Портрет Бога в теплых тонах.Глава 7

Глава 7

Четырнадцатое августа 2008 года, четверг. Киев.


Оля сидела в Лерином кресле с ноутбуком на коленях, а Лера заглядывала через плечо. Оля набрала в окошке «Google»: - «Ланин Данила Николаевич». «Google» выдал два полных совпадения. Но оба - мимо кассы. Убрала отчество. Результат так же не порадовал. Статья какого-то Ланина Данилы о Пелевине, Страничка писателя Ланина Данилы, Две научные статьи Ланина Данилы по астрономии, студент Данила Ланин, выпуск Омской школы прапорщиков и прочее «не то».

- Так, наугад не выходит. Попробуем «Бодигард», Ялта. Он там работал, - Оля набрала слово в окошке поисковика и нажала ввод. - Ничего, ...понятно.

Оля пробовала так и этак, ничего конкретного. Последняя попытка выдала неожиданный результат: набрав сочетание «пельменная Бодигард», «Google» выдал фотографию офиса Данилы. Это была страничка конкурса смешных фотографий. Есть e-mail автора фотографии, аська: - ура, уже кое-что.

- О-о? Он что в «пельменной» работает, - Лера ничего не понимала.

- Нет, рядом. - Оля уже писала сообщение, какому-то «Раптору» в аську. «Превед, прикольная фота с пельменями, ты в Ялте? Нужен адрес этого бодигарда, хелп». - Оля перечитала написанное и улыбнулась. Леркина школа сленга.

Через пятнадцать минут пришел ответ Раптора: - «Превед, Бодигард съехал, пельмени остались».

Пятнадцатое августа, вторник. Ялта.

...Данила без проблем купил два билета. Проблемы, конечно, были, но не у него. Нет проблем с билетами в вагон люкс - «бери, не хочу». Люди, стоявшие в очереди, с завистью смотрели, как молодой человек, одетый в принципе неброско, легко выложил почти две с половиной сотни зеленых за два билета, да еще и на завтрашний поезд. Зависть этих людей буквально висела в воздухе и толкала в спину, пикируя подобно ворону. Данила почувствовал себя свободным от чужой зависти, только оказавшись на улице. Полдела сделано, осталось заехать в клинику. Вот как непредсказуемо разматывается нить событий. Еще неделю назад он знал на месяц вперед все свои дела. Но однажды ступив в сторону, идешь, словно по нетоптаному снегу. Данила мог бы поклясться участковым милиционером, да что там участковым - капитаном Вербой, что Оля была в экскурсионном автобусе. Была! Но почему, то оказалась в клинике. Потом, то, что написала Оля в записке, просто ни в какую рамку не вставить. Хоть кино снимай. Если верить Оле, то либо Киев, либо сам Данила просто сон. За себя Данила мог ручаться, а вот Киев? «Завтра сядем в поезд, и через сутки все встанет на свои места. Кто кому снится. Ясно только одно, в этой детективной ситуации нужно быть постоянно рядом с Олей». - Данила глянул краем глаза на висящий в небе рисунок и поднял руку голосуя. До клиники, было, минут десять езды, выходя из такси, Данила заметил фигуру Семена Евгеньевича на скамейке у входа. В руках у него было бумажная папка:

- Здравствуйте еще раз. Семен Евгеньевич, скажите, а Оля точно из Киева? Она так мне сказала, и я уже купил нам билеты на завтрашний поезд.

- Точно, из Киева, и адрес имеется. Ваш ударенный капитан пробивал это по своим каналам. Тут я склонен верить милиции. - Семен Евгеньевич открыл папку и достал небольшого размера документ, - вот, Светлая Виолета Васильевна, проживает одна, прописана, в августе выехала в Ялту для участия в фотосъемках. Это её работа, вы уже, наверное, знаете.

- Какая Виолета, мы же говорим об Оле, ничего не понимаю, я думал Виолета её сестра близнец. Кстати, я ее, кажется, видел в городе мельком.

