смешно. Это на планете довольно частое явление. Этот человек относился к той разновидности людей, у которых был соответствующий хромосомный набор. Он любил говорить кратко, как говорил и сейчас:

— Получено сообщение особой важности. На Земле в большинстве районах и об-ластях происходят беспорядки. Прошу пройти со мной, коллеги. — Он направился к ос-тальным эйзиконянам, которые стояли метрах в десяти. — Мы будем посылать на эту планету своих людей, которые будут нас информировать, а заодно подбирать дегради-рующих личностей, которые будут направляться к нам известными вам каналами для про-ведения работы с их подсознанием.

Предложение говорящего, которого звали Бринтесом, являющегося командиром экипажа, было принято. Посылаемые люди должны были в совершенстве владеть телепа-тией.

Далее описывалось, как проводилась работа по исправлению людей. Деградирую-щих людей они обрабатывали с помощью гипноза и кодирования. Но вскоре это решение было отменено вышестоящей инстанцией. Это расценили, как вмешательство в дела зем-лян.

Глава 23

Мэккис разбудила Алексея очень рано. На улице только начало светать. Она сказа-ла при этом:

— Удивительное совпадение! Сегодня я не иду на работу, и сегодня же мы едем в телестудию. К тому же и по гороскопу у меня сегодня один из лучших дней в моей жизни.

— Здесь на планете и гороскопы есть? — удивился Алексей.

— Да. Что-то вроде гороскопов имеется. В жизни каждого человека, каждого знака зодиака на самом деле есть и хорошие дни, и плохие. Это — так называемые биоритмы человека и природы. Они по-разному реагируют между собой. Также огромное влияние оказывают положения планет. Вообще, Алексей, относительно будущего на нашей плане-те существуют целые науки. Существует теория, согласно которой такая категория, как время, лишь функция нашего сознания. Прошлое, настоящее и будущее не следуют одно за другим. Они присутствуют одновременно. Если действует закон сохранения материи, а она при ее бесконечности во времени и пространстве конечна в составляющих ее элемен-тах и формах движения, то в ней в каждый момент действительно заложено ее прошлое, настоящее и будущее.

— Да, очень интересная теория. Знаете, а я о подобных темах раньше никогда не задумывался. Нужно будет найти подходящую литературу и тщательным образом изучить ее. А почему вы говорите, что сегодня у вас чуть ли не самый счастливый день. Ведь сегодня вроде бы такой день у меня.

— Это потому, Алексей, что, пока ты в этом доме, твоя радость будет и моей.

По пути на телестудию землянин удостоился великой для него участи — он отпра-вился туда на дирижабле, который очень походил на земной дирижабль.

Дирижабли имели сигарообразную форму. Оба их конца были заостренными. У этих «сигар» были ножки для стояния. Дирижабли взлетали медленно, издавая небольшое шипение, а что было самым поразительным для Алексея — они поднимались вертикаль-но. Так они и стояли на площадке, нацелившись в небо. Но летали они, принимая гори-зонтальное положение. Алексей не мог понять, каким же образом там располагались лю-ди. Хотел, было, спросить об этом у Мэккис, но тут же передумал. Вскоре он сам все рас-смотрит и все ему станет понятно.

Мэккис и Алексею повезло: им не пришлось ожидать дирижабль. Как только они приехали, практически сразу же совершили свой полёт.

Дверь в дирижабле находилась в его центральной части. К ней вела широкая длин-ная лестница, над которой, чуть шире ее, на толстых подставках, располагалась светло-оранжевая крыша. Она просвечивалась на фоне яркого небосвода. На ней виднелись не-большие отливы для стока воды.

В салоне Алексей увидел, что сидения здесь расположены двумя рядами и несколь-ко странным образом. Вероятно, в них кроется ответ на его вопрос.

Вверх и вниз от центра вела лестница для посадки. Форма салона была идентична форме дирижабля. Напротив каждого сидения находились небольшие аккуратные иллю-минаторы. Все здесь казалось компактным, удобным, уютным.

И вот после заполнения салона пассажирами мх предупредили, что дирижабль взлетает. Пристегиваться ремнями было не обязательно. Сразу после этого внизу под са-лоном что-то начало прерывисто стучать. Постепенно частота стука увеличилась, достиг-нув наконец такого уровня, что стуки эти слились в единый дребезжащий звук. Взлет происходил очень мягко. Корабль при этом словно продолжал находиться на взлетной площадке.

Да, Алесей все правильно понял. Через некоторое время после взлета, корабль со-дрогнулся. Было ясно, что он остановился. Звук двигателей несколько изменился. После этого юноша заметил, что дирижабль сменил вертикальное положение на горизонтальное. Оказалось, сидения имели особое свойство — оставаться в одном положении, независимо от положения самого дирижабля. Юноша сразу прильнул к иллюминатору и смотрел в него долгое время. Он заметил, что по величине иллюминатор был немного большего размера, чем его лицо. Вскоре, как всегда бывало в подобных случаях, юноша уснул. А Мэккис оставалась бодрствовать. Она смотрела на Алексея и думала о предстоящих событиях. Женщина гордилась им сейчас, как родным сыном.

К концу пути, почувствовав, что корабль прибыл на место, юноша проснулся.

— Ты удивительно чувствительный, — сказала Мэккис. — У тебя хорошая интуи-ция.

— Да, вы правы, — согласился Алексей. — На Земле я чувствовал в себе лишь за-чатки наития. Но моя учительница по литературе все равно заметила это и сказала, что я не должен полагаться на одну интуицию, надо постигать знания. Спасибо моему прекрас-ному путешествию на такую удивительную планету. Оно мне очень многое дало. А как вы думаете, Мэккис, через какое время Земля станет такой же развитой планетой, как эта, где находимся мы. Быть может, тогда и уровень культуры у нас будет примерно таким же.

— Думаю, лет через сто. Это, конечно, максимальный срок.

Телестудия находилась недалеко от посадочной площадки, поэтому Алексей и его сопровождающая дальше пошли пешком. Это было им обоим на руку, так как они долгое время находились в полете, и ногам требовалась хоть небольшая разминка.

Телевизионный пункт представлял собой круглое, очень высокое здание, метров пятидесяти в диаметре. Очень высоко виднелись три наклонные антенны, уходящие куда-то ввысь и теряющиеся в облаках. Они очень походили на земные молниеотводы. На са-мой вершине здания располагались четыре огромные тарелки, направленные в четыре разные стороны.

— Эти антенны, — указала Мэккис на упирающиеся в небо тонкие нити, — имеют длину около ста метров. Недалеко от их концов расположены сигнальные огоньки, какие имеются и в некоторых других частях здания. Они нужны как для птиц, которые вскоре сюда прилетят, так и для всяческих летательных аппаратов, чтобы ориентироваться в про-странстве. Выше — еще один вид антенн, тарелкообразных. Их диаметр тоже очень велик. Не буду фантазировать, говоря тебе об их размере. Я, честно говоря, не точно помню.

Затем Мэккис рассказала юноше об особенности электромагнитных волн. Она го-ворила:

— Они почти не рассеиваются, как, например, многие виды этих волн, а идут по прямой, куда их направишь. Такая у них есть особенность. Поэтому и тарелки вверху на-правлены в разные стороны, чтоб охватить все пространство.

После небольшой паузы Алексей продолжил разговор:
— Я не знал, что на Эй зи Коне есть птицы. Их не видать, вот я подумал, что тако-вых здесь вовсе нет. А они совершают перелет, как на Земле, из холодных краев в теплые?

— Да, Алексей. Совершенно верно. Это ведь – не что иное, как - закон природы.

— А когда сюда прилетают птицы?
— Примерно, через неделю.
— Посмотрю на них. Очень интересно узнать, какие они, эти эйзиконянские пти-цы. Вы мне сейчас не рассказывайте о них ничего. Я хочу их увидеть, рассмотреть и сделать свои собственные выводы. И только после этого на мои возможные вопросы вы можете дать мне соответствующие ответы.

Войдя в огромные двери, Мэккис и Алексей оказались в большой комнате. Здесь находилось десять больших дверей, которые, как затем объяснили Алексею, являлись лифтами. Как объяснила Мэккис, здесь находилось три этажа. Три лифта шло на каждый из них, а один поднимался на самый верх. Причем, работало на каждый этаж по два лиф-та: грузовой и пассажирский. Третий, универсальный лифт, был запасным. Женщина го-ворила также, что эти три этажа находились по центру телебашни. Остальные ее части занимало специальное оборудование.

Мэккис подошла к одной из дверей, на которых было что-то написано, скорее все-го, здесь был указан номер этажа, и нажала большую кнопку слева от нее (совсем, как на земле). Переговорив с кем-то около минуты по переговорному устройству, она вошла вместе с Алексеем в открывшуюся дверь лифта.

Они долго поднимались. Если б Алексей не знал, что лифт движется, он сказал бы, что тот остается на месте. Лишь едва заметный шелест слышался с его боков.

Третий этаж походил на земные телестудии. С обоех сторон широкого коридора параллельными шеренгами шли двери Их было много, но размещались они на большом расстоянии одна от другой. Две двери располагались по торцам коридора, как бы заканчивая его.

Пока Мэккис вела Алексея по ярко освещенному коридору, у того возникла идея. И он не очень громко сказал:

— Знаете, Мэккис, у меня возникла неплохая идея. А почему бы вам не сняться в этом фильме, например, в роли матери Владимира или Виталия. А Мэккиф и Мэккина, я уверен, не прочь будут побыть некоторое время дома без вас. Сколько, кстати, будут длиться съемки?

— Примерно около недели. У этого фильма короткий сценарий. А о твоем предло-жении я подумаю.

Мэккис вывела Алексея в большойкоридор, куда выходило пять комнат — две с боков и одна с торца, как и в основном коридоре.

Пока прибывшие на съемки фильма поднимались, в кабине лифта шла их иденти-фикация. Проверялось наличие возможного оружия. Хоть на этой планете уже многие годы никто не проявляет агрессии, предосторожность не считается излишней. При выходе из лифта об этих двух людях, поднимавшихся в нем, в центральном компьютере уже имелись все данные.

В случае возможной опасности в здании поднималась шумная и бесшумная трево-га, принимались соответствующие меры. Но такого за все время существования телецен-тра не происходило.

Мэккис и Алексей вошли в комнату, где находилось множество незнакомых юно-ше предметов и среди них за полукруглым столом сидело трое человек. Юношу вежливо попросили присесть на диван, находящийся недалеко от стола. Мэккис подсела к двум женщинам и одному мужчине. Их беседа длилась недолго. Все разговаривали на эйзиконянском языке.

Алексей же тем временем рассматривал комнату. Слева в ней находилось большое окно, занимавшее половину стенки. Стол имел светло-синий цвет. На диване изобража-лись белые рисунки с завитыми узорами, разрисованными на красном фоне.

На стенах висели фотографии людей, и некоторых из них землянин узнал, он ви-дел их в телепередачах. Здесь же находились фотографии природы, различные картины — украшения. Находиться в комнате было весьма приятно.

Из слов Мэккис, которые услышал Алексей, когда они шли к выходу, он многое узнал. За ними шли два человека — мужчина и женщина. Юноша узнал, что съемки будут производиться завтра. И на время съемок он переедет жить в семью какого-нибудь работ-ника телестудии. Алексей узнал, что для работников телестудии также выстроены специ-альные дома, где они проживают.

Его очень обрадовал тот факт, что Мэккис также будет принимать участие в филь-ме. Ей нужно было только сообщить об этом домой, мужу и детям. Да и дома, как она ска-зала, были кое-какие дела. Поэтому она отправилась домой, а завтра утром приедет. Мэк-кис говорила Алексею, что он сейчас поедет на автобусе в дом телевизионщиков.

Алексей дал согласие жить с двумя людьми, которые провожали их с телестудии, они оказались сестрой и братом. Юноша был счастлив. Счастлив не потому, что удосто-ился участи сниматься, а потому, что он принесет этим хоть какую-то пользу Эй зи Коне, планете, у жителей которой Алексей взял в пример очень многое.

Автобус, перевозивший людей с телестудии к их дому и обратно, был особым. Та-кие транспортные средства юноша видел на этой планете очень редко. Автобус был двух-этажным. На второй этаж вела длинная лестница с крутыми ступенями. Алексей еще с самого начала хотел поехать на втором этаже. Но просить об этом кого-то из эйзиконян мальчику было неудобно. Но люди, вместе с которыми он должен был ехать, обладали превосходной интуицией, и она подсказала им, чего хочет Алексей. Его пригласили на второй этаж, воплотив тем самым его мечту в реальность.

У этого автобуса, в отличие от остальных, имелись длинные сидения, размещав-шиеся поперек салона. Их конструкция была такой, что между этими сидениями было легко ходить, даже если все места оказывались занятыми. Спереди и сзади салон отделяли большие стекла, занимающие собой две трети его длины.

Итак, Алексей вошел в автобус. Увидев впереди лобовое стекло, у юноши вновь появилась мечта. Не успел он ее как следует продумать, как мужчина, в семье которого Алексею предстояло жить, сказал:

— Алексей, присаживайся здесь, впереди. Тебе так будет интересней. Все будет видно.

— А как вас зовут? — спросил юноша, воспользовавшись моментом, когда мужчи-на заговорил. И тот, извинившись за то, что не представился ранее, ответил:

— Никон. А сестру мою зовут Никонной. Ты знаком со сценарием фильма, в кото-ром будешь скоро сниматься?

— Не читал этого сценария, но мне Мэккис пересказала его вкратце.

— Нравится?
— Конечно. Думаю, когда я в него вникну, да еще и приму участие в съемках, он понравится мне еще более, - юноша усмехнулся. В его внешнем виде просматривалась детская наивность.

Глава 24

Автобус, заполненный чуть более чем наполовину, ехал недолго. Вскоре после этого Алексей увидел здание, в котором ему предстояло жить. Оно напоминало по форме телестудию. Это была словно та же телестанция, но меньшего размера. Конечно, на самом верху этого здания не было антенн, передающих сигналы.

Внутри здание тоже повторяло планировку телестудии. Только здесь не было входной комнаты с лифтами, так как в доме было только три жилых этажа. От порога до-ма все повторяло саму студию. Даже двери располагались в том же порядке, что и в кори-дорах телецентра.

— А почему здесь все такое же, как и на телестудии? — спросил Алексей. Вопрос адресовался Никону, шедшему рядом с ним. В ожидании ответа мальчик обернулся. От неожиданности он чуть вздрогнул. Возле него шла Никона, а ее брата рядом не было. Женщина сразу все поняла и ответила:

— Никон ушел известить одного работника телестудии о тебе и о том, что все уже готово к съемкам. Кроме того, им нужно внести кое-какие коррективы в сценарий. А сходство дома… это для того, чтобы легче было отыскивать нужного человека. Ведь здесь каждый живет в таком же месте, где работает на студии.

Квартира Никона и Никоны представляла собой не место для проживания, а на-стоящий сказочный парк. Здесь прямо на стенах были нарисованы водопады, леса, горы. В каждой комнате росписи стен были разными. Никона водила гостя по квартире, будто по самым живописным местам планеты. И не только этой. Одна комната была посвящена Земле. Здесь изображались земные леса, водопады, горы и равнины. Долго Алексей всматривался в изображенные ландшафты. Ему, кроме всего прочего, нравилась необыч-ная обстановка этого жилища.

Комнат здесь было пять. А в одной из них, самой большой, на стенах располага-лись самые красивые места сразу трех городов Эй зи Коны. Фотографии имели неболь-шие размеры.

Еще через некоторое время Никона спросила:
— Алексей, ты есть хочешь?
— Знаете, я был бы не против чего-нибудь перекусить.

Женщина попросила юношу последовать за ней на кухню. Здесь она сказала:

— Эти изображения сделают трапезу приятнее. Они создадут чувство, будто ты на-ходишься на природе, отдыхаешь там. В общем, чего я рассказываю? Ты и сам вскоре во всем убедишься.

Действительно, все так и вышло. Стоило Алексею сесть за стол, взять в рот первую ложку вкусной каши, как ему показалось, что он сидит в живописном месте на пленэре. Впереди расстилалось лазурное море с порхающими над ним чайками. Далеко-далеко, у самого горизонта виднеются горы. Алексею был знаком этот пейзаж, он вспомнил его очень хоршо. Алексей плавал в этих местах со своим отцом еще в детстве, когда отец был моряком. Мальчику тогда исполнилось семь с половиной лет. Он помнил, как долго тогда просил отца взять его с собой. А мать Алексея работала воспитателем детского сада. На-верное, поэтому она и имела такой мягкий и приветливый характер, что работала с деть-ми, маленькими невинными созданиями, для которых вся жизнь – сплошная сказка. И лишь только благодаря ей мечта мальчика осуществилась.

Слева расстилался тропический лес, за ним — высокие горы. За горами виднелось восходящее солнце. Справа располагалась цветущая поляна. За ней вдали обозначалось пшеничное поле, за которым протянулась полоса деревьев.

— Ешь, — вывела его Никона из воспоминаний. — В окружении родных мест твой аппетит будет особенно приятен.

На самом деле так и вышло. Во время еды юноше казалось, что на него дует легкий ветерок. Он слышал шум леса и ощущал плеск моря. Алексей насторожился: а не включи-ла ли его гостеприимная хозяйка запись этих звуков. Нет. Эти звуки, весь этот мир возник и жил в воображении самого мальчика. Он удивился сам себе. Но ощущение удивления постепенно улеглось и утишилось.

Вскоре пришел брат Никоны — Никон. Он радостно сообщил, что завтра они уез-жают за город на съемки, в специальное место, где был заблаговременно приготовлен па-вильон. Завтра они планируют снять первую часть фильма.

— Ты, Алексей, я слышал, имеешь превосходный дар изменять свой характер, а следовательно, хорошо умеешь перевоплощаться и сыграть любую роль. Так ведь?

— Да. Вы правы. Не хочу хвастать, но в школе я участвую в самодеятельных спек-таклях и часто занимаю призовые места за актерское мастерство. Меня там уважают за мой талант.

— И часто ты там выступаешь?
— Нет, только на какие-нибудь большие праздники.
— Значит, — Никон усмехнулся, — мы с тобой почти коллеги.

— Получается так.
— А я ведь тоже имею хорошие артистические способности. Ты видел мои работы в фильмах?

— Честно говоря, нет. Я здесь почти все время путешествую. Телевидение смотрю редко.

— Это ничего. Быть может, ты когда-нибудь увидишь фильм с моим участием. Должен сказать без ложной скромности, что на все мои фильмы моя команда получает множество откликов. Я являюсь и артистом, и оператором, и режиссером.

— Я знаю, например, что ваша сестра работает диктором. Она же и рекламирует некоторые фильмы.

— Да, так и есть. Ее основная работа — диктор. Также в ее обязанности входит формирование различных программ.

Вечером Алексей и Никон играли в шахматы, которые Алексей очень любил. Алексей был одним из сильных игроков в школе. Первую партию Никон сыграл для про-бы, проверить, как играет его гость. Он выиграл, особенно не задумываясь на игре. Поняв, что может все время выигрывать, Никон немного поддавался землянину. Но от догадливого мальчика это не скрылось. Но он не показал виду, что заметил, как его напарник блефует.

А Никона в это время занималась обычными домашними делами — готовила еду, прибиралась в квартире. Все происходило так же, как если бы она жила на Земле.

Когда все легли спать, Алексей понял, что потолок этой квартиры имел особое свойство: с наступлением темноты на нем начали потихоньку проявляться звезды. Днем же потолок казался всего лишь разрисованным. Никон перед тем, как Алексей шел спать, говорил, что на потолке находится состав, свет на который действует так же, как на зем-ной фосфор. Он также говорил, что такие потолки здесь во всех квартирах. Но рисунки, как он объяснил, во всех квартирах различные. Но он до конца ничего не объяснил, види-мо, для того, чтобы Алексей сам все увидел. Достаточно было намека, чтоб вызвать какой-то интерес с его стороны.

Кровати здесь были такими же, как в доме Мэккона. Спалось на них также легко и приятно.

Утром брат и сестра ненадолго уехали. Юноше было разрешено смотреть все то, что его заинтересует. Никон и Никона пообещали вскоре вернуться вместе с Мэккис. Алексей сказал тогда:

— Желаю вам во всем удачи.
И Никона, обернувшись, ответила:
— А тебе желаем нескучно провести время, пока нас не будет. Еда на кухне, ты знаешь, где. Если захочешь поесть — ешь без ограничений. — Она усмехнулась. Алексей в ответ тоже усмехнулся. Ему нравилась ее манера шутить.

Юноша спросил разрешения выходить на улицу, если он того захочет. После не-продолжительного разговора брат и сестра переглянулись. Они кивнули друг другу, одоб-ряя намерение гостя. Вскоре Алексей узнал тайну входной двери. Чтобы открыть ее, не-обходимо было нажать специальную кнопку и про себя два раза назвать имя Никона и один раз имя женщины. Замок в двери был телепатическим. Гость узнал, что изобрел за-мок Никон, который, как оказалось, всю жизнь мечтал о таком чуде.

Здесь в каждой квартире имелся свой замок, со своим секретом. Такие замки про-даются в магазинах, где в инструкции по применению написано, как данный замок можно модифицировать, добавив в него что-то свое для удобства.

Алексей один раз во время беседы с Никоном хотел спросить его о роителях. Но постеснялся. Быть может, произошло такое, о чем не нужно напоминать этим людям.

Три человека вернулись совсем скоро. Они застали Алексея за просмотром телепе-редач. Так как автобус отправлялся за город только через полтора часа, юноша имел воз-можность просмотреть интересующие его телепередачи. Алексей сказал тогда, поздоро-вавшись с Мэккис:

— Я уже успел немного ознакомиться с вашей квартирой. Теперь решил посмот-реть, что показывают по телевидению. А вы скоро вернулись: прошло всего три с неболь-шим часа.

Еще через минуту Алексей обратился к Мэккис:
— Скажите, Мэккис, как поживают Мэккиф и Мэккина? Как они отреагировали на то, что вы тоже будете сниматься в фильме?

— Они полностью меня поддержали. Но если бы не ты, они б меня скорее всего не отпустили.

— Отлично, — обрадовался юноша. — Хорошо все-таки у нас получается. — По-следнюю фразу он произнес с чувством. По нему было видно, что он говорит не о данном случае, а обо всей его жизни, начиная от земной поляны, до настоящей минуты. За все это небольшое время мальчик узнал о жизни еще очень многое. Он узнал на этой планете, ка-залось, еще более чем за всю свою недолгую жизнь.

И снова перед ним был знакомый автобус, на котором предстояло ехать за город. Почему-то, увидев его, настроение юноши в миг поднялось. Он даже немного улыбнулся.

Перед поездкой за город все поели сытных, способных дать человеку питание поч-ти на целый день, бобов, о которых уже писалось на страницах нашего романа ранее.

Алексей заранее морально начал подготавливаться к съемкам. Ведь без подготовки хорошего результата не добьешься. На этом основано многое в жизни. Юноша знал, что практически все зависит от морального состояния и психологического настроя. Он внут-ренне перестраивался, приготавливаясь взвалить себе на плечи новый характер.

Наверное, приготавливался и Никон. Он сосредоточенно думал о чем-то, почти не-мигающим взглядом смотря себе на колени.

Автобус добирался до места около получаса. Остановился он посреди выстроенной из картона деревеньки. В одной постройке Алексей увидел множество различных огром-ных картин, где изображались городские улицы, реки, большие поляны… Это были деко-рации к различным передачам, фильмам. Было здесь также множество других предметов из актерского и театрального реквизита.

Алексей вдруг вспомнил вопрос, который хотел задать Никону или Никоне. Юно-ша совсем позабыл о нем, вспомнив только сейчас. И он спросил:

— Никон, а почему у этого фильма нет основной мысли, как подобает любому произведению? Или мне так только кажется?

Нет, Алексей, — ответил тот. — Тебе не кажется. Этот фильм у нас на планете бу-дет показывать, какими были разведчики Земли. Благодаря ему эйзиконяне узнают о судьбе одного из таких людей, которых мы посылали на твою родную планету. Подобные судьбы были и у всех остальных разведчиков.

— А какую роль вы будете играть в этом фильме?
— Роль учителя русского языка.
Так как все было уже готово, съемки начались практически сразу же. Чтобы было легче монтировать, фильм снимался маленькими цельными сюжетами. Многие картины снимали сразу, с первого раза, без предварительных репетиций.

Съемки велись специальной летающей машиной, наподобие той, которая произво-дила их на космодроме. Только здесь находился человек, управляющий кораблем. Ведь в определенных моментах человек должен быстро реагировать, оценивая ситуацию.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Фантастический роман Планета эй зи кона часть 2 21-24гл

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв, 6-1

ГЛАВА 6 Все, произошедшее в медицинской комнате, три собравшихся здесь человека ре-шили хранить в глубочайшей тайне. Румын беспокоился больше всех, ведь это он являет-ся...

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть первые 5

ЧАСТЬ 1 ГЛАВА 1 Шел 1994 год. Была весна. Кругом цвела белая акация. Пятеро друзей весело игра-ли на лужайке, поросшей зеленой, налитой соком травой. Трава была очень густая и обра...

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв,11-1

ГЛАВА 11 Каждую ночь после просмотра этой увлекательной космической передачи Алексею снились отдельные фрагменты из нее. Снились события из прочитанной в звездолете кни-ги, что...

Фантастический роман планета эй зи кона, часть 2, гл 31

Глава 31 Ночью Алексею снились жены космонавтов, у которых он побывал сегодня. Ему снилась рыжеволосая жена Румына с веселыми добрыми глазами, жена Эйреми, у которой были черные...

Фантастический роман планета эй зи кона, часть 4, гл 35

ЧАСТЬ 4 Глава 35 Возвратившись обратно, в привычный дом, Алексей очень обрадовался. Тут никто не удержался от дружеской улыбки. Сначала юноша поздоровался со всеми. А Мэккис даже...

Фантастический роман планета эй зи кона часть 3 25-30г

ЧАСТЬ 3 Глава 25 Сценарий фильма вкратце выглядел так. — Знакомьтесь, это наш новый ученик, — говорил Евгений Павлович, учитель русского языка, Подталкивая вперед несмелого...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты