Прогулка босиком по лесу

Точно! Сбылись мои худшие опасения и подозрения – я в психоневрологическом диспансере. Интересно, почему? Я тихо повернулась к Сагиру (папу я спрашивать почему-то стыдилась) и спросила его:

- Почему я здесь? Я ведь с утра на работе была… Что случилось?

- Коллеги твои с работы позвонили и попросили тебя забрать срочно.

- Что я делала? Скажи! Что я им говорила?! – от волнения я говорила все громче и громче.

- Не кричи ты! Тише!- попросила мама. В ее глазах блестели слезы.

- Ты бормотала про … - хотел, было, сказать Сагир, но папа его одернул.

- Не говори ей, а то вдруг приступ повторится! Еще не хватало, чтоб ее отсюда увезли в психбольницу!

- Папа! Как ты можешь так? Мне надо знать! Надо, понимаешь? – я вновь попыталась встать, но брат меня осторожно взял за локоть, и я тихонько села обратно.

- Пап, не знаю, по-моему, ей все же стоит знать. Короче, Лейсян, ты там на стуле качалась и бормотала про какое-то место силы, и что тебе туда надо. – пробормотал Сагирка, а папа с мамой глубоко вздохнули.

Так вот оно что! В моей голове прозвучали слова Руфинки о том, что мне завтра нельзя будет выйти в отпуск. С этого-то все и началось! Вот! Женщина вышла из кабинета, и мы всей компанией зашли внутрь. Около окна за столом сидел высокий мужчина, лет под сорок, полноватый чуть-чуть. Лицо у него было спокойное, задумчивое. Почему-то ему хотелось доверять. Он посмотрел на всю нашу компанию и спросил:

- Пусть здесь останутся Лейсян и Сагир.
- Виктор Петрович, я считаю, что нам тоже стоит остаться и послушать, что с нашей дочерью. У нас уже ведь была похожая ситуация с Анжелой. – мягко потребовала мама.

Ага! Значит, они еще и знакомы со времен Анжелкиного помешательства! С одной стороны хорошо, с другой стороны, сейчас мне к Анжелке доступ будет на всякий случай запрещен. Чтобы прецедентов не было.

- Вам нет смысла здесь оставаться. Лейсян взрослая девушка, вполне, я смотрю, адекватная на данный момент… Не сравнить с тем, что было с Анжелой. Она сама сможет ответить на мои вопросы. Ваше присутствие ее может смутить. Более того, я попрошу Сагира удалиться, когда получу всю информацию о том, что случилось. – настаивал на своем доктор.

- Хорошо. – нехотя согласился папа, тихо выводя маму из кабинета.

- Посмотрите, там ко мне очереди нет? – попросил Виктор Петрович.

- Нет никого, тихо. Как подойдут, скажу. – пообещал папа.

- Что случилось? – врач посмотрел на меня и на Сагира.

- У нее был приступ на работе. Качалась на стуле и бормотала какую-то бессмыслицу про какое-то место силы. – пересказал братишка то, что ему сообщили девчонки по телефону.

- В каком состоянии вы ее забирали с работы?
- Она просто сидела и тупо смотрела в одну точку. Все время молчала. – Сагир кинул быстрый взгляд на меня.

- Вы сами помните, что случилось? – теперь психиатр смотрел на меня.

- Нет, ничего. Помню только, как коллега сказала, что завтра в отпуск меня отпустить не сможет. – тихо сказала я.

- И после этого у вас случился припадок? До этого ничего странного не происходило? – продолжал врач.

- Не знаю, как сказать… - замялась я, - все равно, наверное, докопаетесь до правды. Лучше уж сама расскажу. Но только пусть мой брат выйдет отсюда. И еще попрошу никому не говорить все то, что я вам расскажу. Пожалуйста.

- Сагир, извините, но попрошу вас выйти. – попросил моего братишку Виктор Петрович. Тот нехотя вышел за дверь.

- Спасибо. – поблагодарила я. – Это случилось месяц назад, после дня города, когда я нашла в книжке Анжелы надпись невидимыми чернилами. Я вывела ее, прочитала. Эта была легенда об одном человеке, который, чтобы получить волшебную силу, пошел пешком к тому месту, куда ему указал шаман. Он это место нашел и силу получил. После того, да и во время того, как я читала, ко мне в дом ломилась нечисть. Можете спросить мою соседку, мы с ней вместе потом квартиру со свечой чистили.

- Это как? – поинтересовался врач. С виду он был спокоен. Что он там думает? Да не все ли равно? К этому все и шло! Наверно, у меня действительно поехала крыша. А я все – книжка, книжка!

- Это когда зажигают свечу и квартиру обходят по часовой стрелке, делая крест в каждом углу. Я – мусульманка, поэтому я читала молитвы мусульманские, а она – христианские, я брызгала водой углы, она их крестила. Где коптит сильно, в каком углу – там сидит нечисть всякая – барабашки, злые духи, просто энергия негативная, ну, так считается.

- Аа, - кивнул доктор, - продолжайте, продолжайте.
- Дальше мне начали сниться разные сны – то страшные, то интересные. В одних снах я убегала от невидимых или видимых, жутких преследователей, в других – я путешествовала босиком по лесу, как тот человек.

- Как выглядели видимые преследователи? – задал уточняющий вопрос врач, что-то записывая в книжке.

- Они все были бесформенными. Как тень, знаете? Как сгусток темноты! Представьте себе комнату ночью. Представили? Так вот, они были как темнота в самом дальнем углу комнаты! И еще я весьма отчетливо слышала, как клацали их когти о землю. Один из них порвал на две части кошку. А я пряталась в это время в помойке, и по мне бегали огромные черные тараканы. – тут я остановилась, перевела дыхание и посмотрела на Виктора Петровича. Он оторвался от тетради и посмотрел на меня.

- Дальше рассказывайте, мне важно знать все. Если я буду знать все – я смогу поставить вам верный диагноз, а потом правильно назначить лечение. Вполне возможно, что можно будет обойтись сеансами психотерапии и приемом успокоительных. Тем более что, по словам Сагира, вы недавно стали одним из свидетелей ДТП. И, может, это даже на карьеру вашу не повлияет. Было – и прошло.. как обморок, как насморк.

- Сны начались задолго до ДТП. Сразу, как я прочитала книжку. А перед ДТП мне в голову пришла странная мысль о том, что тот человек дорогу не перейдет и умрет прямо на ней. Я тогда этой мысли удивилась, но потом просто пошла через дорогу. Его тело упало после удара в нескольких сантиметрах от меня. Еще помимо снов, были видения в реальности. – я зевнула, прикрыв рукой рот.

- Бессонница сейчас мучает или кошмаров избегаете специально?

- Нет, у меня ночью приключение было. Знаю, что звучит как сказка от дебила, но что делать – так я это видела. Ко мне пришла кошка и сказала, что мне можно доехать до Белорецка поездом, что идет на Карламан. Еще она сказала, что мне нельзя идти через дверь. Я вылезла через балкон.

- С третьего этажа? – врач удивился.
- Да, у соседей снизу не застеклены балконы.
- А что потом? Как вы попали на грузовой поезд?
- Мы с кошкой нашли недозаполненный вагон с древесиной. Пока лезла – куче заноз насажала. Вот – смотрите. – и я протянула обе руки к врачу. Он покачал головой.

- Да, заноз, правда, много. А вы уверены, что вы их не дома посадили?

- Уверена, дома досок никаких нет. Можете спросить Сагира или маму с папой. В банке тоже никаких переездов не делалось. Потом мне пришлось сбежать с поезда, потому что собака меня учуяла. Они с милиционером меня погнали под гору, я пробежала через лес и затаилась под водой, в Белой, ухватившись за кусок проволоки, что был под водой. Потом я вышла из воды, не нашла свою сумочку, дошла до частных домов, меня приютила добрая женщина. Потом ее сын оказался тем самым милиционером, и я у них еще в саду спугнула преследовавшую меня нечисть…

- Стоп, а вас и в реальности нечисть преследовала? – прервал мой рассказ врач.

- Да, то ворона, то цыганка, то барабашки, то жаба ожила сувенирная, то она в виде темного пятна была… Но меня каждый раз практически, спасала присказка «Бисммилла-ар-рахман-рахим!», а еще мне на помощь приходил Николай Чудотворец с каким-то ангелом, а еще мне помогает огромный байкер. Он всегда в нужный момент появляется.

Сегодня дома я нашла записку, что ночное происшествие было испытанием, и что я готова к путешествию.

- А почему вы решили, что это ваша участь – найти место силы? – поинтересовался врач.

Даа, разные с ним, наверное, шизики разговаривают.
- Потому что чувствую. – Анжелку впутывать нельзя!!!

- Сейчас вы мне всю правду не говорите! – строго сказал Виктор Петрович. Я вздохнула.

- Я Анжелке, ой, Анжеле ее показала, она ничего не увидела – только страницы с содержанием. Потом мы пытались фотографии открыть с текстом. Она его увидела, прочитала, а потом забыла начисто все содержание. И это не считая того, что у нас компьютер при первой попытке открыть файл с фотографиями полетел.

- Откуда вы знаете, прочитала ли она текст или нет? Тем более что у нее были проблемы с психикой, и увлечения у нее весьма сомнительные.

- Теперь, честно говоря, я ни в чем не уверена. – я покачала головой. Виктор Петрович что-то писал. Я посмотрела в окно и увидела…. Кошку! Ту самую, что позвала меня в ночное сумасшедшее путешествие. Психиатр заметил мой взгляд и тоже посмотрел в окно. Подлая кошка сбежала.

- Что-нибудь увидели? – спросил он.
- Так, воробьи за окном. – я изобразила грустную улыбку. И вновь посмотрела в окно. Кошки не было. В это время дверь кабинета приоткрылась, и в проеме просунулась голова мужчины. Где-то я его видела… Он посмотрел на меня, на врача, и спросил:

- Можно к вам?
- Извините, у меня сейчас пациент. Подождите, пожалуйста, за дверью! Лейсян, можете пока выйти? Мне бы кое-какие детали вашего детства хотелось обсудить с вашими родителями. Как только я соберу нужную информацию, я вас позову, чтобы ознакомить с диагнозом. Пока вы можете подождать в коридоре.

Я вышла из кабинета и позвала туда родителей. Вот как он интересуется! Или они его нашли через очень хороших знакомых, или они друзья с моим папой… Но я не думала, что ко мне будет такое отношение. Родители зашли в кабинет, я осталась сидеть с Сагиром на скамеечке.