- Кого видели, Олю? Она в город только с вами попала. Виолета это её полное, так сказать, имя. Оля - сокращение от Виолета. - Семен Евгеньевич заметил испуг в глазах Данилы, - что вы такого знаете, чего не знаю я, давайте поделитесь.

Данила растерялся, только что выстроенная картина объяснения происходящего, рассыпалась как пазл. Он думал, что разговор с Семеном Евгеньевичем, внесет окончательную ясность, оказалось все наоборот. Сестра близнец на экскурсии, Оля в больнице. Частичные провалы в памяти Оли. Все было более-менее логично. А теперь что же? Фантастика:

- Я видел Виолету, Олю в экскурсионном автобусе, позавчера. Экскурсия «Ялта - Ласточкино гнездо - Воронцевский парк». Я даже пытался её догнать, но не получилось. Но это точно была она. Точно!

- Этого не может быть, Оля была здесь, вам просто померещилось, показалось, сказались переживания. Так бывает. - Семен Евгеньевич передал Даниле папку, - вот возьмите, здесь история болезни и рекомендации, направления. Олю можно прооперировать и к ней вернется слух. Говорить она может, видимо не хочет, наверное, стесняется. Теперь уезжайте. Если капитан вас увидит, у вас плохие перспективы. Но вы мужчина, справитесь. Я волнуюсь об Оле. Лучше ей вернуться домой в вашем обществе. Я и весь персонал, не видели ни какой драки, я видел как капитан, поскользнувшись, упал и ударился головой, вас мы тоже не видели. Оля уехала одна. Вы поняли?

- Да, я все понял, - Данила пожал протянутую ладонь доктора и пошел к машине такси.

...Оля смотрела на страничку календаря: - «С ума сойти». На стене висел еще один, корпоративный. Та же картина. На экране телефона - та же дата и год. Оказывается, её занесло гораздо дальше. И что теперь с этим делать. Вам знакомо чувство отставшего от поезда человека. Когда стоишь на перроне, без вещей, твоего поезда уже нет. Паника, слезы, крики: - «Помогите». Все без толку. Твой мир умчался дальше к конечной станции без тебя. И его уже не вернуть, не догнать. Но ты продолжаешь за него цепляться, искать способы. Догнать, догнать, догнать... Ты еще недавно, благополучным путешественником, знающим расписание движения поезда наперёд, беспечно смотрел в окно. Жизнь мелькала за окном, проносясь из будущего в прошлое. Короткий миг остановки и твоя действительность объединилась с действительностью за окном. Дан гудок и разошлись. И у каждого свое, жизнь, будущее. Новый день, новая станция: - «Станция настоящее». Только сейчас ты не успел в поезд. Ты застрял на станции. Ты мог бы вспоминать эту станцию, глядя в окошко купе. Теперь же ты вспоминаешь ушедший поезд. Оле вспомнились странные слова, может быть строчки, какой-то забытой песни: - «А когда, вдруг, заметим, что поезд уже ушел и потерянных дней не вернуть, мы без лишних хлопот занимаем вагон чужой и в чужой отправляемся путь». Оля, почему-то знала, что только Данила может помочь. Она его помнила, смутно, но точно знала, он был в её жизни. Рита что-то говорила, но Оля не видела сквозь выступающие слезы. Догадавшись об этом, Рита взяла карандаш и красивыми печатными буквами написала в тетради: - «Что случилось, Оля?»

- Ничего Рита, когда приедет Даня? - Оля написала и протянула телефон.

Рита прочла и подумала обижено: - «Надо же, уже Даня». Забитая когда-то, но еще живая ревность показала свое обиженное личико, набрала номер - ответили после первого же гудка:

- Ало, Данила, Николаевич, - голос Риты, споткнувшись на отчестве, предательски дрогнул, - а когда вы будете?

- Уже еду, как Вы, все хорошо? Как Оля? - тревога и неподдельная теплота в голосе Данилы, как ни странно, успокоили. Рита посмотрела на Олю, та смотрела на календарь и кусала свои красивые губы, чуть ли не «до крови», как пишут в романах.

- Ничего, ревём и ждем, - стало жалко Олю и ...себя.

