Философия Красоты и Гармонии

Каждая Эпоха (астрологический Цикл, длящийся две тысячи лет) имеет свое ключевое Слово, действующее как “спираль прободающего света” (О,58). В минувшую Эпоху Рыб – Эпоху Иисуса Христа, Эпоху Распятия и Искупления, таким словом было “Жертва”.
Философия Красоты и Гармонии
(Недаром первая книга Живой Этики – Зов – начинается с притчи о “власти жертвы”, дабы подчеркнуть преемственность единого духовного подвига для всех эпох: Космического Закона Жертвы). Третье тысячелетие, Эпоха Водолея – Эпоха Шамбалы и ее Владыки Христа-Майтрейи (Майтри с санскр. – любовь), Владыки Любви и Сострадания в Духовных Учениях Востока, - своим ключевым словом имеет “Красоту”. Космическую Красоту, проявляющуюся через космичность Общины Духа и Приход Космического Сознания, Космической Любви на Землю (точнее, на ее тонкие планы, ибо, “можно предполагать, что мир низший не переменится. Конечно, эволюция приведет к синтезу Тонкого Мира” (Откр.,1523)). Иначе как понимать следующее пророческое утверждение Живой Этики:

“ Я сказал – Красота.
И в бою, и в победе Я сказал – Красота.
И неудача покрылась Красотою.
И горы зацвели Красотою.
А вы цветы допустите, их допустите – детей.
И склонитесь перед Принесшим ее – Красоту Великого Мира.

Поймите: нет вещей, нет решения, нет гордости, нет покаяния, есть она – Красота.

В ней путь ваш.
И ею Встречу тех, кто дойдет до Меня.
А они уже идут” (Зов, § 333).

“Конечно, синтез Красоты – победа” (Откр., 297). И к нему приходят через главенствующий принцип жизни – космические слияния. “ Все великие принципы подлежат высшим измерениям” (Там же,1297).

“У Врат Нового Мира толпы, но не знают Врат /…/” (Зов, § 236), но Красота – ключ от Врат (“Мое дыхание – ко Красоте дерзание” (Зов,§ 5); “Произнесший “Красота” - спасен будет” (Зов, §174).

Эстетическая проблематика не выделена в отдельную область в духовно-философском Учении Живой Этики, а является частью космологии, символической космогонии, онтологии и гносеологии Учения. Как и вообще основной чертой индийской философии является ее синтетизм: когда любая проблема исследуется одновременно со всех сторон – с точки зрения метафизики, этики, логики, психологии и теории познания, но не порознь, как это делается в западной философии[1]. Восточная традиция изначально не разделяет онтологию и этику, законы материального и духовного мира: реальность есть всецелое бытие и лишь всецелое бытие – реально – основной тезис индийской философии [2].

Однако при непредубежденном философско-эстетическом анализе выясняется, что прочитать (= понять) Живую Этику адекватно можно только и прежде всего в эстетическом ракурсе, метафизически понятом. Эстетическая составляющая Учения образует собой его смысловое поле, духовно-энергетическое пространство и определяет coвокупность элементов, равно и энергий, его ядра. Живая Этика есть Эстетический Логос par excellence, (per se), т.к. эстетические интуиции и ментации не только пронизывают собой все пласты Учения: эзотерический, мифологический, религиозный, философский и научный, но и образуют его эстетический стержень как зиждительное начало (начало тождества в Учении Сердца и Разума), сообщающее свою волю материальному плану. Т.е. эстетическое начало конституируется в Учении как смысло- и системообразующее.

Эстетический дискурс Учения, развитый в этическом ключе и в системе космического эволюционизма, является базисным в рациональном (и в медитативном плане тоже) восприятии Живой Этики как формы “Живого Знания”, которое всегда трансформационно. Ибо не только реципиент работает с текстом, но и Текст, прежде всего, работает на всех трех планах с интегрированной персональностью реципиента, изменяя его энергетику и качество сознания, выстраивая на плане ума души ментальное тело субъекта восприятия.

Итак, исходный постулат нашего анализа: экстремально-эстетическая аура Учения и детальное его изучение в эстетическом ракурсе, позволяют нам утверждать, что Учение Жизни, или Агни-Йога, есть по существу и par excellence метафизическая Философия Красоты, полагающая новые основания последней, или Эстетика Огня (огненного Принципа жизни - принципа трансформации). Эзотерическая традиция в аспекте концепции космической эволюции является ее базовым элементом. Данный вывод основывается на проделанном нами анализе мировоззренческой парадигмы Живой Этики, главной целеполагающей и системообразующей категорией которой является категория Прекрасного – Красоты как метакатегория в эстетической парадигме Учения. Ее текстуальному анализу мы и посвящаем нашу II-ую главу.

Метафизические основания Красоты

“Учение растет спирально, как и все сущее”, - сказано в Живой Этике (АЙ, § 413). И понятие Красоты разворачивается в Учении спирально, в зависимости от расширения сознания субъекта эстетического восприятия: из сферы мирской в - священную, за пределы пяти чувств, как трансцендентной целостности.

И хотя Красота, точнее, красота, и является общеупотребительным понятием, оно тем не менее остается практически не формализуемым и едва ли вербализуется (разве о Несказуемом говорят!). И уж тем более не поддается систематическому выражению, способному лишь профанировать его. Мы только знаем о Ней (Красоте), из Живой Этики и собственного духовного опыта, что Она - “ключ от Высших Сфер” и “аспект Высших Миров”, и “...одна из Космических Основ - Красота – яро и жестоко попирается обыденностью” (ГАЙ, IX, § 211), а в наш век предельной поляризации сознаний, как никогда! И еще Живая Этика сообщает нам, что “Искусство и наука будут ведущими силами эволюции” (ГАЙ,I,26.1), но добавим от себя: только на путях Красоты. “Красота - это понятие (т.е. логическая структура, рациональный принцип, а не иррациональная, ирреальная. - Н.Ш.). - На смене двух Эпох (Эпохи Смешения и Эпохи Разделения, согласно древней авестийской традиции. - Н.Ш.) она дается как Знамя ведущее, как основа строительства Нового Мира, как безошибочный критерий, позволяющий отделить мир старый от Нового, чтобы этот последний созидался на принципе Красоты” (ГАЙ,VIII, § 342).

Итак, Красота есть высшая телеологическая ценность в Учении Живой Этики, обладающая анагогической функцией. Феноменологию Красоты в концепции миров Живой Этики схематически мы можем представить как пирамиду Духовного Мира, восходящий треугольник которой преображается и имеет своим источником Красоту как “цель Космической Эволюции”. “Так путь Красоты сокращает дорогу” (Озарение, § 122).

“Космос направляет мир к овладению Красотою” (Беспредельность, § 178), в которой сокрыты все возможности Гармонии жизни, вся свобода реальности.

“В Красоте явится Беспредельность. В Красоте озарятся учения Искателей духа, в Красоте не убоимся явить правду свободы. В Красоте зажжем сияние каждой капли воды. В Красоте материю претворим в радугу. Нет безобразия, которое не утонет в лучах радуги разложения. Нет оков, которые не разложатся в свободе Красоты. Как найдем слова коснуться мироздания? Как скажем об эволюции форм? Как поднять сознание к изучению оснований? Как подвинуть человечество к научному осознанию миров? Каждое осознание рождается в Красоте” (Озарение.3,V, § 1). Из приведенного фрагмента видно, что красота есть категория Вечности и Свободы, ключевая метафора Культуры как квинтэссенции человеческой деятельности и основание онтологии и гносеологии, но и содержание Истины в системе эзотерической философии Живой Этики, ее базовая конститутивная синтетическая метакатегория.

“Эзотерическая доктрина – единственный хранитель истины”, - учат Махатмы [3]. И у нее есть свой культ – культ Красоты, и она есть “формула Космической Эволюции” в концепции Живой Этики. “Все, что относится к красоте, имеет касательство к Высшим Мирам. Красота – это аспект Высшего Мира. Самый высокий культ служения на Земле и в Мирах – это культ Красоты” (ГАЙ,VII, § 732). И если понятие “Бог” до сих пор многих людей разъединяло, то Красота должна их соединить, ибо не носит рамок конфессиональности. Красота, если так можно выразиться, - Лицо Вечности, ее природа. Красота - закон Бессмертия. И есть вневременная, трансцендентальная, идеальная категория и обобщающая парадигма Живой Этики. “...Конечно, элементы Красоты сосредотачиваются в духе... Красота качеств и накоплений духовных не принадлежит ни смерти, ни уничтожению. Все, что от Красоты, - бессмертно и сопровождает дух в высшие Сферы как его неотъемлемое достояние, собранное им в Чаше (энергетическом центре сердца. - Н.Ш.). Образы Красоты - достояние космическое. Аура планеты украшается ими и служит пищей для всех, кто живет Красотой. ...Тот, кто строит на Красоте и Красотою к Свету идет, и облекается Светом” (ГАЙ,IV,§ 419). Световая (Огненная) природа Красоты неоднократно утверждается в Живой Этике и в данном постулате коррелирует со Средневековой эстетикой Света отцов Церкви, отчасти имея ее своим эстетическим генезисом (в диахроническом порядке, конечно).

Искусство учит пониманию Красоты. “Служение Красоте и искусству есть питание оболочек своих Светом. Даже травы тянутся к Свету, тем более - дух. Значение искусства как питания духа - огромно. Искусству в жизни человеческой можно отвести первенствующее место, через него - Свет. Искусство можно назвать, в его высшем понимании, новой религией человечества (курсив мой. - Н.Ш.). Красота - это купол Великого Храма Жизни. Красота синтетична, ибо может обнять собой все. Можно представить себе, как Красотою оформлены все тела человека (имеется в виду физическое, тонкое, ментальное и огненное тело человека. - Н.Ш.) и как входит она во все его дела, мысли и чувства. Красота - это Свет, это полное отсутствие тьмы. Красота - это Жизнь. Мир Новый будет строиться красотою и основан на Красоте. Но Красота войдет в жизнь через искусство. Потому назначение искусства велико и высоко. Те, кто сознательно служит искусству, есть служители Света” (ГАЙ,IV,§ 456). “Поймите: нет вещей, нет решений, нет гордости, нет покаяния, есть она - Красота” (Зов,§ 277) как содержание истины, как безошибочный критерий подлинности, а значит, истинности бытия. Красота есть человек, как высшая эволюционирующая форма Космической жизни, а значит, мера всех вещей. Красота как объективация онтологической сущности жизни и природы человека. Сакральный аспект жизни.

Далее остановимся на анализе категории Красоты в системе Тонких и Высших Миров в Учении, ибо понятие Красоты, как мы уже говорили, есть системообразующее начало в концепции Миров Живой Этики. Ибо Красота не от мира сего, трансцендентное ядро жизни.

“Произнёсший “Красота” - спасен будет” (Зов,174). Развернем эту формулу. Сакрально-религиозный смысл – опыт Красоты, в представлениях Живой Этики, состоит прежде всего в подчинении личностной жизни внутреннему свету (в сложении личности перед безличной духовной сущностью) и действенной силе бесконечного обновления идеалов, в способности преодоления двойственности человеческой природы – в опыте очищения души и имманентного тождества человеческой природы – целостности Мироздания. Красота есть синтез всех высших энергий, направляющий фокус духовного восхождения. Красота не может быть сведена к ее отдельным проявлениям. На чем настаивал еще Сократ в споре с Гиппием о прекрасном[4].

Красота, в концепции Живой Этики, есть движущая сила эволюции. Эволюции как процесса высветления, утончения планов. Красота как способность мира форм к самообновлению, как самоорганизующаяся система духа, универсальная идентичность духа. Как высоковибрационная энергетика духовного, как огненно-творческий импульс Духовной Воли, Цели, Могущества, как стадия откровения на спирали мирового развития и фактор познания микрокосмоса в сакральной онтогносеологии. Красота как имманентный процесс преображения духо-материи. Как сила проявления трансцендентальной Мысле-Основы. Опираясь на логику синтеза, лежащую в основе эзотерического текста, приходим к выводу, что Красота есть АУМ. Триада которого раскладывается на составляющие:

“... “А” есть Мысль-Основа, “У” есть - Свет-Начало и “М” есть Тайна, Сокровенное” (АУМ, § 132). Таким образом, Красота - и трансцендентный источник жизни, и сознание как форма ее существования. Следовательно, изначальная двойственность Единой Жизни, проявляющей себя как бытие и существование, “снимается” в синтетическом, космоургическом единоначалии - Красоте. И как далее будет подтверждено анализом, Красота является не только эстетической универсалией, но и новой мировоззренческой парадигмой памятника духовной культуры - Учения Живой Этики.

Красота в аксиоматике Агни-Йоги служит аналогом Космического Магнита как Иерархического принципа Бытия. Эстетика Живой Этики развивает эманационную теорию Красоты как истечения из Высшего Мира. Логос Красоты – эманация Абсолюта. Красота есть знание духа и духовный императив в системе Живой Этики. А самою эстетику можно определить как науку контакта и соответствий творческих функций человека с творчеством Космоса.

Для понимания имплицитной эстетики Живой Этики, метафизической в своей основе, в сущности нужно немного: чистота ума, известная дисциплина мысли и синтетическое единство интуиции и разума. И тогда ее эстетическую парадигму можно использовать в стратегических целях как жизненно важную. Как трансцендентального посредника между миром и Космосом. А главное, такая трансцендентальная эстетика Живой Этики позволяет сделать возможным для эстетического опыта трансчеловеческие измерения, начав с преображения внутреннего человека, а не внешней действительности.

Агни-Йогическая эстетика (стимулируя энергетические – творческие центры человека) открывает возможность перед человеком вмещать радость света, которую отнимает у него техногенная цивилизация. Она звучит нотой восхищения перед Прекрасным, собирающим зерна Света, как предпосылкой духовного роста. “/…/ лестница Архата лишь в Прекрасном” (МО,I,§ 177).

“/…/ Опыт в прекрасном держит в пределах достоверности /…/” (МО,I, § 243). Вся метафизика Прекрасного в этой емкой формуле: все, что “до” Прекрасного, то в объятиях майи, в тисках ложных представлений самости и является мертворожденным. Само Прекрасное - есть тонкое свойство распознавания или граница между эссенциальным и акциденциальным. Прекрасное есть провод к потоку Беспредельности, к истоку Благодати, согласно Агни-Йоге. Прекрасное есть и эстетический акт вмещения противоположений или совершенный Бинер. “Чувство всегда одержит верх над разумом. Нужно принять это как непобедимую истину. Потому, когда говорим о сердце, Мы утверждаем твердыню чувства. /.../ Учение о творящем чувстве будет познанием творчества мыслей. /.../ Не может творить рассудок, если не дать зерно сердца. Так, когда говорим о сердце, говорим о Прекрасном” (С.§ 391). Сердце - источник творчества в микрокосмосе человека, камертон Прекрасного. (Имеется ввиду открытое, трансмутированное и умное сердце.)

И если определять эстетику “как науку об общих законах организации выразительных форм, будь то произведение искусства или мир как целое в его единстве, коль скоро они могут быть чувственно восприняты (курсив мой. - Н.Ш.) и оценены со стороны их человечески ценностного содержания. Предметом эстетики в таком подходе становится все сущее, взятое в определенном модусе восприятия” [5], то надо сказать, что с точки зрения эзотеризма (как точного восприятия и знания мира: от “точки”, Общего к частному, Сверху вниз: от Высших Миров Духа к человеческим, от Универсальных Законов Космоса до их конкретного, непосредственного земного проявления) чувственное восприятие является - низшим, элементарным восприятием, будучи астрально-физическим планом жизни, за ним следует ментальное, духовное, космическое восприятие. И коль скоро речь идет о том что предметом эстетики при таком универсальном подходе становится все сущее (вспомним, что у Ф.В.Шеллинга эстетика – это философия Универсума), то имеет смысл толковать эстетику как способ синтетического восприятия мира-космоса, как всеобъемлющую науку о законах трансформации низших форм жизни в высшие, как составляющую эволюционной системы, механизм и рычаг космической эволюции, целью которой является Красота, равно Гармония, равно Свет, равно Синтез. То есть эстетическая функция есть творящая сила Космоса, ритмизирующая (ритм как форма движения материи), инициирующая, энергетизирующая и направляющая все сущее. Источник ее - Пространство Начал. Эстетическая функция - созидательная сила Вселенной. Она есть сила-качество проявления Логоса, принцип и форма выражения Космического Магнита (Синтетического Единоначалия). Эстетическое есть противовес хаосогенной энергетике, и потому, безобразное не может рассматриваться как эстетическое. Но не может быть и исключено последним, ибо “на полярности вся жизнь строится”. “Назначение Космоса - разновидность форм при единстве жизненного импульса. /.../” (Откровение,1246)*. Данное метафизическое единство жизненного импульса и сообщает проявленному миру Красота=Гармония= Огонь - Свет как космическая основа жизни. Красота есть Космический Принцип организации жизненных форм по Закону Космического Магнита - Энергетического Центра Вселенной. Таким образом, эстетическое есть синтетический метод эволюции жизненных форм - от Логоса, человека и до минерала. Ибо их всеначальная энергия едина в своей основе. Красота есть космическая мощь - сила объединения атомов.

Целесообразно определить эстетику как науку о сознательном восприятии. В данном контексте можно говорить об эстетике огня. Ибо “Разум может утверждать огонь как сознательное восприятие. Цель циклов – довести дух в полном сознании до огненного мира” (Откр.,1628). Эстетика как наука о совокупности принципов космической эволюции, имеющей своей целью – Красоту, Прекрасное как модус космической жизни. (Составляющая науки антахкараны - связи преходящего “я” с Монадой, моста жизни от низших форм к высшим).

Рискнем определить эстетику как науку о совершенствовании форм жизни и творчества утончением и красотою, а эстетическое, как метакатегорию этой науки, определим как принцип слияния духа и материи, дающий чудесные формы будущего, в контексте Учения Живой Этики, сообщающего реальное мировоззрение современной науке. Интегральное, синтетическое, космо-пространственное мировоззрение, дабы наука не развивалась только лишь в своей сфере, замкнутой среде, становясь схоластической схемой, оторванной от интегрального потока жизни. “/.../ наука не может продвигаться без осознания Живой Этики /…/” (Н., § 718).

В связи с творчеством новых энергий пространства непреложно складывается новая дисциплина или наукоучение агни-йогической эстетики – эстетики огня, дающей те приемы, которые нужны для чуткости восприятия новых пространственных форм. “/.../ Эта огненная наука будет знать пространство, будет знать формулу огня. Так строится непреложно наука будущего” (Б.,714). Формирующая духовно-эстетическое отношение человека к миру-космосу и создающая основу для его дальнейшего творчества в русле творческих процессов Космоса. Эстетическое сознание становится объективным условием, принципом и методом овладения тонкими энергиями, обеспечивающими связь с Космическим Магнитом в Эпоху Огня. Таким образом, агни-йогическая эстетика - это эстетика экологии души и сущего. Ведь Логос и Эстезис – это два полюса, которые удерживают энергетический план Культуры, а Красота является ее энергетическим сердцем, через которое идет процесс синтеза в Культуре.

И агни-йогическая эстетика, как и сама Агни-Йога есть ментальная Йога, ментальная связь с Высшим, есть ментальная эстетика – наука о ментальном познании и восприятии как новой эволюционной ступени, с глубокой опорой на опыт чувственного восприятия. Ментальное познание есть интегрированное познание и предпосылка огненного познания умонепостигаемого, сверхразумного: синтеза духа, сознания и сердца. Инициирующим источником ментального познания является не ум - мозг, но сердце (энергетический центр “чаши” - синтез духового опыта).

Экстремальная эстетичность эзотеризма как духовно-философского и культурного феномена безусловна. Ибо цель всякого эзотеризма - достижение Красоты, Мировой Гармонии, Единой Жизни. Эзотеризм (в единстве Духовного Учения и Духовной практики) есть Путь к Высшим Мирам посредством преображения внутреннего человека, есть посвятительный процесс и духовный метод воссоединения человека с Духовной Триадой, Логосом, Космическим Отцом, слияние с Единым. Но трансмутация внутреннего человека происходит на основе его эстетического - интегрального - восприятия и напрямую зависит от развитости пoследнего. Без эстетического отношения к действительности на путь эзотеризма не встать, ибо его просто не пройти без развитого астрального и ментального тела. На своих вершинах эстетический и мистический опыт взаимообретаемы и тождественны. Более того, по нашему мнению, глубокий эстетический опыт – опыт в Прекрасном (эстезисе) есть обязательное условие эзотерического опыта. Ибо экстаз Красоты поднимает вибрации у субъекта эстетического восприятия, катарсически очищает его энергетику и открывает его сознание для контакта с Духовным Миром.

Эстетическое восприятие есть следствие синтеза разума и интуиции, оно почти идентично чувствознанию - прямому знанию. Самодостоверное, аутентичное, подлинное эстетическое восприятие есть условие озарения, откровения и духовного познания. Оно имманентно иеровдохновению. Такому пониманию эстетики как внутренне, сущностно эзотерической науки наиболее близко лосевское понимание предмета эстетики: “логос выражения эйдоса есть предмет эстетики”[6] , то есть принцип и способ выражения чистого Знания. Таким образом, эстетическое сознание есть компонент космического сознания: одномоментного осознавания - присутствия Трех планов Бытия, сохранения самосознания в Едином, внутри - всеединства. (Бессмертная Индивидуальность, или Духовная Триада человека, в Mиpe Огненном не растворяется, но выходит на более высокий уровень интеграции с Безличным). Потому говорить сегодня об эстетике как чувственном, да еще и спонтанном познании не приходится. Эстетическая функция познания - это высокоорганизованная синтетическая ментальная функция познания. И она включается при высоко отработанной дисциплине очищенного ума (манасического проводника Духовной Триады человека), и является духовным качеством распознавания. В противном случае, за эстетическое, или его модификацию, можно принять безобразное или “шок – ценности”, составляющие антагонистическую оппозицию к эстетической функции. Эстетическая сфера - это сфера водораздела между низшим и высшим, Красотой и безобразием, хаосом и Космосом, включающая в себя всю совокупность принципов и методов трансформации низшего в высшее, процессуальный механизм утончения, высветления форм, иными словами школа совершенствования человека и мира. И потому мы с большим воодушевлением солидаризируем со следующим оптимистическим научным прогнозом. “Возможно, только сейчас, когда перед эстетикой открывается весь мир, представший как ее объект, и начинается подлинное время действительной эстетики, которая от подготовки и подступов к эстетической тематике перейдет к решению проблем основополагающего характера, имеющих жизненно важный смысл для осознавшего себя космическим жителем человека./…/”[7].

Имплицитная метафизическая эстетика Учения Живой Этики и космологическая, и этическая по определению. В Живой Этике так же, как и в нормативной, содержательной эстетике, прекрасное - красота является основной модификацией эстетического, его конституирующей доминантой. На наш взгляд, конститутивность категории прекрасного есть непреложная эстетическая объективность и остается канонической для всякой обоснованной и убедительной рефлексии. Как и в классической эстетике прекрасное в системе Живой Этики лежит в сфере трансцендентальной проблематики, что и подчеркивает метафизический статус предмета эстетики в принципе. В этой связи между эстетическим содержанием Учения Живой Этики и эстетической теорией обнаруживается универсальная и имманентная идентичность самого их предмета. Так как само эстетическое является и вертикальной (эйдетической) и формальной разверткой метафизического, сферы Духовного вообще. Картина мира в Живой Этике носит собственно эстетический характер. Доктрина сердца отстаивает примат духовно-эстетического переживания перед интеллектуальным созерцанием. Эстетический способ созерцания как наивысший способ познания мира является собственно метафизическим в контексте Живой Этики.

Если говорить о типологии эстетического дискурса Учения, то перед нами, с одной стороны, имплицитная метафизическая эстетика, эзотерически и этически развитая, в ее антично-платоническом ключе, в коей актуализированы и трансформированы идеи Сократа, Платона и неоплатоников о Красоте и Благе. С другой стороны, агни-йогическая эстетика по своим глубинным эстетическим интуициям и типу актуализированного эстетического опыта ближе софийной эстетике Вл. Соловьева, С. Булгакова, неоправославной эстетике отца Павла Флоренского и философии творчества Н. Бердяева. Русская религиозная философия Серебряного века, равно как и русский космизм - это то смысловое поле, которое подготовило явление Живой Этики и онто-гносеологически с ним тесно связано. Имеются отличия только в способах, методах организации универсальных идей: русское неоправославие индуктивно идет к Единому Метафизическому Учению через сложившуюся историческую форму экзотерической религиозности - к Софии. А Живая Этика - это экстернализация базовых идей, универсальных законов и принципов Единого Сокровенного Учения, Логоса Софии в историческую форму бытия и сознания. Особенностью Живой Этики является и то, что ее можно одновременно рассматривать и как литературный памятник, и как специфическую форму русского эзотеризма, синтезировавшего доктрины Востока и Запада, с опорой на Метазнание Транс-Гималайского эзотеризма, и как принципиально новый тип философствования и новую познавательную систему.

Красота как принцип организации Универсума, космическая основа жизни

Категория красоты в Учении Живой Этики дана в контексте Красоты Космоса. И все дифференциации ее имеют за точку отсчета этот план или modus vivendi (порядок вещей). Красота в Живой Этике есть рефлексия всех космических комбинаций, уровней и построений. “Ведь отражение Космоса должно рефлектироваться на планетной жизни (Б. §35). Красота - собирающий фокус космического многообразия жизни, которое никак не может заключиться в одной планетной жизни. Она - кpaсoта снимает любую однонаправленность, плоскостность, узость, и однозначность восприятия и утверждения. “…пространство может касаться красоты беспредельной” (Б.§ 98), когда осознана Беспредельность. “Прекрасное, беспредельное существование на дальних мирах обусловлено достижением прекрасного” (Б.§ 98).

“... материя Люцида в руках слитого сердца явит самые высокие формы красоты” (“/.../ Красота спирального напряжения”) (Б.§114). Любовь – высшая форма красоты в метафизике Агни-Йоги. В книге Знаки Агни-Йоги говорится об “истечениях светоносной материи”, называемой Materia Lucida (АЙ.§144), т.е. Materia Lucida - первая дифференциация Materia Matrix в тончайшей сияющей форме, подобной свету. На этом уровне материя представляет собой тончайший покров духа и практически неотделима от него.

Первичная же Материя (Materia Matrix) (там же, §144), - согласно Учениям Е. П. Блаватской и Агни-Йоги, - начальная материя, синоним Великой Природы, первовещество, из кирпичиков которой составлена Вселенная, Космическая Мыслеоснова, единая по сути и служащая истоком всякого проявления и дифференциаций.

Таким образом, Красота есть тончайший покров духа, высшая форма его выражения, тождественная ему. Но путь к такой Красоте – через Огненное Право, которое приводится в исполнение космическим законом слияния, равносущности, духовного сродства, метафизического единства. И всe-таки, очевидно, что в своем космогоническом аспекте, Красота - синоним Фохата - космического электричества, огненной энергии космоса. “/.../ Тип света Фохата равен драгоценным кристаллам. Питая психическую энергию, Фохат прокладывает путь к дальним мирам, между тем как Материя Люцида ткет укрепление сознания. Одно укрепляет, другое толкает в беспредельную бездну совершенствования. Это прекрасные дары великого Аума!” (АЙ.§144).

“/.../ Красота жизни заключается в космическом единении, и основание жизни зиждется на утверждении подвига. /.../” (Б.§117). Подвиг и Красота коррелируют в онтологии и этике Учения, тем самым выявляя свою гносеологическую связь с центральной категорией в античной эстетике: калокагатией. И Красота есть жертва Вечности - в проявлении. И жертва есть высшая красота. “/…/ Полную жизнь может дух выявить, неся на пути к Беспредельности чашу самопожертвования” (там же,§117). “В основе духотворчества лежит Красота подвига”.

Красота как трансцендентный идеал
“/.../ Гамма гармонии беспредельная, и беспредельна гармония, утверждающая Высшее слияние /.../” (Б.§119). “/.../ Когда дух может воспринимать тысячелетиями силы Космического Магнита, тогда он есть та высшая гармония. Законна сила духа, идущего красотою, и силы расступаются перед творчеством сознательного явленного Магнита. Дух соединяется с Магнитом Космоса, утверждаясь как сила магнита, свойственная направлению эволюции” (Б.§142). Красота как чистая бытийность есть природа, цель и назначение Космического Магнита. Быть созвучным с ритмами Космического Магнита, быть созвучным с мировой эволюцией - творить Красотой, быть ее искателем, познавать ее и ей лишь подчиняться. В парадигме “Несказуемое То, о Котором ничего нельзя сказать” - Красота и есть Его материя, или бытие. Это некий абсолютный дух, царствующий и являющий себя над временем и пространством. И здесь Красота, Самосущая и самотождественная, близка к Парабрахману - его Природа. А именно, этот аспект Красоты как трансцендентного источника жизни - “за пределами сущего” - есть символ реальности, лишенной атрибутов. Красота как природа Парабрахмы, это безличный и безымянный всемирный Принцип. Таким образом, в эзотерической доктрине Красота есть метафизический символ Абсолюта.

“Единородность тождественна с единосущностью. Только таким путем можем понимать Бытие. Ведь создан мир из Единого Сердца, и это Сердце бьется единым пульсом Космического Магнита. Так принцип, утверждающий единородность во всем, утверждает единение. Так принцип объединения назначен творческим Разумом. Потому говорю - знание красоты Бытия может поднять космическую эволюцию. Много прекрасных тайн в Космосе” (Б.§ 171). Космический Магнит есть и рычаг синтеза в Космосе. И там, где реализована Красота - реализовано тождество: проявлена единосущность. А значит, Красота в ее чистом выражении пресуществляется лишь в Огненном Мире, где “все едино”, тогда как в Тонком Мире “естества уже разделены” (МО,III,§ 519).

Оккультным символом Красоты в ее первозданности может служить Великая Пирамида, служащая воротами в Вечность. “Слово “пирамида”, по общему признанию, происходит от слова “πυρ”, что означает символическое представление Единого Божественного Пламени, жизни всех созданий.

...Египтянами Великая Пирамида ассоциирована с Гермесом, ... что утверждает тот факт, что на самом деле Пирамида была главным храмом Невидимого и Верховного Божества. Она не обсерватория или гробница, а первый храм Мистерий, первая структура, служащая хранилищем тех секретных истин, которые являются основанием всех искусств и наук. Она была совершенной эмблемой микрокосма и макрокосма, ...местом “второго рождения”, ... божественные энергии от богов нисходили на вершину Пирамиды, которая уподобляется перевернутому дереву, с кроной внизу и корнем вверху”[8] . Квадратное основание Пирамиды есть “символ Равновесия и полноты Знания - Синтеза Знания. Треугольник - символ Знания Высшего (оторванного от Земли), тогда как квадрат - символ вмещения всего творения” (Е.И.Рерих. Письма к А.М. Асееву, 28.VIII.31), символ проявленного мира и совершенного человека в нем.

“...Гностики утверждали, что все здание их науки покоится на квадрате, углами которого является Молчание, Глубина, Разум, Истина. /.../ От каждой стороны квадрата (Пирамиды. - Н.Ш.) поднимается треугольник, представляя трехмерное божественное существо, заключенное в четырехмерную материальную природу”[9] .

Таким образом, синтез таких Начал, как Молчание (Абсолютное, Несказуемое), Глубина (Тайна = Беспредельность), Разум и Истина (= Знание) символизируется понятием Красоты, “огненной вершиной пирамиды”, ради которой пирамида и строилась (МО,III,§519). “Можно представить себе поверх пирамиды видимой такую же невидимую в беспредельно расширенном понимании. Но это поверх земного языка” (Там же). То есть безусловно, что духовная (Оккультная) пирамида как символический аналог Красоты есть и аналог трансмутации как ведущего начала в Космосе.

“Правы, прекрасная истина - в Красоте. Космос утверждает на этой формуле эволюцию. Космос направляет мир к овладению красотою. Да, истинно, Матерь Мира обладает магнитом Красоты. И там, где Пространственный Огонь собрал огонь утверждения своих форм, там явлен огонь духа. /…./” (Б.§178). Матерь Мира[10] (одно из важнейших понятий восточной философии) - и конкретное историческое лицо, воплощавшееся на Земле во времена Атлантиды, Великое Женское Начало и “прообраз Космической Красоты” (Откр., 1257), и “великая творческая сила нашей сущности” (Б., 38), воплощение женского творческого принципа мироздания, синоним Материи, Великой Матери Природы. “Слово “материализм” приняло чудовищное понятие. Вместе с тем материализм происходит от вездесущной сущности Силы Беспредельности. Почему такое извращение Космической Силы? Символ Матери Мира, дающей всему дыханию Космоса форму и назначение... увенчал нашу Землю Красотою” (Б.§ 38). (Ср. с метафизической Софией Вл. Соловьева - как космического источника Красоты и Знания). И здесь можно сделать один, на наш взгляд, очень значимый вывод: Красота есть фундаментальное и высшее Единство Бытия. Она - и проявленное, и не проявленное одновременно. Она и изменяема в потоке Эволюции, и Вечна. Она вотождествляет и обозначаемое, и обозначающее. Ибо она есть абсолютная гармония.

“Космос строится Красотою!” (Откр.1288), т.е. священной Огненной Силой. “/.../ Советую произносить Имя Матери Мира не как символ, но как мощь дающую. Советую обращаться к Источнику Беспредельности не как к символу, но как к явлению Вечности, как к вечно рождающему красоту и творящему твердь” (Б.§ 9 ).

Такова в общих чертах метафизика красоты в Агни-Йоге как метафизика блага, космогоническое таинство (ибо “Красотою и сердцем создаются миры” (Откр., 1295) и как эстетическая универсалия. И будучи онтологическим принципом жизни, она есть Неделимое, ибо и “основа и начало слиты в Беспредельности”. “Единое в проявлении становится только тремя” . Красота как источник и форма АУМа[12] (Высшей Силы Мира, свидетельства Божественного Присутствия), который “звучит не как имя, но как понятие. Постигающий придет к звучанию, которое созвучит с музыкой сфер... Так пойдем туда, где звучит сама Беспредельность” (А.§ 79).

Красота как гносис
Наиболее исчерпывающим символом Красоты в концепции Живой Этики предстает понятие Беспредельности. Красота не имеет ни прошлого, ни будущего: она вечна. Она - и открыта в феноменальном мире и сокровенна одновременно. Это Тайна Тайн Мироздания: творящая, но несотворенная, не рожденная, но рождающая. Она ecть то, о чем сказать ничего нельзя, но Сама говорит за Себя, ибо есть “тайна движения Вечной Жизни вовнутрь и наружу…” [13]. Зададимся вопросом, что приводит к красоте? Подъем и напряжение духа, дерзновение и подвиг духа. “Устремление приведет к беспредельной красоте” (Б.§ 96). “Только дух, прикоснувшийся к Огню, знает всю красоту сияния...” (Б.§ 8).

“...Только в непрерывности действия можно двигаться в направлении красоты. Даже в состоянии пралайи сущность материи продолжает двигаться. /.../” (Б.,§ 40). Значит, один из атрибутов Красоты - вечное движение, ритм, устремление, напряжение, ибо природа Красоты огненна, трансформационна. И чем тоньше ее энергия, тем и качества ее будут неразличимее грубому зрению. Она, как истинный огонь, вибрирует и действует непрерывно. “Матерь Мира есть Красота: мир - самопожертвование; именно этими двумя основаниями открываются Врата. Мост между планетами, сокращение кругов рас лежит в этих двух основаниях /.../” (Оз.§ 221). Красота - и Основа, и Природа, и Материя, и Свет, и Сокровенное. А почему “мир - самопожертвование”? Еще и потому, что, согласно Живой Этике, не мог бы дух принять плотную эволюцию, если бы он сохранил в себе память о пространствах Мира Тонкого. Ведь из Мира Тонкого можно иногда узреть и огненное величие, которое мир плоти может постигать лишь в редчайших случаях, и только в образах Красоты.

Все конечное, зримое гибнет или преображается в свете Красоты. Она - посещение Мира Высшего, ибо из Материи Люциды Красота Космоса (= сиянию). То есть ее вибрации непереносимы для низкого сознания. Но и утонченное сознание Красота приводит в священный ужас, действуя посвященчески на него. “/.../ ужас без страха обращается в действо космической красоты” (Об.§ 58). Очевидна гносеологическая функция Красоты: “Красота - Наш луч понимания” (Оз.§ 131). Красота как эссенциальное начало феноменального мира есть признак сущности и потому служит “альфой и омегой“ всякого познания. Посредством красоты, как гносеологического акта, тайное становится явным; красота как критерий истины проявляет целесообразность (законосообразность) вещей и явлений, их эйдетическое соответствие, реальное и потенциальное содержание. Ибо бытие есть становление в красоте, по мысли древних. Следовательно, границы красоты есть границы реальности, возможной эволюции сущего. И наоборот, отпадение от красоты есть угасание бытия, разрушение человека как существа разумного, аннигиляция форм жизнетворчества. Однако, «Нужно знать, что сознание Красоты очень редко живет среди духовности/.../» (Оз.§ 203). Имеется в виду, в частности внешняя религиозная духовность, лишенная глубинного синтеза духа. Тогда как под духовностью в подлинном смысле слова Живая Этика признает «понимание Основ Бытия». Следование Красоте – также есть понимание основ Бытия. Эстетические образы – идеи в Живой Этике приобретают абсолютную онтологичность, вскрывая символический смысл мира феноменов.

Красота выступает и критерием соизмеримости: “Условие Братства - полная соизмеримость мысли и выражения, - это оплот правды красоты, /…/. По красоте будет лучшее суждение” (Оз.§ 208). Если явление лишено потенциала красоты, стремления к ней, оно лишено Будущего. Эстетико-духовное созерцание как путь Красоты есть наивысший способ познания мира в Учении Живой Этики, имеющий неоспоримые преимущества перед рациональным познанием, скрывающим истину.

Познавательные начала Красоты безусловны в концепции Живой Этики /.../ Каждое осознание рождается в Красоте” (Оз.§ 319). “/.../ Если хотим возвеличить материю, мудро надо мыслить о Красоте” (Там же). Красота есть гносис. “Чистая мысль, напитанная красотою, указывает путь к истине. /.../ Не может смущаться идущий сознанием Красоты. /.../ Неверно сказать: “Красота спасет мир”, правильнее сказать “Сознание Красоты спасет мир” (Об.§ 27). “/.../ научитесь утверждать Начало в красоте Космоса” (А.Й.§ 623). “/.../ сущность космического бытия гласит: все в Космосе продолжается до красоты Беспредельности” (Б.§ 758). “Где есть знание, там явление красоты” (Б.§ 493). В данном постулате выражена вся онто-гносеологическая кульминация Учения. Красота в контексте Агни-Йоги еще и самопроникновение в мир сверхчувственного путем созерцания Высшего, проникновение, так сказать, в прямое осуществление, ибо в ней, ее эссенции и экзистенции, снимается дуализм между Богом (Горним) и материей (дольним). Таким образом, Красота есть возвращение к источнику путем спасения.

«/.../ Сам участник Красоты может почуять, когда поверх земных выражений нисходит Начало Ведущее. /.../ Если кто не трепещет осознанием творящей Красоты, он не будет работником на поле творчества» (А.§ 300). В этом – безошибочный критерий, отделяющий творчество от холодного ремесла. «АУМ (красота в нашем контексте. - Н.Ш.) в своем созвучии напоминает о той же энергии, которая в сокровенности, в огне мысли претворяет самые великие возможности» (А.§ 347). - Теургический смысл красоты. Древняя же Теургия в Агни-Йоге есть установка определенного ритма слияния с Высшим Миром, или Божественная Магия.

Красота как путь к совершенству и познанию
(этико-психологические аспекты Красоты)
Дисциплина духа, сила воли коррелируют с Красотою и обуславливают ее. Форма Красоты создается духом, наполняющим и определяющим ее. Динамика и диалектика духа служит формообразующим началом. Иными словами, форма – аналог или символ Красоты, которая всегда есть духовное строительство, изменение и становление духа – жизнь духа. Т.обр., Форма, формальный язык символа–образа, хотя и ограниченное, но адекватное выражение Духа, истины Красоты. Т.е. форма, или символ обнаруживает свой архетип. В этом смысле, как в свое время правильно заметил Кумарасвами, символ, в известном смысле, является тем, что он выражает. Именно поэтому традиционная символика, отражающая духовное в искусстве, никогда не существует вне красоты. «Согласно духовному взгляду на мир, красота предмета – это не что иное, как прозрачность его экзистенциальных оболочек; искусство, достойное своего имени, прекрасно потому, что оно истинно» [14].

«Устремление духа напрягает мужество, насыщая человека энергией огня. Сила Воли предоставляет человеку самую устремленную стройную ступень к красоте. Только при строительстве духа утверждается форма красоты. Потому когда сила мужества напрягает творчество, то результат соответствует красоте. Потому скажем: только в соответствии с Космическим Магнитом можно создать форму красоты (курсив мой. - Н.Ш.). Так каждое народное движение, напряженное силою духа, дает новую ступень эволюции. Потому красота напряжения соответствует красоте творчества Магнита. Bсe космические веления соответствуют красоте. Так путь к Беспредельности зовет к красоте!” (Б.§ 586). Красота в Живой Этике есть онтологический закон.

Красота невозможна без дисциплины мышления. Но само мышление трансмутируется Красотой. “Безобразная мысль не породит прекрасного действия. Когда говорю о красоте, прежде всего имею в виду красоту мысли. Мысль имеет форму, значит, красота мысли должна быть понимаема во всех отношениях. Человек не должен мыслить безобразно ради Космоса” (A.§ 438). Психодуховное действие приводится в движение красотой. Красота инициирует психодинамику духа, духоразумение, духотворчество и является их сокровенной интенцией. Красота - и основа, и телеологическая ценность. Красота как космическая сила есть рычаг духовной реализации. “/.../ В Эпоху Майтрейи (отсчет которой ведется с 1928 г., когда Аватар получил уплотненное астральное тело, которое он развивал в течение 30 лет в земной сфере и окончательно приблизился к земному плану, имея возможность проявляться на нем в теле качества уплотненного астрала. - Н.Ш.)[15] каждое достижение огня дается напряжением. Потому каждое устремленное действие имеет в основании огонь. Так наши самые близкие сотрудники творят огненно. Когда Мы говорим “огненно” - значит, напряженно, значит, высшим путем, значит, чистым духом, значит, явлением красоты, значит, пониманием Общего Блага, значит, без своекорыстия, поняв Общее Благо, значит, без самости, значит, применяя Учение” (Б.§ 589).

Таким образом, огненность и красота - тождественные понятия, обосновывающие метафизику нравственности. Огонь, как и Красота, очищает, трансформирует, преображает, создает Новое, просветляет и утончает формы эволюции, являясь космической основой жизни[16] .

“/.../ Кто может найти лучшую оправу для преданности, для устремленности, для неутомимости, нежели Красота? ” (МО, I,§ 638).

Красота как Духовный Путь
Нравственный императив Красоты: “Красота - это... полное отсутствие тьмы”, Она - антипод самости! И Красота - это “власть жертвы”. “ /.../ Как же понять духовный процесс, если не допустить процесс самоотверженности! В духовном процессе тот же принцип действует, и дух, который заслоняется процессом самости, не видит истинного Света. Потому начертанный путь к красоте служения идет устремлением самоотверженности” (Б.§ 676). Из чего следует, что Красота служения Высшему Миру есть Красота Высшего Блага. И превыше всех достоинств на Земле. Ведь не для Земли лишь здесь живем, но для Мироздания. И еще паче земной - эволюция Вселенского Человечества, в которую включено и земное человечество, как веточная структура. Ибо Космос един, а земная самозамкнутость губительна; ведь диагноз Земли: планетарное упорство материи в слиянии с духом, согласно Живой Этике. Красота служения Высшему Началу насыщена огнем и потому, всепроникающа. И “только когда действие проникается огнем, оно творит. /.../. Мы, Братья человечества, творим рычагом сердца и говорим: “Красота устремления дает все пути” (Б.§ 685). В аксиологии Учения, жизнь есть служение эволюции. Понятие служения есть решение задачи жизни. Если служение = Красоте, то Красота есть решение жизни. Исход ее в совершенное качество. Красота служения Мирозданию и есть свободная теургия - сознательная связь с Высшим Началом. Следовательно, красота, равная служению, есть сверхличная категория.

“Вся сила духа заключается в космическом понимании. Bсe применяемые формулы должны соотноситься с высшим пониманием. Только в космическом понимании заключено творчество духа. Только соизмеримость между действием и красотою дает формулу жизни. Так создание лучших эволюционных ступеней может утвердиться соизмеримостью Красоты. Дух должен стремиться к этому великому принципу” (Б.§ 768). Из чего следует, что все эволюционные формы насыщаются Красотой, служащей для них универсальным онтологическим каноном, и формо-, и смыслообразующим началом, трансцензусом высшего измерения.

Свободная теургия по законам Красоты примыкает к Космическому Магниту. “Творчество, слагающее космическое строительство, примыкает к Космическому Магниту. Только когда приложено все высшее измерение, можно достичь космического строительства. Только когда приложена вся Красота, появляется космическое строительство. Примкнувшие к космическому строительству могут направить человечество к Красоте. Только приложение высшего распознавания даст ключ к космическому строительству. Так человечество должно устремиться к осознанию высшего измерения” (Б.§ 806). Красота - синтез интуиции и ментальности, души и разума, формы, души и духа. Красота - объективация абсолютного духа. Это и Дыхание жизни и та сила, которая придает форму этому Дыханию. Рождающая и творящая единовременно. И в этом суть ее феноменальности и метафизики.

В Красоте и мысль, и огненность, и космизм, и универсализм, и драматизм (или предел напряжения), и возвышенное - все сливается в некий единородно сущий синтез, сплав.

То есть все реальное, самодостоверное, действительное, живое достигает своего предела, завершения (но не законченности!), восполнения в ней одной! - Красоте.

“/…/ Природа требует методов среднего пути.
Но и вдохновение, и Красота не лежат в середине. Значит, и середина, как равновесие, не умаляет, но утверждает напряжение энергии. То же самое называем нирваною. Эта середина не низшее трепетание, но равновесие высшего напряжения” (А.§ 480). Красота - Божественное равновесие, приводящее к тождеству. В Красоте гармонизированы, уравновешены полярности, они “сняты” /непроявлены/ в ней, ибо Она - Единое, Неделимое, Самосущее, Абсолютное. Надогненная мощь. “Мыслитель говорил: “Кто не знает пути красоты, тот не дерзнет обратиться к Высотам Божественным” (Н.§ 426). (Курсив мой. - Н.Ш.). Нирвана как «равновесие высшего напряжения» есть Красота. Т.обр., нирвана есть не этическое и не умозрительное понятие (хотя и добродетель, и знание входят в объем ее смысла), но собственно, эстетическое, ибо выражает эмоционально-психологическое отношение человека к себе и миру-космосу. И вот, на наш взгляд, очень важное заключение: “Целость Мироздания есть красота, и человек должен полюбить все создание, только тогда он может выполнить все назначение /.../” (Н.§ 519). То есть в Красоте реализуется I-й универсальный закон космоса: “Взаимозависимости, взаимопроникаемости, пересекаемости всего со всем”, или энергетического Всеединства Вселенной, в эзотерической доктрине. Таким образом, Красота - Закон Жизни. Принцип единства макрокосма и микрокосма.

Красота – базовый принцип Космической Эволюции. Космический Магнит утверждает явление красоты Бытия. “/.../ Колесо жизни красотою дышит. Колесо жизни насыщается величием Космоса. Колесо жизни направлено к величию Материи Люциды./.../” (И.§ 26). То есть, все плотные грубо-материальные формы принцип Красоты, как эволюционной силы, направляет к утончению, просветлению. Ибо Материя Люцида - это лучистая светоносная материя. “Материя есть состояние духа” (Б.I,§ 44). Красота есть родовая характеристика духа. Красота Высшего Мира - направляющий вектор эволюции, магнит устремляющий и источник, питающий творчество.

“/…/ Формы будущие соответствуют дальним мирам. Лишившись познания космических далей, человечество тем разобщилось с явлениями Беспредельности и утеряло нить соединения с красотою жизни и космической энергией. Обрыв жесток и утерянная нить обращается в тонкую паутину действительности.

Мы, Братья человечества, знаем, что есть действительность, великая и неприкрашенная и неуничтожаемая. Остановитесь на принятии великой Красоты Беспредельности! /.../ Но посмотрим на миры дальние, там жизнь утверждена красотою и устремлением достижений. Там огонь духа, там огонь любви, там кажущиеся наросты Земли претворяются в творчество Огня, Огни духа знают, что чередование настоящего и устремление в лучшее будущее создадут ту лестницу, по которой подымемся.

Мы, Братья человечества, зовем к дальним мирам!” (Б.I,§ 44).

Красота - содержание Истины. И высшее Знание - атрибут Красоты.

Красота, или опыт в Прекрасном, - это принцип и метод достижения, в том числе, и “связи с Иерархией, которая приводит к осознанию истины” (И.§ 243). “/…/ Так утвержденное Нами в основании дел каждое явление красоты нужно принять, как жизненное действие. Так мощь основания заключается в красоте, и устремление к Воли Высшей приведет к сужденной победе. Так нужно строить Наши Башни, истинно, Красотою!” (И.§ 201). И потому, в основе всякого творческого действия - логика красоты, если она нарушена, действие переходит в противодействие. Действие же законно, если эволюционно, инициировано Красотой как Законом Жизни. Красота, тождественная Духовной Любви, своим Венцом имеет Иерархию Сил Света - как эволюционную систему мироздания, как “конденсацию духа”. (Иерархия Сил Света есть проявленная сила Космического Магнита - Совершенного Сердца, Совершенного Разума Вселенной. Проявляющая себя посредством 7 главных Лучей - принципов действия Космических Сил).

“Потому человечество должно понять красоту высших законов. Что же покажет путь к творчеству, как не истинное понимание и почитание Иерархии? Что же притянет дух к Высшему, как не следование закону Иерархии? Что же направит дух к явлению Истины, как не понимание Иерархии? Потому для высшего понимания нужно принять Иерархию сердцем и неотступно стремиться к высшему закону Иерархии” (И.§ 307). Красота есть русло и метод создания Нового Мира. “/.../ Красота заключена в каждом участии в построении Нового Мира. Это истинная область сердца. Это желанное очищение жизни дает ту торжественность как Свет неугасимый” (И.§ 593). Красота понимается в Живой Этике не только как качество-свойство формы, но и как ”область сердца”, принцип морали. Действие, освященное красотой, несущее в себе ее импульс, добродетельно или высоконравственно. В красоте и заключена та высокая взаимность, которая является внутренним содержанием золотого правила нравственности, исключающего всякую двойственность в человеческих отношениях. В этом смысле, красота как основополагающая этическая ценность, есть характеристика и содержание духовности, или Бог внутри нас, или ”золотое правило нравственности”, или тождество любви к ближнему и дальнему, сопереживание и слияние с человеком, миром и космосом. Красота – очищение и возвышение жизни в свете трансцендентных идеалов, она звучит торжественностью, ибо есть эманация Огненного Мира, и привносит торжественность в жизнь как онтологический модус ее. Отсюда, красота как категория духа есть фундаментальный ценностный ориентир, системообразующее понятие философии антропокосмизма, или Живой Этики.

Торжественность, как символ вечности, исключающая все мелкое и обычное, всегда насыщена красотою как огненностью, значительностью, высоким и непреходящим. Торжественность, чуткая в красоте, ипостась Духа, это стилистика Высших Сфер: величие Мира Огненного. К Прекрасному может быть только торжественное отношение. Торжественность – высокая проба в структуре высшего знания и духовного опыта. Торжественность – неразменная монета в эстетике и идеологии Живой Этики, она коррелятивная пара гармонии и не замещается ни чем. Торжественность близка Божественности в духовно-эстетическом опыте Живой Этики. Торжественность – камертон Красоты и огненного величия.

Истинная Красота простирается за пределы трех измерений и есть Тонкая энергетика Инобытия.

И нужно воспитать сердце на тонких чувствах, чтобы воспринять ее огненную природу. Одним словом, без развитого чувствознания, иначе говоря, огненности сердца, или духовной интуиции, к красоте духа не приблизиться.

“Оказавшись за пределом трех измерений, даже самый хладнокровный ужаснется, если сердце его не приготовлено к следующему познанию. Нельзя перескочить из одного состояния в другое без закаления огненного. Так невозможно принять красоту и торжественность Тонкого Мира без своевременного утончения сердца. /.../ И зажечь пространственный Огонь можно лишь Огнем сердца” (МО, I,§ 30). “Огонь носит в себе понимание Красоты /.../” (МО, I,§ 59). Однако, красота не отвлеченное понятие, но жизненное. “Красота эволюции (как конденсации духа. - Н.Ш.) не будет отвлеченной, ибо каждая отвлеченность есть заблуждение. Нужно очень запомнить это признание эволюции, как жизнеспособности - так мы дойдем до самых сложных формул, где “Ом” не будет начертанием, но выражением высшего ингредиента” /.../ (И.§ 126). Красота сурова, в Живой Этике, она духовна, но не душевна (в смысле сентиментальности), она являет лик истины; красота – крещение духом и огнем. Созерцание Красоты равно закалению огненному. Красота – испытание истиной.

Красота - критерий реальности, рассеивающий туман иллюзий, миражей преходящего, придающий земному самодостоверность. Красота - имманентный корень феноменального мира. “/.../ Опыт в прекрасном держит в пределах достоверности. Когда так богат мир земной, когда еще богаче Мир Тонкий, Когда величествен Мир Огненный, тогда нужен опыт в Прекрасном. Лишь острота наблюдательности (идентичная чувствознанию. - Н.Ш.) поможет утверждать красоту. Ошибка думать, что преходящие приемы искусства могут создать единое основание к суждению (курсив мой. - Н.Ш.). Именно только наблюдательность, которая питает третий глаз, дает твердое основание к творчеству, пригодному и в Тонком Мире” (МО,I,§ 243). Отсюда следует, что красота заключает в себе функцию распознавания, сама будучи первоначальным знанием о разделении добра и зла.

“/…/ Действительно, для огненного великолепия нужно очищенное воображение. Нужно понять, что плотные формы не дают представления об Огненном Мире. Но мгновенное озарение может оставить навсегда чувство несказуемое, основанное на единении” (МО, I,§ 469). Красота - и духовное познавание. И познание Мира Огненного облекается в огненную торжественность, которая сама по себе есть уже высшее напряжение сил духа. Их обострение, конденсация, нагнетение. “Когда повторяю о красоте, хочу приучить к великой красоте Огненного Мира. Каждый, кто может полюбить прекрасное, уже преображает часть жизни Земли. /… / Лишь постепенно познаем, как прекрасен Мир духа. /… / И когда мы приходим оттуда (имеется в виду из Мира 0гненного. - Н.Ш.), мы везде сохраняем огненную торжественность” (МО, I, § 576).

Красота, как “одно из имен Бога”, - согласно Средневековой доктрине красоты, наиболее полно сформулированной Дионисием Ареопагитом в неоплатоническом трактате “Об именах бога”[17] , - проявляется в созидании мыслью. “/…/ Тот, кто поймет величие созидания мыслью, тот оценит Превышнего в любом земном творчестве /… /” (МО, I,§ 635). Красота, будучи триединством Мысли, Света и Тайны, или трансцендентальным знанием, творит мыслью и есть выражение гармонии, звучание ее. Согласно древним институтам мудрости Индии, Халдеи и Египта, которые явились подлинным источником греческой мудрости, в мире существует два принципа: Имя и Число. “Сущность красоты и самого бытия - в числе”[18] , согласно “неопифагорейству” св. Августина. А согласно Живой Этике: “/.../ Священное число Пифагора есть равновесие Красоты” (курсив мой. - Н.Ш.) (МО,II,§133). Е. И. Рерих об этом числе - четверке, или тетраде, - и его геометрическом эквиваленте говорила следующее: “Квадрат есть символ Проявленного Mиpa. Егo особое значение можно найти в Учении пифагорейцев. Они настолько почитали этот символ, что утвердили его основанием своей самой священной клятвы. Символ этот уявлен и в имени Несказуемого Тетраграмматона. Тетрада в основе своей имеет древнейшее Учение Атлантиды. Число “четыре” прошло по всем Учениям Востока как Основа проявленного Мира, как число Вселенной, как число полного Архата. /…/ Квадрат - символ Равновесия и полноты Знания - Синтеза Знания. Треугольник - символ Знания Высшего (оторванного от 3емли), тогда как квадрат - символ вмещения всего творения” (Письма к А. М. Асееву, 28, VIII, 31) [19] .

Исходя из вышесказанного, можно предположить, что геометрическим символом Красоты, в теософско-эзотерическом контексте, может служить Квадрат в Круге (где Круг символизирует собой Вечность) - как “самая мощная из магических фигур”[20] .

Таким образом, Красота - “символ вмещения всего творения”, ипостась Бога В Средневековой философии. Или: “/…/ Бог и есть Высшая Красота, через причастие к Которой все делается прекрасным”[21] , - согласно умозрениям отца П. Флоренского, выразителя православной эстетики. Очевидно, что и русская православная эстетика, и эстетика Учения Живой Этики в основных своих постулатах совпадают: “/…/ красота есть Красота и понимается как Жизнь, как Творчество, как Реальность”, - утверждает П. Флоренский (Там же, с. 383). “Произнесший “Красота” - спасен будет”, - свидетельствует Учение Живой Этики (Зов, §174).

И если Платон вкладывает в понятие “Красота” моральное и интеллектуальное содержание, называя “саму красоту” добродетельной жизнью, в которой совмещены справедливость и философская мудрость,[24] то именно в этическом ключе развивает теорию красоты Живая Этика, считая Красоту нравственным устоем жизни. Данная концепция красоты в аспекте Высшего Блага, развитая на протяжении 2,5 тысяч лет, свидетельствует только о единстве Истины, лежащей в основе Сокровенного Учения, “но каждый век и даже каждое десятилетие своеобразно прикасаются к ней, /.../ открывая новый подход к Сокровенному Учению /.../” (Бр.§ 188). А именно: “Сама красота как абсолютно неделимая не имеет отдельных частей, которые могли бы соответствовать одна другой, и, следовательно, не может служить украшением какого-либо физического предмета”, - по мнению Платона[25] . “... Мыслитель уже давно понимал красоту как благо, - заключает Живая Этика (Н.§ 288); под Мыслителем в книге Надземное подразумевается Платон, как объясняет в Письмах Е. И. Рерих.

Согласно эстетической парадигме Живой Этики, “красота есть путь завершения”. Речь идет об исходе за пределы планетарной схемы –“вознесении” души в христианской традиции, о достижении Бессмертия - Перехода великих границ с полным сохранением сознания (памяти о земных жизнях), о жизни - в теле духа, или в другой форме, - на дальних мирах. И “завершение” это есть не только завершение земной эволюции индивидуального духа, но и может быть обусловлено, для всего планетарного человечества, исчерпанностью энергий в ядре данной планеты в целом, что не зависит от субъективной Воли ее планетарного Духа, но является циклической объективностью эволюции планетарного вещества, или планетной формы [26] . И если “красота есть путь завершения”, значит, она абсолютна. И есть Высшая телеологическая ценность. “Мир устремлен в поисках завершения, многообразны пути поисков. Ближе всего подходит к завершению путь красоты. Религия дает устремление к нирване, но оно искажено превратными понятиями. Много исканий было искажено неправильным понятием кармы и перевоплощения. Кто искал завершения красотою, тот мог найти мощные законы Бытия. /…/ Если мы взглянем на жизнь планеты со всеми предрассудками, мы неминуемо придем к великому завершению красотою. Нужно привыкать к сознанию о великом завершении. Это мышление может привести к Миру Огненному” (МО,III,§ 23). Путь к Миру Огненному, миру духотворчества, лежит через сердце и красоту, т.е. через утонченное духопонимание - согласно Живой Этике. Красота понимается как высшая разумность, целесообразность жизни, ее созидательное начало, многомерность и глубина. И красота есть кардинальное антропологическое качество человеческой природы, врожденное, но развиваемое, эволюционное свойство человеческой души – чувство красоты, стремление к красоте как высшая творческая функция человеческого существа, его креативный потенциал. Очевидно, что на чувстве красоты и зиждется все этико-эстетическое сознание индивида, и осознаванием красоты направляется. Безусловно, что красота – это аура подлинно человеческого существования. Она равна человечности. Истинная человечность, без двойственности и амбивалентности, и есть выражение красоты, в которой одновременно явлено и Высшее божественное начало, и происходит пресуществление двух начал, таинство встречи человеческого и божественного. Красота как аура Души, Свет Души в человеке. Красота – это целостность человека, проявленность в нем его божественного начала, или Духовной Триады.

Этико-антропологическое понимание красоты в Живой Этике подтверждает преемственность ею этико-эстетических идей Платона.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Философия Красоты и Гармонии

Путь к гармонии

Йога пришла к нам из Индии, где она возникла более 2000 лет назад. Слово «йога...
Журнал

Фэн-Шуй и поиск гармонии

В последнее время в мире стала широко популярна даосская практика Фэн-Шуй...
Журнал

О математике и о гармонии

Что есть гармония? Нельзя сказать, что она есть творение человеческое, как...
Журнал

На стыке алгебры и гармонии

Гуманитарные и естественные науки нельзя противопоставлять друг другу, потому...
Журнал

Отражение внутренней гармонии

Как свидетельствуют некоторые последние исследования, здоровье человека на 60...
Журнал

От глобализации до гармонии – один шаг

Давайте посмотрим, что происходило с нашей вселенной во время ее развития, с...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

К чему саморегулируется Земля?
Интересная Турция. Факты о ней