Прогулка босиком по лесу

Я молча встала с пола и пошла к телефону. Сегодня буду работать в позднюю смену. На моем лице играла идиотская улыбка, а глупые клиенты думали, какой же хороший в банке персонал работает… Весть о шаровой молнии разлетелась по всем отделам.
Прогулка босиком по лесу
Мне в аське писали и спрашивали, что и как. Я плюнула, поставила в аське статус «еще раз спросите про молнию, ударю током», чтобы не отвлекали от работы. На мой побитый вид сначала тоже обращали внимание, но потом привыкли, и отпускать едкие реплики в мой адрес перестали.

Все пошло своим чередом: девчонки перестали на меня злиться, начальство приняло мою объяснительную без вопросов, меня, и правда, поставили в позднюю смену. Звонков было много, так что к вечеру мои уши, если верить ощущениям, отяжелели от наплыва информации. Пришла в голову дебильная мысль отрезать их, к чертовой матери, и сварить из них отменный холодец. Я невольно усмехнулась своим мыслям. Мое хихиканье не осталось без внимания, за спиной раздалось Ольгино улюлюканье: «А Лейсян хихикает над «Компасом», а Лейсян хихикает над «Компасом», а ля-ля-ля-ля-ля, а я сошла с ума!».

Я очнулась – и правда, картинка, наверное, со стороны выглядит странно. «Компас» - это рабочая программа для нас, банковских; это не игра, не развлекаловка. Смеяться там, кроме фамилий некоторых клиентов, не над чем. Краем глаза я заметила, как Оля пошла и потрясла чайник. Чайник оказался пустой, бутыль с водой тоже, так что предстояло идти и наполнить его. Я встала, взяла у нее чайник и пошла за туалетной водой. Заодно и отвлекусь немного, а то вообще скоро в сумасшедший дом сдавать пора будет. Я поставила чайник в раковину, включила воду на полную. Меньше, чем через минуту он был полным. Я его аккуратно, чтобы водичку не расплескать, вытащила из раковины и собралась, было, идти обратно в офис, как вдруг услышала тихие шажки в коридоре. Кто-то шел в направлении туалета. Интересно будет послушать чьи-то тайны… Вместо того, чтобы прятаться в кабинку, я зашла в темную комнату, в которой стояло беде, и которой пользовались с целью переодеться, выключила в ней свет и села на беде.

Дверь туалета тихонько приоткрылась, и кто-то вошел внутрь. Я-то думала, что кто-то крадется, но зашел кто-то явно небольшого роста, судя по звукам шагов. Даже очень небольшого. Этот кто-то прошел мимо раковин, остановился около одной из них (интересно, какой). Меня что-то насторожило. Через пару секунд я поймала ускользающую от понимания мысль. Если в туалет вошла женщина, даже маленькая или легонькая, по какой бы причине она не зашла, она бы так тихо себя не вела. Даже если бы она не оценивала себя в зеркало, то как минимум, стала бы причесываться, подтягивать колготки или поправлять и чистить туфли… Был бы слышен шорох одежды, шум воды в кране, щелчки колготок о кожу, треск искр от синтетической ткани, которую крутили туда-сюда, чтоб она нормально сидела на теле, стук косметички о раковину, падение предметов, косметики, звук открываемой пудреницы, скрип открываемой двери в кабинку, и так далее. Так вот, ничего этого сейчас слышно не было! Тогда зачем она сюда пришла? Или это ре-бенок? На всякий случай я затаила дыхание и замерла. Шаркающие шажки проследовали к кабинкам. Медленно открылась дверь одной из них, затем шажки проследовали ко второй кабинке. Значит, она кого-то ищет! Я осторожно встала на цыпочки, неслышно приоткрыла дверь и приготовилась к побегу. У меня получится, если она не окажется быстрее. Если она просто ищет чистую кабинку, то получится идиотизм – обычно влетают на бешенной скорости В туалет, а не ИЗ туалета… Приготовились, эх, бисмилла-ар-рахман-рахим!». Едва заскрипела дверь второй кабинки, я, не оборачиваясь, пулей выскочила из комнатки, из туалета и опрометью понеслась в офис. Влетев в него, я закрыла дверь на засов, чем немало удивила Ольгу.

- Ты что? – тихо спросила она.
- Есть причины.. Не смотри на меня так, пожалуйста. – шепотом попросила я.

- От кого прячешься?
- Парень бывший задолбал со звонками. Говорит, приду, разберусь с тобой, поговорю на чистоту.

- Так, может, пусть поговорит?
- Нет, при тебе он не поговорит. А со мной будет говорить грубо.

- Так может милицию вызвать?
- Не стоит. Брату скажу, если что. Сегодня вечерком звякну, он меня с работы заберет. Все равно рядом работает.- Блин! А если она сейчас пойдет в коридор проверять? Ладно, если не найдет парня, которого нет и не было… а если там оно еще сидит? Причем, сидит под дверью?

- Ты смотри, так не оставляй! Всякое может быть.- Оля покачала головой и поставила многострадальный чайник на подставку.

- Ладно. Ты кофе будешь? Я купила тут недавно, но открыть не успела пока.

- Ты про эту баночку говоришь? – с этими словами Оля достала из ОБЩЕГО шкафчика полупустую баночку купленного мною кофе и, ехидно ухмыляясь, потрясла ей в воздухе.

- В большой семье клювом, типа, не щелкают… – только и смогла пробормотать я.

Попив кофейку, наевшись общественных шоколадок и печенья, и поболтав о наболевшем, о женском, мы вновь принялись за работу. Вряд ли бы мы смогли позволить себе такой разгул в присутствии основного начальства, но.. У поздней смены есть свои преимущества – в 6-7 часов все сваливают из офиса, и те, кто остается в кабинете, могут творить все, что заблагорассудится, лишь бы не в ущерб работе.

В 10 часов, попрощавшись с Олей, я пошла домой. Ей, бедняге, еще предстояло закрывать день, и что-то в программе не сходилось в очередной раз. Даа, не завидую я девушкам из бухгалтерии – у них пока все не сойдется, домой они идти не могут.

На улице распогодилось, небо радовало глаз красивым закатом, на нем уже появились первые звездочки. Наушники я одевать не стала, обойдусь без музыки сегодня. Пройдя пару кварталов до остановки, я поняла, что на остановку я не пойду, а немного прогуляюсь вместо этого. Через Чернышевского я прошла до Цюрупы, потом – по 50 лет Октября мимо Центрального рынка, мимо парка, мимо Юбилейного и Аграрного университета, мимо бывшей фабрики, а теперь – огромного торгового центра «Мир». Ехать мне не хотелось – ночь была теплая, хотя воздух бел влажным после дневного дождя. Посему я пошагала дальше – вот «Округ Галле», вот – «Универмаг», вот и «Спортивная». Постепенно начинало темнеть. Посмотрев вокруг, я решила, что пешую прогулку нужно прекратить, иначе будет очень трудно доехать до Черниковки – будет мало транспорта. Я подошла к краю бордюра и запрыгнула в первую маршрутку, идущую в мою сторону.

Поездка была нескучной. Обычно пазики едут крайне медленно, но в этом сидел тот, кто бы запросто дал фору Шумахеру. И вообще, обыграл бы его как нечего делать с первого раза. Вы когда-нибудь видели, как Шумахер несется по специальной трассе на не очень новом автобусе, произведенном на Павловском автозаводе? Странно и забавно, да? А как он несется на ПАЗе по нашим ухабам, при этом обгоняя все машины, лихо объезжая более крупные автобусы и отчаянно сигналя газелькам просто из хулиганства? Не видели? Ну вот и я тоже! Проспект мы пролетели ровно за пятнадцать минут, а мост – и вовсе за две. Я даже заходящим солнцем полюбоваться не успела..

Впереди меня сидела компания подростков с пивом и сухарями в руках, так надо было видеть их лица, когда автобус проехал мост. Они судорожно прикрывали отверстия в банках, или судорожно прижимали пакетики с сухарями, или с чем бы то ни было, к себе, чтобы не растерять все по дороге. Однако им эти меры мало помогли, когда автобус въехал на трамвайные пути – запрыгало все! Пиво пролилось на куртки и джинсы, сухари рассыпались в том числе и на пол, в общем, потери были. Я, было, усмехнулась, но тут же была наказана – моя сумочка соскользнула с коленей, и, падая, перевернулась вверх дном. Естественно, я ее не закрыла. Так что оставшийся отрезок дороги я проделала, заглядывая под сиденья и пытаясь достать то, что закатилось в самые или не самые дальние углы, извиняясь и тревожа покой честных граждан-пассажиров. Радость была одна – сегодня я надела джинсы, а ведь хотела юбку надеть! Так что для некоторых типов праздник отменяется. Доехав до Машинки (народное название, по-настоящему остановка называется «Дворец УМПО»), я рассчиталась с водителем, выскочила из пазика и пошагала по площади около дворца.

***
На улице было уже совсем темно, да и фонари, как ни странно, в парке никогда не горят. В парке на скамеечках сидели, болтая и слушая музыку на телефонах, компании. Они громко говорили, много непечатным языком, гоготали над непонятными мне шутками. Меня такой вариант вполне устраивает, тогда мне идти не страшно. Совсем другое дело – идти по абсолютно пустынной местности в поздний час. Тогда любой шорох или треск говорит об угрозе, о том, что за углом скрывается маньяк или просто отморозок, или что где-то бегает стая собак, готовых напасть на тебя, или кошка, в крови которой бурлит бешенство и изо рта которой капает белая слюна. А эти? Эти – нормальный народ, которые отдыхают после рабочего дня, которым просто некуда больше пойти, и которым глубоко на тебя наплевать, пока ты их не потревожишь.

Когда я подходила ближе к одной из компашек, я услышала, что они притихли при виде меня, а потом чей-то громкий шепот. Под ложечкой неприятно засосало. Но идти надо было. Когда я приблизилась к ним вплотную, какой-то парень встал со скамеечки и спросил дурацким голосом «Девушка, а у вас открывашки не найдется?». Сзади захихикали. Таак, либо это отморозки, либо это придурки, которые поспорили, напугают они меня или нет. И тогда этот парень попал под раздачу. А кстати, по поводу открывашки!

- Сейчас, минуточку. – и я открыла сумочку, порылась в ней и вытащила оттуда связку ключей. На этой связке болталась куча брелоков, один из которых и был первоклассной открывашкой для всех бутылок от пива и банок с томатом или кабачковой икрой. В компании опять захихикали, теперь девушки.

- Давайте бутылки, сколько есть, столько и открою. Ну? – потребовала я. Парень замялся.

- Да не, нам нужна для банки…со шпротами.. такой у…вас нет?

- Нет, такой нет, только если ключом раздолбить попробовать. Есть ножницы, большие, острые. Кто-нибудь держите банку, кто-нибудь светите фонариком или телефоном, а я попробую вам в банке дырку продолбить. Как дырку продолбим, можно будет резать.

Так где банка? – вновь потребовала я.
- Не, нам рук жалко.. опасно. – невпопад пробормотало несколько голосов.

- Вот так, рук жалко – шпроты дома есть будете, значит. – буркнула я, изобразив крайнее недовольство.

- Ладно-ладно.. Все равно спасибо… - теперь они хотели от меня отделаться.

- Ладно, не за что. – ответила я и пошла дальше. И нечего меня пытаться напугать таким способом! Вот! Вам бы кусок челки шаровой молнией сожгло, ребята!

Пройдя парк, я хотела зайти в один из магазинчиков, что были поблизости от дома. Меня ждало разочарование – в полночь работал только ларек, в ассортименте которого кефира не было, это точно. Ну что ж, обойдемся без кефира на сегодня. Я дошла до дома, достала связку ключей из сумочки, открыла дверь магнитным ключом, поднялась на третий этаж и стала открывать дверь. Замок не открывался. Попытку пришлось повторить. Безуспешно.

