Наука и религия

После многих и долгих разговоров о примирении между наукой и религией вечный бой между ними продолжается, на сей раз в России. Об этом свидетельствует открытое письмо ученых во главе с Гинзбургом, направленное против клерикализации страны и в частности, против усиливающегося вмешательства церкви в управление государством. В этом частном случае я на стороне ученых, но этот частный случай нельзя безболезненно вычленить из общего контекста взаимоотношений науки с религией.

О необходимости примирения между наукой и религией говорил не раз не только Папа Иоанн Павел 2-й и другие представители религии, но и многие ученые, но ни одна из сторон не делает в этом направлении реальных шагов. Как вообще можно мыслить примирение между наукой и религией? Просто как невмешательство одной в сферу другой? – Никак не получится. Во-первых, когда говорят о примирении, имеют в виду вовсе не невмешательство, а сотрудничество в поиске истины. Во-вторых, какое может быть реальное невмешательство, когда истина в понимании одной стороны противоречит истине другой стороны. Не во всем, конечно. В вопросе, есть ли Бог, наука, честная наука, честно говорит: это - не моя парафия. Но вот сферу человеческих отношений, что такое хорошо и что такое плохо в этой жизни, каждая из сторон считает своей сферой. По Фрейду нехорошо сдерживать свои инстинкты, а по Христианству – хорошо. И когда сдерживать, когда не сдерживать, - тоже у науки и религии по-разному. И т. п. А это сфера колоссальной важности для каждого человека, для любого общества и для человечества в целом. И если на этом поле играют две команды (научная и религиозная), которые не могут договориться между собой о правилах игры, каждая играет в свою игру, то последствия получаются плачевные. Достаточно сказать, что многие конфликты, раздирающие общества отдельных стран, конфликты между странами и группами стран, цивилизациями (исламский фундаментализм против Запада) замешаны на конфликте между системами ценностей, одна из которых базируется на религии, а другая – на науке (или якобы науке). Поэтому на этом поле наука и религия во имя блага человечества (а каждаяутверждает, что она об этом благе печется) должны найти общий язык. Должны, но могут ли, и как?

Я в моей философии показываю, что могут. В «Неорационализме» я чисто рациональными методами, отправляясь от того общего, что есть в природе всех людей и в природе любого общества, формулирую и обосновываю оптимальную этику и показываю, что в ядре своем она совпадает с десяти заповедной. В первых двух частях «От Моисея до постмодернизма. Движение идеи» я исследую Ветхий и Новый Заветы и показываю, что помимо чисто теологической, сакральной части, Писание содержит вполне рациональную часть, которая касается не того, есть ли Бог и с одним ли Он лицом или тремя, или как выглядит Царство Небесное, а того, как должен жить человек в этой жизни, на этой земле. И что именно эта рациональная часть есть главная в Писании. И что эта часть подлежит рациональному же исследованию в двух направлениях. Во-первых, уточнению, в чем собственно состоит это Учение, чему оно учит. Эта задача насущна и не тривиальна, потому что Библия апелирует прежде всего к сердцам людей, а не к их разуму, и в этом ее сила. Но это же породило и проблему разного понимания и толкования Учения разными конфессиями и разными толкователями. Мы знаем, к чему возможность разного толкования приводила в прошлом: к Инквизиции, к индульгенциям, к истреблению еретиков, к религиозным войнам между конфессиями. Но и сегодня эта возможность приводит к таким явлениям, как церкви для гомосексуалистов, как заявления церковных иерархов, что Учение надо понимать только сердцем, но не умом, и посему науку нельзя подпускать к воспитанию юношества, к запрету преподавания дарвинизма в школах большинства штатов в Америке и т. д. Конечно, попытки дать единое правильное толкование Учения были и не прекращались со времен Иисуса Христа и даже до Него (Ветхого Завета), но они были безуспешны, потому что они были либо чисто иррациональными, включающими даже такие приемы толкования, как персональный контакт толкователя с Богом (видение), который и пояснил толкователю, как нужно понимать то или иное место в Писании, либо лишь частично рациональными, примитивно рациональными и т. п. . Я показал, что на базе Единого Метода Обоснования, выработанного естественными науками и оформленного мной, можно дать строго рациональное толкование Учения и сделал это. При этом за аксиомы принимались высказывания Бога, переданные Им через Моисея, и высказывания Иисуса Христа, переданные Апостолами. Все остальное, включая Пророков и послания Апостолов, не говоря уже о постановлениях церковных соборов и толкованиях отдельных отцов церкви, подлежало критическому анализу на предмет не противоречия упомянутым аксиомам.

Второе направление рационального анализа рациональной части Учения – это представление его в рациональной же форме, форме, приближающейся к аксиоматической. Это важно потому, что действительность, в частности общество, бесконечно разнообразны и развиваются. Это ставит перед обществом моральные и близкие или связанные с моралью проблемы, которые в эпоху написания Библии просто не существовали, и потому там ничего об этом не сказано и не могло быть сказано. Это такие вопросы как: разрешать или не разрешать клонирование вообще и человека в частности, разрешать ли автаназию, использование человеческих эмбрионов для трансплантации и многое другое. В таком виде, как Учение представлено в Библии, мы не можем извлекать из него ответы на эти вопросы. А это ведет к не мотивированной позиции Ватикана ли или православной церкви по этим и многим другим важным вопросам. Эта позиция может быть и верной, но рационально не мотивированной, а это не дает возможности для последующего конструктивного диалога с наукой, что в свою очередь ведет к расколу общества.

Казалось бы, в свете предшествующей многовековой вражды науки с религией, в свете деклараций клириков и ученых о необходимости в интересах человечества поиска путей примирения между наукой и религией, моя философия должна была бы быть, ну, не принята на ура (надо сначала убедиться в ее истинности), но вызвать интерес, хотя бы на предмет ее опровержения. Интерес и со стороны представителей науки и со стороны представителей религии. Но то, с чем я сталкиваюсь, называется: а мы тебя в упор не видим. Ну, можно понять, что представителям религии трудно разобраться в Едином Методе Обоснования. Но в «От Моисея…» этот метод присутствует лишь в неявном виде, я не гружу там читателя ни физикой, ни математикой и этот текст доступен для восприятия любого человека со средним образованием и нормальными мозгами. Зато я показываю там противоречия между отдельными положениями в том, что принято называть учением Павла, и Учением Иисуса Христа. Показываю это не с помощью каких то математических кульбитов, а прямым сравнением текстов посланий Павла с высказываниями Иисуса Христа в Его Нагорной проповеди и другими.

Приведу лишь один пример. Вот цитата из Павла: «Посему не судите никак прежде времени пока не придет Господь, который и осветит сокрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет хвала от Бога"

(1 Кор. 4.1, 3, 5)
А вот слова Иисуса Христа: "Не судите по наружности, а судите судом праведным».

Т. е. Павел призывает вообще не судить ближнего, предоставив это Богу, Иисус же призывает судить, но судить судом праведным. Разница весьма существенна и принятие того или иного постулата существенно по-разному формирует общество и влияет на жизнь людей в нем. Конечно, две оторванные от контекста цитаты – это не доказательство. Но в книге я привожу много цитат и провожу подробное исследование и , показываю, что Иисус Христос имел в виду именно то, что здесь сказано, а Павел и в этом пункте и ряде других искажал Учение Иисуса.