- Ну, что он тебе сказал? – поинтересовался братец.

- Ничего, пока. Сейчас с родителями поговорит и решит тогда, что со мной делать. Говорит, что ему нужно знать, что у меня было в детстве. Наверное, сдвиг с детства еще, но не проявлялся до какого-то момента.

- Все это ДТП! – расстроился братец. Тут его телефон зазвонил. Он взял трубке, но было плохо слышно. Он посмотрел на меня, на телефон, потом опять на меня, оставил сумку на скамеечке рядом со мной и пошел искать место, где будет нормальная связь. Едва образовалась пустота, как из-под скамейки выскочила маленькая полосатая кошка и ухватила меня зубами за край брючины. Она меня стала тянуть за собой. Народ, сидящий около меня, оживился. Все стали показывать пальцем на меня и говорить:

- Ты смотри! Вот это животинка!
- Оголодала вконец, раз ее тащит за ногу.
- Или ей рожать надо, они так перед родами себя ведут!

Тут вернулся Сагир. Он ТОЖЕ УВИДЕЛ КОШКУ. У моего брата глюков быть в принципе не может! Я пыталась отцепить кошку от брючины и шикала на нее: «Глюк. Уйди! Глюк, уйди!». Все вокруг валялись со смеху. Ничего не скажешь, ситуация и правда, идиотская. Хуже только с белочками или с зелеными чертями. Кошка уходить не хотела. Или мне мерещится, что всем вокруг не мерещится, что меня кошка тянет за штаны на улицу.. Или мне НЕ мерещится, и все, что со мной происходит, правда! Тут кошка не выдержала, прыгнула на колени к Сагиру, поставила лапы ему на грудь, и сказала: «Не будь дураком, отпусти свою сестру, ей пора идти». Сагир молча посмотрел на меня, на кошку, его лицо вытянулось от удивления, потом он вздохнул, схватил меня за руку и поволок на улицу бегом. Сначала он попытался завести машину. Не получилось. Он спросил меня:

- Тебе куда надо попасть? Где твое место силы?
- Под Белорецком где-то. Я так чувствую. Тебе не надо возиться, я сама сейчас найду дорогу.

Братик взял с заднего сиденья мою сумочку, протянул ее мне, потом достал из бардачка чипсы и минералку, из кармана пару тысяч рублей (видимо, все, что было заначено на случай штрафов или покупок домой) и обнял меня крепко на дорогу. Я встала около дороги, вытянула руку, и через пару минут рядом со мной притормозил КАМаз. Именно КАМаз, а не легковушка. Значит, так надо. Брат забрался на колесо, приоткрыл дверь и спросил водителя, куда тот едет. Тот сказал, что едет в Нижегородку.

- Тебе ведь на вокзал надо?
- Да, Сагир, мне надо на вокзал.
- А где кошка?
- Помогла и ушла. Пока, держи за меня пальцы крестом. – попросила я и села рядом с водителем.

- Что вы оба творите! Вернитесь немедленно! – это бежали мама и папа вместе с врачом в нашу сторону.

КАМаз тронулся, поехал. Водитель посмотрел на меня испуганным взглядом.

- Ты из психдиспансера сбежала, да?
- Да, но мне только на вокзал попасть надо. Буду вести себя тихо и глюков ниспосылать не буду, обещаю. – улыбнулась я.

- А ты не это, того? Ничего серьезного? – спросил водитель.

- Не, только немножко. Но система лечения всех болячек старая. Щас будут током по мозгам бить, дурой сделаюсь. А я так не согласна. Да и страшно.

- Ладно, убьем красавицу, спасем дракона. – пошутил водитель, и мы поехали.

- А вообще, мне надо под Белорецк. Не помню точно название деревни, но думаю, что найду ее. И мы поехали вниз по 50 лет СССР.

***
В кабинете сидело три человека: двое мужчин и одна женщина. Все примерно одного возраста – между сорока и пятьюдесятью годами. Один из них был врач. Остальные – семейная пара. Их больной ребенок ждал за дверью окончания разговора. Он задавал вопросы, а они отвечали. Их ответы он фиксировал в блокноте.

Врач: «Какое у нее было детство?»
Мать: «Нормальное, как у всех детей тогда.»
Отец: «Мы ее не сильно ругали, но и не давали разбаловаться.»

Врач: «Кто из родственников, помимо вас, занимался ее воспитанием?».

Отец: «Бабушки, дедушки, к прабабушке иногда в деревню отправляли на молочко свежее.»

Врач: «К прабабушке?»
Отец: «Да, она жила до 105 лет. Умерла не своей смертью – собирала летом вишню, упала с лестницей вместе, разбила голову.»

Врач присвистнул: «Ничего себе!», потом опомнился и, извинившись, пробормотал: «Бывают же здоровые люди!».

Мать: «Она была знахаркой – все травы, все природные приметы знала – ей часов не надо было, чтоб время сказать. Она всю деревню лечила, бабушка моя!»

Врач: «Знахарка, говорите?»
Мать: «Да, а что?».
Врач: «И часто вы ребенка отправляли к ней?».
Отец: «Каждое лето, ей там нравилось – поле, лес, река – все рядом было… Ягоды, грибы они собирали. Иногда с отцом жены на рыбалку ходили тоже.»

Врач: «А она сказания какие-нибудь знала, ваша прабабушка?».

Мать: «Она очень много их знала. Я сама их помню почти все наизусть. Она их всем поколениям, которые у нее были, рассказывала. Так что дочка наша тоже их наслушалась. Они ей нравились очень.»

Врач: «В детстве у вашей дочери были странности? Связанные с активным познанием фольклора?».

Мать: «Были в какой-то момент. Помню. Ей барабашки стали мерещиться, домового она, говорила, что видела. Мы ее тогда из деревни в город забрали. Дело уже к осени было. Зимой мы к бабушке моей сами ездили, а следующим летом она так глупо умерла.»

Врач: «Вы делали акцент на том, что ей нужно забыть обо всем этом? Что ничего такого не бывает и что все это сказки?»

Отец: «Пришлось помучаться, но в итоге она это запомнила.»

Врач: «Вы применяли физические наказания?»
Отец: «Нет, только в угол ее ставили.»
Мать: «Я ее лупила пару раз по губам. Она плакала. Теперь я понимаю, что зря это сделала, наверное. Просто тогда мы боялись, что с ней из-за ее разговоров другие дети водиться не будут.»

Врач: «Жаль, что вы акцентировали ее внимание на этом. Тем более в такой форме. У нее была стрессовая ситуация, шок… у нее на глазах умер страшной смертью человек. И хотя она и утверждает, что у нее кошмары начались задолго до аварии, но она неадекватна, и ее определение времени явно ошибочное.»

Отец: «Что нам теперь делать? Это надолго?»
Врач: «На пару недель ее необходимо будет госпитализировать. Если позволяют финансы, то туда же, куда и Анжелу.»

Мать: «Хорошо, когда необходимо это сделать?»
Врач: «Чем скорее, тем лучше. Можно, начиная с завтрашнего дня. Я договорюсь с заведующим, как тогда, а вы подготовьте ее, подготовьте все необходимое. Все равно пока ей необходимо побыть в покое, в изоляции. Так будет лучше. В выходные клиника тоже работает, и все процедуры она получит.»

Отец: «Стойте! Слышите?».
Мать, врач: «Что?»
Отец: «В коридоре шум! Неужели???».
Мать: «Ты смотри, чего творится! Вон они! Она уже Сагира уговорить ухитрилась!».

Врач: «Их нужно задержать, пока чего не случилось!».

В это время за окном бежали к припаркованной иномарке парень и девушка, парень тащил девушку за руку. Рядом с ними бежала маленькая полосатая кошка. Парень открыл дверь иномарки, попытался, правда безуспешно, ее завести, потом тормознул КАМаз, посадил туда девушку, вручив ей деньги и рюкзачок, закрыл дверь КАМаза и скрестил пальцы на обеих руках, улыбаясь. Кошка, увидев троих людей, бегущих в сторону КАМаза, побежала им наперерез, прямо перед их носом. Мужчина в белом халате и женщина резко затормозили, другой мужчина споткнулся и громко выругался. Кошка, мявкнув от испуга, скрылась, а КАМаз в это время уехал. Пока они кричали в три голоса на обалдевшего и глупо улыбающегося парня, стоящего около иномарки, мимо них на небольшой скорости проехал байкер на переделанном (похоже, собственной конструкции и ручной сборки) гибриде из деталей мотоциклов разных марок. Вдруг мужчина в белом халате что-то вспомнил, вбежал в диспансер, выскочил оттуда без халата через пару минут, и они вчетвером сели в иномарку и поехали на огромной для города скорости. Врач, сидя на заднем сиденье, качал головой и бормотал: «Даа, а случай тяжелее, чем я предполагал».

Парень, который вел машину до происшествия, теперь сидел на заднем сиденье авто, рядом с врачом и что-то ему доказывал. Мужчина и женщина глубоко вздыхали, слушая речь парня, а врач, кажется, думал, что в семье ненормальных гораздо больше, чем предполагалось изначально. И все из-за того, что дети были под присмотром прабабушки-знахарки, которая выказывала рьяный фанатизм по отношению к устному народному творчеству. Через полчаса они прибыли на вокзал. Компания распределилась. Парень остался в машине, чтоб ее сторожить и, в случае чего, отогнать подальше. Мужчина встал на трамвайной остановке, чтобы видеть, как люди выходят из транспорта и идут в здание вокзала, женщина дежурила у касс, а врач стоял в углу зала, из которого было хорошо видно всех входящих и выходящих.

Примерно в это же время КАМаз подъехал к вокзалу. Девушка, сидящая рядом с водителем, вдруг пригнулась и спряталась под сиденье. Проехав еще метров десять, КАМаз остановился. Вернее, его остановил сотрудник ГАИ.

***
Мы подъехали к вокзалу. Неподалеку от него движение практически умерло. Я волновалась, потому что чувствовала, что уже не успеваю на дневную электричку на Карламан. Но на деле, эта тягомотина с движением мне сыграла только на руку.

На подъезде к вокзалу я увидела нашу иномарку. Нырнув под сиденье, я затаилась.

Лишь бы никто ничего из окна не увидел. И лишь бы они не запомнили номера!

Значит, на вокзал мне нельзя. Только если через лес, но тогда я точно не успею. Что же делать? Через пару минут стало еще хуже. Нас тормознул гаишник. Представившись, он попросил водителя предъявить документы, а сам в это время собрался, было, сесть в салон, но… наткнулся на меня.

- А вы чего, гражданочка, тут прячетесь?
- Да пока машина тормозила, я съехала вниз – колготки-то скользкие! – я состроила мину а-ля «я у мамы дурочка».

- Освободите место, мне необходимо с водителем поговорить.

Тут сзади него раздались два голоса. Один из них мне показался знакомым, второй, как ни странно, тоже.

- Коль, я тогда пойду?
- Гражданин-начальник, а мне уже можно ехать?
Ответив второму и первому «Подожди, чуток», гаишник сел на сиденье. Я выпрыгнула из кабины и нос к носу столкнулась с…. милиционером, который бегал за мной по лесу предыдущей ночью, и с байкером! Оба радостно воскликнули: «Какие люди!», потом посмотрели на меня и друг на друга. Начал милиционер:

- Откуда ты ее знаешь?
- С дня города. Она у меня на плече сидела и концерт смотрела.

- Так вы знакомы?
- Ну, она меня не очень хорошо знает. А я за ней уже месяц присматриваю.

Время поджимало, и я вмешалась в разговор.
- Ребяат? На вокзал можно как-нибудь пройти, чтоб мимо основного здания и мимо кассы, и чтобы очень-очень быстро?

- Тебе зачем? – удивились гаишник и милиционер.
- На электричку до Карламана сесть надо, она скоро придет, и стоянка долгой не будет.

Мне ведь пора ехать. А там меня родные караулят.
- А зачем тебе электричка? - хитро поинтересовался байкер.

- Ну, как же, к месту Силы надо же как-то добраться! А я пятно на карте на вокзале видела.

- Ну, допустим, ты видела прямое указание на место. И допустим, что на электричку ты уже только что опоздала, но ведь это же еще не конец. – байкер улыбался, а я потихоньку приходила в себя от его слов. Опоздала?! Это после всего, что со мной было? Как минимум, теперь нужно будет искать попутку в те края… и на дворе уже вечер.

- Что же теперь делать? Ребята, вы тут разбирайтесь, а я поеду на автовокзал. На дорогу на автобус хватит мне. И я направилась в сторону остановки.

- Куда? Там тебя все ждут! – остановил меня байкер.

- Тогда сейчас попутку поймаю! – обозлилась я.
- Как ты думаешь, за что меня сейчас остановили?
- Не знаю.
- За то, что хотел посмотреть, как это чудо техники ездит. Кстати, где на нее документы? – вклинился в разговор гаишник.

- Скоро, гражданин-начальник, вам или вашим коллегам придется меня штрафовать за превышение скорости. Потому что я хочу доставить эту девушку к тому месту, куда она так рвется, до заката. Потом ей сложно будет дорогу найти.

- Коль, отпусти их обоих. Там все серьезно, я сам свидетелем был. Ей правда надо к знахарке поехать сегодня до заката. – попросил друга милиционер Дима.

- А шлем запасной есть? – спросил он у байкера.
- Да, вот. – и с этими словами он протянул его мне.

Сзади раздался топот шагов, и крик:
- Стойте! – это были Сагир и Анжела.
- Ты кто такой? – все дружно смотрели в его сторону.

- Я ее младший брат, а это, - он показал на Анжелу, - моя жена.

- Как ты тут оказалась?
- Сагир позвонил, я приехала с вещами… чтоб ты туда не в банковской одежде шла. Тебе же неудобно будет в юбке и блузке по лесам бродить.

- Держи! – Анжела протянула мне сверток.
- Что это? – я стала осторожно его разворачивать. В свертке были Анжелины капри, майка и джинсовая куртка. Я подбежала к их машине, влезла в салон и переоделась на заднем сиденье. Пока я переодевалась, мои милые братик и его женушка вытащили из рюкзачка чипсы и положили туда батон хлеба и бутылку негазированной воды. Я отдала им туфли, банковскую одежду, сотовый телефон, - все, что мне не было нужно. Потом я обняла их на прощанье, надела шлем, зафиксировала ремешки, вцепилась мертвой хваткой в спину байкера (он пробурчал что-то про то, что так можно и внутренности выплюнуть), и мы поехали. Мимо вокзала, мимо домов, по улицам постепенно успокаивающегося города. Ногам было холодно, но сдаваться нельзя – вот он, последний рубеж.

Ленина, Монумент Дружбы, мост…. Мотоцикл летел по дорогам, лавируя между автомобилями, городским транспортом. Мелькомбинат, КПМ перед въездом в город, Кафе «Отдых», Чесноковка, Металлобаза, коттеджи, коттеджи, дома, поселки, Аэропорт, Булгаково, поворот на трассу, что ведет в Белорецк.

Постепенно темнело. Через два часа езды мы остановились на заправке. Я попыталась, было, заплатить за топливо, но байкер наотрез отказался принимать деньги.

- Почему ты мне помогаешь? – я никак не могла понять причину.

- Пока тебе рано знать. Дойдешь куда надо и узнаешь.

- Это ты меня из озера тогда вытащил за волосы?
- Я. Из болота. Ты долго держалась.
- Как я туда попала?
- Во сне.
- Пошли по чашке кофе выпьем в кафе?
- Ну, на кофе я, пожалуй, соглашусь – еще долго ехать.

Я купила две порции растворимого (бяка, но в дороге пойдет) кофе и одну большую шоколадку с орехами. Разломав шоколадку на дольки, я раскрыла упаковку и, сделав небольшой глоток (хоть кофе и растворимый, но кипяток нормальный – все лучше, чем чуть теплая вода), закусила его долькой сладкого. Байкер посмотрел недоверчиво на кофе, потом на мои действия и осторожно повторил.

- Кофе, конечно, я до сих пор не понял.. Но вместе с конфетой – вроде ничего.

- Ты кофе не пьешь?
- Нет. Только чай травный. Но когда угощают, не выделываюсь. – и мы оба рассмеялись.

- А кошка откуда? Ну, та, говорящая.
- А собака откуда, а та тварь откуда? Мы сегодня рааано-раано утром ее еле спугнули, когда ты вышла во двор к этой Людмиле.

Теперь удивилась я.
- А я думала, что я сама ее прогнала. И что это было испытание, как вы мне написали в записке.

- Пришлось соврать маленько, чтоб ты побыстрее решилась. Иначе, пропала бы. Того человека помнишь? Сбитого?

- Как такое забудешь!
- Он ее до тебя прочитал. Потом отдал девушке одной, а оттуда она попала к твоей Анжеле. Его мы спасти не успели. Да и не верил он. Прочитал, а когда ему видения начались, стал лечиться от всего – бессонницы, от депрессии, от стресса…

- А почему я?
- Потому что нам нужна подмога. Пока здесь у вас все более-менее. Не хуже, а даже намного лучше и спокойнее, чем в других регионах. Мы стараемся поддерживать равновесие. Но таких людей, ну, которые с Силой, мало. И к тому же они не так легко всему верят, как раньше. Раньше их было гораздо проще найти. Сейчас вместо того, чтобы открыть себя миру, поверить, отправиться в приключение, многие предпочитают сидеть дома, бояться. Как только что-то меняется, появляется что-то, что не поддается их пониманию, они теряются и закрываются от всех и всего. Одни – пьют лекарство, другие – идут к психиатру, третьи – садятся на наркотики, четвертые – решают покончить с собой. Я сам удивился, когда ты тогда выскочила на лестничную клетку со скалкой. Ты тогда уже поверила, хотя себе не признавалась. Пришлось срочно кое-что сделать, чтоб ты с тем, что тебя там ждало в подъезде, не столкнулась. А в диспансере и вовсе смешно получилось. Он передразнил: «Глюк, уйди! Глюк, уйди!». Еще ты очень красиво пела тогда на балконе. И улыбалась. Но караулить тебя было тяжело.

- Ты мне не мерещишься? Откуда ты все так знаешь? – мне стало страшно.

- Просто знаю. Нам пора. – он скомкал обертку от шоколадки и выкинул ее в урну. Стаканчики он аккуратно помыл в раковине и положил ко мне в рюкзачок. Продавщица усмехнулась, а когда мы пошли – помахала нам на прощанье рукой и пожелала счастливого пути (странно и здорово).

Солнце было уже на линии горизонта. Вокруг – просторы – поля, перемежающиеся лесопосадками, дома вдалеке, облака на горизонте. Все это окрашено во все оттенки красного и оранжевого. Все меняет цвета волшебным образом в вечернее время. Стало прохладно, а над полями в низинах стал собираться туман. Пока он не так заметен, но ближе к полуночи он повиснет над полем отдельными островками, а поутру наверняка упадет росой на траву. В какой-то момент, когда туман достигнет высшей степени концентрации, будет казаться, что это не земля, что это сказочное царство. Там нет людей, там сквозь туман мягким светом светит утреннее солнышко, а луна и некоторые звезды еще не успели скрыться от него; там холодно и сыро, но и не менее красиво. Там деревья и высокие травы выбиваются из тумана темными силуэтами. Там вовсю поют птицы на деревьях, там паутина блестит от росы. В этой прохладной тишине хочется затеряться и заблудиться.

Я даже не пыталась запомнить названия тех мест, мимо которых мы проезжали. Бесполезно. Да и почти не видно сквозь слегка затемненное стекло шлема. Мы проехали еще с час, наверное, когда уже полностью стемнело. Дальше двигаться было опасно, по моей спине ползли мурашки. Дорога портилась тем больше, чем ближе мы были к горам. Фонарей все меньше и меньше, да и то горели не все. Мы ехали в гору, я это чувствовала, потому что держаться за спину водителя приходилось крепче, чем прежде. Я бы точно свалилась где-нибудь с сиденья, если бы была в одежде, в которой я работаю в банке. Спасибо умнице Анжелке. Догадалась, помогла. Вдруг мое сердце сжалось, потому что на нас двигалось что-то огромное, светлое. Скорее даже столб света! Тяжеловоз! На горной узкой дороге – хуже некуда! Да еще так близко! Сшибет, расквасит в лепешку и проедет, не заметив! Странно, что уши не слышат рева его мотора. Или это от усталости? Все же вторые сутки на ногах. Светлое пятно становилось все больше и больше. Меня стало тошнить, я слегка ослабила хватку, чтобы вдохнуть поглубже, и в этот момент мотоцикл затормозил. Я слезла с сиденья, сняла шлем, встала у обочины, наклонившись, чтобы, если что, прочистить желудок или просто продышаться. Сняв шлем, я поняла, что свет мне примерещился, привиделся, что ли? Обман зрения? Усталость и галлюцинации?

Спазмы отступили, и я решила вернуться к мотоциклу. Обернувшись, я поняла, что мотоцикла нигде нет. Но я не слышала звуков мотора! Не слышала, как двигатель завелся. И как водитель укатил! Может, он просто откатил его вниз или вверх в безопасный карман на дороге? Пройдя несколько метров вниз и вверх по кромешной темноте, я поняла, что на дороге я абсолютно одна. Моя нога коснулась чего-то твердого. Шлем! Я подняла его с земли, достала из рюкзачка связку с ключами (там был фонарик) и внимательно рассмотрела его. В шлеме был потайной кармашек. То-то мне всю дорогу что-то натирало шею! Из кармашка высовывался клочок бумаги. Я осторожно достала его и развернула. Опять записка.

***
«Ты у начала Дороги. С этого момента ты идешь одна. Слушай свое сердце, оно тебе подскажет, что сделать. Не верь ушам и глазам. Не бойся темноты и лесных зверей. Пройди Дорогу, как должно. P.S. Как ты там говоришь? Бисмилла-ар-рахман-рахим?»

Вдоль дороги идти не было смысла. Мне нужно было идти либо вправо, либо влево, и в любом случае вверх. Как догадаться? Где-то вдалеке раздался крик. Сердце упало в пятки тут же! Не бойся зверей лесных! Крик перешел в уханье. Сова! СОВА, будь она неладна! Как в одном из снов, когда я, кажется, бегала в ночной рубашке по лесу в дождь! На-пра-во! И я полезла вверх, сквозь кусты и камешки, сквозь овраг у дороги и сквозь крапиву. Ай, жжется! Ничего, потерпим, только не умолкай, совушка, миленькая, веди меня! Не знаю, сколько прошло времени, но я достаточно быстро добралась до вершины холма. Руки, конечно, ободрала немного, в волосах что-то запуталось, но это ерунда. Ногам холодно – да, не привыкла я к ночным прогулкам босиком по лесу. Я присела на траву и растерла руками пятки.

Вдруг где-то поблизости кто-то громко рассмеялся. Они шли в мою сторону, их было двое-трое. Их шаги сопровождались треском веток и звоном то ли цепей, то ли ключей. Я пока не могла разобрать. Я осторожно и медленно (насколько это было возможно) попятилась в кусты на четвереньках, нашла куст побольше, и, обняв руками колени, затаилась среди листвы. Не зря. Трое парней в странной одежде, освещая карманными фонариками дорогу перед собой, подошли к соседним кустам и стали делать кое-какие дела. Они стояли недалеко от меня, и я могла запросто учуять запах спиртного. Вернее, уже перегара. К этим лучше не попадаться. Сделав свои мокрые дела, парни развернулись и пошли обратно. Едва они удалились, я решила потихоньку проведать, кто они и что делают. Искать долго не пришлось. Компания собралась около костра и включила музыку на полную громкость. Это была всякая всячина, странная смесь то шансона, то тяжелого рока. Музыка явно не соответствовала обстановке, но ребята от нее были в восторге.

Один из парней удалился к машине, достал из багажника мешок, открыл его и вытащил оттуда за шкирку … кошку. Маленькую, полосатую. Кошка отчаянно мяукала, царапалась и пыталась вырваться. Тихо матерясь, парень поднес ее к костру и слащавым голосом сказал: «Ну, кися-мурыся, сейчас поиграем в торпеду».

Другие парни стали его отговаривать:
- Ну ты чего! Не надо, а?
- Эй, ну ты, в натуре, чего над зверем издеваешься?

- Да, ладно, пацаны, прикольно же.
Он прижал кошку к земле одной своей ручищей и попытался дотянуться до веток, что торчали из костра. На это я смотреть не могла.

Мне было 19 лет, я шла по двору, направляясь к остановке. Вдруг я услышала вой и рычание собаки. Собаковод натравил собаку на кошку и с явным удовольствием наблюдал, как она ее загрызает. Пес вцепился зубами в голову несчастной кошке и мотал головой из стороны в сторону. Кошка, насколько это у нее получалось, выла от боли, но уже почти не сопротивлялась. Тогда я с диким воплем побежала к собаководу, замахнулась на него пакетом с мороженой рыбой (бабушке везла) и заорала. Что если он не отзовет собаку, то я ее забью насмерть пакетом с рыбой. Собаку он отозвал. Когда мы с мамой пришли на место, кошка была мертва.

Я даже не успела пробормотать присказку. С диким ором я летела к костру. Парни встали, и тот с кошкой тоже. Кошку этот гад не отпускал. Я подбежала к нему, треснула коленкой в пах, и, когда он согнулся пополам, стала царапать ему лицо. Один взмах – четыре полосы на одной щеке, второй взмах – еще четыре полосы на другой щеке. Когда он попытался подняться, я треснула ему коленкой по носу, схватила за волосы и стала бить его лицом об землю. Все это время я дико визжала и кричала все, что думала про мучителей, про сволочей, которые издеваются над мелкими и слабыми. Сначала другие два парня ошарашено смотрели на меня, потом, когда я разошлась, они еле-еле оттащили меня от парня. Парень встал, покачнулся, снова упал. Мне в голову пришла мысль, что я попала. Все трое пьяные, здоровые, я только что избила их друга…

Я перевела дух и стала молча ждать.
- Что будем делать? – спросил один «товарищ» у второго.

- Ничего. Я сам хотел ему навешать за такое. Девка-то с понятиями.

- Смотри, какая мелкая, а как его уделала. И силы столько!

- Дай ей водки, что ли.. У нее шок сейчас. Уже трясется.

Спасенная кошка куда-то убежала. Правильно сделала. Один из парней черпнул что-то из котелка, добавил туда водки и протянул мне.

- На, попей и успокойся.
- Спасибо. – я осторожно поднесла к губам горячую кружку и сделала глоток. Это чай, причем травный, плюс водка. Моим голым пяткам тут же стало тепло, я перестала трястись. – Я не знаю, что на меня нашло. Я обычно тихая. Простите.

- За что? Он гадость сделать хотел. А ты ему помешала. Думаю, что после сегодняшнего, мы в поход его брать не будем. Да и вообще его от нашей компании отвадим.

- Ты из каких краев?
- Из Уфы приехала. – мне страшно захотелось спать.
- Где обувь? Долго уже по лесу гуляешь? – спросил один из ребят, косясь на мои голые пятки.

- В Уфе. Я должна босиком путь пройти, чтобы очиститься. Ну, духовно, в смысле.

- Аа, вон как все запущено! – протянул второй.
- Есть такое дело. – улыбнулась я.
- Тебе в какую сторону идти? – один из ребят стал доставать карту.

- Я не по карте иду. Как бы сказать… Здесь не карта нужна. Тут интуиция должна, как бы, работать. – как же им объяснить?! Туристы посмотрели на меня еще раз и один, не стесняясь, покрутил пальцем у виска.

- Телефон или GPS-навигатор, или компас с собой?
- Нет ничего. Не положено.
- Ты в курсе, что ты в заросли пойдешь, это почти как на смерть! Если без всего идти.

- Я дойду. Назад мне все равно нельзя.
- Так ты, может, из психушки сбежала.
- Не, тут ближайшая психушка в 5 часах езды!
- Так она могла автостопом… Че-нить наплести водителю, и тот ее довез бы.

- Я сбежала, да.. Только из психдиспансера.. Меня довезли, это вы тоже правильно догадались. – а что делать? Они в точку попали!

- Вот оттуда и сила. Придется нам с тобой, Федька, сворачивать поход уже сегодня. Звони Рустику и скажи, чтоб машину подогнал. Я эту чуню тогда покараулю вместе с Гошей. А ты иди и машину встречай. Раз такое дело. Ее уже, скорее всего, дома ищут.

И тут этот парень оказался прав. Только мне от этого не легче. Как же сбежать? На помощь пришло чудо. Чудо называется лось. Зверь вышел на полянку, прямо к лагерю туристов, поднял голову к небу и завыл.

- Толька! Черт! У него гон!
- Тихо, Федя, тихо…. – они оба тут же замерли, ожидая, что же будет дальше.

Лось продолжал выть. Вдалеке раздался ответный вой. Потом заухала сова и еще какая-то птица. Сова! Надо бежать на ее уханье!

С этими мыслями я вскочила, схватила свой рюкзачок и побежала через полянку в заросли.

- Стой! Ты куда, дура! Он же тебя забодать может! – вопил Федя.

- Вот ненормааальная! – ругался Толик.
Третьим голосом к ним присоединился лось, который и не думал уходить с полянки.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Прогулка босиком по лесу

Прогулка босиком по лесу

Прогулка босиком по лесу. Шум в ушах. Кажется, я в лесу. Пока ничего вокруг не вижу. Небо, похоже, лопнуло. Вначале прогремели раскаты грома, потом были вспышки молний, потом...

Прогулка босиком по лесу

За мной никто не гнался! Свобода! Уррааа!!! Ноги летели по земле, ничего не ощущая. Ни веток, ни кочек… Словно ветер, я летела вперед. На голос совы. Голос был слышен сильно...

Прогулка босиком по лесу

Я молча встала с пола и пошла к телефону. Сегодня буду работать в позднюю смену. На моем лице играла идиотская улыбка, а глупые клиенты думали, какой же хороший в банке персонал...

Прогулка босиком по лесу

Я пошла в офис. Как оказалось, меня не было там 2 часа! А по ощущениям – прошло не более пятнадцати – двадцати минут. Когда я зашла в кабинет, все дружно вытянули шеи в мою сторону...

Прогулка босиком по лесу

Я лежала на кровати, раскинув руки в стороны. Пока снотворное не начало действовать, я думала, думала. Мысли мои уносились в июнь, на месяц назад. Когда все было нормально. Когда...

Прогулка босиком по лесу

Я мысленно вернулась в Уфу и посмотрела во двор. В доме напротив тоже кто-то вышел на балкон. Этот кто-то носил белую майку, это точно. Потому что, кроме майки, ничего видно не...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты