Философия коммунизма

Я против коммунизма, но по очень странной причине. Эта странная причина заключается в том, что это вовсе не коммунизм. Слово «коммунизм» образовано от слова «коммуна»; но коммунизм - это не коммуна-изм. Он не имеет никакой базы в самом понятии «коммуна»; наоборот, это просто антикапитализм. Это название дает вам ложное понятие о чем-то положительном, но фактически, это только лишь отрицательный подход: это антикапитализм. И мое понимание заключается в том, что все, что в основе своей является отрицательным, никак не может способствовать эволюции человечества.

Именно из-за этого факта атеизм не стал полезным для эволюции человечества, для его самосознания, для его роста. Это лишь чистая отрицательность. Просто говорить, что Бога нет, и основывать свою философию на вере в то, что Бога нет, полнейшая глупость. Для жизни нужно что-то положительное. Фактически, для жизни нужно что-то настолько положительное, чтобы оно смогло поглотить и все отрицательное. Поэтому очень положительное заключается в том, что отрицательному не нужно оставаться вне его или быть против него; оно должно быть поглощено.

Иисус говорит: «Не хлебом единым жив человек». Я не могу согласиться с ним, так как человечество, главным образом, живет только на хлебе; большая часть людей всегда жила только на одном хлебе. Я знаю, что он имел в виду. Я не против того, о чем он думал. Я против его высказывания. Он подразумевал, что человеку нужно нечто большее, чем физическое что-то; нечто большее, чем телесное что-то, нечто более высокое, трансцендентальное, без чего человек может прозябать, но не может жить. Я поддерживаю скрытый смысл его высказывания, но высказывание Иисуса очень неполное.

Почему я упомянул его высказывание? Я хотел сделать аналогичное высказывание, но вложить в него огромный смысл.

Я говорю вам: человек не может жить только на отрицании.

А коммунизм - это только отрицательная философия, подобная атеизму.

Вдумайтесь только: как вы можете расти, если вас окружают лишь одни «нет».

Для роста нужна лестница из «да».

«Нет» - мертво; оно эквивалентно смерти.

Смерть — это максимальное «нет». Жизнь - это максимальное «да». Для жизни требуется какая-то база из «да-философии».

Коммунизму нечего предложить. Это очень странно, но следует понять, что все ошибочные идеи являются побочными продуктами иудаизма. Например, христианство, которое представляет собой философию отрицания. Крест является символом этой отрицательности. Вы можете сделать крест из золота, но крест останется крестом. То, что вы сделаете его из золота, еще не означает, что вы превратите его в «да-символ»; он останется «нет-символом».

Христианство отрицает в жизни все, что приносит радость, все, чему вы можете радоваться. Это - антижизнь. Оно уходит своими корнями в смерть, и весь его мир начинается после вашей смерти. Ваша жизнь не имеет никакой ценности, если она не приносится в жертву ради той жизни, которая наступит после смерти.

Вы видите здесь искажение? Настоящая жизнь до смерти или после нее? А если жизнь продолжается после смерти, тогда зачем вам быть против жизни сейчас? Ведь та же жизнь будет продолжаться, и, может быть, она будет продолжаться в более широком, более крупном масштабе, но это будет все та же жизнь, что и сейчас. А если вы против этой жизни, то как вы можете быть за ту жизнь? Это будет всего лишь продолжение и развитие.

Христианство является первым искажением иудаизма. Второе искажение, которое появилось из иудаизма, — это психоанализ Фрейда. Фрейд был евреем, как и Иисус, но между ними существует большая разница. Иисус пытался доказать, что он является мессией для всех евреев. Он был несколько доверчивым и невинным, может быть, он не знал, что мессии бывают только в прошлом или в будущем, но никогда - в настоящем. Вы можете признавать их, когда их еще нет, они еще не родились, но вы не можете принимать их, когда они являются вашими современниками. Для ваших современников у вас нет ничего, кроме презрения; может быть, это слово и является корнем слова «современник» (contempt - презрение, contemporary - современник).

А Иисус старался, чтобы его принимали за мессию еще при жизни. Фрейд был более опытным, более интеллектуальным, более культурным человеком. Его метод заключался не в том, чтобы доказать, что он еврейский мессия - он знал о том, что произошло с Иисусом, — он пытался сделать совсем другое. Это логическое понимание: Иисусу не удалась его попытка; теперь можно попытаться сделать что-то противоположное.

Иудаизм очень настроен против секса. Все религии против секса, поэтому иудаизм не содержит в себе ничего особенного. Но другие религии против секса лишь теоретически; практически они понимают натуру человека и его слабости. Например, индуизм учит вас идти дальше секса, но не осуждает сам секс. Наоборот, эта религия дает вам методы и средства, поэтому вы можете воспользоваться энергией секса, чтобы войти в несексуальное измерение. Индуизм не против секса, вы просто не должны оставаться в плену у секса. Нет необходимости быть против секса; лучше использовать его в качестве средства для достижения цели. Зачем биться головой о камень? Это не поможет разрушить камень, это разобьет лишь ваш череп. Но евреи именно это и делают.

В Ветхом Завете говорится, что Бог так рассердился на два прекрасные города Гоморру и Содом, что он полностью их разрушил. Что же они делали? Они наслаждались сексом во всех возможных измерениях - вот в чем их преступление. Только у хасидов есть прекрасная история о разрушении Содома и Гоморры, но эта история неприемлема для ортодоксального иудаизма, она не является частью ортодоксального иудаизма.

Иудаизм принес миру только одну прекрасную вещь, и это хасидизм. Но евреи против хасидов. Они считают, что хасиды им неровня, что это павшие евреи. Но я заглянул в ортодоксальный ум евреев и в ум хасидов: если я должен решать, кто из них пал, тогда я скажу, что ортодоксальные евреи пали так низко, что дальше падать уже некуда. Они достигли самого дна.

Хасидизм - это прекрасный цветок - единственное, что пришло от иудаизма и что можно сохранить в истинной религии. Но они - отверженные люди.

У хасидов есть прекрасная история о Содоме и Гоморре, о которой ни Ветхий Завет, ни другие ортодоксальные источники не сообщают, поэтому, конечно, это творение хасидов, их изобретение, их воображение. Но я люблю эту историю, и я хотел бы, чтобы и вы запомнили ее.

История о том, что Бог решает в своем гневе на евреев разрушить Содом и Гоморру. Хасидский святой приходит к Богу и спрашивает его: «Если в Содоме сто хороших человек и сто тысяч плохих человек, а ты собираешься разрушить весь город, то учитываешь ли ты тот факт, что погибнут и эти сто хороших человек?»

Бог задумывается.

Потом он говорит: «Об этом я не подумал, но тебе придется доказать, что в этом городе есть сто хороших человек».

Хасид сказал: «Подожди. Может быть, я не смогу найти ста человек, но подумай, если даже их будет всего десять в целом городе, разве будет правильно и по-божески разрушать весь город? Разве ты не поддержишь тех десятерых человек, которые считаются хорошими даже в том ужасном месте, которое ты собираешься разрушить?»

Бог сказал: «Мне придется подумать. Да, разницы, действительно нет — находится ли там сто хороших человек или только десять, но тебе надо будет найти этих десятерых».

Хасид сказал: «Подожди немного - еще всего лишь один вопрос. Если в городе найдется лишь один хороший человек, как ты думаешь, не является ли "хорошесть" одного человека гораздо более ценной, чем "плохость" ста тысяч человек? "Плохость" - это отрицательное качество; оно не имеет ценности. Ты не должен обращать на это внимания, иначе это качество сможет стать ценным. Тот один хороший человек имеет перевес».

Бог сказал: «Твои рассуждения правильны. Будет ли сто хороших человек, десять хороших человек или один хороший человек, я буду стоять за хороших людей. Но тебе надо будет доказать, что в городе есть такой один хороший человек».

Хасид сказал: «Я здесь, перед тобой. Не нужно никуда ходить. Вот почему я все время уменьшал число - ведь я мог не найти ста человек, я мог не найти десяти человек. А как судить? С того самого момента, как я стал хорошим, я забыл саму идею суждения о людях. Для меня все люди хорошие. Я не могу видеть плохое в ком-либо, потому что плохое - лишь тень; это не сама суть человека. Он, возможно, поступал плохо, но это не делает его сущность плохой. Один поступок может быть плохим, два поступка могут быть плохими, три поступка могут быть плохими, сто поступков могут быть плохими; но все-таки сущность человека остается такой же чистой, как и всегда».

«Сущность человека не может определяться его действиями. Он может отбросить свои действия, отбросить свое прошлое, и с этого самого момента такой человек может стать святым. Никто не может помешать ему. Как вы можете судить? Не существует метода для того, чтобы судить. Вот почему я продолжал сокращать числа. Дело совсем не в том, что нет хороших людей; на самом деле я жил в обоих городах, и я нашел там только хороших людей.

В тот момент, когда вы станете хорошим, ваше суждение пропадет и вы перестаете судить о людях, так как суждение зависит от действий, а действие является чем-то очень поверхностным. Это похоже на то, как если бы вы судили об океане по зыби. Это было бы абсурдно - судить об океане по зыби на его поверхности. Действия - всего лишь рисунки на воде: вы их еще не закончили, а они уже исчезли. И ваша сущность вне ваших действий; она всегда относится абстрактно к тому, что вы делаете. Вопрос в следующем: «Кто вы?»

Хасид сказал: «А сейчас я вижу только то, что собой представляют люди. Иногда человеку, который очень красив, добр, свят, может быть, приходится поступать так, что он кажется плохим, что может идти против условностей. Вы не можете судить о нем по самому действию. Вот почему я сокращал число хороших людей. И вот я здесь. Я живу в обоих городах: я живу полгода в Содоме и полгода в Гоморре. Ты готов уничтожить меня?»

И по истории хасидов Бог решил не уничтожать эти города. Но это история хасидов, а хасиды единственные хорошие люди, которые вышли из иудаизма. Естественно, их отвергают, потому что они отвергают всю вашу чепуху. Они не принимают рассказ в Ветхом Завете о том, что Бог разрушил Содом и Гоморру. Они говорят: «Там был наш святой, и он спас эти города..Он спас оба города; и он спас в действительности все человечество, так как если Гоморра и Содом достойны того, чтобы их спасти, тогда не существует ни единого человека, которого стоило бы уничтожить».

У Фрейда была такая же тенденция, как и у Иисуса - быть пророком - что очень уж по-еврейски; это что-то вроде расового заболевания. Этот Моисей берет на себя ответственность. Он создает целую игру с пророками и мессиями и создает в умах бедных людей, которых не так много, представление об этом; они получают какое-то представление и начинают думать, что так оно и есть. Фрейд был, по существу, мессией, но он знал, что если он заявит, что он мессия, - а он был также и трусом... Он не был так фанатично храбр, как Иисус, поэтому то, что он сделал вместо того, чтобы предложить себя в качестве жертвы для распятия, — он попытался создать нечто совершенно новое — стать зачинателем новой религии.

Психоанализ, по Фрейду, является религией, а он - основатель, пророк, отец. Согласно психоанализу то, что он делал, было выступлением против всего еврейского антагонизма к сексу. Вот как он говорил евреям: «Я с вами не имею ничего общего, не нужно готовить крест для меня. Я делаю нечто совершенно другое, по сути — противоположное тому, что вы совершали четыре тысячелетия».

Но в своем подсознании Фрейд вынашивал мысль о том, чтобы стать пророком. И он всю свою жизнь очень боялся, что кто-нибудь станет Иудой. Только пророки боятся Иуд, в противном случае не было бы необходимости... Например, я не боюсь: если вы все превратитесь в Иуд, ничего плохого в этом не будет; в этом не будет никакого вреда. Так как я не выступаю в роли мессии, как вы можете предать меня?

Иуда мог совершить предательство, потому что, как мне кажется, он, должно быть, был сыт по горло этим человеком, который постоянно притворялся, что он единственный сын бога, мессия, которого вы ждали и который собирается спасти весь мир. Каждому наскучил бы такой человек. Я чувствую, что просто из-за скуки он принял тридцать сребреников от священнослужителя и продал Иисуса. Он даже не считал, что Иисус стоит больше, чем тридцать серебряных монет. На самом деле, он просто хотел избавиться от всего этого кошмара, когда ему приходилось так страдать от этого человека.

Так как вы никогда не жили с пророком, вы не знаете: он всегда прав, а вы всегда ошибаетесь. Что бы он ни говорил — это всегда слово самого Бога. Не спрашивайте почему. Его здесь нет, чтобы объяснить это вам, он просто диктует вам свои заповеди. Умри или сделай, но не спрашивай почему.

Иуда был единственным образованным человеком среди тех, кто окружал Иисуса, он даже был более образован, чем сам Иисус. Иисус был совершенно необразованным человеком. Иуда был единственным человеком, о котором можно было подумать, что он обладает каким-то интеллектом. Должно быть, он пресытился; всегда существует предел тому, сколько человек может вынести, вытерпеть. В конце концов, он отправил пророка к евреям.

Но я не пророк.

Вы не можете продать меня.

Я никогда не диктовал вам, что делать.

Я никогда не приказывал вам следовать за мной.

Я никогда не притворялся, что я кто-то, специально посланный свыше, для того, чтобы донести до вас какое-то послание.

Я не чей-нибудь почтальон: я просто делаю свое собственное дело.

Правильно или нет, я просто делаю свое собственное дело.

Если вы чувствуете, что вам это приятно, - добро пожаловать. Если вы чувствуете, что это не заслуживает вашего внимания, пожалуйста, бросьте это. Нет проблем. Вам это не навязывают.

Фрейд хотел быть пророком. Вся его жизнь является доказательством этого. Он отвергал психиатров, психоаналитиков и психологов так же, как религии и политические партии отвергали некоторых людей; любой человек, которого начинали подозревать, должен быть немедленно отвергнут. Что это были за подозрения? Фрейд подозревал, что он будет предан, но что может быть предано, если вы не принесли истины? Кто-то может, по мере своих сил, делать свое собственное дело. Вы делаете свое дело; он свободен делать свое дело. Но Фрейд продолжал отвергать людей и держал только очень небольшую группу, абсолютно преданных ему людей. Требовалось надежное окружение.

Таков метод пророка. Либо вы за него, либо вы его враг. Он не приемлет третьей категории типа «меня это не интересует». Он не приемлет никакой третьей категории. Для него существовало только два типа людей: те, кто был за Фрейда, и те, кто был против Фрейда. Те, кто был против, включались во вторую категорию; третьей категории вообще не существовало.

Фрейд делал как раз противоположное тому, что делал Иисус, по той же самой причине, по которой это делал Иисус. Он создал психоанализ. Никто другой в целом мире не мог бы создать психоанализ. Он должен был быть создан только евреем, когда бы он не создавался. Это не случайно.

Существовало очень большое «анти» отношение к сексу, и христианство довело его до логического конца, потому что они хотели доказать, что они значительно превосходят евреев. Сами евреи отказались от своего символа наивысшего расцвета - от мессии, а христиане приняли этого мессию в качестве основателя новой религии. Естественно, возникло большое соперничество.

Христианство пошло против секса и жизни даже еще дальше, чем иудаизм.

Зигмунд Фрейд взял реванш над обеими религиями, так как христианство - всего лишь ответвление от иудаизма. Оно переняло все глупости иудаизма и добавило свои собственные глупости. Фрейд заявил, что психоанализ может решить все проблемы человека. Теперь это является одной из тенденций пророков. У них всегда есть панацея - одно единственное лекарство от всех болезней. Это не научный подход.

Каждая болезнь требует индивидуального подхода, требует индивидуального лечения. В мире возникают проблемы не из-за одной причины, существует множество причин. Да, существует несколько причин, которые являются основными, и если их уничтожить, множество других причин может исчезнуть, но не существует одной, единственной причины. Все религии говорят, что существует только одна причина.

Христианство говорит, что этой причиной является первородный грех: просто человек должен уничтожить то, что сделали Адам и Ева, и тогда все будет так, как и должно быть. Джайнизм думает, что единственной причиной является насилие. Если исчезнет насилие — исчезнут все проблемы. Точно так же все религии предлагают одинаковые средства для лечения - проповедников, Библию, Бога.

Религия Зигмунда Фрейда - психоанализ. Он направлен против иудаизма и христианства. Христианство нельзя рассматривать отдельно от иудаизма. Эта религия была создана евреями, это еврейская фирма; и фактически евреи должны заявить, что Ватикан принадлежит им, и вышвырнуть оттуда папу и всех этих епископов. Иисус был их крови, все эти люди - католики, протестанты и очень многие христиане, являющиеся порождениями одного неграмотного еврейского ума, эксплуатируют свое изобретение.

Фрейд просто пошел против них, думая, что это не будет считаться чем-то еврейским, но это было еврейским. Он воспитывался в климате антижизни, антисекса, антиудовольствия. Вот почему евреи не ценят хасидов - они жизнеутверждающие; а это для евреев проблема. Они наслаждаются жизнью, они танцуют, они поют; и это кажется вовсе не религией - танцы и пение. Даже старые хасиды танцуют великолепно; они очень любят жизнь. Но это неприемлемо для евреев.

Фрейд обнаружил, что все проблемы возникли в результате подавления секса. Поэтому все, с чем бы вы не приходили к

Фрейду, он, как правило, сводил к какой-то сексуальной проблеме. Сексуальные проблемы были источником любого заболевания - умственного, физического, социального, экономического - безразлично. Иногда удивляешься: когда человек начинает считать себя проповедником, он теряет весь свой разум и интеллект.

Например, если человек, который с ума сходит по деньгам, пойдет к Зигмунду Фрейду, Фрейд скажет, что этот человек озабочен деньгами. Каким будет лечение и что, как вы думаете, может быть причиной? Подавление секса! На поверхности вы не сможете увидеть здесь связи: он говорит о деньгах, а вы говорите о сексе! Он никогда не думал о сексе, но это только доказывает, что то, о чем говорит Фрейд, правильно. Так как его сексуальная энергия подавляется, она проявляется в виде сильного стремления к деньгам: за деньги можно купить секса столько, сколько вы хотите.

Богачи пойдут в синагогу, в церковь, в храм, они будут слушать разные проповеди против секса; и это те самые люди, которые способствуют возникновению проституции во всем мире!

В Индии существовала традиция, которая заключалась в том, что самая прекрасная девушка какого-нибудь города не имела шанса выйти замуж. Быть прекрасной было опасно; а быть самой прекрасной означало быть проституткой. Такова была традиция. Конечно, они сделали эту традицию как можно более прекрасной. Они обычно проводили конкурсы - такие же, как и вы проводите, — мисс Америка, мисс Вселенная, может быть, даже мисс штата Орегон. Нет, я не считаю, что есть какая-то мисс штата Орегон или что она может быть. Это невозможно. Такие конкурсы проводились в Индии раньше, в прошлом, и самая прекрасная девушка, которую выбирали на таком конкурсе, объявлялась нагарвадху.

Слово «нагарвадху» означает «жена всего города». Ее уважали как богиню, но на самом деле она была проституткой; каждый мог вести себя с ней как с собственной женой. Конечно, она была вне досягаемости для бедных, вне досягаемости для среднего класса, даже для верхушки среднего класса, только супербогатые - король, принц, лорды могли пользоваться ею, так как ее цена была такой высокой за одну ночь, что хотя она и называлась женой всего города, в действительности она была' женой всего лишь какого-то десятка избранных людей.

Эти люди были богатыми спонсорами Гаутамы Будды и

Вардхаманы Махавиры. С одной стороны, они строили храмы, караван-сараи, чтобы люди могли в них останавливаться, сажали деревья на улицах на протяжении тысяч миль, чтобы путники могли иметь тень над головой в жаркую погоду, возводили статуи. Они делали всякие целомудренные акты, и, тем не менее, они создали институт нагарвадху, жен для всего города. Проституцию они превратили в прекрасное дело - женщина, которую избирали, очень гордилась этим.

Они сделали и другое: они создали еще один институт для тех, кто не мог себе позволить воспользоваться высочайшим секс-символом их общества. Их нельзя было полностью исключить из этого дела, иначе они могли быть опасными. Поэтому они создали другой институт. Родителям прекрасных девушек сказали, что если они отдадут своих прекрасных дочерей в храм, они получат большую милость, они попадут в рай. Девушки, которых посылали в храм, назывались дэвабалас, или божественные девушки.

Индия страна особая. Для человека, который живет в Индии, невозможно воспользоваться словом типа «девушка по вызову», вместо этого слова он предпочтет сказать «божественная девушка». Каково же ее'предназначение? Ее предназначение - обслуживать Любого, кто этого хочет, а деньги должны идти храму. Эта девушка, всего лишь проститутка, в каждом храме были сотни таких девушек. Все деньги шли храму, поэтому священники были счастливы. Бедняки тоже были счастливы, потому что за небольшую сумму они могли иметь прекрасных женщин. И женщины не чувствовали себя оскорбленными: они ведь были «божественными»; они были необычными женщинами, они были особыми женщинами.

Для священников был создан третий институт. Конечно, они заслуживали чего-то особого, потому что помогали богатым, королю, королеве, помогали бедным - помогали всем. Они заслуживали какой-то награды; и вы удивитесь, когда узнаете, что это была за награда. Их наградой было то, что каждая невеста, вступившая в брак, должна была провести свою первую ночь со священником, так как сначала священник и Бог должны были ее очистить; только после этого она считалась чистой.

И никаких проблем не возникало, так как это было традиционно и общепринято: все были счастливы. Муж тоже был счастлив тем, что его жену сначала предлагали Богу. Конечно, сам Бог не присутствует — присутствует всегда какой-то представитель, священник, папа или кто-нибудь еще, но этот представитель так же хорош, как и Бог. Женщина была счастлива тем, что она была принята Богом, его представителем.

Итак, на поверхности индуизм продолжал выступать против секса; но это было как-то более гуманно: на самом деле допускался любой возможный вид секса.

Но иудаизм был искренне против секса, против любых удовольствий в жизни. Фрейд грубо ворвался в их антисексуальную, антижизненную позицию. Но опять же у него отрицательная философия. И Иисус тоже дает отрицательную философию: вы должны быть ограждены от жизни. Этой жизни надо сказать абсолютное «нет».

Зигмунд Фрейд основывает свою философию на отрицательной позиции: откажитесь от подавления секса и все проблемы будут решены. Я не понимаю этого, так как существуют племена в мире, у которых нет сексуальных запретов, но есть очень сложные проблемы: бедность, болезни, отсутствие науки, никакого интеллектуального роста, никакого развития сознания. Удивительно, но общество, которое не ограничивает каким-то образом секс, остается отсталым.

Общество, которое подавляет секс, развивается; это более цивилизованное и культурное общество. Очень странно! Если верить Фрейду, то вся культура, вся цивилизация будет возвращаться к первобытному состоянию. Но у них имеется весь набор проблем - больше, чем у вас. Они сталкиваются с основными проблемами: нет пищи, нет одежды, нет интеллектуального потенциала, чтобы производить пищу, одежду, различные механизмы и все остальное.

То, что предлагает Фрейд, - это не трансценденция секса, не выход за пределы секса; он отбрасывает вас обратно в условия неразвитого, варварского общества, в котором секс был полностью доступен. Но зачем вам секс, если нет хлеба? Что вы будете делать с сексом без одежды, без лекарств, без прочих проявлений человеческой культуры? Да, вы можете продолжать производить детей, но вы не сможете прокормить их - у вас недостаточно пищи для самих себя.

Если Фрейда принять тотально, то вся цивилизация умрет. Он просто против иудейской и христианской идеи подавления секса, но он не собирается помогать человечеству. Он - реакционер. Он не задумывался о смысле всего этого. Почему люди, которые секс не подавляют, не прогрессируют? Этот вопрос должен быть самым главным.

Люди, которые подавляют секс наполовину, прогрессируют тоже наполовину. Это очень странно, но соотношение одно и то же: чем больше подавляется секс, тем в большей степени развивается общество. Оно становится более разумным, более изобретательным и более развитым в научном отношении.

Думаете ли вы, что эти первобытные племена могут произвести Зигмунда Фрейда, что красные индейцы могут произвести Зигмунда Фрейда? Невозможно даже представить себе это. Зигмунд Фрейд может появиться только в христианско-иудейс-ком контексте, потому что именно здесь он нашел основной ключ - подавление секса. Но он не дает вам никаких положительных оснований. Можно убрать подавление секса, но это не даст вам никакой идеи о трансценденции. Но он доказал одно - что он хороший проповедник, что проповедуемые им идеи весьма оригинальны.

Он создал во всем мире великое движение. Это второе разрушительное следствие иудаизма. Первым является Иисус, вторым - Фрейд, третьим - Карл Маркс. Почему Карл Маркс против капитализма? Это не значит, что он действительно против капитализма; но он бедный еврей, и он полон зависти к тем, кто богат. Это еврейская черта, очень характерная для них.

Я гляжу на Индию и с удивлением нахожу там параллели этому явлению. Что касается отношения к богатству, то джайны являются индийскими евреями. Вы не найдете ни одного нищего джайна. Джайны являются сверхбогачами, это верхушка среднего класса, в худшем случае средний класс. Изредка вы можете встретить бедного джайна - не нищего, но бедного. Эти бедные джайны были первыми, кто почувствовал влечение к коммунизму. Я был удивлен, обнаружив этот факт.

Один из моих далеких родственников - очень известный коммунистический лидер, товарищ Бхагчанд. Я спрашивал его: «Понимаете ли вы, что ситуация заключается не в том, что вы хотите разрушить капитализм, а в том, что вы просто завидуете богатым джайнам?» Но люди очень изощрены в построении своих философий.

Три поколения семьи Маркса были бедными. Сам он не работал и оставался бедным всю свою жизнь. Это кажется странным: он целиком зависел от своего богатого друга, но выступал против капитализма. Его богатый друг, Фридрих Энгельс, был богатым фабрикантом. Он всю свою жизнь кормил Карла Маркса и его семью, а Маркс так никогда и не работал: за свою жизнь он не заработал и цента.

Энгельс, по-видимому, был человеком великого сострадания. Он видел, что человек является гением и нуждается в поддержке. Хотя Маркс писал против капитализма, он был великим мыслителем. Он убедил Энгельса в том, что капитализм является основной причиной всех проблем в мире: «Если мы сможем разрушить капитализм и распределить все богатства поровну между людьми, все проблемы исчезнут».

Карл Маркс - это, главным образом, завистливый еврей, который украшает свою зависть прекрасными словами. Лечение, которое он предлагает, ошибочно. Во-первых, если вы распределите богатство тех, кто богат, между бедными, то какой будет результат? Бедные не станут богатыми, а богатые станут бедными: вы будете распределять бедность. Да, люди не будут больше чувствовать зависти, потому что все будут одинаково бедны. Я против бедности, следовательно, я против коммунизма.

Я хочу, чтобы люди были одинаково богаты, а не одинаково бедны.

Но для этого требуется совершенно другой подход. Вопрос не в распределении богатства - потому что не так много богатства, которое надо распределять. Сколько существует людей, которые являются богатыми? В Индии - два процента.

Распределение богатства двух процентов среди девяноста восьми процентов бедняков похоже на чайную ложку сахара, которую бросают в океан, чтобы сделать его сладким. Просто вы без всякой необходимости потеряете эту чайную ложку сахара. По крайней мере, можно было бы дать одному человеку чашку чая, но даже эта возможность потеряна. Не то чтобы другие получали что-нибудь, им просто понравится сама идея: «Теперь никто не пьет чай, мы все равны». В противном случае этот человек пил бы чай, а все остальные завидовали бы.

Люди, которые создали свое благосостояние, обладали определенным талантом для этого. Вам следует использовать их талант; вам следует превратить его в искусство и учить этому искусству всех, их нельзя наказывать за то, что они создали благосостояние.

В первобытном обществе, в примитивном обществе, от которого остались еще некоторые фрагменты то там то здесь на земле, нет бедных и нет богатых; конечно, нет и зависти. Никому ничего не принадлежит. Все в равной степени ничем не владеют; но никто не производит и богатства.

Фактически, люди, которые производят богатства, создают в других потребность также производить богатство. Не уничтожайте этих людей - используйте их как символ. Они владеют определенным искусством создавать богатство - сделайте это искусство доступным для всех, научите их всех. Вы преподаете экономику в университетах; было бы гораздо лучше, если бы вы обучали искусству становиться богатым так, как учат экономике; но вы не помогаете людям узнавать искусство становления богатым. Студенты получают, золотые медали в университетах,, а потом исчезают.

Когда я был профессором, я спросил одного из моих вице-канцлеров: «Думали ли вы когда-нибудь, что происходит с вашими золотыми медалистами? Они должны сверкать в обществе. Каков смысл вашей золотой медали? Человек, который оказывается первым в университете, исчезает, о нем никогда ничего не слышно. Что с ним? Это показывает просто бедность вашей золотой медали и бедность всего вашего образования. Даже если бы он возглавил всю вашу образовательную систему, что бы он тогда получил?»

Я спрашивал профессоров экономики: «Вы преподаете экономику двадцать или тридцать лет — вы разбогатели?»

Они отвечали: «Какое это имеет отношение к преподаванию экономики».

Я говорил: «Экономика должна быть наукой о том, как стать богатым. Вы всего лишь бедный профессор, и если за тридцать лет преподавания вы не смогли раскрыть секрета создания богатства, что же тогда говорить о ваших студентах? Кто-нибудь из них стал богатым?» Нет, экономика не занимается всем этим; она занимается абсолютно теоретическими вопросами, которые не имеют никакого отношения к практической жизни.

Идея Маркса - распределение богатства. Почему? Причина, которую он предлагает, психологически неверна, абсолютно неверна. Его причина заключается в том, что все люди равны. Это психологически абсурдно. Нет даже двух людей, равных друг другу, что же говорить обо всех людях, о целом человечестве? Каждый человек уникален, он не может быть равным какому-нибудь другому индивидууму.

Говоря, что все люди равны, Карл Маркс разрушает уникальность отдельного индивидуума.

Вот почему я против него и против всей его философии - я за уникальность каждого отдельного человека.

Я не говорю, что кто-то выше вас, а кто-то ниже вас. Помните! Я просто говорю, что вы ни с кем не сравнимы.

Вы это вы, а другой есть другой.

Вы не сравниваете розу с лотосом, вы просто говорите, что это две разные вещи. Две разные индивидуальности, хотя оба они люди, оба они уникальные индивидуальности, совершенно несравнимые.

Маркс предлагает эту дурацкую идею - и на нее покупаются все во всем мире: коммунисты, антикоммунисты, все подхватывают эту идею; даже капиталисты усвоили мысль о том, что все люди равны. Почему же никто не раскритиковал ее и не боролся с ней? По той простой причине, что она кажется очень гуманной. Господи! Должно ли что-то быть истинным или ложным - можно ли судить о правильности чего-то с помощью логических или гуманистических идей? Тогда, любая ложь, которая, как вам кажется, является гуманистической, должна быть принята. И над этой ложью — о том, что все люди равны, — и была воздвигнута вся структура коммунизма.

Теперь вы знаете, ведь это так просто понять, что все люди обладают в разной степени интеллектом и способностью к творчеству. Все не могут стать поэтами, все не могут стать учеными, все не могут стать художниками; и это прекрасно, что все этого не могут сделать, в противном случае жизнь потеряла бы всю радость. Эта радость заключается в уникальности индивидуума, в том, что он уникален, неповторим, незаменим, и как только он уходит из жизни, его место навсегда остается свободным. Никто не сможет заполнить его место так, как он заполнял его; это мог сделать только он.

Маркс очень своеобразно отбрасывает всю важность индивидуума. Я называю это «своеобразным», потому что он выдвигает идею о равенстве всех людей. В такой прекрасной идее о равенстве всех — вы не сможете определить, что именно он отнял у вас. Он сделал из вас всего лишь спицу в колесе, причем заменяемую. Он поместил вас на ленту заводского конвейера, где производятся автомобили: одинаковые машины должны собираться на автоматическом конвейере.

Форд производит за одну минуту одну машину. В течение двадцати четырех часов каждую минуту с конвейера сходят одна за одной похожие друг на друга машины. Но человек - это не механизм, который можно собрать на конвейере; вы не можете разобрать его на части, а затем - собрать вновь. Мы получили бы большую помощь, если бы могли разбирать или собирать человека по частям - почистили бы изнутри и везде, заменили бы лампочки кое-где, несколько выключателей, вышедших из строя, несколько болтов и винтов, которые ослабли или стали тугими, а потом собрали бы его снова, вставив батарейку.

Это было бы действительно хорошо, но это было бы величайшим бедствием, которое могло бы когда-либо иметь место.

Тогда человек исчезает, он превращается в робота, который работает на батарейке. Это просто: если он ломает руку, проблем не возникает - всегда имеются в запасе дополнительные детали. Он идет в цех, и его руку меняют; он получает новую руку и все. Только время от времени у него могут возникать проблемы, например, когда он говорит какой-нибудь женщине: «Я люблю тебя», — и в этот момент он начинает издавать какие-то звуки: «грр... грр... грр... моя батарейка садится... позовите механика» . Время от времени он будет произносить: «Грр, грр», - он не сможет говорить, его батарейка села.

Или вам могут надеть на запястье небольшой счетчик, который будет сообщать вам, что опустить, что поднять, что нужно в данный момент: нужно ли вам немного бензина, или воды, или надо ли вам сменить масло. Так будет проще, - но вы не будете людьми, вы будете роботами.

Маркс, делая вас равными, предлагает философию, которая, в конечном счете, должна сделать вас роботами — таково логическое заключение марксистской философии.

Только роботы могут быть равны. Достоинство человека -в его уникальности.

Но позвольте мне повторить в связи с тем, что есть возможность, что меня неверно поймут: я не говорю, что кто-то выше вас, а кто-то — ниже. Я просто говорю, что неверна сама идея проводить сравнение; вы — это только вы. Я не могу назвать вас неравными. Я не могу назвать вас равными. Вы следите за моей мыслью? Я не могу назвать вас неравными.

Вот критика, которую коммунисты направляют против меня, - будто я говорю людям, что люди не равны. Это совершенно несправедливо по отношению ко мне. Я не говорю, что люди не равны, я говорю, что они не являются одинаковыми людьми; под этим я подразумеваю, что они также не являются неравными. Неверна сама идея неравенства. Человек уникален. Человек - это не просто член общества. Он индивид, независимое целое в самом себе.

Подумайте об этом так, и вы увидите это совершенно ясно. Если кто-нибудь говорит, что все должны писать стихи, тогда даже если кто-то и пишет стихи лучше, чем вы, их поэзия должна цениться на равных основаниях с вашей поэзией. Все должны быть в равной степени поэтами, в равной степени музыкантами.

Вы можете видеть абсурдность в том, что если Егуди Менухин должен быть равным вам, то вы ничего не получите, а этот бедняга потеряет все. Вы не можете быть Егуди Менухиным. Он обладает определенной гениальностью, с которой он родился, которая заложена в самой его химии, в самой его физиологии, в самой его сущности. У вас нет этой химии, этой физиологии, этой сущности. Его родители были другими, родители его родителей были другими.

Вы не можете иметь его качества распределенными, это невозможно. И это погубит все прекрасные цветы в жизни человека. Но вы так не думаете. Вы думаете, что Егуди Менухин — сам по себе, нет вопроса о ком-то еще, кто берет его качества, делит и распределяет их. Но вы не понимаете этого так же, как и то, что есть люди, которые обладают определенным талантом быть богатыми.

Все не являются Генри Фордом, не могут им быть; и в этом. нет необходимости. Один Генри Форд создал уже достаточное количество транспортных средств. Больше не нужно. Если все станут Генри Фордами, то знаете, что получится в результате? Результатом явится то, что ходьба пешком будет быстрее, чем езда на автомобиле. Это уже и происходит сейчас. В городах типа Нью-Йорк, Бомбей, Токио и Калькутта, на расстояние, которое вы можете пройти пешком за десять-пятнадцать минут, у вас уйдет полтора часа на автомобиле.

Я обычно останавливался в Калькутте у одного из самых важных, талантливых, богатых людей - Саху Шантипрасада. Он уже умер. Зал, в котором я проводил свои беседы, находился недалеко от его дома - в десяти минутах ходьбы, но в его машине это было непредсказуемо. Если моя лекция должна была начаться в семь тридцать, он начинал паниковать с пяти часов, говоря мне, чтобы я собирался.

Я говорил: «Вы сумасшедший! Лекция начнется в семь тридцать, и идти туда всего лишь десять минут. Если мы пойдем туда пешком, это у нас займет лишь десять минут».

Но он говорил: «Мы не пойдем пешком. А уличное движение в Калькутте так хаотично, что вы никогда не знаете... Нам надо выйти из дома, по крайней мере, за полтора часа».

И тогда все-таки случалось, что мы опаздывали, а иногда мы приезжали слишком рано, и нам приходилось просто сидеть в машине. Я говорил: «Ведь это глупо, Саху Шантипрасад».

Но он отвечал: «Я не могу позволить вам идти пешком — вы мой гость».

Я говорил: «Это правда, я твой гость, но мне приходится сидеть в твоей машине по четыре часа, когда мы едем на лекцию и возвращаемся домой. Это странно, так как за четыре часа я могу доехать до Бомбея или Дели, а я доезжаю только до этого зала!»

Если бы существовало много Генри Фордов, то мир стал бы еще труднее, чем сейчас. Нет, природа производит достаточное количество людей для конкретных целей. Природа обладает очень глубокой регулирующей силой.

Например, когда рождаются дети, если сегодня рождается сто девочек, то должно родиться сто десять мальчиков. Я был очень удивлен этими данными. Почему сто девочек и сто десять мальчиков.

Разве природа также имеет шовинистическое отношение к мужчинам? Нет, это не так; природа просто регулирует: десять мальчиков умирает до женитьбы. Девочки сопротивляются заболеваниям лучше; мальчики слабее, если говорить о сопротивляемости к заболеваниям. Они могут быть физически сильнее, обладать мускульной энергией, но это другая энергия, а когда речь идет о сопротивляемости к заболеваниям, о болезнях и смерти, то они слабее женщин.

Итак, ста девочек будет достаточно для ста десяти мальчиков, так как десять мальчиков умрет к тому времени, когда они будут в возрасте, пригодном для брака; это нечто такое, что природа регулирует сама с самого начала. Если бы этого не происходило, то девяносто мальчиков приходилось бы на сто девочек. И десять девочек имели бы трудности и создали бы для этих девяноста мальчиков такие трудности, что вы и представить себе не можете... Был бы хаос.

Если эти десять девушек не получат мужей, не будут иметь друзей-юношей, вы что, думаете, они будут сидеть и медитировать? Они начнут хватать чужих мужей, и в результате -возникнет хаос. Чтобы избежать этого хаоса, природа должна с самого начала быть бдительной и обеспечить дополнительно десять юношей, потому что они в нужное время исчезнут.

Если природа регулирует все это таким образом, она и другое регулировала точно так же, пока люди не стали вмешиваться в природу. Столетиями человечество на земле не менялось. И только человек начал вмешиваться в природу - через медицину, через новые изобретения - для того, чтобы продлить жизнь человека. Теперь возникли трудности на всей земле. Природа сохраняла равновесие: люди рождались, но и умирали в достаточном количестве. Эта пропорция была почти одинаковой. Вы же сделали вот что: вы предотвращаете смерть, но вам не разрешается предотвращать рождение. Теперь папа все время публикует проповеди о том, что аборты будут делаться только нелегально.

На днях я слышал, что в столице состоялась демонстрация, в которой принимало участие семьдесят тысяч человек, участники которой требовали, чтобы аборты были запрещены, объявлены незаконными. И когда президент Рейган - вы только посмотрите наэтих политиков! - был губернатором Калифорнии, он подписал билль о легализации абортов, так как в Калифорнии были большие волнения по поводу легализации абортов. Потом он подписал этот билль, а теперь он торжественно возглавляет эту процессию, которая требует внести поправку в конституцию, объявляет вновь запреты на аборты, так как это против религии и против жизни.

Рейган поддержал этот протест, так как теперь все эти ортодоксальные люди в стране, особенно христиане, католики и евреи, - все люди присоединились к этому движению. Объявляя начало этой процессии, Рейган сказал: «За всю свою жизнь я совершил всего лишь одну ошибку, и это было тогда, когда я был губернатором Калифорнии и подписал этот билль. Это была единственная ошибка, которую я совершил».

Политики могут легко изменить свое лицо. Куда бы ни шла толпа, они оказываются перед ней. Они не могут проигрывать, поэтому им надо быть очень бдительными. Я много раз говорил, что политические лидеры - это последователи последователей. Великий политик - это политик, который знает, куда идут его последователи, и держится перед ними. Не имеет значения, куда они идут. Он должен оставаться впереди, для того, чтобы они всегда знали, что он - лидер. Он должен держать все свои чувства наготове, в противном случае, когда-нибудь он оглянется и увидит, что все последователи двинулись куда-нибудь еще, оставив его одного.

Он побежит и догонит последователей и сразу же окажется впереди, потому что они были за легализацию абортов; сейчас он против них, потому что они против этого. Что он может сделать? Он должен быть лидером во что бы то ни стало. Его дело - быть лидером - и не имеет значения, какова причина. Ачто вы хотите?

Это не имеет значения; единственное, что имеет значение, — это то, что он — впереди.

Так вот, все эти люди - католики, индусы, мусульмане, иудеи, — все они против абортов. Если они против абортов, тогда они должны быть более логичными в этом вопросе, тогда они должны быть также и против спасения жизни людей; тогда будет равновесие. Но никто не протестует.

В больницах есть люди, которые, как правило, изматывают врачей и медсестер. Их ноги висят в одном направлении, а руки висят где-то в другом направлении. Кому-то требуется постоянная помощь врача и медсестер, требуется много лекарств, кому-то нужен кислород: если вы отключите кислород, он умрет. Почему вы поддерживаете в нем жизнь? В чем смысл того, что он живет? Зачем вы его терзаете? Но врачей учили: «Ваша цель - спасать жизнь». Этому учил еще Гиппократ две тысячи лет тому назад, когда смерть косила всех подряд.

Теперь эти глупцы продолжают давать клятву Гиппократа: «Всюсвою жизнь я буду бороться за жизнь». Но все изменилось. Когда Гиппократ говорил это, то из десяти детей умирало девять еще до того, как им исполнялось два года; выживал лишь один ребенок из десяти. Конечно, этот человек говорил что-то очень важное, когда он велел им пытаться спасать жизнь, но сейчас все происходит наоборот. Даже в таких странах, как Индия, из десяти детей умирает только один ребенок. В то время умирало девять, а оставался в живых - один, сейчас девять детей остаются в живых, а умирает только один ребенок - и прилагаются все усилия для того, чтобы спасти и этого одного.

Можно понять попытку спасти ребенка; но зачем вы спасаете стариков, которые пожили, пожили достаточно, которые страдали, наслаждались, делали все — хорошее и плохое? Теперь пора: дайте им уйти. Но врачи не могут отпустить их, так как это незаконно. Они не могут отключить кислород, поэтому мы продолжаем спасать умирающих и полумертвых людей.

Ни один папа не напишет заповедь, по которой этим людям разрешат освободиться от их тел. А что же остается от их тел? У кого-то нет ног, у кого-то - рук; у кого-то не работает сердце, а вместо него работает батарейка; у кого-то не работают легкие; у кого-то не работают почки, вместо них работают механические почки. Но какая цель у этих людей? Что они будут делать, даже если вы будете поддерживать их жизнь таким образом?

Да, самое большое, несколько человек из них будут работать, но это - все. Какую творческую жизнь они будут иметь? И какую радость они смогут иметь во всем том, что для них делается? Им делаются постоянные уколы. Они не могут спать, и тогда им дают снотворные таблетки. Они не могут проснуться, и тогда в их кровь вводят стимулятор, чтобы они смогли проснуться. Но зачем - ради клятвы Гиппократа? Пусть Гиппократ идет к черту! Он даже не представлял, к чему может привести его клятва.

Нужно организовать какое-то движение за то, чтобы, когда люди поживут достаточное время, у них возникало бы желание освободиться от своих тел, и тогда больницы обеспечивали бы им удобную, приятную смерть. Было бы разумно, если бы в каждой больнице была специальная палата со всеми устройствами, которые бы делали смерть приятной, приносящей удовлетворение процедурой.

Вместо лекарств там должен быть человек, который бы учил умирающих людей медитировать, так как теперь нужны не лекарства, а медитация - надо знать, как расслабиться и мирно исчезнуть из своего тела. В каждой больнице должны быть такие специалисты по медитации - их роль очень важна, так же важна, как и роль врача. До сих пор они не требовались, так как была только одна функция: спасать жизнь человеческую. Теперь эта функция расширилась: нужно еще и помогать им умирать. В каждом университете должен быть факультет, на котором учили бы, как медитировать, чтобы сами люди были готовы. Когда наступает время умирать, они полностью готовы умереть с радостью, с ощущением праздника.

Но самоубийство - это преступление. Это будет считаться преступлением. А меня будут считать человеком, который учит людей незаконным вещам. Но что еще я могу делать в незаконном городе? Я могу говорить только то, что абсолютно правильно; меня нисколько не волнует, законно это или нет. Меня волнует правда, а не закон. Правда же в том, что у вас - несбалансированная жизнь, природа. Пожалуйста, верните ей ее равновесие. Либо вам надо прекратить спасать детей, либо аборты должны остаться легальными; методы контроля за рождаемостью должны использоваться очень широко, фактически, должно стать преступлением не использовать их. Если бы кого-нибудь поймали на том, что он не использует их, его следовало бы заключить в тюрьму.

Но этот мир очень странный: рожайте больше детей и подоходный налог у вас будет меньше. Прекрасный мир! Правительство поддерживает вас в том, чтобы у вас было больше детей.

Какая же здесь логика? Если я должен буду создавать закон, я скажу, что чем больше у вас детей, тем больше подоходный налог; с каждым ребенком он удваивается. Имейте столько, сколько вы хотите, но подоходный налог будет удваиваться каждый раз, так что даже богачи не смогут справиться с этими налогами, что же говорить о бедных и о среднем классе? Только тогда они подумают о контроле за рождаемостью, в противном случае они не собираются делать этого.

Посмотрите на красных индейцев. Почему они должны использовать контроль за рождаемостью? Ведь каждый рожденный ребенок приносит им больше денег от правительства. Пусть только они молчат... Это их страна, а все остальные здесь -иностранцы, за исключением красных индейцев. Здесь не только я — турист, здесь туристы все, кроме красных индейцев. Рональд Рейган тоже — турист, все туристы. Возможно, они путешествуют уже триста лет, а я - всего лишь три года; это не имеет значения, это ничего не меняет: туристы есть туристы. Как долго вы путешествуете...

В действительности, старых туристов нужно высылать, они достаточно попутешествовали! Новые туристы должны приветствоваться. Это, по-видимому, вполне логично: вы путешествовали триста лет - так много поколений - что же еще вы делаете здесь? Путешествуйте где-нибудь еще. А мы намерены привезти сюда других туристов - освободите место!

Они хотят провести в парламенте билль против меня, так как они не могут найти никакого другого способа, чтобы отправить меня отсюда. Они пытаются сделать это в течение трех лет. Весь государственный департамент, все члены парламента Портленда занимаются моим делом; к нему никого больше не допускают. Я говорю им: если вы будете работать триста лет, вы не сможете найти ничего, за что меня можно было бы выслать. Я всего лишь путешествую в течение трех лет, и только в моем доме. Высылайте старых туристов.

Но то, что предпринимается по отношению к красным индейцам всего лишь для того, чтобы помешать им начать заявлять о своих правах, - просто бесчеловечно. Внешне это выглядит гуманно - то, что каждый индеец получает каждый-месяц определенное количество денег. Естественно, они рожают детей столько, сколько могут, так как каждый ребенок - это экономическая выгода, каждый ребенок приносит больше денег. А почему они получают деньги не работая? За этим стоит очень преступная идея.

Если человек не имеет работы и имеет достаточно денег, что он будет делать тогда? Он будет пить; он будет принимать марихуану, гашиш, опиум. Что еще ему остается делать? У него достаточно денег и нет никакой работы, нет образования; ему надо как-то убить время, поэтому он галлюцинирует. Все красные индейцы стали наркоманами. Конечно, так никто не говорит — это дело «гуманистов».

Они бедные люди; но есть и другие бедные люди; вы ничего им не даете; они просят работы; вы же не даете им даже работы. Они хотят работать; у вас же нет для них работы. Они хотят хлеба; вы же производите пули. Почему красные индейцы? Держите их под наркотиками, и они не будут чинить беспорядки и не начнут говорить, что эта земля принадлежит им: «Все прочь!» Странно, хозяина держат в резервациях, эти резервации — настоящие тюрьмы без стен, гости же стали владельцами этой страны. Теперь они решают, кто должен въезжать в страну, а кто не должен. Великолепная идея!

Мне вспоминается одна история. Суфий-факир находился с женой в своем жилище, они собирались лечь спать. Жилище было очень небольшим. Кто-то постучал в дверь; шел дождь, и суфий сказал жене: «Открой дверь. Кто-то стоит на улице, а идет дождь».

Жена сказала: «Но у нас нет места - здесь только мы двое можем лечь спать. Здесь нет места».

Суфий сказал: «Место всегда есть, нужно лишь сердце. Открой дверь, говорю я тебе, открой дверь».

Когда муж сказал это, жена открыла дверь очень неохотно. Вошел какой-то человек. Затем жена спросила мужа: «Что мы будем делать?»

Он сказал: «Не делай проблемы из ничего. Двое могут спать, а трое могут сидеть. Для того чтобы сидеть, места здесь достаточно; поэтому мы будем сидеть и болтать. У этого путника, может быть, есть что нам рассказать, может быть, много историй, и мы будем наслаждаться всю ночь.

В это время опять кто-то постучал в дверь. Гость сидел рядом с дверью, поэтому факир сказал: «Откройте дверь, пожалуйста. Кто-то стоит на улице».

Гость сказал: «Здесь мало места. Нас уже много. Пусть он идет дальше».

Факир сказал: «Нет. Моя жена так же говорила о тебе: "Пусть он идет дальше". Если бы мы не открыли дверь, тебе пришлось бы идти через лес под дождем. Сегодня опасная ночь, я не уверен, что ты благополучно добрался бы до города, остался бы в живых. Открой дверь!» Гость открыл дверь, но очень неохотно.

Вот как функционирует мозг человека. Он не мог даже подумать, что он лишь гость, а не хозяин. Вошел человек (второй человек), и гость сказал факиру: «Что же ты теперь собираешься делать?»

Он ответил: «Мы очень уютно сидели втроем, вчетвером мы будем сидеть не так уютно. Давайте сдвинемся потеснее -освободим место для четвертого человека». Они потеснились; теперь все жилище было занято. Затем раздался странный стук в дверь; казалось, что этот стук исходил не от руки человека. Факир сказал: «Я знаю, кто там — откройте дверь».

Новый гость сидел рядом с дверью. Он сказал: «Нет! Я не собираюсь открывать дверь. Здесь нет места, нас тут слишком много. Я сижу ближе всех к двери, я никому не позволю открыть ее. Где место?»

Факир сказал: «Вам надо ясно понять одно: я хозяин; я позволил вам войти, но я могу вас и вышвырнуть. Мы удобно сидели, но из-за тебя мы стали сидеть не так удобно. Теперь мы будем стоять. Пусть он войдет - нельзя никому отказать, если есть хоть сколько-нибудь места. Я говорю, что мы можем стоять; мы не будем сидеть, потому у нас будет мало места.

Что мог поделать этот гость? Ему пришлось открыть дверь. И они очень удивились - вошел осел... Гости сказали факиру: «Разве этот осел тоже будет здесь с нами?»

Он сказал: «Раз вы можете быть здесь... Кто ты? Он мой старый друг, мы старые знакомые; он часто приходит, когда идет дождь. А ты никогда прежде не приходил - я могу выгнать тебя, но не его. Тем более, что это бедное животное; ты сможешь найти какой-то способ, чтобы спастись, а куда может пойти он? Пусть он встанет в середине. Мы будем стоять вокруг него, а он может стоять в середине. Мы можем разговаривать и получать удовольствие в беседе, а он время от времени будет присоединяться к нам».

Он сказал: «Запомните одно: это жилище бедного человека, а не королевский дворец. В королевском дворце нет места. Хотя этот дворец и большой, в нем нет места, потому что в нем нет сердца. Здесь свободное пространство очень ограничено, но сердце не имеет границ».

Красные индейцы - хозяева этой земли, но их вытеснили в резервации и леса. Они являются тюрьмами без стен – очень хитрые тюрьмы, так как заключенным платят деньги. Они играют в азартные игры, дерутся, пьют, они убивают друг друга. Они - очень бедные люди, потому что им больше нечего делать. А деньги продолжают сыпаться на них: чем больше детей, тем больше денег. Вот они и рожают детей и получают все больше и больше денег, все больше и больше пьянеют. Это настоящее преступление. Это не имеет ничего общего ни с гуманностью, ни с идеалами человеколюбия.

А те, кто просто захватил их землю, они теперь решают, могут ли войти новые гости или нет. Это странно. Кто дал им право решать? Эта земля принадлежит не им. Среди них есть итальянцы, немцы, французы, англичане, греки, ирландцы -они все должны отправиться на свою землю.

Мы - единственные люди, у которых нет земли, так как мы не принадлежим ни к какой стране. Ни одну страну мы не называем своей отчизной, мы не верим в мамочек и папочек. Весь мир - наш; мы не претендуем на нечто малое. Передвижение людей обеспечивается правом, полученным при рождении: человек может ехать, куда ему хочется; он не совершает никакого преступления, когда он ездит. Но если кто-то и должен уехать, то это должны быть только старые туристы.

Сейчас эти старые туристы пытаются принять билль против меня в парламенте. Им следует помнить, что я намерен выступить в парламенте, и я один собираюсь сказать им: «Вас всех надо выселить, так как вы уже достаточно попутешествовали, - ведь это простая логика! Должны прийти новые люди. И мы обещаем, что когда придет много новых людей, мы уйдем без проблем. Но давайте, по крайней мере, достаточно попутешествуем».

Ум, которым обладал Карл Маркс, был, конечно, очень талантливым. Он привел мир к всеобщему движению - конечно, он сделал больше Иисуса. Это чисто иудейское соперничество. Просто состязаются иудеи. Это их дело и ничье больше. Фрейд вызвал всеобщее движение среди психоаналитиков, но Маркс превзошел всех. Почти половина мира сейчас — коммунистическая, но не богатая, а бедная половина, очень бедная.

Вы можете увидеть это в Германии. Сразу за стеной начинается коммунистический мир. От того Берлина, который был разрушен во второй мировой войне, половина осталась свободной и демократичной, а половина была захвачена коммунистами. Та половина, которая осталась независимой, свободной и капиталистической, - богата: небоскребы, прекрасные дороги, все. Там все так, как будто второй мировой войны никогда и не было. В свободном западном Берлине вторая мировая война не оставила и следа; на самом деле эта война принесла даже какую-то пользу, так как было покончено со всем старым, разрушенным, гнилым, все стало свежим и новым. Западный Берлин сейчас является самым современным, самым молодым и самым новым городом во всем мире.

А по другую сторону стены этот город темен и мрачен, как если бы вторая мировая война закончилась лишь вчера; люди живут в полуразрушенных бараках. По этому великолепному контрасту вы можете видеть, что может сделать коммунизм, а что - капитализм. В той части города, которая принадлежит коммунистам, не поднялся ни один небоскреб, ни одно новое здание, не появилось ни одной новой дороги, нового завода -отсутствует созидание. Да, они распределили богатство - они сделали богатых людей - бедными. И сейчас эти бедняки находятся в таком состоянии, что не могут вновь создать богатство.

Вся Россия является бедной страной, весь Китай является бедной страной. Да, потеряно одно: не стало богатых людей. Коммунизм базируется на ложной идее: идее о равенстве людей, но люди не равны.

Вторая идея очень важная; но верна моя интерпретация, а не та, которую выдвигал Маркс: «Равные возможности для всех». Вот как это должно быть - равные возможности для всех, но при этом надо не забывать, что каждый человек уникален, поэтому каждый человек будет использовать равные возможности для того, чтобы отличиться от других людей. Наивысший результат — появление людей так отличающихся друг от друга, что вы не можете даже и представить.

По Марксу равные возможности означают, что все должны быть равны: равно богатыми, равно умными, равно здоровыми. Это явная чепуха, так как ваши родители не были моими родителями; у вас не такие гены, как у меня, и в вас заложены другие программы. Способа изменить гены и программы не существует, поэтому даже небольшие отклонения приводят к большим различиям.

Итак, равные возможности - это хорошая идея, и нам следует испытать ее пока по-человечески, практически. Но не нужно быть фанатиком этой идеи, потому что если вы хотите довести до совершенства равенство возможностей, то вы просто ненормальны: это невозможно.

Позвольте мне привести несколько примеров. Если вы старший сын в семье, то младший сын в вашей семье не может иметь такие же возможности, что и старший сын. Так как вы родились первым, конечно, вам досталось больше родительской любви, ведь вы были чем-то новым для них; потом стали появляться другие дети, и в этом уже не было ничего нового. Родился второй мальчик, но он будет теперь только вторым. Старший сын во всех культурах должен наследовать деньги отца. Почему? Это не случайно: ему досталось больше любви, чем остальным, он родился первым.

Тогда последний сын будет также иметь совсем другой статус - ведь он будет самым маленьким, всеми любимым, всеми защищаемым - и братьями, и всей семьей. Но средние сыновья - они нигде: ни на этом полюсе, ни на том. Они не будут получать такого же внимания, что первый и последний сыновья. Последний сын станет любимцем всей семьи, потому что больше уже никого не будет: пришел последний гость.

Как же можно всем предоставить равные возможности. Либо вам придется организовывать рождения одновременно, чтобы мать рождала сразу двенадцать детей и давала им равные возможности.

Но равные возможности отсутствуют с самого начала. Когда женщина беременеет, ни она, ни ее муж не знают, что начинаются мотогонки, никто не знает. Когда сперматозоид движется к яйцу, все получается, как при гонках: они все выстраиваются в один ряд в ожидании третьего свистка, а потом начинается гонка.

Материнская яйцеклетка ждет, а сперматозоиды из тела отца, врываясь в тело матери, начинают большую гонку -миллионы сперматозоидов пытаются первыми достичь яйцеклетки. Тот, кто первым достигает ее, тот и побеждает; все другие погибнут. Это вопрос жизни и смерти. Это не обычные гонки, при которых, если вы потерпите поражение сейчас, то потом... Следующего раза не будет — только одна единственная возможность для миллионов живых клеток. Только одной клетке удается это, так как так это работает. Яйцо матери обладает природным свойством - закрываться, как только в него попадает один мужской сперматозоид. Другие стучатся в стенки, но в течение двух часов они погибают.

На протяжении всего пути происходят потери. Этот путь не так мал, как вы думаете, - для этих маленьких клеток он равен приблизительно двум милям, пропорционально. Если бы они имели ваши пропорции, то весь путь был бы равен двум милям.

Так что они совершают огромную работу - марафонский бег! Конечно, побеждает сильнейший.

----

Но в коммунизме этого не происходит. Во имя равных возможностей всех заставляют оставаться на самом низком уровне, потому что только там вы можете держать людей в равном состоянии. Если вы хотите, чтобы они были равны тем, кто находится на более высоком уровне, тогда вам нужно больше богатств, больше благосостояния, а этого нет.

За шестьдесят лет, которые прошли после русской революции, русские не смогли создать никакого благосостояния, чтобы сделать Россию богатой. Равные возможности есть, но что делать с этими равными возможностями? Вам нужны люди, которые могут использовать эти возможности; но им не нужны одинаковые возможности, им нужны разные возможности, одинаково разные возможности.

Я против коммунизма, потому что это лишь отрицательная философия. Я за коммуна-изм.

Это слово совершенно правильное - коммуна-изм.

Коммуна относится с уважением к уникальности каждой отдельной личности, относится с уважением к таланту каждой отдельной личности, она пытается помочь человеку вырастить этот талант, пытается помочь ему дорасти до его потенциала.

Я хочу, чтобы коммуны были во всем мире, так чтобы нации могли постепенно исчезнуть, а вместо них были бы только коммуны: живые маленькие объединения людей, радостно помогающие каждому человеку становится самим собой.

Маркс предлагает диктатуру пролетариата, диктатуру бедноты. Это глупо. Они бедны, а если
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Философия коммунизма

Философия буддизма

Считается что Будды рождаются в наше мире периодически. Говоря о Будде как о...
Религия

Философия адвайты

Прокомментируйте, пожалуйста, утверждение: "сперва нужно познать себя, принять...
Религия

Философия страдания

Причина проста, пожалуй, даже слишком проста. Она настолько очевидна, настолько...
Религия

Философия Рассвета

И остановится время, и разверзнутся небеса, и свет уравняется с тьмой на весах...
Религия

Философия Искусства

То, о чем ниже пойдет речь, взято из дневника Маявати от 20 июня 1942 г...
Религия

Ведическая философия

анализ аспектов реальности Основатель философии Вайшешика - мудрец Канада. Он...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Раскрыть в себе звезду
Ангелы трудной судьбы