Это не может быть непонятным Отцам Церкви и уж тем более не может оставить их равнодушными, если, конечно не заподозрить их в том, что они равнодушны на самом деле к их вере, к Господу Богу и к Иисусу Христу и пекутся лишь о своем положении. К сожалению, такое подозрение возникает. Я несколько раз высылал мою книгу Папе Римскому, один раз даже передавал ее ему через его легатов или прелатов, когда он приезжал в Киев и выступал на аэродроме Чайка. Я обращался к руководству российской православной церкви, к представителям других конфессий – ноль реакции. А в Киевском издательстве «София», специализирующемся на философско-религиозной литературе, мне прямым текстом сказали: «Мы не принимаем книг, подвергающих критическому разбору Писание». А когда я ответил, что я не подвергаю сомнению Учение Иисуса Христа, а лишь показываю несоответствие ему отдельных положений Павла, мне уточнили, что именно этого они как раз и не допускают. Так кому же служат эти господа: Господу или Мамоне? Ведь, не желая рассматривать эти противоречия, они не истину Иисуса Христа защищают, а свое положение, выстроенное на когда-то допущенных их предшественниками ошибках в толковании. И ведь было все это уже в истории христианской Церкви и знаем, к чему это приводило. А сегодня, когда в Украине и России идет возрождение религии, христианской, прежде всего, это особенно опасно. Ведь возрождение может быть и истинным и ложным. Можно ж возродить и средневековье. А подлинного возрождения не может быть без честного анализа и признания ошибок прошлого в истории Церкви и особенно в толковании Писания.

Не лучше дело обстоит и с господами учеными. Я не буду перечислять всех моих попыток привлечь их внимание хотя бы только к Единому Методу Обоснования. Приведу в качестве примера только историю моего обращения к академику Гинзбургу и его коллегам по поводу их письма. Но не упомянутого выше письма против клерикализации, а письма академиков Гинзбурга , Александрова, Фертова и Иванихина против засилия лженауки в России, опубликованного ими на сайте www.inauka.ru пару лет назад. Я разместил на сайте комментарий на их письмо - статью, а потом еще написал каждому из академиков по письму. Я писал, что приветствую их благой порыв, но для того, чтобы всерьез воевать с лженаукой недостаточно только авторитета группы ученых, даже таких маститых, как авторы письма. Потому что авторитету одних можно противопоставить авторитет других, что имело место даже в том тривиальном случае. А речь там шла конкретно об астрологии, лженаучность которой была доказана (считалась доказанной) века назад. А ведь не об одной астрологии нужно говорить, когда речь идет о лженауке сегодня. Сегодня лженаука врывается даже в сферу самой физики, представителями которой являются академики – авторы письма, и которая до сих пор считалась эталоном рациональной науки, где споры о том, научна или лженаучна та или иная теория, казались неуместными. А сегодня, пожалуйста, часть физиков и достаточно маститых, считают теорию торсионных полей наукой, а другая часть – лженаукой. То же самое с теорией Большого Взрыва и т. д. А уж что творится за пределами физики, а особенно в сфере гуманитарной или на стыке с ней, то ни в сказке сказать, ни пером описать. Я, кстати, кое-что описал в полудюжине статей, но чтобы все описать, что там творится, нужно тома писать. Достаточно помянуть лишь папу Фрейда, про которого пишут периодически, что он не в моде, потом опять в моде. Ну, разве можно про научную теорию говорить, что она в моде или не в моде? Она может быть истинной или ложной, научной или не научной. А когда о теориях начинают говорить модно – не модно, это свидетельствует о том, что в царстве науки в целом не все - слава Богу. И «не все – слава Богу» – это еще мягко сказано. Дело доходит до того, доктора и профессора начинают служить той самой клерикализации, против которой выступают их коллеги во главе с Гинсбургом. В частности и в Америке, и в Украине (полагаю и в России тоже) появились объединенные группы клириков и ученых, физиков, прежде всего, ведущих весьма крикливую борьбу за так называемый креационизм и против эволюции. Не против той или иной конкретной теории эволюции, а против того, что эволюция вообще была, в каком бы то ни было виде. Одни из них делают это по заблуждению, связанному как раз с тем состоянием науки, о котором я говорю, в частности, принимают за доказанную теорию гипотезу Большого Взрыва. Другие откровенно предают и науку и религию, договариваясь до того, что Большой Взрыв имел место не более 10-и тысяч лет назад и других подобных вещей, в которые они, как ученые, не могут верить сами. (Одну такую группу я описал в статье «Креационизм, Большой Взрыв и апдукция» И далее я пишу академикам, что именно – «не слава Богу» в современной науке. В ней нет четких критериев, отделяющих науку от не науки. Их дает только Единый Метод Обоснования, выработанный самой естественной наукой, но эксплицитно представленный впервые мной. Раньше, 200-100 лет назад было достаточно того, что этот метод присутствовал в самом стереотипе естественно научного мышления без его формального представления. Этого было достаточно, чтобы без особых разногласий в самой научной среде отделять науку от не науки. Сегодня этого недостаточно, потому что наука вторглась в более сложные сферы действительности. И далее я излагаю вкратце сам метод и отсылаю к опубликованным статьям, в которых этот метод изложен развернуто, и к статьям, в которых дается приложение этого метода к анализу степени научности различных торий, включая общественные. Ну и что? Ноль реакции.

Спрашивается, зачем тогда обижаться на богословов, которые желают , чтобы их научные степени выдавались им ВАКом, если этот ВАК выдает их, скажем, психоаналитикам, которые по части научности недалеко ушли от богословов, что становится видно, если проверить их на сей счет с помощью Единого Метода Обоснования?

В заключение, учитывая, что среднему читателю трудно по этой небольшой статье сделать вывод о степени научности моих работ, я хочу привести пару цитат из отзывов на них. Вот как пишет американский философ Александр Маркович по поводу моей книги «От Моисея…»:

«Я, конечно, не могу считать себя знатоком литературы о христианстве, но кое-что читать все же доводилось (сейчас вспомнились, например, работа Альберта Швейцера об апостоле Павле, некоторые статьи Бердяева и В. Соловьева). Однако я не могу назвать другой такой работы на эту тему, которая произвела бы на меня такое впечатление, как Ваша (при всем моем глубоком уважении к упомянутым и другим авторам)….Прежде всего она привлекла меня широтой взглядов и глубиной выводов. Вам удалось путем анализа процессов генезиса и развития христианской идеи так много интересного и по-настоящему глубокого сказать (при сравнительно небольшом объеме всего материала) об иудаизме, самом христианстве, вообще о религии и церкви, о моде на оккультизм, об обскурантизме, питающемся соками невежества и спекуляций на религии, о познании человеком мира, собственной души и Бога.»

А вот из отзыва заведующей сектором естественных наук Института Философии РАН, проф. Е. Мамчур на одну из моих статей по Единому Методу Обоснования:

«Опровергая эти тезисы Куайна, А. М. Воин обращается к сформулированному им «единому методу обоснования»…. А. М. Воин убедительно показывает, что если наука действительно следует единому методу обоснования, то отрицаемая Куайном «привязка» к опыту обязательно существует….Именно этот метод определяет определяемость базовых понятий через свойства описываемых теорией объектов.»
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Наука и религия

Наука и религия

В XVIII и особенно в XIX веках наука сочла, что она открыла все законы Вселенной...
Журнал

Наука и религия

В наше время ученые, как правило, воздерживаются от публичного обсуждения старой...
Журнал

Наука и Религия

70 процентов американских ученых убеждены, что положения различных религий...
Журнал

Религия, Наука и Метанаука

Религиозное, научное и метанаучное мировоззрения являются базовыми взглядами на...
Журнал

Конференция Наука. Философия. Религия

Ученые, богословы и философы оценят возможные духовно-нравственные и социальные...
Журнал

Наука и религия - непересекающиея дополнения друг друга

Поскольку наука - детище сравнительно молодое, ему присущи некоторые стереотипы...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Эзотерика и планета Земля
Абсолют и жизненная энергия в абсолютно голом виде