Путешествия в прошлое. Гл.54

Глава 54. Второе воспоминание на актуальную тему

Как и обещал Александр Степанович, вскоре он собрался рассказать повелительнице о других странах своей планеты. Но дама сразу начала с вопроса:

- Правильно ли я поняла, что побеждает всегда тот народ, который обладает большими знаниями?

- Нет, мадам. Этого я как раз не говорил. И это даже совсем не так. Хотя когда-нибудь именно так будет. Я думаю, что в третьем тысячелетии мускульная сила человека и численность населения не будут играть существенной роли. Воевать будет техника против техники. Сначала ею будет управлять человек, а потом преимущественно сама техника, точнее, мощные компьютеры, потому что человеческий мозг слабоват для проворачивания грандиозных операций. В военном конфликте победит тот, кто сумеет раньше обнаружить, например, из космоса, оружие противника и быстрее его поразить. Для этого нужны тонкие технологии, а значит, прежде всего, знания. А пока до этого еще далеко, и знания зачастую не могут противостоять грубой силе.

- Так что же еще оказывает влияние в наше время?
- Пока большую роль играет случай, внешние факторы. То есть, эти факторы, конечно, закономерны по отношению к породившим их обстоятельствам. Но для конкретного народа они выступают обычно как снег на голову. Появился откуда-то неведомый противник. И никто его не ждал. Так погибли многие народы, многие самобытные культуры, которые при иных обстоятельствах могли бы развиваться веками. Так что на все случаи жизни объяснений нет и быть не может. Хотя есть общие и поэтому довольно поверхностные закономерности. Есть даже такие, причины которых не совсем ясны, но которые проявляют себя весьма регулярно.

- Какие, например?
- Один очень талантливый ученый объясняет развитие народа некой силой, особой энергией, которая, раз вселившись, толкает этот народ на подвиги, но постепенно энергия иссякает, а с ней угасает и народ, и его культура. Цикл проходит примерно за полторы тысячи лет. Таких примеров в истории очень много. Большинство народов имеет воинственное прошлое, затем оседает, развивает культуру и... погибает под натиском более молодых соседей. Хотя есть, конечно, исключения. Например, германцы были занозой еще для Римской империи, но такой занозой они остались и через две тысячи лет, но уже для всего мира. Так что всю историю одним даже очень хорошим правилом не объяснишь. Кроме того, до сих пор не ясна природа этой особой энергии. Может быть, она пришла из космоса. На это есть ряд веских оснований и примеров, когда в разных концах планеты одновременно формировались разные народы. Но мне все-таки кажется, что причины возбуждения надо искать на Земле, в естественных процессах крушения родового строя. А если в движение приходит сразу несколько народов, то, как говорят, дурной пример заразителен. Конечно, в древние времена обмен информацией был затруднен, но он, несомненно, был. Поэтому уровень развития одного народа служил образцом для подражания, влиял на другие народы. Неудивительно, что к определенному переломному моменту они могли подойти одновременно или почти одновременно. Это ведь с позиций далекого будущего трудно различить один-два года, а на самом деле в этот момент могла уместиться целая эпоха.

- Почему же все-таки народы теряют запал?
- А скажите мне, почему бывает, что у человека падает настроение? Конечно, ученые могут соотнести это явление с наличием некоторых веществ в организме, нарушением баланса и тому подобным. Но по моим наблюдениям причина состоит в том, человек разочаровался в окружающей действительности, его планы не сбылись, избранные инструменты оказались негодными, а новые инструменты не нашлись. Жизнь закисла и опротивела. Так ведь и у народов. И наоборот, появились новые средства улучшить свое существование - а сразу находится много желающих их попробовать, много единомышленников. Все друг друга понимают, силы множатся. А организация, единство целей - это решающее условие успеха.

- Что вы имеете ввиду под новым средством?
- Таким средством, попутно объединяющим людей, могло быть одомашнивание животных, переход к земледелию, строительство оросительных каналов, обработка металлов. Известно, что возделывание риса в Юго-Восточной Азии стало мощным импульсом роста населения и формирования народов. Сейчас, конечно, трудно установить конкретные дела, которые объединили люди, так как все это было очень давно и не очень-то фиксировалось. Но я думаю, что роль катализаторов могли сыграть открытие лука и стрел, колеса, плуга, гончарного круга, а также вообще любое новое знание, которое позволяло укротить или поставить себе на службу природные силы. Например, освоили ремесленники ковку острых стальных мечей, и уже оснащенное ими войско имеет преимущество перед противником, а тот, кто вступил в это войско, имеет шанс быстро разбогатеть. Достижения в военном искусстве часто приводили в движение многие народы. Сплотить людей и притягивать к себе новых может не только открытие мирового значения, а просто метод ведения хозяйства в данном районе, который раньше вообще считался непригодным для жилья. Способствовать сплочению разных людей может общая беда, например, усыхание земель, нашествие враждебных народов. Если люди поняли, что организация им выгодна и поможет выйти из беды, то совместная борьба также может стать основой формирования нового народа.

- Извините, я вас отвлекла. Вы начали с того, что человек разочаровался.

- Да. Любое такое общее дело, особенно если оно успешно проводится, рано или поздно выполняется, люди с радостью пользуются приобретенными благами. Еще несколько поколений доводят его до совершенства. Зато следующие уже воспринимают его как должное, как само собой разумеющееся, как нудное однообразное занятие. И не видят никаких причин, чтобы радоваться ему каждый день. Это вполне обычное явление, сродни тому, когда новые профессии, скажем, инженера, водителя автомобиля, космонавта, поначалу вызывают повышенный интерес и уважение, а потом становятся вполне будничными и непрестижными. Таким образом, народ, объединенный доением нового знания, часто теряет интерес к этому знанию, поскольку оно исчерпало себя и проигрывает другим знаниям, которые сулят большее. Например, выжал народ все из яков или оленей. Больше с них ничего не возьмешь. А соседи, глядишь, земледелием занялись. Поэтому сколь бы ни были хороши заведенные порядки, рано или поздно они выжимаются до предела и интересы конкретного человека начинают расходиться с интересами системы, которая уже ничего нового дать не может, но зато требует постоянного внимания для своего существования. Подобный механизм расхождения интересов хорошо известен еще с древнейших царств, например, в Египте. Военные походы, которые могут приносить плоды разово или на ограниченном участке времени, тоже не годятся в вечный источник благоденствия для нации. Поскольку и мир ограничен, и противник не дремлет, находит противодействие на всякое действие. Поэтому стратегия войн изживает сама себя. Если народ перешел к мирной жизни, то это вовсе не значит, что он ослаб, обленился, потерял божественный огонь, дарованный некогда свыше. Просто он понял, то есть, опять приобрел новое знание, что война дальше невыгодна, гибельна, а для сохранения страны надо искать новые средства.

- И что, находят?
- Если не нашли, то значит, гибнут под натиском более сообразительных народов. Так частенько случалось с варварами, которые силой оружия могли создать государство, но низкий уровень культуры которых не позволял освоить более тонкие приемы хозяйствования, которыми овладели конкурирующие народы. Если же находят, то цивилизация может с неизбежными зигзагами в принципе развиваться неопределенно долго, находя каждый раз новые источники усиления своего могущества. Это можно наблюдать на странах Индии, Китая, Юго-Восточной Азии. Там народы жили очень тесно и, конечно, тоже враждовали, исчезали, но здесь знания распространялись быстрее, одному народу труднее было незаметно достичь превосходства над другим. Оттого различия оказались менее значительны, и стало возможно формирование огромных империй, не разрываемых такими острыми противоречиями, как на Западе. В свою очередь в огромных государствах больше вероятность открытия новых знаний о мире. Таким образом, здесь тысячи лет работал конвейер, который не давал людям заскучать, постоянно подогревал общественные отношения через развитие материального производства. Поэтому в этом регионе трудно выделить полный цикл от формирования народа до его исчезновения, как это бывало в северных районах, небогатых населением, а богатым природными границами.

- Значит, выходит, именно знания являются путеводной нитью любого народа?

- Можно сказать и так. Но я бы хотел уточнить, что знание в книгах, которые никто не читает, тщательно скрываемые знания жрецов еще не есть общественное богатство. Только то знание, которое осознано, выстрадано, добыто в упорной борьбе, овеществлено в орудиях труда или в методах ведения хозяйства, становится богатством народа и основой его могущества.

- Верно ли, что государство, имеющее более высокую культуру, сильнее?

- Конечно, нет. Я уже говорил, что до третьего тысячелетия наука и техника будут далеко не столь сильны, чтобы определять исход тех или иных столкновений. Но те страны, которые заботятся о науке и своих ученых, изначально имеют некоторое преимущество. Так, сильнейшее государство двадцатого века собрало лучшие мозги со всего мира и оставило позади самых опасных конкурентов. Огромные колонии захватили технически развитые государства девятнадцатого века. Почти без сопротивления рухнули крупные империи Америки под ударами лишь горсток хорошо вооруженных людей. А кто забыл про школы, про образование, про науку, тот рано или поздно должен пострадать от своей тупости.

- Вы говорили, что знания это не единственный фактор. Что вы мне покажете еще?

- Говорить здесь можно до бесконечности. И так ничего не прояснить до конца. Я расскажу вам еще только об одном моменте, на первый взгляд парадоксальном. Сплотить может не только знание, но и ложное знание. Я имею ввиду религию. Но надо сразу уточнить, что ложным оно считается с точки зрения абстрактной науки. А с точки зрения верующего его религия как раз является самой правильной, а его Бог непременным помощником и участником во всех его делах. Именно последняя точка зрения и имела решающее значение для народов на протяжении многих тысяч лет. Как бы то ни было, но религия регламентировала порядок в обществе и тем самым уже обеспечивала единение без каких-либо определенных целей, если не считать общие лозунги типа борьбы с неверными. Поэтому несомненна положительная роль религии как осознанного средства для объединения людей. А коллектив, как известно, гораздо сильнее, чем то же количество одиночек. Иногда особый эффект достигался, когда религиозное единение накладывалось на решение реальных насущных проблем, как это было у арабов или в Испании.

- Значит, ложное знание как бы заменяло недостаток правильного знания?

- Мне кажется, что именно так. Хотя религия настолько многообразна, что ее, конечно, нельзя объяснить одним махом. Таким образом, религия устанавливала порядок, приемлемый уклад жизни, не слишком расходящийся с реальными запросами населения. Порядок приносил пользу. Польза заставляла верить в правильность порядка и так далее. Такая скрупулезная религия как ислам не давала скучать человеку как ежедневными молитвами, так и вполне определенными задачами на жизнь каждому верующему. А вера и цель в жизни это великие вещи. Неудивительно поэтому, что и почти через полторы тысячи лет эта религия молода, имеет не менее миллиарда искренне верующих и уйму фанатиков, готовых на все. Религия здесь наложила свой глубокий отпечаток на развитие народов, и в общую схему их трудно впихнуть.

- Есть ли еще такие сильные религии?
- Насчет силы не скажу. Но еще об одной религии, давшей весьма неординарные последствия я, пожалуй, чуток расскажу. Был на Земле такой древний народ: евреи. В общем, народ как народ. Свободолюбивый. Но это тоже не редкость. Так вот за непокорность завоеватели решили не просто наказать его, а вообще выселить всех оставшихся в живых, чтобы они больше не портили настроение новым хозяевам их земель. Разумеется, никакого нового места для проживания взамен старого им не предоставили. Как правило, в таких случаях народ в лучшем случае смешивается с населением чужих стран и быстро исчезает как самостоятельная единица. Но в данном случае, распространившись почти по всему миру, этот народ не смешался с местным населением и не исчез. И две тысячи лет не терял надежд на возвращение своих земель и своей государственности.

- Как же это так получилось?
- Наверное, сами представители этого народов могли бы объяснить это лучше. И пусть они простят мне мое невежество. Но в плане сказанного о развитии народов я вижу здесь оригинальное сплетение сразу двух факторов, о которых я упоминал. Где бы ни жили евреи, они всегда стремились к объективным знаниям, к разнообразной деятельности, к ремеслам, к коммерции, тяготели к органам управления. Не раз они оказывали прямое влияние на судьбы государств. Это я к вопросу о пользе знаний. А теперь о религии. Религия евреев тоже регламентирует довольно мелкие вопросы, но в отличие от ислама она, скажем, не запрещала некоторые коммерческие операции и вообще не сильно мешала приобщению к объективным знаниям. Таким образом, удачное объединение двух факторов умножило силы этого народа. Хотя первоосновой здесь, конечно, надо признать религию, благодаря которой евреи чувствовали единение, находясь в самых разных странах.

- В чем же сила этой религии?
- Это мне, пожалуй, трудно будет объяснить. Здесь сплелись и история, и национальные особенности. Я упомяну только об одном важнейшем моменте, который вызывал самые противоположные отклики. Согласно их религии еврейский народ считался избранным, предназначенным для мирового господства. Вообще-то, хорошая мысль для объединения, для возникновения общих интересов. И не столь уж оригинальная. В той или иной степени все религии претендовали на правильность, на превосходство, на мировое распространение. Любой народ считал себя не хуже других, а как правило, и лучше. Тем более, что посторонних незаинтересованных судей не было. Но у евреев эта идея как-то особенно выперла наружу. С соответствующим отношением к местному населению, впрочем, отношением достаточно осторожным, затаенным. Представляете, как это могло нравиться местному населению, особенно когда иноверцы вовсю хозяйничают в стране. В общем, пришлось евреям сильно пострадать, и больше всего от конкурентов, от других претендентов на мировое господство. Однако если рассматривать с более широких позиций, то именно этот пункт о превосходстве, возможно, сыграл не последнюю роль в сохранении еврейского народа и его удивительной судьбе.

- Значит, ложное знание тоже ведет к процветанию народа?

- Вот это я как раз бы и не сказал. Я привел именно примеры-исключения с ложными знаниями, чтобы полнее отразить движущие силы в процессах формирования народов. На самом деле собственно правило для ложных знаний состоит в том, что такие знания ведут к краху. Такими примерами кишит история и не только в отношении народов и государств, а буквально во всем. Но если ошибки в домашнем хозяйстве дают себя знать очень скоро, то на уровне государств ошибочная линия, противоречащая интересам народа и самого государства, может проводиться годами и десятилетиями, пока не станет очевидной.

- Неужели так трудно отличить ложь от правды?
- Трудно, очень трудно. Даже при очень высоком уровне науки, даже когда религия давно утратила свое влияние. Дела в том, что знание, верное для одной страны, оказывается совершенно неверным для другой, расположенной, может быть, по соседству. Это самая распространенная ошибка, которая с завидным постоянством повторяется многие тысячи лет. Известен пример еще из глубокой древности, когда египетские специалисты по орошению нанялись в советники в Междуречье. Вроде и страны рядом, и климат одинаковый. А в результате вместо плодородных земель получилась соляная пустыня. Это, так сказать, мирный пример. А сколько примеров, когда завоеватели силой насаждали свои порядки! Разумеется, они всегда считали, что несут правильный порядок взамен неправильного. О результатах нетрудно догадаться. В мое родное время, в моей родной стране тоже сформировался новый социалистический строй, который сейчас пытается конкурировать со всем остальным, капиталистическим миром. Но только итог может показать, какой строй лучше. Да и если сравнение состоялось в равных условиях.

- Что значит "равных"?
- Представьте, пожалуйста, что вы сели играть в карты еще с тремя партнерами, и они договорились между собой ободрать вас как липку и выигрыш поделить между собой. Какой бы при этом вы ни были сильный игрок, скорее всего, вы проиграете. А придраться не к чему. Шулерства вроде не было. Хотя на государственном уровне бывает и не такое. Все ваши партнеры играли самостоятельно, друг другу не подмигивали и в карты не смотрели, подозрительно глупых ходов не делали. Все вроде бы честно. Но результат-то налицо. Так и моя страна села играть, хотя о джентльменской игре здесь не может быть и речи. Нетрудно представить наиболее вероятный результат, даже если новый строй лучше. Но как это определить?

- Я знаю как можно проверить. - Вдруг предложила дама. - Не было ли у вас случая, когда одному из тех трех игроков в карты приходилось играть с тремя вашими сообщниками?

- А! То есть наоборот?
- На да. Вот если бы вы проиграли, то тогда уж точно ваша новая модель хуже.

- Вы знаете, похожий случай действительно был. О нем мало кто знает. Но он ничего не решил. Естественно, трое оказались сильнее одного. Но я расскажу вам. Может, и еще кому-то полезно будет о нем вспомнить. При образовании нашей страны от нее откололся кусочек под названием Крым. Его тоже хотели присоединить. Но как-то сразу не получилось. Армия там большая стояла, вражеская, да и подступы хорошо охранялись. Так вот, местный правитель, некий барон Врангель, вздумал создать там самостоятельное государство с прежними капиталистическими порядками и своим личным примером показать превосходство старого строя. Именно экономическими методами, а не принуждением хотел он создать процветающее государство. То есть, хотел в честной борьбе выиграть экономическое соревнование и таким образом вернуть нашу огромную страну в лоно прежних порядков.

- Значит, он начал один против троих. И каковы были его шансы?

- Постороннему наблюдателю его идея могла показаться весьма перспективной. Не так уж далеко находились страны с такими же порядками. Можно было рассчитывать на широкую поддержку из-за рубежа. Рядом море, выход к мировому океану. А это флот, торговля, процветание. Климат там благодатный. Голод и холод не грозили. Гарантом независимости была мощная армия. Местное население от заграничного социалистического строя никаких благ еще не заимело и никогда ранее не вкушало. Ожидать от него серьезного противодействия не приходилось. Казалось бы, условия почти идеальные. По крайней мере, идеальных никогда не бывает.

- И что же, дело не пошло?
- Разумеется, нет. Сначала пошла жуткая инфляция. Никакой торговли, только бартер. Никто работать не рвется, хозяйство чахнет. Какие меры правительство ни предпримет, все хуже и хуже становится. Предприятия стоят. А за работу платить нечем. Армию кормить нечем. У населения, правда, есть припасы, особенно в деревнях. Но торговать ими никто не собирается, так как вместо продуктов можно получить только пустые бумажки или очень ненужные вещи. И никакими экономическими методами эту пробку пробить невозможно. Только силой отобрать припасы, хотя бы для армии. Представляете, как будет работать крестьянин, если у него над душой стоит солдат, который ждет результата, чтобы тут же его забрать?

- Почему же ничего не получилось, если в соседних странах все нормально проходило?

- Видите ли, хозяйственный механизм - дело тонкое. Очень маленькая деталь, как червоточина, может напрочь испортить этот механизм или запустить его в обратную сторону. Даже многие признанные ученые с мировым именем, как и древние завоеватели, думают, что можно просто перенести отлаженный хозяйственный механизм из одной страны в другую. Кстати, в примере с Крымом проблемы с ломкой не было. Так как новый механизм если и отличался от старого, то так незначительно, что без специалиста не разобрать. Причина краха оказалась в маленькой, но существенной детали. Население Крыма не сомневалось, что империя не смирится с потерей своего куска, а потому считало крымскую власть временной и не собиралось на нее надрываться. Этот пример не мешало бы знать тем правителям, которые делают все для того, чтобы их власть считали временной.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Путешествия в прошлое. Гл.54

Путешествия в прошлое. Гл.9

Глава 9. Выездное заседание Вскоре поодиночке и парами стали появляться "надежные и проверенные" люди. Сначала конопатая девица лет пятнадцати, потом парень с длинными волосами...

Путешествия в прошлое. Гл.5,6

Глава 5. У Соломона - Как, как он называется? - Заинтересовался подоспевший Морозов. - А-попо-пока... А? Мне кажется, это где-то под Ташкентом. У меня одного земляка услали тоже в...

Путешествия в прошлое. Гл.53

Глава 53. Первое воспоминание на актуальную тему Через два месяца упорных трудов туземцев база марсиан пала. Со смешанными чувствами великий ученый смотрел на пробитый синий диск...

Путешествия в прошлое. Гл.62

Глава 62. Третье путешествие в прошлое Когда дымка расселась, то дамы рядом уже не было. - Куда же она девалась? - Удивился Морозов. - Только что тут стояла. - Балда! Она сейчас...

Путешествия в прошлое. Гл.11

Глава 11. Достопримечательности Дездемоны О приближении столицы догадаться было нетрудно. Поезд замедлил ход. За окнами вместо черных стен тоннеля все чаще стали выглядывать...

Путешествия в прошлое. Гл.14,15

Глава 14. Вторая беседа с аборигеном - Пора снова трясти Петю! - Наметил план Колымагин. - А может, еще поисследуем? - Предложил Морозов, который сразу представил длинный путь от...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты