История России, рассказанная Пушкиным

История России, рассказанная Пушкиным.
Зачем судьбой не суждено
Моей непостоянной лире
Геройство воспевать одно
И с ним (незнаемые в мире)
История России, рассказанная Пушкиным
Любовь и дружбу старых лет?
Печальной истины поэт,
Зачем я должен для потомства
Порок и злобу обнажать
И тайны козни вероломства
В правдивых песнях обличать»
Основа.
Основа нашей работы – это свобода от политических предпочтений и пропаганды любого пристрастного мнения, только тогда можно воплотить не желаемую расшифровку, а действительную. Для этого избегаем смысловых натяжек, жонглирования случайными совпадениями, и потому начинаем с главного. А главное это…

Руслан и Людмила.
Коренных расхождений версий в толковании образа Людмилы практически не наблюдается – это олицетворение России. Но такое определение слишком общее и размытое. Возникает вопрос: а Руслан разве не олицетворение России? И можно ли к главным персонажам поэмы приклеить ярлыки реальных исторических личностей и вообще людей. Но и размытых непонятных формулировок также не можем допустить. Главное, что мы разгадали – это сущности главных героев. Они не являются конкретными людьми, и вообще материальными предметами. Но существуют так же реально, как и все мы. То есть персонажи - это какие-либо ярко выраженные и устойчивые явления в жизни России. Проанализировав всё произведение с начала и до конца, охарактеризовав героев, мы предполагаем, что Людмила – это соборная душа России, которую так точно и поэтически описал Даниил Андреев : «То, что объединяет русских в единую нацию; то, что зовёт и тянет отдельные русские души ввысь и ввысь; то, что овевает искусство России неповторимым благоуханием; то, что надстоит над чистейшими и высочайшими образами русских сказаний, литературы и музыки; то, что рождает в русских сердцах тоску о высоком, особенном, лишь для России предназначенном долженствовании…». Душа России является соборной и идеальной, т.е. вмещающей в себя всё лучшее, что в нас есть. А так как это явление бесспорно существует, то её воплощение в прекрасном, женственном, чистом образе Людмилы наиболее реально.

Руслан – это русский путь, правильный и верный, жених Людмилы, единственный способный сделать её счастливой. Их соединение в долгожданном браке означало бы благодатный расцвет России. То, что в конце поэмы это всё-таки происходит после стольких мытарств, горя, разлуки, предательств, беснований тайных и явных врагов, позволяет нам надеяться, что это случиться. И все, кто любит Россию, будет к этому причастен, т.к. лучшую часть нашей души составляет Людмила.

Вслушаемся в звучание этих имён, они сами по себе много нам говорят, и этот уход от Ивана и Василисы здесь так примечателен!

Людмила – людям милая, близкая и родная каждому сердцу, каждой душе.

Руслан – имя, максимально близкое по корню к словам Русь, русский. Выразитель истинной глубинной воли российского народа.

Свадьба Руслана и Людмилы.
« …Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой».

«…В толпе могучих сыновей,
С друзьями в гриднице высокой
Владимир – Солнце пировал,
Меньшую дочь он выдавал
За князя храброго Руслана».

Всего-то младшую дочь? В толпе могучих сыновей? И ей придаётся такое значение, её отождествляют с душой России? Но смотрим далее, после похищения Людмилы, сражённый горем великий князь вопиет:

«Скажите, кто из вас согласен
Скакать за дочерью моей?…
…Тому я дам ее в супруги
С полцарством прадедов моих».

Такого безобразия не было даже в сказках, чтобы в обход сыновей отдавать наследство младшей дочери. А значит, Людмила – единственная ценность у Владимира и «меньшая» в данном случае может толковаться, как молодая, как потом упоминает Пушкин семнадцати лет. Юная Русь, только что объединившаяся из разрозненных княжеств, и Владимир – Красное Солнышко, выбравший для неё и путь.

Итак, свадьба означает крещение Руси в 10-м веке. Исторически перед Владимиром стояло несколько возможных вариантов религии: византийский вариант христианства – Православие; западноевропейский – Католицизм; Ислам, господствующий в территориально близкой Волжской Булгарии и Иудаизм, исповедываемый верхушкой хазарского каганата. Было принято православие, а остальные три религии были отвергнуты. Об этом в поэме говорится открытым текстом:

«…За шумным, свадебным столом
Сидят три витязя младые;
Безмолвны, за ковшом пустым,
Забыты кубки круговые,
И брашна неприятны им;
Не слышат вещего Баяна;
Потупили смущенный взгляд:
То три соперника Руслана…».

Здесь не должны смешиваться понятия и приклеиваться ярлыки. Руслан не означает само православие, а, как мы уже говорили, русский путь, который начинался с принятия православия. И в идеале он мог бы быть восходящим – под знаменем Христа, в доспехах духовности. Что этому помешало?

Похититель.
Итак, Людмила в плену, «похищена безвестной силой». Зададимся вопросом: кто или что может пленить народную душу? Похититель насильно занимает место Руслана, но любим он никогда не будет, оставаясь, по сути, тираном и мучителем. Может ли это быть внешний враг? Нет, ведь иностранные нашествия и войны носят временный характер, и их чаще сопровождал душевный подъём среди населения, а не тоска пленения. Да и побеждали русские множество раз, тогда как Черномор был свергнут однажды. Притом похищение было тайным, кроме Руслана его никто не заметил, а узнали как о свершившемся факте. Значит, враг был коварным, внутренним и очень могучим, раз смог вырвать невесту из рук жениха, сильного воина, прямо в супружеской спальне.

Как раз в это время Русь начинает формироваться как государство. Это становиться необходимым для предотвращения внутренних междоусобиц между племенами и княжествами, а также для защиты от внешних врагов. Без этого Русь могла быть завоёвана, растворена в других народах. Но вместо благодатного народоутройства, отвечающего принципам справедливости и имеющего перспективы развиться во всеобщее братство, в России на века укоренилась система государственного деспотизма. Эта система не выполняла одну из основных первоначальных задач – обслуживание нужд народа, а, напротив, превращала его в раба. И как только не мудрило государственное самодовлеющее начало над народом – от крепостного права до духовного рабства советской идеологии. Направляющий вектор этой системы стремится к превращению своего населения в подобие послушной и работящей скотины. При этом любая живая мысль, инакомыслие жестоко подавлялось и преследовалось. В России этот дух государственности развил огромную мощь. Автор 19 в. Л.Сокольский говорил, что «бегство и уход от государственной власти составляли всё содержание народной истории России».

Из этой почвы вылезли многие легенды о русских: терпение, смирение в сочетании с обострённым чувством справедливости назывались тупостью и ленью, предполагающие метод кнута и пряника. Но нам всегда нужна была только свободная Людмила под защитой сильного и благородного Руслана.

А пленение Людмилы Черномором, олицетворяющим систему государственного деспотизма – назовем его дух государственности – это яркая метафора насильственного отхода России от русского пути. И дух этот есть у любого государства, а сила его чаще выражается идеологией. Так же несвободны, например, и китайская, и американская, и кубинская народные души, есть у них и свой путь, свои гении и пророки.

Образы соперников Руслана.

Все соискатели руки Людмилы отправляются в путь. Проверим по тексту, правильно ли мы обозначили их образы:

«…Соперники одной дорогой
Все вместе едут целый день.
Вот под горой путем широким
Широкий пересекся путь».

То есть пути легли крестом в четырёх направлениях:
«…«Разъедемся, пора! — сказали, —
Безвестной вверимся судьбе».
И каждый конь, не чуя стали,
По воле путь избрал себе».

Куда же направляется каждый из них? О пути Руслана говорится без иносказаний в 4 песни:

«…Зима приближилась — Руслан
Свой путь отважно продолжает
На дальный север;»

Это верно ещё и потому, что за время путешествия Руслана, отражающего многовековую историю Государства Российского, столица передвигалась из Киева в северном направлении – в Москву, в Петербург.

Иудаизм исповедывал тогда Хазарский каганат, находившийся на юге, и хазарский хан направляется именно туда:

«…Младой Ратмир, направя к югу
Нетерпеливый бег коня».

Остались запад – католичество и восток – ислам. Мрачный и воинственный Рогдай мчится на восток:

«…Когда Рогдай неукротимый,
Глухим предчувствием томимый,
Оставя спутников своих,

Пустился в край уединенный
И ехал меж пустынь лесных».

Лесные пустыни могут быть только востоком. Позже мы убедимся, что Фарлаф по своим качествам и поступкам будет означать запад и всё, что с ним связано. Хотя западное христианство того времени может называться католичеством лишь условно, но все же тогда эта линия была уже отчетливо отделена от византийской.

Значит, и в дальнейшем тексте подтверждаются эти четыре символические линии:

Руслан – север – православие;
Ратмир – юг – иудаизм;
Рогдай – восток – ислам;
Фарлаф – запад – католичество.

У каждого героя своя характеризующая форма, а его поведение и поступки в процессе развития сюжета определяют, в какое именно историческое явление облекается данная форма. Ведь, согласно нашей гипотезе, в поэме описаны события тысячелетия. Люди столько не живут, да и династии редко сохраняются. Иногда персонаж на определённом этапе проявляется конкретной исторической личностью, ярко олицетворяющей явление, и тогда она может называться человекоорудием.

Финн.
Потеря Людмилы и неизвестность тяжёлым кошмаром нависли над Русланом.

«…Из мощных рук узду покинув,
Ты шагом едешь меж полей,
И медленно в душе твоей
Надежда гибнет, гаснет вера...»

Как ни силён наш герой, а не смог бы преодолеть все преграды, если с самого начала не получил бы мощную поддержку Финна. Как много она значит для Руслана! Вначале Финн направляет, указывает путь, поддерживает витязя, предсказывает ему победу. Потом возвращает к жизни. Это должна быть светлая, неиссякаемая, чудесная сила. Финн и есть волшебник, но слишком он отличается от традиционного образа волшебника-мага из сказок. От него веет мудростью, чистотой, молитвой, Святой Русью.

«…В пещере старец; ясный вид,
Спокойный взор, брада седая;
Лампада перед ним горит;
За древней книгой он сидит,
Ее внимательно читая…»

Этот чародей больше похож на святых старцев, чудотворцев, праведников, которые во все века были на нашей земле. Своими духовными подвигами они ещё при жизни достигали непостижимых высот. Были среди них и знаменитые имена, и безвестные тихие светочи, и день и ночь, в своих обителях, скитах, пещерах творящих непрерывную молитву о России и всех нас. А когда их земная жизнь заканчивается, уже верующие возносят им молитвы, просят помощи и взывают к заступничеству. И получают его! Внимательно прочитаем описание финна и таких как он (ведь святые и праведники рождались не только в России):

« … Наука дивная таится.
Под кровом вечной тишины,
Среди лесов, в глуши далекой
Живут седые колдуны;
К предметам мудрости высокой
Все мысли их устремлены;
Все слышит голос их ужасный,
Что было и что будет вновь,
И грозной воле их подвластны
И гроб и самая любовь»

Да разве это про колдунов написано! Вот они – носители высокой мудрости, которым все известно, силы их велики и волшебны. Этот образ в поэме также является соборным. Существование его реально, хоть и неосязаемо. Это годы воинствующего противобожия, проходя через смену поколений , вытравило из русских людей живое понимание о реальном участии небожителей в нашей судьбе. А между тем образец Святой Руси всегда существовал в народном сознании в виде града Китежа и Беловодья – невидимого, но реального до того, что можно услышать звон колоколов.

Финн – пастух, это его изначальное занятие, иначе говоря, пастырь. Мы считаем, что Финн – это соборная духовная сущность, состоящая из всех святых и праведных душ. Сильнейшую его часть можно представить как живой небесный иконостас. И этот благотворный вещий дух будет хранителем русского пути, то есть нашего Руслана, умножая его силу, не давая оступиться и потерять надежду в его тяжёлом пути. Для сущих на небе нет ничего скрытого, их влияние выражается в том, что Пушкин называет тайным промыслом.

«…Но, тайным промыслом храним,
Бесстрашный витязь невредим…»

Отправляясь в дорогу, Руслан прощается со старцем, обнимая его со словами, подобными молитве «Отец мой, не оставь меня».

Наина.
Являясь существом тёмным и мистическим, Наина появляется как призрак и исчезает в никуда. Она предстаёт перед нами сундуком злобы и источником тёмных замыслов, которые претворяет не сама, но воздействуя на других. В частности на Рогдая и Фарлафа, причём ставка делается на последнего. Почему? Казалось бы, по злобе и мрачности Рогдай должен быть ближе к Наине. Но она только указывает путь Рогдаю:

«…Она дорожною клюкой
Ему на север указала.
«Ты там найдешь его», — сказала».
А Фарлафу говорит:

«…Последуй моему совету,
Ступай тихохонько назад.
Под Киевом, в уединенье,
В своем наследственном селенье
Останься лучше без забот:
От нас Людмила не уйдет».

Это свидетельствует о том, что она знает точно – Рогдай летит навстречу своему краху. Ведь она сущность совершенно иного рода, чем Рогдай и Фарлаф. Те являются орудиями, снующими челноками, неустойчивыми, внушаемыми и уязвивыми, суть жертвами страстей и обстоятельств. Они не опасны Наине и не раздражают ведьму. Её враги – Финн и Руслан. Финн не по зубам Наине, т.к. является сущностью еще более высокого порядка, чем она, и все свои усилия Наина направляет на Руслана. Чем Руслан мешает ей? Со слов Финна:

«…Душою черной зло любя,
Колдунья старая, конечно, Возненавидит и тебя;»

Но ненависть Наины имеет основания более конкретные, чем любовь ко злу. Торжество Руслана грозит ей вырождением и гибелью, злобным голоданием, невозможностью выразить свою сущность. Ведь, если отметить моменты появления Наины в поэме, то сущность эта такова: – вдохновительница внутренних междоусобиц, гражданских войн и анархий, бессмысленных истреблений и братоубийств, волнований народных толп и смутных времён, разрушительница устоев, союзов, семей.

А «злой дух», томящий Рогдая имеет другую природу, хоть и не менее ужасную. Поэтому она полагается на Фарлафа и не промахивается.

Теперь, когда образы Наины, финна и Руслана обрисованы, мы можем приступить к очень важной главе. Судьба финна является не просто рассказом в рассказе, но и пророчеством в пророчестве, параллельным предсказанием, страховочным троссом, исключающим возможность ошибки.

Пророчество финна.
«…Не спится что-то, мой отец!
Что делать: болен я душою,
И сон не в сон, как тошно жить.
Позволь мне сердце освежить
Твоей беседою святою…
…Наш витязь с жадностью внимал
Рассказы старца; ясны очи
Дремотой легкой не смыкал
И тихого полета ночи
В глубокой думе не слыхал…»

Мы тоже обратили особое внимание на судьбу финна. Поскольку образ пророческий, вещий, это представляется вполне оправданным. В поэме все пророчества даны строго хронологически, но почти нет цифр. Время действия определяется по героям и их поступкам. И только в рассказе финна всё расписано чётко по годам, хотя для сюжета такая точность вовсе не к чему. Оказалось, что в этом отрывке зашифрована история России, начиная с Октябрьской революции и заканчивая 2008 годом. Эта дата – 2008 – не случайна, потому что вся поэма в конце приведёт нас к этой же отметке. Странно, но все вехи судьбы финна отмечены не его возрастом, а возрастом Наины. Это даёт нам указание на начало отсчёта – этим началом должно стать её рождение. Новейшая история не дает ошибиться в этом событии. Вернёмся к образу Наины. Что может вопиюще выражать её сущность? Не сама Октябрьская революция, которая не была кровопролитна. Тогда произошло только зачатие ведьмы. А возникший вслед за этим уродливый нарыв гражданской войны, сопровождающийся не просто противостоянием классов и убеждений, но и небывалым по своим масштабам братоубийством, очень чётко отражает появление Наины. Ведьма свирепствует, набирает силу, и вместе с ней растёт количество жертв, анархия, раздоры, голод.

Образы Наины и финна противоположны, но существовать им приходится в одном пространстве. Неудивительно, что отношения их складываются трагично. Нас это интересует уже не с художественной точки зрения. Ведь история этих отношений – это история века, в котором мы родились. Распределим все события рассказа по возрастам Наины. Их всего четыре: 19,5 лет, 20 лет, 30 лет, 70 лет.

1. Рождение Наины. 1918 год. Начало гражданской войны.

2. Наине 19,5 лет. 1937 год. Финн её увидел.

«…Меня влекла моя судьбина...
Ах, витязь, то была Наина!
Я к ней — и пламень роковой
За дерзкий взор мне был наградой…»

В цвете красоты и молодости встречает финн Наину. В 1937 году начинается «Большой террор». Последствия любого «дерзкого взора» могут быть трагичны. Финн влюбляется. Но финн по определению не может любить ведьму. Что же это на самом деле означает? Если бы действительно было настоящее чувство, оно бы сохранилось и в старости. Но пастуха привлекла лишь красота Наины, а когда прелесть исчезает, то остаётся лишь отвращение. Да и само чувство называется – «пламень роковой», «робкая горесть», «моя судьбина» – иначе говоря, тяжкий крест, который приходиться нести. А что же тогда красота? Чем цвела тогда Наина? Невинными и бессмысленными жертвами, кровью праведников. А финн хотел обладать этой красотой, то есть вырвать мучеников из когтей Наины.

3. Наине двадцать лет. 1938 год.

«…Умчалась года половина;
Я с трепетом открылся ей,
Сказал: люблю тебя, Наина.
Но робкой горести моей
Наина с гордостью внимала…»

Причина неуспеха финна – гордость, строптивость Наины, глубоко внедрившейся в народ. «У советских собственная гордость». Классовая вражда не рассеялась, а укоренилась. Класс бывших господ уже пострадал и был жестоко растерзан. Но всё это продолжалось, несмотря на коммунистические идеи о равенстве. Финн отвергнут. В 1938 году количество репрессированных, и до того огромное, было удвоено. И в первую очередь из народной массы выдёргивались те, кто был способен к пасторству – культурному, духовному, политическому, в том числе и к военному. «Пастух, я не люблю тебя!» – равнодушно отвечает Наина.

4. 1938 – 1948 год. Война.

«…И наконец задумал я
Оставить финские поля;
Морей неверные пучины
С дружиной братской переплыть
И бранной славой заслужить
Вниманье гордое Наины.
Я вызвал смелых рыбаков
Искать опасностей и злата...»

К 1939 году дружина для битв была практически собрана. Окончательно захвачены районы западной Белоруссии и западной Украины. Заключены договора о взаимной помощи с Эстонией, Латвией, Литвой. А Финляндия, не принявшая договора, подверглась агрессии, не имевшей, правда, успеха. А первые серьёзные вооружённые столкновения произошли в районе озера Хасан на советско-маньчжурской границе именно в 1938 году.

«…Мы десять лет снега и волны
Багрили кровию врагов.
Молва неслась: цари чужбины
Страшились дерзости моей;
Их горделивые дружины
Бежали северных мечей…»

Последние две строчки явно показывают победу СССР над горделивым фашизмом. А молва о Советском Союзе во всём мире действительно неслась, и дерзости его страшились.

По окончании войны в 1945 году не только павшие не вернулись домой. Послевоенная демобилизация закончилась лишь в 1948 году. Прошло десять лет. Народ - победитель вернулся с войны. Заслужил ли финн «вниманье гордое Наины»? Только и случилось, что лагеря пополнили толпы бывших военнопленных. Репрессии продолжались.

«…К ногам красавицы надменной
Принес я меч окровавленный,
Кораллы, злато и жемчуг;
Но дева скрылась от меня,
Примолвя с видом равнодушным:
«Герой, я не люблю тебя!»…»

Никакие заслуги не привлекают гордую и самовлюблённую Наину. Ради своих капризов она отвергает даже сокровища, которые могли украсить её. В том же 1948 году начинается кампания по борьбе с космополитизмом. В том же 1948 году объявлены лже-науками генетика и кибернетика, что привело к сильнейшему отставанию СССР в этих отраслях. Вот он – отказ от злата, кораллов, жемчуга. Давление и контроль были настолько велики, что привели к деградации официальной гуманитарной науки и обезличиванию официальной культуры. Всё лучшее ушло в глубокое подполье.

«…Спешил в объятия свободы,
В уединенный мрак лесов;
И там, в ученье колдунов,
Провел невидимые годы...»
Наине тридцать лет.

5. Отшельничество финна длилось сорок лет. Наине 70 лет. 1988 год. Начало перестройки.

«…Скажи, давно ль, оставя свет,
Расстался я с душой и с милой?
Давно ли?..» «Ровно сорок лет, —
Был девы роковой ответ, —
Сегодня семьдесят мне было...»

На этот момент ситуация координально меняется. Во-первых, ведьма потеряла красоту. Неудивительно, ведь кровавого террора в СССР давно нет, когти Наины отцепились от народа, потеряли его. И финн увидел перед собой страшную, отталкивающе-уродливую старуху с трясущейся головою, обессилившую без жертв. А во-вторых, Наина полюбила финна, то есть потеряла ещё и свою гордость. От собственной гордости советских не осталось и следа. Уже весь народ углядел, что гордиться нечем и устремил взоры на запад. А уровень духовности остаётся таким низким, что финн удаляется в пещеру ждать прихода Руслана, и ждёт его двадцать лет.

«Добро пожаловать, мой сын! —
Сказал с улыбкой он Руслану. —
Уж двадцать лет я здесь один
Во мраке старой жизни вяну;
Но наконец дождался дня,
Давно предвиденного мною…»

Руслан приходит в 2008 году. О том, что значит приход Руслана, позже опишем подробно. А что ж Наина? То, что финн пренебрег ею, породило бурю злобы и жажду мщенья.

«…И пламя поздное любви
С досады в злобу превратила...»

Притихшая было Наина взбунтовалась.

«Ты возмутил мой век спокойный…»

Именно в 1988 году вспыхивает кровавым пламенем Нагорный Карабах, а затем другие конфликты. Забегая немного вперёд, скажем, что в том же 1988 году при М. Горбачёве происходит встреча горбатой Наины и горбатого Черномора, где и заключается договор о том, чтобы погубить Руслана. Об этом и слова старца:

«…Душою черной зло любя,
Колдунья старая, конечно,
Возненавидит и тебя;
Но горе на земле не вечно…»

Линия восток. Рогдай.
Неподвижным символом присутствует на свадьбе Рогдай. Руслан помешал ему больше чем другим. Ведь, судя по тексту, исходя из личных заслуг, он имел большие шансы. И не потому, что, согласно легенде, Владимир уже хотел избрать ислам, да запрет на употребление вина помешал. Рогдай начинает совершать действия, проявляет свои главные качества, все более отрицательные, и не может больше олицетворять мировую религию, как и другие отвергнутые женихи. Реальная историческая личность скоро проявится в чертах Рогдая, но сначала определим его как явление. Для этого нужны характеристики из поэмы – немногочисленные, но точные и направляющие:

«…Один — Рогдай, воитель смелый,
Мечом раздвинувший пределы
Богатых киевских полей…
…То был кровавых битв искатель,
Рогдай, надежда киевлян…»

Надежда киевлян? Неужели это и есть тот, на кого народ надеется и уповает во всём, в том числе и в спасении Людмилы?! Уповает, конечно, безутешно и надеется зря, потому что Рогдай отступает от своей прямой цели. Это не простая ревность, если учесть, кем являются Людмила и Руслан. Обладание Людмилой бледнеет перед желанием не иметь соперника. Это уже называется абсолютной тиранией, оголтелым самодержавием.

Ещё до И.Грозного в Московской Руси сложилась гордая, абсолютная, не знающая никаких стеснений и ограничений, великокняжеская власть. По свидетельству иностранцев, она превосходила любую в Европе, кроме власти турецкого султана, следуя больше восточной традиции. Возросши под охраной, и даже под покровительством татарских ханов, великокняжеская власть постепенно сосредоточила в себе весь ореол, всю безмерность ханской вседозволенности. Линия востока прослеживается явственно. Вообще соблазнительно представить себе мрачного и воинственного Рогдая, летящего с востока в виде татаро-монгольского нашествия. Но это будет неверно. Во-первых, Рогдай – русский витязь, «надежда киевлян». А во-вторых, как бы нам не хотелось отыскать в пророчествах Пушкина такие важные вехи, как победа над Наполеоном, Гитлером, потрудимся напрасно. В судьбе России настоящими были только внутренние враги, о них и пойдет речь. По мере развития сюжета, черты Иоанна Грозного в Рогдае проявляются вопиюще. «Воитель смелый, мечом раздвинувший пределы». Завоёвывали и расширяли и до Грозного, но он особо отличился. И тирания при нем достигла апогея. А кто из правителей совершал такой резкий поворот и предавался преследованию?!

Фарлаф и его бегство.
То, что Рогдай, развернувшись с востока на 180 градусов, находит не Руслана, а Фарлафа, подтверждает направление наших линий и то, что Фарлаф означает запад, его проявления и влияния. Например, позднее его образ будет напрямую связан с западной демократией и переходом России к демократической системе. Как же это может быть истолковано по отношению к 16-му веку? До Грозного на Руси существовал высший государственный орган власти, являющийся совещательным при великом князе, и уже тогда с презрением игнорировался правителем. Так что роль Боярской Думы оставалась формальной. В 1547 году её заменила Избранная Рада, которая, по сути, являлась правительством России и в течение 13 лет последовательно осуществляла серию постепенных реформ. Что сделал Грозный со всеми, кто хотел разделить с ним государственные заботы, всем нам известно. Кто знает, как сложилась история, если бы эти зачатки демократического правления не были затравлены, выкорчеваны, изгнаны Грозным. Судите же о степени его рогдайского соответствия:

«…Рогдай угрюм, молчит — ни слова...
Страшась неведомой судьбы
И мучась ревностью напрасной,
Всех больше беспокоен он,
И часто взор его ужасный
На князя мрачно устремлен…
…Когда Рогдай неукротимый,
Глухим предчувствием томимый…

…В глубоку думу погруженный —
Злой дух тревожил и смущал
Его тоскующую душу,
И витязь пасмурный шептал:
«Убью!.. преграды все разрушу...
Руслан!.. узнаешь ты меня...
Теперь-то девица поплачет...»

Неукротимая тоскующая душа, смущаемая злым духом, томимая глухими предчувствиями. Можно ли точнее описать Грозного? И последующий за этим резкий поворот, досада, гнев, скрип зубов, преследование, в котором пыл ненависти к Руслану. Но он ошибается, это Фарлаф. Ошибается ли? Ведь это тоже соперник, и странно, что Рогдай не добил его. Очевидно, для победы над Фарлафом достаточно напугать до полусмерти, сбросить в овраг, вывалять в грязи:

«…Фарлаф, узнавши глас Рогдая,
Со страха скорчась, обмирал
И, верной смерти ожидая,
Коня еще быстрее гнал…
…Но робкий всадник вверх ногами
Свалился тяжко в грязный ров,
Земли не взвидел с небесами
И смерть принять уж был готов…»

Наглядным символом этого бегства выступает бывший член Избранной Рады А.Курбский, сбежавший на запад в Литву, кажется единственный, миновавший ужасной участи. Вслед ему несутся фантастические слова:

«Остановись, беглец бесчестный! —
Кричит Фарлафу неизвестный. —
Презренный, дай себя догнать!
Дай голову с тебя сорвать!»

Не являются ли они точным выражением слов Грозного из знаменитой переписки с Курбским: «Почто, несчастный, губишь свою душу изменою, спасая бренное тело бегством. Если ты праведен и добродетелен, то для чего же не хотел умереть от меня, строптивого Владыки, и наследовать венец мученический?» Другими словами – дай себя убить, как твой слуга, доставивший это письмо. Где ещё такое встретишь?

Схватка Руслана с Рогдаем.
Кроме того, что Грозный на долгое время изгнал демократию из Руси, он прославился тем, что боролся с собственным народом. Руслан оказался сильнее. В чём была его крепость? Почему Рогдай не смог победить Руслана в открытой схватке?

Битва была тяжёлой и долгой:

«…При свете трепетном луны
Сразились витязи жестоко…
…И вот колеблются, слабеют —
Кому-то пасть...»

И опять попытаемся избежать смещения понятий. Мы не отождествляем Руслана с русским народонаселением, а называем его русский путь. Схватка Руслана с Рогдаем символизирует не просто кровавый террор Грозного, где на одного казнённого боярина приходилось три-четыре посадских, а на одного посадского десять простолюдинов, а злобное желание подавить, исказить, уничтожить в сознании народа понятие о правильном пути России. Нам, живущим во время, когда Фарлафу удалось то, что не удалось Рогдаю , трудно представить, что такое понятие, и очень устойчивое, когда-то у русского народа было.

« …Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой».

Гордясь достижениями науки, благами цивилизации и представляя население Киевской и Московской Руси примитивным, тёмным, забитым, дремучим, как земляные полы и лучины, мы ошибаемся. Нам трудно понять истинную подоплёку этой рабской покорности царю-извергу в соединении с силой и мощью плеч, несущих на себе в период царствования Грозного бремя непрерывных войн, результатом чего явилось оформление централизованного российского государства – царства, равного великим империям прошлого. При всей болезненной подозрительности Грозного, и заговоры бояр, и независимость Новгорода, и вольнодумство народа – не выдумка, а реальность. В чём же выражалось это вольнодумство, которое в корне отличается от непокорности? Для нас понимание этого необходимо, т.к. даёт объяснение не только давней победы Руслана, но и делает очевидной причину того, что ничтожный Фарлаф, спустя несколько веков, так легко прерывает долгий и трудный путь Руслана.

В 16-м веке в сознании народа была еще свежа память об общинах и вечевых собраниях. Да и сами общины сохранялись, хоть и в несколько изменённом виде. Называли их еще «миром». Мир сам по себе многое мог решать в своих пределах – будь он большим городским, или же ограничен пределами одного деревенского порядка. По простой логике Русь должна быть централизованной системой этих миров. Но воцарившаяся власть была другой, подавляющей, чуждой. У народа было ощущение некоего должного государства и должного царя, которые к реальным отношения не имели. Устойчиво существовал миф о «скрывающемся истинном справедливом царе», являясь благодатной почвой для самозванчества. Это образ Руслана – смутно и слабо осознано, но все-таки жил в душе народа неискоренимо. И никакой Рогдай тогда не мог его победить.

«…Вдруг витязь мой,
Вскипев, железною рукой
С седла наездника срывает,
Подъемлет, держит над собой
И в волны с берега бросает».

Руслан не просто убивает Рогдая, но и вырывает его из седла, вырывает с корнем весь проклятый род. Ведь, как мы знаем, сын Иван, убитый Грозным, также имел низменный и жестокий нрав. Ужасным кошмаром отпечатался в сердце народа образ царя – кровопийцы. Большие потери понёс Руслан в битве. Меч, копьё, щит, кольчуга – всё поломано, разбито. Теперь витязь безоружен. Что происходит с Россией?

Смутное время.
«О поле, поле, кто тебя
Усеял мертвыми костями?…
…Быть может, нет и мне спасенья!
Быть может, на холме немом
Поставят тихий гроб Русланов,
И струны громкие Баянов
Не будут говорить о нем!»

Да, очень могло бы быть. После захвата поляками Москвы перед Россией встала реальная угроза утраты национальной независимости, национальной катастрофы. Осенью 1611 года Российское государство не имело центра, правительства, войска. А шведы начали переговоры с новгородским боярством о признании русским царём сына короля Карла-Филиппа. Однако, великое разорение земли русской вызвало широкий подъём патриотического движения в стране.

«…Но вскоре вспомнил витязь мой,
Что добрый меч герою нужен».

«…В кустах, среди костей забвенных,
В громаде тлеющих кольчуг,
Мечей и шлемов раздробленных
Себе доспехов ищет он.
Проснулись гул и степь немая,
Поднялся в поле треск и звон;
Он поднял щит, не выбирая,
Нашел и шлем и звонкий рог;
Но лишь меча сыскать не мог...»

Выступило народное ополчение, вооруженное чем попало. А звонкий рог Минина и Пожарского оказался особенно важен для Руслана. С его помощью он призывает народ к единению, и не только здесь, но и в других местах поэмы.

Голова.
Схватка с головой завершает первый этап путешествия Руслана к царству Черномора, а всего их будет три. За всё время существования Российского государства сменилось три правящих цепочки – Рюриковичи, Романовы и Советская власть. В Советском Союзе престолонаследие было не родственным, а идеологическим, и по сути эта цепочка тоже династия. И для всех правлений была характерна описанная ранее черта Черномора – цепи государственности, для которой народ является главным образом источником пополнения казны и формирования армии.

А является голова, из её рассказа, никем иным, как старшим братом Черномора. Голова здесь обозначает первую российскую династию – простоватую, не такую изощрённую, как её младший брат, коварный карлик, плетущий интриги: «Семейства нашего позор». Ведь тогда ещё правили потомки древних князей. Тех самых, которые лично возглавляли войско, бились и умирали в битвах наравне с дружиной.

Сначала Руслан разит язык, что является по сути разоблачением и смертью Лжедмитриев, дерзких самозванцев.

«…И между тем она героя
Дразнила страшным языком.
Руслан, досаду в сердце кроя,
Грозит ей молча копием,
Трясет его рукой свободной,
И, задрожав, булат холодный
Вонзился в дерзостный язык»

На данном этапе поражение головы символизирует падение первой династии и начало новой эпохи. Но значение головы вообще – более расширенное. Её судьба будет тесно связана с мечом вплоть до окончательной смерти как минимум в трех точках – концах трех династий.

Далее следует рассказ головы, и начинается он удивительно, даже странно:

«Ты вразумил меня, герой, —
Со вздохом голова сказала, —
Твоя десница доказала,
Что я виновен пред тобой…»

По сюжету, в чём может быть голова виновата перед Русланом? Но она кается! Как нам известно, перед избранием нового царя Михаила Романова состоялось небывалое всеобщее покаяние народа с молитвами и богослужениями. Это очень значительное событие, случившееся лишь однажды в Российской истории. Определим, чем же особенным ознаменовался конец головы. Главное, что под ней находится меч, которым Руслан впоследствии одержит все свои победы. Этот меч символизирует действие сплоченных народных масс за свою свободу. И появился он именно после падения первой династии. Но взял ли его Руслан тогда, в 17-м веке, вот вопрос.

Вторая династия.

После битвы с головой Руслан продолжает свой долгий и трудный путь. Период правления второй династии – Романовых отмечен очень чётко, хотя и не так подробно:

«…И дни бегут; желтеют нивы…
Руслан
Свой путь отважно продолжает
На дальный север; с каждым днем
Преграды новые встречает:
То бьется он с богатырем,
То с ведьмою, то с великаном…»

То есть опять проходит тот же цикл преград – богатырь, ведьма, великан. Вспомним – ведь и голова когда-то была великаном. Рогдай – богатырь, а Наина – ведьма. Все повторяется снова, столица передвигается в это время на север, остается та же правящая монархическая система – такие же, глухие к народу, жестокосердные цари и императоры, бунты и восстания, гнёт государства. Но силы нашего воина не иссякают и соблазны не берут его. Почему?

«То лунной ночью видит он,
Как будто сквозь волшебный сон,
Окружены седым туманом,
Русалки, тихо на ветвях
Качаясь, витязя младого
С улыбкой хитрой на устах
Манят, не говоря ни слова...
Но, тайным промыслом храним,
Бесстрашный витязь невредим;
В его душе желанье дремлет,
Он их не видит, им не внемлет,
Одна Людмила всюду с ним».

Тайный промысел вещего старца не дает Руслану сбиться с дороги. А пока текут столетья эпохи Романовых, ситуация с Русланом остаётся практически неизменна – сквозь многочисленные преграды он пробивается к Людмиле, мечтая только о ней.

Третья династия.
Следующим препятствием Руслана будет Черномор, который означает третью, самую мрачную эпоху российской государственности – Советскую власть. Это нисколько не противоречит тому, что при похищении Людмилы Черномор был понятием более общим и означал дух государственности, являющийся преобладающим почти при любых правительствах. Основная характеристика этого духа – это потребительское отношение к народу и земле, укрепление государства ради одного лишь государства, а не основной массы его жителей, и самое главное – подавление свободомыслия, препятствование преобразованию этого государства в нравственно чистую инстанцию, имеющей функцию обслуживания народа. Разумеется, это явление не только российское, но и всеобщее. Этот дух стал необходим и зародился для защиты от внешних врагов, но потребовал за это больших жертв. А вкусив их, потребовал ещё больших.

Но во времена Советской власти дух государственности обрёл небывалую силу. Дошло до того, что он приобрёл сонмы и сонмы ДОБРОВОЛЬНЫХ ЖЕРТВ. Этой преданности и самоотреченного собачьего служения государству за вываренную кость не смогли добиться ни князья, ни цари, ни императоры. Так в чём же была его сила? В БОРОДЕ!

«…Коварный, злобный Черномор,
Ты, ты всех бед моих виною!
Семейства нашего позор,
Рожденный карлой, с бородою…».

Повторим последнюю строку и поразимся абсолютной точности этого выстрела. Родоначальником коммунистического учения, считается Карл Маркс с его великолепной растительностью. Но даже если бы не было этих слов в поэме. Мы стараемся смотреть не на отдельные совпадения, а на главную суть. Трижды в поэме указывается на то, что сила карлы заключается в бороде: в разговоре Черномора с Наиной, в рассказе головы и в напутствии Финна к Руслану. И бородой этой выступает коммунистическая идеология. Всем кто родился в Советском союзе, пережил его крушение и предшествующее ему разрушение веры в коммунистическую доктрину, понятны эти строки:

«…Противник слабый мне не страшен;
Узнай чудесный жребий мой:
Сей благодатной бородой
Недаром Черномор украшен.
Доколь власов ее седых
Враждебный меч не перерубит,
Никто из витязей лихих,
Никто из смертных не погубит
Малейших замыслов моих…».

Да, всегда были люди, и их было не мало, которые видели, что за этой силищей стоит груда седых волос, в которой сам карла порою путается. Но масса основного населения, а главное, правящая кучка, носящая эту бороду и несущая эту идеологию не могла представить, что когда-либо останется без бороды. А смена партийных руководителей отражается в активности действий Черномора. Порою он успокаивается в поисках Людмилы. А порой, ущемлённый её недоступностью, карлик одержим желанием найти её и обладать ей:

«Сюда, невольники, бегите!
Сюда, надеюсь я на вас!
Сейчас Людмилу мне сыщите!
Скорее, слышите ль? сейчас!
Не то — шутите вы со мною —
Всех удавлю вас бородою!».

И ещё:

«…Рабы влюбленного злодея,

И день и ночь, сидеть не смея,
Меж тем по замку, по садам
Прелестной пленницы искали»…

Какой отчётливый образ. Мы явственно видим главного выразителя Черномора – уродливого, рябого, сухорукого и шестипалого Сталина, неутомимого в преследованиях народной души, приказывающего своим рабам: «ищите!». И они ищут « и день и ночь сидеть не смея». И всё, что отмечено дыханием Людмилы – любой ясный творческий всплеск, свободная и яркая мысль – всё, что в этом саду исходит не от Черномора, а от Людмилы, преследуется. А самих этих рабов-невольников, сколько было во время чисток удавлено бородою? Этой же бородою, которую они так гордо несут.

«…Арапов длинный ряд идет
Попарно, чинно, сколь возможно,
И на подушках осторожно
Седую бороду несет…»

А теперь уместно вспомнить о том, как начиналась третья династия.

Предсказание головы.
Рассказ головы, также как и рассказ финна, выступая отдельной историей в поэме, также будет, несомненно, пророчеством в пророчестве. Причем очень важным. Предсказание финна начинается с 1918 года, а значительнейшие события начала 20-го века, включая 1917 год, остаются неосвещенными. А ведь это переломные годы в жизни нашей страны.

Истории финна и головы не просто излагаются, а рассказаны именно Руслану и с определенной целью – предупредить его. Они повествуют о двух главных врагах героя, финн – о Наине, голова – о Черноморе, и готовят его ко встрече с ними. Теперь, когда понятно, кто таков коварный карла, узнаем историю его прихода к власти. При этом помним, что великан (именно великан, а еще не голова) символизирует вторую династию.

«…И я был витязь удалой!
В кровавых битвах супостата
Себе я равного не зрел;
Счастлив, когда бы не имел
Соперником меньшого брата!
Мой дивный рост от юных дней
Не мог он без досады видеть
И стал за то в душе своей
Меня, жестокий, ненавидеть.»

Рост у великана, действительно, был немалый. До 1906 года формально верховная власть в России всецело и безраздельно принадлежала императору – «монарху самодержавному и неограниченному». Но к этому времени оппозиционное движение в стране достигло такого размаха, что привело к сильнейшему политическому кризису, а затем к революции 1905-1907 гг. Непрекращающиеся рабочие стачки, крестьянские выступления с погромами свидетельствовали о растущем недовольстве существующим строем. А главное, растут и развиваются партии – противники самодержавия. Самая активная из них – РСДРП. Ненависть юного карлы так велика, что в 1914 году начавшаяся война не остановила революционную и провокационную деятельность РСДРП, тогда как другие партии на время всеобщей беды решили объединить усилия с властями.

«…Я был всегда немного прост,
Хотя высок; а сей несчастный,
Имея самый глупый рост,
Умен как бес — и зол ужасно.»

А в этот период великан был особенно недалек в плане государственного ума. Вспомним последнего царя. Все, что выходило за границы семьи и придворной жизни, слабо доходило до него. Он и понятия не имел о каком-то там волшебном мече, народном единстве, и вообще о народе, его состоянии, настроениях, нуждах, не мог объективно оценить сложившуюся обстановку.

Зато карла знал о мече. И очень хотел им завладеть, заодно и брата погубить. И он подговаривает великана раздобыть страшное для них оружие:

«…Я разобрал во тьме волшебной,
Что волею судьбы враждебной
Сей меч известен будет нам;
Что нас он обоих погубит:
Мне бороду мою отрубит,
Тебе главу; суди же сам,
Сколь важно нам приобретенье
Сего созданья злых духов!»

Великан отправляется за мечом, не подозревая, чем это ему грозит и без особых усилий достает его. То есть царь, спровоцированный революционной обстановкой, вынужден был предоставить некоторую выборную свободу: расширить избирательные права, учредить в 1906 году Государственную думу.

«…Но нет! судьба того хотела:
Меж нами ссора закипела —
И было, признаюсь, о чем!
Вопрос: кому владеть мечом?»

И ссора имела трагичный исход для великана. Сейчас можно долго спорить о том, что было бы, если Николай вел себя иначе, как развивалась бы тогда Россия, да и не только она, но и, допустим, страны соцлагеря. Совершенно неясно, был ли возможен для Российской Империи европейский путь, или случившееся с нами – неизбежность. Удивительно только то, что Пушкин предрекает именно такой ход событий за 100 лет до них.

«…Я сдуру также растянулся;
Лежу, не слышу ничего,
Смекая: обману его!
Но сам жестоко обманулся…»

Не с такой смекалкой соперничать с Черномором, которого тогда представлял большого ума человек, хитрюга и конспиратор. Когда в феврале 1917-го царь опомнился и создал карательный отряд для подавления беспорядков, было уже поздно.

«…Подкрался сзади, размахнулся;
Как вихорь свистнул острый меч,
И прежде, чем я оглянулся,
Уж голова слетела с плеч…»

Так закончило своё существование царское самодержавие. Но голова остается, и самодержавная форма правления остается:

«…И сверхъестественная сила
В ней жизни дух остановила…»

Там, где упоминается меч, всегда налицо небывалое народное единение. И 1917 год – именно такой редкий случай. Воспоминания современников об ощущениях после Февральской революции пестреют словами: «свобода», «небывалое чувство братства», «восторженные мечты о прекрасном будущем». На улицах незнакомые люди разных сословий с сияющими лицами обнимались и поздравляли друг друга. Но надежды были обмануты. Не забываем, что Руслан меча еще и не коснулся, у народа никто ничего не спросил, за его волю выдавался новый диктат. Меч больше не нужен Черномору, а только власть и собственная безопасность. Неожиданно удавшийся Октябрьский переворот 1917 года и последующий захват управления страной единственной партией, которая впоследствии искоренила все другие, соответствует тому, что карла прячет меч. Ведь он уже опасен для его бороды. И прячет именно под головой, гарантирующей удобную Черномору, безальтернативную форму управления. И только когда эта неподвижная громада рухнет, Руслан схватит меч. Не раньше, чем рассказ головы, законченный 1917 годом, продолжится естественным образом, т.е. по полю, усеянному костями несостоявшихся победителей, придет герой.

А пока Черномор переносит голову – большевики переносят столицу и управление страной в Москву. Скорбная участь костей великана сбывается практически буквально:

«…Мой остов тернием оброс;
Вдали, в стране, людьми забвенной,
Истлел мой прах непогребенный…»

Что соответствует тайному захоронению останков расстрелянной царской семьи на месте совершенного преступления. Невозможно не обратить внимание на точность характеристики этого места: «там, за восточными горами» – одни у нас восточные горы, Уральские; «роковой подвал» – печально известный подвал Ипатьевского дома в Екатеринбурге.

К печальным событиям третьей эпохи государственности можно отнести еще одно знаковое явление, сон Людмилы.

Сон Людмилы.
Жестокой страстью уязвленный,
Досадой, злобой омраченный,
Колдун решился наконец
Поймать Людмилу непременно
…княжна Вдруг слышит — кличут: «Милый друг!»
И видит верного Руслана.
Его черты, походка, стан;
Но бледен он, в очах туман,
И на бедре живая рана —
В ней сердце дрогнуло. «Руслан!
Руслан!.. он точно!» И стрелою
К супругу пленница летит,
Уже достигла, обняла:
О ужас... призрак исчезает!
Княжна в сетях; с ее чела
На землю шапка упадает.
Хладея, слышит грозный крик:
«Она моя!» — и в тот же миг
Зрит колдуна перед очами.
Раздался девы жалкий стон,
Падет без чувств — и дивный сон
Объял несчастную крылами.»

Период правления Сталина и других советских руководителей не описан в поэме очень подробно. Пытаясь на Советском периоде расширить расшифровку, мы чуть не допустили серьёзную ошибку, которая, к нашему недоумению, рассыпала всю последующую цепочку. Нам понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя и уйти от анализа политической истории. Ведь она имеет лишь косвенное отношение к Руслану, а к Людмиле вообще не применима.

Ошибка состояла в том, что мы изменили начальную наметку и предположили, будто сон Людмилы был вызван сталинскими репрессиями, а главное жесточайшим преследованием церкви. Это легко приходит на ум, верно? Народная душа поймана на коммунистические идеалы, приняла их за правильный путь, за Руслана, а это оказался Черномор. И обещанный народу коммунистический рай – обман. И именно подделанный под Руслана, ведь коммуна – это вариант братской общины, где всё общее и всё решается сообща. Но, лишённый Бога, коммунизм превращается в муравейник, где нет места ни любви, ни творчеству, ни духовности, где все усилия обращены вовнутрь, не замечая вокруг вселенной – непознанной и прекрасной.

Однако от несомненных фактов реальности отрываться нельзя. Помним о главной сути Людмилы, Помним о том, в чём она выражает себя всё тысячелетие. Это настоящая, без громких деклараций любовь к Родине, стремление объединиться на основе этой любви в братство. Это творчество литературных, художественных, музыкальных гениев, которые своим тонким слухом слышат голос Людмилы и являют нам высокие образы красоты, любви, женственности. И сам Пушкин является творцом, несущий нам этот образ.

Так нашёл ли Людмилу Сталин? Схватил ли её? Нет! Несмотря на жесточайшие преследования, таланты, хотя б и в подполье, но творили. Собирались в тайных квартирах носители живых идей и мыслей, чтобы просто озвучить их, хоть знали чем это грозит. Людмиле просто пришлось тогда больше бегать и прятаться. А разве можно предположить сон Людмилы во время застоя? Ведь, несмотря ни на что, эта эпоха расцвела такими именами! Любимов, Параджанов, Окуджава, Высоцкий, Бродский, Галич, Солженицин и многие другие, до сих пор не известные широко. Да здесь только перечислять можно страницами. Тарковский и Бондарчук сняли такие фильмы, про которые невозможно подумать, что они созданы в эпоху безбожия и цензуры. Это уже похоже на то, как Людмила дразнит рабов Черномора, потерявших бдительность.

«…Людмила ими забавлялась:
В волшебных рощах иногда
Без шапки вдруг она являлась
И кликала: «Сюда, сюда!»
И все бросались к ней толпою;
Но в сторону — незрима вдруг —
Она неслышною стопою
От хищных убегала рук.
Везде всечасно замечали
Ее минутные следы…
…Сам карла утренней порою
Однажды видел из палат,
Как под невидимой рукою
Плескал и брызгал водопад…
…Нередко под вечер слыхали
Ее приятный голосок;
Нередко в рощах поднимали
Иль ею брошенный венок,
Или клочки персидской шали,
Или заплаканный платок…»

И всё же Людмила была поймана, но как, кем и когда? Припомним, ведь это уже недавние события.

В восьмидесятые годы двадцатого столетия в России был последний культурный всплеск. Несмотря на существующую цензуру, полузапрещенное творческое подполье постепенно становится общедоступным, да и официальное искусство не лишено своего очарования, по крайней мере уже не режет глаза и уши идеологической пропагандой. Но после 1988 года ситуация резко меняется. Лже-свобода делает своё дело. Голос заснувшей Людмилы глохнет, это отражается очень отчетливо в том, что из творчества исчезает нежность, женственность, светлая печаль, тонкие чувства, понятные и нужные всем. Зато вырываются на всеобщее обозрение грубость, агрессия, «чернуха и порнуха», цинизм и саморазрушающие вибрации. Правда освещается однобоко, выворачивая наизнанку все тёмные углы нашей жизни.

Вы уже догадались, какой представитель Черномора и когда поймал Людмилу, осталось разобраться - как?

Лже – Руслан.

По нашему мнению, заявления типа «русским не нужна свобода, она их портит» не просто примитивны и не верны, а глубоко безнравственны. В России никогда не было свободы. Но вот будто бы появилась, и облик её не вызвал сомнений. Говори что хочешь, делай что хочешь, ругай режим, наслаждайся тем, что раньше было запретно. Вот он наш справедливый царь – в народ ходит, говорит без бумажки. И даже отметина у него в виде раны. У обернувшегося Русланом Черномора рана на бедре, но Горбачёв не Черномор, Горбачёв - опора Черномора, его орудие, то есть вполне нога. А перед тем, как сети мнимой свободы были расставлены, горбатый Черномор встречается с горбатой Наиной. И происходит это в 1988 году, что точно совпадает с указанием в пророчестве финна. Такая встреча произошла в первый раз:

«…Досель я Черномора знала
Одною громкою молвой;
Но тайный рок соединяет
Теперь нас общею враждой…»

И не мудрено. Не может быть между ними дружбы. Они враги. Духу государственности всегда угрожали бунты, распри, расколы, вдохновляемые, как раз Наиной. Черномор отмечен стремлением к приобретательству и цементированию. Наина же разрушительница: государств, городов, содружеств, союзов и семейных очагов. Такой договор заключён впервые и вызван угрозой для них обоих – приближением Руслана. По сюжету поэмы, этот союз довольно бессмысленный. Злодеи все равно действуют по одиночке, каждый со своей целью. Но в результате этого договора Людмила поймана, а потом убит Руслан. Давая Наине свободу, Лже-Руслан не может уже показать своей сути, и допускает начинающийся развал государства. И в этом же году вспыхивают очаги братоубийственных конфликтов – Нагорный Карабах, Ферганская долина, Алма-Ата, Душанбе, Южная Осетия, Абхазия, Молдова. Но Горбачёв, вместо того, чтобы по-Черноморски жёстко подавить эти очаги, проявляет нерешительность. То есть соблюдает договор с Наиной и одновременно притворяется Русланом. Как же, ведь он певец свободы. Так может быть он и не Черномор вовсе, как его предшественники? Вот уж нет. Горбачёв был носителем этой бороды и стремился сохранить её. Убежденный коммунист, он хотел просто несколько реформировать партию. Это не было свободой, лишь выдавалось за нее. Черномор играл в Руслана, чтобы поймать Людмилу. В 1988 на 19-ой партийной конференции КПСС было положено начало политической реформы в СССР. Людмила обманулась, бросилась к нему в объятья. В культуре это выразилось резким повышением стремления к творчеству у молодёжи. Их неиспорченные души услышали, как Людмила крикнула «Руслан!» . В молодёжной среде в это время все пишут стихи, не имеющие музыкальных способностей люди создают музыкальные группы, их становится очень много. Как грибы росли театральные студии. Но! Несмотря на отсутствие цензуры, общекультурный уровень вдруг начинает катастрофически снижаться. Также падает профессиональный уровень многих спектаклей, фильмов, литературы. Людмила была поймана в сети мнимой свободы и увидела, что перед ней Черномор. Авторитет Горбачёва и доверие к нему народа растворяются. Для всех он уже бестолковый говорун, бессильный карлик, путающийся в своей бороде. Людмила засыпает «дивным сном». И тут же:

«…Чу... вдруг раздался рога звон,
И кто-то карлу вызывает.
В смятенье, бледный чародей
На деву шапку надевает…»

Да, настало время отвечать бородою за свои деяния. Руслан достиг обители злодея. Что же может означать звук рога, или, иными словами, вызов? Мы считаем, что, как символ, этим вызовом выступает тот момент, когда Ельцин положил на стол президиума свой партбилет. Это стало началом, потом партбилеты посыпались, как из мешка:

«…Призывный рог, как буря, воет,
Нетерпеливый конь кипит…»

Сразу обмолвимся, что не считаем Ельцина за Руслана, за его выразителя, а именно за рог. Но затем ему предстоит сыграть другую, совершенно неблагородную роль. Эту роль мог бы исполнить кто-то другой, и совершение предначертанного Богом неизбежно. Но человек одарен драгоценной свободой, и право выбора – стать или не стать предателем – всегда остается за ним.

Бой Руслана с Черномором.

Рог был услышан Черномором, и он принял вызов. Летит на встречу – и что же? Нешуточная опасность! Он видит второй раз волшебный меч, добытый героем из-под головы, и понимает, что конец близок. Падение третьей позорной династии становится, наконец, реально осуществимым. Оружие держит герой и готов его применить. Вот когда по настоящему меч и был добыт. Нигде в поэме не сказано, что витязь орудует волшебным мечом, кроме случая с Черномором и печенегами, да и не мог он этого сделать. Почему? Не было возможности свободного волеизъявления народа. И вот впервые за всю историю России случилось всенародное голосование. 12 июня 1991 года был избран президент РФ – какая угроза для Черномора. Самодержавная голова повержена «тяжелой десницей», т.е. голыми руками, иначе голосованием. Теперь все на месте, и предстоит битва.

Неофициальная версия участия Горбачёва в попытке переворота ГКЧП довольна слаба. Но для нас это не важно. Какая разница кто в этот момент стал человекоорудием духа государственности – Горбачёв и его ближайшие соратники, или просто его соратники, фактически – вторая нога Черномора. Главное, что обстановка накалилась перед боем. Перед руководством СССР встала угроза подписания 22 августа 1991 года Ново-Огарёвского союзного договора, фактически лишающего центр реальной власти.

«…Князь карлу ждет. Внезапно он
По шлему крепкому стальному
Рукой незримой поражен;
Удар упал подобно грому…»

Внезапное объявление ЧП, отключение всех, кроме одного каналов телевидения, закрытие газетных изданий. Это был для нас оглушительный удар. Но не разящий. Главным действующим лицом стал народ. Что значили бы обитатели Белого дома, если не были окружены живым кольцом из тысяч людей, услышавших рог Руслана. Народ не поддержал ГКЧП, а армия отказалась применять силу против своих граждан. Против своих! Небывалое ощущение братства. Три дня – 19, 20, 21 августа 1991 носит чародей Руслана на бороде и «изумляется русской силе», им неожиданной. Усталый карла покоряется витязю и опускается на землю.

«…Тогда Руслан одной рукою
Взял меч сраженной головы
И, бороду схватив другою,
Отсек ее, как горсть травы…»

23 августа 1991года КПСС перестала существовать и прекратила свою деятельность.

«…«Знай наших! — молвил он жестоко, —
Что, хищник, где твоя краса?
Где сила?» — и на шлем высокий
Седые вяжет волоса…
…Наш витязь карлу чуть живого
В котомку за седло кладет…»

Отметим, что Руслан теперь носитель бороды и хозяин карлы. Далее происходит стремительное крушение царства Черномора.

«…С холмов утесы отрывает,
Всё рушит, всё крушит мечом —
Беседки, рощи упадают,
Древа, мосты в волнах ныряют,
Степь обнажается кругом!
Далеко гулы повторяют
И рев, и треск, и шум, и гром;
Повсюду меч звенит и свищет,
Прелестный край опустошен…»

Союз нерушимый с грохотом развалился. К 31 августа 1991 все союзные республики заявили о своем выходе из СССР. России предстоит свой собственный путь. Руслан находит Людмилу спящей. Он расстроен, но ободрён невидимым голосом финна. Откуда звучит этот глас? С какой целью – направить Руслана в Киев? А разве без этого совета он поскакал бы в Париж? Позже мы возвратимся к этому событию. А пока остаётся путь домой и надежда, что народная душа проснётся. Встреча с умирающей головой символизирует невозможность возврата к формам правления прошлого. Отныне не будет монархов и тайных партийных ставленников. Путь к власти лежит только через всенародные выборы. Чем же важным ознаменовалась эта встреча с головой? Как мы помним, в своем рассказе она просила Руслана отомстить за свою безвестную гибель. В октябре 1991 было объявлено об идентификации останков последней царской семьи. Теперь этот неприкаянный прах, возвративший себе имя, может обрести покой. И далее в поэме Руслан встречает хазарского хана.

Ратмир. Сон Руслана.
Сон Руслана следует в поэме сразу после встречи с Ратмиром. Но для того, чтобы расшифровка была более лёгкой и ясной, мы сначала рассмотрим сон. Сон вещий. Сначала Руслан бросается вслед за Людмилой, упавшей в пропасть. Затем оказывается в гриднице у Владимира.

«…Между двенадцатью сынами,
С толпою названных гостей
Сидит за браными столами…
…И видит он среди гостей
В бою сраженного Рогдая:
Убитый как живой сидит;
Из опененного стакана
Он, весел, пьет и не глядит
На изумленного Руслана.
Князь видит и младого хана…»

Руслана никто не замечает. Он незримо присутствует с Рогдаем и Ратмиром между двенадцатью сынами, означающих двенадцать бывших союзных республик и ставших странами СНГ. О прибалтийских республиках разговор ещё будет. Двенадцать сынов-витязей – это пути стран СНГ. В начале поэмы, мы помним, не было указано сколько у Владимира сыновей. Но не Руслан, а Фарлаф в тишине ведёт Людмилу, при полном молчании. Так это пути разделившихся двенадцати стран, а где же их народные души? Вернёмся к встрече с Ратмиром. Какое государство находится сейчас на месте Хазарского каганата географически? Украина. Наша южная линия сохраняется. Отношения России с Украиной были всегда особыми и очень тесными, и о Ратмире сказано особо. Руслан и Ратмир обнялись как братья.

«…Встает, летит. Раздался крик...
И обнял князь младого хана.
«Что вижу я? — спросил герой, —
Зачем ты здесь, зачем оставил
Тревоги жизни боевой
И меч, который ты прославил?»…»

После распада СССР Украина отказалась от ядерного оружия ради сохранения своего покоя и мира. И Ратмир, символизирующий правильный путь Украины рассказывает Руслану о том, как обрёл свою любовь, свою народную душу.

«…«Мой друг, — ответствовал рыбак, —
Душе наскучил бранной славы
Пустой и гибельный призрак…
…Сложил и меч и шлем тяжелый,
Забыл и славу и врагов…»

И главное – «двенадцать дев меня любили», а он покинул их ради одной. Вот они – народные души бывших союзных республик. Нужен ли был украинскому пути этот хоровод? Всенародный референдум конца 1991 года сказал – нет.

«…Моя подруга мне мила;
Моей счастливой перемены
Она виновницей была;
Она мне жизнь, она мне радость!
Она мне возвратила вновь
Мою утраченную младость,
И мир, и чистую любовь…»

И вот рыбак и пастушка поселились на берегу в «поникшей хате», сохраняя свой «суверенитет». Что потом происходит с Ратмиром, в поэме не описано, и не так все безоблачно в жизни Украины.

Что мы можем сказать о трёх прибалтийских республиках? В СССР они занимали ещё более особое положение. Их вступление в союз носило отчётливый характер оккупации. Их плен был тяжелее. И мы находим их в образе невольниц, трёх дев, упоминаемых дважды и находящихся в замке Черномора в качестве пленниц и вынужденных служить Людмиле.

«…Но их унылый, смутный взор
И принужденное молчанье
Являли втайне состраданье
И немощный судьбам укор…»

Они были отделены от заточённых двенадцати дев и получили
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения История России, рассказанная Пушкиным

  • бесцеремонного вещания и невыстраданной проповеди.

    «…Долина в мертвой тишине...
    Изменник едет на коне...»

    По сюжету, Фарлафу не очень подходит это определение. Злодей, предатель, убийца – да. Изменяют данному слову, обещаниям, обязательствам, присяге. В поэме ничего такого между Русланом и Фарлафом не было. Зато в реальной истории все было именно так. Кто служил воле Руслана и был проводником его действий? Вокруг кого собрался народ у Белого дома? Кто разрушил Союз? И кем он был в Свердловске, когда там были найдены царские останки? Кто обещал свободу и демократию? Но он всему изменил. А западная демократия, продолжающая намеченную нами ранее фарлафскую линию запада, оказалась непригодна для России, т.к. не несла настоящей свободы.

    Не можем точно сказать, когда Ельцин принял фарлафство. Но Наина была рядом с ним и заставила, подвела его к этому преступлению. И хотя мы встречали это имя только дважды в своей жизни – у Пушкина и у Ельцина, Наина Ельцина, конечно, не воплощает и не отражает пушкинскую ведьму. Это имя в новейшей истории является указателем на конкретное время действия.

    А события октября 1993 года прямо противоположны августу 1991-го. Казалось бы, в обоих случаях народ вышел на улицы защищать свободу. Но в 1991 году повинуясь призыву Руслана в братской сплочённости, а в 1993 году – в братской вражде, гонимый Наиной и превратившийся в неуправляемую толпу, довольно агрессивную и повсеместно пьяную, разбавленную множеством любопытных и зевак. Своих больше нет, и теперь, без лишнего обсуждения, в ход пускается оружие. Торжество Наины, вдохновляющей все центробежной идеей разрушения.

    А преступление Ельцина было направленно не против заседавших в Белом доме, какой бы Руслан там не председательствовал, его имя также является лишь временным указателем. В конечном счете, все непокорные предводители остались живы-здоровы. Преступление было совершено против русского пути. Прервав его, Фарлаф-Ельцин вверг нацию во власть Наины на страшных шесть лет.

    «…Изменник, ведьмой ободренный,
    Герою в грудь рукой презренной
    Вонзает трижды хладну сталь...»

    Вторично Фарлаф называется изменником, даже в момент совершения убийства. Ведь 2 года назад Ельцин сам защищал Белый дом. А теперь, шокируя весь мир, показывает свою обретенную суть. И подталкивает его к этому Наина – зародившаяся анархия. Эти нелепые чудовищные выстрелы из танков символизируют удары ножа изменника в широкую белую грудь Руслана. Последствия этого события так трагичны. Ростки братства, народного самоуправления, доверия к власти были уничтожены. Слово сплочение стало атавизмом. Разрозненность и равнодушие к своей стране ознаменовало последующий период. Начались годы беспредела, бандитизма и разграбления страны. Поскольку Фарлаф выразитель запада, то влияние Америки и Европы усилилось. Состояние страны – и внешнее, и внутреннее угрожающе ослабилось. Полнейший экономический развал, ужасающая коррупция, первая позорная чеченская война.

    «…Лежит он мертвый в чистом поле:
    Уж кровь его не льется боле,
    Над ним летает жадный вран,
    Безгласен рог, недвижны латы,
    Не шевелится шлем косматый!…»

    А Черномор?

    «…А Черномор? Он за седлом,
    В котомке, ведьмою забытый,
    Еще не знает ни о чем;
    Усталый, сонный и сердитый
    Княжну, героя моего
    Бранил от скуки молчаливо;
    Не слыша долго ничего,
    Волшебник выглянул — о диво!
    Он видит, богатырь убит;
    В крови потопленный лежит;
    Людмилы нет, всё пусто в поле;
    Злодей от радости дрожит
    И мнит: свершилось, я на воле!
    Но старый карла был неправ...»

    Как легко бы мог Зюганов на фоне всем уже надоевшего беспорядка прийти к власти, но нет у него бороды – идеологической власти, и он проигрывает выборы. А у Ельцина есть, убийством добытая, спящая Людмила – спящая надежда народа на будущее. Ельцин становится всё больше и больше становиться похожим на Фарлафа в его характеристике.

    «…Фарлаф, крикун надменный,
    В пирах никем не побежденный,
    Но воин скромный средь мечей…»

    Народ ворчит, что этот пьяница скоро распродаст всю Россию, но всегда готов при этом не двинуться с места. Потому, что Руслан мёртв. Но Фарлаф, полный страха, не знает, что ему делать с Людмилой. Подъезжающий к Киеву, в конце своего пути, он в третий, последний раз, называется изменником:

    «…И вот изменник у крыльца…»

    Фарлаф передаёт Людмилу Владимиру перед скоплением народа.

    «..Все встали с шепотом глухим
    И вдруг смутились, зашумели…»

    Да, это было неожиданно. В новогоднюю ночь 2000 года все встали с шампанским смущёнными и озадаченными. В поздравительной речи Ельцин складывал с себя полномочия и передавал власть Владимиру Путину. А что ещё мы услышали, кроме « Я ухожу»? Раскаянье, горькие слова правды? Как бы не так. Думается, Ельцин присвоил лично себе победу августа 1991 года, одержанную единением народа, одержанную Русланом.

    «…«Людмила спит, — сказал Фарлаф, —
    Я так нашел ее недавно
    В пустынных муромских лесах
    У злого лешего в руках;
    Там совершилось дело славно;
    Три дня мы билися; луна
    Над боем трижды подымалась;
    Он пал, а юная княжна
    Мне в руки сонною досталась;
    И кто прервет сей дивный сон?
    Когда настанет пробужденье?
    Не знаю — скрыт судьбы закон!
    А нам надежда и терпенье
    Одни остались в утешенье»...»

    «Берегите Россию» сказал её «освободитель», передавая власть Владимиру Путину. Сон Людмилы с каждым годом становится всё крепче и крепче. Культура деградирует, и это у всех на виду.

    «…Печальный терем всем открыт…»

    Что является главным вопросом серьёзных телепередач, статей, разговоров о состоянии культуры? Конечно же: «как её возродить?». Да, все знают, что Людмила спит. Как разбудить её?

    «…гласы трубны,
    Рога, тимпаны, гусли, бубны
    Гремят над нею…»

    Со всех сторон бьют в режущие ухо бубны, трубят в рога и думают, что этим неодухотворенным шумом можно коснуться нежной народной души. Но даже если отвести глаза от массовой культуры и шоу-бизнеса, для чего придется порядочно изловчиться, и окунуться в камерные залы, театры, книги, изобразительное искусство, мы только и сможем сказать – «Людмила не умерла, она спит». Гениального, вечного и звенящего вообще нет, особенно связанного со светлыми женственными образами. Новосоздаваемое искусство огрубело и не светит. Да простят нас деятели культуры, они делают всё что могут. И многое лично нам очень нравится.

    Явление финна Руслану.

    Как мы говорили, и рассказ финна, и события в поэме приводят к одной дате –2008-му году. Мы уверенны, что обе встречи Руслана и финна – и в пещере, и во время оживления витязя – происходят в единой временной точке, которую финн называет днём назначенным, давно им предвиденным, в который должна свершиться судьба. Даже не сами встречи, а то что их венчает: объятья, напутствия и упор на то, что свершилось предсказанное. При первой встрече с Русланом старец говорит:

    «…Но наконец дождался дня,
    Давно предвиденного мною
    Мы вместе сведены судьбою…»

    Затем

    «…Со вздохом витязь благодарный
    Объемлет старца-колдуна…»

    При второй встрече происходит тоже самое:

    «…Вдруг витязь вспрянул; вещий Финн
    Его зовет и обнимает:
    "Судьба свершилась, о мой сын!…»

    Описан один и тот же момент. Как мы и говорили, события поэмы привели нас к той же дате, которой заканчивается пророчество старца. Далее финн напутствует, при первой встрече:

    «Счастливый путь!
    Прости, люби свою супругу,
    Советов старца не забудь!»

    Во втором:

    «…Достойны счастья будьте оба!
    Прости надолго, витязь мой!…»

    И добавляет:

    «…Дай руку... там, за дверью гроба —
    Не прежде — свидимся с тобой!»

    Это последние слова старца, обращённые к уже воскресшему Руслану. Но что такое! Вдруг в самом конце поэмы, после пробуждения Людмилы, мы снова встречаем то же самое!

