Преступление - самый короткий путь к успеху

Преступность - бизнес другим путем.

"Ка­ко­ва цель че­ло­ве­че­ской жиз­ни? Стать бо­га­тым. Ка­ким пу­тем? Не­че­ст­ным бы­ст­рее, че­ст­ным доль­ше. Че­ст­ным, толь­ко ес­ли ина­че нель­зя." Марк Твен

Пре­ступ­ность су­­щ­е­­ст­­в­овала всегда, во всех об­ще­ст­вен­ных сис­те­мах, но ее спе­ци­фи­ка и раз­мах все­гда оп­ре­де­ля­лись до­ми­ни­рую­щи­ми в об­ще­ст­ве куль­тур­ны­ми цен­но­стя­ми и со­ци­аль­ны­ми це­ля­ми. Ко­гда об­ще­ст­во оп­ре­де­ля­ет смысл че­ло­ве­че­ской жиз­ни как соз­да­ние бо­гатств, оно вы­дви­га­ет в аван­гард тех кто спо­соб­ен создавать больше других и быстрее других.

За­ко­ны юри­ди­че­ские и нрав­ст­вен­ные на­ру­ша­лись все­гда, и все­гда осу­ж­да­лись как де­гра­да­ция че­ло­ве­ка, как пре­да­тель­ст­во свя­щен­ных норм жиз­ни. Но, к се­ре­ди­не 19-ве­ка, ко­гда сфор­­­­м­­и­­­ро­­валось ры­ноч­ное, ка­пи­та­ли­сти­че­ское об­ще­ст­во, пре­сту­п­ле­ние ста­ло оце­ни­вать­ся ина­че.

Прин­цип рын­ка - "ку­пить де­шев­ле, про­дать до­ро­же" из­на­чаль­но пред­по­ла­га­ет от­сут­ст­вие пра­вил че­ст­ной иг­ры. Как го­во­рил еще Ци­це­рон, - "Ры­нок - это при­зва­ние тех, кто по­ку­па­ет для то­го что­бы пе­ре­про­дать по­до­ро­же, и они не мо­гут это сде­лать без на­гло­го и без­за­стен­чи­во­го об­ма­на." Эн­гельс на­зы­вал эко­но­ми­ку фор­мой доз­во­лен­но­го об­ма­на.

В до­ка­пи­та­ли­сти­че­скую эпо­ху пре­сту­п­ле­ние вос­при­ни­ма­лось как ин­ди­ви­ду­аль­ный вы­бор, при­во­дя­щий к рас­па­ду лич­но­сти. В 20-ве­ке пре­сту­п­ле­ние пе­ре­ста­ло быть вы­бо­ром лич­но­сти, ут­ра­ти­ло тра­ге­дий­ные чер­ты. Как в жиз­ни, так и в ли­те­ра­ту­ре, пре­сту­п­ле­ние ста­ло буд­нич­ным со­ци­аль­ным яв­ле­ни­ем, од­ним из спо­со­бов ре­ше­ния жиз­нен­ных про­блем и, пре­ж­де все­го, про­блем эко­но­ми­че­ских.

Тео­­­­до­р Драй­­­­зе­р в сво­их ро­ма­нах - "Ти­тан", "Ге­ний", "Фи­нан­сист", по­ка­зы­ва­ет ге­роя, Кау­­­­­п­­е­­р­­вуда, ко­то­рый пе­ре­сту­па­ет все за­ко­ны эти­че­ские, нрав­ст­вен­ные, юри­ди­че­ские, но все это пол­но­стью оп­рав­да­но Аме­ри­кан­ской Меч­той, меч­той об ин­ди­ви­ду­аль­ном ус­пе­хе. Че­ст­ный путь к меч­те до­лог и ма­ло эф­фек­ти­вен.

"Об­ще­ст­во де­лит­ся на ра­бов, жи­ву­щих по прин­ци­пам раб­ской мо­ра­ли, и тех кто спо­со­бен пе­ре­сту­пить мо­раль - это те, кто спо­со­бен соз­да­вать бо­гат­ст­ва и уме­ет вла­ст­во­вать.", - пи­шет Драй­зер в 1913 год, - "Удел сла­бых по­ра­же­ние. В от­ли­чии от силь­ных они бо­ят­ся об­ще­ст­вен­но­го мне­ния. Они слиш­ком трус­ли­вы, что­бы пой­ти на риск взять что-ли­бо чу­жое. Они на­зы­ва­ют пре­ступ­ни­ка­ми тех, кто ищет вла­сти и бо­гат­ст­ва. Мил­лио­не­ры же, ган­г­сте­ры и мо­шен­ни­ки дос­ти­га­ют ус­пе­ха, по­то­му что бо­рют­ся и по­это­му по­бе­ж­да­ют."

За­яв­ле­ние Драй­зе­ра мо­жет по­ка­зать­ся пре­уве­ли­че­ни­ем, Драй­зер ли­те­ра­тор, а ли­те­ра­ту­ра все­гда поль­зу­ет­ся пре­уве­ли­че­ни­ем как про­фес­сио­наль­ным прие­мом, но об этом, поч­ти в тех же вы­ра­же­ни­ях, го­во­рит че­ло­век прак­ти­ки, за­кон­­чи­в­ший лишь че­ты­ре клас­са цер­ков­ной шко­лы, не про­чи­тав­ший в сво­ей жиз­ни ни од­ной кни­ги, Лу­ид­жи (Ла­ки) Лу­чиа­но, босс бос­сов ма­фии 30-ых - 40-ых го­дов, - "Ка­ж­дый хо­тел бы от­нять что-ли­бо у дру­гих, толь­ко у боль­шин­ст­ва не хва­та­ет сме­ло­сти. У нас, у Ма­фии, она есть."

Клас­сик ли­те­ра­ту­ры и "ти­тан" аме­ри­кан­ско­го пре­ступ­но­го ми­ра, так­же как и Рас­коль­ни­ков Дос­то­ев­ско­го, де­лят мир на ге­ро­ев и "тва­рей дро­жа­щих". Ес­ли сле­до­вать идее Дос­то­ев­ско­го о том, что нель­зя про­лить "сле­зин­ку ре­бен­ка", то­гда нуж­но от­ме­нить Про­гресс. На мил­лио­нах "сле­­з­инок" стро­ит­ся мир ма­те­риа­ли­сти­че­ской ци­ви­ли­за­ции.

"Стра­на пре­дос­тав­ля­ет те­бе вы­бор - или те­бя гра­бят, или ты гра­бишь.", го­во­рил Бар­нум, соз­да­тель са­мо­го из­вест­но­го в Аме­ри­ке на­ча­ла 20-го ве­ка цир­ка и вы­ста­вок чу­дес све­та. Дру­гая зна­ме­ни­тая фра­за Бар­ну­ма, "Про­ста­ки ро­ж­да­ют­ся ка­ж­дую ми­ну­ту" (There's a sucker born every minute), име­ет се­го­дня не мень­шее зна­че­ние, чем 100 лет на­зад, ко­гда она бы­ла про­из­не­се­на. Ты или "sucker", не­до­те­па или "swindler", "sharpie", ост­рый, на­ход­чи­вый, тот, кто на хо­ду под­мет­ки рвёт, спо­со­бен всех об­вес­ти во­круг паль­ца.

Тур­ча­ни­нов, пол­ков­ник ген­шта­ба рус­ской ар­мии, им­миг­ри­ро­вав­ший в Аме­ри­ку в 1856 го­ду, став­ший бри­гад­ным ге­не­ра­лом в ар­мии Се­ве­ра в го­ды Гра­ж­дан­ской вой­ны, - "Smart guy, по-на­ше­му лов­кач, прой­до­ха, здесь ве­ли­кое сло­во. Будь че­ло­век ве­ли­чай­ший не­го­дяй, в ка­ком бы то ни бы­ло клас­се со­сло­вия, ес­ли он не по­пал на ви­се­ли­цу, он то и поч­тен­ный. За ним уха­жи­ва­ют, его мне­ние пер­вое во всем, его су­ж­де­ни­ям и при­го­во­ру ве­рят бо­лее, чем биб­лии."

Тур­ча­ни­нов су­дил Аме­ри­ку с точ­ки зре­ния эти­ки, религиозной мо­ра­ли, но Аме­ри­ка строи­лась как ры­ноч­ное об­ще­ст­во, а на рын­ке су­ще­ст­ву­ет лишь мо­раль ус­пе­ха. В фео­даль­ном об­ще­ст­ве бо­гат­ст­ва при­об­ре­та­лись на­си­ли­ем, ры­ноч­ная де­мо­кра­тия пред­ло­жи­ла бо­лее ци­ви­ли­зо­ван­ные фор­мы, об­ман, по­стро­ен­ный на убе­ж­де­нии.

"Вся на­ша жизнь по­строе­на на за­вое­ва­нии до­ве­рия в де­ло­вой, по­ли­ти­че­ской и ин­ди­ви­ду­аль­ной сфере, и ус­­п­еха до­би­ва­ют­ся толь­ко те, кто об­ла­да­ет спо­соб­но­стью убе­ж­дать, спо­соб­но­стью про­дать свой то­вар, свои идеи, самого себя." Со­цио­лог Джеймс Комбс.

Глав­ный ин­ст­ру­мент убе­ж­де­ний - язык, и он от­ра­жа­ет при­ори­тет тех или иных от­но­ше­ний ме­ж­ду людь­ми в дан­ной куль­ту­ре, час­то про­сто в ко­ли­че­ст­ве ис­поль­зуе­мых слов.

В аме­ри­кан­ском ва­ри­ан­те анг­лий­ско­го язы­ка су­ще­ст­ву­ет боль­ше тер­ми­нов для обо­зна­че­ния раз­лич­ных ти­пов об­ман­щи­ков и прие­мов об­ма­на, чем в дру­гих язы­ках ми­ра: - frauds, charlatans, deceivers, dissemblers, tricksters, swindlers, mountebanks, impostors, hoaxers, fixers, cheats, pretenders, cynics, hypocrites, hoodwinkers, four-flushers, bunk, baloney, buncombe, sham, shilling, bamboozle, him-hamming, chisel, welsh, snake oil, bluffing, a bum steer, rook, flummox, selling a bill of goods, the put-on, a raw deal, diddling, swindling, the snow job, the come-on, the gambit, the royal shaft, the set-up, being fleeced, getting burned, the ream job, conning.

Боль­шин­ст­во из этих тер­ми­нов не­пе­ре­во­ди­мы, они от­ра­жа­ют спе­ци­фи­ку де­ло­вых и че­ло­ве­че­ских от­но­ше­ний ха­рак­тер­ных толь­ко для аме­ри­кан­ской куль­ту­ры, а ши­ро­та тер­ми­но­ло­гии го­во­рит о сте­пе­ни рас­про­стра­нен­но­сти и изо­щрен­но­сти об­ма­на.

Гар­ри Лин­берг в сво­ей ра­бо­те "Тhe Confidence Man in American literature", "Мо­шен­ник в аме­ри­кан­ской ли­те­ра­ту­ре", ана­ли­зи­руя по­пу­ляр­ные пер­со­на­жи наи­бо­лее чи­тае­мых книг, по­ка­зал, что боль­шин­ст­во ли­те­ра­тур­ных ге­ро­ев в них пред­став­ле­ны как ге­нии об­ма­на и ма­ни­пу­ля­ций и пуб­ли­ка уз­на­ва­ла в них ши­ро­ко рас­про­стра­нен­ный со­ци­аль­ный тип. Для мошенника об­ще­ст­во - это сбо­ри­ще не­до­ум­ков (suckers), ко­то­рых он мо­жет убе­дить в сво­ей за­бо­те об их бла­го­по­лу­чии и, та­ким об­ра­зом, за чу­жой счет, соз­дать бла­го­по­лу­чие соб­ст­вен­ное.

Ка­кой же ра­зум­ный че­ло­век бу­дет дей­ст­во­вать про­тив соб­ст­вен­ных ин­те­ре­сов? Но мы не все­гда ве­рим соб­ст­вен­ным чув­ст­вам и убе­ж­де­ни­ям и го­то­вы до­ве­рять тем, чьи убе­ж­де­ния ло­гич­нее и эмо­цио­наль­но бо­лее ин­тен­сив­ны, чем на­ши. Ма­ни­пу­ля­тор, как пра­ви­ло, не ис­поль­зу­ет от­кры­тый об­ман, ча­ще он поль­зу­ет­ся ло­ги­кой до­ка­за­тельств и эмо­цио­наль­ным дав­ле­ни­ем.

В пер­вой по­ло­ви­не ХХ ве­ка тех­ни­кой ма­ни­пу­ля­ции вла­дел толь­ко тон­кий слой на­се­ле­ния, биз­нес­ме­ны, ка­пи­та­ли­сты, фи­нан­си­сты. Во вто­рой по­ло­ви­не ХХ ве­ка, с во­вле­че­ни­ем масс в эко­но­ми­че­ский про­цесс, тех­ни­кой ма­ни­пу­ля­ций ста­ли ов­ла­де­вать все со­ци­аль­ные слои. Все, в той или иной сте­пе­ни, ста­ли биз­нес­ме­на­ми, ка­пи­та­ли­ста­ми, фи­нан­си­ста­ми, иг­ра­ют на бир­же, вкла­ды­ва­ют сво­бод­ные день­ги в биз­не­сы, уча­ст­ву­ют в раз­лич­ных фор­мах де­ло­вых от­но­ше­ний, а в них са­мым важ­ным яв­ля­ет­ся уме­ние убе­ж­дать, уме­ние ку­пить де­шев­ле, про­дать до­ро­же.

