Прогулка босиком по лесу

За мной никто не гнался! Свобода! Уррааа!!! Ноги летели по земле, ничего не ощущая. Ни веток, ни кочек… Словно ветер, я летела вперед. На голос совы. Голос был слышен сильно вдалеке. Я летела сквозь заросли, не разбирая пути, если таковой был.
Прогулка босиком по лесу
Внезапно ноги не ощутили под собой твердой почвы, и я с приличной высоты шлепнулась в кустарник. Через секунду весь лес услышал мой отборный мат и вой. Кусты были не просто колючими, они были очень колючими, и я ухитрилась собрать все колючки! Все!

К тому же я, кажется, подвернула ногу. Я осторожно села, достала фонарик и осмотрела ногу. Она потихоньку стала распухать и темнеть. Ну, здорово! Только этого мне не хватало! Осторожно встав на ноги, вернее, на одну ногу, а на другую – изредка опираясь, я побрела сквозь кусты вперед. Назад забраться я бы уже не смогла. Вперед, впрочем, продвигаться у меня тоже не совсем получалось. Кусты цеплялись за все и царапали тоже все. Если я наступала на колючую ветку, ногу пронзала боль. На вторую ногу нельзя было наступить – она тоже болела, и сильно. Я падала раза два, потом поднималась и снова падала. В итоге до меня дошло, что проще идти на четвереньках. Что я и сделала. Во-первых, колени были закрыты штанинами, а локти – курткой, на голову я надела бейсболку, которую мне заботливо положила Анжела, а на лицо завязала огромный носовой платок, который валялся в моем рюкзачке с не знай, каких времен. Передвигаться стало легче, и дело пошло веселее. Не знаю, сколько прошло времени, но когда начало светать, мои руки нащупали просто землю впереди. Я сделала последний рывок и выбралась из зарослей. Неподалеку от меня было две ели. Я подползла к одной из них, забралась между ее нижних веток, свернулась клубочком и заснула.

Я видела себя в жилище шамана. Того, который умер при мне во сне. Я выбралась из жилища, и оказалась на полянке. Мужчина, который тоже к шаману приходил, стоял неподалеку и смотрел в небо. Я подошла к нему поближе и окликнула его. Он меня не слышал. Я понимала, что это может быть потому, что все происходящее со мной – сон. Но сдаваться не хотела. Пришлось осторожно дотронуться до него. Никакой реакции. Что же делать? И кто он? Почему я его второй раз во сне вижу? Замахнувшись рукой, я достаточно сильно шлепнула его между лопаток. Дальше дотянуться не получилось. Сработало! Он обернулся! Но меня все равно не увидел. Он глупо озирался по сторонам, стараясь определить, кто над ним хотел подшутить. Я же в это время внимательно вглядывалась в его лицо. Этот мужчина был по-своему красив: высокий, крепкого телосложения (как у тяжелоатлетов), длинноволосый… И я его знала! Но откуда! Вот если только сбрить бороду, так…. Собрать волосы в косичку или в хвостик… Получился….

Байкер! Как же я раньше не догадалась! Байкер, тот, кто меня охранял! И он меня тогда у шамана если не увидел, то почувствовал. Это точно. И вот откуда он обо мне все знает!

Значит, это он прошел весь путь, а потом про него сложили легенду! Но он сильный, а я – не знаю, какая я. Неосторожная, это наверняка. Как теперь пойду, и пойду ли дальше – не знаю. Больно, больно, больно! Ох, как жжется!

Я проснулась оттого, что ощущала невыносимое жжение во всем теле. Я выползла кое-как из-под еловых веток и осмотрела себя. Царапины воспалились и покраснели, нога приобрела лиловый оттенок в районе лодыжки, а вторая нога пестрела следами шипов. Было бы неплохо, чтоб йод под рукой оказался, что ли. Хотя бы. Или зеленка.

Сквозь ветви пробивались лучи утреннего солнышка, а в кронах деревьев щебетали птички. Надо путь продолжать. Я пошла, глядя на лучики. Как ни странно, но получалось что-то вроде дороги. Когда дул ветерок и верхушки деревьев покачивались в такт, лучи играли по траве, по земле. Создавалось впечатление, что дорога живая. Что она вьется, словно змея, по земле. Я шла за лучиками, пока те отражались на земле. Вдалеке раздавался шелест ручья. Пройдя еще метров двадцать, я оказалась в сосновом бору, посреди которого тек ручеек, спускаясь в долину. У меня с собой была вода в бутыли, но каждый путешественник меня, думаю, поймет. Одно дело – вода из бутылки – чистая, но хлорированная! Другое дело – прозрачная, как хрусталь, вода из ручья. Студеная, чистая, живая! Зачерпнув ладонями воду, я умыла лицо. Ох, и ледяная она! Как здорово! Как освежает! Потом я напилась водой вдоволь, намочила носовой платок, и промыла ей все царапины и ранки. Пришлось, конечно, и с занозами повозиться, но и они сдались, в конце концов. Я легла на землю и подставила тело солнышку, которому светить в сосновом бору ничего не мешало. Стало тепло, хорошо. Боль прошла, и я почувствовала необычайную легкость. Вода! Ручей! Точно! Должен быть камень где-то или дерево упавшее. И зверь тоже где-то рядом должен гулять. А может, это все легенда? И, может, я и так смогу перейти ручеек? Я привстала на ноги и присмотрелась. Нет. Просто так не получится, потому, что подвернула ногу. Нужно искать место переправы. Кое-как я сползла вниз по течению ручейка. Камня не было. Потом заползла вверх. Результат – ноль. Я опять попила водички, намочила носовой платок и приложила его к больной ноге. Осмотрелась. Здорово! В метрах пятнадцати от меня росла дикая малина. Именно малина. У меня с собой в запасе были сухари, но расходовать их я бы не захотела. Тем более, сейчас. Надо будет перейти ручеек и попробовать отыскать поселок какой-нибудь, чтоб оттуда дозвониться до дома. Тогда меня заберут, и я спокойно пойду диспансер, в частную клинику, приведу в порядок нервы и стану нормальным человеком.

Ягоды были мелкие, но сладкие. Лакомство для медведей. Медведей! А вдруг они здесь водятся? Даже на Павловке водятся! А тут – наверняка. Мои мрачные мысли прервал плеск воды. Сразу стало страшно. Я резко обернулась на звук. Ничего.. Странно. Стоп! Вот где я могу перейти! И никакого дерева мне не нужно! Но разве они там были раньше?

Неподалеку от себя я увидела вполне сносное место для переправы – камушки выступали из воды и образовывали что-то вроде дорожки. Скорее всего, мне сейчас будет очень больно и скорее всего они скользкие, но попробовать стоит. С таким настроем я стала перебираться с камня на камень. Естественно, посредине ручья моя нога сорвалась, и я с визгом очутилась по пояс в воде между камушков. Выбираться из ледяной воды уже не было смысла. Шагая по дну ручейка и цепляясь за камни, я, наконец, перешла его.

Когда я вышла из воды, я быстро стала снимать с себя всю одежду, так как она все равно была мокрая. Я смотрела то на свои ноги, но на землю, и в процессе переодевания заметила, как по земле кто-то пробежал. Я тут же осмотрелась по сторонам. И кто это такой мелкий? То в воде плещется, то по земле бегает? Нет, был бы хищник, я бы его сразу заметила – они все крупные. Может, лиса? Или заяц? Я медленно пошла подальше от ручья. Послышался плеск. Вновь. Я вновь оглянулась. Камней не было! Не было, и все тут! До моих ушей долетел еще один звук. Жуткий, знакомый мне из снов и видений. Это было клацанье. Из кустов малины на меня смотрел кто-то крупный и темный и клацал зубами. Потом ЭТО вышло из своего укрытия и приблизилось к воде. В моем горле застрял крик, но было так страшно, что сейчас у меня бы даже дыхания не хватило, чтобы закричать. Тварь прыгнула, но с рыком была отброшена назад, как будто ударилась о невидимую преграду. Вода! Все же это и есть тот самый Ручей! С дерева на тварь упало камнем что-то маленькое и стало с визгом драть его шкуру в клочья. Тварь зарычала, сбросила с себя моего маленького защитника и скрылась в чаще. Я вернулась к ручью, но, ни следов борьбы, ни следов обоих существ не было. Я пошла прочь от этого места. Прямо и не сворачивая, что бы на пути ни было.

Часа через два (по ощущениям, потому что часы мои куда-то делись еще вчера) я вышла на полянку. Место было менее мрачное, чем лес. Пообедав на траве, я расслабилась и задремала. Тварь по ту сторону ручья (если она вообще была), вокруг красота – лес, озеро небольшое на том конце полянки, высокая трава, множество цветов, птицы так хорошо поют! Пора отдохнуть самой, дать отдых ноге…

В доме прабабушки было светло. Солнышко весело светило в каждое окошко, его лучи отражались на сосновых досках, на смоле, местами струившейся из распиленной когда-то древесины. По углам дома и на чердаке висели связки травы, которая должна была в будущем принести исцеление от различных недугов жителям деревни или нам. Я сидела за столом, держа в руке старую кружку, наполненную ароматным травным чаем. Судя по запаху, в чае были чабрец, мелисса, ромашка и еще много чего, названия и назначения чего я не знала. Рядом с заварником на столе стояло блюдо с пирожками. Такие пирожки были только у моей прабабушки. Тесто она ставила на хмелю, по старинке.. Выдерживала опару несколько дней. Мы тогда с братиком слюнки пускали, канючили о пирожках, а прабабушка тихо улыбалась, называла нас проказниками и грозила пальцем. Самое интересное, что она готовила пирожки так, что даже без сахара они были хороши. То добавит какой ароматной травы в тесто, то сделает начинку из разных лесных ягод… Мы их с ней вместе собирали – черемуху, землянику. В общем, лакомства подобного рода были у нее на столе всегда. К ней часто заходили соседи, кто поболтать, кто попросить чего от болезни, у кого скотина вдруг захворала… Она всем помогала. Она знала толк в целительстве. Я сделала небольшой глоток чая. Вкусно! Тут дверь отворилась, отодвинулась марля, спасавшая нас от мух и комаров, и в комнату вошла прабабушка. В руке у нее была охапка подорожника. Я поставила кружку с чаем на стол, встала и, хромая, подошла к ней. Мы обнялись, и я разревелась – так я по ней соскучилась. Она погладила меня по голове и тихо сказала: «Бедная девочка моя». Шевельнулась марля, и в комнату вбежала кошка. Она удобно устроилась у окна и стала энергично умываться.

Я понимала, что это сон. Хотя и говорят, что если мертвые приходят к тебе во сне, то пора к ним прийти на могилу, или что они хотят о чем-то предупредить, но я всегда рада увидеть ее во сне. Хотя бы во сне, если так на могилу нам, мусульманам, кроме одного дня в году, ходить не полагается. Иногда я просыпалась в слезах, а иногда – в радости. Потому что мы с ней разговаривали о многом. Я ей рассказывала, что и как, а она слушала и улыбалась, или, если дела были не очень в семье, вздыхала и качала головой. В этот раз я ей рассказала про сны, про нечисть, которая за мной гонялась, про необычного мотоциклиста, который, якобы, и был тем самым путешественником, и многое другое. Она меня выслушала спокойно, потом усадила на скамеечку, стоящую возле двери, и села рядом. Взяв мою травмированную ногу в свои теплые, добрые, немного шершавые ладони (а как же! она же труженица!), она стала что-то бормотать и дуть на ногу. Прочитав то ли молитву, то ли заговор, она положила листья подорожника на больное место. Потом она вновь прочитала заговор, трижды сплюнула в сторону, взяла из солонки со стола щепоть соли и посыпала ей небольшой участок кожи, рядом с растяжением. Боль постепенно стала спадать, а потом и вовсе прошла. После этого она меня крепко обняла еще раз, поцеловала в обе щеки, и, со словами: «Еще как-нибудь поговорим», резко от себя оттолкнула. Я полетела назад, в сторону двери и…

***
Проснулась на полянке. Сон даже не пытался выйти из головы, все увиденное стояло перед глазами, как будто было на самом деле. Я резко приподнялась на локтях и посмотрела на ногу. ОНА БЫЛА В ПОЛНОМ ПОРЯДКЕ! Как будто я и не падала вниз с высоты. Мало того, все царапины полностью зарубцевались, и сукровица из них больше не сочилась. Я проспала достаточно времени, потому что солнце было почти на горизонте. Вскоре оно зайдет за его линию, и на все вокруг опустится туман. Я решила проверить одежду, которую перед сном разложила сушиться на траве около себя. Одежда высохла, все, что было на мне – тоже. Значит, пора идти дальше. Я двинулась к озеру. Как мало для счастья надо! Просто две здоровых ноги, которые могут ходить! Спасибо тебе, прабабушка, ты мне очень-очень помогла! Пусть тебе будет хорошо на небесах, хотя, если судить по моим снам, ты нашла этот рай. Ты просто продолжаешь жить, но не совсем рядом с нами, а в каком-то другом измерении, нам недоступном. И так же лечишь людей и зверей, так же ходишь по лесам и полям одна в поисках целебной травы.

Пока я шла, солнце село за горизонт. Его багряные лучи отражались еще на верхушках деревьев, но стало уже заметно прохладнее. Тем более, я была в горах. До озера осталось совсем немного. Когда темнота завладела этим миром, я оказалась рядом с этим чудесным, похожим на зеркало, озером. Его вода была безупречно гладкой, ни одной волны не было видно. В зеркале воды отражались деревья, звезды и луна – огромная и желтая, как сыр. Все вокруг напоминало сказку. Мне же вскоре предстояло еще раз искупаться за сегодня – ведь путешественник перешел озеро по дороге из камней. Он шел по лунной дорожке. Там-то камни и были. Если он был огромным и вода ему доходила до подбородка, то что же делать мне? С моим-то ростом? Тем не менее, я разделась догола и, сложив вещи в рюкзачок, зашла в воду в том месте, где была лунная дорожка. Камней под ногами не оказалось. Просто ровное и твердое дно. Вода меня тоже порадовала. Нагревшись за день, она была приятным контрастом с окружающим воздухом. В озере было сейчас теплее, чем на воздухе. Да и шла я не по глубокому месту – даже самое глубокое здесь место оказалось мне лишь по грудь. Я бы тут даже с больной ногой бы перешла, наверное.

На другой стороне озера я вытерлась джинсовой курткой, оделась и перекусила сухарями. Немного сухарей я оставила на земле, немного бросила в воду. Чтоб все с легендой совпадало. Вдруг рядом со мной раздался шелест крыльев. Я была готова уже завизжать, когда в свете луны увидела сову. Она все махала крыльями в воздухе, не решаясь сесть на землю. Я поняла, что мне нужно делать. Медленно вытянув руку, я приготовилась к уколу когтями. Но сова на руку мне села очень осторожно, совсем не причинив боли. Свободной рукой я погладила птицу, потом осторожно прижала руку и легонько обняла птицу. Она не вырывалась, не улетала, а просто сидела на моей руке и смотрела по сторонам, осторожно держась коготками за мою руку. Так мы и сидели – сова – на моей руке, я осторожно гладила ее перья второй рукой. А потом я незаметно провалилась в сон без сновидений.

- Кар! Кар! – где-то прокаркала ворона.
- Ку-ку! Ку-ку! – отозвалась кукушка.
- Дррррр! – раздался стук дятла в ответ.
Я проснулась. Сова улетела. Наверное, если была. Нет, она была! Так хочется, чтобы это маленькое чудо было правдой! Скорее всего, кто-то добрый пытался меня удержать от прогулки по ночному лесу. Боялся, что заблужусь или еще какие приключения заработаю.

Пока я шла к лесу сквозь густой как молоко туман, моя одежда впитала в себя всю влагу, и через пятнадцать минут я уже пробиралась через поле, съежившись от утренней прохлады и мелко дрожа. Когда я добрела до леса, туман остался позади. Пришлось подниматься все выше и выше, пока я не оказалась на вершине небольшого холма. Здесь уже не было никаких других деревьев, кроме сосен, и бор был залит нежным светом восходящего солнца. Туман побывал и здесь – об этом свидетельствовали капельки росы на траве и на иголках сосен. Как они блестели! Но что это? Сосны росли все реже и реже, впереди открывалась опушка. Я направилась к опушке и на полпути остановилась. У меня перехватило дыхание от того, что я увидела. Кедр! Чудесный кедр, как во сне! Он возвышался надо всеми деревьями, он стремился в небо! Огромный, толстый ствол, грубая кора и гигантские ветви отличали его от других деревьев. Под ветвями кедра и был мой завтрак. К тому же, если я видела это дерево во сне, если я видела его на фотографии (кстати, как ее могли сделать, была ли она вообще?), то теперь я просто обязана была на него залезть! Так же, как и во сне, уцепившись руками за ветки, я забралась на нижний ярус дерева. Солнце всходило выше, и наверняка вид с этого дерева был потрясающим. Я залезла достаточно высоко, прежде чем остановилась и сделала передышку. И вообще, стоило ли лезть дальше. Я осторожно свесила ноги с ветки, обняв ствол могучего древнего дерева одной рукой и слегка привалившись к нему боком. Сделав это, я тут же почувствовала какое-то странное движение. Оно было внутри дерева! То ли вибрация, то ли звук, как будто дерево изнутри звенело. Я прижалась к стволу ухом и прислушалась. Так и есть! Это не просто было древнее дерево, это был самый настоящий звенящий кедр. Я-то думала, что все это выдумка, про кедры, что это только рекламный ход, чтобы доверчивый народ покупал книжки и обрубочки дерева, якобы обладающего целительной силой. Но если верить тому, что сказано в книге, то дерево страдало от того, что внутри него накопилось множество информации, пришедшей из Вселенной. Меня книжка про Анастасию впечатлила сильно, и я точно помнила, как помочь дереву. Нужно было только соблюдать большую осторожность. Мне пришлось залезть еще выше, почти к верхушке. Когда я повернула голову от ствола дерева, когда я увидела все огромное пространство, которое было вокруг меня, и весь лес, который был внизу, меня одолел дикий страх. Руки вцепились мертвой хваткой в дерево, и никак не хотели разжиматься. В животе стало холодно и мерзко. Однако надо было действовать. Иначе могли найтись те, кто тоже верил в звенящие кедры и кто был не прочь сделать на этом деньги. Тогда не останется ни реликтового дерева, ни того необычного места, по которому я ходила уже второй день.

Крепко держась ногами за ствол дерева, я подтянула руками к себе одну из древесных веток и, направив конец ветки от себя, отломила ее конец. Затем я выпустила ветку, и та со свистом распрямилась. На моих глазах стало происходить нечто невероятное. Из разлома стал струиться пульсирующий луч света! Звон же в дереве, по моему ощущению, как будто бы уменьшился. Свет струился ввысь, в бесконечность; внизу пели птички, а туман растворился в теплых лучах солнца. Вот потому-то ты мне и снился кедр! Тебе нужна была моя помощь. С этими мыслями я постепенно перебиралась с ветки на ветку, пока мои ноги не коснулись земли. Сказав кедру «До свиданья», я продолжила путь по лесу, идя вдоль обрыва. Следом за обрывом дорожка раздваивалась. Встав на перепутье, я решила проверить, будут ли меня звать голоса, как они звали путешественника.

- Лейсян! Лейсян! Доченькааааа! – меня звала мама. Это был ее голос! Но как они меня нашли? Сотового я с собой не брала, да и старая модель у меня. Ее так не вычислишь!

- Мама, я здесь! – закричала я в ответ, чтобы она пришла прямо ко мне. Хорошо, если здесь неподалеку есть какое поселение или дорога.. Дай Бог, чтоб она тут сутками не плутала.

- Лейсян! Идууу! – раздалось в ответ, и вдалеке я услышала, как кто-то пробирается через лесные дебри. В это же время раздался шорох с другой стороны. Если это и был человек, то пробирался он сквозь заросли слишком шумно. Нет, так человек идти не может. Наверное, это крупный зверь. Черт! Черт! Если мама и я встретимся с медведем, то тогда нам обеим крышка! Не верю в то, что медведи не бросаются на мертвых! Они же едят падаль! Если мы притворимся мертвыми, то мы тоже будем считаться падалью, а значит, будем съедобными.

- Мама, сюда медведь идет! Уходи быстрее! – закричала я, пытаясь ее остановить.

- Лейсяааан! Идуууу! Доченькааа!!- она все же продолжала идти ко мне. Шорох раздавался ближе. И кто-то второй тоже был уже не так далеко.

- Мамочка! Да стой же ты! – я развернулась и почти сорвалась с места, как вдруг мне на голову что-то упало. Я посмотрела вниз – это была здоровая, больше чем мой кулак, кедровая шишка. Странно, кедр-то ведь позади остался. Я подняла голову. Белок тут тоже нет. Да и зачем им далеко уходить от места приема пищи.

- Лейсяяян! – снова раздался голос.
Тут до меня дошло. Спасибо тому, кто бросил мне шишку на голову, потому что я едва не сбилась с пути! И звала меня не мама. Вполне возможно, что кто-то с совсем нечеловеческим обликом подражал ее голосу. И искушал меня. Я пулей полетела сквозь кусты и ветки. Теперь я бежала не вправо, не влево. Теперь я бежала сквозь лес, по бездорожью. Потому что это и был единственно верный путь. Чем дальше я бежала, тем выше становились деревья, тем тоньше были их стволы, и тем больше веток было на вершинах, а не внизу. Опять сосновый бор. Но какой! Наверное, если бы у нас до сих пор изготавливали корабли из дерева, то эти сосны идеально бы подошли для этих целей. Я перешла на шаг, потом просто села на торчащий из земли камень и решила передохнуть. Ну и перекусить заодно было бы неплохо. Доев остатки сухарей и запив их небольшим количеством воды, я продолжила свой путь. Шорохов за спиной уже не раздавалось. Невидимые преследователи поняли, что от меня толку мало, и отстали. А как они хитро поступили! Словно прочитали меня. Понятно, что если бы я услышала пение или чей-то зов, то я бы не поверила и не пошла бы туда, откуда он раздавался. Но если меня звал родной человек и если он был в опасности? То, что тогда? Вы разве бы не пошли на помощь тем, кого любите? Я бы пошла, и я собиралась уже пойти! Представляю, как они оба были бы рады такой добыче. Чудесный лес все тянулся и тянулся. Потом я поднималась по холму, потом подъем стал круче, пришлось почти ползти на животе по склону холма. Я набрала земли под ногти и, кажется, сломала один на указательном пальце. Когда подъем закончился, я осторожно намочила платок и промыла ранку на этом пальце. Остатки воды я выпила. Рюкзачок мой стал гораздо легче с того момента, как я пошла через лес. Теперь либо я на месте, либо я погибла. Что я увижу утром? Сбудется ли все, о чем я прочитала? Нашла ли я Место Силы?

Я легла на камни. Потом я по очереди стала вытягивать то руки, то ноги, чтобы снять напряжение. Прохладные камни утолили ноющие боли в спинных мышцах, а упражнения уняли дрожь в ногах. Светило солнышко, но уже было не жарко. Еще час-полтора, и оно пойдет в гости в другие страны. Нам же останется темнота. Под теплым солнышком я и заснула. Мне снились кошмары: то я видела, как мама по лесу убегает от медведя, то как он ее поймал, то как я пинаю медведя и того пьяного парня ногами. Потом мне снился мой дом и электричка, в которой я ехала в сторону своего сада. Только из окна ее мне виделась птица, которая медленно спускалась все ниже и ниже. Через какое-то время эта птица стала атаковать окно электрички, с разлету врезаясь в то окно, в которое я смотрела. Потом мне снились коллеги, которые сочувственно качали головой и говорили родителям, что «жаль, что она сошла с ума», что «это не лечится», что «придется ее уволить по причине нетрудоспособности». Мама плакала, а у папы был такой вид, что он с горя стал спиваться. Брат мой тоже стоял рядом со мной в смирительной рубашке. Рукава и у меня, и у него были завязаны в узел за спиной. Потом я лицом к лицу столкнулась с противной цыганкой, она нагло выхватила у меня ключи от квартиры и пошла ее грабить. Потом я видела, как что-то черное и бесформенное на части рвет белую кошку, которая случайно оказалась около помойки. Потом я увидела, как на мою руку завязали что-то гладкое и скользкое. Мне стало противно, и я проснулась.

По моей руке полз ужик. Кажется, ужик. Он уполз куда-то по своим делам, а я проснулась. Почти стемнело. Сон прошел, хотя тяжесть и тупая мышечная боль не отпускали меня. Да, спать я сейчас точно не буду. Если мне еще что-нибудь приснится из того, что я видела сейчас, то я точно с ума сойду. Окончательно. Я вытерла слезы, катившиеся из глаз, успокоилась и осмотрелась. Мне предстояло забраться еще выше. Но… Моя дорога бы сейчас пошла по камням. Стоп! Дорога! Дело в том, что в холме была расселина. Только ее от меня вначале закрывали кусты. Думаю, что мне не в гору, а именно сюда. Она, конечно, узкая, но и я не похожа на мисс-колобок! В подтверждение моих мыслей в расселину влетела птичка и исчезла в ней. Знак! Точно знак! Значит, мне туда! Я подошла к щели и осторожно протиснулась между камней. Я думала, что меня ожидает небольшая прогулка между скал, а дорожка оказалась гораздо длиннее, чем я ожидала. Через какое-то время наступила полная темнота, и единственное, что я могла видеть в этой расселине – это было звездное и чистое небо наверху. Камни постепенно отдавали тепло, и мне становилось прохладнее и прохладнее. Теперь я просто тупо продвигалась вперед, потому что смысла идти назад я не видела. Может, окончание дороги за поворотом? А я сверну с пути… Паника стала охватывать меня. В какой-то момент приступ паники был такой сильный, что сдавило грудь, и я остановилась, чтобы сделать несколько глубоких вдохов и успокоить вырывающееся из груди сердце. И все же хорошо, что у меня нет клаустрофобии. Иначе я бы умерла на первых шагах. Или мне просто стало бы очень плохо. А так я только буду иногда останавливаться и приводить дыхание в порядок. Ну и руку, которая несет рюкзачок, поменяю. Поменять его можно было, только перекинув его над головой. Вот такой узкой и была моя дорога. Время от времени мимо пробегал кто-то мелкий или наверху пролетали птицы и шуршали ветками деревьев. Мне становилось страшно, потому что я точно помню, как выглядело то существо, которое не смогло перейти ручей. Мне больше с ним встречаться не хотелось. Что делать? Я перестала считать время и просто пробиралась дальше и дальше.

Не знаю, сколько прошло времени, но я вышла из этой расселины на небольшой выступ. Видимо, небо все же не было таким чистым, так как луна была закрыта облаками. Я видела, что я на выступе, но я не видела, насколько он высоко от земли и насколько он безопасен. Лучше продолжить путь завтра. Или вернуться обратно. Узнаю. Я легла спать.

Вокруг меня была темнота. Светила огромная белая луна. Она освещала тонюсенькую полоску белого кораллового песка, что пролегала между двумя океанами. Она разделяла их надвое одной полосой, которая, казалось, вот-вот исчезнет, будет смыта волнами одного из них. По песку тянулись следы. Как будто кто-то полз по нему на четвереньках. Этот кто-то был очень маленьким. Вдалеке на песке темнело пятнышко. Вода в океанах была темного холодного глубокого зеленого цвета. Секунда, и с обеих сторон вынырнули и вернулись обратно в воды летящие рыбы. Их серебристые плавники блеснули в свете луны, и оставили после себя лишь брызги и ощущение чего-то нереального. Пятнышко удалялось от меня, а я пыталась его догнать. Луна отражалась в воде серебристым светом. Дул теплый ветер, наполненный солью и влагой. Ноги утопали в песке. Я ускорила шаг, и теперь пятнышко становилось все ближе и ближе. Через несколько минут я приблизилась вплотную к тому, что мне издалека показалось пятнышком. Это была морская черепаха. Она упрямо перебирала лапками песок, стремясь вперед. Я решила ее поднять и понести в руках, наклонилась и протянула руки, как вдруг черепаха щелкнула челюстями у меня перед рукой и тихо зашипела. Я удивленно спросила ее:

- Но ведь я хочу помочь! Тебе так тяжело ползти!
- Это мой путь, и я буду ползти столько, сколько нужно. – еле слышно ответила мне черепаха, – и ты не торопись, пройди свой путь, как нужно.

- А если будет опасно? – спросила я.
- Не бойся. Ты не одна. Тебе только кажется, что ты одна. – тихо сказала черепаха.

- А если будет трудно? – не унималась я. Да и вообще, вопросов было море.

- Верь и не отступай! Ты придешь к цели. – успокаивала меня она.

- Я не знаю, сколько мне еще идти. – пожала плечами я в ответ.

- И я тоже. Давай остановимся ненадолго. – предложила черепаха.

- Давай, только зачем? – удивилась я.
- Сейчас увидишь! Смотри! – и черепаха сильнее вытянула свою сморщенную шею и посмотрела наверх. Я последовала ее примеру. И тут небо разрезал один светящийся луч, потом второй, потом еще несколько из них перекрестились в небе. Падающие звезды! И как низко были звезды от нас! Казалось, до каждой из них можно было дотянуться рукой. А звездопад продолжался, озаряя небо чудесными отблесками… Пространство и время!

Бесконечность! Вся Вселенная была открыта перед нами!

Что ж, я пройду свой путь, как положено!
Я проснулась. Еще не рассвело, и туман закрывал весь обзор. Если в чашку с капуччино насыпать немного корицы в центр пенки, то получится приблизительно такая же картина, которую я видела сейчас. Я, как будто, была на том самом островке из корицы, в то время как густая молочная пена закрывала все, что было внизу. Никакой силы я не ощущала. Только холод и усталость – результат недоедания и недосыпа. Я привалилась спиной к холодной скале и тихо заплакала. Одна. Я одна. Я не нашла его и зря моталась по лесу. У меня закончилась еда и вода, так что теперь придется выживать на подножном корме. Мои друзья и близкие сейчас дома или, может быть, ищут меня. Кто-то ткнулся мокрым носом в мой локоть. Я открыла глаза. Передо мной стояла кошка.

- Зачем ты плачешь? – спросила она.
- Потому что я сошла с ума, заблудилась в лесу и теперь неизвестно где.

- А еще почему?
- Потому что все было не совсем как по легенде, и закончилось не так, как в ней.

- В смысле?
- Места Силы нет. Я не знаю, куда я пришла. Хотя и шла по знакам, или так мне казалось!

- Так ты до сих пор не поняла?! – удивленно воскликнула кошка.

- Что я до сих пор не поняла! – я перешла на крик. – Я сошла с ума, мне черт-те что мерещится, и я поверила глюкам и сама не знаю как, убрела не знаю куда! – Вот что я поняла! – выкрикнула я.

- Нет, ты не поняла! – улыбнулась кошка.
- Так скажи мне!
- Когда ты шла по колючкам? – спросила кошка.
- Два дня назад. Почти три даже. – вспомнила я.
- Когда ты шла по дну?
- Два дня назад. – пробормотала я. – Если шла.
- Ты шла, не волнуйся. А еще у тебя сама по себе зажила нога. Вернее, тебе ее твоя прабабушка залечила. Еще за тобой гнались три существа из темного мира. И я не знала, как тебя спасти.

- Но, например, зверя я не спасала, как это в легенде было…

- Ты спасала! Кто я, по-твоему? Ты думала, что испытание будет одним и тем же для всех? Так ты ошиблась! Испытание дается каждому по силе. Ты свое выдержала очень и очень достойно.

- Ты и есть тот самый зверь? – удивилась я.
- Да, только ты меня видишь так, как ты хочешь меня видеть. Ты хочешь меня видеть маленькой полосатой кошкой, которая умеет разговаривать и творить чудеса. Если ты захочешь, я могу сменить вид.

- Все равно я не до конца понимаю, к чему ты клонишь.

- Да все проще простого! Сколько дней ты уже сталкиваешься с чудесами? – спросила меня кошка.

- Почти три дня… - пробормотала я, и тут до меня дошли ее намеки. – Хочешь сказать, что я не могу найти Место Силы, потому что….

- Да! Да! Потому что ты УЖЕ ПОЧТИ ТРИ ДНЯ ХОДИШЬ ПО ЭТОМУ МЕСТУ СИЛЫ!

Просто здесь, на этом выступе скалы, твое путешествие завершается. И твоя история будет совсем другой, не такой, как в книге, что ты прочитала. Ни у кого она не бывает одинаковой! А теперь посмотри по сторонам!

Я последовала ее совету. Такого прекрасного утра я еще ни разу не видела! Белый туман, уносимый ветром прочь, волновался, словно море, огромное, бескрайнее! Из него то и дело выныривали птицы, а затем возвращались вниз, ближе к земле. Немного погодя утренний свежий ветер развеял его, открыв нашим взорам бескрайние зеленые леса, холмы и поля. Отсюда было видно, как из того самого кедра в небо до сих пор струился свет. (Я не знаю, как я ухитрилась сделать такую петлю… ) Небо поменяло цвет с голубого на светло-голубой, затем в нем появились пара розовых полосок, затем, вслед за ними медленно стало всходить молодое утреннее солнце. Мимо нас с кошкой пролетели несколько ласточек. Их свист эхом отозвался в ушах.

Я наконец-то поняла! Я все поняла! Боже, как вокруг красиво! Свобода!

Когда-то в баптистском лагере в детстве я плакала от этой песни, так как она была красивой. И теперь она как раз подходила, чтобы завершить Путь, проделанный мной.

Я встала, подошла к краю выступа, посмотрела по сторонам, вниз, вверх. Вначале на меня напало легкое головокружение, и я невольно качнулась пару раз. Отошла на несколько шагов, продышалась, вновь подошла к краю. Страха и головокружения уже не было. Я запела (правда, припев я упустила, кажется):

Как прекрасно все то, что Твое,
Мне повсюду Твой слышится голос -
Ветром в листьях звенит и поет,
В сердце шепчет, как зреющий колос.

Эти горы, покрытые мхом,
Эти волны, покрытые пеной,
Этот берег с горячим песком,
Это солнце в бескрайней Вселенной.

Мне повсюду видна Твоя кисть,
Твой резец и Твой почерк с размахом,
В детском взоре, что светел и чист
И в цветущих на поле ромашках.
Это Ты нам даруешь друзей,
Это Ты научил нас трудиться,
Потому я хочу все сильней
И все чаще усердней молиться.

Это Ты меня петь научил,
Потому моя песнь не смолкает,
Это Ты в меня свет Свой пролил.
Он и в вечности не угасает.
Как прекрасно все то, что Твое,
Пред величьем Твоим я немею.
Боже мой, это Ты мне даешь
Все то доброе, что я имею!

Солнце выходило из-за горизонта, а я продолжала петь. Когда я закончила песню, наступил новый день. И я чувствовала, что теперь смогу все. Когда я вернусь в город, я встречусь с байкером и спрошу его о том, что мне предстоит сделать, и кто следующий, кто найдет Книгу и сможет ее прочитать. Но оставался один вопрос, который необходимо было решить прямо сейчас. Я обернулась к кошке и спросила ее:

- Как мне теперь вернуться домой?
- Как было сказано в легенде? – задала она мне встречный вопрос.

- Ну, там дядька в орла превратился. Я так не смогу. – сказала я.

- Зачем тебе превращаться? Просто вдохни побольше свежего воздуха и лети! – ответила мне кошка.

- А я долечу? – не поверила я.
- Долетишь! Раз уж дошла, то и долетишь! Главное, верь и не бойся! Хочешь, глаза закрой… если так страшно…

- Нет, глаза я точно закрывать не буду.- с этими словами я села на коленки, поцеловала кошку в нос, поблагодарила ее. Потом я отошла к скале, сказала «Бисмилла-ар-рахман-рахим», разбежалась и прыгнула с выступа. В голове была только одна мысль «лечу, лечу». И я правда летела! Раскинув руки в стороны и дыша прохладным утренним воздухом. Мою душу переполняла радость: от того, что я нашла Место, от того, что вскоре я вернусь домой, и моя жизнь кардинально изменится.

Скоро начало рабочего дня. Уже сейчас представляю, как я ворвусь в офис, счастливая, и скажу нашим: «ДЕВЧОНКИ! Я ЕГО НАШЛА!»
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Прогулка босиком по лесу

Прогулка босиком по лесу

Точно! Сбылись мои худшие опасения и подозрения – я в психоневрологическом диспансере. Интересно, почему? Я тихо повернулась к Сагиру (папу я спрашивать почему-то стыдилась) и...

Прогулка босиком по лесу

Прогулка босиком по лесу. Шум в ушах. Кажется, я в лесу. Пока ничего вокруг не вижу. Небо, похоже, лопнуло. Вначале прогремели раскаты грома, потом были вспышки молний, потом...

Прогулка босиком по лесу

Я молча встала с пола и пошла к телефону. Сегодня буду работать в позднюю смену. На моем лице играла идиотская улыбка, а глупые клиенты думали, какой же хороший в банке персонал...

Прогулка босиком по лесу

Я пошла в офис. Как оказалось, меня не было там 2 часа! А по ощущениям – прошло не более пятнадцати – двадцати минут. Когда я зашла в кабинет, все дружно вытянули шеи в мою сторону...

Прогулка босиком по лесу

Я лежала на кровати, раскинув руки в стороны. Пока снотворное не начало действовать, я думала, думала. Мысли мои уносились в июнь, на месяц назад. Когда все было нормально. Когда...

Прогулка босиком по лесу

Я мысленно вернулась в Уфу и посмотрела во двор. В доме напротив тоже кто-то вышел на балкон. Этот кто-то носил белую майку, это точно. Потому что, кроме майки, ничего видно не...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты