Тайные помыслы вождя накануне войны

После смерти генералиссимуса его бывшие сподвижники провели такую ревизию сталинского архива, которой позавидовал бы даже Герострат. Поэтому об истинных замыслах вождя в ключевые моменты истории можно судить только по косвенным признакам.
Тайные помыслы вождя накануне войны
Впрочем, плох тот политик, который не скрывает своих подлинных целей. И все же ход сложившейся истории позволяет определенно назвать ряд вопросов, которые волновали вождя, и о которых до сих пор не принято широко говорить.

Для советской пропаганды была характерна черно-белая интерпретация начала Великой отечественной войны: с одной стороны агрессор и хищник мирового империализма, с другой - мирная страна и справедливая народная война. Отсюда очевидный вывод, что обуздавший агрессора и победивший в справедливой войне народ получает законные права на послевоенное переустройство мира.

Однако реальная история не была бы столь непредсказуема, если бы ее определяли только простые правила, связанные с борьбой религий, классов, социальных систем и т.п.

На первый взгляд события 1941 г. выглядят совершенно неожиданными и действительно застали врасплох многих политиков. Почему фашистская Германия прекратила интенсивные бомбардировки Британских островов? Ведь англичане были на грани краха. Почему фюрер оставил у себя в тылу занозу, которая в итоге сыграла немаловажную роль в его поражении? Почему А.Гитлер развернул кампанию против СССР, которая по большому счету была не подготовленной, и германское руководство не могло этого не видеть? Почему И.В.Сталин упорно отказывался верить донесениям о готовящейся агрессии, хотя неизбежность столкновения была очевидна всем? Почему за долгие годы подготовки к войне СССР не построил мощных оборонительных рубежей, как, например, французы, финны, японцы? Почему Красная армия оказалась практически не готова к обороне и понесла огромные потери в первые месяцы войны?

Сейчас многое можно разом списать на авантюризм и недальновидность отдельных руководителей. Гораздо труднее представить себя на месте этих деятелей и оценить сложность вставших перед ними проблем.

Казалось бы, самое необходимое средство противостояния агрессору - это усеять страну мощными линиями обороны. Но их не было. Почему? Значит, были веские причины. И одна из них очевидна: зарывшись в окопы, войну не выиграешь. Исход войны может решить только наступление. Делать ставку на оборону должна заведомо более слабая сторона. А считал ли Сталин и весь советский народ себя слабой стороной? Разумеется, нет! Мечтать о мировой победе коммунизма и уйти в глухую оборону - явно несовместимые вещи.

Оценки военного потенциала Германии и СССР накануне войны расходятся. Но нельзя не видеть, что превосходству Германии по некоторым видам вооружений СССР мог противопоставить огромные людские ресурсы, развитую и удаленную от фронта промышленность, неисчерпаемые запасы полезных ископаемых. Но еще крайне важно, что СССР мог рассчитывать на поддержку компартий и трудящихся всего мира. СССР главенствовал в Коммунистическом интернационале. На Сталина работало множество агентов даже из высших слоев общества, причем по идейным соображениям. Коммунистические и освободительные идеи пустили глубокие корни по всему миру. Так что СССР вполне мог претендовать на роль лидера в мировом сообществе.

Выбор наступательной стратегии однозначно диктовался коммунистической идеологией, согласно которой коммунизм - магистральный путь человечества. И СССР должен указать дорогу остальным странам.

Наоборот, капиталистический строй сотрясали мощные кризисы, нарастало рабочее движение, шаталась колониальная система. Уже существовал успешный опыт превращения войн империалистических в войны гражданские, освободительные.

Все это говорит, что в грядущей войне Советский Союз вовсе не подходил как объект для битья, а, наоборот, война могла стать поводом для переустройства всего мира на коммунистический лад.

Столкновения внутри капиталистического лагеря воспринимались советскими идеологами чуть ли не как агония капиталистической системы, как сигнал к мировой революции. В этих условиях покрыть свою территорию окопами было бы явной насмешкой над своими же идеалами, над своей же миссией освобождения народов от гнета и эксплуатации. Наоборот, бить врага на его территории - это был всем понятный лозунг, который в итоге и способствовал полной дезорганизации обороны.

Поэтому ответ на вопрос: почему СССР оказался не готов к обороне? - прост: он и не готовился к обороне. Ответом на агрессию должно было стать нападение.

Границы СССР в июне 1941 г. оказались практически открыты именно потому, что их и не собирались защищать и уж тем более стоять насмерть за каждую пядь земли. Чтобы противник стал полноценным агрессором, ему, наоборот, допустимо было даже отдать малую часть территории. Став жертвой нападения, СССР приобретал все права нанести ответный сокрушительный удар уже не только по своей, но и по вражеской территории. Задача-максимум состояла в распространении коммунистического режима на всю Европу, а затем и на весь мир.

Насколько справедливо последнее предположение, сейчас, конечно, судить трудно. Если существовали документы и планы похода в Европу, то позже они стали явно ненужными и невыгодными для их авторов и, несомненно, были уничтожены. Сохранились лишь косвенные и разрозненные факты, на их основе некоторые горячие головы делают чуть ли не однозначные выводы об агрессивности советского строя и о том, что именно И.В.Сталин намеревался первым начать войну против Германии.

Однако если видеть в И.В.Сталине не параноидального агрессора, а политика, сумевшего создать супердержаву, то скорее всего надо признать, что настоящий стратег не мог ограничиться одним планом и тщательно анализировал большое количество вариантов. Среди этих планов, несомненно, было и превентивное нападение, но вряд ли этот вариант был главным.

Превентивный удар был мастерски нанесен советским командованием в 1943г. по готовящимся к наступлению фашистским войскам и имел потрясающий успех. И было бы смешно думать, что советская сторона не держала в своем арсенале подобных задумок на два года раньше.

Однако одно дело - нанести даже самый коварный удар по явному агрессору, и совсем другое дело - удар по суверенному государству. Очень заманчиво было подождать, пока фашисты выстроятся на границе перед атакой, и тут их, как сейчас говорят даже в верхах, замочить...

А что дальше? Вот тут-то и возникают сложные вопросы. Если нанести первым удар по чужой территории, значит, самому превратиться в агрессора, лишиться поддержки общественного мнения, нажить себе новых врагов, дать повод для ответного нападения и, что очень важно, лишиться поддержки собственного народа. На народную войну уже можно не рассчитывать. Печальный опыт советско-финской войны, наверняка, заставил Сталина отодвинуть превентивное нападение на задний план.

И главное, один даже очень удачный упреждающий удар не решает исхода войны. Допустим, казалось бы, лучшее: Германия отменяет наступление. Если СССР также не развивает новый действий, то ключевые антагонизмы остаются, их разрешение только откладывается на будущее, которое может быть как более, так и менее благоприятным для их разрешения. Нет, достигнутый успех надо развивать, не воспользоваться его плодами - преступно, если исходить из ответственности коммунистов за судьбы человечества. Отсюда за первым ударом неизбежен поход в Европу, т.е. уже явная неприкрытая агрессия СССР. Успех ее более чем сомнителен. Уже не в России, а в Германии разгорается народная война. "Союзники" формируются уже в другом составе. СССР вынужден воевать со всем миром. Наиболее вероятно повторение сюжета Первой мировой войны: окружение и разгром Красной армии на германской территории, тотальная мобилизация, война на измор, "война до победного конца", иностранная интервенция...

Этот сюжет был прекрасно известен И.В.Сталину, и было бы наивно думать, что выдающийся политик и царедворец не просчитал сотни деталей названного варианта. Не случайно генералиссимус панически опасался провокаций накануне войны. В его планы никак не входило случайное преждевременное столкновение держав. Он не мог допустить даже тени сомнения в миролюбивости СССР.

Чем более коварные планы строил вождь всех народов, тем тщательнее их надо было скрывать. Не столько самих провокаций, не столько самого нападения фашистов боялся И.В.Сталин, а того, что раскроются и сорвутся его собственные выдающиеся планы.

А в планы Сталина вовсе не включались затяжная война и многомиллионные людские потери. На борьбу с фашизмом должны были подняться порабощенные народы Европы, а Красная армия - лишь помочь им. Но чтобы "войти" в Европу, СССР сначала сам должен побывать, хотя бы кратковременно, в роли жертвы, а германский фашизм - соответственно стать очевидным врагом всего человечества, однозначным агрессором.

План Сталина был вполне реалистичен, это доказывают действительно установившиеся после Второй мировой войны коммунистические режимы в ряде европейских стран. Достоинством сталинской идеи было и то, что большая часть черной работы делалась чужими руками. С другой стороны, национал-социализм пустил глубокие корни в умах и душах немцев, поэтому надежды на братание с немецкими солдатами, конечно, были бы неоправданными.

Еще раз подчеркну, что все это только предположения. Документов на этот счет не сохранилось, а может быть, их и вообще не было. Но утверждать обратное, т.е. что И.В.Сталин и советское командование прошли мимо указанного плана, - равносильно тому, чтобы подозревать А.Эйнштейна в незнании таблицы умножения.

Не располагала тогда обстановка к спокойствию и застою. Наоборот, выигрывал тот, разрабатывал разные варианты, кто предвидел ходы противника и играл на опережение.

Однако в разыгрываемой И.В.Сталиным партии были и другие, не менее сильные и коварные игроки, которые ставили совершенно иные цели. Поскорее столкнуть Германию и СССР мечтали англичане. Но второй ключевой игрок - это, конечно, А.Гитлер.

Советская идеологическая машина работала просто и однозначно: Гитлер принял "план Барбаросса" и соответственно напал, причем вероломно. Что же, советская разведка не знала о плане нападения на СССР? Прекрасно знала. Почему же нападение произошло неожиданно? Это ведь не двое пьяных подрались. Война готовилась многие годы, скрыть такое масштабное предприятие невозможно.

Дело в том, что А.Гитлер в свою очередь прекрасно знал о сталинских замыслах. Для этого даже не обязательно было красть документы. Коммунистическая доктрина гуляла по всему миру. И только слепой мог не заметить, что коммунисты претендуют на мировое господство. Национал-социалисты очень многому научились у большевиков. А дойдя до поджигания Рейхстага, они еще более склонны были подозревать в коварстве всех других.

Раз СССР не строил оборонительных сооружений, то его приверженность наступательной тактике стала очевидной немцам и подтверждала один из худших для Германии вариантов. Некоторые историки, особенно западные, считают, что "план Барбаросса" явился всего лишь адекватным ответом на советскую угрозу. Но ведь претензии на мировое господство нацисты выдвинули гораздо раньше. Во всяком случае бесспорно то, что немецкое командование тщательно следило за ходом подготовки Советского Союза к войне и соответственно корректировало свои планы.

Итак, обе стороны прекрасно знали о планах, о вооружении, о возможностях друг друга. Не парадоксальная ли ситуация? Каждая сторона, казалось, полностью учитывала план соперника. Но цели-то противоположные, и результат может быть только один. Кто же прав? Прав Ф.Энгельс: в итоге получается то, чего не хотел никто.

К 1941 году героические усилия советского народа по милитаризации страны дали свои плоды. По крайней мере, германское командование решило для себя, что советская военная мощь стала достаточной для нанесения чувствительного удара по Германии. И А.Гитлеру пришлось серьезно перекроить свои планы завоевания Земного шара. Захват Британских островов пришлось отложить. Считают, поход на восток был лишь средством косвенного воздействия на англичан. Но не слишком ли великовато средство? И не слишком ли обходной маневр? Как я полагаю, главная причина - в возникновении угрозы со стороны СССР.

Скорее всего, А.Гитлер переоценил эту угрозу. Возможно, в этом ему помогли англичане. Когда коварен сам, то в том же подозреваешь и других. Кроме того, в таком деле недооценка противника еще более опасна.

Как было подчеркнуто, И.В.Сталин вообще и особенно в тот период был крайне осторожен, очень опасался превратиться в агрессора, хотя безусловно мог держать в запасе и авантюрные планы. Какой вариант пойдет в дело и в зависимости от каких обстоятельств, - об этом, конечно, А.Гитлер в точности знать не мог и вынужден был быть наготове к худшему. А худшее для Германии - это неожиданный вероломный удар со стороны СССР. Если даже при этом Германии удастся завоевать симпатии остального мира и очистить свою территорию, то все это бесконечно далеко от идеи мирового господства.

Все стороны понимали, что атака Советского Союза не принесет ему преимуществ в долговременном плане. Но ясно и то, что все худшее для Германии уже по определению выгодно ее соперникам. Поэтому сколь бы ни маловероятно было вступление СССР в войну первым, этот вариант приходилось учитывать немецкому командованию. Значит, необходимо обезопасить восточные рубежи. Но как? Планомерно подтягивать свои силы, когда СССР столь же планомерно готовит их разгром? Значит, столь же неумолимо идти к поражению в русле сталинского плана? Выход тут один: переиграть свои планы, пусть с немалым ущербом для себя, но обязательно сорвать планы противника.

А.Гитлер вычислил слабые звенья сталинской стратегии и блестяще сыграл на них, хотя для этого немцам пришлось ринуться в бой без достаточной подготовки.

Как не раз отмечалось, Сталин не мог позволить себе оказаться в роли агрессора, а для этого надо было четко отличить провокацию от полномасштабного наступления фашистской Германии. Хорош был бы вождь, если бы развернул наступление на Германию по ошибке.

Это сегодня мы хорошо знаем, что полномасштабное вторжение началось 22 июня 1941г. Но по каким признакам его можно было предвидеть или даже опознать в те первые дни войны? Прежде всего, вторжению должна предшествовать долгая подготовка. А ее-то как раз и не было. Всего лишь месяц прошел, как Англия получила передышку от налетов. Собранные на границе фашистские силы были вполне сопоставимы с советскими и явно не доведены до необходимого для вторжения превосходства. К условиям зимы вообще не велась подготовка.

Да, советские разведчики заблаговременно называли дату 22 июня. Но были ведь и другие даты. Сроки наступления не раз менял А.Гитлер. Кому верить? Одиночным сообщениям, за которыми отчетливо просматривается заинтересованная сторона, или массе общеизвестных фактов, свидетельствующих о явной неготовности Германии к войне на востоке?

Провокация была бы очень выгодна англичанам, стремившимся во что бы то ни стало ослабить железную хватку Германии, сжимавшуюся над их островами. Не секрет, что и раньше западные державы весьма сдержанно относились к агрессивным поползновениям А.Гитлера, надеясь направить его активность на восток. Вступить в войну с Германией - означало для Сталина заведомо подыграть всему капиталистическому миру. Это сегодня хорошо известен состав "союзников", а в 1939г. все усилия СССР по созданию антигитлеровской коалиции провалились. Не способствовал такой коалиции и советско-германский договор. Теперь терялся последний союзник, ставка Сталина на раскол западного мира могла оказаться бита. Воплотив давние замыслы империалистов и врагов социализма, А.Гитлер вполне мог наладить с ними приемлемые отношения, как, например, после мюнхенского сговора. Угроза остаться в полном одиночестве была вполне реальна для СССР. Сталин прекрасно понимал это как политик.

Но как полководец он вряд ли имел достаточный опыт для оценки военной обстановки.

Сталинский план был ориентирован на четкий момент завершения подготовки Германии к вторжению, перед которым должен был последовательно набирать обороты механизм подготовки ответного сокрушительного удара. Но А.Гитлер не предоставил такого момента, ответный механизм так и не заработал. Если немецкая авиация около года "утюжила" англичан, то советская сторона вполне достойна была не менее длительной прелюдии перед штурмом. Однако расчет Сталина на немецкую аккуратность и основательность оказался ошибочным. А.Гитлер поймал Сталина на этом расчете и, наоборот, поступил бесшабашно, с русской удалью. Сталинские же претензии на основательность и безупречную логичность его плана сыграли с ним злую шутку.

Гитлеровский план в окончательном варианте не требовал особой секретности. Он был столь нелогичен, что правда о нем более походила на вымысел. Поэтому фашистское командование без особых опасений могло держать крупные силы на границе с СССР.

Зато сталинский план подразумевал величайшую секретность и, вероятно, не был известен даже ближайшим сподвижникам вождя. Каждый военачальник выполнял свое задание. Все нити держал в руках только И.В.Сталин. Мир ни в коем случае не должен был знать, что СССР давно готовит освободительный поход в Европу. Оттого Сталин не мог заранее разместить авиацию и большие силы вблизи границы. Выдвижение должно было проходить постепенно, чтобы быть законченным в точности к началу военных действий.

А.Гитлер не стал взывать к мировому общественному мнению, а, наоборот, ловко сыграл на чрезмерной секретности. Стоило немного растеряться вождю, чуть нарушить взаимодействие - и все армии оказались беспомощны. Одни не успели выдвинуться, другие продолжали выполнять строжайший приказ по необнаружению себя и приказ не отвечать на возможные провокации, несли огромные потери. Новый приказ до них либо вовсе не дошел, либо дошел таким, что никак не вязался с прежней длительной подготовкой. Приказ на оборону при отсутствии оборонительных укреплений вряд ли мог повысить моральный дух солдат, воспитанных зажигательными лозунгами.

Сталинский план вообще не предполагал какую-либо оборону и возможность организовать контрнаступление до выдвижения основных сил. Эта дыра позволила А.Гитлеру широко варьировать сроки наступления, поскольку неподготовленность Германии к атаке с лихвой компенсировалась вопиющей неподготовленностью СССР к обороне.

Враг молниеносно углубился на советскую территорию, его уже не было там, где первоначально собирался громить его Сталин. Теперь его надо было искать, а враг быстро растекался, обстановка беспрестанно менялась. Наступление же требует определенности, более или менее спокойной подготовки, четкого взаимодействия. Все это отсутствовало со стороны СССР, и брошенные Сталиным в бой части просто попадали в "котлы" и становились легкой добычей гитлеровцев.

Аналог сталинского плана, но уже без заметных изъянов, был реализован в 1943г. на Курской дуге. Здесь советская сторона тоже готовилась к решительному наступлению, но не забыла и о глубокоэшелонированной обороне. Коммунисты наконец-то посчитали незазорным для себя нарыть невиданное количество окопов, которое в итоге сберегло основные силы для наступления. Здесь было учтено, что превентивный удар, хотя и ослабит немцев, но не лишит их возможности наступать. На всех, казалось бы, узких местах обороны (у основания курского выступа) врага поджидали сюрпризы. Только когда враг был полностью измотан, тогда вступили в бой основные силы и погнали фашистов на запад.

В целом по соотношению сил ситуация 1943-го года напоминала 1941-й год. Германия развернула тотальную войну, подготовила новые виды вооружений и явно готовилась к наступлению, а не к обороне. Но в отличие от 1941г. А.Гитлеру вообще не предоставили удобного момента для внезапной атаки, ему пришлось выжидать половину лета и отдать приказ о наступлении уже потому, что вновь замаячила зима.

Тем печальнее, что в 1941 г., понадеявшись на свой дар предвидения, И.В.Сталин допустил ряд просчетов, которые стали очевидны врагу. Вероятно, они были очевидны и многим советским командирам. Но понадобилось еще 2 года, чтобы сделать должные выводы из своих ошибок.

В 1941г. Сталин посчитал себя достаточно опытным специалистом в военном деле и взял всю ответственность на себя, рассчитывая, по-видимому, на лавры единоличного победителя. У него были основания не доверять военным после бездарно проведенной ими финской кампании. Указывая на отдельные ошибки, многие историки полагают, что И.В.Сталин недооценивал роль передовой военной техники. Однако ход истории скорее свидетельствует об ином: наоборот, большинство военных мыслило кавалерийскими методами, именно И.В.Сталин развернул индустриализацию и экстренно наращивал военную промышленность. Учитывая опыт орудования немцев в Европе и свою неудачную пробу в Финляндии, вождь не мог не видеть, что победу обеспечивают только современная техника и решительное наступление. Более того, уверовав, что он один знает правильное решение, И.В.Сталин вообще не счел нужным поучиться у военных и позаботиться об обороне.

Говорят, что Гитлер вероломно напал и т.д. Но коварство А.Гитлера не столько в самом нападении, сколько в том, что он разгадал все детали сталинского плана и мастерски обратил их себе на пользу. Возможно, поняв, что ему противостоит не полководец, а семинарист, А.Гитлер просто не мог упустить столь благоприятный момент для нанесения удара. Ведь огромная территория оказалась совершенно незащищенной.

Пока советское командование пыталось понять, имеет ли оно дело с провокацией, немецкая авиация громила советские аэродромы и военную технику, предназначенную для наступления. Большинство же техники так и не выдвинулось для наступления, которое ожидалось никак не ранее июля 1941г.

В результате Советскому Союзу наступать оказалось нечем. Силы и средства, сэкономленные на обороне, вылетели в трубу. Теперь провалились и наступление, и оборона.

Растерянность в рядах советского руководства в первые дни войны можно объяснять по-разному. Причин для растерянности достаточно. Война - всегда горе. Но к войне готовились многие годы. И не к лицу высшему руководству паниковать и ссориться. Потери? Но знали ли о них тогда во всей полноте? При жесточайшем тоталитарном режиме брожение в верхах можно объяснить только полным крушением собственных выдающихся военных замыслов. Вместо триумфального похода в Европу Россию лишили возможности не только наступать, но и эффективно защищаться. В Сталина верили, ждали новых громких побед. А враг, отнюдь не более сильный, напрочь его переиграл.

Усилия многих лет оказались напрасными. Готовиться к войне пришлось практически заново, чуть ли не с нуля; срочно вывозить уцелевшие заводы на восток, перестраивать промышленность. Богатейшие сельскохозяйственные районы были оставлены врагу. Три миллиона советских солдат попало в плен за первые месяцы войны. С таким войском союзники открывали второй фронт, а И.В.Сталин полностью раскрылся для удара...

В прошлом каждой страны были свои черные страницы. Даже у американцев был свой Перл-Харбор. Но трудно найти в истории человечества еще такой же случай, когда в длительной стратегической игре в общем-то при равных силах одна сторона была полностью переиграна и потерпела столь сокрушительное поражение, как СССР летом 1941г.

Можно ли было предотвратить катастрофу? Когда вражеский удар вскрыл слабое звено, теперь нетрудно задним числом предлагать разные рецепты. Возможно, огромные средства и годы напряженного труда надо было потратить на строительство мощных линий обороны. Но до 1941 г. польза от них была неочевидна, зато очевидны реальные убытки, как материальные, так и моральные. Передовой строй дрожит перед загнивающим Западом?

Оборонительный вал от Черного до Балтийского моря вряд ли остановил бы фашистов. Гитлер просто не полез бы на него, а обошел как линию Мажино. Для эффективной обороны пришлось бы укреплять десятки тысяч км сухопутных и морских границ. А это фантастические затраты. К тому же время китайских стен прошло. Артиллерии и авиации по силам пробить брешь даже в многокилометровой обороне, а одной дыры может оказаться достаточно, чтобы разом обесценить весь оборонительный вал. Да и не сдержит такой вал армады бомбардировщиков. Если вбухать огромные средства в оборону, то это не значит, что ее взлом потребует от противника хотя бы сопоставимых затрат. Кроме того, теперь мы знаем, что у немцев на подходе была ракетная техника и атомное оружие, против которых прежние методы защиты бессильны.

Если бы СССР обложился окопами, то А.Гитлер мог бы поступить по английскому варианту. И что тогда? Как баранам гибнуть под бомбами? Единственный выход - наносить ответные удары, хотя бы посредством авиации. Поэтому упор И.В.Сталина на наступательные вооружения был достаточно обоснован.

Кроме того, само строительство оборонительного вала могло вызвать негативную реакцию фашистов и в какой-то мере послужить поводом для нападения. Как бы воспринимались дружественные заявления советского руководства при границе, усеянной блиндажами? Германия вполне могла бы потребовать положить конец недружественным шагам или, по крайней мере, требовать допуска своих инспекторов на территорию государства, с которым связано пактом о ненападении. На произведенных в глубине России танках и самолетах не написано, против кого они предназначены, зато рвы на западных границах однозначно указывали бы противника. Самолеты и танки можно спрятать от постороннего наблюдателя, а оборонительную линию длиной в тысячи километров не спрячешь.

Вот и попробуйте решить, чем меньше раздразнишь врага. Сталин сделал ставку на привычные для него секретность, обман, лицемерие, отрицание очевидного. Все это прекрасно действует в дворцовых интригах, но самоубийственно в соревновании с еще более опытными интриганами, не стесняющимися в выборе средств.

Невозможно скрыть многолетнюю интенсивную подготовку к войне, и тщетные попытки Сталина все-таки сделать это - только еще больше убедили А.Гитлера в коварстве коммунистов. Фюрер охотно принял предложенную Сталиным игру. Он не стал засыпать СССР нотами протеста, как это принято сейчас. Не стал искать повода, хотя при нападении на Польшу специально сфабриковал нужный повод. Советское руководство вполне логично ожидало нагнетания истерии, угроз, локальных стычек, всего того, что обычно предшествует большой войне. Но ничего этого не было. Почему? Да потому что так и было задумано. И.В.Сталин с немалыми усилиями маскировал свои наступательные планы, а Гитлер делал вид, что их не замечает. Таким образом, культивируя сталинские иллюзии, А.Гитлер без заметных усилий полностью ликвидировал советскую оборону, что не смогли бы сделать дипломаты и что весьма непросто было бы сделать военным путем.

Более того, именно "умение" советского руководства запутаться в собственной интриге позволило Германии совершить нападение не просто неожиданно, а сверхнеожиданно. Вероломство всегда катастрофично, но оно втройне катастрофично, когда по сути дела почва для него щедро сдабривается обеими сторонами, и когда оно опережает собственное подготавливаемое вероломство. И.В.Сталин был твердо уверен, что полностью держит нити игры в своих руках, что корректные отношения с Германией являются его детищем, плодом его гениальности. Он до последнего момента лелеял свое детище. И немецкая сторона всячески способствовала такой уверенности. В действительности русские уже давно плясали под чужую дудку, ничуть этого не замечая. Тем неприятнее оказался конфуз, когда выяснилось, что любимое сталинское дитя имеет другого отца. Вместо доказательства гениальности ядовитый плод оказался подтверждением недальновидности.

Нельзя с уверенностью сказать, что вариант открытой игры со стороны СССР был бы более правильным. Играть-то все равно пришлось бы не с джентльменами. И если вычеркнуть из своего арсенала коварство, то еще менее можно было рассчитывать на успех. Лишившись привычного оружия, И.В.Сталин скорее всего тоже был бы переигран.

Возможно, главная ошибка состояла в том, что избранная И.В.Сталиным установка оказалась негибкой, она никак не менялась месяцы и годы и потому не представляла врагу сложности для разгадки. Для фашистов действия И.В.Сталина стали совершенно предсказуемы. Любой вариант, хоть наступательный, хоть оборонительный, будет заведомо ошибочным, если ему следовать слишком прямолинейно. Наоборот, постоянная корректировка своих планов в соответствии с реакцией противника, активные действия, варьирование по многим направлениям, ложные ходы позволили бы удержать инициативу, заставили врага раскрыться, не дали бы ему возможности спокойно готовить свои операции. Недостаточно одной дезинформации, нужны были реальные крупномасштабные ходы. Но для всего этого надо было иметь другого главу государства.

В 1941г., в отличие от 1943-го года, А.Гитлер имел огромное преимущество в выборе места и времени удара. Он мог относительно спокойно изучить все слабые стороны противника и направить удар в наиболее уязвимое место. Наоборот, СССР был вынужден распылять свои силы и средства, одновременно готовиться и к обороне колоссальной территории, и к широкому наступлению. Поэтому позиция ожидания первого удара уже изначально была близка к проигрышной. И самые героические усилия не позволили бы надежно залатать все дыры. Только гениальный политик и полководец, такой как Александр Великий, мог бы находить в такой обстановке правильные решения и удерживать инициативу. Но руководство СССР далеко не дотягивало до этого уровня.

Но и позиция Германии была небезупречной, а в долгосрочном плане - и вовсе шаткой. Для обеих сторон цель мирового господства затмила разум. Цель для них оправдывала средства, а избранные средства оказались губительными.

Даже по прошествии многих десятилетий трудно сказать, какие действия сторон оказались бы более эффективными. Оборонительная тактика со стороны СССР не спасла бы страну от многочисленных жертв, но она могла бы в корне изменить планы гитлеровцев. Ведь именно отсутствие оборонительных укреплений однозначно указало немцам, что Советский Союз готовится к решительному наступлению. Наоборот, твердо зная, что СССР не нападет первым, А.Гитлер не стал бы торопиться с нападением на восточного соседа, а довел бы до логического конца штурм Британских островов. А если бы Советский Союз не располагал крупными наступательными вооружениями, то Германия вполне могла бы обратить взор на гораздо более лакомые и менее защищенные куски: Африку, Латинскую Америку, США. Зачем ломиться в глухомань, когда есть прекрасные дороги к мировым промышленным центрам!

Сделав ставку на глухую оборону, даже при всей неэффективности последней, Советский Союз мог бы на многие годы оставить себя вне театра военных действий, переложив все тяготы войны на США и их союзников.

Разумеется, это только предположение. Даже в шахматной партии, где ходы делаются поочередно, а правила строго регламентированы, и там нелегко бывает предсказать ход событий. В реальную жизнь беспрерывно вмешиваются факторы, которые трудно или невозможно было предвидеть. И одним из сильнейших факторов являются научно-технические достижения, новые виды вооружений.

Атомную бомбу теоретики предсказывали задолго до ее появления. Но они предсказывали и ядерный реактор, и нашествие электромобилей, и многое другое. По большому счету атомная бомба стала полной неожиданностью и невероятным скачком на относительно плавном пути развития вооружений.

Если бы Германия не втянулась в войну с коммунистами, то разыгрывая противоречия между капиталистическими странами, она еще долгое время могла бы планомерно отгрызать куски мирового пирога, используя захваченные ресурсы для раскрутки своей военной машины. И скорее всего, именно Германия первой завладела бы атомной бомбой и ракетной техникой. В условиях войны атомная бомба вряд ли залежалась бы на складе. И СССР мог оказаться весьма подходящей мишенью для устрашения остального мира. Зачем громить передовую промышленность США, когда лучше заставить ее работать на Германию!

Если бы Советскому Союзу удалась роль стороннего наблюдателя в столкновении Германии и США, то в случае победы Германии СССР мог оказаться в гораздо большей опасности, чем реально в 1941г. А в случае победы США советско-германский пакт от 1939г. не сулил бы ничего хорошего. Уж точно никаких территориальных приобретений и дальнейшая изоляция. Скорее всего, пришлось бы вернуть обширные земли буржуазной Польше.

В сталинском идеале империалисты должны были бы полностью обескровить друг друга, а затем пробудившиеся народы - смести обанкротившиеся режимы. Но более реально, что в войне окажется один победитель, который диктует послевоенное устройство. Значит, остаться в стороне от мировой драки - это заведомо оказаться на вторых ролях и принять чужие законы.

Никакие варианты не гарантировали спокойной жизни. Они все равно могли привести к решительному столкновению мировых держав в гибельной для всех атомной мировой войне. Наоборот, потрясающие просчеты приводят иногда к преждевременному и менее разрушительному разрешению противоречий. Отсюда невозможно раз и навсегда дать однозначную оценку многим событиям.

И.В.Сталин учел итоги прежних фашистских кампаний, ожидал и длительных авианалетов. Но А.Гитлер избрал вариант, который вообще выпал из рассмотрения советского руководства. Предполагалось, что немцев устрашит и остановит возможность ответного сокрушительного удара, но она наоборот спровоцировала фашистов, заставив обратить все внимание на СССР. Хотя оборона не решала всех проблем, но она была совсем не подготовлена, тем самым были напрочь отрезаны варианты, среди которых была возможность направить активность Германии подальше от границ СССР. Ведь взоры фашистов были обращены на Запад, и Советскому Союзу оставалось всего лишь не портить эти планы. Вместо этого тайные и, главное, негибкие действия советской стороны, вероятно, вызвали огонь на себя.

Таким образом, объективные трудности усугубились тяжелейшими субъективными просчетами. Война не бывает без жертв, но во многих миллионах жертв повинен И.В.Сталин.

Отсюда, конечно, не следует, что А.Гитлер - гениальный стратег, как и то, что И.В.Сталин - враг народа. Удачный ход на одном участке времени может обернуться катастрофой, если его оценивать в долгосрочной перспективе. Добиться успеха летом 1941г. А.Гитлеру удалось именно благодаря неожиданности, даже нелогичности своих действий, если их рассматривать на длительном промежутке времени. Советское командование оказалось не готово к "неправильным" ходам противника, не хотело в них верить, когда о них предупреждала разведка и даже когда они уже свершились.

В отличие от этого, в 1943г. А.Гитлер имел дело уже с тем битым, за которого двух небитых дают. Но план фашистов по-прежнему был рассчитан на дилетантов. Узкие места советской обороны они определили по классическим канонам. Но именно там их ждали советские военачальники, научившиеся мыслить на ход дальше врага. На этот раз уже А.Гитлер бездарно угодил в приготовленную для него ловушку.

В 1941г. подобная ловушка не сработала, и все, кто знали о ней, постарались вычеркнуть ее из памяти человечества и даже из своей памяти. Немецкой стороне также выгоднее было объяснять свои успехи превосходством немецкого оружия, а не дилетантизмом противника. Но все основные события 1941 года явственно вращаются вокруг центрального момента, который как "черная дыра" парадоксальным образом не оставил о себе прямых свидетельств, но наложил мощный отпечаток на судьбы сотен миллионов людей.

Сталинский план не обнаружен. Но его не могло не быть. Возможно, он вообще существовал только в голове вождя. Нельзя было многие годы готовиться к войне и не иметь никаких соображений о ходе будущих столкновений, особенно при тоталитаризме, в стране с плановой экономикой. Очевидно, что этот план не был оборонительным, так как укрепления не строились. Значит, он был наступательным, и только таким он мог быть согласно коммунистической доктрине. План не сработал, но именно потому, что соответственно ему, А.Гитлер мастерски противопоставил свое контрдействие. И только учитывая тайные не сработавшие сталинские замыслы, можно понять логику событий 1941 года.

Когда история свершилась, все помыслы о других вариантах событий кажутся никчемными, но для реальных вершителей истории они отнюдь не были праздными, так как только через анализ множества вариантов можно добиться поставленных целей. Только раскрыв эти варианты, можно сегодня оценить сложность ситуаций, в которых оказались наши предки, и понять, почему они приняли то или иное решение.

Наоборот, не понимая истории, мы и через 100 лет после великой Победы будем удивляться, почему побежденные живут лучше победителей, почему торжествует религиозный фанатизм и возрождается фашизм, почему вымирает русский народ. Н.В.Невесенко
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения Тайные помыслы вождя накануне войны

  • И действительно:" бить врага на его территории" - это был всем советским коммунистам понятный лозунг," Поэтому ответ на вопрос: почему СССР оказался не готов к обороне? - прост: он и не готовился к обороне, как правильно отмечено в статье. А к нападению готовились силы агрессивные, а не миролюбивые, иными словами, чтобы победить агрессора нужно быть самому агрессором. И каким тупым стратегом нужно быть, чтобы открыть границы агрессору и дать ударить себя первому, а потом полуживым и раненым начать ответно отбиваться. Самый дурной лозунг агрессоров: " Бей своих, чтобы чужие боялись!" Ох, эти горячие головы с отсутствием мозгов, ну никак не могут прочитать сталинский план мобрезерва на случай Второй мировой войны. А план был- провокация и нападение с воздуха и по асфальту, для чего танки были на резиновом ходу и в каждом дворе была вышка прыжков с парашютом, а вся без исключения молодёжь сдавала на ГТО.
    И вот то самое наклонение с допуском ненападения Гитлеризма и Сталинизма, которые на вершине развитого милитаризма и никакие если или кабы не могли бы быть. А почему это, нападение на Финляндию не создало союзников? Ага,наверное по причине слабой страны?И мир не захотел воевать с агрессором СССР, дипломатично посчитав его миролюбивым. А германский, итальянский и румынский фашизм таки стали агрессорами и то после того как стали убивать поголовно всех евреев, только теперь всё как-то изменилось не в ту строну. Украинский фашизм вовсе даже и не агрессор, а так себе жертва Российских агрессивных сил живших всю жизнь на Украине. И братание с немцами в связи с безвизами для укров оправдано. Кстати, Эйнштейн высказался, что за незнание таблицы умножения в школе его признали отстающим по математике.
    Чтобы понимать историю, надо понять предисторию, которая сторожайше засекречена и поэтому не удивительно, что фальсификация выдаётся за истинную фактологию, типа побеждённые живут лучше победителей и не вымирают так, как те, кто подвержен религиозному фанатизму и возрождают фашизм, называя себя украиномовными, но матерящимися по русски.
     

По теме Тайные помыслы вождя накануне войны

Незаконные раскопки кургана вождя гуннов

В Курской области сотрудники ФСБ и МВД пресекли попытку вывоза за рубеж...
Журнал

Алилуева - Непокорная дочь вождя народов

Единственная дочь вождя Светлана Аллилуева родилась 28 февраля 1926 г. в Москве...
Журнал

Путь Вождя

«Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст её вскоре и воздвигнет рог...
Журнал

Сад накануне зимы

Осенью неухоженный сад выглядит не слишком изящно: пожухли и полегли цветы...
Журнал

Страсбургский суд накануне признал Россию виновной

Европейский суд по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ) в четверг вновь признал...
Журнал

Накануне Дня Победы производили облавы на мусульман

Накануне Дня Победы в Москве производили облавы на мусульман В последнее время в...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Суд. Раскодирование
Тема жертвы. Астрология