В об­ще­ст­вен­ной шка­ле пре­сти­жа, мо­шен­ни­ки, до­бив­шие­ся зна­чи­тель­но­го ус­пе­ха хит­ро­ум­ным об­ма­ном, тра­ди­ци­он­но за­ни­ма­ли очень вы­со­кие мес­та. Уме­ние про­дать то­вар, ко­то­рый ни­кто в здра­вом у­ме не ку­пит, уме­ние про­да­вать все, да­же то, что про­дать нель­зя, тре­бу­ет ак­тив­но­го твор­че­ст­ва.

Про­да­жи, в ши­ро­ком со­ци­аль­ном смыс­ле, это ис­кус­ст­во, оно тре­бу­ют та­лан­та, твор­че­ст­ва, изо­щрен­ной изо­бре­та­тель­но­сти, вы­дум­ки и, ес­ли они при­но­сят боль­шие до­хо­ды, то это не мо­жет не вы­зы­вать пре­кло­не­ния пуб­ли­ки пе­ред мас­тер­ст­вом ма­ни­пу­ля­то­ра.

Скан­ди­нав­ский дра­ма­тург Кнут Гам­сун, по­бы­вав­ший в США в 20-ые го­ды ХХ ве­ка, - "Об­ще­ст­во смот­рит на круп­ные афе­ры с сим­па­ти­ей и час­то с вос­хи­ще­ни­ем. Спо­соб­ность об­ма­на в круп­ных мас­шта­бах в гла­зах пуб­ли­ки вы­гля­дит как вы­ра­же­ние изо­бре­та­тель­но­сти, ха­рак­тер­ной чер­ты ян­ки, а прес­са с уми­ле­ни­ем опи­сы­ва­ет тех­ни­че­ские де­та­ли афе­ры и вос­тор­га­ет­ся точ­но­стью, юве­лир­но­стью ра­бо­ты мо­шен­ни­ков."

Древ­ние гре­ки от­но­си­ли тор­гов­лю и во­ров­ст­во к раз­ря­ду ис­кусств, не­бес­ным по­кро­ви­те­лем ко­то­рых был бог Мер­ку­рий.

Аме­ри­ку не­да­ром на­зы­ва­ют стра­ной не­ог­ра­ни­чен­ных воз­мож­но­стей, "Land of unlimited оpportunity", где "Sky is the limit", пре­дел толь­ко не­бе­са, и, по за­ме­ча­нию со­цио­ло­га Эми­ля Дурк­хай­ма, ес­ли воз­мож­но­сти бес­пре­дель­ны, то и ог­ра­ни­че­ния, прак­ти­че­ские и мо­раль­ные, мо­гут быть пре­одо­ле­ны.

Спе­ци­фи­че­ское про­шлое Аме­ри­ки, где ци­ви­ли­за­ция соз­да­ва­лась в ус­ло­ви­ях пер­во­здан­ной при­ро­ды, сфор­ми­ро­ва­ло ха­рак­тер­ный под­ход к ре­ше­нию про­блем, ис­поль­зо­вал­ся са­мый ко­рот­кий и са­мый про­стой путь. В борь­бе с при­ро­дой мо­ра­лист не вы­жи­вал, мо­раль - ре­зуль­тат раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции и вне ци­ви­ли­за­ции не­при­ме­ни­ма. По­сту­пок пра­ви­лен, ко­гда он ве­дет к вы­жи­ва­нию, и не­пра­ви­лен, ко­гда ста­вит жизнь под уг­ро­зу, на мо­раль­ные ре­ми­нис­цен­ции про­сто не бы­ло вре­ме­ни.

Аме­ри­ка соз­­д­а­­вала но­вый мир, но­вую ци­ви­ли­за­цию, про­ти­во­стоя­щую при­ро­де в сво­ем ма­те­ри­аль­ном во­пло­ще­нии и, в то же вре­мя, воз­­вр­а­­щала че­ло­ве­че­ское об­ще­ст­во к тем фор­мам от­но­ше­ний, ко­то­рые су­ще­ст­во­ва­ли в при­ро­де, борь­бе за вы­жи­ва­ние, в ко­то­рой по­бе­ж­да­ет силь­ней­ший. Ус­ло­вия кон­ку­рент­ной борь­бы тре­бо­ва­ли твор­че­ско­го под­хо­да и мгно­вен­ных ре­ше­ний, уго­лов­ные за­ко­ны и за­ко­ны мо­ра­ли ус­лож­ня­ли путь к дос­ти­же­нию це­ли, по­это­му пре­сту­п­ле­ние, как ин­ст­ру­мент де­ло­во­го про­цес­са, ста­ло ор­га­ни­че­ской чер­той но­во­го об­ще­ст­ва.

Ген­ри То­ро: "Вы­ну­ж­ден­ный опи­рать­ся толь­ко на се­бя, аме­ри­ка­нец оп­ре­де­ля­ет свою сво­бо­ду, как не­за­ви­си­мость от за­ко­на и тра­ди­ций. Аме­ри­ка­нец при­ни­ма­ет за­кон, ко­гда он на его сто­ро­не, и от­вер­га­ет, ес­ли он про­тив. Толь­ко он сам ре­ша­ет, что спра­вед­ли­во и что нет."

Эко­но­ми­че­ская сво­бо­да, ко­то­рую пре­дос­та­вил мас­сам де­мо­кра­ти­че­ский ка­пи­та­лизм, от­кры­ла все шлю­зы для твор­че­ской энер­гии на­ро­да, и эта энер­гия сме­та­ет на сво­ем пу­ти все барь­е­ры, стоя­щие на пу­ти. Это борь­ба всех со все­ми, и в ней вы­иг­ры­ва­ют те, кто спо­со­бен на­хо­дить са­мый ко­рот­кий путь к ус­пе­ху, на­ру­шать пра­ви­ла иг­ры, иг­ры с вы­со­ким уров­нем рис­ка.

Ха­рак­те­рен взрыв пре­ступ­но­сти в пост­со­вет­ской Рос­сии, ко­гда поя­ви­лись не­бы­ва­лые воз­мож­но­сти для ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва. Пер­вы­ми рос­сий­ски­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми ста­ли те, кто имел уго­лов­ный опыт, опыт при­об­ре­те­ния бо­гатств в ус­ло­ви­ях вы­со­ко­го рис­ка. Уго­лов­ный мир был луч­ше при­спо­соб­лен к де­ло­вой иг­ре, чем ос­нов­ное на­се­ле­ние, при­учен­ное Со­вет­ской вла­стью к эко­но­ми­че­ской и со­ци­аль­ной пас­сив­но­сти.

В ста­биль­ной эко­но­ми­ке пре­ступ­ность сдер­жи­ва­ет­ся все­ми об­ще­ст­вен­ны­ми ин­сти­ту­та­ми, ста­биль­ная эко­но­ми­ка по­зво­ля­ет боль­шин­ст­ву на­се­ле­ния ис­поль­зо­вать прие­мы об­ма­на и ма­ни­пу­ля­ции не вы­хо­дя из ра­мок за­ко­на. При от­сут­ст­вии ста­биль­но­сти, как это про­изош­ло с по­яв­ле­ни­ем сво­бод­но­го рын­ка в быв­шем Со­вет­ском Сою­зе, ин­ди­ви­ду­аль­ное пред­при­ни­ма­тель­ст­во вы­бра­ло са­мый про­стой путь к дос­ти­же­нию це­ли - иг­но­ри­ро­ва­ние всех за­ко­нов.

Об­ман, мо­шен­ни­че­ст­во и убий­ст­ва пре­вра­ти­лись в рас­па­даю­щей­ся эко­но­ми­че­ской сис­те­ме Рос­сии в ос­нов­ное сред­ст­во кон­цен­тра­ции бо­гатств, они об­на­жи­ли кон­ст­рук­тив­ные прин­ци­пы биз­не­са, сде­лав на­гляд­ным то, что скры­ва­лось за де­ко­ра­ция­ми при­ли­чий в на­ла­жен­ном эко­но­ми­че­ском ме­ха­низ­ме. И это за­ко­но­мер­но, что уго­лов­ни­ки, са­мая ак­тив­ная часть на­се­ле­ния, ста­ли аван­гар­дом раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма в Рос­сии. Биз­нес без рис­ка мо­жет су­ще­ст­во­вать лишь в за­стыв­ших бю­ро­кра­ти­че­ских, го­су­дар­ст­вен­ных фор­мах, и, как пра­ви­ло, ма­ло эф­фек­ти­вен.

Уро­вень уго­лов­ной пре­ступ­но­сти - по­ка­за­тель то­го, в ка­кой сте­пе­ни об­ще­ст­во его при­ни­ма­ет. Чем вы­ше уро­вень его ви­­д­и­­мого слоя, тем ши­ре пре­ступ­ность, в са­мых раз­но­об­раз­ных фор­мах, рас­про­стра­не­на в об­ще­ст­ве в це­лом. А в Рос­сии, об­ман всех все­ми, во все вре­ме­на, вос­при­ни­ма­лся как нор­маль­ная фор­ма от­но­ше­ний.

Как пи­сал Ка­рам­зин в пись­ме к дру­гу в Ев­ро­пе "Как де­ла в Рос­сии?" - "Во­ру­ют!". Ра­зу­ме­ет­ся, во­ров­ст­во это не рус­ская на­цио­наль­ная чер­та, но, в Рос­сии оно име­ет свою спе­ци­фи­ку, в ни­щей стра­не все во­ро­ва­ли у всех. А в со­вет­ское вре­мя, ко­гда де­сят­ки мил­лио­нов про­шли че­рез тюрь­мы и ла­ге­ря, и уго­лов­ная фе­ня пре­вра­ти­лась не про­сто в оби­ход­ный по­все­днев­ный язык, блат­ной лек­си­кон от­ра­жал прин­цип, на ко­то­рых стро­ят­ся че­ло­ве­че­ские от­но­ше­ния. В пост­со­вет­ский пе­ри­од, ко­гда рух­ну­ли де­ко­ра­ции са­мо­го спра­вед­ли­во­го об­ще­ст­ва на зем­ле, это ка­че­ст­во рос­сий­ской жиз­ни ста­ло на­гляд­ным и от­кро­вен­ным. Прин­цип "Че­ст­ность - при­знак на­ив­ных ду­ра­ков" стал оби­ход­ным ло­зун­гом дня.

На се­го­дняш­нем бо­га­том За­па­де во­ро­вать друг у дру­га и об­ма­ны­вать по ме­ло­чам, со­се­да, кол­ле­гу, дру­га не име­ет ни­ка­ко­го смыс­ла. Да и в эко­но­ми­че­ской сфе­ре пре­сту­п­ле­ния не вы­гля­дят на­столь­ко чу­до­вищ­но, как в Рос­сии, за­пад­ная ци­ви­ли­за­ция вы­ра­бо­та­ло слож­­­­­­н­ые ри­­­­­­­т­у­­а­­лы, соз­да­вав­ших­ся в те­че­нии двух сто­­­­­­­­л­е­­тий ры­ноч­ных от­но­ше­ний, за ко­то­ры­ми ме­ха­низм об­ма­на и ма­ни­пу­ля­ций про­смат­ри­ва­ет­ся с тру­дом.

"Бес­ко­неч­ны на­по­ми­на­ния прес­сы о без­за­кон­ных опе­ра­ци­ях в Рос­сии. Но эко­но­ми­че­ские пре­сту­п­ле­ния в Рос­сии вы­гля­дят как на­ив­ный про­вин­циа­лизм в срав­не­нии с от­то­чен­ной сти­ли­сти­кой ги­гант­ско­го мо­шен­ни­че­ст­ва за­пад­но­го ком­мер­че­ско­го ми­ра. ...В этом наи­бо­лее на­гляд­ное пре­иму­ще­ст­во за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции пе­ред Рос­си­ей. За­пад­ный че­ло­век по­лу­ча­ет дос­та­точ­ную тре­ни­ров­ку в ра­цио­на­ли­за­ции биз­не­са, и ува­же­ние к за­ко­ну. Он не бу­дет на­ду­вать ко­го-то по ме­ло­чам. Об­ман по ме­ло­чам не про­дук­ти­вен. За­пад­ный биз­нес­мен, пе­ред тем как со­вер­шить не­за­кон­ную опе­ра­цию, кон­суль­ти­ру­ет­ся с юри­стом, и, в ос­нов­ном, ста­ра­ет­ся дер­жать­ся внут­ри гра­ниц за­ко­на, ко­то­рый, при по­мо­щи опыт­но­го ад­во­ка­та, все­гда ра­бо­та­ет в его поль­зу. У рус­ских же нет мно­го­ве­ко­вой прак­ти­ки ве­де­ния биз­не­са. По­это­му рус­ский биз­нес­мен, со­вер­шая точ­но та­кую не­за­кон­ную опе­ра­цию, как и его за­пад­ный кол­ле­га, де­ла­ет это не­про­фес­сио­наль­но, т.е. гру­бо и вуль­гар­но, на­ру­шая все пра­ви­ла при­ли­чий о ко­то­рых име­ет са­мое смут­ное пред­став­ле­ние. Он не оза­бо­чен да­же тем, что­бы скры­вать сле­ды, и дос­та­точ­но не­даль­но­ви­ден и ту­по­ват, что­бы об­ма­ны­вать да­же там, где в этом нет аб­со­лют­ной не­об­хо­ди­мо­сти. У рус­ско­го нет то­го ар­ти­стиз­ма, внут­рен­ней дис­ци­п­ли­ны и то­го опы­та об­ма­на мно­гих сто­ле­тий, ко­то­рый есть у за­пад­но­го биз­нес­ме­на. Рус­ский дей­ст­ву­ет им­пуль­сив­но, спон­тан­но, вар­вар­ски. Склон­ность к пре­сту­п­ле­ни­ям у рус­ских не боль­ше, а бо­лее оче­вид­на. Она осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в са­мых не­при­хот­ли­вых и не­при­кры­тых не­ци­ви­ли­зо­ван­ных фор­мах, а это не мо­жет не вы­зы­вать яро­ст­ный про­тест у За­па­да. Не умея но­сить слож­ный мас­ка­рад­ный кос­тюм бла­го­при­стой­но­сти, над ко­то­рым За­пад ра­бо­тал ве­ка­ми, рус­ские, в сво­ем на­ив­ном не­ве­же­ст­ве, от­кры­ва­ют для все­об­ще­го обо­зре­ния сам ме­ха­низм биз­не­са." Со­цио­лог Фил­лип Сла­тер.

В 90-ые го­ды ХХ ве­ка Рос­сия по­вто­ри­ла аме­ри­кан­ский путь. В США, в 19-ом ве­ке, в на­чаль­ный пе­ри­од раз­ви­тия ин­ду­ст­ри­аль­ной эко­но­ми­ки, от­кро­вен­ное вза­им­ное на­ду­ва­тель­ст­во в биз­не­се, без мас­ка­ра­да бла­го­при­стой­но­сти, так­же бы­ло об­ще­при­ня­тым пра­ви­лом. Бю­ро­кра­ти­че­ская струк­ту­ра биз­не­са еще толь­ко соз­да­ва­лась, эко­но­ми­че­ско­го за­ко­но­да­тель­ст­ва не су­ще­ст­во­ва­ло, что по­зво­ля­ло ис­поль­зо­вать лю­бые фор­мы твор­че­ско­го под­хо­да, по­это­му об­ман, в сре­де де­ло­вой эли­ты, был от­кро­вен­ным и на­глым.

Джон Пир­пойнт Мор­ган, соз­да­тель аме­ри­кан­ской бан­ков­ской сис­те­мы, знав­ший, бо­лее чем кто-ли­бо дру­гой, пси­хо­ло­гию лю­дей биз­не­са, го­во­рил, - "Я от­но­шусь к лю­дям с ува­же­ни­ем, ко всем без ис­клю­че­ния, но что ка­са­ет­ся лю­дей биз­не­са, то в их ком­па­нии я бы не ос­та­вил свои руч­ные ча­сы без при­смот­ра."

Эко­но­ми­че­ская эли­та стра­ны во вре­ме­на Мор­га­на бы­ла не­мно­го­чис­лен­на и со­став­ля­ла не бо­лее не­сколь­ких де­сят­ков ты­сяч. В по­стин­ду­ст­ри­аль­ную эпо­ху, мас­сы бы­ли во­вле­че­ны в де­ло­вой про­цесс в ка­че­ст­ве его ак­тив­ных уча­ст­ни­ков, и на­ру­ше­ние за­ко­нов ста­ло мас­со­вым яв­ле­ни­ем.

С на­ча­ла 50-ых го­дов на­цио­наль­ный про­дукт на ду­шу на­се­ле­ния уве­ли­чил­ся в три раза. За эти же 50 лет пре­ступ­ность в эко­но­ми­ке уве­ли­чи­лась в 5 раз. Ка­ж­дый ищет ко­рот­кий путь, воз­­­м­о­ж­но­сть обой­ти за­кон в сво­ей сфе­ре дея­тель­но­сти - это уве­ли­чи­ва­ет ко­эф­фи­ци­ент по­лез­но­го дей­ст­вия лю­бо­го биз­не­са. Юри­ди­че­ские за­ко­ны и за­ко­ны мо­ра­ли сдер­жи­ва­ют ди­на­ми­ку раз­ви­тия, и биз­нес, в по­ис­ке са­мой ко­рот­кой до­ро­ги, идет в об­ход пра­вил, за­ко­нов и мо­ра­ли.

Со­цио­лог Джеймс Комб ви­дит аме­ри­кан­скую куль­ту­ру биз­не­са, как "Куль­ту­ру об­ма­на", та­ко­во на­зва­ние его кни­ги. По его мне­нию, на­род­ный ка­пи­та­лизм не мог не при­вес­ти к по­пу­ля­ри­за­ции прие­мов и тех­ни­ки биз­не­са, ра­нее ха­рак­тер­ных толь­ко для уз­ко­го кру­га "ти­та­нов", "фи­нан­си­стов" и "ге­ни­ев", - "вза­им­ная ма­ни­пу­ля­ция и об­ман ста­ли эти­че­ской и про­це­дур­ной нор­мой на­шей куль­ту­ры".

Со­цио­ло­гия, как и ли­те­ра­ту­ра, ис­поль­зу­ет обоб­ще­ния, час­то пре­уве­ли­чи­ва­ет, что­бы бо­лее эф­фект­но до­ка­зать свои те­зи­сы. Но вот при­мер из прак­ти­ки де­ло­во­го ми­ра:

Джим­ми Сал­ли­ван, чле­н ди­рек­то­ра­та Нью-Йорк­ско­го де­пар­та­мен­та школь­но­го об­ра­зо­ва­ния, ук­рав­ший из го­род­ской каз­ны мил­лио­ны, в свое оп­рав­да­ние на су­де при­вел сле­дую­щий до­вод, - "Ка­ж­дый у ко­го-то кра­дет, и это не на­ру­ше­ние пра­ви­ла, это пра­ви­ло. Это 95%. Кто-то кра­дет не­мно­го, кто-то боль­ше. Впро­чем, мы все­гда бы­ли на­ци­ей, где ган­г­сте­ры и мо­шен­ни­ки пре­воз­но­си­лись до не­бес. Это часть Аме­ри­кан­ской меч­ты."

Тра­ди­ция об­ма­на, ма­ни­пу­ля­ций и жуль­ни­че­ст­ва сфор­ми­ро­ва­лась уже в пер­вые го­ды су­ще­ст­во­ва­ния бри­тан­ских ко­ло­ний. Пер­вым из­вест­ным мо­шен­ни­ком в ис­то­рии Аме­ри­ки был ка­пи­тан Са­му­эль Ар­галл, на­зна­чен­ный ви­це-гу­бер­на­то­ром Вир­жин­ской ко­ло­нии в 1616 го­ду. Че­рез два го­да он за­хва­тил все что при­над­ле­жа­ло об­щи­не, и сбе­жал, ос­та­вив от все­го об­щин­но­го бо­гат­ст­ва шесть коз. Все, что мож­но бы­ло вы­вез­ти, он по­гру­зил на свой ко­рабль и в Анг­лии про­дал с боль­шой вы­го­дой. Оп­ла­тив ус­лу­ги ад­во­ка­тов ча­стью сво­ей до­бы­чи, он смог не толь­ко уй­ти от су­да, но, раз­дав взят­ки нуж­ным лю­дям, по­лу­чил зва­ние пэ­ра за свои за­слу­ги в ос­вое­нии но­вых тер­ри­то­рий в Аме­ри­ке, и был на­зна­чен пред­ста­ви­те­лем бри­тан­ской ко­ро­ны в Со­вет Аме­ри­кан­ских Ко­ло­ний.

Джон Хан­кок, ор­га­ни­за­тор Бос­тон­ско­го чае­пи­тия, с ко­то­ро­го на­ча­лась Аме­ри­кан­ская ре­во­лю­ция, на­ко­пил ог­ром­ные бо­гат­ст­ва, за­ни­ма­ясь по­став­кой в ко­ло­нии кон­тра­банд­ных то­ва­ров.

Соз­да­те­ли аме­ри­кан­ской кон­сти­ту­ции, Ро­берт Мор­рис и Джеймс Виль­сон, вхо­див­шие со­став Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да, со­сто­яще­го из де­вя­ти че­ло­век, уча­ст­во­ва­ли в ги­гант­ской афе­ре по про­да­же не­су­ще­ст­вую­щих зе­мель­ных уча­ст­ков.

Пред­ста­ви­те­ли вла­сти все­гда бы­ли ак­тив­ны­ми уча­ст­ни­ка­ми де­ло­во­го про­цес­са.

В 1789 го­ду фи­нан­сист Ген­ри Бик­ман за­пла­тил му­ни­ци­па­ли­те­ту Нью-Йор­ка 25 фун­тов стер­лин­гов за 23 ми­ли тер­ри­то­рии, весь за­пад­ный бе­рег ост­ро­ва Ман­хэт­тен. То­гда этот уча­сток об­ще­ст­вен­ной зем­ли, поя­вив­шись в от­кры­той про­да­же, мог сто­ить 5.000 фун­тов стер­лин­гов. Ка­ков был раз­мер взят­ки, дан­ной му­ни­ци­паль­ным чи­нов­ни­кам, ос­та­лось не­из­вест­ным. Од­на из улиц Уолл-Стри­та но­сит се­го­дня имя фи­нан­си­ста Бик­ма­на, Beekman Street.

Чарльз Дик­кенс, по­сле сво­его пу­те­ше­ст­вия по Со­еди­нен­ным Шта­там, пи­сал в сво­их "Аме­ри­кан­ских за­пис­ках" в 1842 го­ду, - "У них в по­че­те уме­ние лов­ко об­де­лы­вать де­ла ... и оно по­зво­ля­ет лю­бым плу­там, ко­то­рых стои­ло бы вздер­нуть на ви­се­ли­цу, дер­жать го­ло­ву вы­со­ко, на­рав­не с по­ря­доч­ны­ми людь­ми. Мне не раз при­хо­ди­лось вес­ти та­кой раз­го­вор, - "Ну раз­ве не по­стыд­но, что имя­рек на­жи­ва­ет свое со­стоя­ние са­мым бес­че­ст­ным пу­тем, а его со­гра­ж­да­не тер­пят и по­ощ­ря­ют его, не­смот­ря на все со­вер­шен­ные им пре­сту­п­ле­ния. Ведь он по­зо­рит об­ще­ст­во! Да, сэр. Он при­знан­ный лжец! Да, сэр. Со­вер­шен­но бес­че­ст­ный, низ­кий, рас­пут­ный тип ! Да, сэр. Ра­ди все­го свя­то­го, за что же вы то­гда его ува­жае­те ? Ви­ди­те ли сэр, он лов­кач, shrewd, smart guy."

Фи­нан­со­вый ге­ний и пат­ри­от Аме­ри­ки, Кор­не­ли­ус Ван­дер­бильт, во вре­мя Гра­ж­дан­ской вой­ны 1861-1865 го­дов, про­дал Се­ве­ру не­сколь­ко де­сят­ков су­дов, спи­сан­ных на слом. Он ку­пил их пе­ред на­ча­лом вой­ны, пред­чув­ст­вуя воз­мож­ный спрос в слу­чае на­ча­ла во­ен­но­го кон­флик­та. В свя­зи с тем, что пра­ви­тель­ст­во ост­ро ну­ж­да­лось в уве­ли­че­нии сво­его мор­ско­го фло­та, а на по­строй­ку но­вых ко­раб­лей не бы­ло вре­ме­ни, Ван­дер­бильт про­дал ста­рые по­су­ди­ны по це­не но­вых, и, при про­вер­ке их хо­до­вых ка­честв они за­то­ну­ли. Ес­те­ст­вен­но, что он не мог бы за­клю­чить эту сдел­ку без по­мо­щи дру­зей в за­ку­поч­ной ко­мис­сии Кон­грес­са.

Там­ма­ни Холл, на­зва­ние груп­пы по­ли­ти­ков и биз­нес­ме­нов, по­ку­пав­шей и про­да­вав­шей на­зна­че­ния на об­ще­ст­вен­ные долж­но­сти, про­во­див­шей за­ко­ны, вы­год­ные лишь боль­шо­му биз­не­су, в Нью-Йор­ке вто­рой по­ло­ви­ны 19-го ве­ка. Там­ма­ни Холл в аме­ри­кан­ской ис­то­рии стал сим­во­лом пре­де­ла по­ли­ти­че­ской кор­руп­ции. Гла­ва Там­ма­ни Холл, Босс План­кетт, про­из­нес ис­то­ри­че­скую фра­зу, - "Ко­гда я ви­жу от­крыв­шие­ся воз­мож­но­сти, я ими поль­зу­юсь.", (I've seen my opportunities, and I took them!). Мис­тер План­кет, уй­дя с по­ста, тем не ме­нее, ос­тал­ся в па­мя­ти на­род­ной как мас­тер сво­его де­ла, мас­тер по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской иг­ры.

Shrewd, smart guy се­го­дняш­не­го дня так­же поль­зу­ет­ся все­об­щим ува­же­ни­ем, и, как во все вре­ме­на, иг­ра­ет важ­ную роль в об­ще­ст­вен­ной жиз­ни.