    «…Воскреснув пламенной душой,
    Руслан не видит, не внимает,
    И старец в радости немой,
    Рыдая, милых обнимает...»

    Почему он обнимает их, хотя обещал за дверью гроба? Это может означать, что та же судьбоносная встреча в 2008 году описывается в третий раз. Но почему в третий раз не звучит (…в радости немой…) благословение старца? Оно звучит, несомненно, и передаёт радость момента:

    «…Наполни сердце новой силой,
    Любви и чести верен будь.
    Небесный гром на злобу грянет,
    И воцарится тишина —
    И в светлом Киеве княжна
    Перед Владимиром восстанет
    От очарованного сна».

    Но Руслан слышит его в царстве Черномора, обнимая ещё спящую Людмилу. Этот невидимый вещий глас исходит именно от финального безгласного образа старца и дополняет его. Здесь нам могут возразить, что в финале старцем является Владимир. Ну конечно, ведь финальная сцена происходит в 2008 году, и Владимир Красное Солнышко давным-давно является святым равноапостольным, а следовательно может представлять финна.

    Но для чего нужно было разделять голос и образ? Только затем, чтобы указать на что-то важное. Руслан слышит голос, освободив Людмилу в 1991-м году. А звучит он из 2008-го, когда она просыпается, конечного года пророчества. Проходит 17 лет. Это указанный Пушкиным возраст Людмилы на момент свадьбы. Освобождение от длительного плена – это фактически второе рождение Людмилы. А через 17 лет – пробуждение в объятиях жениха и пир. Поэма начинается свадьбой, и заканчивается ею. Круг замыкается, и символом этого круга является кольцо, возвращающее Людмилу к жизни, возвращающее её к счастливому дню свадьбы. Значит и оживление Руслана, и пробуждение Людмилы происходят в 2008-м. А сюжетные линии:

    «мертвая вода + живая вода» = оживление Руслана;

    « победа над печенегами + вход героя в Киев» = пробуждение Людмилы

    оказываются наложенными друг на друга, дополняющими друг друга, говорящими об одном и том же в разных контекстах и разными метафорами. Это дает полноту и объемность восприятия важнейших событий.

    Итак, мы определили, что один момент, предвиденный и приближаемый Финном, год свершения предначертанной судьбы России, описан в поэме трижды. И здесь нам предоставляется удобная возможность окончательно прояснить значение встречи Руслана с головой. Там ситуация совершенно обратная: три различных по времени исторических момента описаны в одном сюжетном явлении. Различных, но не разных. И в 17-м веке, и в 1917 году, и в 1991 году это означает одно и то же: конец династии, падение старой власти.

    И если к 17-му веку, смутному времени, относится поражение языка головы копьём – разоблачение самозванцев Лжедмитриев; 1917 год описан в рассказе головы; а к 1991 году относится низвержение головы без помощи какого-либо оружия, голыми руками, т.е. голосованием. Вот только тогда меч не просто появляется, а попадает в руки Руслана – выразителя глубинной воли народа. Другое дело, какими враждебными влияниями и препятствиями ограничена свобода действий этой воли.

    Символично, что такие тройные слияния происходят как раз с теми двумя персонажами, из уст которых даются два параллельных пророчества – с финном и с головой, и больше в поэме нигде не встречаются.

    Перед оживлением.

    Сразу скажем, что открытие не двойного, а тройного соединения пророчеств в 2008 году сначала ошеломило и смутило нас. Вовсе не потому, что спутало расшифровку. Совсем наоборот, сделало всё ясным, выпуклым и очевидным. Но нас волновало, как отнесётся к этому читатель. Ведь события после оживления Руслана происходят не как повторение, а как продолжение сюжета, его развитие. Дело в том, что мы уже не можем игнорировать конкретные указания в поэме. Выдумывание и упертость ни к чему хорошему не приводят, слушать надо пророчество, а не самих себя.

    Итак, мы остановились на том моменте, когда Фарлаф передаёт Людмилу Владимиру, и сразу же восстали печенеги. Нам нет нужды подробно останавливаться на последних шести годах правления Фарлафа-Ельцина, так как свежи они ещё в нашей памяти. Есть ли у кого-нибудь сомнения в том, что в это время Руслан был мёртв? Управление страной напоминало попытки рулить с люфтом в 360 градусов. Полное отсутствие контроля за негативными явлениями в обществе привело к окончательному развалу экономики и разгулу бандитизма. Спад производства усугублялся распространением рэкета, душившего мелкое и среднее предпринимательство. Крупные деятели пользовались возможностью урвать побольше, превращаясь в стаю фарлафчиков-миллиардеров. Коррупция проникла в правоохранительные, административные структуры. Преступные лидеры заняли высокие посты. А тело Руслана, т. е. народ – разлагалось, т. е. разделялось всё больше. Каждый решал проблему – как бы выжить в это трудное время, когда никому нельзя доверять. Вот так всё было к 1999 году.

    Пока Людмила не оказалась у Владимира. Это случилось пораньше новогодней речи, когда Путин был назначен премьер-министром. И сразу же нагрянула новая беда:

    «…Вдали подъемля черный прах;
    Идут походные телеги,
    Костры пылают на холмах.
    Беда: восстали печенеги!…»

    Оба события произошли в августе 1999 года. И назначение, и вторжение в Дагестан.

    Печенеги.

    Бесспорно это чеченские боевики. Как известно, печенеги были мусульманами. Потом Пушкин их еще и басурманами называет. Знаменательно, что печенеги пришли с холмов, то есть с гор.

    «…И день настал. Толпы врагов
    С зарею двинулись с холмов;
    Неукротимые дружины,
    Волнуясь, хлынули с равнины…»

    Первый день битвы с печенегами означает, по нашему мнению, первую чеченскую войну, в которой не было победителей. Тогда Руслан был еще мертв. Торжество боевиков было в сохранении позиций. Печенеги не ушли с ратного поля. Огромный ущерб понесли и Чечня и Россия:

    «…Ни враг, ни наш не одолел!
    За грудами кровавых тел
    Бойцы сомкнули томны очи,
    И крепок был их бранный сон…»

    Второй день – вторая чеченская кампания в корне отличалась от первой. Нет массовых бессмысленных жертв, наступление российских войск носит характер грамотного неослабевающего напора. Заблокированные в Грозном боевики пытаются бежать, прорваться сквозь оцепление и попадают на минные поля.

    «…Объемлет ужас печенегов;
    Питомцы бурные набегов
    Зовут рассеянных коней,
    Противиться не смеют боле
    И с диким воплем в пыльном поле
    Бегут от киевских мечей,
    Обречены на жертву аду…»

    Заметим, что Руслан нападает на врагов с тыла. Что это означает? Кто такой был Ахмед Кадыров? Лидер бандформирования, по приказу Масхадова муфтий Ичкерии, это он объявил России джихад. Но выступил против вторжения в Дагестан, против дальнейшего продолжения войны. Именно он был назначен главой администрации Чечни, правоохранительные органы стали формироваться из местного населения. Пожар был потушен изнутри, с тыла. Война остановлена. Ужасные акты терроризма, потрясающие Россию, являются горем мирового масштаба и организованны группировками мирового исламского экстремизма, не имеющего уже баз в Чечне. Это происходит в первый срок правления Путина. Ему сопутствуют мертвая вода и победа над печенегами. А потом будет второй срок – живая вода и вход в Киев. Снова получаем 2008год.

    Мёртвая вода.

    Основная определяющая мёртвой воды - не война в Чечне, которая произошла в это время. Вспомним назначение мёртвой воды и её действие на Руслана:

    «…И вспрыснул мертвою водою,
    И раны засияли вмиг,
    И труп чудесной красотою
    Процвел…»

    Название воды пугающе и неприятно нам, но действие она оказывает благотворное, необходимое. Расчищает и заживляет потемневшие раны, возвращает телу его красоту, останавливает разложение. И это ни что иное, как звучащее во весь первый срок правления Путина слово – диктатура. И опять, слово пугающее, а действие благотворное. Да и странная эта «диктатура», можно ли её вообще так назвать? С одной стороны, всё в нашей политической жизни сейчас решает один человек. По сути это диктатура, но из неё не следует террор, давление на население, преследование инакомыслящих. И не ожидается. В данном случае, и кто с этим будет спорить, диктатура является необходимой мерой для заживления ран, нанесенных Фарлафом. И ограничение свободы коснулось лишь стайки фарлафчиков. И они боятся. Россию разрывали центробежные силы, и централизация власти стала необходима для стягивания ран и сохранения плоти Руслана. Эта диктатура носит провиденциальный характер и благословлена свыше, ведь приносит мёртвую воду финн.

    Живая вода.
    «…тогда водой живою
    Героя старец окропил,
    И бодрый, полный новых сил,
    Трепеща жизнью молодою,
    Встает Руслан…»

    Живая вода в поэме льётся на мёртвую, то есть действие мёртвой воды продолжается. Идёт второй срок правления Путина, курс не меняется, раны заживают, идёт экономический рост, внутренние политические реформы проявляют тенденцию к централизации. Но если только этот процесс будет происходить и дальше в таком голом виде, то может привести к нежелательным последствиям. Отразится это в том, что произойдёт не живое сплочение народа, а искусственная цементация. Скажем, на основе материальных ценностей. Но мы знаем, что этого не произойдёт, так как настаёт время живой воды. Что может быть ею?

    Если мёртвая вода действует на тело Руслана, то живая воскрешает его дух. А жажда сейчас настолько велика, что пьют уже из всех копытцев и случайных луж. Какова природа этой жажды? Это пропасть между культурой и религией превратилась в засохший колодец, и нам становится душно. В культуре катастрофически не хватает духовности, а в религии нет места свободному творчеству. Главное, в чём мы подобны Богу, это в способности творить, несомненно, в его славу. Но создавать величайшие творения в пределах канонов могут только святые. Все талантливые произведения, основанные на синтезе искусства и религии, всегда вызывали необыкновенно горячий отклик, яркое обсуждение. Создание таких трудов было под силу только гениям: «Фауст» Гёте, «Великий инквизитор» Достоевского, «Божественная комедия» Данте, «Мастер и Маргарита» Булгакова. А что касается силы жажды, то разве не является показателем то, как толпы ошибаются и попадают на мистику. Популярность «Гарри Потера» и, как грозное предупреждение, - «Ночного Дозора» переходит для многих в образ мыслей. Неприкаянные молодые души, остро чувствующие, что за голой видимой реальностью, над физической жизнью, существует целый мир – огромный и непознанный, а то, что им предлагается – просто фэнтази, обман, пустушка.

    И мы предполагаем, что живая вода – это новое, животворное вливание в сознание народа – через культуру – вечных духовных ценностей. Тогда жажда будет утолена. Это не значит, что всем писателям нужно создавать свою «Божественную комедию», а поэтам рифмовать и переводить на современный язык псалмы. Всё высокое, уже созданное человечеством, прекрасно и без этого. А то, что появится и войдёт в нашу жизнь, не перевернёт, а расширит духовный кругозор, откроет новое, прежде не доступное измерение.

    Кольцо.

    До наступления знакового 2008-го остаётся три с половиной года. За это время капли живой воды должны превратиться в течение. Об этом течении определённо мы можем сказать следующее: это будут явления в культуре, искусстве, религии отмеченные духовностью, любовью к России и нравственным мужанием, ибо будут отражать вход Руслана в Киев. Поскольку они не будут отравлены ядом коммерции, национализма, извращённого и воинственного патриотизма, политической и иной пропаганды, то соберут вокруг себя некий круг людей, объединённых на светлой деятельной основе. Возможно, эти люди сплотятся в какое-нибудь общественное, культурное, религиозное движение, а, возможно, будут представителями различных слоёв и конфессий и просто верующими и честными людьми. Этот круг и станет кольцом, который оживит народную душу. И не даром в поэме кольцо появляется именно после живой воды, и даруется оно вещим финном, потому что люди с такой задачей посылаются небом. Их появление вызывает пассионарный взрыв и сопровождается расцветом и усилением страны. Возможно, принцип кольца коснётся даже внутреннего управления страной. Описанный круг людей, благодаря неподкупности, личной порядочности каждого и стремлению к общечеловеческим идеалам будет осуществлять этический, мы подчёркиваем – этический, контроль над деятельностью государства. В общем, ничего сверхъестественного, но до сих пор небывалое, путь к идеальному народоустройству. И это стало возможным, благодаря низвержению одного персонажа, о котором мы почти забыли, поскольку он был скрыт в котомке за седлом Руслана.

    Карла.

    После того, как Черномор лишился бороды, трижды Пушкин напоминает нам, что он никуда не девался, а остаётся у Руслана за седлом. И действительно, сам принцип управления страной не изменился, но лишился дурманящей идеологии. Той, что порабощает сердца людей, а после манипулирует ими как массой. Действует эта волшебная сила, только в пределах данного государства и обладает ослепляющим действием. Яркий пример – такие разные страны, как США и Белоруссия. Некоторые проявления американской гордости кажутся нам не просто смешными, а дикими. Так же как и принцип: мы самые лучшие, всё у нас лучше всех, а кто думает иначе или стоит у нас на пути, тот потенциальный враг. Ну и бородища у ихних Черноморов.

    Но Руслан сохранил нашего Черномора не для доказательства своей победы, и не для потехи. «Был принят карла во дворец» не шутом. А кем же? Вспомним начало поэмы «У Лукоморья…»:

    «…И тридцать витязей прекрасных
    Чредой из вод выходят ясных,
    И с ними дядька их морской…»

    А зовут этого дядьку так же Черномор. Он и его войско охраняет границы, обходя их кругом. Такие способности предполагаются у Черномора, ведь он и создавал Советскую армию, развивал её мощь. Подобно карле она оказалась уродливой системой. Но, подобно карле, превратившегося в морского дядьку, и ей предстоит преображение.

    Символы: меч, копьё, латы, борода, кольчуга.
    Таким появился Руслан в столице:

    «…В деснице держит меч победный;
    Копье сияет как звезда;
    Струится кровь с кольчуги медной;
    На шлеме вьется борода…»

    Меч является символом единения народа. Четырежды он действует в поэме и четырежды подтверждает своё значение.

    Голова-великан находит его, но злобный Черномор коварно отрубает брату голову. Февральская революция 1917 года: небывалый подъём народного духа, жажда единения, братства, мечты и надежды.


    Сплочение, покаяние и народное ополчение смутного времени. Появление меча.


    Первые выборы. Руслан достает меч. Победа над Черномором, отсечение бороды. Август 1991 год. Сплочение народа у Белого дома.


    Победа над печенегами. В чём здесь выразилось единство? Выходом на улицу или народным ополчением здесь не решилось бы, когда имеешь дело с профессиональными боевиками-террористами. В данном случае это означает единодушие, проявленное на выборах человека, который смог прекратить войну. Проблема, конечно же, не решена полностью, Чечня и Кавказ всегда были тлеющими очагами.

    О продолжении кровопролития говорит нам кольчуга, с нее течет кровь. Но это предвещает не войну, а, возможно, новые террористические акты. Латы могут означать внешние границы, а кольчуга - это более близкое телу, усыпанное мелкими отверстиями, больше похоже на границы между республиками. Может ли это быть указанием на Бесланскую, Московские или другие трагедии – предполагается нами, как вариант. Ведь возможно и другое толкование. Как бы триумфальное шествие Руслана по столице, а за тем по скользким паркетным полам не оказалось более трудным, чем битвы с великанами.

    В различных источниках толкования символов наконечник копья символизирует преимущество правды над ложью. Для нас это тоже совершенно ясно. Ведь копьём Руслан победил язык головы, которым та дразнила его. Это символизировало разоблачение и смерть Лжедмитриев. Оружие против самозванцев, «Копьё сияет, как звезда», разгоняя темноту и неразборчивость народа.

    А главное, что борода – символ идеологии – привязана к шлему Руслана. Ничто так не напоминает шлем русского богатыря, как купола русских церквей. На сегодняшний момент ситуация такова, что РПЦ больше похожа на тяжёлый, но слаженно работающий механизм по совершению необходимых треб, и устройство её ничем не отличается от устройства властных структур. Мы надеемся на время живой воды. Должны же, в конце концов, и из лона церкви выйти люди, понимающие, что для восстановления способности к духовному пасторству необходимы разумные реформы. И касаться эти реформы должны не признания достижений науки, интернета и т.д., тем более, что всё это признано и активно используется. Пока не случится духовного обновления, оживление православия, разумеется, с сохранением всех святынь, первое слово в идеологии русского пути не будет принадлежать церкви. Тогда кому?

    Мы подошли к месту в поэме, где настоящее встречается с будущим. Пока речь шла о прошедшем, всё виделось ясно. Но мы не пророки. Углубившись в расшифровку поэмы, усвоив суть героев и событий, мы можем составить лишь общие понятия значения символов будущего. Во что именно выльются их проявления, знать не дано. Может так случиться, что и кольцо, и борода не будут иметь отношение к духовности, а скорее к нравственности. Круг людей появится непременно, но может быть просто общественным комитетом по контролю за властью и иметь чисто социальный характер. Соответственно и идеология будет касаться усиления гражданского общества. Тогда вообще все предельно упрощается. Живой водой после диктатуры будет новая система народного самоуправления. Может кому-то достаточно и этого.

    Но в своем, более одухотворенном, варианте мы пользовались одним важным обстоятельством. А именно: дело идёт к свадьбе!

    Владимир.

    А первоначальная свадьба означала крещение Руси. Владимир Красное-Солнышко – единственная указанная реальная историческая личность в поэме. И не только в начале, но и в конце. Кроме функции мёртвой воды в действиях президента, он ещё и временной ориентир, замыкающий кольцо сюжета, кольцо русского пути. Путин не просто Владимир, а ещё и Владимирович, кавалер ордена равноапостольного Владимира, того самого. Тут захочешь, не ошибёшься. Заметим, что Владимир-князь сердит на Руслана, гневается, не верит в него. Интересная деталь – в одном из интервью Путин сказал: «Вот только не надо никакого русского пути». И он останется сердит вплоть до пробуждения Людмилы. Может возникнуть вопрос: как может Путин одновременно быть и мертвой водой, и Владимиром. Ответ – он не является ни тем, ни другим. Он лишь выражает. Но не сутью своей, а в первом случае – только действиями, а во втором – только именем (с тройным усилением), да, пожалуй, еще и фамилией. И символ этот неподвижен, князь Владимир в поэме ничего не делает как правитель, хотя ситуация критическая. Действует мертвая вода. А затем живая.

    Тысячелетний круг русского пути заканчивается в 2008 году, кольцо замыкается в той же точке. А был ли этот виток необходим, раз всё возвратилось к тому же: Владимир, свадьба, Руслан и Людмила? Да, к тому же. Но по другому. Этот круг был жизненно важен. Без него не сформировались бы условия для освобождения всего потенциала России, реализации её особенного назначения.

    При Грозном Россия молодая, при Петре Россия молодая, при революции молодая. Она и сейчас молодая, в своём волшебном плену и очарованном сне она сохранила весь свой молодой жар, нереализованный потенциал, нерастраченные способности. Это не старушка Европа и не древний восток. До сих пор ходили лишь легенды о загадочной и непостижимой русской душе. А слово народ-богоносец вызывало уже не насмешку, а раздражение. Но не зря же эти понятия нашли такое распространение, как отзвук древнего предания, прошедшего через века. И сейчас сложились условия оживить легенду. Это требует от нас не только знания и веры. Предсказанное случится не само собой. Только нашими усилиями возможен расцвет России.

    И это невозможно без одного важного действия, описанного в конце поэмы:

    «…Чем кончу длинный мой рассказ?
    Ты угадаешь, друг мой милый!
    Неправый старца гнев погас;
    Фарлаф пред ним и пред Людмилой
    У ног Руслана объявил
    Свой стыд и мрачное злодейство;
    Счастливый князь ему простил…»

    Этот стыд не является принадлежностью Ельцина и прочих. Покаяние нашего народа должно быть всеобщим. Все мы к этому причастны и в полной мере ответственны за равнодушие, за свое фарлафство перед Богом, перед Россией и её мучениками.

    Итак, кольцеобразный путь Руслана возвращается в точку свадьбы. В начале поэмы сразу после свадьбы следует похищение народной души деспотом, духом государственности. В конце поэмы свадьбе предшествует событие противоположное похищению – покорение Русланом Черномора. Это подчинение карлы воле Руслана и было целью длительного путешествия и условием освобождения Людмилы. Ведь совсем без Черномора не обойтись. В окружении сильных государств, Россия так же должна быть сильным государством. Но воинствующий, тиранствующий, подавляющий дух государственности должен быть рабом народа и служить ему, а не царить властвующим, обирающим господином. На эту службу и был принят карла во дворец. Сила его велика. Он в списке всех атрибутов победы Руслана, наряду с мечом, копьём, кольчугой, бородой, кольцом. Так что ситуация складывается совершенно благоприятная, чтобы встать на правильный путь, путь процветания России. Это не значит, что мы пойдём по цветочному лугу, также будет и страшно, и трудно, и раздоры и войны никуда не денутся, и не будет прямой и широкой эта дорога. Но она будет восходящей. После всего прочитанного решайте, верить ли в этом Пушкину.

    Пророк.

    Духовной жаждою томим,
    В пустыне мрачной я влачился,
    И шестикрылый серафим
    На перепутье мне явился.
    Перстами легкими как сон
    Моих зениц коснулся он.
    Отверзлись вещие зеницы,
    Как у испуганной орлицы.
    Моих ушей коснулся он, —
    И их наполнил шум и звон:
    И внял я неба содроганье,
    И горний ангелов полет,
    И гад морских подводный ход,
    И дольней лозы прозябанье.
    И он к устам моим приник,
    И вырвал грешный мой язык,
    И празднословный и лукавый,
    И жало мудрыя змеи
    В уста замершие мои
    Вложил десницею кровавой.
    И он мне грудь рассек мечом,
    И сердце трепетное вынул,
    И угль, пылающий огнем,
    Во грудь отверстую водвинул.
    Как труп в пустыне я лежал,
    И бога глас ко мне воззвал:
    «Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
    Исполнись волею моей,
    И, обходя моря и земли
    Глаголом жги сердца людей».

    А.С.Пушкин 1826




    Сергей и Наталья Бородачёвы.

    Сентябрь – октябрь 2004 года.
     

По теме История России, рассказанная Пушкиным

История модных кутюрье. История моды

Великий художник моды, оставивший поистине королевское наследство - марку YSL...
Журнал

Краткая история развития Организаций Рона в России

В конце 1996 года несколько студентов Гуманитарного центра Хаббарда (OTL Russia...
Журнал

Замалчиваемая история России

Истории Руси не тысяча лет, как принято считать, а гораздо больше. Приводим...
Журнал

Салат Оливье. История Салата Оливье

Салат "Оливье" изобрел в 60-е годы XIX века повар-француз Люсьен Оливье...
Журнал

Страшная история

Зашел я как-то в Свято-Преображенский Собор в Питере. Зажег свечку, попросил у...
Журнал

История Нового года

Празднование Нового года у древних народов обыкновенно совпадало с началом...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Трехцветная кошка в доме: приметы
Мистическая математика или песни Богини Намаккаль Лакшми