Немного о внутреннем диалоге

Первая часть, или, в терминах этой теории, измерение личности - Осознанные или Первичные "Я". Это те субличности, которые на конкретный временной отрезок руководят нашими осознанными поступками и с которыми мы в той или иной степени себя отождествляем. К примеру, деятельная и уверенная в себе личность может думать о себе как о человеке, способном решить большинство своих проблем - в этом случае Осознанное "Я", чаще всего руководящее поведением, можно назвать Деятелем. Однако в измерении Осознанных "Я" Деятель не одинок: у женщины, заботящейся о ребенке, Деятель часто получает приказы и пожелания от Родительницы; у композитора, среди ночи вдруг услышавшего в голове новую музыку, Творец побуждает Деятеля подхватиться с постели и записывать ноты, и т.д.

Вторая группа субличностей - измерение Неосознанных или Отторгнутых "Я". Это те грани личности, которые на тот же отрезок времени оказались вытеснены за пределы сознания, обычно усилиями Первичных. Деятель по своей натуре склонен плохо относится к Отдыхающему: первому нужна "движуха", он расцветает от порыва свершений, ощущения контроля над ситуацией и чувства удовлетворенности результатом, тогда как второй любит беречь и впитывать энергию, расслабляться в безопасности, любоваться окружающим. В ситуации, когда усталому человеку, возвращающемуся домой после длинного рабочего дня, нужно зайти в магазин за продуктами, Деятель в большинстве случаев побеждает Отдыхающего (и в данном случае правильно делает) - но каждая такая победа все более выдвигает Деятеля на первый план и заглушает голос Отдыхающего. Если количество побед одного из противоборствующих голосов над другим превышает определенный уровень, человек забывает о существовании побежденной субличности - она оказывается полностью вытесненной из сознания. В примере с Деятелем и Отдыхающим при полном вытеснении последнего мы получаем разновидность трудоголика.

Третье измерение личности, Сознательное "Я", включает в себя только одну особую субличность. Ее функцию можно сравнить с функцией дирижера в оркестре - это то самое "Я", которое взвешивает доводы Деятеля и Отдыхающего и выбирает идти в магазин. В процессе принятия решений это "Я" может испытывать влияние рассудка и эмоций, здравого смысла и интуиции, но никогда не является ни тем, ни другим, ни третьим, ни четвертым.

Практика "голосового диалога" основывается прежде всего на том, что Сознательное "Я" знакомится с вышеизложенной информацией, после чего может делать выбор более, так сказать, сознательно. "Голосовой диалог" может проходить внешне, на сессиях психотерапевтических "расстановок", и внутренне, силами одного человека. Суть его заключается в том, чтобы дать каждому голосу быть услышанным, образно говоря, лицом к лицу, осознанно и без спешки, в которой обычно протекает повседневная деятельность.

Отрывок из возможного диалога:
В е д у щ и й. Я хотел бы поговорить с голосом Страха.

(Пауза. Полезно в этот момент слегка изменить позу и взгляд, попытаться вжиться в роль.)

В е д у щ и й. Кто ты?
Т р у с. Я голос Страха.
В е д у щ и й. Каково твое назначение?
Т р у с. Бояться.
В е д у щ и й. Ты когда-нибудь перестанешь бояться?

Т р у с. Нет. Бояться - это и есть мое предназначение. За этим я и появился; это то, чем я полезен.

В е д у щ и й. Чего ты боишься?
Т р у с. Всего. Других людей. Нападения. Неудачи. Боли. Потери контроля над ситуацией. Смерти. Я боюсь даже бояться.

В е д у щ и й. В чем твоя польза?
Т р у с. Я помогаю защищать нас всех от любого вреда. Я предупреждающий голос. Я сообщаю Защитнику о каждой опасности.

Важная деталь - не только Ведущий (это может быть Сознательное "Я", третье измерение, знакомящееся с остальными), но и другие субличности должны говорить о себе от первого лица. Это тоже помогает вживаться в роль и тем самым лучше понять тот или иной голос. К примеру, "я боюсь даже бояться" - не преувеличение, не пустая шутка и не попытка заразить ужасом "публику". Трус действительно сообщает Защитнику о каждой опасности - в том числе и об исходящей от самого Труса: бояться слишком сильно или слишком часто тоже нехорошо, но Трус самостоятельно не может знать, где начинается "слишком". Он только боится бояться, ведь бояться - его работа.

Согласно рекомендациям авторов метода, в процессе работы не следует пытаться поставить той или иной субличности определенную этическую оценку, равно как и пробовать примирить две конфликтующие субличности (осознавать обе во всей их полноте - задача Сознательного "Я") - такие попытки закончатся только вытеснением той или иной субличности обратно в подсознание. Авторы также советуют работать как можно чаще с противоположными голосами: уделив внимание Заботящемуся О Себе (это он помогает Сознательному Я решить спор Деятеля с Отдыхающим в случае с магазином), стоит поговорить и с зацикленным на сиюминутные желания Эгоистом. Соблюдая такое равновесие внимания, нельзя, однако, ни пытаться волевым усилием избавиться от Эгоиста (он просто спрячется, но не исчезнет), ни, напротив, выказывать к нему больший интерес, чем к Заботящемуся (который, как могущественный представитель Первичных, компенсаторно раздуется и может даже свести на нет процесс диалога).

Первичных вообще следует уважать: они занимают свои места отнюдь не по воле случая. Еще одна важная рекомендация касается одного из самых значительных и сильных Первичных Я - Защитника-Контролера. Эта субличность отвечает за психологическое здоровье и нередко вытесняет из сознания те субличности, до встреч с которыми Сознательное Я пока не доросло. (Как сказал поэт, "ужасное - та часть прекрасного, которую мы не в силах вместить".) Если в процессе "голосового диалога" Защитник-Контролер не хочет, чтобы тот или иной голос был услышан, его желанию следует по возможности повиноваться. Тем самым Сознательное Я, еще не полностью освоившееся с задачей осознанного координирования, оберегается от непосильных нагрузок, а Защитник-Контролер, в свою очередь, учится относится к диалогу доверительно и менее настороженно.

Конечной целью практики "голосового диалога" является (пере-)рождение Сознательного Я, переход его количественного развития в новое качество. Описывая созданный на основе "голосового диалога" Процесс Большого Ума, Генпо Роши сравнивает обычное человеческое сознание с корпорацией, в которой десять тысяч работников плохо понимают границы своих и чужих функций, не имеют представления об организационной структуре и не знают, кто их нанял. Возможно, уместно и другое сравнение: стоящий на трибуне руководитель (незрелое Сознательное Я) пытается разобрать, что хотят сказать ему перекрикивающие друг друга люди в десятитысячной толпе - слыша, разумеется, только тех, кто волей обстоятельств сумел протолкаться поближе и оказался поголосистей. Процесс Большого Ума дает возможность высказаться каждому поочередно, избавляя каждую субличность от накопленного бремени и уча их уважать друг друга.

Кроме того, используя идею гештальт-психологии о том, что воображаемый "разговор" с тем или иным душевным состоянием способен помочь человеку достичь этого состояния, Генпо Роши вводит несколько иных субличностей (правда, здесь более уместно слово "надличность" или "супраличность"), таких как Большой Ум и Истинное Я. Мастер Генпо подчеркивает, что только продолжительная, измеряющаяся в годах практика позволяет достигать глубоких уровней подобной надличности, хотя даже поверхностное знакомство с ней оказывается полезным. В конце же этого пути личность можно сравнить с хором многих голосов, где на смену разноголосице и борьбе приходит полифония: каждый голос сохранил свое уникальное звучание, но, оставаясь собой, больше не конфликтует с другими, а принимает участие в осознанной творческой деятельности, свободно выражая себя. Очевидно, что такое состояние предполагает произошедший в какой-то момент качественный скачок, синергетическое преображение, чудо.

Возможные экстраполяции.

1. Вспоминая выражение "что внутри, то и снаружи", можно - по крайней мере, мне это кажется правомочным - провести параллели между вышеописанным и разновидностями социального устройства. При желании нетрудно найти соответствия между тем или иным политическим строем (даже гоббсовской "войной всех против всех") и конкретным душевным состоянием. В самом деле, индивидуум и общество всегда были сообщающимися сосудами, в какой-то степени состоящими во взаимозависимом равновесии...

2. "Голосовой диалог" и Процесс Большого Ума, по-моему, немало напоминают христианское покаяние. Как выглядит покаяние христианина, достигшего апафеи (высокого бесстрастия)? Может ли в нем присутствовать чувство вины, страсть самоуничижения, горячая мольба? Или же спокойная искренность без горячечности и ровный свет осознания, озаряющий одинаково все поступки и душевные устремления? Думается, конечное состояние Большого Ума и метанойя, изменение сознания, к которому призывал Иоанн Креститель - об одном.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Немного о внутреннем диалоге

Немного о счастье

Вряд ли кто-нибудь станет спорить, что основная цель человеческой жизни – это...
Психология

Немного о мужчинах, семье и любви...

Как подействовать на мужчину? Любая женщина хочет, чтобы муж вкладывал свои силы...
Психология

Мужчина и женщина. Немного неизвестного об известном

Об отношениях мужчины и женщины уже столько сказано, столько написано. Но, тем...
Психология

Что делать и как быть? Или немного о человеческом равнодушии

О том, что дети в переходном возрасте еще те подарки с этим не будет спорить...
Психология

Немного о завышенных ожиданиях

Вы когда-нибудь задумывались над вопросом: почему вокруг так много несчастных...
Психология

11 способов становиться немного умнее каждый день

Интеллект, как и тело, требует правильного питания и регулярных тренировок...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Суд миссионеров
О добре и зле