Такое с замком уже бывало, и не раз, поэтому у меня в запасе всегда была большая канцелярская скрепка. Распрямив ее, я немного загнула один из ее кончиков. Получилась отмычка. Засунув ее в замок, я стала вертеть ее в надежде открыть дверь. В этот раз мне не повезло – отмычка слегка погнулась обратно (видимо, скрепка была слабая), и замок ни в какую не хотел поддаваться. Я загнула другой конец скрепки и стала вновь шуршать в замке. Вдруг за дверью соседней квартиры (не той, в которой жила тетя Маша, а с другой стороны) я услышала чей-то голос, судя по интонациям, явно взволнованный. Я замерла и прислушалась. То, что я услышала, повергло меня в панику. А услышала я следующее: «Неизвестная…роста…..телосложения…пытается…квартиру…..отмычка…адрес… стрецова…приезжайте….обчистит».

Опа! Я еще быстрее стала возиться с замком, но ничего не получалось. Как назло! В это время в наш двор заехала машина. Кто-то, выходя из нее, резко закрыл ее, хлопнув дверью. А вернее, несколькими дверьми. Милиция! Что делать? Чердак закрыт, соседка наверняка смотрит в глазок, чтоб ее за ногу. Тут меня осенило! Я спустилась на первый этаж, волосы забрала в хвостик, одела капюшон от своей толстовки, достала телефон из сумочки и включила негромко музыку. Со спокойным лицом я подошла к одной из дверей и сделала вид, что звоню. В это время открылась подъездная дверь, и двое ребят прошли мимо меня наверх. И дверь, в которую я звонила, тоже открылась. На меня недовольно смотрела взлохмаченная девушка где-то моего возраста, закутавшись в халат.

- Ты - Гульчатай? – пробурчала она, зевая.
- Здрассте, я.. - пробормотала я. В этот момент я слышала, как ребята звонили в дверь соседки, заявившей на меня.

- Заходи. – и она закрыла за мной дверь.
Едва я вошла в коридор, как свет в зале включился, и из зала вышел молодой человек, одетый, немного под градусом.

- Так ты не Гульчатай! Чего надо? Ты из милиции?
- Нет, я живу на третьем этаже, пришла вот со смены, в квартиру попасть не могла.

Девушка сняла халат, расправила футболку, джинсы, привела в порядок волосы.

- Ух ты, ничего себе. А к чему это? – удивилась я. В голове были нехорошие мысли о притоне наркоманов, о фатальном невезении, и так далее.

- Да, тут соседка одна ненормальная с третьего этажа мается бессонницей. Мы просто сидели, музыку слушали, даже не так чтобы громко – соседи с первого и второго обычно ничего не говорят, когда мы так собираемся. А эта прискакала, дверь чуть не вышибла, орала, что в милицию уже на нас заявила, и что они нас сейчас всех крупно оштрафуют.

Меня провели в кухню, соседка молча налила мне кружку кипятка и бросила туда пакетик с чаем. Потом поставила молоко и сахар, дала ложечку. К нам присоединилось еще 3 человека – двое парней и одна девушка.

- И что? Вы ей поверили? Кто поедет по вызову по поводу жалобы на шум? У них и так дел немало, поважнее, чем веселая компания.

- Поважнее-то поважнее, да вот только Олег увидел, пока курил, как к нам во двор зарулила милицейская машина. Он пулей влетел в квартиру и все, кто мог, попрятались кто куда и сделали вид, что я тут одна, сплю. А тут ты звонишь.

- Это они ко мне приехали. Я с ней на одном этаже живу, но похоже, она меня не знает в лицо. У меня замок заело, а когда его заедает, я его открываю вот этим. – и я продемонстрировала отмычку. Все сразу насторожились. В воздухе повисло напряженное молчание. Я достала из сумочки паспорт и протянула его всем для просмотра. Каждый из четверых внимательно сверил меня с фотографией на паспорте и, удовлетворившись объяснением, облегченно вздохнули.

- Так это они к тебе приехали?
- Ну да. А почему вы мне дверь открыли?
- Потому что должна была приехать Дунина подружка. Мы тебя с ней спутали.

- Как тебя зовут?- я тоже решила перейти на «ты», да и курьезная ситуация к этому располагала. Ну и интересно узнать имя того, кто тебя спас от неприятной процедуры общения с милицией.

- Софья. – ответила соседка. – А это – моя сестренка – Дуня. А это – Олег и Коля – ее друзья.

- Приятно познакомиться, почти хором сказали ребята и все дружно засмеялись.

В это время в подъезде раздались шаги, хлопнула подъездная дверь, и со двора уехала машина. В подъезде же кто-то с кем-то выяснял отношения. Мы осторожненько приоткрыли дверь и прислушались. Так и есть – тетя Маша и тетя «шухер» ругаются меж собой. Софья хихикнула и тихонько спросила:

- Это кто там второй?
- Это моя соседка, тетя Маша, ее отчитывает.
- Давайте послушаем, - предложил Олег.
-Ага. – кивнула я в знак одобрения.
«Так и не надо звонить! У девочки иногда заедает замок, ее мой муж так дверь открывать научил!» - бурчал низкий голос тети Маши. В ответ раздавался возмущенный фальцет второй соседки: «А если это не она? А я откуда знаю! Район криминогенный, наркоманы, цыгане, мало там кого ходит?!» «Если маленькая и на китаянку похожа – это наша Лейсян, запомните и больше в милицию не звоните, если ее у двери с отмычкой увидите!» «Это мы еще посмотрим!» «Посмотрите! Над вами сегодня милиционеры посмеялись, а в следующий раз штраф возьмут за ложный вызов. Вот и посмотрите.» Тетя Маша разговаривала с соседкой явно, как с душевнобольной. Голос у нее был слишком спокойным. Я ее такую знаю. «А чего она тогда сбежала? Если невиноватая?» «Услышала ваши вопли в трубку, не захотела оказаться в милиции, и ушла. Бедная девочка.» Тут компания греющих уши прыснула смехом, не в силах больше сдерживаться. Это, видимо, и добило нерадивую соседку. С воплем «Идите все к черту, больше пальцем для вас всех не пошевельну!», она закрылась в своей квартире, демонстративно хлопнув дверью. После хлопка смеялись не только мы, но и тетя Маша наверху. Я поблагодарила хозяев за гостеприимство, поднялась к себе, поздоровалась с сонной тетей Машей и, как ни странно, с легкостью открыла дверь ключом.

Зайдя в дом, я пулей поскидывала с себя всю одежду, запрыгнула в душ, не дожидаясь, пока нагреется вода в кране, и встала под целительные водяные струи. Через полчаса я чувствовала себя живой, чистой от всего – не только от грязи, но и от того массива информации, который свалился на меня за день. Правда, был и один не очень приятный момент – мне совсем не хотелось спать! Вначале я выпила валерьянки. Полежала чуток – не помогло. Глаза даже не хотели закрываться! Потом я попробовала посчитать овец. Через пять минут я прокляла это идиотское занятие. Что делать, если совсем неохота спать? Правильно! Нужно заняться делом! И время не зря пролетит, и уснешь прямо за работой рано или поздно. Поставив будильник на 11 утра, я включила ноутбук и открыла книгу. Ту самую, которую я не дочитала вчера.

«На другой стороне Ручья Лес был другой. В небо устремились деревья. И было им лет много-много, так, что и не сосчитать. Стволы и ветви деревьев мхом и лишайником поросли. Под деревьями травы изумрудные, да мхи темные стелились плотным, мягким ковром. Приятно ступать было по этому ковру. По земле ползали ящерицы и змеи, с чешуей разноцветной, словно ожерелье из камней драгоценных. Порхали между ветвями деревьев птицы диковинные с опереньем редкой красоты, и всякие другие твари летающие, коих человек доселе не видел. И сквозь ветви деревьев солнце лучи едва пропустить могло, но зато светили эти лучи по-особенному. Как попадали они на цветок, тот благоухание испускал, коли попадали они на крылья птиц, да мошек, как переливаться начинали крылья их всеми цветами радуги! Коли попадали на травы густые, что по земле росли, так сияла каждая росинка в них, словно бриллиант чистой воды! И паутина, меж деревьев сплетенная, да росой покрытая, смотрелась, словно украшение царское под этими лучами. Ветер играл в вершинах деревьев, и деревья не шумели, они пели от радости. Деревьям Звери и Птицы подпевали в такт. И не было этого пения прекраснее. И наполнилась душа путешественника спокойствием и радостью от сих звуков прекрасных. Шел человек по Тропе лесной, лучами солнечными в золотой цвет окрашенной. Шел, пока до опушки не дошел. И тут он увидел вдали Гору высокую, вершину которой облака закрывали, над которой после дождя солнце радугу пустило. И была вокруг человека красота!»

Заповедник! Человек явно зашел в заповедник. Я всегда мечтала очутиться в подобном месте. Там, где время идет по своим законом, и где природа еще человеком не тронута. Где все так, как было до нашего появления на этой планете, давным-давно. Эх, прабабушка моя! Ты же была ведуньей! Скажи мне, как мне найти это место! Или может не стоит верить этому рассказу? Тогда почему со мной такое происходит? Я же чувствую, что происходит, раньше такого не было. Чтоб череда приключений за такой короткий период? – Нет! Не так много сразу.

«Дошел человек до развилки, и понял, что это черта последняя, за которую ступить ему следует. Дороги шли одна вправо, другая влево. Но не было нигде сказа о том, куда каждая из дорог приведет. С той дороги, что слева была, раздались звуки сладостные для слуха – пел кто-то дивным голосом песню прекрасную. С той дороги, что справа была, раздавался голос девичий, звавший человека ступить на эту дорогу. Засомневался человек в выборе – и направо, и налево пойти хотелось. Призадумался он, помолился Богу, и спросил у него «Каким путем-дорогой мне следовать?». В ответ ему ветер поднялся сильный, и стало пение звучать, словно это вой умирающего зверя был, а голос девичий ласковый превратился в рык злобный. И понял человек, что обе дороги испытанием воли были, и пошел он прямо. Туда, где дороги не было. Сквозь кусты и деревья, сквозь заросли и ветки. Вдруг на голову ему упало что-то. Потом спрыгнуло с него и перед ним стало. То белка была. Маленькая, рыженькая, пушистая. Человек высыпал оставшиеся сухари на ладонь, присел и протянул угощенье белке. Белка сухари сгрызла, и человека повела. Шли они вместе через буреломы, ельники, кусты, сквозь рощи березовые, пока не вышли на полянку. Тут белка развернулась и убежала в лес. Поблагодарил ее человек, крича ей слова вслед, да и присел отдохнуть на траву. Тут все вокруг туманом заволокло, и разжег человек костер, еле-еле, чтобы согреться немного. Костер он разжег, прячась в гроте каменном, что около полянки был. У костра человек заснул, но недолго ему отдыхать было дано. Во сне к нему старец подошел, за руку взял и сказал, что близок человек к цели, и что недолго идти ему осталось до Места Силы. Вскочил человек, встрепенулся, и огляделся вокруг. Тут он понял, что дошел он до той самой Горы, что еще до развилки видна была издалека. Подивился он себе сам, так как туда дорога несколько дней бы заняла у него, а он за полдня дошел до места. Туман ушел, и увидел человек, что на Гору взобраться не очень сложно. И не такой она оказалась крутой, как при дневном свете он ее видел. Цепляясь за выступы, за кусты, ступая на камни ногами, карабкался человек выше и выше. Кочки были скользкими где-то, где-то колючие травы росли на них, но человека это не пугало более. Он продолжал карабкаться вверх, к Месту Силы. Теперь, после пройденного Пути, его это не остановило бы. Много времени он полз, и руки его уже в конце пути онемели. Тяжелее и тяжелее становилось дорожка. На небе первые лучи рассвета уже забрезжили. И тут, когда надежда почти оставила его сердце, рука его ухватилась за край площадки каменной. И понял человек, что он дошел до Места.

Лег он на камень холодный, вздохнул в облегчением, и задремал. Ибо после проделанной Дороги для него даже камень был словно пуховая перина. Вскоре разбудило его солнышко лучами своими яркими. Открыл глаза человек и огляделся вокруг и понял, что забрался он сюда только с Божьей помощью, ибо стена, по которой он лез вверх, была столь же неприступна, сколь и стена крепостная – не было на ней ни выступов, ни камней, ни кочек! Долго смотреть он не смог. Ибо внизу все заволокло туманом молочно-белым. Солнце туман во все цвета окрасило, и не было ничего прекраснее этого тумана в свете утреннего солнца. Туман был словно море, вершины деревьев чудесных – словно острова. Над ними парили птицы, утопая и выплывая из глубин тумана. Ветер колыхал туман, ветер трепал волосы человека. От красоты вокруг и от той мысли, что он нашел Место Силы, сердце человека наполнилось Радостью. Он на край Горы встал, раскинул руки в стороны, лицо подставил навстречу ветру, вдохнул побольше свежего, живящего утреннего воздуха и запел. То была самая прекрасная человеческая песня. Славила она и мать-природу, и Бога, и людей, и все вокруг, что есть в этом мире! С человеком радовались все Птицы, Звери, что в Лесу были, и растения, и земля, и все вокруг! Эта Радость и стала Силой, за которой и шел человек весь Путь. Не каждый бы Силу найти смог, чтобы дойти, не для каждого бы Место открылось…Но было у человека сердце храброе и душа чистая. И получил он Силу. Превратившись в Орла, вернулся он к себе в поселение, чтобы помогать тем, кто в помощи нуждался. Хватало его молитв, чтоб поселение от больших бед оградить, чтобы исцелять и помогать. Живет он в том поселении и поныне, так как побывавшие в Месте Силы не умирают и не стареют. Может, и увидите орла, парящего над поселением, так знайте тогда, что это тот храбрый и добрый Человек.»

Я сначала просто сидела и моргала глазами. На душе было светло и легко. Слишком, даже непривычно! И я заревела в полный голос, улыбаясь во весь рот, смеясь, как ребенок. Спасибо тебе, Анжелка, что иногда ты собираешь на самом деле бесценные книги, спасибо тебе, солнышко!

Спать у меня пока не получалось. Сердце колотилось, как бешенное. Я сидела в интернете в поисках информации о горах, обо всех самых старых горах на земле. Потом, словно маньяк, я искала информацию обо всех целителях или просто выдающихся людях нашего города. Но найти ничего такого не смогла – просто «Родился, женился, сделал то-то, умер». Таинственных и загадочных в списке не было.

***
С тех пор, как я прочла эту легенду, странные и необъяснимые события не покидали меня. Взять хотя бы сны: непонятные, жутковатые или просто фантастические, они снились мне каждую ночь. И почти все из них я помнила до малейшей детали. Странностей было не меньше и в реальности. Вскоре после того, как я прочла до конца легенду, Анжелка мне позвонила с просьбой вернуть ей книгу. Я сначала пыталась отдать ее Сагиру, когда он сидел у меня в ожидании окончания сеанса гадания. Каждый раз он забывал. Чтобы не расстраивать Анжелку, я сама пошла как-то в выходные к ней в гости. Поболтав о том, о сем за чашкой кто чая, кто кофе, мы решили перейти к делу. Я достала книгу из сумочки и протянула ей. Она принюхалась.

- Уксусом ты ее, что ли, облила? – спросила Анжела недовольно.

- Не облила, а намазала последние страницы, там было написано что-то невидимыми чернилами.

- Да? Давай посмотрим. А где? – анжелкины глаза загорелись от любопытства.

- Последние шесть страниц. Там, где должно быть содержание.

Анжела пролистала книгу до конца, нахмурилась и протянула:

- Могла бы сказать, что просто вылила на нее уксус нечаянно. Я же знаю, что ты читаешь во время готовки! Врать не надо больше, ладно?

- Я не вру. Там последние шесть страниц пустые, в закорючках. Как только на них попадает уксус, чернила становятся видимыми.

- Нет, милая моя, там ничего. – и она демонстративно раскрыла перед моим носом последние шесть страниц. Ух ты, а ведь там и правда, кроме текста и содержания на последней странице, ничего не было.

- Ничего себе.. Я их своими глазами видела, даже больше! Я их сфотографировала и читала уже с ноутбука! – этак можно и психикой повредиться… Странно, весьма странно.

- Вот когда принесешь мне фотографии, тогда и поверю.

- Да хоть сейчас. – и я засобиралась к себе.
- Ты куда? – удивилась жена братика.
- За фотографиями!
- Ну ладно, жду обратно тогда. – и она закрыла за мной дверь.

Я побежала домой, взяла все, где можно сохранить фотографии – фотоаппарат, кабель к нему, скачала файл с фотографиями на диск на всякий случай, и побежала обратно. Вместе с Анжелой мы открыли диск, но…. Никакого файла на нем не оказалось.

-Ну, елки-палки, я же сама только что скачивала! Все записала! «Готово» нажала! – меня это недоразумение вывело из себя.

- Ладно, давай фотоаппарат. Может, диск некачественный попался. – Анжела протянула руку за фотоаппаратом, подключила его через кабель к компьютеру и перекачала все фото, какие были. Потом она их открыла, просмотрела и стала комментировать:

- Таак, вот лес, вот странная фотография, как будто засвеченная, вот выезд на Сипайлово, вот фото с моста на Инорс, а вот еще пятнадцать фотографий, какие-то бледные и..не открываются как надо. Таак, попробуем эту программу.

Она попробовала открыть фото в одной из программ, и на экран вышли яркие фотографии листов, исписанных ярко-синими чернилами. Едва она открыла тот снимок, что должен был быть первой страницей, как экран компьютера стал желто-синим, а посреди экрана возникла смешная рожица. Рожица стала плавать по экрану, рядом с ней время от времени появлялся пузырь с надписью: «Привет, любимая! Как дела? Я тебя люблю!». Анджелка взвыла от злости:

- Ух, этот твой братик! Сам вламывается в собственный компьютер! В 99 % случаев я этому рада, потому это гораздо интереснее, чем просто получать те же фразы из аськи, но! Сейчас, когда я практически прочитала исторический документ! Уххх!

Через минуту компьютер выключился и стал перезагружаться. Видимо, не выдержал сетевой атаки. Когда он включился, то ни одной фотографии, как ни странно, не сохранилось. Мы вновь перекачали фотографии с фотоаппарата, открыли их сразу с той же самой программы, которая их удачно открыла в первый раз, но! На фотографиях были расплывчатые бесформенные пятна. Окончательно обозлившись, Анжелка решила открыть их с помощью еще одной программы, провела какие-то непонятные мне манипуляции (а, так она все-таки программист!) с компьютером, и фото вновь обрели нормальный вид. Я тихо сидела и молилась. Анжела пыталась прочитать содержание первой страницы. Чтение ее серьезно увлекло. Потом за первой страницей она весьма быстро прочла вторую, третью, четвертую, пятую, шестую. Дочитав легенду до конца, она только и смогла сказать:

- Да, вот это легенда!
- А я тебе что говорю? Вот из-за них-то я и измазала книжку уксусом.

Подул ветер, деревья за окном зашумели, предвещая дождик. Анжела глянула в окно, потом медленно обернулась ко мне и пробормотала испуганно:

- Вот черт, прикинь, я только что читала, легенду твою, так…теперь.. я забыла полностью, про что она там была…Вот посмотрела в окно.. и не помню.

- Ты меня так не пугай, ладно? Ты сейчас ничего не принимаешь? Лекарства какие?

- Да нет же! Вот! Вспомнила первую страницу. Первые строчки. Видимо, мне просто не суждено знать то, что там написано.

- Вот теперь ты мне веришь?
- Верю. Ты могла историю увидеть в книге, но ты ее сфотографировала и читала с ноутбука. Мне же, видимо, сие недоступно, поэтому в книге я увидела только текст и содержание. А то, что успела прочитать – забыла. Только ты Сагиру не говори, ладно?

- И ты тоже! Потому что меня после чтения этой книжки всякие странности преследуют.

- Да? Какие? – вот тут была ее любимая тема! Если бы агент Маудер был женщиной, его бы звали Анжелой Галимовой.

- Прикинь, я ее когда читать начала, у меня по квартире барабашка бегал, мы его выгоняли. Потом мне сны разные снятся, непонятные или страшные. Потом я фотографировать ездила, ну. Ты эти фотографии сейчас только что смотрела, так на меня кто-то хотел напасть, а Николай и пес Никита меня спасли. Только они на фото не получились.

- Николай? Анжела нашла фото, где были расплывчатые светлые пятна вместо мужчины и его пса, и хорошенько пыталась их рассмотреть. Она то увеличивала изображение, то уменьшала его, пока не пришла к какому-то окончательному выводу.

- Ну, чего нашла? – робко спросила я.
- Смотри вот сюда! – и она ткнула пальцем в точку, где должна была быть голова Николая.

- Что? Ничего не пойму – пятно как пятно.
- Смотри на форму пятна! Голова может быть таких размеров?

- Нет, но это, наверное, дефект съемки…
- Нет, никакой это не дефект съемки, внимательнее смотри, блин!

- Да смотрю я! Не всем же разбираться в сверхъестественном!

- Какой формы пятно там, где должна быть голова?
- Круглой, ну, или овальной. Нет, на круглую больше похожа. Голова такой большой и такой круглой быть не может! – я пыталась определить, на что мне указывала Анжела.

- Ну как ты не поймешь? Вот тут – нимб, а вот тут – крылья! Нимба не видно, потому что они рядом стоят! И второй на фото с крыльями – вовсе не собака!

Я присмотрелась к пятнам на фотографии. Да, было сходство с ангелами, ничего не скажешь. Хоть и слабое, но было. Другое дело, что я – мусульманка. В христианской церкви ни разу не была, ну и икон тоже не видела больших. С ангелами, со святыми. Анжелка у нас крещеная. Она поэтому и знает. В этот момент ее осенила еще одна мысль.

- А Николай тебе больше ничего не говорил?
- Фамилия у него Спасов и живет в доме неподалеку от леса. И все.

- Николай Спаситель! Николай Чудотворец!- вопила Анжелка.- Ты представляешь, какую ты кашу заварила? Ты представляешь, во что ты вмешалась?

- Нет, я прочитала короткую странную и очень красивую историю, и все. И после этого помешалась немного. – с этими словами я цокнула языком и дернула головой в сторону.

Теперь она рассматривала лес и Трамплин. Немного поколдовав над фотографиями, она присвистнула:

- Ешки-матрешки! Вот это ерундааа!
- Что ты там еще увидела? – и я тоже уставилась в снимок. Она увеличила один из фрагментов снимка в лесу, где я фотографировала белок и, усилив контрастность, получила изображение, которое меня не на шутку напугало. Если только это не была тень… Я решила уточнить:

- Ты это нашла? – спросила я, она в ответ кивнула.
- Это-это. Оно за тобой шло по лесу или даже еще раньше привязалось.

На дереве висело существо. Целиком рассмотреть его было невозможно, но контуры просматривались. Вот тут лапа – если только это не игра света и тени. Вот тут должна быть голова. Тогда она – неправильной формы. Как будто верхнюю часть головы сместили в сторону. Жуть! Посмотрев другие снимки, которые были сделаны в лесу и до леса, мы нашли эти очертания еще в 5 снимках! Да, если это не игра света и тени, то оно меня преследовало с того момента, как я сфотографировала слободу. Там оно стояло на крыше одного из зданий. Там мы смогли рассмотреть это получше. Оно было огромным, в человеческий рост. Метра два с хвостиком. Кстати, хвостик у этого существа тоже, кажется, был. Как у ящерицы, такой же по форме. А может, оно меняет форму? На всякий случай я проверила объектив фотоаппарата. Нет, пятен на нем не было. Значит, это не они.

- Ты осталась жива только потому, что быстро перемещалась вначале, и что к тебе на помощь подоспели высшие силы.

- Ну, если верить той истории, то прочитавшего будут сопровождать опасности, ему будут мешать злые силы найти Место Силы.

- Тогда тебе ПРИДЕТСЯ его искать! Иначе – никак!
- А что, если все это вымысел и хитрый фокус с бумагой?

- Что ты видела на фотографиях? Что с тобой было? Фокус?

- Не знаю. Я сейчас хочу избавиться от кошмаров. Потому что тогда мне будет указана дорога, если опять-таки верить той истории. И мне нужно успокоиться, потому что в нервном напряжении я долго находиться не могу.

- Ладно, дай мне немножко времени, такую помощь я тебе подгоню, как подходящий вариант найду.

- Хорошо, я буду ждать.
Пусть пока Анжелка ищет мне спасателей моей души… Я пока попробую посидеть на успокоительных, может, они снимут излишнюю тревожность и мнительность.

Утро. Подъем на работу. О чем я только вспоминала? А, как все начиналось.. Будильник меня не поднял, но ему подпевали телевизор и телефон. Так что, вот – 5.40, я на ногах! Как штык. Снотворное, ухх! Голова кажется квадратной. Все внутри нее гудит! Как будто сильно сбили настройки в программе. Я собрала сумочку первым делом, потом пошла варить кофе, без дозы которого я не смогу что-либо сделать на данный момент. Пока варилось кофе, я успела (ага, успела!) умыться и причесаться. Правда, причесывалась я уже стоя в кухне и наблюдая одним глазом за кофе. Насыпав в кружку побольше сахара, я залила его моим любимым напитком, перемешала и попыталась выпить эту отвратительную приторную жижу (и нечего кофе портить сахаром!). Желудок тут же сказал мне, что он про все это думает. Постояв немного в туалете и половив морского друга (благо, он не откликнулся), я побрела в комнату, наполовину оделась, потом побрела на кухню, сварила овсянки, съела ее, потом допила остатки жижи, заев ее кусочком шоколада. Вроде, овсянка помогла. Да, надо уже одеваться! Надев юбку и накрасившись, я собралась на работу. Так! Где моя сумочка?

Перерыв все шкафы и тумбочки в квартире, я ее не смогла найти. Где же она может быть? Вспоминаем.. Сначала я собрала ее, потом пошла на кухню, потом.. Холодильник?

Точно! Сумочка лежала на пустой полке, на подставке для бутылок с вином. Плохо…

Я посмотрела на часы, вышла из дома и спокойно пошла на работу. Как ни странно, но сегодня я вышла из дому во время. Торопиться и бежать не придется. И какие люди сегодня приветливые! Все идут и улыбаются! Вот это день! И на остановке улыбаются, и вот – водитель 110 автобуса улыбается, и кондуктор. Как здорово! И автобус полупустой, уррааа!!! Я села на сиденье в уголке, поставила на телефоне будильник (надо будет вставать через 35-40 минут) и прислонила голову к окну. Пока я дремала, я слышала краем уха разговор двух дамочек. Слышались слова «Бедняга», «Многодетная мамаша», «У плиты умрет», «Не выспалась», «Спиногрызы». Странно, кого-то обсуждают. Сработал будильник, и я благополучно проснулась, когда автобус прибыл на Центральный рынок. Я приготовилась выходить. Пассажиры такие вежливые – улыбаются! И люди тоже – улыбаются. Радуясь, что кругом меня сплошной позитив, и что, наверное, в городе намечается какой-то праздник, я пошла на работу. И только в офисе мне открыли глаза на правду. На весьма и весьма горькую правду. Заремка, которая пришла сегодня еще раньше меня, поприветствовала меня и ехидно спросила:

- Ты сегодня для нас будешь готовить?
- А что? Почему ты это спрашиваешь? – удивилась я.
- Ты на себя посмотри! Ты же, родимая, в фартуке приехала!

Я посмотрела на себя. Дааа, так вот какой был в городе праздник! У Лейсян окончательно поехала крыша. Она наелась снотворного, запила его остатки кофе, потом катила через весь город в фартучке с двумя мышами за чаепитием. И вот кого обсуждали две женщины в автобусе. Странно, что я не смогла раньше понять, в чем дело. Хотя, чего странного – сумочку же в холодильник поставила. Я быстро сняла фартук, пока не увидели другие коллеги, и окунулась с головой в работу.

- Алло. Банк «Уфа-Капитал», Лейсян! И так далее. Потом собрались все наши, стало повеселее – хоть есть с кем словом перекинуться.. Потом был звонок, который меня не на шутку напугал.

- Алло, банк «Уфа-Капитал», Лейсян..
- Алло, привет, тинейджер, хотя никакой ты не тинейджер.- кто-то проговорил басом.

Кто же меня называл тинейджером? А, да! Это те байкеры, на Дне города, месяц назад!

Мне стало страшно.
- Да, слушаю вас.. – пробормотала я.
- Ты поняла, что тебе делать? – прогудела трубка.
- Нет, а что мне делать? – спросила я. Те, кто сидел рядом, прислушивались к моему разговору. Адилька крутила пальцем у виска, и тыкала на трубку. Таким образом она хотела спросить «Псих на проводе?». Я отрицательно покачала головой в ответ.

- Тебе надо перестать бояться и идти искать! А то хуже может быть.

В это время Адилька залезла на кресло с ногами, дотянулась до телефона, по которому я говорила, и, развернув к себе, пыталась увидеть номер. Увы, вместо номера просматривались только палочки и точки. Она пожала плечами и что-то застрочила программистам.

- А где мне узнать, как туда добраться? – что ж, идти так идти, но надо знать, куда…

- Сны тебе помогут. А еще слушай мир – он тебе знаки подаст. – сказал загадочный незнакомец и положил трубку.

Мигала аська. Я посмотрела на сообщение. Адилька писала «Ты чего с психами нянчишься? Послала их куда подальше и всего делов!»

Я написала в ответ: «Этот псих меня знает, причем очень хорошо – где я живу, как меня зовут, кто у меня родные.. И я его тоже знаю.»

Адилька посмотрела на меня и молча поежилась, как бы говоря «И ты не боишься?»

Я написала: «Нет, он хороший. Он не обидит. Просто повернутый немного, себе на уме.».

Адилька написала в ответ: «Странная ты стала в последнее время.».

Дальше мы обе замолчали и проработали так до самого обеда.

***
В обед я захотела прогуляться немного. Да и неплохо бы съеденное растрясти. Центр города – место красивое. И еще - это коллектор студентов и черно-белых. Догадались, про кого я говорю? Правильно, про офисных работников, которые в обед при хорошей погоде выходят погулять. Почему черно-белые? А потому что в деловом центре города в большинстве фирм – дресс-код. Если у нас в пятницу можно носить джинсы, то сотрудникам других фирм повезло гораздо меньше. Я вышла с Гоголя на Карла Маркса, прогулялась мимо военного госпиталя, вышла на Коммунистическую, спустилась до Почтамта, зашла туда, предварительно постояв на отметке «Нулевой километр железных дорог Башкортостана».

Я на этой отметке всегда стою, когда гуляю – это на удачу. Как ни странно, это мое убеждение работает на меня. И этот раз не оказался исключением. Когда я выходила из здания Почтамта, вместе со мной из здания выходил мужчина. Мы вместе дошли до кинотеатра «Родина», вместе встали на светофоре, желая перейти дорогу. Пока мигал обратный отсчет времени на светофоре, мне в голову пришла странная мысль: «Я вот сейчас перейду дорогу, а этот мужчина – нет. И сколько времени отсчитается здесь, столько ему осталось жить». Удивившись самой себе, я вышла на проезжую часть первая, и энергично пошла через дорогу. Мне уже через десять минут надо было быть в офисе.

Пройдя половину дороги, я услышала вначале рев, потом визг тормозов, потом громкий хлопок об асфальт рядом со мной, и чей-то крик. Машины вокруг загудели, я обернулась и увидела, что машина сбила насмерть того самого мужчину, и он, перелетев через автомобиль, упал в шаге от меня. Сообразив, что несколько секунд назад там могла быть и я, я пошатнулась. Желудок нехорошо сжался. Перед прыжком вверх. Потом я увидела, как пиджак и брюки мужчины стали покрываться багровыми пятнами, а под его телом образовывалась лужа крови. Я стояла, не шелохнувшись. Кровь текла и текла, пока лужица не коснулась моей туфли. Мой желудок прыгнул вверх, потом зашумело в ушах, и я упала в обморок.

Под боком что-то жужжит, а над головой шум и гудение машин, меня трясут за плечо, а еще чей-то голос говорит требовательно и громко: «Гражданочка! Гражданочка!»

Я открыла глаза, в которые как будто насыпали песка, и попыталась встать. Мне помог это сделать сотрудник ДПС.

- Говорить можете? – спросил он. Гул и гудение не прекращались. В сумочке надрывался телефон.

- Да, могу. Только можно на звонок отвечу?
- Давайте.
Я взяла трубку, пробормотала: «У меня проблемы, вернусь не скоро, подмените пока кто-нибудь, потом отработаю.», сбросила вызов и пошла к машине ГАИ для дачи показаний.

- Паспорт с собой?
- Да, вот он. – и я протянула документ ГАИ-шнику.
- Лейсян Галимова.. Так как там фотографии? – вдруг спросил ГАИ-шник.

- А, нормально. Половину приняли, половину – нет. – соврала я на ходу. У нас есть знакомые… Может, допрос пройду быстрее.

- Вы помните, что произошло?
Я подробно рассказала, что увидела, что услышала. Пока сотрудник ДПС записывал все, что я ему говорила, я осмотрелась вокруг. Место аварии оцепили, движение, и без того проблемное в это время на Ленина, почти замерло, всех разворачивали на Кирова, в объезд, тело уже погрузили в скорую и, видимо, увезли на вскрытие. Тело, я в этом была уверена точно. И тут ГАИ-шник задал мне совершенно ошеломляющий вопрос:

- В каких отношениях вы были с погибшим?
- Не понимаю, ни в каких. Впервые его вижу.
- А вот у него в кармане пиджака была найдена эта фотография.- и он протянул мне сверток, где сквозь полиэтилен блестела глянцем, а местами чернела от пятен крови фотография со…мной.

- Черт-те что, - только и сумела пробормотать я.
- Вы его точно не знали?
- Нет, не знала. – не думаю, что стоит говорить милиции о своих мыслях по поводу этого человека. Иначе по мне учреждение в Базилевке плачет.

- Подпишите вот здесь. – и он протянул мне лист с показаниями, записанными с моих слов. Я прочитала по диагонали все, что было написано и, убедившись, что ничего лишнего нет, поставила дату, подпись и пустые строчки перечеркнула значком «З» как «Зорро».

- Мы вызовем вас для повторной дачи показаний. Не уезжайте из города. – предупредил меня милиционер.

- Хорошо. Можно мне идти?
- Да, идите.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Прогулка босиком по лесу

Прогулка босиком по лесу

Точно! Сбылись мои худшие опасения и подозрения – я в психоневрологическом диспансере. Интересно, почему? Я тихо повернулась к Сагиру (папу я спрашивать почему-то стыдилась) и...

Прогулка босиком по лесу

Прогулка босиком по лесу. Шум в ушах. Кажется, я в лесу. Пока ничего вокруг не вижу. Небо, похоже, лопнуло. Вначале прогремели раскаты грома, потом были вспышки молний, потом...

Прогулка босиком по лесу

За мной никто не гнался! Свобода! Уррааа!!! Ноги летели по земле, ничего не ощущая. Ни веток, ни кочек… Словно ветер, я летела вперед. На голос совы. Голос был слышен сильно...

Прогулка босиком по лесу

Я пошла в офис. Как оказалось, меня не было там 2 часа! А по ощущениям – прошло не более пятнадцати – двадцати минут. Когда я зашла в кабинет, все дружно вытянули шеи в мою сторону...

Прогулка босиком по лесу

Я лежала на кровати, раскинув руки в стороны. Пока снотворное не начало действовать, я думала, думала. Мысли мои уносились в июнь, на месяц назад. Когда все было нормально. Когда...

Прогулка босиком по лесу

Я мысленно вернулась в Уфу и посмотрела во двор. В доме напротив тоже кто-то вышел на балкон. Этот кто-то носил белую майку, это точно. Потому что, кроме майки, ничего видно не...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты