Тайны Великих Книг

Священнослужители признают, что сатана чрезвычайно умен и хитер, что он способен сбить с толку любого человека. Не объясняя, меж тем, что убедительность доводов сатаны происходит из его знания несовершенства человеческой природы.

На еврейском языке «Сатана» называется словом «Мастема». Оно произошло от еврейского «мастифат», обозначающее «противостоять», «противодействовать». Поэтому в буквальном понимании, любой, кто противопоставляет себя кому-либо, может называться «сатаной». Однако среди людей под словом «сатана» закрепилось представление об ангеле зла, противопоставляющего себя Господу и склоняющего людей к бесчестным поступкам.

Сатана — фигура не в единственном числе. В одном случае он, знающий за собой силу, идеологический противник Господа, так и называемый Библией «сатана» (Библия, Книга Иова). В другом — Его «подчиненный», с именем «Мастема», одинаковым как по значению, так и по происхождению, спрашивающий дозволения Господа обольщать людей (Книга Юбилеев, X). В третьем случае им стал Азазель, оказавшийся в обществе дочерей человеческих с остальными стражниками, давший людям знания, обернувшиеся бедою.

Впервые о противнике Господа сообщено в третьей главе Книги Бытия, где Сатана в образе змея совращает людей. О змее, вновь как об отрицательной фигуре, говорится в Исаии (27:1): «В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское». Здесь Сатана называется «левиафаном», живущим в морской пучине, и в этом заключена правда. Змей — буквально огромная змея, «дракон», облик которого принял один из врагов Господа. В мире сверхсущностей подобные деяния, в пользу укрепления вместилища своего духовного тела, не редкость. Живущие в прибрежных районах люди, рыбаки, не раз видели эти гигантские существа с гипнотическими, излучающими свет, глазами. Неслучайно вышеупомянутые финикийцы, как по сути своей, так и по форме, поклонялись сатане, отождествляемому со змеем, которому, как символу доброго бога, они кадили в храмах Тира. Они считали, что змей хочет наслаждать людей земной жизнью. Однако предложенный змеем образ жизни таил для людей ловушку. Без знаний о духовном теле, душа человека прочно привязывалась к земле. В предложении мятежных архонтов не было и намека на наслаждение иного толка, произрастающего из умения владеть энергией своего сознания.

Упрощенного отношения к жизни придерживаются и современные сатанисты, меж тем, вполне резонно отмечая, что, в целом, человеческое сообщество развивается согласно мировоззренческим принципам, заложенным сатаной. Людской мир уверенно продвигается к скрытой в нем цели, а именно: свободе плотской любви любой ценой.

И действительно, трудно не согласиться с тем, что основы государственного мировоззрения заложены противниками Милосердного Бога — воинствующими архонтами, победившими в минувшей несколько тысячелетий назад богочеловеческой войне. Но образ мышления воина противоположен стабильности. Тому примером — милитаризованная человеческая цивилизация, становящаяся прочнее лишь через потрясения. Но как долго очередное потрясение не разрушит воздвигнутое? Становится разрушительнее и его сила, скоро не вместившаяся в прочность одной планеты.

В противовес главенствующей в Библии и Коране идее однобожия, человечество по-прежнему проповедует многобожие, что синонимично сатанизму. Оно прочно удерживается в этой позиции обожествлением власти, богатства и чувственной любви. Пока человечеством правят слуги «князя мира сего», оно будет развиваться согласно заложенным ими принципам (Иоанна 12:31; 14:30; 16:11). Однако, следуя Библии и Корану, не будет вечен мир опоенных ядом похоти (Откровение Иоанна Богослова, 14:8). Сама Природа свергнет с себя агрессивное человечество. И произойдет война на небе, и в ней «Михаил и ангелы его будут воевать против дракона, и ангелы его будут воевать против них». И низвержен будет великий дракон, как сказано в заключительной книге Библии «Откровение Иоанна Богослова» (12: 7;8).

Люди плохо понимают, что происходит с ними в этой жизни, не знают, что ожидает их в жизни следующей. Врожденная слепота, ставшая препятствием в различении духовного тела, не предлагает в настойчивости иного выбора, как ценить и полагаться на видимое. Но этого недостаточно, чтобы совершить правильный выбор. Человечество — лишь маленькая личинка в сотах, сотканных космическими титанами — богами-эонами. Прискорбно, что оно оказалось заложником неудачного эксперимента. Или человекобоги и их порождение — люди оказались не достойны своего Создателя, или Создатель не смог сотворить совершенное, что в равной степени тяжело осознавать. Это откровение, доступное для понимания многими людьми, очевидно для противников Ветхозаветного Господа. И лишь примеры необычайно высокой духовности среди отдельных представителей человечества являются в том утешением. В милосердии своем они преуспели более в постижении Света, чем воинствующие титаны, соединившиеся со своим безумием, породившие власти для себя, не создавшие Свет, а лишь осветившие тьму, как сказано о них в «Апокрифе Иоанна» (11). Эти необычные люди сияющей в них благодатью постигли в себе человека «совершенного», познавшего кристальной чистоты Силу наполняющего Безграничную Вселенную Света. Меньшим своим они оставили позади тех, кто более могуч, кто создал живое для возвышения над ним. Этот парадокс находит свое объяснение в истории творения человека, отраженного в «Апокрифе Иоанна», самого уникального произведения по своему погружению в происхождение сил воинств. В нем сказано, что тело первого человека создавалось множеством из божественного мира. И каждый дал лучшее от себя, чтобы создать «сущность» по образу Бога и по их подобию, чтобы сотворить человека Совершенного. И когда создали и собрались над телом, то призвали одного из Сынов Великой Матери, которого Она стыдилась из-за несовершенства Его, рожденного Ею без воли Святого Духа. Чтобы Сын подул в лицо человека духом своим, «который есть сила его матери»; и он не узнал этого, ибо пребывал в незнании. И увидели, что «тело двинулось и засветилось. И тогда возревновали остальные силы, ибо он стал существовать из-за всех них, и они отдали свою силу человеку, и мудрость его укрепилась более, чем у тех, кто создал его, и более, чем у первого архонта. И когда узнали они, что Он светится и мыслит лучше их и свободен от злодеяния, они схватили его и бросили в нижнюю часть всего вещества» (15﷓20). Первого созданного назвали Адамом. И они изменили его из ревности к нему, и сделали его смертным, опустив его дух в «могилу вновь слепленного тела» (21).

Таково происхождение современного человека в изложении Иоанна. Лишенное «третьего глаза» человеческое тело, разделенное на полы, и есть та «могила» для заключенного в него духа. Лишь надо добавить, что человек создавался таковым преднамеренно, и ревность здесь второстепенна.

В Книге Иова, входящей в Библию, раскрыт образ противника Ветхозаветного Господа, не скрывающего свое пренебрежение к человеку. «И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана. И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу, и сказал: я ходил по земле, и обошел ее. И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла. И отвечал сатана Господу, и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его, и дом его, и все что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле. Но простри руку Твою, и коснись всего, что у него, — благословит ли он Тебя?» (Иов, 1: 6-11).

Мысль противника творчества Господа довольно ясна. Человек, в силу ущербности своей природы, не способен видеть духовный срез Мироздания. Поэтому он более склонен отталкиваться от земного добра, ценя тех, кто его ему дает. Но откажи ему в этом — хоть ты и Бог — прослывешь врагом. И в этой слепоте — слабость и несчастье людей, созданных «из поспешности» (Коран, 21:38).

Однако Библия приводит пример необычайной верности Богу человека по имени Иов. На предложение Господа отнять у раба все его состояние: и детей, и богатое имущество, сатана откликнулся охотно, в желании доказать слабость простого смертного. Он разрушает все, и, тем не менее, Иов не отворачивается от Господа. И снова в назначенное время, когда сыны Божьи предстали пред Господом, сатана настаивает на своем: «кожа за кожу, а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него; но простри руку Твою, и коснись кости его и плоти его, — благословит ли он Тебя? И сказал Господь сатане: вот, он в руке твоей, только душу его сбереги» (Иов 2:4-6). Далее сатана поражает Иова страшной болезнью — проказой, заживо гноящей человека. Сильнейшие боли испытывает Иов. Они парализуют его волю и сознание. Испытывающий страшные мучения и унижения в своей телесной нечистоте человек временами начинает сомневаться в справедливости Господа. Затеянный спор между сильными ему не известен. Иов мучается мыслию: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» (Иов 14:14). Вот краеугольный вопрос, на котором смыкаются все меридианы человеческого «Я». Знание ответа на который предопределяет все сознательные поступки человека и, прежде всего: уверенность в победе борьбы за Свободу. Разве этих мучительных сомнений смертных мало, чтобы не сожалеть о них, как исключительно несчастном виде живого? Незнающий этих чувств поймет ли испытавших их?

И снова непроизвольно сравниваешь людей с людьми-самадхи. Насколько они совершенны, способные без тревог — тревоги им неизвестны — покидать свое тело, устремляясь душою в Безграничный Мир Безграничного Пространства. А если истлеет оно, спустя тысячелетия, они заменят его народившимся новым.

Иов пережил данные ему испытания, получив вдвое больше земного добра, чем имел. Так кто же более прав из спорящих: Господь, не сумевший уберечь людей от страха перед небытием, или сатана, знающий их склонность к разрушительным действиям в этой слепоте, рождающим нескончаемую цепь страданий? Сатане нетрудно найти очередной победный довод, подтверждающий ущербность человеческой природы в порожденной этой слепотой недуге, называемом «греховным» тяготением мужчин и женщин.

Так что же есть «грех»? Определение греха нет в канонических произведениях. Лишь апокриф «Евангелие от Марии» проливает свет на значение этого весьма часто употребляемого слова. Это Евангелие является единственным, записанным со слов женщины. Как и следовало ожидать, в нем поведано о причине притязаний полов и дано понятие «греха». Не случайно Иисус говорил о грехе с Марией Магдалиной, а не с мужчинами-апостолами, хотя впоследствии она все перескажет Петру. Мария, находившая в любви лишь радость, не могла взять в толк, почему священнослужители, выступающие от имени создавшего людей Бога, называют «грехом» выставление телесной наготы и то, что вне брака? Разве в одеждах родились люди и разве только в браке должны жить? И вот что Мария вспомнила. Иисус говорил, что «нет греха, но вы те, кто делает грех, когда вы делаете вещи, подобные природе разврата, которую называют «грех». Вот почему благо сошло в вашу среду к вещам всякой природы, дабы направить ее к ее корню» (Евангелие от Марии, 7). Данным речением Иисус ввел в знаменатель всего греховного среди людей «разврат». «Далее Он продолжил и сказал: «Вот почему вы болеете и умираете, ибо вы любите то, что вас обманывает. Тот, кто постигает, да постигает! Материя породила страсть, не имеющую подобия, которая произошла от чрезмерности. Тогда возникает смятение во всем теле» (Евангелие от Марии, 7;8). Из этого речения явствует, что «разврат» и «страсть» являются производными «чрезмерности» в желании плотских наслаждений, что в свою очередь делает практически невозможными рассуждения об ином.

Следуя рассказу Марии, Иисус не пояснил слова «чрезмерность». Под чрезмерностью же возможно понимать совокупность критериев выполняемого человеком какого-либо действия, за которым следует нездоровье. Например, чревоугодие, или непомерное употребление спиртного, высокая умственная или физическая деятельность. Все перечисленное вызывает недомогание, нарушение сна, снижение способности к движению мысли и тела. Чрезмерность чрезвычайно характерна для человеческой природы, в том числе и в том, что касается любовных игр. Но не только идею сохранения здоровья надлежит вкладывать в ее понимание. Разумный предел приношения дани плоти находится там, где человек в любое мгновение способен отказаться от удовлетворения возникших желаний ради духовного совершенствования. Поэтому греховно то, что мешает человеку соответствовать требованию лояльной к человечеству части божественного мира, придающей большее значение духовному равновесию. Но для архонтов, восставших против эонов, оружием в начавшейся войне стала распаляемая средь людей страсть. Их духовному становлению они намеренно противопоставили силу наслаждения в оргазме, чтобы беспрепятственно получать младенческие души (см. гл. «Бог Ваал»).

Таким образом, понятие «грех» произросло из условий божественной войны. Не будь души «стратегическим сырьем», а человек — не столь творческий в разрушении, служа своему физическому телу, любовь среди людей, ее свобода в разных формах и проявлениях не называлась бы «грехом». Как не греховно совокупление в остальном животном мире.

Безусловно, если в человеке нет благородства, готовности принести себя за идею в жертву, он уподобляется четвероногому животному. Если в жизни человека нет любви, она не полна. Если человек не располагает знанием о духовном теле — он смертный раб. Поэтому гармония заключается в единении начал.

Великий духовный наставник Шри Шримад А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада в своей книге «Источник вечного наслаждения» писал, что «если человек живет в строгом воздержании и совершает множество жертвоприношений, но не пробуждает свою дремлющую любовь к Кришне, все его воздержание считается бесполезным. С другой стороны, для того, кто пробудил свою дремлющую любовь к Кришне, что пользы в воздержании и покаяниях?»

Мир божеств — это уникальный мир. Среди них, кроме прочего способных читать и передавать мысли на расстоянии, отсутствует ложь, как условие надуманной вражды. Произошедшие меж ними разногласия о достоинствах и недостатках людей — это разлад между не терпящими лукавства великодушными рыцарями и холодными аристократами. Никто из них, по уговору, не вправе очевидно для людей давлеть над ними. Им можно лишь предложить выбор, подведя незримо для них к тому или иному условию. Поэтому искус, о чем твердят священнослужители — не вымысел, а реальность.

Неверно полагать, что противники Господа Бога имеют мало аргументов, которыми они могли бы возразить Ему о несовершенстве людей. «Ты их породил — они погубят всех нас» — вот причина, ставшая оправданием для мятежных архонтов передела божественной власти.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Тайны Великих Книг

Тайны Великих Книг

Богом избранный народ Следуя содержанию канонических и апокрифических...
Религия

Тайны Великих Книг

Из текста Ветхого Завета следует, что и после Всемирного Потопа не было мира на...
Религия

Тайны Великих Книг

В пересказе Л. Рампой истории межпланетарного конфликта, им были упомянуты...
Религия

Тайны Великих Книг

В описании пантеона богов Ригведа уступает, пожалуй, лишь «Тибетской книге...
Религия

Тайны Великих Книг

Зная о матрической культуре, как союзе божеств с людьми на возрожденной после...
Религия

Тайны Великих Книг

Богочеловеческая война охватила огромнейшие территории. От Дуная до Северного...
Религия

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Трудности общения
Способы захоронения, дематериализация тел