1975 год. Пред­вы­бор­ная кам­па­ния в Май­а­ми. Кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты, Джим­ми Кар­тер, вы­сту­па­ет на бан­ке­те пе­ред пред­ста­ви­те­ля­ми боль­шо­го биз­не­са. Вход­ной би­лет - $1,000. Кар­тер разъ­яс­ня­ет ос­нов­ной ло­зунг сво­ей пред­вы­бор­ной про­грам­мы, че­ст­ное пра­ви­тель­ст­во. Ря­дом с ним на по­диу­ме си­дят: мэр Май­а­ми, толь­ко что от­си­дев­ший срок за ук­ло­не­ние от на­ло­гов, два се­на­то­ра от шта­та Фло­ри­да, в этот мо­мент на­хо­дя­щих­ся под су­дом за про­тал­ки­ва­ние за­ко­на о льго­тах, в сфе­рах пред­став­ляю­щих их пер­со­наль­ные де­ло­вые ин­те­ре­сы, ру­ко­во­ди­тель од­но­го из ми­ни­стерств, на­хо­дя­щий­ся под су­дом за по­лу­че­ние взят­ки, и 3 пред­ста­ви­те­ля дру­гих ми­ни­стерств, об­ви­нен­ных в хи­ще­нии го­су­дар­ст­вен­ных средств.

В пе­ри­од пре­зи­дент­ст­ва Клин­то­на, в 1994 го­ду, ка­зна­чей США, Ка­та­ли­на Бил­ла­ран­до, бы­ла при­го­во­ре­на к че­ты­рех­ме­сяч­но­му за­клю­че­нию за ук­ло­не­ние от уп­ла­ты на­ло­гов.

Бес­чис­лен­ные скан­да­лы, свя­зан­ные с об­ма­ном и мо­шен­ни­че­ст­вом, на стра­ни­цах аме­ри­кан­ской прес­сы час­то вы­гля­дят как на­ру­ше­ние об­ще­при­ня­тых пра­вил, как от­кло­не­ние от нор­мы. Но ма­ни­пу­ля­ции и афе­ры яв­ля­ют­ся ор­га­ни­че­ской, не­отъ­ем­ле­мой ча­стью де­ло­вой иг­ры.

Ко­гда в 1938 го­ду, об­ман и ма­ни­пу­ля­ция це­на­ми в дос­тав­ке авиа­ци­он­ной поч­ты дос­тиг­ло та­ких раз­ме­ров, что пра­ви­тель­ст­во бы­ло вы­ну­ж­де­но за­крыть все авиа-кам­па­нии во­вле­чен­ные в афе­ру, пред­се­да­тель Тор­го­вой Па­ла­ты США Вил­ли Род­жерс вы­сту­пил со сле­дую­щим за­яв­ле­ни­ем, - "Ес­ли мы бу­дем за­кры­вать ка­кие-ли­бо ин­ду­ст­рии в свя­зи с мо­шен­ни­че­ст­вом, то мы долж­ны бу­дем ос­та­но­вить всю эко­но­ми­ку стра­ны".

Но скан­да­лы в сфе­ре по­ли­ти­ки и боль­шо­го биз­не­са ха­рак­тер­ны не толь­ко для Аме­ри­ки, с не­из­мен­ным по­сто­ян­ст­вом они про­ис­хо­дят и в ев­ро­пей­ских стра­нах. Раз­ни­ца в раз­ма­хе, мас­шта­бе. Мас­шта­бы - это спе­ци­фи­ка Но­во­го Све­та, она вид­на в са­мой при­ро­де Со­еди­нен­ных Шта­тов, в ее ар­хи­тек­ту­ре и так­же в раз­ма­хе пре­ступ­но­сти.

В 1949 го­ду со­стоя­лось со­ве­ща­ние пред­ста­ви­те­лей ок­ку­па­ци­он­ных войск в Гер­ма­нии. На по­ве­ст­ке дня сто­ял один во­прос, гра­беж скла­дов в ар­ми­ях со­юз­ни­ков. Ос­нов­ны­ми уча­ст­ни­ка­ми ог­раб­ле­ний бы­ли аме­ри­кан­ские сол­да­ты и офи­це­ры всех ран­гов, тем не ме­нее, аме­ри­кан­ские пред­ста­ви­те­ли бы­ли ос­корб­ле­ны тем фак­том, что ви­на воз­ла­га­ет­ся толь­ко на во­ен­но­слу­жа­щих США, на­пом­нив о том, что кра­дут не толь­ко аме­ри­кан­цы, но и фран­цу­зы и анг­ли­ча­не.

Пред­ста­ви­тель Фран­ции при­вел сле­дую­щий до­вод, ка­зав­ший­ся ему не­оп­ро­вер­жи­мым, - "Что ук­ра­дет фран­цуз­ский сол­дат? Блок или два си­га­рет (си­га­ре­ты в по­сле­во­ен­ной Ев­ро­пе ис­поль­зо­ва­лись как фор­ма ва­лю­ты). Что ук­ра­дет аме­ри­кан­ский сол­дат? Он уго­нит це­лый по­езд, во­вле­чет в свой биз­нес не толь­ко сол­дат, но и офи­це­ров, под­ку­пит по­езд­ную бри­га­ду, заф­рах­ту­ет де­сят­ки гру­зо­ви­ков, соз­даст сеть рас­про­стра­не­ния". "Это уже не во­ров­ст­во, а боль­шой, хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ный биз­нес", от­ве­тил ему пред­ста­ви­тель аме­ри­кан­ских ок­ку­па­ци­он­ных войск.

Гра­беж по­бе­ж­ден­ных стран су­ще­ст­во­вал во все вре­ме­на, во время Второй Мировой войны гра­би­ли и со­вет­ские офи­це­ры и сол­да­ты, и в этом не от­ли­ча­лись от сво­их фран­цуз­ских и анг­лий­ских кол­лег, как правило, это бы­ли под­вер­нув­шие­ся по слу­чаю во­ин­ские тро­феи. Со­вет­ские ге­не­ра­лы и мар­ша­лы от­прав­ля­ли из Гер­ма­нии в Со­юз це­лые со­ста­вы раз­но­об­раз­но­го до­б­ра для лич­но­го поль­зо­ва­ния.

Аме­ри­кан­ский же сол­дат, в от­ли­чии от ма­ро­де­ров дру­гих стран, от­но­сил­ся к гра­бе­жу как к де­лу, к биз­не­су, ко­то­рый тре­бу­ет вло­же­ний тру­да, ини­циа­ти­вы, и уме­ния соз­да­ния ор­га­ни­за­ции.

Ко­гда в пе­ри­од Аме­ри­кан­ской Ре­во­лю­ции из во­лон­те­ров-ми­нит­ме­нов, пар­ти­зан­ских от­ря­дов вос­став­ших, соз­да­ва­лась ре­гу­ляр­ная ар­мия, Джордж Ва­шинг­тон, глав­но­ком­ан­дую­щий, при­гла­сил из Ев­ро­пы про­фес­сио­наль­ных во­ен­ных, в ос­нов­ном не­мец­ких офи­це­ров, ко­то­рые долж­ны бы­ли эту ар­мию соз­дать. Один из них, ка­пи­тан фон Стю­бен, воз­гла­вил офи­цер­ский кор­пус, и в те­че­нии не­сколь­ких ме­ся­цев мур­шт­ро­вал бу­ду­щих сол­дат. От­чи­ты­ва­ясь пе­ред Ва­шинг­то­ном за про­де­лан­ную ра­бо­ту, в от­вет на его во­прос, "Мож­но ли из аме­ри­кан­ца сде­лать сол­да­та?", фон Стю­бен от­ве­тил, - "Не ду­маю. Не­мец­кий сол­дат но­сит в сво­ем ран­це жезл мар­ша­ла, аме­ри­ка­нец биз­нес-план, он и вой­ну ви­дит как биз­нес."

На­чи­ная с от­цов-пил­лиг­ри­мов, для ко­то­рых труд был выс­шей ре­ли­ги­оз­ной цен­но­стью, по се­го­дняш­ний день, уме­ние де­лать Де­ло - выс­шая оцен­ка че­ло­ве­че­ских ка­честв, да­же ес­ли это де­ло уго­лов­ное, пре­ступ­ное. В об­ще­ст­вен­ном соз­на­нии ус­пеш­ный пре­ступ­ник-про­фес­сио­нал та­кой же биз­нес­мен, как и лю­бой дру­гой, он че­ло­век Де­ла. Что не вы­зы­ва­ет ува­же­ние у об­ще­ст­ва, так это от­сут­ст­вие про­фес­сио­на­лиз­ма, хва­та­тель­ный реф­лекс уличного вора вы­зы­ва­ет толь­ко пре­зре­ние.

В филь­ме "Кре­ст­ный отец", гла­ва италь­ян­ской Ма­фии, Кар­ле­о­не, объ­яс­ня­ет сво­им со­рат­ни­кам, что Ма­фия (ее италь­ян­ское на­зва­ние Ко­за Но­ст­ра - На­ше Де­ло), это не шай­ка улич­ных во­ри­шек, это биз­нес в сфе­ре сер­ви­са, ко­то­рый по­тре­би­тель не мо­жет по­лу­чить че­рез ле­галь­ные ка­на­лы. Пуб­ли­ка хо­чет сек­са, сво­бод­ный дос­туп к ко­то­ро­му пе­ре­крыт за­ко­ном. Она его по­лу­чит. Мгно­вен­ное по­лу­че­ние де­неж­ных зай­мов, ми­нуя за­тяж­ную бю­ро­кра­ти­че­скую про­це­ду­ру бан­ка, ра­зу­ме­ет­ся, под ог­ром­ные про­цен­ты. Воз­вра­ще­ние дол­гов ку­ла­ком и пис­то­ле­том, которые в суде потребуют мно­го­лет­них и час­то без­ре­зуль­тат­ных про­цес­сов. Су­ще­ст­ву­ет по­треб­ность уб­рать вра­га, кон­ку­рен­та, не­же­ла­тель­но­го сви­де­те­ля, мафия вам поможет.

Ме­недж­мент кор­по­ра­ции Кар­ле­о­не ана­ли­зи­ру­ет эф­фек­тив­ность и про­дук­тив­ность вло­же­ний средств и ра­бо­чей си­лы, и де­ла­ет это с той же тща­тель­но­стью и про­фес­сио­на­лиз­мом, как и лю­бая дру­гая кор­по­ра­ция.

Пре­ступ­ность су­ще­ст­ву­ет в лю­бой стра­не ми­ра, но вос­при­ни­ма­ет­ся обществом по-раз­но­му. Аме­ри­кан­ский под­ход де­мон­ст­ри­ру­ет на­цио­наль­ный при­ори­тет - уважение эф­фек­тив­ности и про­из­во­ди­тель­ности лю­бо­го тру­да. Ор­га­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность - это не сбо­ри­ще мел­ких во­ри­шек, тас­каю­щих все что пло­хо ле­жит, ган­г­стер­ские кла­ны по­строе­ны на прин­ци­пе со­ци­аль­ной ие­рар­хии, же­лез­ной кор­по­ра­тив­ной дис­ци­п­ли­ны, спе­циа­ли­за­ции тру­да и соз­да­нии рын­ка сбы­та. Это биз­нес, де­ло, тре­бую­щее пол­ной от­да­чи и про­фес­сио­на­лиз­ма.

Ко­гда по­сле раз­ва­ла Со­вет­ско­го Сою­за в США поя­ви­лись рос­сий­ские уго­лов­ни­ки, они пы­та­лись вой­ти в кон­такт с италь­ян­ской ма­фи­ей, но, ока­за­лось, что един­ст­вен­ная про­фес­сио­наль­ная ра­бо­та, ко­то­рые они бы­ли спо­соб­ны вы­пол­нять для пре­ступ­ной кор­по­ра­ции, бы­ли толь­ко мок­рые де­ла, за­каз­ные убий­ст­ва. Во всем ос­таль­ном они не со­от­вет­ст­во­ва­ли тре­бо­ва­ни­ям от­ла­жен­но­го, пла­но­во­го ве­де­ния уго­лов­но­го хо­зяй­ст­ва, они не мог­ли ра­бо­тать в ор­га­ни­за­ции. Рус­ские бан­ди­ты - это не ган­г­сте­ры, го­во­ри­ли нью-йорк­ские ма­фио­зо, это раз­нуз­дан­ная шай­ка улич­ных ху­ли­га­нов.

Биз­нес, как на­цио­наль­ная идея, пре­вра­тил Аме­ри­ку в эко­но­ми­че­ско­го ли­де­ра за­пад­но­го ми­ра и, вме­сте с рос­том эко­но­ми­ки рос­ла и пре­ступ­ность. Пре­ступ­ность не­отъ­ем­ле­мая часть эко­но­ми­че­ско­го про­цес­са и пре­ступ­ный под­ход наи­бо­лее эко­но­ми­че­ски оп­рав­дан, так как в нем до­хо­ды зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ют вкла­ды. Ле­галь­ный биз­нес рас­счи­ты­ва­ет на 10% при­бы­лей, не­ле­галь­ный на сот­ни и ты­ся­чи про­цен­тов.

Лю­ди боль­ше бо­ят­ся ин­ди­ви­ду­аль­ной пре­ступ­но­сти, чем пре­ступ­но­сти ор­га­ни­зо­ван­ной. Ог­раб­ле­ние, на ули­це или в до­ме, с его вне­зап­но­стью и кон­крет­но­стью, за­пе­чат­ле­ва­ет­ся в па­мя­ти. Ог­раб­ле­ние мил­лио­нов в те­че­нии мно­гих лет бан­ка­ми, стра­хо­вы­ми кам­па­ния­ми, кор­по­ра­ция­ми, или в ре­зуль­та­те бир­же­вых ма­хи­на­ций, про­хо­дит без вся­ко­го дра­ма­тиз­ма, хо­тя эф­фект и раз­ме­ры ор­га­ни­зо­ван­но­го гра­бе­жа не­со­пос­та­ви­мы с мел­ким, в де­неж­ном вы­ра­же­нии, улич­ным ог­раб­ле­ни­ем.

Вы мо­же­те по­те­рять день­ги, ка­кую-то часть сво­его иму­ще­ст­ва в ре­зуль­та­те гра­бе­жа, но не по­те­ряе­те все­го то­го, что вы на­ко­пи­ли в те­че­нии жиз­ни. Ор­га­ни­зо­ван­ный гра­беж, про­во­ди­мый кор­по­ра­ция­ми, пре­вра­тит вас в ни­ще­го.

В от­ли­чии от ин­ди­ви­ду­аль­ной пре­ступ­но­сти, пре­сту­п­ле­ния кор­по­ра­ций со­вер­ша­ют­ся ор­га­ни­за­ци­ей. Пре­сту­п­ле­ния кор­по­ра­ций при­ня­то на­зы­вать "бе­ло­во­рот­нич­ко­вой пре­ступ­но­стью". Тер­мин как бы пред­по­ла­га­ет, что пре­сту­п­ле­ния со­вер­ша­ют­ся от­дель­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми кор­по­ра­ций. Но бе­ло­во­рот­нич­ко­вая пре­­­­с­т­у­­п­ность от­ли­ча­ет­ся от ин­ди­ви­ду­аль­ной, улич­ной, ог­ром­ны­ми сум­ма­ми, ко­то­ры­ми она ма­ни­пу­ли­ру­ет, а это воз­мож­но лишь при ис­поль­зо­ва­нии тех че­ло­ве­че­ских и тех­но­ло­ги­че­ских ре­сур­сов, ко­то­рые мо­жет пре­дос­та­вить толь­ко ор­га­ни­за­ция. Ин­ди­ви­ду­аль­ная ини­циа­ти­ва мо­жет при­нес­ти лишь кро­хи. По­это­му пра­виль­ный тер­мин не беловоротничковая преступность, а тот, ко­то­рый при­ме­ня­ет­ся по от­но­ше­нии к ма­фии, "ор­га­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность". Не­да­ром, в оби­ход­ной ре­чи, круп­ные кор­по­ра­ции на­зы­ва­ют - ма­фия неф­тя­ни­ков, ма­фия вра­чей, проф­со­юз­ная ма­фия.

Гран­ди­оз­ные афе­ры по­след­них де­ся­ти­ле­тий сде­ла­ли все­мир­но из­вест­ны­ми име­на фи­нан­си­стов Ива­на Бо­ев­ски, Майк­ла Мил­ке­на, Чарль­за Кит­тин­га. До их аре­ста аме­ри­кан­ская прес­са пре­под­но­си­ла эти име­на как об­раз­цы на­уч­но­го ме­недж­мен­та, их на­зы­ва­ли фи­нан­со­вы­ми ге­ния­ми, ти­та­на­ми Боль­шо­го Биз­не­са, ими вос­хи­ща­лись мил­лио­ны. Они, дей­ст­ви­тель­но, бы­ли та­лант­ли­вы­ми ор­га­ни­за­то­ра­ми ра­бо­ты ог­ром­но­го ап­па­ра­та кор­по­ра­ций, и ты­ся­чи ря­до­вых ра­бот­ни­ков уча­ст­во­ва­ли в про­ве­де­нии ги­гант­ских афер, что и сде­ла­ло воз­мож­ным ог­раб­ле­ние пуб­ли­ки в гран­ди­оз­ных мас­шта­бах.

Ко­гда на су­де Майк­ла Мил­ке­на спро­си­ли, по­че­му он об­ма­нул не толь­ко мил­лио­ны вклад­чи­ков, но и сво­их бли­жай­ших дру­зей, он от­ве­тил, - "Ес­ли я не бу­ду де­лать день­ги на сво­их друзь­ях, на ком же я их бу­ду де­лать". Для ис­тин­но­го биз­нес­ме­на не толь­ко бе­зы­мян­ная пуб­ли­ка, но и его род­ст­вен­ни­ки и дру­зья так­же сред­ст­во обо­га­ще­ния. От не­го нель­зя ожи­дать ка­кой-ли­бо ло­яль­но­сти по от­но­ше­нию к кон­крет­ным лю­дям, он вер­но слу­жит толь­ко Де­лу.

До­ход Мил­ке­на в 1986 го­ду 296 мил­лио­нов. В 1987 го­ду его за­ра­бо­ток со­ста­вил 550 мил­лио­нов. В ре­зуль­та­те афер Мил­ке­на сот­ни ты­сяч по­те­ря­ли свои сбе­ре­же­ния, мно­гие по­те­ря­ли ра­бо­ту. Майкл Мил­кен по­лу­чил тю­рем­ный срок за свои про­ти­во­за­кон­ные ма­ни­пу­ля­ции на бир­же, был осу­ж­ден так­же и об­ще­ст­вен­ным мне­ни­ем. В пе­ри­од су­да над Майк­лом Мил­кен ста­ла по­пу­ляр­ной иро­ни­че­ская пе­сен­ка:

Я об­дул, всех об­дул

И на­вер­ное вы в гне­ве.

А я рад как ли­са в чу­жом хле­ве.

Уолл-Стрит мой дом род­ной

А вы на­вер­но про­да­ли свой.

Сту­ден­ты шко­лы биз­не­са в уни­вер­си­те­те шта­та Пен­силь­ва­ния со­чи­ни­ли, по то­му же по­во­ду, пе­сен­ку-драз­нил­ку :

Я мух­люю, мух­люю, мух­люю

И гор­до кри­чу как пе­тух.

Вы по­те­ря­ли, а я при­об­рел

Вам не на что жить

А мне на­пле­вать, я бу­ду шу­тить.

По­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та сту­ден­ты шко­лы биз­не­са Пен­силь­ван­ско­го уни­вер­си­те­та нач­нут ра­бо­тать в круп­ных кор­по­ра­ци­ях, и, ес­те­ст­вен­но, ос­та­вят по­за­ди свой юно­ше­ский мак­си­ма­лизм. Са­ма ло­ги­ка ра­бо­ты кор­по­ра­ций вы­ну­дит их под­чи­нить­ся об­щим пра­ви­лам иг­ры. Во мно­гих уни­вер­си­те­тах в обя­за­тель­ную про­грам­му вхо­дит "курс эти­ки биз­не­са", но мож­но ли нау­чить вол­ка пи­тать­ся ово­ща­ми.

Как пи­шет ав­тор на­шу­мев­шей кни­ги "По­че­му мы ве­дем се­бя как аме­ри­кан­цы", - "Ес­ли ка­кой-ли­бо на­ив­ный пред­ста­ви­тель кор­по­ра­тив­ной но­менк­ла­ту­ры бу­дет че­ст­ным в бу­к­валь­ном смыс­ле сло­ва, он не­из­беж­но ока­жет­ся за во­ро­та­ми."

Ря­до­вые ра­бот­ни­ки кор­по­ра­ции, во­вле­чен­ные в ма­хи­на­ции сво­ей кам­па­нии, уча­ст­вуя в об­ма­не и ма­ни­пу­ля­ци­ях сво­его ра­бо­то­да­те­ля при­ни­ма­ют их как не­из­беж­ность, про­тес­то­вать про­тив амо­раль­ной так­ти­ки кам­па­нии оз­на­ча­ет быть вы­бро­шен­ным за во­ро­та и ока­зать­ся в чер­ном спи­ске, все две­ри дру­гих кор­по­ра­ций бу­дут за­кры­ты. Кто хо­чет быть ге­ро­ем? Да­же близ­кие лю­ди и дру­зья на­зо­вут ваш по­сту­пок идио­тиз­мом. И, дей­ст­ви­тель­но, не счи­тай се­бя луч­ше дру­гих, будь как все, ведь это ес­те­ст­вен­ная фор­ма ве­де­ния биз­не­са, не пы­тай­ся пе­ре­де­лать мир.

"Наш иде­ал - боль­шие день­ги. Иде­ал ро­ж­да­ет не­смет­ные пол­чи­ща пре­ступ­ни­ков и они ис­тин­ные ге­рои. У них од­на мо­раль, мо­раль по­бе­ды. Они не ве­рят ни в ка­кие пра­ви­ла, за­ко­ны, нор­мы, по­это­му они по­бе­ж­да­ют все­гда. Их ус­пех до­ка­зы­ва­ет мо­раль­ное пре­вос­ход­ст­во мо­шен­ни­ков над тол­па­ми ве­ря­щих в че­ст­ную иг­ру (fair game) ду­ра­ков.". Р. Милл, клас­сик аме­ри­кан­ской со­цио­ло­гии.

"Се­го­дня, с от­дель­но­го че­ло­ве­ка пол­но­стью сня­та от­вет­ст­вен­ность пе­ред об­ще­ст­вом, "If it feels good, do it.", ес­ли ты че­го-то хо­чешь, де­лай, "Good guy finish last", че­ст­ный че­ло­век при­хо­дит к фи­ни­шу по­след­ним. По­бе­ж­да­ет толь­ко тот, кто иг­ра­ет без пра­вил." Со­цио­лог Тома Керр.

Про­фес­сор ис­то­рии Аме­ри­кан­ско­го уни­вер­си­те­та в Ва­шинг­то­не, Майкл Ка­зин, - "Се­го­дня, ко­гда боль­шин­ст­во ра­бот­ни­ков кор­по­ра­ций яв­ля­ют­ся дер­жа­те­ля­ми ак­ций сво­их ра­бо­то­да­те­лей, и, в той или иной ме­ре, во­вле­че­ны в ма­хи­на­ции сво­их кам­па­ний, у всех воз­ни­ка­ет им­му­ни­тет к по­все­ме­ст­но­му об­ма­ну. На­ша эко­но­ми­ка ста­но­вит­ся все бо­лее де­мо­кра­ти­зи­ро­ван­ной, в ней при­ни­ма­ет ак­тив­ное уча­стие боль­шая часть на­се­ле­ния. Ка­ж­дый, вла­дею­щий да­же ми­ни­маль­ным ко­ли­че­ст­вом ак­ций, чув­ст­ву­ет се­бя уча­ст­ни­ком азарт­ной иг­ры, в ко­то­рой ма­хи­на­ции за кар­точ­ным сто­лом обя­за­тель­ная часть про­цес­са."

Ра­зу­ме­ет­ся, мож­но соз­дать свой соб­ст­вен­ный биз­нес и по­пы­тать­ся в нем быть в нем че­ст­ным, но мо­раль хо­ро­ша для от­но­ше­ний с близ­ки­ми людь­ми, а в биз­не­се, по оп­ре­де­ле­нию, су­ще­ст­ву­ет толь­ко мо­раль ус­пе­ха.

Ус­пех лю­бо­го биз­не­са за­ви­сит от кре­ди­та до­ве­рия пуб­ли­ки, для пуб­ли­ки соз­да­ет­ся при­вле­ка­тель­ный об­раз кор­по­ра­ции, ее че­ст­но­сти, по­ря­доч­но­сти и за­бо­ты о по­тре­би­те­ле, так­же как это де­ла­ет лю­бой ря­до­вой "conman", мо­шен­ник. Мож­но осу­ж­дать мо­шен­ни­ка, за­ле­заю­ще­го в чу­жой кар­ман за от­сут­ст­вие мо­ра­ли, но ма­ло кто ре­ша­ет­ся осу­ж­дать круп­ные кор­по­ра­ции, ко­то­рые от­ли­ча­ют­ся от кар­ман­ни­ка тем, что они не кра­дут, а ве­дут боль­шой биз­нес на вы­со­ком про­фес­сио­на­льном уров­не, опус­то­шая мил­лио­ны кар­ма­нов.

Как пи­сал Марк Твен, - "Ес­ли ты ук­рал $20, ты вор. Ес­ли ты ук­рал $200.000, ты биз­нес­мен. Ес­ли ты ук­рал 2 мил­лио­на, ты фи­нан­сист."

С не­из­беж­ной ре­гу­ляр­но­стью прес­са пуб­ли­ку­ет име­на тех, кто по­пал в по­ле зре­ния за­ко­на, но за­кон не все­ви­дящ, он за­ме­ча­ет толь­ко экс­тре­маль­ные си­туа­ции. Но да­же те фак­ты, ко­то­рые всплы­ва­ют, го­во­рят, что это не ис­клю­че­ние из пра­ви­ла, это пра­ви­ло, из ко­то­ро­го бы­ва­ют ис­клю­че­ния, та­ко­ва прак­ти­ка ра­бо­ты кор­по­ра­ций.

В 2005-2007 го­ду под суд бы­ли от­да­ны 22 круп­ней­шие кор­по­ра­ции стра­ны, сре­ди них - Enron, Xerox, Haliburton, Aol, Time Warner, Kmart, WorldCom. Их ру­ко­во­ди­те­ли за два го­да по­лу­чи­ли зар­пла­ту в об­щей сум­ме 15 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, в то вре­мя как ак­ции их кам­па­ний по­те­ря­ли 500 мил­ли­ар­дов сво­ей стои­мо­сти. Это сум­ма, ко­то­рую по­те­ря­ли вклад­чи­ки, ак­цио­не­ры и по­тре­би­те­ли.

В 2008 го­ду, те кто при­вел гло­баль­ную эко­но­ми­ку на грань кра­ха, ме­нед­же­ры круп­ней­ших кор­по­ра­ций стра­ны, по­лу­чи­ли ком­пен­са­цию за твор­че­ский под­ход к фи­нан­сам - 70 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. А кам­па­ния AIG, обан­кро­тив­шись и по­лу­чив мно­го­мил­ли­ард­ный за­ем от го­су­дар­ст­ва, тут же вы­де­ли­ла бо­ну­сы 160 ме­нед­же­рам, в сред­нем ка­ж­до­му по мил­лио­ну.

Кор­по­ра­тив­ную фи­ло­со­фию чет­ко оп­ре­де­лил один из пер­вых ка­пи­та­нов ин­ду­ст­рии, же­лез­но­до­рож­ный маг­нат Кор­не­ли­ус Ван­дер­бильт в кон­це 19-го ве­ка, ко­то­рый по­сле об­ви­не­ний прес­сы в том, что его кор­по­ра­ция уст­ра­ня­ет кон­ку­рен­тов, уст­раи­вая на их ли­ни­ях же­лез­но­до­рож­ные ка­та­ст­ро­фы с боль­шим чис­лом че­ло­ве­че­ских жертв, - "Мы в этом биз­не­се во­все не для то­го, что­бы слу­жить об­ще­ст­ву, мы в нем по­то­му, что он при­но­сит боль­шие день­ги."

Ка­пи­та­нов ин­ду­ст­рии в 19-ом ве­ке на­зы­ва­ли ба­ро­на­ми-гра­би­те­ля­ми, строя свои ин­ду­ст­ри­аль­ные им­пе­рии, они не стес­ня­лись в сред­ст­вах для дос­ти­же­ния сво­их це­лей, на­ни­ма­ли бан­ди­тов для ох­ра­ны, уг­роз кон­ку­рен­там, за­пу­ги­ва­ния ра­бо­чих, и по­яв­ляю­щие­ся на пус­том мес­те же­лез­ные до­ро­ги, ста­ле­ли­тей­ные за­во­ды, неф­те­до­бы­ваю­щие и пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щие­ся пред­при­ятия соз­да­ва­ли но­вую ин­фра­струк­ту­ру, ком­форт и удоб­ст­ва для масс. По­сте­пен­но ба­ро­ны-гра­би­те­ли при­­о­б­­ре­­тали не толь­ко ува­же­ние, но и вы­зы­ва­ли вос­хи­ще­ние об­ще­ст­ва пе­ред их дос­ти­же­ния­ми. Кто се­го­дня пом­нит как соз­да­ва­лись бо­гат­ст­ва Ван­дер­биль­том, Рок­фел­ле­ром, Мор­га­ном. В биз­не­се ва­жен не путь, не сред­ст­ва, а ре­зуль­тат.

Не­го­до­ва­ние пуб­ли­ки высоким уровнем экономической преступности лишь дань эмо­ци­ям, в сво­ей жиз­нен­ной прак­ти­ке ка­ж­дый сле­ду­ет тем же пра­ви­лам, что и Боль­шой биз­нес. У ря­до­во­го ра­бот­ни­ка тот же ко­декс норм, что и у кор­по­ра­ции, на ко­то­рую он ра­бо­та­ет, он вме­сте с ней уча­ст­ву­ет в соз­да­нии мно­го­мил­ли­ард­ных афер.

Фак­ты о де­ло­вой прак­ти­ке боль­шо­го биз­не­са ста­но­вят­ся из­вест­ны толь­ко во вре­ме­на гром­ких скан­да­лов, и за­тем ис­че­за­ют со стра­ниц прес­сы и эк­ра­нов те­ле­ви­зо­ров. За­то об ин­ди­ви­ду­аль­ных пре­сту­п­ле­ни­ях сред­ст­ва ин­фор­ма­ции со­об­ща­ют еже­днев­но, на пер­вых стра­ни­цах га­зет, те­ле­ви­де­ние по­свя­ща­ет им боль­шую часть ин­фор­ма­ци­он­ных пе­ре­дач.

Ста­ти­сти­ка улич­ных пре­сту­п­ле­ний про­во­дит­ся по­сто­ян­но, и она по­ка­зы­ва­ет мас­шта­бы пре­ступ­но­сти, в ко­то­рой США ли­ди­ру­ет сре­ди дру­гих ин­ду­ст­ри­аль­ных стран. Чис­ло гра­бе­жей на ду­шу на­се­ле­ния в Аме­ри­ке в 5 раз боль­ше чем в Ев­ро­пе. Ко­ли­че­ст­во уби­тых на ду­шу на­се­ле­ния в Со­еди­нен­ных Шта­тах в 2000 го­ду бы­ло в 10 раз боль­ше, чем в Анг­лии.

Су­ще­ст­ву­ет ши­ро­ко рас­про­стра­нен­ное мне­ние, что боль­шую часть пре­сту­п­ле­ний со­вер­ша­ют но­вые им­ми­гран­ты и оно, во мно­гом, под­твер­жда­ет­ся ста­ти­сти­кой.

"При­ня­то счи­тать, что но­вые им­ми­гран­ты при­но­сят вол­ну пре­ступ­но­сти из сво­их стран в Но­вый Свет. Но боль­шая часть им­ми­гран­тов бы­ли за­ко­но­пос­луш­ны в сво­их стра­нах. Ес­ли они на­ру­ша­ют за­ко­ны, то, в ос­нов­ном, бла­го­да­ря об­щим ус­ло­ви­ям жиз­ни и нрав­ст­вен­ной ат­мо­сфе­ре сво­ей но­вой стра­ны. Без­за­ко­ние бы­ло и есть наи­бо­лее ха­рак­тер­ное ка­че­ст­во аме­ри­кан­ской жиз­ни." Джон Адамс Трус­лоу, по­то­мок се­мьи Адамс, дав­шей стра­не двух пре­зи­ден­тов и не­сколь­ких вы­даю­щих­ся по­ли­ти­че­ских ли­де­ров стра­ны.

Эту за­ко­но­мер­ность от­ме­тил и кри­ми­но­лог Сю­зер­ленд в 30-ые го­ды. Ис­сле­дуя при­чи­ны пре­ступ­но­сти в Го­но­лу­лу, он об­на­ру­жил, что япон­ская об­щи­на, жи­ву­щая замк­ну­той жиз­нью внут­ри сво­его эт­ни­че­ско­го гет­то, име­ла са­мый низ­кий уро­вень пре­ступ­но­сти. Там, где япон­цы жи­ли и ра­бо­та­ли, сме­шав­шись с ос­нов­ным на­се­ле­ни­ем, уро­вень пре­сту­п­ле­ний был наи­бо­лее вы­сок.

На­чи­ная с се­ре­ди­ны 19-го ве­ка по се­го­дняш­ний день Аме­ри­ка аб­сор­би­ро­ва­ла десятки мил­лио­нов им­ми­гран­тов. Наи­бо­лее ус­пеш­ны­ми сре­ди них бы­ли те эт­ни­че­ские груп­пы, ко­то­рые бы­ли спо­соб­ны соз­да­вать свои ор­га­ни­за­ции, про­фес­сио­наль­ные сою­зы, сою­зы биз­нес­ме­нов и ма­фи­оз­ные "се­мьи". Ма­фи­оз­ные груп­пы - италь­ян­цы, ир­ланд­цы, ев­реи, а позд­нее вьет­нам­ская, ки­тай­ская, до­ми­ни­кан­ская и мек­си­кан­ская ма­фии, от­ли­ча­лись от всех дру­гих, ле­галь­ных объ­е­ди­не­ний им­ми­гран­тов тем, что да­ва­ли им­ми­гран­там зна­чи­тель­но боль­шие воз­мож­но­сти для эко­но­ми­че­ско­го рос­та.

Им­ми­гран­ты, яв­ля­ясь объ­ек­том бес­по­щад­ной экс­плуа­та­ции и субъ­ек­том не­до­ве­рия и уни­же­ний со сто­ро­ны ко­рен­ных жи­те­лей стра­ны, ви­де­ли в аме­ри­кан­ских за­ко­нах, ле­га­ли­зую­щих на­ру­ше­ние их гра­ж­дан­ских прав, сво­его вра­га, а в ма­фии за­щит­ни­ка. Им­ми­гран­ты пред­по­чи­та­ли тре­тей­ский суд кре­ст­ных от­цов-godfathers офи­ци­аль­но­му аме­ри­кан­ско­му су­ду.

Ма­фия, вме­сто без­душ­но­го и час­то при­стра­ст­но­го к им­ми­гран­там аме­ри­кан­ско­го су­да и по­ли­ции, пред­ла­га­ла "се­мей­ный под­ход". Ма­фия рас­пре­де­ля­ла ра­бо­чие мес­та, и в, не­ко­то­рых слу­ча­ях, ор­га­ни­зо­вы­ва­ла по­мощь боль­ным и бед­ным. Ма­фия соз­да­ва­ла, та­ким об­ра­зом, мас­со­вую под­держ­ку в сво­их им­ми­грант­ских гет­то. Так­же, как это де­ла­ют круп­ные кор­по­ра­ции, жерт­вуя ог­ром­ные сум­мы на бла­го­тво­ри­тель­ные це­ли. Биз­нес ну­ж­да­ет­ся в об­ще­ст­вен­ном пре­сти­же.

Им­ми­грант в оди­ноч­ку был ли­шен воз­мож­но­сти ис­поль­зо­вать пре­иму­ще­ст­ва аме­ри­кан­ской де­мо­кра­тии, лич­ную сво­бо­ду, вы­со­кую со­ци­аль­ную мо­биль­ность и сла­бость го­су­дар­ст­ва. Ма­фия же мог­ла эф­фек­тив­но поль­зо­вать­ся пре­иму­ще­ст­ва­ми сво­бод­но­го рын­ка и гра­ж­дан­ских сво­бод, по­то­му что об­ла­да­ла си­лой и влия­ни­ем, она бы­ла ор­га­ни­за­ци­ей в чьих ру­ках ска­п­ли­ва­лись ог­ром­ные де­неж­ные сред­ст­ва, са­мый мощ­ный ин­ст­ру­мент биз­не­са и по­ли­ти­ки. Ле­галь­ные же ор­га­ни­за­ции им­ми­гран­тов, как пра­ви­ло, бы­ли ма­ло­эф­фек­тив­ны, они су­ще­ст­во­ва­ли на ми­зер­ные сум­мы в ви­де член­ских взно­сов.

Для им­ми­грант­ских ма­фий об­раз­ца­ми ве­де­ния биз­не­са бы­ли круп­ные кор­по­ра­ции, ис­поль­зуя те же ор­га­ни­за­ци­он­ные прие­мы в ак­ку­му­ля­ции бо­гат­ст­ва они соз­да­ва­ли влия­тель­ные пре­ступ­ные син­ди­ка­ты с до­хо­дом в сот­ни мил­лио­нов дол­ла­ров.

"Кре­ст­ный Отец" по­ка­зы­ва­л италь­ян­ские се­мьи, бе­жав­шие из сво­ей стра­ны от на­си­лия, кор­руп­ции и экс­плуа­та­ции. У них, в сво­ей стра­не, не бы­ло воз­мож­но­стей под­нять­ся с со­ци­аль­но­го дна, так как не­под­виж­ная со­ци­аль­ная струк­ту­ра Ита­лии 19-го ве­ка за­кре­п­ля­ла все при­ви­ле­гии за клас­сом ленд­лор­дов, вклю­чая и си­ци­лий­скую ма­фию, за­щи­щав­шую ин­те­ре­сы круп­ных зем­ле­вла­дель­цев.

В но­вой стра­не, не­смот­ря на то что им­ми­гран­ты по­па­да­ют на то же со­ци­аль­ное дно, у них, тем не ме­нее, есть шан­сы вос­поль­зо­вать­ся воз­мож­но­стя­ми сво­бо­ды ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва и наи­бо­лее энер­гич­ные, ам­би­ци­оз­ные, и спо­соб­ные ид­ти на риск, вы­би­ра­ют пре­ступ­ные фор­мы биз­не­са, по­то­му что они пре­дос­тав­ля­ют са­мый ко­рот­кий путь к эко­но­ми­че­ско­му ус­пе­ху.

В сред­не­ве­ко­вье низ­шие клас­сы ви­де­ли в раз­бой­ни­ках, как, на­при­мер, в Ро­бин Гу­де, си­лу, в ка­кой-то сте­пе­ни вос­ста­нав­ли­ваю­щую со­ци­аль­ную спра­вед­ли­вость. Ор­га­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность в Аме­ри­ке во­все не рас­смат­ри­ва­ет се­бя как ор­га­ни­за­цию бор­цов за спра­вед­ли­вость. Так­же, как и дру­гие де­ло­вые кор­по­ра­ции, они уча­ст­ву­ют в кон­ку­рент­ной борь­бе, азарт­ной и час­то опас­ной иг­ре с вы­со­ки­ми став­ка­ми. В борь­бе за ус­пех, за Аме­ри­кан­скую Меч­ту.

До по­яв­ле­ния филь­ма "Кре­ст­ный Отец" ган­г­стер­ские филь­мы бы­ли един­ст­вен­ным жан­ром, в ко­то­ром до­пус­ка­лось от­сут­ст­вие хэп­пи-эн­да. Ган­г­стер в кон­це филь­ма по­ги­бал. В этом бы­ла ди­дак­ти­ка филь­ма, нель­зя до­бить­ся ус­пе­ха вне ле­га­ли­зо­ван­ных ка­на­лов. Прав­да, са­ма жизнь не под­твер­жда­ла эту ис­ти­ну.

Ог­ром­ный эко­но­ми­че­ский ус­пех ма­фии во вре­мя Су­хо­го за­ко­на при­нес ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти не­бы­ва­лый ра­нее пре­стиж. Су­хой За­кон пре­вра­тил шай­ки ган­г­сте­ров, до­бы­вав­ших сред­ст­ва су­ще­ст­во­ва­ния мел­ким гра­бе­жом, шан­та­жом и вы­мо­га­тель­ст­вом, в ме­нед­же­ров ог­ром­но­го биз­не­са.

В 1920 го­ду, с вве­де­ни­ем Сухого за­ко­на, вся ин­ду­ст­рия про­из­вод­ст­ва ал­ко­голь­ных на­пит­ков пе­ре­стала су­ще­ст­во­вать, но спрос не толь­ко не ис­чез, он уве­ли­чил­ся. Бур­ные Два­дца­тые го­ды бы­ли вре­ме­нем пре­ус­пея­ния для боль­шин­ст­ва на­се­ле­ния, и спрос на все ви­ды уве­се­ле­ний рез­ко под­нял­ся. Для то­го что­бы от­ве­тить на за­про­с пуб­ли­ки не­об­хо­ди­мо бы­ло за­но­во, с ну­ля, соз­дать ви­но-во­доч­ную ин­ду­ст­рию. Для это­го нуж­на бы­ла ог­ром­ная ар­мия ра­бо­чей си­лы, не­об­хо­ди­мо бы­ло обо­ру­до­ва­ние, транс­порт по доставке товара, сис­те­ма про­даж, под­держ­ка биз­не­са по­ли­цей­ским ап­па­ра­том, и ра­зу­ме­ет­ся ох­ра­на всей ин­фра­струк­ту­ры. На тер­ри­то­рии всей стра­ны в ох­ра­не уча­ст­во­ва­ло при­бли­зи­тель­но око­ло де­ся­ти ты­сяч "сол­дат" Ма­фии. В про­из­вод­ст­ве, транс­пор­ти­ров­ке и про­да­жах 2 мил­лио­на. Это был ог­ром­ный, хо­ро­шо от­ла­жен­ный биз­нес, дей­ст­вую­щий точ­но так­же как лю­бая круп­ная кор­по­ра­ция.

По­сле от­ме­ны Су­хо­го За­ко­на Ма­фия ста­ла ин­ве­сти­ро­вать на­ко­п­лен­ные ка­пи­та­лы в кон­троль ле­галь­ных сфер ин­ду­ст­рии, пе­ре­воз­ки, строи­тель­ст­во, убор­ка му­со­ра, а в по­сле­во­ен­ное вре­мя и ­л­­е­­­­га­­ли­­зов­анных азарт­ных игр, что пре­­вр­а­­тило Ма­фию в од­ну из круп­ней­ших кор­по­ра­ций стра­ны.

Ус­пех Ма­фии, эко­но­ми­че­ский ус­пех ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти, был, во мно­гом, под­твер­жде­ни­ем то­го, что в ус­ло­ви­ях кон­ку­рен­ции толь­ко ор­га­ни­за­ция, кор­по­ра­ция мож­ет до­бить­ся ре­аль­но­го, ося­зае­мо­го ус­пе­ха. Пе­ред от­дель­ным пред­при­ни­ма­те­лем об­ще­ст­во ста­вит не­ис­чис­ли­мые барь­е­ры, и осо­бен­но для им­ми­гран­та. Толь­ко ор­га­ни­за­ция в лю­бой сфе­ре биз­не­са, будь это биз­нес ле­галь­ный или кри­ми­наль­ный, га­ран­тия по­бе­ды.

Спо­соб­ность ган­г­стер­ских со­об­ществ соз­да­вать слож­ные ор­­­­г­­а­­­н­и­­­з­ац­ионные струк­ту­ры биз­­­­н­еса, на­хо­дить в нем но­вые пу­ти, и му­же­ст­во в ус­ло­ви­ях уг­ро­зы тю­рем­но­го сро­ка или убий­ст­ва кон­ку­рен­та­ми, не мо­жет не вы­зы­вать ува­же­ния у аме­ри­кан­ца, вос­пи­тан­но­го на идее - "Де­ло, биз­нес пре­ж­де все­го".

Ма­фио­зо ок­ру­жен ро­ман­ти­че­ским оре­о­лом, он, не­смот­ря на опас­ность, на­ру­ша­ет за­кон что­бы до­бить­ся то­го же, че­го хо­тят все за­ко­но­пос­луш­ные гра­ж­да­не стра­ны, ус­пе­ха. В от­ли­чии от них, он иде­т к сво­ей це­ли в ус­ло­ви­ях вы­со­ко­го рис­ка и до­би­ва­ет­ся эко­но­ми­че­ско­го ус­пе­ха и бла­го­по­лу­чия сво­ей се­мьи. А ус­пех и бла­го­по­лу­чие се­мьи и есть фун­да­мен­таль­ные прин­ци­пы аме­ри­кан­ской жиз­ни. Что не про­ща­ет­ся - по­ра­же­ние в борь­бе за ус­пех и пре­да­тель­ст­во ин­те­ре­сов се­мьи.

Италь­ян­ская ма­фия - это наи­бо­лее из­вест­ная часть ми­ра ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти, но ее чис­лен­ность, по оцен­ке ФБР, не бо­лее 10,000 че­ло­век. Ко­ли­че­ст­во же ин­ди­ви­ду­аль­ных уго­лов­ных дел, хра­ня­щих­ся в ин­фор­ма­ци­он­ной ба­зе дан­ных Ми­ни­стер­ст­ва юс­ти­ции, со­став­ля­ет 50 мил­лио­нов.

Боль­шая их часть свя­за­на с пре­сту­п­ле­ния­ми, ис­поль­зую­щи­ми на­си­лие, а на­си­лие бы­ло ши­ро­ко распространенным с мо­мен­та ос­но­ва­ния стра­ны. Как гла­сит ста­рый и веч­но но­вый ло­зунг - "Violence as American as the apple pie", на­си­лие та­кое же ти­пич­ное для Аме­ри­ки блю­до, как яб­лоч­ный пи­рог.

Ис­то­ри­че­ски, аг­рес­сив­ность аме­ри­кан­ца след­ст­вие про­тес­тант­ской док­три­ны - идея борь­бы с при­ро­дой, вне и внут­ри че­ло­ве­ка. На прин­ци­пе борь­бы всех со все­ми по­строе­на вся эко­но­ми­че­ская ци­ви­ли­за­ция, а ши­ро­кая пре­ступ­ность лишь след­ст­вие это­го прин­ци­па. Не­да­ром со­цио­лог Да­ни­ел Белл на­звал свою ра­бо­ту об ис­то­ках пре­ступ­но­сти в США "Crime is the American way of life", пре­ступ­ность - это аме­ри­кан­ский об­раз жиз­ни.

Этот об­раз жиз­ни на­чал скла­ды­вать­ся в на­чаль­ном пе­рио­де ста­нов­ле­ния аме­ри­кан­ской ин­ду­ст­рии, "The gospel of money was a gospel of violence", мо­лит­ва о день­гах бы­ла мо­лит­вой на­си­лия, пи­сал Алек­сис То­к­виль об этом вре­ме­ни, пер­вой тре­ти 19-го ве­ка.

В ро­ма­не "Мар­­ти­н Чел­­зви­к" Дик­кенс опи­сы­ва­ет, по его оп­ре­де­ле­нию, ти­пич­но­го аме­ри­кан­ца этой эпо­хи, Ган­ни­ба­ла Чол­ло­па, - "Сей дос­то­поч­тен­ный джент­ль­мен но­сит в кар­ма­нах сво­его сюр­ту­ка не­сколь­ко ре­воль­ве­ров, и на поя­се ог­ром­ный нож, ко­то­рый он лас­ко­во на­зы­ва­ет "По­тро­ши­тель", а свою саб­лю, не ме­нее неж­но, "Ще­ко­тун". Он сла­вит­ся сво­ей га­лант­но­стью. Oдин из эпи­зо­дов ее про­яв­ле­ния опи­сы­ва­ли ме­ст­ные га­зе­ты, ко­гда мис­тер Чол­лоп, с при­су­щим ему изя­ще­ст­вом, саб­лей про­ткнул глаз сво­ему оп­по­нен­ту."

Борьба за богатства приобрела еще больший накал в пе­рио­д ос­вое­ния Ди­ко­го За­па­да, где создавались новые индустриальные империи, началом роста которых стали новые железные дороги, связавшие восточное побережье с западным. Вла­дель­цы же­лез­ных до­рог уст­раи­ва­ли ка­та­ст­ро­фы на ли­ни­ях кон­ку­рен­тов, вла­дель­цы за­во­дов на­ни­ма­ли бан­ди­тов для за­пу­ги­ва­ния ра­бо­чих и по­дав­ле­ния ста­чек, проф­сою­зы на­ни­ма­ли дру­гих бан­ди­тов для сдер­жи­ва­ния бан­ди­тов, на­ня­тых хо­зяе­ва­ми.

Это бы­ла не­пре­ры­ваю­щая­ся вой­на всех со все­ми, лю­ди уби­ва­ли друг дру­га за зем­лю, во­ду, руд­ни­ки. За­кон­чив унич­то­же­ние ин­дей­цев и по­лу­чив зем­лю, ков­бои-ско­то­во­ды и фер­ме­ры на­ча­ли не­пре­рыв­ную вой­ну дру­гу с дру­гом. Дос­та­точ­но по­смот­реть не­сколь­ко ков­бой­ских филь­мов, что­бы уви­деть тот ог­ром­ный на­кал вой­ны всех со все­ми за бо­гат­ст­во, в ка­кой бы фор­ме оно не во­пло­ща­лось.

В филь­ме, "Ones upon a time in the West", Од­на­ж­ды на Далеком За­па­де, по­ка­зы­ва­ет­ся как бан­да ма­ро­де­ров, гра­бя­щих по­сел­ки на но­вых тер­ри­то­ри­ях, на­чи­на­ет стро­ить же­лез­ную до­ро­гу, до­ро­га мо­жет при­нес­ти им не слу­чай­ную и дос­та­точ­но мел­кую до­бы­чу, до­ро­га мо­жет сде­лать ка­ж­до­го из них мил­лио­не­ром и рес­пек­та­бель­ным джент­ль­ме­ном. Они не толь­ко уби­ва­ют кон­ку­рен­тов, терроризируют фер­ме­ров и ков­бо­ев, захватывая те участки, по которым должна пройти будущая же­лез­ная до­ро­га. Они, засучив рукава, начинают строить дорогу в по­те ли­ца и, в будущем, эта ра­зу­да­лая и бес­кон­троль­ная воль­ни­ца в грязных отрепьях превратиться в респектабельных джентльменов в бе­ло­снеж­ных, на­крах­ма­лен­ных ру­баш­ках и фра­ках от модных портных.

Пре­вра­ще­ние бан­ди­тов в ме­нед­же­ров кор­по­ра­ций про­ис­хо­ди­ло и в пост­со­вет­ской Рос­сии, что бы­ло еще бо­лее эф­фект­но, так как за­ня­ло не не­сколь­ко де­ся­ти­ле­тий, как в США, а все­го лишь не­сколь­ко лет. Пси­хо­ло­гия и эти­че­ские нор­мы но­вых хо­зя­ев жиз­ни, со­от­вет­ст­во­ва­ла прак­ти­ке "пер­во­на­чаль­но­го на­ко­п­ле­ния ка­пи­та­ла". Пе­ре­ход из во­ров­ской ма­ли­ны в рес­пек­та­бель­ный офис по­тре­бо­вал не толь­ко сме­ны ко­­­­ж­а­но­й курт­ки на кос­­­тю­м от Кар­де­на, сме­нил­ся так­же прин­цип ве­де­ния дел, от дел "мок­рых", к "су­хой" бю­ро­кра­ти­че­ской про­це­ду­ре, внут­ри ко­то­рой тре­бо­ва­лись уже не си­ло­вые прие­мы, а слож­ная сис­те­ма об­ма­на и ма­ни­пу­ля­ций.

Бандит-братан в 90-ые годы превратился из парии советского времени, в героя новой жизни. В последнее же десятилетие его престиж еще больше возрос, в костюме от Кардена он стал еще более привлекателен. Тем не менее, пока еще существуют многовековые традиции, которые не позволяют бандиту занять то место в российской жизни, которое он занимает в американском общественным сознании.

На­ру­ши­тель за­ко­на, пре­ступ­ник, в аме­ри­кан­ской ис­то­рии был все­гда, во все времена, был бо­лее по­пу­ляр­ным ге­ро­ем, чем го­су­дар­ст­вен­ные дея­те­ли, биз­нес­ме­ны или лю­ди ис­кусств. Он во­пло­щал ин­ди­ви­ду­аль­ную сво­бо­ду, до­ве­ден­ную до ло­ги­че­ско­го кон­ца. Ган­г­сте­ры, кил­ле­ры и се­рий­ные убий­цы ста­но­ви­лись куль­то­вы­ми фи­гу­ра­ми. Во мно­гих рай­онах стра­ны мож­но най­ти му­зеи, по­свя­щен­ные на­цио­наль­ным ге­ро­ям, само их название достаточно выразительно - "За­лы сла­вы вы­даю­щих­ся гра­би­те­лей". Об их жиз­ни и дея­тель­но­сти на­пи­са­ны ты­ся­чи книг и сня­ты сот­ни ки­но­филь­мов.

Аме­ри­кан­ская пуб­ли­ка, в сво­ем боль­шин­ст­ве, не зна­ет ис­то­рии сво­ей стра­ны, не зна­ет имен боль­шин­ст­ва пре­зи­ден­тов, не го­во­ря уже о ми­ро­вой ис­то­рии, но та­кие име­на, как Бил­ли Кид, Джес­си Джеймс, Бен­ни и Клайд, Прет­ти Бой Флойд, Ма Бэк­кер, Джон Дил­линд­жер, Ал Ка­по­нэ, Леп­ке-Бу­хал­тер, Багс Мо­ран, Баг­си Си­гель, эти име­на зна­ют все.

Гол­ли­вуд соз­дал множество филь­мов о ве­ли­ких ган­г­сте­рах, им по­свя­ще­ны ты­ся­чи книг и ис­сле­до­ва­ний их жиз­ни, мно­го­том­ные тру­ды рас­ска­зы­ва­ют в под­роб­ней­ших де­та­лях об их жиз­ни. Толь­ко об од­ном из них, Бил­ле Ки­де, бы­ло сня­то бо­лее два­дца­ти филь­мов. Ле­ген­да об от­важ­ном, бес­страш­ном бан­ди­те бы­ла уве­ко­ве­че­на. По сви­де­тель­ст­ву тех, кто с ним встре­чал­ся, это был ху­дой ко­ро­тыш­ка с по­ка­ты­ми, бабь­и­ми пле­ча­ми, гни­лы­ми зу­ба­ми, и вы­гля­дел пол­ным де­ге­не­ра­том. Ка­ким он был в ре­аль­ной жиз­ни не име­ет осо­бо­го зна­че­ния. Бил­ли Кид, как и мно­гие дру­гие бан­ди­ты его вре­ме­ни, вна­ча­ле 20-го ве­ка, в гла­зах об­ще­ст­ва бы­ли сим­­­­­­­­­­в­олом, сим­­­­­­­­­­в­олом про­ти­во­стоя­ния ин­ди­ви­да но­во­му ин­ду­ст­ри­аль­но­му об­ще­ст­ву, где толь­ко при­над­леж­ность к ор­га­ни­за­ции, кар­те­лю, кор­по­ра­ции да­ет шан­сы на ус­пех.

Те­ле­ви­зи­он­ная се­рия "Melrose Place" 90-ых го­дов, од­на из са­мых ус­пеш­ных, по­ка­зы­ва­ла груп­пу мо­ло­дых про­фес­сио­на­лов, ра­бот­ни­ков кор­по­ра­ции, строя­щих свою карь­е­ру на об­ма­не и поль­зую­щих­ся все­ми сред­ст­ва­ми, вплоть до вы­мо­га­тель­ст­ва, шан­та­жа и убий­ст­ва, что­бы до­бить­ся сво­ей це­ли. Ге­рои не толь­ко внеш­не при­вле­ка­тель­ны, они обая­тель­ны в про­цес­се сво­их ма­ни­пу­ля­ций. Ус­пех - это не толь­ко на­гра­да за са­мо­от­вер­жен­ный труд - это реа­ли­за­ция всех че­ло­ве­че­ских та­лан­тов.

То, что рань­ше мог­ло шо­ки­ро­вать зри­те­ля, как ска­жем, фра­за ге­роя Майк­ла Ду­гла­са в филь­ме "Wall Street", бир­же­во­го аген­та, не брез­гую­ще­го ни­ка­ки­ми сред­ст­ва­ми, "greed is good", жад­ность пре­крас­на, жад­ность дви­га­ет эко­но­ми­ку стра­ны, се­го­дня ни­ко­го не мо­жет воз­му­тить.

Ге­рои се­го­дняш­не­го ки­не­ма­то­гра­фа, пред­став­лен­ных плея­дой ак­те­ров, Майкл Ду­глас, Джон Мал­ко­вич, Вес­ли Снайпс, Джеймс Спай­дер, не вхо­дят в кон­фликт с об­ще­ст­вом, не ис­пы­ты­ва­ют ни­ка­ких нрав­ст­вен­ных тер­за­ний по по­во­ду амо­ра­лиз­ма сис­те­мы, они про­сто поль­зу­ют­ся те­ми воз­мож­но­стя­ми, ко­то­рое об­ще­ст­во пре­дос­тав­ля­ет.

Идеа­лы 60-ых го­дов, вы­со­кая мо­раль, от­вет­ст­вен­ность пе­ред об­ще­ст­вом, пра­во на лич­ную сво­бо­ду, по­те­ря­ли свою при­вле­ка­тель­ность, ут­ра­ти­ли свой со­ци­аль­ный и мо­раль­ный па­фос. Се­го­дняш­няя прес­са сле­дую­щим об­ра­зом оце­ни­ла фильм шес­ти­де­ся­тых, рас­ска­зы­ваю­щий о вла­дель­це не­за­ви­си­мой га­зе­ты, ко­то­рый, рис­куя сво­им бла­го­по­лу­чи­ем и, в ко­неч­ном сче­те, жиз­нью, пы­та­ет­ся при­влечь к су­ду гла­ву ме­ст­ной ма­фии, под­ку­пив­ше­го боль­шин­ст­во ме­ст­ных по­ли­ти­ка­нов и об­ла­даю­ще­го боль­шей вла­стью, не­же­ли лю­бой биз­нес­мен или по­ли­ти­че­ский дея­тель го­ро­да - это ис­то­рия кон­флик­та ам­би­ций га­зет­чи­ка и ма­фио­зи. Мо­раль­ные ка­те­го­рии, борь­ба до­б­ра со злом, ста­ли вос­при­ни­мать­ся как ана­хро­низм.

Ес­ли счи­тать, что ис­кус­ст­во от­ра­жа­ет наи­бо­лее важ­ные для об­ще­ст­ва во­про­сы жиз­ни, то мас­со­вая куль­ту­ра от­ве­ча­ет на эти во­про­сы, те­ма пре­ступ­но­сти в ней за­ни­ма­ет до­ми­ни­рую­щее ме­сто. Она не толь­ко отвечает на во­прос "Что де­лать?", но и на во­прос "Как де­лать?", но не от­ве­ча­ет на во­прос о со­ци­аль­ных при­чи­нах пре­сту­п­ности. Ис­кус­ст­во, став ин­­­­д­­у­­­ст­­рией раз­вле­че­ний, про­да­ет то­вар на ко­то­рый су­ще­ст­ву­ет ог­ром­ный спрос.

Ни­ко­гда до вто­рой по­ло­ви­ны ХХ ве­ка пре­сту­п­ле­ния не за­ни­ма­ли та­ко­го ог­ром­но­го мес­та в об­ще­ст­вен­ном соз­на­нии и куль­ту­ре, пре­сту­п­ле­ния - цен­траль­ная те­ма га­зет, те­ле­ви­де­ния, ра­дио. По­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во пре­сту­п­ле­ний име­ют один и тот же мо­тив - день­ги. Раз­мах уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ний лишь вер­хуш­ка айс­бер­га, это по­ка­за­тель, ши­ро­ко при­ня­то­го в об­ще­ст­ве, стрем­ле­ния на­хо­дить са­мые ко­рот­кие пу­ти к ус­пе­ху.

Бо­лее двух мил­лио­нов за­клю­чен­ных в аме­ри­кан­ских тюрь­мах - это не­удач­ни­ки, те кто не­спо­со­бен к ма­ни­пу­ля­ции дру­ги­ми и об­ма­ну внут­ри ра­мок за­ко­на. Сис­те­ма пре­дос­тав­ля­ет ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во воз­мож­но­стей имен­но в этой сфе­ре, а это ши­ро­кая твор­че­ская ба­за для са­мо­вы­ра­же­ния, про­яв­ле­ние ин­ди­ви­ду­аль­но­го та­лан­та, иг­ра, в ко­то­рой по­бе­ди­тель са­мо­ут­вер­жда­ет­ся как ак­тив­ный уча­ст­ник де­ло­во­го про­цес­са.

Ав­то­ме­ха­ник оп­ре­де­лит вла­дель­цу ма­ши­ны, вра­чу, не­су­ще­ст­вую­щую про­бле­му в мо­то­ре, ко­то­рая при­не­сет ему наи­боль­шую при­быль. Врач на­зна­чит па­ци­ен­ту, ав­то­ме­ха­ни­ку, тот на­бор не­нуж­ных па­ци­ен­ту тес­тов, ко­то­рый уве­ли­чит его до­ход. Про­да­вец стра­хо­во­го по­ли­са на­вя­жет кли­ен­ту, во­до­про­вод­чи­ку, стра­хов­ку, ко­то­рая ни­че­го не по­кры­ва­ет. А во­до­про­вод­чик, за ми­ни­маль­ную ра­бо­ту в до­ме стра­хо­во­го аген­та, сде­рет с не­го три шку­ры.

В де­ло­вую иг­ру в во­вле­че­ны все слои на­се­ле­ния, все экс­плуа­ти­ру­ют всех. В ди­на­ми­ке пе­ре­хо­да де­неж­ных зна­ков из од­них рук в дру­гие, они ока­зы­ва­ют­ся у наи­бо­лее энер­гич­ных, наи­бо­лее без­за­стен­чи­вых, наи­бо­лее гиб­ких в дос­ти­же­нии лич­но­го ус­пе­ха. Они и дви­га­ют эко­но­ми­ку, уве­ли­чи­вая ее ко­эф­фи­ци­ент дей­ст­вия в це­лом, во всей стра­не.

Кон­ку­рент­ная борь­ба в сво­бод­ной эко­но­ми­ке сфор­ми­ро­ва­ла аме­ри­кан­ский на­цио­наль­ный ха­рак­тер, та­кие его ка­че­ст­ва как энер­гия и уме­ние ге­не­ри­ро­вать но­вые идеи, но­вые ме­то­ды, спо­соб­ность к пре­одо­ле­нию ус­та­рев­ших норм, сме­лость в на­ру­ше­нии об­ще­при­ня­тых за­пре­тов, пре­одо­ле­ние всех фи­зи­че­ских и прак­ти­че­ских гра­ниц, по­иск но­вых не­из­ве­дан­ных пу­тей, сме­лость пер­во­от­кры­ва­те­ля. Эти ка­че­ст­ва на­цио­наль­но­го ха­рак­те­ра так­же и при­чи­на вы­со­ко­го уров­ня пре­ступ­но­сти в США, ре­зуль­тат ши­ро­ких де­мо­кра­ти­че­ских сво­бод, в ко­то­рых вы­рас­та­ют как твор­че­ские си­лы на­ро­да, так и си­ла тех, кто не ог­ра­ни­чи­ва­ет се­бя эт
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Преступление - самый короткий путь к успеху

  • > Раз­мах уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ний лишь вер­хуш­ка айс­бер­га, это по­ка­затель, ши­ро­ко при­ня­то­го в об­ще­ст­ве, стрем­ле­ния на­хо­дить са­мые ко­рот­кие пу­ти к ус­пе­ху. - это касается лишь одной категории - активных, но невежественных граждан. Есть и другая, которая слабовольно, но так же невежественно верит в чужую силу (а не в свою!).
    А как Вы считаете, Михель: если большинство членов общества все-таки научатся использовать свою волю и осознавать свои желания, научатся формировать свои цели и настаивать на них, а не поддаваться на давление и обаяние чужого оперения (харизмы), уменьшит ли это коллекцию собранных в статье фактов исторических и культурных безобразий? Повысит ли, по-вашему, развитие подобных индивидуальных умений граждан общественную мораль и демократические свободы?
     

По теме Преступление - самый короткий путь к успеху

Самый короткий год

Планета 55 Cancri e поставила рекорд по времени обращения вокруг звезды - ее год...
Журнал

Путь к успеху

Ответьте, пожалуйста, на следующий вопрос. Хотите ли вы стать успешным и...
Журнал

Путь к успеху

В определенный момент жизни большинство людей приходит к осознанию того, что...
Журнал

Самый короткий временной интервал

Физики зарегистрировали самый короткий временной интервал из всех встречающихся...
Журнал

Короткий сон

Оказывается, короткий сон способствует развитию интеллекта. Новое открытие...
Журнал

Преступление и наказание

Две британки - Роза Девлин (Rose Devlin) и Денис Эган (Denise Egan) - попытались...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

К чему саморегулируется Земля?
Эзотерика и планета Земля