- Кто?
- Обе, вместе, - и Рита шмыгнула носом.
- Рита, успокойся и успокой Олю, я вот-вот буду. У меня хорошие новости. - Данила нажал отбой, Рита еще несколько секунд продолжала слушать гудки, собираясь с мыслями.

Они сидели молча. Рита разлила остатки коньяка по бокалам, взяла свой, подвинула к Оле ближе второй бокал. Та, молча, взяла, чокнулись, выпили. Полегчало. Рита медленно проговорила:

- Данила вот-вот будет, говорит с хорошими новостями. Не плач, Оленька. Он знаешь какой, я знаю, надежный, сильный, умный, одним словом, бодигард. И он тебя любит, я вижу, я чувствую шестым чувством.

«Стоп. - Оля задумалась. - Чувство - пятое-десятое. Нет, именно шестое». Она вспомнила, что когда увидела Данилу на пляже, возникло чувство, что видит она его не впервые и уверенность, что этот парень её любит. Сильная уверенность. Откуда она пришла эта уверенность - должно быть интуиция привела эту уверенность? И это слово - «бодигард». Это нелепое сочетание - «пельменная бодигард». Мощная волна дежавю накатила на Олю: - «Бодигард съехал, пельмени остались». Оля поняла, вдруг, что сейчас войдет Данила с билетами на поезд в руках, подойдет, сядет у её ног, положит билеты ей на колени, обнимет за ноги и скажет: - «Я тебя люблю, завтра мы едем к тебе в Киев». Голова закружилась. Оле показалось, что все это она видела во сне. Рита встала, должно быть, услыхав какие-то звуки, и ...открылась дверь. Вошел Даня, размахивая билетами и улыбаясь.

- Я тебя люблю, завтра мы едем к тебе в Киев! - Данила сидел у её ног, обняв колени, и смотрел, снизу вверх, заразительно улыбаясь.

Рита засуетилась, она явно не знала, куда себя деть.

- А давайте я вас из фоторужья щелкну! Доставайте Данила Николаевич свой супер - телефон и покажите, где кнопка, куда нажать. - Данила откинул экран на своей «Нокии» и передал Рите. Она долго и критично целилась, недовольно кривясь. Когда Оля, наконец, позируя, целовала Данилу, ловко нажала спуск, и сказала по-украински, что говорило о сильном волнении. - Ось вам, на згадку. А я до Васьки.

Рита подцепила свою сумочку, послала воздушный поцелуй и вышла, бросив на прощание:

- До завтра, не будем вам мешать. - Колокольчик звякнул и затих, щелчки закрываемого замка и тишина, она чувствовалась прямо таки материально.

Данила представил себе, каково это быть в постоянной тишине. Они сидели, обнявшись, и плели тишину. Данила боялся пошевелиться, он чувствовал дыхание Оли, чувствовал, как вздымается её грудь, как её дыхание щекочет шею. Прошло минут пять, или десять, или гораздо больше в полной тишине. В полной тишине, оказывается, легко потерять счет времени. Если нет звуков, и сидишь неподвижно, время будто исчезает. Как-то в детстве он играл со старшим братом. Братишка, видимо, хотел сбежать от мелкого Данилы к ровесникам, и предложил сыграть в прятки. Данила спрятался в платяном шкафу, укрывшись за висящими пальто. В шкафу было темно и тихо. Брат, наверное, тут же сбежал во двор к друзьям, а Данила просидел в шкафу до вечера, до возвращения родителей. Ему тогда, в полной тишине и темноте, потерявшему ориентиры, показалось, что времени прошло совсем чуть-чуть. Как же он был удивлен, увидев за окном наступившие сумерки. И с тех пор, он, будучи еще ребенком, часто прятался в шкафу, чтобы скоротать время в ожидании чего-либо. Это был его тайный способ. И вот сейчас он ждал. Оля шевельнулась первой, она обняла его за шею и увлекла на себя, откидываясь на диван. Её губы влажные и жадные - обожгли лицо. Вкусные и незнакомые...

Данила вернулся к реальности от громкого женского стона, разорвавшего тишину. На полу валялась смятая одежда. В сумерках офиса, как вспышка, неестественно белое, обнаженное и желанное тело Оли, совсем рядом. Голова кружилась, сердце, будто хотело выскочить из клетки груди на волю, в висках гулко и сильно стучала кровь, сбивая дыхание. Он взял в ладони её лицо и долго целовал, губы, нос, щеки, глаза. Оля отвечала. От каждого её ответного движения бросало в приятную дрожь. Оля еще раз громко вскрикнула и застыла, изогнувшись, через секунды уже полностью расслабленная и счастливая. Только кольцо её рук стало теснее. Она смотрела в глаза, не отрываясь, и вдруг произнесла:

- Я тебя люблю! - Голос её был красивым, но говорила она без интонаций, на одной ноте.

- Скажи еще раз, солнце, скажи. - Данила не верил происходящему и повторял, - скажи!

Оля повторила еще раз и рассмеялась. Она повернулась на бок и хотела подняться, но ноги подкосились, Оля легла рядом, пристроилась головой на плече Данилы и крепко прижалась к нему. Так приятно было чувствовать его каждым участком обнаженного тела. Она чувствовала, как он вздрагивает от любого её движения. Это приводило в восторг. Вожделение снова начало наполнять её, вытесняя приятную усталость, несколько минут назад поселившуюся в теле. Она чувствовала по нарастающей каждое ответное движение Дани, будто забираясь выше, выше и выше, до головокружения, она слышала его сердцебиение, и свое в унисон. Дрожь пробежала по телу, разбившись и утихнув где-то в области таза, сменившись вспышкой опьяняющего головокружения, и выжатая до капли душа, тело заполнились приятным бессилием.

Они пошли гулять. Голова, на удивление, была ясной, не смотря на выпитый коньяк. Оля держала Даню под руку, а он шел, увлекая её за собой в сторону гостиницы «Интурист». Там хороший парк, и, кроме того, по его мнению, последнюю ночь лучше провести в гостинице. Оле было легко, впервые кто-то решал за неё, и это было приятно. Она сейчас думала о своем, целиком доверив действительность своему бодигарду. Дежавю. Что-то слишком часто в последнее время оно случалось. Конечно, такое бывало и раньше. Оля даже пыталась, когда-то, выяснить научную точку зрения на это явление. Но вся литература, которая ей попалась, не давала вразумительного объяснения. Ошибки памяти, эпилепсия. Вспомнился Достоевский, в «Идиоте»: - «крик наступает долго и неприятно, но потом есть момент (прежде чем закричать и упасть в конвульсиях) за который стоит прожить всю жизнь ... это - момент просвещения». Оле казалось, что этот момент длится уже неделю. В данный момент они проходили мимо палатки с сувенирами. Бойкая женщина - продавец, по-скоморошьи зазывала потенциальных клиентов: - « Налетай, подбегай, сувениры покупай»! Данила, обрадовавшись, откликнулся на призыв, увлекая за собой Олю. А она почувствовала внезапный страх, как удар током, он пронзил все тело, вонзившись иглой в затылок. Оля вырвалась, отрицательно качая головой: «Нет, не надо, нет!». Она, вдруг с особой ясностью поняла, что это конец, что дальше пустота, обрыв... Данила все понял по-своему.

- Ну, зачем ты, мне хочется сделать тебе подарок, пожалуйста, Оленька! - Оля продолжала отчаянно сопротивляться и тянула за собой в сторону. - Пожалуйста! Оленька подожди меня вон там! На скамейке. Я на пару минут.

Немного успокоившись, она обняла и поцеловала в губы, так страстно, будто прощаясь. Данила не привык к её поцелуям, и они действовали как приличная доза алкоголя. Голова закружилась и он, слегка покачнувшись, двинулся к сувенирам, так и не заметив слезинки, побежавшей по Олиной щеке. Выбирая сувенир, он оглянулся и заметил её на скамейке, метрах в десяти от себя. Данила поднял над головой огромную раковину, показывая Оле. Она согласно кивнула головой. Следующим был деревянный дельфин - снова да, удалось её развеселить этими нелепыми сувенирами. Данила заметил красивый диско образный камешек на цепочке. Ему понравилось. Показал - Оля привстала.

- Беру вот это, сколько с меня, - он, улыбаясь, расплатился, получил упакованный в яркий пакетик кулончик и обернулся, ...Оля исчезла. Данила подумал, что она спряталась за кустами олеандров и, крадучись, двинулся в обход.

Данила уже полчаса метался по парку, постепенно увеличивая радиус своих поисков. Оли нигде не было. Какое-то время он был спокоен, принимая правила игры в прятки. Но с каждой минутой спокойствие перерастало в тревогу, пока не сменилось паникой. Еще полчаса Данила просидел на скамейке, ожидая чуда. Чуда не случилось, Оля не появилась. Он вертел в руках оставленный Олей телефон, он в который раз набирал номер офиса, Риты, Васи никто не отвечал. Вот и сейчас - глухо. Надо было, что-то делать. Таксист удивился, выслушав адрес, тут ходьбы десять минут, но деньги взял. Он провез Данилу полпути, шлагбаум перекрывал дорогу - тупик. Данила выскочил из машины и за шлагбаумом пересел в новое такси, которое тут же уехало: - «Ну и пассажиры, прямо кино, детектив. Двадцатка за двести метров». Данила выскочил из машины, подбегая к двери офиса, он уже понимал, что там никого нет.

...Оля смотрела в сторону Данилы, только для виду, она спешно набрала короткий текст SMS на свой номер мобильного и нажала «отправить», сообщение ушло. Она знала себя, знала что, удивится, но SMS сохранит, по крайней мере, теперь она будет знать Данькин телефон. Ну, в общем, есть надежда, что будет. Оля положила телефон рядом с собой на скамейку. Данила показывал большую раковину, подняв над головой, Оля утвердительно кивала. Теперь он весело размахивал огромным дельфином. Оля еще пробовала надеяться, что на этом все, но вот он показал это - маленький кулончик на цепочке. Оля его узнала и выпала из реальности. Снова головокружение, тошнота, цветной водоворот, темнота, вот Лерика держит клобик, вот опять темнота, вот дождь по щекам? Вот дверь? Оля крепко-крепко зажмурилась, вскакивая со скамейки на...

Десятое августа, воскресенье 2008 года, день рождения Леры. Киев.

...на подножку троллейбуса! «Тот самый!» - успела подумать она.

Продолжение следует...
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Портрет Бога в теплых тонах.Глава 7

Портрет Бога в теплых тонах.Глава 5

Глава 5 «Я открою вам тайну любовного зелья, для которого не нужны травы, не нужно колдовство ведьмы: если вы хотите, чтобы вас любили, - полюбите». (Г. Родосский). Пятнадцатое...

Портрет Бога в теплых тонах. Глава 6

Глава 6 Пятнадцатое августа, вторник. Ялта. В съёмочном павильоне стояли шум и толкотня. Массовка - сто человек различного возрастного диапазона, из разных социальных групп и...

Портрет Бога в теплых тонах. Глава 1

Портрет Бога в теплых тонах. Предисловие. Я прочел, только что полученное, письмо. Это был ответ издательства, о том, что рукопись принята в печать. Еще хорошо помнится день, когда...

Портрет Бога в теплых тонах. Глава 2

Глава 2 «Всей Вселенной нам творенье - будто бы изображенье, книга или зеркало». (Алан Лилльский). Десятое августа, четверг. Ялта. - Добрый вечер, в эфире новости. - Диктор сухо...

Портрет Бога в теплых тонах. Глава 3

Глава 3 «Тот, кто задает вопрос «почему?», может справиться почти со всяким «как?»». (Ницше). Тринадцатое августа, воскресенье. Ялта. Семен Евгеньевич был потомственным врачом, в...

Портрет Бога в теплых тонах.Глава 8

Глава 8 Десятого августа, воскресенье 2008 года, день рождения Леры. Киев. ...Почему же так мерзко, и этот запах, запах перегара в лицо. Она открыла глаза. Услышала пьяный хохот...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты