Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв,11-1

ГЛАВА 11
Каждую ночь после просмотра этой увлекательной космической передачи Алексею снились отдельные фрагменты из нее. Снились события из прочитанной в звездолете кни-ги, что произошло во время его привыкания к силе тяжести Эй зи Коны.
Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв,11-1
Из его сна можно было создать многосерийный художественный фильм. Одновременно юноша все тщательно обдумывал.

Алексей знал о том, что сон снился ему не более десяти минут. Такое свойство сна. Он знал, что события во сне сжаты. За такое небольшое время могут пройти перед глазами события одного дня.

Как мы рассказывали с самого начала нашего повествования, у жителей планеты, на которой он в данный момент находится, между пальцами ног и рук располагались со-всем небольшие перепонки. Однажды Алексей спросил у Мэккона об этом. Тот ему отве-тил, что раньше люди на этой планете были водоплавающими существами, не похожими на людей. В результате образования суши, отступления целых водяных массивов эти су-щества приспособились жить на суше. Здесь жизнь у них была тяжелой. В результате тяжкого труда (иначе невозможно было существовать) постепенно, в течение тысячеле-тий, образовались люди, сначала первобытные, как на Земле. И шедшая за этим звеном цепочка была очень похожей на земную. Но это всего лишь гипотеза, как на Земле пред-полагалось то, что жизнь произошла от обезьян.

— А у вас на планете были войны? — спросил после разговора о гипотезе Алексей.

— Были, конечно. Нет таких планет, где не было бы войн. Всех одолевает жажда власти. Это заложено в природе живых существ. Войн здесь было даже больше, чем на Земле. Но потом у нас на планете поняли, что надо корректировать человеческие инстинкты доводами разума и нормами морали. Ведь именно этим разумное существо отличается от животного, которое не имеет сознания. Со временем, раздробленная на множество государств, планета стала существовать, как единое целое. Все люди стали равноправными. У всех одинаковые права. Но главное то, что у нас был установлен закон, согласно которому предписывалось прислушиваться к материальным потребностям тела только тогда, когда это касалось биологического здоровья: дать ему пищу, соблюдать гигиену, нравственно удовлетворять потребности воспроизводства. А вся остальная деятельность регулируется исключительно интеллектом.

Наступил вечер. Когда Алексей ложился спать, он автоматически (так как у него это уже выработалось) стал настраивать себя на сновидения обо всем, что он недавно уз-нал. А что если… Юноше в голову пришла славная мысль. Он сможет во сне управлять своими мыслями, производя таким образом съемку своего фильма.

О своей идее Алексей рассказал в семье Мэккона. Узнал об этом и сам Мэккон, не-давно вернувшийся из экспедиции. Ученые будут изучать полученные сведения и образцы уже у себя на планете.

Алексей попросил о том, чтобы на области висков ему на ночь закрепили специ-альный прибор, записывающийинформацию на дискетке — маленьком кристалле, спо-собном, несмотря на его маленький размер, запомнить много информации в сжатой фор-ме. Затем эти записи расшифровывал компьютер. Если юноше улыбнется удача, вскоре вся Эй зи Кона будет смотреть художественный фильм, снятый, так сказать, Алексеем. Об этом юноше как-то сказал Мэккон.

— А здесь, на планете, знают обо мне? — спросил тогда гость с Земли.

— Знают, — ответил Мэккон. — Еще с первой минуты твоего пребывания на на-шей планете люди уже знали о тебе. Тебе Мэккиф разве не рассказывал об этом?

— Нет, — вмешался в разговор сам Мэккиф. — Я Алексею ничего по этому пово-ду не рассказывал. Думал, пускай пока этот факт остается для него тайной. Это к тому же могло смущать скромность нашего гостя.

— Отчасти ты прав, — ответил Алексей и опустил глаза.

— Отныне Алексею нужно знать все, — с дружеской улыбкой произнес Мэккон и взъерошил обоим волосы на голове.

Алексею снился сон. Огромный круглый корабль совершал полет в иную галактику с целью ее изучения. Она словно магнитом притягивала к себе эйзиконян. Юноша некоторым усилием воли смог сделать так, чтобы сон снился ему с самого начала. Техника того времени была не такой развитой, как в настоящее время. Поэтому кораблю долго предстояло лететь в галактику, где находится Земля. Но вот неожиданно где-то на середине пути (как раз после связи звездолета с Эй зи Коной, где было сказано, что полет проходит нормально), в постоянно включенном приемнике заговорил незнакомый, грубый и чуть звенящий, отдающий металлом, голос: «Мы уничтожим вас и вашу планету. Сдавайтесь. Сопротивление бесполезно. Подготовьте свои шлюзовые люки для стыковки».

— Насчет этого не может быть и речи, — отвечал корабль. — Будем вести с вами войну, только у нас есть одно условие: вы за это время не тронете нашу планету.

Этим был послан намек Эй зи Коне на то, чтоб там началась подготовка к возмож-ной войне. После этого один из членов враждебно настроенной цивилизации заявил, что они, победив Эй зи Кону, завладеют всем космосом. Это заставило эйзиконян обратить на защиту планеты все средства, все имеющееся вооружение.

Корабли начали взаимный обстрел. Причем было использовано все оружие — и посильнее, и послабее. Сначала, благодаря отличной защите, ни один корабль не нанес каких-либо повреждений другому. Но так длилось недолго. Неприятелю эзиконян удалось сделать небольшую пробоину в моторной части их корабля, повредив главный генератор. С запасным генератором межзвездник продержался недолго. Как по закону подлости, что-то в его работе пошло не так, как требовалось. На помощь Эй зи Коны рассчитывать было нельзя, так как сигналам уже наверняка поставлена преграда. Благо, что этого не было сделано изначально, и планета получила сигнал о нападении. Маленький связной корабль с закодированной информацией также послать нельзя. Сло-вом, никакого выхода не было. Неприятелю ни в коем случае нельзя было знать, что произошло на корабле. Произошедшее событие заставило космонавтов надеяться только на счастливый случай. Уже были растрачены все боеприпасы, которых всего-то было взято совсем немного: межзвездный корабль не рассчитывал на ведение военных действий. Теперь корабль лишь увиливал от мощных взрывов, от выстрелов, изредка отстреливаясь, используя запасные патроны, находившиеся в запасных помещениях, куда никто не входил со дня изготовления этого аппарата.

Патронов становилось все меньше и меньше. Все безнадежнее чувствовали ситуа-цию члены космической экспедиции. Появлялись новые и новые идеи по поводу того, как нужно поступить далее. Наконец наиболее оптимальный вариант нашелся. Эйзиконяне, находящиеся в корабле, начали посылать к неприятельскому кораблю космонавтов, одетых в специальные костюмы, которые имели миниатюрный антигравитационный двигатель. У каждого из этих людей находилась ядерная мина, способная, несмотря на свой малый размер, просто разнести вдребезги любой корабль.

Эйзиконянам не везло: все воины, несущие с собой мины, были замечены. Их сразу же убивали, а мины терялись в бескрайнем космосе. Между тем бой продолжался. Кораблю инопланетян удалось проделать в звездолете эйзиконян еще одну пробоину, только, по сравнению с первой, гораздо большего размера. На этот раз пробоина оказалась в том месте, где находился пульт управления. На какое-то время в комнате воз-ник вакуум. Три человека погибли на месте. Их вынесло прямо в открытый космос. Благодаря совместным усилиям автоматики и экипажа пробоина была заделана довольно быстро.

Решено было теперь сделать так. Экипажу ничего не оставалось, как в очередной раз к вражескому кораблю послать человека. А межзвездник Эй зи Коны будет вести в это время более интенсивный обстрел, отвлекая тем самым внимание врага.

Космонавт, несущий мину, был опять замечен, но уже поздно для врагов эйзико-нян. Космонавт этот был убит, но он успел привести мину в боевое положение, активизи-ровав небольшой пороховой заряд, приводящий в действие ядерный.

Межзвездник инопланетян разлетелся, как карточный домик. А эйзиконянам же стоило больших усилий посадить корабль на Эй зи Кону. Шансы погибнуть и выжить у них были одинаковыми. Вскоре снова снарядили экспедицию на Землю. Вооружение те-перь было посерьезней. Среди оружия была ядерная пушка, способная стрелять ядерными минами.

Затем происходили все новые и новые сражения. И Эй зи Кона всякий раз выходи-ла победителем.

* *
— Ну как, снился ли тебе сон? — спросил утром Мэккон у Алексея.

— Да, конечно, — отвечал тот. — Вы знаете, я настроил себя воспроизвести всю эту картину с самого начала. Теперь жители этой планеты смогут просмотреть этот свое-образный художественный фильм.

— Молодец! — похвалила мальчишку рядом стоящая Мэккис. — Ты сделал очень большое дело. Мое восхищение невозможно выразить в словах. Ты, можно сказать, без особого труда, проник в прошлое и снял эту картину, итог которой очень важен для нашей планеты. Ты, конечно же, заслужил награды, Алексей. И не останешься без приза. — Жена командира космической экспедиции улыбнулась. Усмехнулся и сам Алексей, причем не только от похвалы, но и еще и от того, что услышал мягкий, ласковый, словом, приятный голос, который был также несколько протяжным.

— И что же вы мне подарите? — с детской непосредственностью спросил юноша, не переставая улыбаться.

— Скоро сам обо всем узнаешь. Пока не хочу тебе говорить.

Глава 12
Еще утром Алексей решил погостить у всех космонавтов, с которыми прибыл сю-да, на эту планету. Ему очень хотелось повидать их снова. Тем более что они находились сейчас на двухдневном заслуженном отдыхе.

Первым, к кому пошел Алексей, был Румын. Юноша заодно узнает у него о кни-гах, которые тот обещал принести.

И вот квартира Румына. Потолки каждой из комнат, которых было пять, были ок-рашены в различные цвета. Рисунки были такими же, как и в квартире Мэккона. Отличал их только цвет. Спросив у хозяина квартиры об этом, юноша узнал, что рисунки, то есть, узоры, во всех квартирах одинаковые. Только цвет их различен. Почти сразу Алексей спросил:

— Скажите, Румын, наградили ли вас за ваше изобретение?

— Конечно. Моя награда равносильна земной Нобелевской премии.

— Поздравляю. Очень рад за вас, — юноша дружески пожал человеку, которого он очень уважал, руку.

— Спасибо, Алексей.
— А у вас есть жена? А то я смотрю, вы дома сейчас один.

— Да. Она завтра возвращается из командировки. Ты сможешь с ней познакомить-ся. Мою жену зовут Румына. У меня, Алексей, есть еще и сын. Ему двадцать лет. Он сей-час учится в специальной школе для космонавтов, которая находится далеко отсюда. Зо-вут его Рамман. Сын недавно уехал, поэтому вернется нескоро. Это очень похоже на зем-ную армию. Но, я думаю, ты пробудешь здесь достаточно долго и поэтому сможешь уви-деть его.

— Скучновато, наверное, без сына. Да и жена в командировке.

— Конечно, их мне очень не хватает.
— А давайте я пока поживу у вас какое-то время. И вам будет веселее, и мне раз-нообразие.

— Не стоит, Алексей, — Румын усмехнулся. — Скоро приезжает Румына. Тебе на-много лучше будет жить в семье Мэккона, общаться с его детьми. Спасибо за твое пред-ложение. Понимаю, что ты хотел, чтоббы я не скучал. Но, сам пойми, это излишне.

Обстановка комнат, предметы в них мало чем отличались от квартиры Мэккона. Конечно же, здесь не было игр, которыми так увлекаются Мэккиф и Мэккина.

Следующая квартира, куда пошел Алексей, принадлежала Эйреми, который в это время смотрел телевизор, где шла непонятная для юноши передача. Узнав, что пришел гость, он выключил телевизор дистанционным пультом. Телевизор выключился с инте-ресным звоном. Эйреми объяснил, что так работает блок импульсного питания, когда юноша спросил его об этом.

— Здравствуй, — сказал при встрече мужчина, затем по-земному пожал приятелю руку.

— Здравствуйте, — ответил Алексей и показал свои большие, блестящие передние зубы.

— Долго мы с тобой не виделись.
— Да, долгонько, — подтвердил юноша.
— А я все думал, когда же Алексей придет ко мне в гости, — с улыбкой говорил Эйреми. Он был энергичный и жизнерадостный, чем вызывал у юноши симпатию. Кроме того, этот человек отличался большим чувством юмора. Шутки у него были простые, ни-когда не несли оттенка недоброжелательности. В его шутках не было издевок, как у мно-гих земных друзей Алексея, из-за чего часто возникают обиды, ссоры, даже иногда дело доходилодо драки.

Во время полета Эйреми был крайне серьезен. Там было не до шуток. Тогда этот человек был ко всем требователен. Сейчас приятель выставил на стол перед гостем, каза-лось, все деликатесы, которые были у него в доме. Затем они вместе, так же, как и с Ру-мыном, пили настоящий земной чай. Увидев удивленные глаза Алексея, Румын говорил:

— Видишь ли, Алексей, на Эй зи Коне произрастают многие растения с Земли. Это те, которые наиболее важны и полезны для нас, эйзиконян. Это также и лекар-ственные растения. На нашей планете имеются, например, пшеница, кукуруза, картофель, подсолнечник и еще очень и очень многие культуры. Следует отметить, что все эти растения живут и развиваются у нас на планете превосходно. Правда, некоторые развиваются несколько похуже, чем на Земле. Но этим фактором можно пренебречь.

Алексей пошел к Мельберну. И снова — угощения, чай, знакомая обстановка ком-нат, знакомые рисунки на потолках, но кажущиеся иными из-за своей индивидуальной окраски.

— Скажите, Мельберн, а у Эйреми есть супруга? — спросил юноша. — Я у него был только что, но как-то не пришлось его спросить об этом.

—Есть, да, — ответил тот. — Она сейчас на работе. У него есть также дочь. Совсем маленькая. Ей еще только месяц. Она сейчас находится в специальном центре местной больницы. В этом центре детям исправляют дефекты внутриутробного развития. Ты, вер-но, знаешь, что ребенок, а тем более маленький, должен находиться возле матери, то есть под ее защитой. Вернее будет сказать, под защитой ее биополя. Иначе человек беспокоит-ся, может подорвать свое здоровье. В этом центре создается специальное защитное поле, ребенок чувствует себя превосходно, и поэтому матери нет необходимости постоянно на-ходиться возле него. Кстати, подобные заведения появились на нашей планете недавно. Вскоре на Эй зи Коне совсем не будет больниц: от рождения дается полная гарантия вы-живания и нормального развития каждого человека.

— Теперь понятно, почему Эйреми такой веселый. Он ведь еще молодой и в пол-ном расцвете сил. А как обстоят дела с вашей семьей?

— У меня, Алексей, уже есть внуки. Они примерно такие же, как ты. Есть два сына. Только вот один из них, к великому моему горю, погиб. Он был космонавтом. Этот меньший сын стал жертвой одной из аварий на космодроме. Во время запуска одного корабля случился пожар. И вот при ликвидации этого пожара ему не повезло.

— Сколько ему было лет?
— Тридцать. Эта трагедия случилась пять лет назад.
— Примите мои соболезнования. Мне очень неловко. Извините, что я напомнил вам об этом.

— Принимаю, Алексей.
Все карманы Алексея были наполнены угощениями и вкусными вещами. Ему не-удобно было брать с собой гостинцы, но люди, у которых он гостил, настаивали. Здесь были орешки и самые различные пряники, конфеты, отличающиеся друг от друга непо-вторимым ароматом, возбуждающими аппетит цветами. Юношу удивляло то, что многие лакомства походили на шоколад, зефир, мармелад. Приятели предлагали угостить всем этим детей Мэккона. «Дети любят их несколько больше, чем взрослые, — говорили они, после чего улыбались, — совсем, как на твоей планете».

Мэккиф и Мэккина очень обрадовались принесенным Алексеем лакомствам. Мно-гое из принесенного они положили в специальную для этого хрустальную тарелочку. Не-много полакомившись, они начали размышлять. Мэккина спросила:

— Сейчас снова пойдем бродить по городу? Как в прошлый раз.

— Нет, — ответил Мэккиф. — Скоро начнется сильный ветер, будет пасмурно, за-тем пойдет дождь. Метеорологи специально вызывают такую погоду: она нужна для по-лива растений и для освежения улиц. Поэтому экскурсию по городу нам пока предстоит отложить. И завтра мы не сможем пойти. — Глаза Мэккины вмиг погрустнели. Но пове-селели они с не меньшей скоростью, когда Мэккиф продолжил. — Завтра мы пойдем в цирк и театр. На это у нас уйдет целый день. Ну, Алексей, рассказывай, что ты узнал, по-гостив у своих старых приятелей?

— Узнал очень многое. Жена Румына работает врачом. Жена Эйреми — поваром, она готовит еду в той же больнице, где работает жена Румына. Сам же Румын обещал зав-тра принести множество книг, написанных на русском языке. А жена Мельберна работает на космодроме директором.

— Книги мы тоже будем читать, — решил Мэккиф. — Это будет интересным и для нас с Мэккиной.

Затем, чуть погодя, Мэккиф продолжил:
— Ну и ладненько. Вот ты, Алексей, уже многое узнал о нашей планете и о прожи-вающих здесь людях. Узнал о некоторых наших законах. Скоро ты узнаешь об Эй зи Коне еще больше.

— А что мы будем делать сейчас? — спросила Мэккина, поглядывя то на брата, то на своего друга с Земли.

Как будто в ответ на это, отворилась дверь. Затем в комнате показалось сияющее лицо Мэккона. Он сразу вытащил из большой черной сумки, напоминающей барсетку, которая добавляла его виду импозантности и с которой он почти никогда не расставался, большой округлой формы предмет.

— Ага, что я вам принес, ребята! Это удивительная игра, — произнес он. — Мэк-киф и Мэккина ее хорошо знают. Она имеется почти в каждом доме. И я решил достать ее, чтоб не быть исключением. Да, Алексей, для тебя эта игра будет очень забавной. Это космическая игра, где летают настоящие кометы, корабли, планеты. Но что это я. Слишком увлекся. Вот, возьмите, посмотрите сами.

Ребята вскрыли высокую коробку. Мэккиф, сияя глазами, сказал:

— Сегодня до самого конца дня мы не будем скучать. Мы не сможем расстаться с этой интересной, завораживающей игрой.

Глава 13
— А почему вы не учитесь в школе? — спросил Алексей, когда они с Мэккифом и Мэккиной отправились в цирк.

— У нас нет таких школ, как на Земле. Здесь ходят в школу очень редко. Это для того, чтобы сдать экзамены. Программу обучения нам высылают на дом. Часто в виде ви-деозаписей. Происходит работа с подсознанием человека: это, так сказать, ускоренное обучение. Что не понятно — задаешь вопрос, и тебе сразу присылают ответ. Программу эту улавливает наш домашний компьютер. У нас существует сеть, наподобие Интернета на Земле. Тебе это слово пока не знакомо. Ведь сейчас 1994 год. В этот время на Земле широкого распространения такой системы пока нет. — Затем Мэккиф подробно объяснил Алексею о возможностях Интернета.

— Понятно. Вот это да! Скоро на нашей планете будет существовать такая удиви-тельная система, с помощью которой можно будет получить любую информацию.

— А сейчас у нас — каникулы, — продолжал Мэккиф. — Тебе, конечно, интерес-но, сколько и когда мы занимаемся в так называемой школе? Мы год обучаемся и полгода — отдыхаем. Старшеклассники, когда учатся, проходят практику на каком-либо предпри-ятии. Мы это сможем сделать на будущий год. А обучение свое продолжим чуть меньше, чем через полгода. Кстати, сколько ты собираешься гостить у нас, на Эй зи Коне, Алек-сей?

— Даже не могу сказать. Наверное, я пробуду здесь до конца ваших каникул.

Цирк размещался далеко от дома, где проживали ребята. Поэтому путешественни-ки вышли еще задолго до начала представления.

Погода на улице была самая, что ни на есть чудесная; она взбадривала любого че-ловека, повышала настроение, пускай даже и без того хорошее. Хотелось сделать что-нибудь прекрасное, удивительное, словом, хорошее.

Сначала окружающее было знакомо Алексею. Но вот постепенно местность изме-нилась. Юноше показалось, что перед ним раскинулся Львов, город, находящийся на Земле. Особенно понравилось место, очень похожее на львовскую площадь Мицкевича. Здесь посередине возвышалась большая колонна, на которой стоял памятник космонавту в скафандре.

— Памятник космонавтам, обнаружившим и изучавшим Землю, — объяснил, ука-зывая на фигуру, Мэккиф. — Это также памятник нашей космонавтике, еще одной ступе-ни развития, полета в другую галактику.

Вокруг памятника росло четыре дерева, образовывая квадрат. Первое — ветвями походило на иву. У него были треугольные, немного удлиненные листья темно-синего цвета. Второе имело очень густые ветви, совсем тоненькие, маленькие листочки округлой формы, красного цвета. Третье, наоборот, имело сильно разряженные ветки, а очень длинные и узкие листья этого дерева создавали впечатление единого целого. Жилки ли-стьев были желтыми, зубчатые края — синеватыми, а сам лист имел зеленый цвет. Чет-вертое дерево очень походило на елку, хвоя которой была коричневого, шоколадного цве-та. Общий вид этих деревьев был потрясающим. Да и еще на фоне памятника.

Цирк предстал перед друзьями, казалось, самой красочной его стороной. Он возник перед ними округлым зданием, всем своим видом походя на приземлившуюся летающую тарелку. В центре этой так называемой тарелки возвышался купол, который, как казалось, подпирал собой небо. Купол был ярко-серебристого цвета. Он очень походил на земные церковные купола. Полюбовавшись немного видом самого здания цирка, путешественники вошли внутрь.

Внутри цирка все было сказочно красивым. На обрисованные стены коридора Алексей особенного внимания не обращал. Но когда он вошел в главный зал, где высту-пали артисты, то покачнулся и чуть было не упал. Ему даже показалось, что на мгновение он потерял сознание. Причиной всему были и размеры зала, и его оформление. Сам зал вмещал в себя не менее пяти тысяч человек. Кругом: и на потолке, и на полу, и на стенах мигали мельчайшие огоньки, переливаясь различными цветами. Поразителен был и эф-фект от бегущих огней. В голову Алексею невольно пришла мысль: «Если бы здесь было еще красивее, если это, конечно, возможно, я б, наверное, точно потерял сознание от пе-реполнения ощущениями».

В зале стоял полумрак, и поэтому эффект от световой иллюминации был сильным. В цирке все походило на земной стадион. Комната для артистов, как объяснил Мэккиф, находилась внизу под этим зданием. А здание, где артисты живут, находится совсем не-далеко от самого цирка.

В зале было уже много людей. Тройке путешественников достались места почти в самом его конце.

— А я люблю смотреть представления вот так, издалека, — сказал Алексей, усажи-ваясь на своем месте. — С близкого расстояния смотреть мне не нравится.

Вскоре на арену из двери, расположенной в ее центре, в нижней части, вышло трое человек. У одного из них была шляпа, очень похожая на головной убор вождя индейцев, украшенная какими-то предметами, напоминающими перья. На лицо была надета смеш-ная маска. Все были одеты в переливающиеся при движении костюмы.

Огоньки, переливающиеся вблизи места выступления артистов, переменились: к ним примешались более яркие; теперь костюмы выступающих засверкали еще ярче. Представление началось.

Оказалось, что «индеец» был фокусником. А остальные двое — его ассистентами. Они поддерживали фокуснику различные предметы, подавали их. Они также помогали проделывать сами фокусы.

Фокусы в цирке были как бы в перерывах: прошло представление — за ним вы-сткпали эти трое. Они начинали всю цирковую программу, а также и заканчивали ее.

Представления были одинаково интересными. Алексей смотрел на все, стараясь не моргать, чтобы ничего не пропустить. Фокусы нельзя было назвать просто фокусами — это было самое настоящее волшебство.

Помощники держали в руках длинную и широкую ленту. Вдруг произошла яркая вспышка, затем — характерные горению треск, искры, и лента превратилась во множество мелких парашютиков, поднимающихся кверху, которые как будто пылали огнем.

Фокусы были взаимосвязаны один с другим, как бывают связанными все главные события художественного повествования. Они, составляя единое целое, показывали мас-терство и фантазию эйзиконян, восхищали Алексея с каждой минутой все больше и боль-ше.

Далее — взмах руки, и парашютики, словно подбитые, попадали прямо у ног фо-кусника. Они подняли над собой столбы искр, дыма, и вдруг все зрители заметили, что все эти парашютики превратились в белые, летающие со стороны в сторону шарики, очень похожие на большие капли воды. Только щарики эти были немного меньшими, чем парашютики. Полетав так немного, они попадали прямо в протянутую руку фокусника. Затем — новое резкое движение рукой, и в руках оказалась тарелка, из которой шарики были высыпаны в цилиндрический предмет наподобие шляпы. Затем эти предметы в шляпе были перемешаны резкими встряхиваниями, как на земле встряхивают кастрюлю с варениками, чтобы они равномерно окунулись в масло. При этом издавались громкие щелчки. Алексей их сравнивал с треском соли на сковороде. Как оказалось, шляпа была настоящей. Мэккиф пояснил, что этот предмет позаимствован у землян. Фокусник поставил шляпу на подставку на тонкой ножке и начал наливать туда воду, которую подносили ассистенты большими емкостями, очень похожими на земные ведра. Вот уже влито десять ведер, а шляпа, в которую на вид войдет всего литра три, все не наполняется. Взяв ложку с длинной ручкой, этот артист стал помешивать ею в шляпе. Вдруг произошло нечто подобное взрыву, и все в зале увидели, что на своем месте за какую-то секунду не стало ни фокусника, ни его ассистентов, ни шляпы, ни подставки — ничего.

Здесь было еще множество забавных фокусов. Алексей даже никогда и не подумал бы, что такие могут существовать. Мэккиф и Мэккина после говорили, что эти номера проводят профессиональные экстрасенсы. Они входят в медитацию и проделывают неве-роятные вещи. Во время фокусов даже может измениться структура времени и простран-ства. Они также говорили, что, естественно, не обходится без ловкости рук. А Мэккиф добавил, что гипнозом в подобных случаях никто не пользуется. Дальше он поведал Алексею историю, которую вкратце можно рассказать так.

В мире нет ничего неестественного, необъяснимого. На Земле человек еще не по-нял сущности этого. Человеческий разум еще многого не знает, не способен пока понять, разгадать различные загадки природы. Природа может все, что угодно, пусть даже это бу-дет казаться абсурдным или нереальным.

— Основную роль здесь играет сила духа, воли, а основное же положение здесь за-нимает сила мысли, — говорил Мэккиф. —Для того чтобы понять те или иные события, человеку не хватает знаний. Самое главное — то, что всем способен управлять человек. Чтобы обучиться, нужно иметь хоть небольшой проявляющийся дар экстрасенса. Этот дар есть у всех, но не у всех он достаточно развит.

Далее шел номер акробатики. Семеро разукрашенных акробатов выполняли неимо-верные движения: прыгали под самый купол цирка (это было весьма высоко), касались его ногами, выполняли сальто со множеством оборотов. Алексею вдруг показалось, что это не люди, а какие-то роботы. Почти все, что проделывали акробаты, казалось за пределами человеческих возможностей.

Затем снова выполнялись фокусы, с каждым разом потрясающие Алексея все больше и больше. Вторым номером шло выступление зверей. Здесь также соблюдалась некоторая последовательность. Сначала выступали маленькие зверьки, затем — покруп-нее; за ними выступали более крупные; заканчивали интересное выступление совсем ог-ромные.

Все выступления были похожими на земные, но все же они были весьма не обыч-ными. В них чувствовалось даже что-то фантастическое.

Звери показывали несложные фокусы, танцевали сами, вместе с людьми, играли на различных причудливых инструментах музыку. К концу выступления все звери, высту-пающие в отдельности, выступили все вместе. Впечатление, оказываемое на зрителей, было очень велико. Некоторые из них даже что-то кричали животным, приветствуя их. Самым поразительным было то, что почти возле всех животных не было ни единого человека — они выступали на протяжении всей программы самостоятельно. Алексея этот факт очень удивлял: ведь на Земле выступающим животным постоянно дают лакомства при их выступлениях.

Глава 14
Театр находился за местностью, которую Алексей с приятелями уже исследовали. Пешком добираться до него не имело смысла. Поэтому Алексей, Мэккиф и Мэккина сели в автобус, который имел необычную для гостя с другой планеты раскраску. На его салат-ном кузове отчетливо выделялись ярко-зеленые «горошины». Мэккиф говорил, предупре-ждая вопрос Алексея, что такие цвета имеются почти у всех автобусов, совершающих дальние рейсы. Он говорил: «Эта гармоника цветов снимает с души усталость, успокаивает. Вот посмотри на автобус, расслабившись. Особенно расслабь мышцы шеи, глаз, и ты обязательно почувствуешь эффект».

Салон автобуса был похожим на салоны тех транспортных средств, которые пере-возят людей с космодрома. Только этот был более вместителен. Находясь внутри, можно было подумать, что все здесь — единое целое: никаких соединительных деталей у него, казалось, не было. Его словно вылили целиком в такой необычной форме. Алексей решил спросить об этом приятелей, но воздержался от вопроса. Он лишь внимательно осмотрел все вокруг. Вскоре он понял, что все соединения просто тщательно замаскированы.

Во время поездки в театр Алексей вспомнил, что на этой планете имеется специ-альная передающая станция, приемником сигналов которой служит мозг человека. За важными и интересными событиями он совсем позабыл об этом.

Настроившись на прием этих сигналов, юноша был потрясен. Он вдруг услыхал новую, незнакомую ему музыку, которая вся была исполнена таинством. Насыщенность звуками у нее была ни с какой земной музыкой не сравнима. Мелодия была красивой, ритмичной и на самом деле оставляла после себя хорошие следы — настраивала лишь на хорошее, вызывая положительный настрой. Алексей стал чувствовать себя возвышеннее, у него вдруг появилась преогромная уверенность в себе. Казалось, что теперь ему под си-лу сделать все на свете. Облокотившись на спинку своего сидения и рассматривая мест-ность за окном, юноша наслаждался мелодией. Землянин решил сидеть так до конца пути, всматриваясь в картины за окном, слушая музыку, наполняясь тем самым новыми, удиви-тельными для него силами.

Через некоторое время, убаюканный мерным покачиванием автобуса и чудесной мелодией, Алексей задремал. Во сне ему снились Мэккиф и Мэккина. Снилось все, что произошло за время его пребывания на Эй зи Коне с этими друзьями. Он как бы вспоми-нал прошедшие события. Также он вспоминал свой полет сюда. Словом, мальчик углу-бился в воспоминания, одновременно не переставая слушать музыку, на которую недавно настроился.

И вот друзья прибыли на место. Осторожно разбудив Алексея, все направились дальше. Идти им оставалось немного.

Конец города ни чем не отличался от его начала и центра. Здесь так же, как и ранее, размещались только семиэтажные здания. Таким был проект, как сказал другу Мэккиф. Каждый дом имел свою конструкцию, свою окраску, которые нечасто попадались одинаковыми.

И вот сам театр. Выглядел он просто. Быть может, причиной было то, что Алексей уже привык к местной архитектуре. Два этажа окон, трапецеидальная крыша серого цвета с красноватыми рисунками, напоминающими ступеньки различного размера. Между ок-нами, как вдоль, так и поперек, находились сильно завитые узоры. Они, хоть и были однообразными, создавали неповторимую красоту. Алексею эти узоры казались зна-комыми, но все же в них было много нового. Почему было такое ощущение, юноша ни-как понять не мог. Вероятно, нечто подобное он уже где-то видел.

Внутри все стены были тоже в различных узорах. Сначала Алексею показалось, что все они состоят из этих узоров. На квадратном, чуть конусообразном потолке разме-щался огромный рисунок, с виду очень похожий на красивый земной ковер. Здесь присутствовали все семь цветов, казалось, даже были все оттенки, которые только существуют на свете.

Так было и в большом зале, где зрители смотрели спектакль. Коридор тянулся от одного конца здания к другому.

Все зрительные места, образовывавшие окружность, разделялись на четыре части. Между этими частями располагался широкий проход со ступенями. По краям ступеней были сделаны, немного возвышаясь, металлические узоры, вдоль которых протянулись перила, похожие на рельсы, по которым было удобно спускать вниз различные грузы.

— Сейчас здесь все механизировано, — пояснял по ходу дела Мэккиф. — Эти пе-рила раньше служили для спуска и поднятия различных грузов. ведь этому зданию уже более ста лет.

Алексей узнал также, что эти сооружения служили опорой для поднимающихся и спускающихся зрителей.

Представление началось скоро. Громко зазвучала мелодия, повторяющаяся каждые пять секунд, после чего в зале люди перестали переговариваться.

Сначала долгое время шел танец актеров, которые под звуки прекрасной медлен-ной мелодии смогли передать всю прелесть танца. Каждому определенному звуку соот-ветствовало свое движение, которое, как казалось со стороны, одно только подходило к данному звуку. Алексей восхищался этими танцами. Кроме того, он так проникся ими, что ему показалось, будто он сам присутствует среди танцоров. Юношу восхищала и музыка, и талант троих танцующих, их неимоверная гибкость; наконец он восхищался теми, кто придумал эту музыку и поставил движения. Все это в комплексе оказывало благоприятное воздействие не только на душу, но и, как казалось, на самочувствие материального организма.

Теперь те же люди, используя невидимые для глаз радиомикрофоны, сыграли ори-гинальную музыку ртами, стуча в такт мелодии ногами и изредка хлопая в ладоши. Хоть эта мелодия была, на взгляд Алексея, не такой прекрасной, как та, которая звучала рань-ше, все же она была очень красивой.

В театре все представления были музыкальными. Здесь нигде не обходилось без звуковых сопровождений. Даже когда зрители с большой неохотой покидали свои места, их сопровождала чудесная мелодия, специально подобранная для прощания с ними.

При выходе наружу Мэккифа и Алексея позвал к себе восторженный голос Мэкки-ны (она вышла первой). Мэккина с интересом смотрела куда-то на стену и при этом была заметно обрадована. Двое друзей подошли поближе.

— Друзья, — сказала девочка, — смотрите. Вот объявление, в котором говорится о том, что все желающие смогут полететь на Кару — планету нашей солнечной системы, находящуюся на соседней с нами орбите. Думаю, мы совершим путешествие на эту пла-нету и как можно скорее.

Глаза Мэккифа загорелись. Он очень обрадовался, большей частью, конечно, за Алексея, который в этот момент стоял, с заметной радостью в глазах смотря то на одного, то на второго.

— Конечно. В чем вопрос? — взорвался Мэккиф. — Завтра же узнаем об этом под-робнее. Мы просто обязаны побывать на этой планете.

И вот друзья снова дома. Мэккис, узнав об этом путешествии, произнесла:

— Давно у нас такого не было. Сначала можно было путешествовать на иные пла-неты. Затем эти путешествия отменили — на планетах проделывались всяческие работы, — чтоб затем путешественникам было интереснее. Теперь же снова можно совершать по-леты. — Мэккис слегка улыбнулась. — Это произошло как будто бы для Алексея — он гостит на нашей планете, и вот как раз возобновили эти турполеты.

— О чем речь? — вмешался в разговор Мэккон, войдя в комнату. И все рассказали ему о Каре.

Сразу после ужина Румын принес Алексею целую стопку книг, состоящую из шес-ти экземпляров.

— Я, Алексей, выполнил свое обещание, — дружески сказал он. — Держи эти книги. Здесь опубликованы истории, похожие на земные романы, повести или рассказы, где описывается жизнь людей нашей планеты. Из этих книг ты заметно пополнишь свои знания об Эй зи Коне.

— Спасибо, Румын. И я вам постараюсь сделать что-нибудь хорошее. Обещаю.

— Ты уже его делаешь, мой друг. Одно твое присутствие на этой планете уже мно-гое значит для всех нас. Кстати, как обстоит дело с твоим фильмом по содержанию той книги, которую я тебе передавал?

— Очень хорошо обстоят дела. Честно говоря, мне нравится то, что я делаю. Я не хвастаюсь. Просто, как я считаю, каждый человек, где бы он ни был, должен оставить по-сле себя добрые следы, хорошую память.

— Мне нравятся твои мысли, Алексей.
Весь вечер после дня, полного впечатлений, ребята в семье Мэккона играли в игру, которую тот недавно принес для них. Эта игра очень обрадовала всех. Но более всех она, понятное дело, обрадовала гостя с планеты Земля.

Игра представляла собой застекленное игровое поле с очень высокими бортами. При включении игры стоящие на месте предметы вдруг оживали и начинали двигаться. Начинали летать метеориты, планеты, космические корабли. Можно было играть одному, двоим или троим. Задачей было — не столкнуться друг с другом и с метеоритами.

Мэккон говорил, что устройство этой игры будет вполне понятным Алексею. Он говорил, что всему движению «космоса» способствуют специальные магнитные поля. А астероиды, корабли и планеты состоят из различных материалов, по-разному реагирую-щих на эти поля. Только, в отличие от остального, кораблями можно управлять.

Интересно было руководить моделями межзвездников, маневрируя между всяче-скими космическими телами, садиться на планеты, включать огоньки на кораблях, кото-рые то монотонно мигали, то образовывали собой бегущую дорожку.

Но Алексей вдруг заскучал по родному дому, находящемся где-то в неведомой да-ли. Смотря на бегущие огни, он вспомнил, что дома им собственноручно собрана подоб-ная цветомузыкальная установка. Но это его настроение вскоре прошло.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв,11-1

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть перв, 6-1

ГЛАВА 6 Все, произошедшее в медицинской комнате, три собравшихся здесь человека ре-шили хранить в глубочайшей тайне. Румын беспокоился больше всех, ведь это он являет-ся...

Фантастический роман Планета Эй зи Кона часть первые 5

ЧАСТЬ 1 ГЛАВА 1 Шел 1994 год. Была весна. Кругом цвела белая акация. Пятеро друзей весело игра-ли на лужайке, поросшей зеленой, налитой соком травой. Трава была очень густая и обра...

Фантастический роман планета эй зи кона, часть 2, гл 31

Глава 31 Ночью Алексею снились жены космонавтов, у которых он побывал сегодня. Ему снилась рыжеволосая жена Румына с веселыми добрыми глазами, жена Эйреми, у которой были черные...

Фантастический роман планета эй зи кона, часть 4, гл 35

ЧАСТЬ 4 Глава 35 Возвратившись обратно, в привычный дом, Алексей очень обрадовался. Тут никто не удержался от дружеской улыбки. Сначала юноша поздоровался со всеми. А Мэккис даже...

Фантастический роман Планета эй зи кона часть 2 21-24гл

Глава 21 Друзья еще долго бродили по городу. Многое они повидали. Алексей узнал много нового. Первое, что бросилось ему в глаза, это природа. Весь город был похож на огром-ный...

Фантастический роман планета эй зи кона часть 3 25-30г

ЧАСТЬ 3 Глава 25 Сценарий фильма вкратце выглядел так. — Знакомьтесь, это наш новый ученик, — говорил Евгений Павлович, учитель русского языка, Подталкивая вперед несмелого...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты