Философия Всеединства

3. Бог–личность.

Математический ноль - это ничто, это штука нереальная.

А физический ноль?
Принять его за реальность, значит признать иллюзорность материального мира, что противоречит здравому смыслу. А, между тем, сам по себе не являясь реальностью, физический ноль говорит о равновесном состоянии чего-либо.

И это важно.
Для начала, осмыслим вселенский смысл физического ноля, как абсолютно равновесное состояние ВСЕГО.

Равновесие возможно только в замкнутой системе, что, во-первых, предполагает её границы, отвергая дурную физическую бесконечность, а, во-вторых, не даёт никакой возможности любой её сущности познать что-либо за пределами этой замкнутой системы. Бытие системы в целом, как и бытие её частей, происходит в ней и из неё только.

Что может нарушить равновесие какой-либо части системы и приведёт ли это к нарушению равновесия системы в целом? Даже академическим умам с материалистическим типом мышления найти такую причину не удастся, поскольку в физике явления её, попросту, нет. Причину можно найти только в воле самой системы. Так, к примеру, потирая друг о друга озябшие руки, человек разогревает их из собственных энергетических ресурсов организма по воле своей. Воля же есть сбалансированный продукт разума и желания.

В итоге перед нами не просто замкнутая физическая система, а Сверхразумная Личность, управляющая своей телесностью, размеры которой таковы, что кажущийся нам без-граничным материальный мир, сам является лишь проявленной для его обитателей частью неведомого нам мистического мира.

Так, благодаря последовательной логике из, казалось бы, безбрежного, загадочного физического пространства родился живой образ Бога-Личности. Для материалистов состояние устойчивого физического равновесия системы, означает её смерть, поскольку природа для них не одушевлена, а для узревших живое Целое природа есть Его живая телесность, и абсолютное физическое равновесие в ней есть то состояние блаженства, испытываемое Им, о котором говорится в ведической философии.

Однако даже из собственного жизненного опыта мы знаем, что блаженство в одиночестве представляет собой скучное занятие. Разнообразить свою жизнь и сделать её интересной можно только в социуме себе подобных. Т.о. желание общения Бога с себе подобными и разум Его породили волю к творчеству – движущую силу Его бытия.

Программа Бога-Творца запечатлена Его изречением в Ведах: «Я Один, но стану многим»,- решая которую, Он утверждал свою действительную реальность, творя свою социальную ипостась. Мы же, люди, рождаясь и живя в социуме себе подобных, так и не можем вылезти из скорлупы своего ложного эго, и потому жизнь наша лишена смысла и не наполнена творческим содержанием. У Гегеля есть очень точная, важная и нужная нам фраза: «Сам отказ своего для – себя – бытия есть порождение действительности.…Поскольку оно (бытие-примечание автора) отчуждается от себя самого; тем самым оно утверждает себя, как всеобщее». Фразу эту нам надо осмыслить и взять на вооружение в качестве жизненного ориентира.

Для всякого творчества необходим исходный материал. У Бога ничего нет кроме своей плоти. Как отделить от себя для творчества собственную плоть? Можно только отделить, не отделяя…

4. Бог - множество.

Любой живой организм потому целостен и дееспособен, что всякая, как угодно малая часть его обладает волей, находящейся в волевом поле Целого.

Решая задачу: «Я - Один, но стану многим», - Бог исходит из того, что Он есть равновесное Целое или, говоря математическим языком, есть равновесная 1 (единица).

1 есть всё, т.е. конечное множество нечто.
Т.о., телесность Его «Я» есть множество подобных ему телесностей «я».

В реальности даже «я», ещё не пришедшее к Богу, а находящаяся ещё на достаточно невежественном уровне своего эволюционного пути, уже, можно сказать, нашло решение вопроса воспроизводства своего телесного «я» из клетки своей. Человек уже в качестве эксперимента клонирует животных

Так что, для Бога технология создания множества «я» из своего «Я» в телесном плане не представляет какой-либо трудности.

Главное в другом – сотворить из этого «я» творческую личность, а не, просто, клона.

Клетка в потенции – телесность человека, человеческое тело в потенции тело Бога.

Следствие должно заключать в себе свойства причины. Первопричина множественна, а значит, множественна и любая, как угодно малая часть её. Действительно, клетка множественна и «перво кирпичиком» её является простейший в природе атом водорода, в котором и сокрыта тайна Бога-Творца. В образовании из света атома водорода и в строении его изотопов найдем мы ключ к сотворению массового мира, его многообразия и эволюционного пути, о чём и будет идти речь в следующих главах этой книги.

Строительным материалом химических элементов являются электрон, позитрон, протон и антипротон. Причём последние являются, по моему разумению, электронно-позитронными семьями, а вот электрон и позитрон – это, уж точно, «перво кирпичики» массовой формы телесности (то, что позитрон и антипротон входят в состав ядер всех атомов кроме одного из изотопов атома водорода будет доказано выше, что, к слову говоря, даст ответ на вопрос: « Куда делась антиматерия?» Примечание автора).

До конца последовательная логика должна найти свойства причины во всяком следствии. Как найти множественность, зримую в Боге, человеке и клетке, в электроне и позитроне, которые массово неделимы?

Материалисту эта задача не по плечу.
Богоцентрическая философия решает эту задачу просто.

И так, придерживаясь до конца последовательной логики, мы выше доказали, что Бог – Личность, т.е. обладает волей, являющейся неотъемлемым качеством Его телесности. На каком же основании это качество мы должны отнимать у Его частей? Нет такого основания. Если Бог желает социума, создавая множество, и хочет всеми живыми ниточками своей души быть связан с каждым «я», то, вполне очевидно, что и каждое это «я» в потенции должно родить в себе такое же желание. Так что множественность заключена не в физической форме телесности, а в духовном свойстве её.

Всё стремится к всеединству, центром которого является Бог, как причина всех причин, как Исток и Устье эволюционного бытия.

5. Путь к Исходу.

Всякая программа – это, своего рода, направление или вектор бытия какого-либо множества. Если это множество включает в себя более мелкие множества, а те, в свою очередь, ещё более мелкие и т.д., вплоть до неделимых единиц, то необходимо ввести понятие подпрограмм, работающих по принципу вертикали власти, на вершине которой и стоит программа, как волевое поле Целого.

Коли мы пришли к пониманию того, что всё сущее есть живой Божий организм, по-ставленный Им на рельсы социального бытия, то и смотреть мы на него должны как на множество личностей, живущих в рамках того или иного подмножества по законам той или иной подпрограммы по принципу вертикали подчинённые программе Творца.

Личность по своему определению предполагает некую самостоятельность и бытия для себя, в потенции видя смысл своего бытия в бытие для множества, но изначально требует отчуждения от всего и вся для осознания своего «я». В противном случае – это не личность, а робот в воле Целого.

Бог, зная это, опосредованно выводит часть своей телесности из своего волевого поля, создавая иллюзию безнадзорности свыше.

В периоды безвластия все рассыпается в прах и правит бал ложное эго. Нужно время, чтобы эти ложные эго протрезвели от свободы и пожелали твёрдой центральной власти.

Личности, прошагавшие по эволюционной дороге от электронно-позитронного своего существа до клетки, от неё до человека, добровольно принявшие верховенство над своим эго социальных подпрограмм своего бытия от семьи до государства, до человечества, узревшие в Боге своего Отца и кормильца, а своё «я» в душе своей, возвращаются к Исходу своего пути, как личности небесного социума с его Верховной Личностью – Богом.

6. Бытие, как оно есть.

Ведическая логика, как элемент философии Востока с его цветистым, сказочным языком, отражающая бытие и небытие, как смену мультяшных картинок, логика Гегеля со сложным академическим языком классической философии, надетая усилиями философов марксистов в качестве перевёрнутого хомута с биркой «диалектика» на материалистическую корову – всё это есть формы поиска первоосновы человеческого бытия, того Целого, из которого оно вытекает, с тем, чтобы определиться в том, что есть жизнь и как жить.

Гегель пишет, что «к мысленному рассмотрению» относится не только «внешняя форма», но и «содержание», что «с этим введением содержания в логическое рассмотрение предметом становятся не вещи, а суть, понятие вещей».

Выражаясь таким образом, Гегель, естественно, раскрывается, как идеалист, и становится мишенью для критики материалиста Фейербаха: «Так называемые спекулятивные философы суть…те философы, которые сообразуют не свои понятия с вещами, а, наоборот, вещи со своими понятиями»; «Даже у Гегеля материя возникает не только в пространстве и времени, но из пространства и времени».

Действительно, разделив вещь с её духовным содержанием, как сутью вещи или её понятием, не построишь стройную логическую систему, как инструмент познания телесности самой вещи и её духовного бытия, поскольку материя и дух не являются, сами по себе, реальностями, а становятся таковыми только в единстве своём, выступая в качестве понятий, отражающих свойства реальности.

Как уже говорилось ранее, всякая сущность, сколь бы телесно простой не казалась, является необычайно сложной, множественной, и множественность её заключена не только в физическом составе вещи, но и в её информационно-духовном содержании. Являясь частью Целого, индивидуальная сущность (вещь) обладает всеми свойствами Целого и может развить их в единстве с Целым и в сотворчестве с его частями. Это хорошо чувство-вал и понимал Лейбниц, что мы и находим в его философии и, в частности, в следующих выражениях: «Каждая монада мир для себя, каждая является самодовлеющим единством»: «Монада представляет всю Вселенную».

Дуализмом пронизаны все поры мироздания: и его телесность, и дух его.

Вот, этот-то дуализм всего сущего и есть ключ к пониманию терминов «нечто» и «ни-что», «бытие» и «небытие», которыми оперирует, как ведическая логика, так и логика Гегеля, а, также, к пониманию движущих сил всякого развития

• Начнём с телесности.
Есть две формы телесности – это свет и масса. Ниже будет доказано, что они тождественны, и философский смысл этого тождества заключается в том, что их нельзя рассматривать, как самостоятельные сущности, а как формы бытия единой мировой телесности, бытие которой и раскрывается во взаимобытие её противоположностей, заключённой в дуалистической природе всего сущего.

Так, до фоторождения световая форма телесности была явной («нечто» или «бытие»), а массовая скрытой («ничто» или «небытие»), а после фоторождения явной стала массовая форма телесности («нечто» или «бытие»), световая скрытой («ничто» или «небытие»).

При аннигиляции наоборот: масса из «бытия» уходит в «небытие», а свет из «небытия» возвращается в «бытие».

Примечание: Фоторождение и аннигиляцию я рассматриваю, как явления непосредственного перехода телесности из одной своей формы в другую, что не совпадает с академической интерпретацией явления фоторождения. Это нормально, поскольку к материалистам я себя не отношу и для меня авторитетны экспериментальные данные науки, а не их интерпретация.

При этом надо ясно понимать, что мы имеем дело не с фактическим переходом одной сущности в другую, а с одной сущностью, проявляющей себя в той или иной форме.

Если воспользоваться справочником по физике для нахождения собственного времени жизни распадающихся элементарных частиц, то станет ясно, что ведическая логика грешит неточностью, утверждая мгновенность перехода из «бытия» в «небытие» и наоборот, а сам распад есть не что иное, как этот переход, в чём мы ниже и убедимся.

• Перейдем к духу.
Всякая духовная (нравственная) черта человека, всякое духовное понятие имеет свою противоположность. Пример: «свобода – необходимость». Отъявленный негодяй, преступник столь высоко ставит своё эго по отношению к другим, что у него, вообще, нет нравственных тормозов, и для него неограниченная свобода и есть его «бытие», а необходимость смещается в область «небытия». У высоконравственного человека, праведника всё, как раз, наоборот: свобода находится на строгом поводке у необходимости, т.е. необходимость выступает в качестве его «бытия», а свобода – «небытия». У всех остальных, рядовых обывателей мира сего, и не только сего, свобода и необходимость – это две стороны одной медали, две крайности, находящиеся в непрерывной борьбе за примат, борьбе, которая предстаёт в качестве смысла всякого бытия, находящегося в развитии.

Т.о., дуалистическая природа всего сущего, кроме всего прочего, выступает и как движущая сила, и, как нечто, определяющее смысл бытия, о чём и говорит Гегель в своей логике: «…противоречие же есть корень всякого движения и жизненности, лишь поскольку «нечто» имеет в себе самом противоречие, оно движется, обладает импульсом и деятельностью».

Известно немало примеров, когда закоренелый негодяй, убийца становился праведником, а праведник становился негодяем. Значит и тот, и другой плод был не зрел, и разум выводил личность за её нравственные границы, что доказывает очень важное обстоятельство, а, именно, то, что всякий духовный багаж личности в конкретный момент времени конечен, поскольку можно выйти за пределы только конечного, того, что само имеет предел. Однако, говоря о конечности духовных понятий, мы говорим, именно, о духовном бытие индивидов, которые должны ещё и быть телесными, чтобы быть реальностью, т.е. быть «нечто».

Формально перейти от конечности духовного понятия или духовного содержания «нечто» к конечности, а, затем, через её противоположность, и к бесконечности самого «нечто» - это наступить на логическую мину, которую не миновал и Гегель: «Нечто, взятое с точки зрения его имманентной границы, - с точки зрения его противоречия с самим собой, каковое противоречие толкает его (это нечто) и выводит его дальше своих пределов, есть конечное»; " Природа самого конечного состоит в том, чтобы выходить за свои пределы,отрицать своё отрицание и становиться бесконечным".

Утверждать подобное возможно лишь тогда, когда конкретно указаны противоречия в формах телесности «нечто», т.е. в его массе или свете, что не под силу современным физикам, не то, что Гегелю. Твердое - мягкое, горячее – холодное и т.д. – это, вовсе, не противоречия в «нечто», а физические свойства тех или иных пространственных областей социума «нечто», поскольку горячих и холодных «нечто» (молекул) не бывает.

Конечность или дискретность индивидуальных «нечто» можно доказать только экспериментально, поскольку в поведении форм телесности, самих по себе, никакой логики нет и быть не может. Наука убедительно доказала, как дискретную сущность массового мира, так и дискретную (квантовую) сущность света.

«Нечто» в смысле Целое, также, в телесном плане конечно, даже, просто, как сумма конечных величин – индивидуальных «нечто».

Телесная конечность, ни при каких обстоятельствах, не превратится в дурную, бесформенную бесконечность.

Логика духа –творца не переносима на формы телесности, поскольку они есть только материал для творчества, а сама телесность есть живое единство её форм и духа её.

Так что, Гегель прав, когда дело касается логики духа: «Говорят, разум имеет свои границы. В этом утверждении отсутствует сознание того, что определение чего-либо как предела уже означает выход за этот предел». Однако он абсолютно не прав и выглядит академическим пустозвоном, когда переносит свою логику на всё подряд, не видя существенной разницы между вещью и понятием, в чём его справедливо упрекнул Фейербах.

Как можно, говоря: «… конечность есть лишь выход за себя, поэтому в ней содержится бесконечность, другое её самой»; «На деле же конечное и бесконечное они суть нераздельное. Они – едино суть», - не разъяснить, что единство конечного и бесконечного заключается в дискретности или конечности «нечто», в смысле форм телесности (материала), и в потенциальной бесконечности «нечто», в смысле его творческого духовного начала, что в единстве своём и есть это самое «нечто»?

Конечно, Гегель разъяснил бы это всё, если бы у самого не была в голове каша, от которой, к слову говоря, часто оказывался в полной прострации В.И.Ленин (смотри его конспекты по гегелевской логике).

Пример с Гегелем – это хороший урок, показывающий то, что формальная логика, как и формальная математика, будучи отвлечённой от предмета познания, не только не является инструментом познания, но и может исказить реальность познаваемого.

Обобщением сказанного будет моё отношение к вопросу о перво реальности.

«Перво реальность не есть вещь, перво реальность имеет образ», - писал Николай Бердяев, тем самым утверждая первичность духа и вторичность материи.

Фраза некоего философа: «Образ – это конструкция мозга из реальностей мира», - утверждает обратное.

Этим неким философом был не кто иной, как тот же самый Н. Бердяев.

Противоречивость маститого философа и тупиковый монизм не менее маститых, но более последовательных в своих заблуждениях его собратьев по перу, вытекает из непонимания того, что образ, информация, идея, короче говоря, дух, как и сама материя, не являются самостоятельными реальностями, но в единстве своём предстают перед нами в качестве живой мировой телесности и её социального бытия в Целом и в Его волевом поле, сконцентрированном в Боге, как Верховной Личности своего царства.

Рассматривая процессы фоторождения и аннигиляции, мы видим, как «нечто» и его «бытие» переходит в свою качественно другую телесную форму, в своё «ничто» и «небытие», а также и наоборот. При этом первое было причиной рождения второго, а второе следствием первого. При обратном процессе причина и следствие меняются местами.

Чему же отдать предпочтение в определении первопричины или первоначала сущего: свету или массе?

Очевидно, ничему, поскольку причина, которая может стать следствием своего собственного следствия, первопричиной быть не может.

Первопричина должна содержать в себе и то, и другое.

Надо отдать должное Гегелю, что эта мысль у него есть: «Начало содержит в себе и «ничто» и «бытие», оно есть их единство».

Если Ницше откровенно умничал, наслаждаясь изысканностью своего языка: «Хоть и неясен почерк мой - Пустое. Кто его читает?», то Гегель, скорее всего, не имел ясного понимания существа того всеобщего, на которое замахнулся. К нему вполне можно отнести сказанное тем же Ницше: «Кто знает себя глубоко, заботится о ясности; кто хотел бы казаться толпе глубоким, заботится о темноте. Ибо толпа считает глубоким всё то, чему она не может видеть дна: она так пуглива и так неохотно лезет в воду!».

Да, не просто выразить понятным всем языком то, что осмыслено и понятно самому, поскольку философия – это не роман и не детектив, но при определённом волевом усилии над своим разумом и должном упорстве, можно и нужно это сделать в максимально возможной степени, если целью своей ставить просветление людей, через каторжный труд собственного просветления и полное пренебрежение к плодам своего труда для себя лично, как это делал Лев Николаевич Толстой. Никто, ни до него и не после, не мыслил так глубоко и не выражал свои мысли и покаянные страдания так просто и ясно.

Возвращаясь к перво реальности, отметим, что ею является элементарная частица пи-ноль, которая, как будет показано ниже, всегда присутствует в любой сущности в обоих формах своего бытия. Она распадается или на два гамма-кванта, или на электрон, позитрон и один гамма-квант, т.е. после распада приобретает либо световую, либо массовую форму телесности, одна из которых выступает в качестве «нечто», а другая в качестве «ничто». Один из двух гамма-квантов левой части распада (смотри схему распада, приведённую в следующих главах) тождественен массовой паре электрон-позитрон, так как при их аннигиляции и получается гамма-квант, а другой гамма-квант, имеющийся и в левой, и в правой части схемы распада есть духовный гамма-квант – это носитель духовной информации, определяющий бытие души в той или иной телесной форме её существования.

Говоря о человеческой душе, то в массовом мире она есть верховная индивидуальная душа (пи-ноль) среди подобных ей по телесности индивидуальных душ человеческого организма, но высшая среди них по содержанию духа своего, а в мире света душа человеческая – это телесно-духовный гамма-квант со всем своим духовным багажом, накопленным при всех своих предыдущих перевоплощениях.

Материальный (массовый) и духовный (световой) миры кратны пи-ноль.

Дух, как в массовом, так и в световом мире оформляет телесность, является движущей силой её бытия и придаёт ему смысл в поиске того всеединства форм телесности с всеединством их с духом своим и всеобщим, которое заложено в каждой душе изначально, но не зримо ею и познаётся через бытие в социуме в круговерти перевоплощений.

Истинно разумная жизнь личности начинается тогда, когда её душа увидит свою целостность и сознательно войдет в волевое поле Целого - Первоначало всего сущего.

В Боге нет разницы между Его телесностью и духом Его, значит, нет этой разницы и ни в чем сущем, нет её и в человеке, но к осознанию этого факта он ещё должен прийти.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Философия Всеединства

Философия всеединства

Нельзя забывать, что русская философия рассматривала Европу–Запад как...
Журнал

Философия Всеединства

Философия всеединства Николай Каркавин Предисловие 1.Философия и её задачи. 2...
Журнал

Философия всеединства

7. Телесность. Примечание: Поскольку на данном сайте не отображаются формулы и...
Журнал

Философия всеединства

8. ДУША. Подводя итоги предыдущей главы, следует внести ясность в то, что...
Журнал

Философия всеединства

8. ДУША. Подводя итоги предыдущей главы, следует внести ясность в то, что...
Журнал

Философия всеединства

11. ФИЗИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ И ДУХОВНЫЕ КАЧЕСТВА. Физических параметров, как и...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Конфликтовать с тревогой
Тибетская медицина о похудении