Путешествия в прошлое. Гл.20

Глава 20. Прения в парламенте

- Уважаемые лорды... Глубокоуважаемые гости! - Начал, поправляя рукой челюсть, председательствующий. - Мы очень рады такому пристальному вниманию к нашей скромной повседневной работе. - Лорд с трудом вытянул вторую руку. - Теперь, наконец, никто не станет говорить, что мы совершенно оторвались от народа. Что мы получаем щедрые подачки и подпеваем тому, кто платит. Что мы продажные проститутки и заботимся исключительно о собственном благополучии. Что мы специально затягиваем решение всех вопросов, чтобы они не решились без нас сами собой. Что все наши действия идут только во вред государству и на пользу врагу. Теперь никто не станет говорить, что в ответ на просьбы народа мы затыкаем уши...

- Не станет, не станет! - Поддержали из зала. - Теперь никто не станет.

Спикер поковырял в ухе, как бы проверяя готовность слушать народ. И продолжил:

- Если сегодня, наконец, нам удастся принять хоть какое-то решение...

- Удастся, удастся! - Крикнули снизу. - Ты не сомневайся, сэр.

- Если нам удастся принять решение, а в этом теперь нет никакого сомнения, то его по праву можно будет назвать гласом народа.

Один из стоящих за спиной погладил председательствующего по голове в знак одобрения. Лорд покосился от такой неожиданной поддержки и, прокашлявшись, продолжил:

- Видите ли, уважаемые сэры... Для принятия решения у нас есть небольшая заминка. У нас нет кворума...

Реакция зала была неоднозначной:
- Привести его сюда немедленно. И чтоб больше не уходил!

- А может, и без него обойдемся?
- Да на хрена он нам нужен!
- Мы и есть кворум!!

Председатель замялся и подошел к вопросу с другой стороны:

- Видите ли, мы не совсем уверены, что глубокоуважаемые гости равноценно представляют все слои общества и партийные направления...

За эти слова спикер немедленно получил затрещину сзади. Он пригнулся от неожиданности, еще раз откашлялся и продолжил:

- Разрешите мне от имени и по поручению парламента поприветствовать славных полноценных представителей нашего общества...

- Давай ближе к делу, сэр! - Посоветовали из толпы. - Кончай тянуть резину!

- Как вам всем известно, - встрепенулся сэр, - краеугольными для нас, для вас, для нас с вами являются три вопроса...

- Да ну! - Удивились в зале.
- Первый и самый главный вопрос это непризнание итогов мирового референдума...

Из толпы раздались разнообразные возгласы, свидетельствующие о разном уровне информированности гостей.

- Второй вопрос - о ликвидации компьютерных сетей. И третий - о закрытии газет.

- А в чем собственно дело? - Поинтересовались снизу наиболее любопытные.

- Чтобы не создавать предвзятого мнения, я не стану высказывать свои соображения, а поочередно предоставлю слово обеим фракциям. Сначала, я думаю, мы предоставим слово консерваторам, как более старой партии. Надеюсь, их политические противники не будут в обиде.

Председательствующий попытался выбраться с трибуны, возможно, с целью предоставить ее другому докладчику. Другой докладчик поднялся кресла, но не смог сделать ни шагу. Пока таким образом готовилось очередное выступление, Колымагин успел немного разъяснить товарищу смысл происходящего.

- У них две основные партии... Консерваторы, или в точном переводе хранители... Но у нас на родине в ходу именно "консерваторы", которых принято считать реакционерами. Вторая партия, я в газете прочитал, это "мувисты", или по-нашему лучше "подвижники". Правда, что они собираются двигать, я пока не понял. Если судить только по названиям, то это скорее всего радикалы, а может быть, даже революционеры. Я по ходу дела буду тебе переводить...

Представителем консерваторов оказался некий лорд Пелвис.

- Таз. - Мгновенно перевел Колымагин.
- Какой еще таз? - Переспросил Морозов. - Который в бане?

- Нет, это другой. - Колымагин ткнул товарища в зад. - Не мешай.

Лорд уже начал свою речь:
- Уважаемые сэры. Позвольте мне со всей признательностью...

- Короче, короче! Давай по делу.
- Гуд. - Сказал лорд. - Как вы все знаете, референдум провозгласил бессрочный мораторий на изменение географических топонимов...

- Давай своими словами, сэр! - Посоветовали из зала.

- Хорошо. Референдум запретил изменение каких-либо названий и вообще рекомендовал отмену названий на карте нашей планеты.

- Как же ориентироваться-то будем? - Поинтересовался народ.

- Так вот мы и говорим, то есть наша партия, что на референдуме совершенно случайно оказалось принято совершенно неправильное решение. Поэтому итоги референдума не должны быть признаны в нашей стране.

- Верно, верно. - Охотно согласились в зале.

Однако с противоположной трибуны вскочил другой лорд и завопил:

- Вы неверно информируете народ, даете однобокое, превратное представление о референдуме!

- А вам слова не давали, уважаемый лорд Интестайн. Вот когда дадут, то можете говорить сколько захотите. Я вам мешать не стану. Так что и мне не мешайте, сэр.

- В таких условиях до нашей фракции вообще может очередь не дойти. - Продолжал ерепениться оппонент. - Требую пересмотреть регламент!

- А никакого регламента нет. - Успокоил его лорд Пелвис. - По крайней мере сегодня. Так что и пересматривать нечего. Ха-ха-ха!

- Не смейте затыкать мне рот, сэр. Народ нас рассудит!

- Пусть тоже лопочет. - Снисходительно разрешил народ.

- Так вот я заявляю. - Оживился Интестайн. - Что вам дают лживую информацию. Отмена названий вовсе не затруднит ориентировку, а скорее наоборот, потому что вместо названий предлагается на первое время ввести номера. Например, привыкли вы к номерам домов на улице? А теперь будут пронумерованы и сами улицы. Это же новейшее достижение цивилизации. А представляете, каково сейчас работать почтальонам, городе несколько десятков тысяч совершенно неупорядоченных названий. А если еще каждый дом не имел номера, а только длинное название, тогда каково бы было?

- Верно говорит. - Согласился кто-то из зала. - А то у нас вокруг дома целых десять улиц Справедливости. Уж никто и понять не может, где какая справедливость. Так что к черту справедливость! Даешь референдум!

Видя такой неожиданный поворот общественного мнения, рот открыл снова лорд Пелвис:

- Ну что же вы несете, уважаемый сэр. Ведь и вы совершенно исказили информацию о прошедшем референдуме. Не слушайте его, уважаемые джентльмены. Вам всю жизнь хотят пронумеровать. Вместо столицы будете ходить по пятьсот двадцать второму городу. Поздравления будете посылать в тысяча сто тридцать первый, а брательника встречать из две тысячи девятьсот тридцать пятого. Это же бред полный! Вы же первые все перепутаете. Я точно знаю!

- Да, неудобственно получается. - Опять согласился народ. - Долой референдум!

Наступила очередь Интестайна:
- Какое бесстыдство! Вы только посмотрите на этого уважаемого сэра, столь нагло манипулирующего общественным мнением! Да разве дело только в удобствах почты! В конце концов, никто не собирается менять все названия на номера. А если и менять, то постепенно, сохраняя как прежние названия, так и подключая новую нумерацию. Но дело даже не в этом. Главная причина в том, что географические и прочие названия стали объектом политических игр, мелкими, но престижными победами в нечестной шулерской игре. Названия стали менять так часто, то туда, то сюда, то восстанавливать прежние, что стало совершенно невозможно определить, какое же является прежним, а какое новым. Референдум лишь призвал навести здесь порядок. И все! Поэтому необходимо немедленно признать итоги референдума. Для восстановления порядка и спокойствия в стране и во всем мире!

- Ура референдуму! Даешь референдум! - Прокатилось по залу.

- Да как же можно нести такую ахинею, да еще такому уважаемому сэру! - Вновь вступил в перепалку лорд Пелвис. - Известно ли вам, уважаемые джентльмены, каково важнейшее требование к нам наших извечных врагов южан, которые уже разгромили напрочь наши доблестные вооруженные силы и продвигаются вглубь нашей исконной территории? Они требуют именно признать итоги референдума. А эти уважаемые сэры им подпевают. Это же не сэры, а отъявленные предатели, которые только и мечтают, чтобы продать вас всех с потрохами. Поэтому признать итоги референдума, значит, сыграть на руку врагам. Долой итоги референдума!

- Долой референдум! Долой! Смерть предателям! - Кто сидел повскакивали со своих мест, собираясь от слов перейти к делу.

Слово взял снова представитель подвижников:
- Какую недостойную отъявленную клевету приходится нам слышать от столь уважаемого сэра! Наша принципиальная позиция не имеет никакого отношения к предательству. Как и сам референдум к развязанной войне. Ведь даже ребенку и даже самому глупому сэру прекрасно известно, что корни конфликта между двумя крупнейшими государствами планеты идут из далекого прошлого и не имеют никакого отношения к референдуму. Вековое соперничество, стремление к мировому господству это совсем другие вещи. И вся наша партия искренне сожалеет, что даже такое благое гражданское дело как референдум стало объектом грязных махинаций и инструментом решения своих проблем в корыстных целях. Наш замечательный референдум был первым шагом, чтобы мирно в спокойной обстановке приобрести первый опыт совместного взаимовыгодного решения общих животрепещущих вопросов. А разные сэры-мерзавцы пытаются опорочить наш невинный совершенно девственный референдум.

Некоторые зрители даже расплакались.
- Да здравствует референдум! - Прокатилось валом по залу. - Бей противников референдума!

Зал долго не мог успокоиться. Речь лорда Пелвиса была на этот раз более сдержанной:

- Господа! Мы спокойно должны решать поставленные вопросы. Объективно. Давайте посмотрим на официальные цифры по итогам референдума. Всего в нем приняло участие чуть более десяти процентов имевших право голосовать. А из них только половина ответила положительно. Таким образом, за принятое решение фактически высказался только каждый двадцатый, а по отношению ко все планете только каждый пятидесятый житель планеты. И теперь из-за воли этого одного пятидесятого затеяна такая жуткая свистопляска! Но господа! Это же несерьезно, совершенно несерьезно. Я понимаю и даже немного разделяю благие помыслы инициаторов референдума. Но нельзя всерьез принимать этот дешевый балаган, когда идет о важных мировых проблемах. Долой референдум!

- Долой! Долой балаган! Хватит в игрушки играть! - Согласился зал.

Но лорд-подвижник не собирался сдаваться и смело ринулся в бой:

- Прикрываясь так называемыми объективными данными, мой уважаемый коллега опять-таки совершенно извратил суть дела. Он не сказал вам малой детали. А именно, что референдум считается состоявшимся, если в нем примет участие хотя бы десять процентов избирателей. Так что никакой это не балаган. А законно состоявшееся мероприятие. Все формальности были строго соблюдены. И оспаривать их бесполезно! Да здравствует референдум!

- Ура. - Сказали в зале. Но как-то слабо. И недобро.

- Бесполезно оспаривать? - Вступил консерватор. - Да всем известно, что итоги референдума были подтасованы. А на избирателей оказывался беспрецедентный нажим. Некоторые государства вообще наотрез отказались принимать участие в этих недостойных игрищах, позорящих имя цивилизованного человека. И даже при всех этих беспардонных махинациях еле-еле удалось наскрести необходимые цифры. Такой референдум, уважаемые сэры, нам не нужен! Долой референдум!

- Долой. - Слабо пронеслось по залу. И наступила зловещая тишина.

- По-моему, сейчас побьют и тех и других. - Шепнул Колымагин на ухо товарищу. - Кажется, я догадываюсь, кому тут позже понаставили столбиков.

Тем не менее консерватор, скорее по инерции, продолжил спор:

- Итоги референдума признаны большинством государств, и спорить о его законности уже не имеет смысла. Только наша страна с ее традиционной вековой медлительностью никак не может сказать ни да, ни нет. А сказать надо: да!

- Да. - Согласился подвижник. - Спорить бесполезно, потому что все этапы проведения референдума были незаконны. Напомню, что условия проведения, в частности граница в 10 процентов, были приняты на секретном, совершенно нелегитимном собрании нескольких мужиков в какой-то глуши. Причем все цифры были взяты с потолка. Нет - такому референдуму!

Наступила зловещая тишина. Народ исчерпал слова и только сжимал кулаки.

- Кто из них за нас? - Задал Морозов вопрос, мучивший его долгое время.

Председательствующий взял слово, чтобы разрядить обстановку. Он предложил перейти ко второму вопросу, а о решениях подумать потом.

- Сейчас узнаем, кто за нас. - Пояснил Колымагин. - Сейчас мы разберемся, кто против прогресса. Но лучше бы этого не знать... А то, кажется, мы тоже сейчас заработаем себе надгробие...
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Путешествия в прошлое. Гл.20

Путешествия в прошлое. Гл.9

Глава 9. Выездное заседание Вскоре поодиночке и парами стали появляться "надежные и проверенные" люди. Сначала конопатая девица лет пятнадцати, потом парень с длинными волосами...

Путешествия в прошлое. Гл.5,6

Глава 5. У Соломона - Как, как он называется? - Заинтересовался подоспевший Морозов. - А-попо-пока... А? Мне кажется, это где-то под Ташкентом. У меня одного земляка услали тоже в...

Путешествия в прошлое. Гл.53

Глава 53. Первое воспоминание на актуальную тему Через два месяца упорных трудов туземцев база марсиан пала. Со смешанными чувствами великий ученый смотрел на пробитый синий диск...

Путешествия в прошлое. Гл.62

Глава 62. Третье путешествие в прошлое Когда дымка расселась, то дамы рядом уже не было. - Куда же она девалась? - Удивился Морозов. - Только что тут стояла. - Балда! Она сейчас...

Путешествия в прошлое. Гл.11

Глава 11. Достопримечательности Дездемоны О приближении столицы догадаться было нетрудно. Поезд замедлил ход. За окнами вместо черных стен тоннеля все чаще стали выглядывать...

Путешествия в прошлое. Гл.14,15

Глава 14. Вторая беседа с аборигеном - Пора снова трясти Петю! - Наметил план Колымагин. - А может, еще поисследуем? - Предложил Морозов, который сразу представил длинный путь от...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты