Самсон четыре

Самсон четыре
История юноши, ставшего величайшим мастером восточных единоборств

6
Эммануил Пинхусович, симпатичный, физически крепкий и хорошо развитый мальчик семи лет, бледный от волнения, шел первый раз в своей жизни в школу. Шел он в сопровождении мамы и папы, кто ради этого важного события в их семье, отпросились на время с работы. И отовсюду, из всех закутков их микрорайона, как ручейки стекаются в свои, предназначенные судьбой и жизнью водоемы и источники, спешили, сновали, ровесники Мончика. Нарядные, взволнованные и, немного испуганные торжеством и ответственностью момента, мальчики и девочки. Все они направлялись в школу – десятилетку, которая находилась, к счастью, для родителей, проживающих в этом микрорайоне, поблизости от дома. И на календаре стояла теперь уже незабываемая этими детьми и их родителями дата: Первое сентября 1974 года. До распада СССР, гибели КПСС и главного сторожа народа: КГБ - оставалось семнадцать лет Сторож полностью не умер, ибо такие службы полностью не умирают, а стал прекрасной основой для создания нового сторожа. Без сторожей ни одно государство обходиться не может и, как недавно стало известно из надежных источников, то, даже, в раю или аду, но везде, оказывается, есть своя, надежная охрана.

В этот особенный день, родители и учителя всех квалификаций и профилей учебных заведений волнуются всегда сильнее, чем их ученики. Так, почему-то устроена жизнь. И во всех больших и маленьких школах СССР, кто, несмотря на, все свои тайные и явные грехи, погрешности и заскорузлые болячки тоталитарного деспотизма, но все же, взял и утер нос всему миру своей поголовной грамотностью и величайшей тягой к печатному слову. Так вот, в этот святой для народов СССР день, нарядные дети и взрослые спешили выполнить заповеди дедушки Ленина Крестный отец большевизма и, постоянно действующая икона всех советских октябрят, пионеров, комсомольцев, коммунистов - перед тем, как залечь в свою берлогу; (саркофаг открытого типа с взиманием денег за просмотр), проронил пророческие слова: «Учиться, учиться и учиться». И никто, даже самые заклятые враги коммунистов, которые сегодня именуют себя национальными патриотами, хотя от их патриотизма, никому не сытно и не пьяно, не могут эту заповедь Ильича, замечательную по своему содержанию и форме, подвергнуть хуле и насмешкам.

Возле школы кипела работа. Ученики всех классов: от десятых выпускных, до нескольких первых классов, собирались в тех местах, где определил им директор. Маленький, худенький, лысоватый еврей, считался по тем временам: « Заслуженным учителем республики», и немало сделал, чтобы вывести свою школу в передовые. Потом, когда пришло его время выехать в Израиль, вернее, когда он окончательно созрел до этой мысли, то он очень скоро умер на своей исторической родине от тоски. Ибо он, ничего другого не умел и не любил, как только учить детей, и заниматься хлопотными, нервно закрученными вопросами, обучения и воспитания поколений, подрастающих и, наглеющих с каждым новым десятилетием.

Вскоре Мончик попал в свой первый класс, где учительницей была очень юная особа, которую звали Валентина Тарасовна. Прижимая к груди множество букетов, она успевала непрерывно вертеть головой, отвечая на вопросы родителей, и командовала детьми своего класса, расставляя их парами.

А рядом в таком же первом классе, но только на букву « А», стояла и улыбалась Мончику Анастасия из его детсадика. И еще несколько мальчиков и девочек, знакомых по садику и детской площадке возле их домов, увидел Мончик в том месте, которое было отведено только для первоклассников. Оставив на время свою маму и папу, которые оживленно делились мнениями с остальными родителями, Мончик держал в своей руке маленькую прохладную ладошку девочки в очках, которую звали Зина. Их рядом поставила Валентина Тарасовна. Он с величайшим интересом наблюдал за всеми церемониями школьного этикета. Первоклассников поздравили десятиклассники. Директор школы, который уже охрип от речей и выступлений, сказал им свое напутственное слово. И какие-то люди, которые хотели запечатлеть свое потомство в этот незабываемый день прихода в храм образования, носились вокруг строя первоклассников, неустанно щелкали фотоаппаратами. Пугали, особенно девочек – первоклашек, неожиданными магниевыми вспышками своих массивных фотоаппаратов. По сравнению с привычным детским садиком, то школа, которая рассчитана была забрать десять лет еще совсем юной жизни, была огромная, с широкими коридорами и массой дверей. И на каждой такой двери висела табличка, указывающая на класс и на букву. В помещении своего класса, где на двери была проставлена буква « В», пахло краской и свежей побелкой. Валентина Тарасовна быстро рассадила детей по партам, предупредив их, что сегодня будет только первое знакомство со своей, теперь уже родной школой. А завтра уже начнутся занятия. И попросила их запомнить хорошенько свои места за партами. Она рассказала, что надо принести в своем портфеле, или ранце, для первого занятия. Рассказала им об устройстве класса. И как надо содержать его в чистоте и порядке. Показала своим ученикам, где находятся школьные туалеты на своем этаже, и на других этажах.

Мончик пришел в школу в достаточной степени подготовленный. С мамой, у которой было высшее кредитно – финансовое образование, он очень быстро овладел счетом. Сказалась все же, генная связь и восприимчивость его мышления к точным и естественным наукам. Мончик был ребенок с хорошей памятью и весьма конкретный по складу своего еще детского умишка. И в дальнейшем, став взрослым, он этой прирожденной конкретности изменять не будет. И хотя, дедушка мечтал о том, что Мончик повторит его путь, пойдет в науку, защитит научную степень, или станет профессиональным журналистом, писателем, он очень быстро похерил , любовно взращенную мечту. Позанимавшись со своим внуком несколько месяцев, научив его, читать и писать, Лев Давыдович, закончивший в свое время пединститут, убедился в том, что его единственный внук, не очень-то расположен к абстрагированию, которое и создает все предпосылки для формирования личности гуманитария. Хотя, как правило, все эти первые прогнозы оказывались необоснованными и не подтверждали себя. И только время всегда точно, всегда непогрешимо, способно определить, кто будет, на что горазд и, кто себя реализует, как личность. Кто сможет доказать и подтвердить вначале себе, а уже потом всему миру, что он – действительно личность. И с этим надо считаться.

–7-
Когда воспитанники и их родители прибыли на очередную тренировку после первого сентября, мастер Пак поздравил их всех с очень важной вехой в жизни каждого человека: началом образовательного периода. Он сказал, что, если кто-то из родителей считает, что интенсивные тренировки и обучение искусству таэквондо, станут серьезной помехой школе, то он не будет возражать, если найдутся такие, кто покинет секцию именно по этой причине. И тут же в присутствии родителей, провел этот опрос. Только один мальчик Володя, у которого отец получил долгожданное разрешение, – вызов на работу в Норильск, покинул группу. Причина на то была веская и, жизненно оправданная, хотя мастер всегда строго наказывал за проявление слабости, слезы и хныканье. Но в этот раз он только грустно качал головой и даже не упрекнул Володю, кто, не скрывая своих слез, попрощался со своими товарищами. Уже направившись к выходу, он вдруг резко повернулся, подбежал к своему самому лучшему другу Олегу. Мальчики обнялись на прощание. И Олег тотчас отвернул лицо, чтобы мастер не увидел его мокрых глаз.

Посоветовавшись с родителями, о том, как лучше построить занятия в секции, чтобы они не влияли на учебу в школе, мастер Пак предложил проводить занятия не три раза в неделю, а два. В среду, в пять часов и в субботу сразу же после окончания школы. Затем, мастер предупредил воспитанников, что теперь им станет, трудно совмещать две школы, но именно в труде, в работе над собой, закаливается воля и упорство, без которых в жизни прожить очень сложно. Мастер предупредил, что плохие оценки и отставание по предметам в школе, дадут ему основание отчислить из группы нерадивого и ленивого ученика. Ибо лень и безответственность не дадут возможность стать настоящим мастером таэквондо. И еще он предупредил учеников и их родителей, чтобы к следующему занятию, которое состоится через два дня, мальчики освоили часы, и пришли бы на занятиях, имея наручные часы. Он сказал, что в жизни настоящего спортсмена и специалиста школы таэквондо время играет очень важную роль. Надо научиться управлять своим временем и в жизни, и в учебе, и в поединке, где каждая секунда может быть решающей. Мотивируя тем, что теперь у воспитанников не будет ни одной свободной минутки. А мама после этого занятия подчеркнула, что главное занятие в жизни – это то, которое дает образование, ту профессию, которая кормит человека всю его сознательную жизнь. Но Мончик сказал твердо и решительно, чего не смог никогда раньше себе позволить:- Нет, мама, я никогда не брошу секцию.

Мама, вздохнув, только пожала плечами, пригласила его сходить с ней в город, подобрать ему удобные и надежные наручные часы. С товарами широкого потребления, которые бы соответствовали самому взыскательному вкусу, в стране развитого социализма была большая напряженка. А с красивым и модным женским нижним бельем и, прочими аксессуарами, которые делают женщину весьма привлекательной для окружающих, была просто - беда. И это считалось жутким дефицитом, который не коснулся только тех женщин, которые имели счастье и удачу стать женами и дочерьми представителей партийной и, прочей номенклатуры. Обычную, удобную в пользовании зубную щетку, тоже нельзя было найти днем с огнем.

Про глубинку и всесоюзные окраины даже и вспоминать не стоит. Там кондовый, опостылевший до рвотных судорог, ассортимент советского железобетонного ширпотреба, заполонил собой все торговые полки, и мог лежать годами и десятилетиями. И это в принципе, никого из ответственных за товарооборот лиц, особо и не волновал. Торговля была государственная, конкуренции, которая всегда была и будет главной пружиной любого рынка, тоже не было. По мнению великих знатоков социалистического планового хозяйства, конкуренция считалось злостным пережитком проклятого капитализма. И советский обыватель, он же потенциальный покупатель своего, родного до отвращения советского ширпотреба, выбрать себе что- то такое особенное, что бы радовало глаз и душу, и вызывало бы у окружающих: жуткую зависть и похотливые взгляды, практически и теоретически никак не мог. А вот с наручными часами, которые одно время считались предметом роскоши, то напряженку и дефицит ликвидировали очень даже здорово. В середине семидесятых годов купить себе приличные мужские или женские часы уже не являлось непостижимой проблемой. И многие образцы советских часов проигрывали западным моделям по эстетике оформления, но были гораздо практичнее. Они зачастую, давали фору изящным импортным штамповкам, которые служили ограниченный срок. Наверное, советские часы делали с такой же любовью и ответственностью, как и советские боевые, стратегические ракеты, которые у президентов США и руководства западноевропейским блоком НАТО вызывали жуткий страх и неуемную зависть. А также разумную осторожность в решении многих политических вопросов, влияющих на международные отношения в мире.

Круглые настоящие мужские часы и кожаный ремешок очень понравились Мончику и, будучи по природе очень сообразительным, обладая математическим складом ума и высокой степенью наблюдательностью, он очень быстро, буквально, после нескольких уроков мамы усвоил движение минутных и секундных стрелок. Он безошибочно ответил на все мамины вопросы и настолько полюбил свои часы, что даже лег спать с ними. Когда он уснул, как всегда крепко и безмятежно, то мама очень осторожно, любуясь его родным, порозовевшим со сна лицом, осторожно сняла часы, положила рядом на тумбочку. И, наклонившись, поцеловала свое единственное сокровище в теплую щечку.

На следующую тренировку все воспитанники пришли с наручными часами и мастер, проходя вдоль шеренги мальчиков, принимал зачеты. Почти все отвечали правильно, и только Никита не смог точно и правильно ответить. И всем сразу стало ясно, что он не понимает и не может себе представить, как устроены часы.

-Так, Никита, выйди из строя и подожди свою маму. К тренировкам я тебя не допущу, пока ты не выполнишь мое требование, не научишься следить за временем по часам,- распорядился мастер

Смущенный и расстроенный Никита, опустив голову и, кусая губы, чтобы не разрыдаться от обиды, поплелся дальний угол зала. В то место, где обычно располагались те, кто опоздал, или по какой-то уважительной причине был отстранен от занятий.

Мончик поднял руку и мастер, заметив это, дал ему слово. Как и полагалось в таких случаях, Мончик вышел из строя и сказал: Мастер, пожалуйста, верните Никиту. Я его быстро научу, и он в следующий раз будет знать часы.

Мастер, наклонив голову, внимательно смотрел на Мончика. Потом подошел к нему, положил свою руку на плечо, и спросил, глядя прямо в глаза: Ты уверен, что тебе это удастся? Иначе, ты останешься в моих глазах и глазах твоих товарищей, просто обманщиком. Ты ведь не хочешь быть обманщиком?

- Не хочу,- согласился Мончик.- Я помогу Никите.
- Ладно. Раз ты так уверенно защищаешь свою позицию, и искренне желаешь помочь своему товарищу, то я пойду тебе на встречу. Но запомни, ты обещал это всем нам. Никита, встань в строй.

После тренировки, когда пришли родители и Никита все рассказал своей маме, то решили отвезти Никиту к Мончику. Мама Никиты сказала, что она потратила полдня, пытаясь объяснить своему сыну, как пользоваться часами. А он никак не может сообразить. И что она не очень верит в то, что Мончик сможет научить Никиту, но раз он так великодушно согласился и настаивает, то пусть учит своего товарища. А вечером она приедет за Никитой.

Дома мама Мончика вначале покормила друзей, а потом, сгорая от любопытства, услышать как Мончик будет учить своего друга, присела на диван в гостиной с книжкой в руках, вся воплотившись в слух и внимание..

Мончик с самого начала правильно уловил важнейшее положение двух главных чисел циферблата: 12 и 6. И хотя он и понятия не имел, что такое методология, Мончик довольно-таки точно и убедительно стал объяснять Никите, что получается, когда стрелка начинает ползти вниз от цифры двенадцать по правой стороне. И что происходит на циферблате, когда стрелка начинает свой подъем, пройдя цифру 6, чтобы вернуться к цифре 12, но только с другой стороны. Никита после третьей или четвертой попытки понял, что от него хотят, и довольно-таки безошибочно стал отвечать на вопросы. И маме, которая сначала очень хотела вмешаться и помочь своему сыну в вопросах обучения, ничего другого не оставалось, как с улыбкой слушать рассуждения своего сына. Они занимались часа два без перерыва, потом

отправились на детскую площадку, подошли к турнику, на котором Мончик регулярно подтягивался. Планка все ещё была высока для них, но Мончик, кто изо дня в день тренировался, на глазах изумленного Никиты и дошкольников, которые старательно игрались в песочнице, вдруг ухватился за стойку руками. И точ ь- в- точь, как это делал маленький гибкий Сон, самостоятельно достиг перекладины и десять раз правильно отжался. Потом пришли другие мальчики с футбольным мячом и Мончик с Никитой с большим удовольствием погоняли в футбол. Когда стемнело, они вернулись домой, еще раз повторили и закрепили в памяти устройство циферблата. А когда мама Никиты приехала за сыном, она была просто поражена тем, как правильно ее сын все уразумел и отвечает на любой поставленный вопрос, и теперь может свободно, без стеснения пользоваться своими наручными часами. Когда они прощались, растроганный и благодарный Никита обнял Мончика, и шепнул ему так тихо, чтобы их мамы не слышали: Ты самый мой любимый друг, Мончик.

- И ты тоже, - радостно ответил Мончик, у которого до этого времени тоже ведь не было настоящего друга, а все эти дошкольные знакомства в детском садике и на детской площадке теперь ему казались такой чепухой, которая может быть только у малышни. Но вовсе не у того, кто учится в двух школах сразу, умеет постоять за себя, и дать сдачи обидчику.

Мастер Пак никогда ничего не забывал и когда воспитанники, прибыв, в очередную субботу на тренировку, стояли в шеренге, ожидая команд и приказаний, он вначале поздоровался с ними. Потом традиционно, как это всегда принято в школах восточных единоборств, поклонился им, несмотря на то, что они были еще дети, а он взрослый и известный тренер, мастер, учитель. Потом он подошел к Никите, который бледный от волнения, ждал этого момента. И, показав на циферблат своих часов, спросил сколько времени? Никита безошибочно ответил. Мастер удовлетворенно хмыкнул и, переводя стрелки часов в разные положения, спрашивал. Никита ответил ему, практически почти без запинки.

-Ты можешь теперь заниматься со всеми, и я рад за тебя, Никита,- сказал мастер. Затем, он приказал Мончику выйти из строя, подошел к нему, протянул свою ладонь, пожал ладонь Мончика, как это делают взрослые.

- Ты сдержал свое слово. И это хорошо. Ты помог своему товарищу. И это - тоже хорошо. Я от своего имени и от имени твоих товарищей говорю тебе: Спасибо! А теперь стань в строй.

- Я хочу, чтобы вы усвоили это раз и навсегда, - обратился мастер к своим воспитанникам. -Хороших людей делают хорошие дела. Плохие люди – это те, кто делает плохо остальным людям и не хотят этого сознавать. Надо всегда стремиться в жизни к хорошим поступкам, и только они помогают вашей душе и вашей духовной сути почувствовать себя настоящим и правильным человеком. Вначале – человеком. И только потом настоящим мастером той школы боевых искусств, которую вы выбрали и которой постараетесь служить честно и искренне. Поэтому, каждый раз, когда вы будете ложиться спать, то перед сном вы обязательно должны проанализировать прошедший день. И обязательно решить самому, что вы лично сделали в этот день хорошее, а что плохое. И когда плохого будет больше, чем хорошего, то тогда можете, смело считать, что это черный день вашей жизни. А если таких дней будет много, то, значит, вы живете неправильно. И вашей душе, и вашему телу срочно нужна помощь. Иначе, плохое затягивает человека, как болото свою жертву, а назад уже ходу нет. Учитесь делать людям хорошее, но никогда этим не гордитесь. И не хвалитесь, не повторяйте об этом тем, кому вы помогли. Иначе вы унизите и оскорбите не только этого человека, но и прежде всего, оскорбите и унизите себя. Душа, которая прячется в вашем теле, не ящик для мусора и грязи. Её надо содержать в постоянной чистоте, даже еще в большей чистоте, чем руки, которые вы обязательно моете перед едой.

И еще мастер сказал, что через несколько дней будет большая проверка спортивной секции по изучению рукопашного боя у взрослых, которые изучают технику самбо и дзюдо. Члены комиссии выразили желание посмотреть детскую группу. В проверке будет участвовать большое милицейское начальство и руководство спортобществом «Динамо». И будут представители от Комитета по делам физкультуры и спорта. Приедет одна очень строгая тетя из областного отдела народного образования, которая всегда была категорически против того, чтобы дети занимались изучением основ боевых искусств. Она обязательно будет беседовать с каждым из воспитанников и потому вы сами вправе решать, что ей отвечать. Сами решать, что вам не нравится в процессе обучения. Родителей тоже приглашают на эту проверку, где их дети должны продемонстрировать все то, чему они научились. А пока мы продолжим нашу очередную тренировку, и начнем с повторения прошлого урока по организации и проведению самостоятельных и показательных боев. Или, как это принято называть в мировом спорте: спарринг - бои. Просьба, не увлекаться и не стараться попасть в нос своему сопернику. Наносить удары хоть наступательного, хоть защитного, или блокирующего действия, в нос и глаза своему спарринг - партнеру, категорически запрещаю. Начали разминку, затем переход на шпагат, полный разогрев. И подготовка мышц к поединкам, и выполнению серии приемов.

Самым крупным, физически сильным мальчиком в группе, считался Олег. Но ему было восемь лет. Он, в отличие от остальных своих товарищей – первоклашек, учился во втором классе. Мончик, который был чуть ниже его по росту и стоял в шеренге воспитанников вторым, старался никогда и ни в чем не уступать Олегу. С этим мальчиком отношения складывались не такие доверительные и приятные, как с Никитой, и маленьким, подвижным Соном. И дух соперничества, который постоянно побуждал Мончика и Олега ни в чем не уступать друг другу, был заметен невооруженным взглядом. Зачастую, мастер останавливал поединки между этими двумя мальчиками, и разводил их по сторонам. И в этот раз, они постепенно переключились из тренировочно -показательного боя в настоящую схватку. Мастер Пак, внимательно следившей за этой парой, которая всегда ему доставляла немало беспокойства, прекратил этот поединок. И еще раз терпеливо напомнил обоим, что драка и тренировочное занятие - не одно и то же.

Потом воспитанники долго занимались, осваивая приспособление, которое как объяснил мастер, придумали еще в древнем Китае монахи, которые заложили основы всемирно известной школы Шаолинь. Это устройство, состояло из круглого бревна и, вбитых в отверстия, сделанных в этом бревне по всей окружности, торчащих во все стороны круглых, отшлифованных коротких палок. Вот они – то и изображали руки противника. И при вращении, двух таких приспособлений, надо было мгновенно проскочить между ними, ловко уклоняясь и защищаясь. Любая промашка, или неточность в движении, грозила болезненным ударом. В течение года Мончик и его товарищи ходили в сплошных синяках, чем в немалой степени, огорчали своих родителей, а уж матерей, так в первую очередь. Но именно это устройство и все те навыки, и приемы, из богатейшей практики боевых искусств Шаолиня, которые мастер Пак ввел в курс их обучения, и сделали в дальнейшем Мончика и остальных воспитанников, настоящими специалистами восточной школы рукопашного боя. И грозными противниками в любых сложных ситуациях. В повседневной жизни во все времена, и во все эпохи высоко ценилось умение постоять за себя, и наказать обидчика. Ценилось особенно в поединках на соревнованиях, где присутствуют в качестве судей и тренеров профессионалы, где сразу всем видно и понятно, кто есть кто, хоть на ринге, хоть на татами.

Мончик родился и жил в относительно тихое, умиротворенное время, когда социалистическое болото стало затягиваться плотной и отвратительной ряской гниения и распадания Процесс этот уже стремительно и неотвратимо пошел. Предотвратить его или ослабить, уже было невозможно. Но, несмотря на, пока еще безоблачную перспективу, Мончик и его сверстники все же, неизбежно столкнутся с тем, что их поколению было уготовано судьбой и мировым историческим процессом, который медленно, но неуклонно шел своим курсом. Но не тем, на который указывал дедушка Ленин с вечно протянутой в неизвестность рукой, чьи, бездарно сработанные серийным способом памятники – близнецы, украсили все вокзалы и площади советских городов. Как оказалось впоследствии, ленинская рука показывала, весьма точно показывала, на свалку истории. А подлинный исторический курс вел страну к развалу советизма с его фальшивым интернационализмом и рекламной дружбой народов. Но именно в эти годы середины семидесятых годов межнациональная рознь, спровоцированная верными ленинцами, главными партийными вдохновителями антисемитизма и национализма, стала развиваться и крепнуть со сказочной быстротой. Оказалось это возможно, конечно же, по причине полного отсутствия высокой духовной культуры. Высокая духовная культура не могла ужиться вместе с черной и лживой идеологией большевизма, замешанной на крови, лжи и насилии. И моральное угнетение, уже активно разъедало сознание и совесть всех советских людей. Именно семидесятые годы брежневского застоя заложили эту вражду между народами СССР, обострили межнациональные отношения. Именно это послужило предтечей всего того, что выплеснулось с кровью и массовыми жертвами в национальных республиках СССР в период последнего Генсека, незадачливого реформатора Горбачева. Развал этого тюремно-полицейского режима наметился уже в середине семидесятых годов. Во многом, благодаря личности Брежнева, любимца шутника случая, этого, в сущности, серенького, невежественного человека. Кто в последние годы своего правления окончательно тронулся умом на почве коллекционирования всяческих наград, превратился во вселенское посмешище. Любимого героя американских мульфильмов из серии о мировых идиотах. Пока он восемнадцать лет своего правления купался в культе всесоюзного подхалимажа и вылизывания седалища, страну захватил в свои медвежьи лапы криминалитет, срастившийся с госаппаратом и партаппаратом. Брежнева можно смело наградить посмертно, заслуженной им медалью: «За победу над СССР в холодной войне», которая продолжалась между СССР и США с октября 1946 года, по незабвенный 1991 год.

Морально-нравственные ценности иезуитского, хоть по форме, хоть по содержанию большевизма, взаимно исключали и не сочетались с высокой духовностью, и подлинной культурой, накопленной за тысячи лет народами бывшей Российской империи. «В одну телегу впрячь нельзя - коня и трепетную лань». Вечное с приблудным и временным никогда не уживутся, душа в душу.

-8-
Прошла первый, самый напряженный месяц обучения в школе. Он стал важным рубежом постижения истины для первоклассников. Вторым и главным рубежом познания окружающего мира после детского садика. Для молоденькой учительницы Валентины Тарасовны - это был экзамен на верность её детской мечты. Она с детских лет мечтала быть только учительницей, старательно набирала свои первые и самые сложные успешные баллы в таком сложном и запутанном до чертиков процессе, как детская педагогика. Первый месяц показал ей со всей очевидностью, кто же из учащихся ее класса, неплохо подготовлен к постижению знаний, а кто должен начать с самих азов. Таковых, кто умел читать, писать, свободно считал до двадцати, оказалось десять человек. Все остальные - очень слабо использовали последний год своего пребывания в садике, чтобы подготовиться к школе.

Валентина Тарасовна пришла в педагогику по призванию, и ей нравилось быть учительницей первоклашек, с которыми ей было предназначено прожить четыре года, за вычетом выходных дней и каникул. И привести своих учеников дорогой, обкатанной, другими поколениями советского образования, прямиком в пятый класс. В этой эстафете обязательного для всех советских людей среднего образования, она была первая учительница. Кому посвящено столько трогательных песен. Валентина Тарасовна воспитывалась в благополучной интеллигентной семье, где никогда не поднимались и не обсуждались вопросы о национальной принадлежности людей. О достоинствах и недостатках других наций, которые не являлись предметом гордости всех советских людей, а в первую очередь руководства партии и государства. В СССР, во всех видах документов обязательно была проставлена графа национальность (которая вошла в историю советского еврейства, как графа под номером пять.) И это важнейшее условие существования военно-полицейского, особорежимного государства строгого паспортного контроля; духовного и физического насилия, которое к подлинной демократии не имело вообще никакого отношения, распространялось даже на начальную школу. Валентине Тарасовне предстояло заполнить школьный журнал, записать все сведения о своих учениках. И она добросовестно приступила к делу, никоим образом не подозревая о том, как эта процедура, узаконенная гороно, облоно, министерством образования, аукнется в ее классе и, какой она вызовет резонанс, среди ее учеников. Согласно Конституции они все считались в советской школе советскими учениками с равными конституционными правами, невзирая на их национальную принадлежность.

Валентина Тарасовна открыла журнал на той странице, где вносилась информация о каждом ученике и его родителях, объяснив детям, что от них требуется, начала свой опрос .

- Аблаева Лена,- громко произнесла учительница.
Лена, встав, добросовестно рассказывала, как зовут её родителей. Я - русская,- звонко и гордо ответила Аблаева .

Вторым по списку значился мальчик Володя Альтерман, который уже все понял, что от него требовалось, и стоял побледневший, понуро уставившись на учительницу.

- Папу моего зовут Яков Борисович,- полушопотом сообщил Володя. -А маму зовут, маму зовут...

Он что-то невнятно пролепетал и Валентина Тарасовна лишь развела руками и сказала: -Пожалуйста, громче, я ничего не слышу. Ты, что не знаешь точно, как зовут твою маму?

- Знаю, – обреченно просипел Альтерман.- но дети будут смеяться.

-Что, значит, дети будут смеяться,- удивилась молоденькая учительница.- Разве над именами людей смеются? Ты не прав, мальчик. Итак, как зовут твою маму?

- Софья Израйлевна, - внятно, как этого требовала учительница, произнес Альтерман.

И класс, вернее одна из парт на « камчатке», где сидел рослый мальчик Кабаков с круглым, как блин лицом, и узкими, как у форменного чукчи глазами, мгновенно отреагировала на это отчество. Его те годы все советские СМИ с утра до вечера полоскали в эфире. И жгли глаголом злобы и ненависти всех проклятых империалистов США и сионистов из этого маленького, но такого «зловредного» государства Израиль. Не удивительно, что многие, оболваненные этой постоянной пропагандой советские обыватели, считали это государство чуть ли не самым главным врагом СССР. А всех тех евреев, которые с неимоверными усилиями рвались через препоны заржавевшего, железного занавеса, на постоянное место жительства, в эти чертовы Израиль и США, считали предателями родины и очень нехорошими людьми.

- Жиденок,- добродушно щурясь, своими, явно не русскими глазами, произнес Кабаков, нагло посматривая на учительницу.

- Это кто тут такой смелый?- возмутилась Валентина Тарасовна, наконец-то, уразумев, что этот опрос поставил не только первоклассников- евреев в смешное положение, но и ее учительницу, которая потеряла управление классом. Этот мордастенький увалень Кабаков отодвинул ее на задний план.

- Кабаков, встань немедленно! - произнесла недовольная учительница, которой не понравилось, как этот наглый мальчик из числа тех, кто хотят быть общественным рупором своего класса. Зачастую, они этого добиваются, и немало отравляют жизнь и настроение своих учителей, и классных руководительниц. И действуют всегда нагло, хамовато, получая от этого немалое удовлетворение. Пока не на таких школьных вожачков не найдется управа из числа его же сверстников.

-Ты сказал плохие слова и оскорбил своего товарища по классу .

- Он мне никакой не товарищ,- хмыкнул Кабаков,- мне папа запретил водиться с евреями. Они плохие и жадные.

-Что это за разговоры в советской школе? Откровенно растерялась молодая учительница, впервые вдруг ощутившая на примере своего первого в жизни серьезного педогогического опыта всю мерзкую лицемерность ленинской «светлой и нерушимой » дружбы всех народов, наций и народностей СССР. О чем ей всегда долдонили в ее детские и школьные годы, а также в университете, где она заочно училась на кафедре литературы и русского языыка.

- Кем работаете твой папа, Кабаков?- спросила учительница.

- Он работает слесарем на заводе.
- Твой папа не прав. Можешь так ему передать. А если ты начнешь при мне или в мое отсутствие оскорблять в советской школе детей другой национальности, то я отправлю тебя домой. И ты придешь со своим отцом. Мы побеседуем с ним или у директора, или у завуча. Садись, если ты, будешь мешать мне, проводить урок, я тебя выставлю за дверь.

Мончик, прищурившись, сжав кулаки, искоса бросал в сторону Кабакова, явно недоужелюбные взгляды. Он весь кипел от возмущения и желания отдубасить этого нагловатого мальчика, который живо напомнил ему старую историю с детсадовским Колей. А Кабаков, уже войдя в роль негласного лидера класса, вдохновлённый улыбками и взглядами своих товарищей, лениво развалился на парте. Он ждал продолжения опроса, чтобы опять вмешаться и высказать свое мнение о тех, кого он не любил с детства. Кому эту злобу, ненависть и презрение, внушил его папа, немного сдвинутый и от этой темы, и от постоянного увлечения спиртным.

Опрос шел своим чередом. Звучали нации: русский, украинец. В классе оказался один армянин, одна российская немка, и один азербайджанец. Наконец, очередь дошла до Мончика.

Услышав свою фамилию, Мончик поднялся и бодро произнес, что папу зовут: Александр Львович, а маму Светлана Семеновна. И не дожидаясь, когда учительница будет устанавливать национальность, он громко выпалил: Я – еврей! И мой дедушка сказал, что это очень древняя и умная нация И что по лауреатам премии, -Мончик вдруг замешкался. Он забыл, как называется это очень важная премия.- Лауреатов больше всех, - закончил он, полуобернувшись в сторону Кабакова. К тому же, он не знал, что означает это странное слово: лауреат

Учительница тоже толком не поняла, о каких лауреатах идет речь, но этот темноволосый, рослый мальчик- еврей, кто не стоял, опустив голову, и не мямлил, а держался смело и уверенно, очень ей понравился.

- Очень хорошо, Пинхусович. Надо всегда любить и уважать свою нацию, помнить, что ты живешь в стране, где все нации и народности живут одной, дружной семьей.

-Еще один жиденок,- нараспев произнес Кабаков, с интересом наблюдая, за изменившимся лицом Валентины Тарасовны, которая всерьез растерялась от этой вопиющей наглости и лихорадочно размышляла, как ей поступить, чтобы не сорвать ее первый, настоящий педогогический урок. И дети, почувствовав ее слабость, во все глаза смотрели удивленно и восхищенно на Кабакова. Мончик спокойно покинул парту, прошел по проходу к парте Кабакова, и со всего размаха влепил ему крепкую оплеуху, отчего ухмыляющаяся физиономия нарушителя спокойствия, дернулась в сторону. Совершенно не ожидавший такого поворота событий, испуганный и разъяренный Кабаков, выскочил из свой парты, чтобы достойно проучить обидчика. В этой теcноте Мончику было трудно применить свои коронные удары ногами. Он мгновенно применил прием, который когда-то увидел у взрослых из подразделения спезназа милиции. Они приходили в спортзал и отрабатывали технику рукопашного боя, а мальчики из секции таэквондо, наблюдая за поединками взрослых, запоминали много интересного и неожиданного. Мончик тыльной стороной правой ладони, резко и сильно треснул Кабакова точно в середину лба, отчего его обидчик, потерял равновесие, приземлившись на задницу, завыл от боли и страха.

Класс замер от удивления и все девочки, все как одна, не сводили с раскрасневшегося Мончика, восхищенных глаз.

- Это что за безобразие! - стукнула по столу Валентина Тарасовна.- Оба, марш из класса, немедленно за дверь.

Оказавшись в коридоре, оба, как по команде, посмотрели друг на друга, и Мончик приготовился к наступлению, но это не понадобилось. Роняя слезы, и, оттирая их тыльной стороной ладони, потрясенный и испуганный Кабаков, пробормотал, что он больше никогда не будет цепляться к нему, и попросил прощения.- Ты, классно дерешься, - пробормотал он.- Если хочешь, мы станем с тобой настоящими друзьями. Следуя правилам и заповедям таэквондо, которые мастер Пак постоянно внедрял в сознание своих воспитанников, Кабаков оказался слабый, да к тому же, он здорово получил. И обижать его было нельзя, и даже позорно. Мончика не очень устраивала дружба с этим неприятным для него мальчиком, но он согласно кивнул. И миролюбиво спрятал руки в карманы брюк. Прозвенел школьный звонок, и учительница, озабоченная тем, как ведут себя эти мальчики, практически сорвавшие ей урок, вышла к ним. Она была приятно удивлена, что они мирно и спокойно беседуют. И она милостиво разрешила им занять свои места в классе, и отправилась в учительскую, переполненная событиями своего первого учительского дня, думая о том, что класс ей попался трудный, но интересный.

А когда Мончик, провожаемый взглядами своих товарищей по классу, сел за свою парту, то его соседка Зина, которая всегда приносила в школу объемные пакеты с бутербродами и практически не пользовалась школьным буфетом, предложила ему вкусный бутерброд. На половинке аппетитной булки – франзольки лежали кусочки сайры и ломтики огурца.

- Ты должен поесть, мальчики всегда едят больше девочек, - наставительно произнесла

Зина и, чуть склонив голову, смотрела на своего соседа, кто понравился ей с первого же взгляда, едва они вместе оказались в одном классе. Да еще и за одной партой.

На другом уроке Валентина Тарасовна, уже поняв по атмосфере в классе, кто теперь будет лидером, несколько минут говорила о дружбе. И о том, что дети в классе должны всегда помогать друг друг другу, а сильные не обижать слабых. Сказать. что эта сплошная ахинея из штампованных фраз и предложений, всколыхнула бы умы и сердца ее первоклашек, было бы просто смешно. Но дети, отреагировав спокойно на эту, рожденную осознанием своего педагогического долга, речь своей первой учительницы, с интересом ждали новых событий. Потом учительница подняла с места Мончика и сказала: У тебя, Пинхусович, очень длинное и трудное в произношении имя: Эммануил. Скажи нам, как тебя зовут дома родные и близкие?

- Мама и папа зовут меня Мончиком , а дедушка и тетя Таня зовут меня: Эмиком.

- Вот и прекрасно. И мы все будем звать Пинхусовича: Эмиком. Коротко и ясно.

И никаких возражений не последовало. Не говоря уже о том, что кто-то с этим не согласился, и позволил бы себе высмеивать это несколько диковинное, такое, не очень современное мальчишеское имя. Класс полностью принял кандидатуру своего нового лидера.

-9 -
Наконец наступило долгожданное воскресенье, когда воспитанникам детской секции должны были вручить первые в их жизни, в еще такой короткой биографии обучения таэквондо, белые пояса, как символ преодоления первой ступени мастерства. На вершине полного постижения секретов, этой испытанной временем школы, находился их тренер, мастер Пак. И все мальчики уже знали, что после получения пояса, каждый из них, обращаясь к мастеру, теперь уже вправе будет сказать ему: учитель. Именно так, называли его взрослые, которые тренировались в этом же зале под руководством мастера Пака. Мальчики, облаченные в свои тренировочные костюмы, родители, собравшиеся в зале, с нетерпением ожидали прибытия проверяющих, о которых предупреждал мастер Пак. Ровно в одиннадцать часов комиссия появилась в полном составе. Общество «Динамо» представлял заместитель председателя совета. От областного управления милиции были моложавый рослый майор, отец Никиты, а также, хорошо знакомый Мончику, дядя Юра, который по просьбе его сестры, устроил Мончика в эту секцию. От Комитета по делам физкультуры и спорта был руководитель областной федерации по самбо. Он был мастером спорта, на что указывал квадратный серый значок на лацкане пиджака, к тому же, он еще был Заслуженным тренером, как и мастер Пак. От облоно была заведующая отделом, которая с самого начала была против создания подобной секции, утверждала , что нагрузки и перегрузки плохо отразятся на здоровье детей и их обучению в средней школе.

Члены комиссии поздоровались с мастером Паком, и заместитель председателя спортивного общества произнес несколько традиционных фраз. Выразил от имени руководство обществом благодарность в адрес руководство Управления внутренних дел области за большую заботу и внимание в повседневной работе по воспитанию спортсменов.

Потом члены комиссии и родители расселись по скамейкам, и мастер Пак скомандовал мальчикам построиться в шеренгу. Каждый знал свое место, знал до мельчайших подробностей, что надо делать, и в какой последовательности.

Вначале мальчики продемонстрировали взрослым свою физическую подготовку и умение делать кульбиты, флякки и сальто. Потом все воспитанники отжимались от пола, вначале двумя руками, потом только одной. Помощник мастера Пака, Николай Иванович, пригласил всех в другой зал, где воспитанники лихо прыгали через козла, делали стойку на брусьях, выполняли упражнения на турнике, которые были включены в обязательное обучение в группах спортивной гимнастики. Затем, ученики, члены комиссии и родители, вновь вернулись в зал тренировок. И воспитанники продемонстрировали несколько фрагментов из ежедневных тренировок, и умение переходить на шпагат для растяжки тела. Потом, разбившись, на пары, провели показательные бои друг с другом, демонстрируя технику захватов, подсечек, бросков, и всяких ложных выпадов. А так как мастер был мудрый, и понимал, что начальство из областной федерации самбо интересует только одно: как первую экспериментальную группу воспитанников тренируют по программе обучения самбистов. И готовят, в качестве резерва для пополнения областной федерации, талантливыми спортсменами. Мальчики, в основном, демонстрировали арсенал приемов самбо. А все те приемы и рисунки наступательного боя и проведения комплекса блокирующих ударов, приемы из арсенала карате, и конг-фу, демонстрировать было строго воспрещено.Эти школы рукопашного боя считались носителями враждебной идеологии. Высокое начальство от Комитета по физкультуре и спорту было очень подвержено заболеванию государственным идиотизмом, которым страдало все руководство страны, как в центре, так и на местах. Воспитанники действовали правильно. Дабы не вызвать гнев проверяющих, не дать им возможность закрыть, висевший на тонкой ниточке, эксперимент мастера Пака по воспитанию гармонической личности и всесторонне развитого, и подготовленного специалиста рукопашного боя.

Представитель руководства спорткомплексом «Динамо» и майор милиции, облеченный высоким доверием начальника областного УВД милиции, не скрывали своего удовлетворения подготовкой маленьких спортсменов. Затем, слово взял председатель федерации самбо. Он выразил свое восхищение подготовкой мальчиков, замечательной работой тренеров: мастеров Пака и Николая Ивановича Стеблина. В заключение он сказал, что с этими мальчиками областная федерация самбо имеет возможность уже в недалеком будущем, когда воспитанники подрастут, завоевать самые престижные места на республиканских и всесоюзных соревнованиях. Под аплодисменты довольных представителей областного управления УВД, назвал этот мальчишеский резерв, поистине золотым резервом. Мастер Пак, бесстрастно и даже равнодушно, слушал все эти речи и выступления. Он низко, как и положено, по этикету обладателя высокого пояса, и самого высокого дана подлинного мастера восточных единоборств, кланялся каждому выступающему. И не проронил ни одного слова. А последней выступала заведующая отделом облоно, строгая тетка, которая в самом начале создания секции, была против того, чтобы школьники, а, тем более первоклашки, совмещали учебу в средней школе с интенсивными занятиями спортом. Но увидев воочию, каких результатов достигли эти мальчики в физической подготовке, заглянув в их горящие радостью глаза, она несколько изменила свое прежнее мнение. И ей тоже, как и остальным членам комиссии, понравилось, как точно и дисциплинированно мальчики выполняют все указания своего тренера. Все же, она была весьма озабочена, а не отразится ли интенсивная тренировка на еще неокрепшем здоровье первокалашек? Она попросила мастера Пака, очень разумно, в соответствие с педагогическими нормами и требованиями, вести эти тренировки. Ибо по ее глубокому мнению, большим спортсменом станет, конечно же, не каждый мальчик из этой экспериментальной группы, а окончить среднюю школу, оставаясь физически, морально и психически здоровым, должны все они. И родители, которые наконец-то уже убедились, чего достигли за это время посещения секции их дети, единодушно согласились с этой дамой из облоно.

В заключении, выступил мастер Пак. Поблагодарив руководство областного УВД милиции, и руководство спрткомплексом «Динамо», за доверие и помощь, сказал, что он, как специалист по боевым искусствам, и тренер, полностью согласен с представительницей из облоно. Он никогда не отрицал того, что быть только отлично подготовленным спортсменом, оставаясь при этом недоразвитой, духовно личностью, это очень плохо и для спортсмена, и для общества. И что его задача: воспитать из своих воспитанников и тех, кто приходит на тренировки, в группы взрослых, прежде всего - гармоническую личность, а уже потом - специалиста по боевым искусствам. Заканчивая свое выступление, мастер Пак поклонился всем взрослым, и сказал им то, что всегда говорил своим воспитанникам после тренировок: Живите в мире, согласии, и гармонии.

А потом мальчики стали в круг, сцепили в замок руки, и маленький Сон, как самый легкий, вспрыгнув в середину круга, сделал стойку. И мальчики, под аплодисменты всех собравшихся, сделали круг почета по залу.

Когда все члены комиссии покинули спортзал, остались только воспитанники и их родители

Мастер дал команду мальчикам построиться, и вместе с Николаем Ивановичем приступил к церемонии вручения своим воспитанникам первого пояса в овладении искусством таэквондо.

Он сказал, что на каждого, получившего этот первый в своей жизни, символ преодоления определенного рубежа на пути к вершинам мастерства, будет теперь заведена индивидуальная карточка. В этой карточку будут подробно вписываться все данные о спортсмене, его поражения, победы и награды, а также количество боев. Затем, он вынес и показал им, черный, расшитый золотыми драконами, пояс мастера таэквондо. Мальчики, наконец-то, увидели, как выглядит самый престижный и заслуженный пояс при достижении вершины мастерства. И только после этого, мастер Пак разрешил своим воспитанникам, обращаясь к нему, называть его: учитель.

Леонардл. Леонид Шнейдеров Альманах LitCetera
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Самсон четыре

Самсон шесть

Глава шестая - 12- Получив, распоряжение срочно придти к директору школы Розенфельду, военрук Пётр Иванович Вахрушев отпустил десятиклассников, с которыми изучал устройство...

Самсон

Уже в три годика он с удивлением и обидой убедился, что его имя и национальная принадлежность, не вписываются в общепринятые, диктуемые улицой, понятия, широко распространенные на...

Самсон два

Глава вторая -2- Мончик был желанным ребенком, но у его у мамы возникли проблемы с беременностью. Она состояла на специальном учете в женской консультации, часто ездила в город...

Самсон три

Глава третья -4- После трех месяцев занятий время показало, что все те, кто выдержали первые серьезные физические и моральные испытания, останутся и будут продолжать обучение...

Самсон пять

Год прошел в упорной, кропотливой работе. Мастер Пак скрупулезно следил, чтобы его воспитанники, его ученики, старались не отставать по всем предметам в своей средней школе. И хотя...

Четыре стула

- Давненько Вас не было видно, куда это Вы пропали? - Мы, со Стефанией приобрели новый дом. Отличный дом, одна комната и маленькая кухня. - Ну, что ж, наше общество, людей с...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты