Опасное соседство 4

На другой день Мотька в школу не явилась. Неужели заболела? Но в таких случаях она сама или ее мама всегда звонят мне утром и предупреждают, что Мотьки не будет в школе. Очень странно! Я терялась в догадках и не находила себе места.
Опасное соседство 4
Ведь она что-то задумала вчера. А вдруг одна сунулась в логово врага и попала в беду? И даже уоки-токи у нее нет! Одна трубка осталась у Кости, а вторая – у меня дома. Что же делать? Результатом этих раздумий стали две пары – по алгебре и географии. Ну и черт с ними, лишь бы Мотька была жива и здорова!

Наконец прозвенел последний звонок, и я вихрем понеслась вниз, чуть не сбив с ног Лису Алису.

– Монахова! Что с тобой? Куда ты мчишься?

– Ой, простите, Алиса Петровна, я очень, очень спешу! – крикнула я и, не дав ей опомниться, понеслась дальше.

У Мотькиной двери я позвонила три раза, как обычно, и тут же мне открыла Мотька, целая и невредимая.

– Ты в своем уме? Почему в школе не была? Почему не предупредила? – набросилась я на нее.

Мотька загадочно улыбалась.

– Аська! Я такое провернула! Охренительный успех!

– Что ты провернула? Где?

– На Ломоносовском!

– Ты что, совсем?

– Да не шуми, Аська! Понимаешь, тут было такое стечение обстоятельств! А предупредить я не могла, очень рано из дому смоталась.

– Ладно, выкладывай!

– Понимаешь, думала я, думала и надумала, что ехать туда после школы скорее всего дохлый номер. Почему? Потому что, если человек работает, его в это время дома не застанешь. Значит, надо ловить его утречком, до работы. А тут вчера к нам мой двоюродный братишка приехал, Владик. Да ты ж его знаешь. Владик давно уже машинами бредит и вот вчера заявляется, гордый до невозможности: купил себе «жигуленок» подержанный, провозился с ним месяц и теперь ездит. Пока то да се, время позднее, мама ни за что его отпускать ночью не хочет. Ночуй, говорит, у нас, утром поедешь. Он согласился. А утром мама рано ушла, я и пристала к нему как банный лист: давай, мол, съезди со мной по одному делу! А у него сейчас отпуск. Ладно, говорит, черт с тобой, едем. Приезжаем на Ломоносовский – еще восьми нет. Дворник там подметает. Я к нему, наплела с три короба и спрашиваю, где мне Анну Иосифовну Шуркову найти? А он отвечает, что не помнит номер квартиры, а вон ее машина стоит. Я гляжу – роскошная машина, «Ауди». Владик мой сразу к ней прилип. Еле оттащила его. Сидим в машине, ждем. Братишка все ко мне пристает, в чем тут дело. Я ему, как могла, мозги запудрила.

– Да, это ты умеешь!

– Аська, не перебивай! Ну, сидим мы, а где-то в полдевятого, смотрю, выходит из нужного подъезда дамочка. Полный отпад! Супермодель. Ноги – метра полтора! Шуба норковая! Красивая – жуть!

– Шуба?

– И шуба, и баба! Как в кино! И идет она не куда-нибудь, а прямиком к «Ауди». Значит, это и есть наша Анна Иосифовна! Внимание, говорю, Владька, дуй сейчас за этой тачкой! А он говорит: «За такой бабой я хоть на край света! Только не на моей развалюхе за ней гнаться!» Я в слезы! «Да не реви, сестренка, авось не потеряем из виду!» А машин уже много. И не больно-то скорость разовьешь, даже и на «Ауди». Пристроились мы ей в хвост и едем себе! И приезжаем… Ни за что не угадаешь – куда.

– И куда?

– К «Ключ-банку»!

– Иди ты!

– И не говори! Я испугалась жутко! А потом вспомнила, что Феликса нет в Москве.

– А дальше что?

– А дальше – вылезает красотка из машины и чешет прямиком в банк.

– Она там работает? – догадалась я.

– Вот именно!

– Интересно, кем?

– Ты недооцениваешь свою подругу! Мы ведь к банку не подъехали, издали наблюдали, чтобы внимания не привлекать. Выскочила я из машины, а там на углу газетный киоск. Купила я быстро конверт, написала на нем «А.И.Шурковой», заклеила и бегом в банк. Меня, понятное дело, не пускают. А я им и говорю: Шуркова у вас работает? Она вот письмо выронила! Взяли они конверт, ощупали. Ладно, говорят, передадим. Неужели, спрашиваю, такая красавица в банке работает? А они ржут. И кем же – секретаршей? Нет, говорят, поднимай выше! Главным менеджером!

– Ни фига себе! Мотька, но, если ей передадут твой пустой конверт, она насторожиться может.

– Почему пустой? – удивилась Мотька. – Я туда карточку артиста Николая Еременко вложила.

– Почему именно Еременко?

– А другой в киоске не было! Отдадут ей конверт, она его вскроет, а там портрет Еременко. Она и подумает, что он в нее влюбился и хочет таким образом к ней подъехать, или решит, что просто кто-то над ней подшутил.

– Ох, Мотька, шутки шутками, а мне все это очень не нравится!

– И мне тоже! Ты не запомнила фамилию того майора, который нас допрашивал?

– Матюхин.

– Может, обратимся к нему? Скажем: парень, которого вы ищете, ездит на машине по доверенности от Шурковой! Это очень подозрительно!

– Так-то оно так, но, может, лучше дождаться Феликса и ему все сказать? Она ведь с ним работает. Может, он сам разберется? И потом, мы должны с ребятами посоветоваться. Ты и так уже все наши правила нарушила…

– Победителей не судят! – гордо заявила Мотька.

– А ты вспомни, как сама на Костю орала, когда он инициативу проявил и к Грише в дом втерся!

– Да, правда! Но только там одна глупость была, а тут какая версия выстраивается! Она, наверное, влюблена в Феликса по уши, а он ее, к примеру, отверг! И она хочет ему отомстить!

– Знаешь, Матильда, бомба как-то не похожа на женскую месть. Уж скорее бы она его отравила или пристрелила.

– А если у нее нет оружия? И потом – зачем она сама это будет делать? Наймет киллера, и порядок.

– Да что ж она, совсем дура? А если киллера поймают, да на ее машине?

– Кто этих киллеров ловит! Вон сколько народу поубивали, а где они, те киллеры? Хотя ладно, с ребятами надо посоветоваться! Пока Феликса нет в Москве, время у нас еще есть, и заявить на эту «супермодель» мы успеем.

На том и порешили.

– А чего ж ты в школу не пришла? Я там совсем извелась!

– Понимаешь, Владька сказал, что он со мной по моим делам ездил, а теперь ему одному скучно тащиться на рынок за запчастями. Вот мы и проездили!

Митя и Костя, как всегда, ждали нас у метро.

– Привет! Ну, поехали на Ломоносовский?

– Незачем уже.

– То есть?

– Матильда одна все разведала! Давай, Мотька, рассказывай!

Она повторила свой рассказ.

– Да, не слабо! – проговорил Костя, выслушав Матильду. – Воображаю, что бы вы мне сказали, выкинь я такой номер! Но… победителей не судят!

– А что я говорила! – закричала Мотька.

– Пошли ко мне, – предложил Митя. – Холодно.

Мы с радостью отправились к нему.

– Теперь все надо обсудить, – начал Костя. – С бухты-барахты мы действовать не имеем права. Сейчас речь уже не о картинах и норковой шубе, как в случае с Ненормой, тут на кон жизни человеческие поставлены.

– Я предлагаю пойти к нашему Николаю Николаевичу! – выпалила Мотька. – Он такой клевый мужик!

– Но ведь это дело ведет майор Матюхин… – вставила я.

– Коська, а может, лучше вообще к твоему папе обратиться? – предложила Матильда. – Хотя он еще не приехал…

– Отцу моему нельзя про все это говорить. Последствия могут быть для меня самые печальные…

– Нет, – решительно заговорил Митя, – мы, пока Феликс не вернулся, должны все сами выяснить. Конечно, эта женщина вызывает определенные подозрения, но…

– Какое тут может быть «но»? – завопила Мотька. – Ясно, как божий день, – она наняла убийцу, дала ему свою машину…

– Постой, Мотя, а ты номер «Ауди» запомнила? – перебил ее Костя.

– Да что ж я, лыком шитая? Конечно.

– А зачем тебе номер ее машины? – удивилась я. – Сейчас можно хоть пять машин иметь. Кому какое дело!

– Все-таки узнать, кто владелец, не мешает, – заметил Митя. – А вдруг она тоже по доверенности ездит, вот мы цепочку и размотаем.

– Зачем ей по доверенности ездить? Она, надо думать, не бедная, в состоянии купить себе вторую машину, заграничную, а старую отдать какому-нибудь родственнику. Кстати, она может ничего и не знать про покушение, – вдруг сообразила я. – Вполне вероятно. Она работает в банке, а ее родственник решил расчистить ей дорожку и убрать Феликса. А сама она ни сном ни духом…

– Не думаю, – возразила Мотька. – Понимаешь, не понравилась она мне.

– Чем?

– Лицо у нее какое-то… злое, неприятное.

– Ты ж говорила, что она невесть какая красавица?

– Ну и что? А красавицы разве не бывают противными?

– По-моему, не бывают, – сказал Митя. – Если она противная, то уже не красавица.

– Это вопрос очень спорный, – заявил Костя.

– Погодите, дайте договорить! – потребовала Мотька. – Мне кажется, что на такую женщину Феликс вполне мог обратить внимание и даже влюбиться в нее…

– Опять двадцать пять! – вздохнула я.

– Да, если хочешь знать, на любви вся мировая история держится! И вообще, вспомни, я частенько оказываюсь права! – рассердилась Матильда. – Так вот, он мог в нее влюбиться, а только потом понять, какая она противная. И бросить ее. А она теперь ему мстит! Вот!

– Конечно, исключить такой вариант нельзя, он вполне правдоподобен, как, впрочем, и Асино предположение насчет коварного родственника, – задумчиво проговорил Митя. – Кстати, надо только богу молиться, чтобы это именно так и было.

– Почему?

– Разве не ясно? С этим можно справиться, а вот если за дело взялась мафия…

– Верно! – поддержал друга Костя.

– А разве они не могут быть связаны с мафией? – спросила я.

– Вряд ли. Слишком легко мы их обнаружили.

– Ну и что? Узкоплечего мы тоже легко обнаружили, а за ним целая банда стояла, – напомнила Мотька.

– Короче говоря, мы должны решить – обращаться нам в милицию уже сейчас или погодить, – подвел итог Костя.

– Я считаю, – сказал Митя, – перво-наперво мы должны эти сведения передать самому Феликсу. Что называется: из рук в руки. Мало ли какие у него отношения с этой женщиной! К тому же она все-таки может оказаться совершенно невиновной. Ася! Твоя задача выяснить, когда Феликс приезжает, и установить с ним связь.

– Это несложно, у меня есть его телефоны, домашний и в банке. Я позвоню прямо сегодня и наговорю на автоответчик, попрошу срочно со мной связаться.

– Только не вздумай говорить на автоответчик, в чем дело.

– Разве я похожа на ненормальную?

– Ребята, а не последить ли нам пока за этой супермоделью? – предложила вдруг Мотька. – Костенька, давай, пока папы твоего нет!

– А что, это мысль! – согласился Костя. – Прямо сегодня, к концу рабочего дня, подъедем к банку и проследим за дамочкой! Правда, вот машину взять днем будет сложно. Ну да ничего, как-нибудь. Тогда сейчас разбегаемся, а в полшестого я жду вас в Коптельском переулке, напротив института Склифосовского.

К назначенному часу все мы собрались в Коптельском переулке, погрузились в Костин «жигуль» и поехали к «Ключ-банку». Остановились мы в соседнем переулке.

– Теперь так: Ася с Матильдой идут на разведку, мы остаемся тут, – скомандовал Костя. – Девочки, пусть кто-то из вас встанет на углу и, как только мадам выйдет, подаст мне сигнал.

– Какой? – спросила Мотька. – Может, я взмахну своей косынкой?

– Махай!

– Ладно, Аська, идем скорее!

Мы забежали за угол и пошли уже медленно, словно прогуливаясь.

– Вот черт! Проворонили! – воскликнула Мотька. – Нет ее машины!

– Давай обойдем кружок, вдруг она ее куда-то переставила.

– Давай, – с безнадежным вздохом согласилась Мотька.

Мы сделали круг, но машины не было.

– Пошли назад, чего тут время терять!

Мы вернулись к ребятам. Они уже по нашему виду все поняли.

– Улетела птичка? – спросил Митя.

– Улетела, не догонишь!

– Может, нам на Ломоносовский податься? – предложила Мотька.

– А чего там делать, если она домой вернулась? – пожал плечами Митя, а Костя решительно заявил:

– Нет! На Ломоносовский я без прав в час «пик» не поеду! Если бы была уверенность, что это не зря, я бы рискнул, а так… Нет.

– Правильно, – поддержала его я. – Не повезло нам сегодня, значит, будем действительно дожидаться Феликса, а то еще наломаем дров…

– Да, наверное, так лучше всего, – согласилась Мотька.

Глава XVI

САМЫЙ ЛУЧШИЙ В МИРЕ ДЕД

Вечером ко мне в комнату заглянул дедушка.

– Не спишь? Аська, хочешь завтра поехать со мной встречать Ниночку?

– Уже завтра?

– Да! – Дед покраснел. – Так поедешь?

– Конечно! Дед, мне так интересно!

– Дуреха ты! Но я надеюсь, вы друг другу понравитесь. Я ей столько о тебе рассказывал!

– А мне о ней – ничего! Это нечестно!

– Если подружитесь, она сама тебе все о себе расскажет.

– Дед, а на чем же мы поедем? На такси?

– Зачем? Мне Саша свою машину дает.

Саша – это дедушкин аккомпаниатор, Александр Ефимович.

– Придется тебе ради такого дела школу пропустить, переживешь?

– Переживу, дедуля, с легкостью! Тем более завтра химия.

– О! Наверное, не следует мне тебя от химии отрывать!

– Следует, очень даже следует! Дед, а как мне ее называть? У нее есть отчество?

– Разумеется, – рассмеялся дедушка. – Нина Филипповна, но, думаю, лучше просто Нина, они ведь там, в Парижах своих, к отчествам не привыкли.

– Да, дед, когда у тебя концерт в Большом зале?

– Уже через пять дней, так что я тебя попрошу, как говорится, не в службу, а в дружбу, будь к ней повнимательнее, а то у меня, сама знаешь, перед концертом времени мало будет. Согласна?

– Я-то согласна, но…

– А что, у тебя тоже дела?

– Да, хотя я сама еще не знаю, как все сложится…

– Что-то ты темнишь, ребенок! Вы опять в какое-то расследование ввязались? Да? Выкладывай, ты же знаешь, я тебя не выдам!

«Так-то оно так, – подумала я, – но уж больно много всего пришлось бы рассказывать, а еще о большем умалчивать, в результате ничего нельзя будет понять и дед смекнет, что дело серьезное. А кому это нужно? Но что-то сказать все же придется».

– Понимаешь, дед, мы тут с Матильдой предотвратили угон одного «Мерседеса»…

– И что?

– А теперь, кажется, вышли на след угонщика…

– И установили за ним слежку?

– Да!

– Аська, а тебе эти детективные игры еще не надоели?

– Ничуточки!

– Жаль! Мама твоя ужасно сердится. Знаешь, она мне даже специально звонила, чтобы я не вздумал привозить тебе что-нибудь эдакое, детективное, вроде уоки-токи.

– И ты послушался! Эх, дед!

– В том-то и беда, что не послушался, – прошептал он.

– Дед!

– Понимаешь, когда она позвонила, я уже эту вещь купил. Не выбрасывать же ее.

– Дед, а что это?

– Погоди, сейчас принесу. Только, чур, меня не выдавать!

Дед вышел и через минуту вернулся с небольшой коробкой.

– Вот! Держи! Это очень сильный бинокль. Если объект находится в ста метрах от тебя, то его видно как на ладони.

– Дед, какой же ты умница! Дай я тебя поцелую!

– Но ни слова маме! И папе тоже! Хорошенько спрячь его!

– Еще бы! Ой, для нашего «Квартета» это незаменимая вещь! – вырвалось у меня.

– Для какого квартета? – удивился дед.

– Ну, нас ведь четверо, мы с Мотькой и Митя с Костей. Вот тебе и квартет.

– По-моему, ты врешь старику!

– Дед!

– Да я по глазам твоим вижу – после удачи с бандой вы вчетвером организовали какое-нибудь тайное общество и назвали его «Квартетом»? Я верно мыслю?

– Да… Откуда ты знаешь?

– Ну, я человек, умудренный опытом и не вовсе забывший собственное детство, так что тебе, матушка, меня не надуть!

– Эх, дед, какой бы из тебя сыщик получился!

– Ну, певец я тоже недурной!

– И самый лучший в мире дед!

– Несмотря на парижанку?

– Несмотря ни на что!

Утром я позвонила Матильде и предупредила, что не приду в школу.

– Счастливая! – вздохнула Мотька. – Ты только не забудь выяснить, когда Феликс вернется, – напомнила мне она.

– Не забуду. Просто сейчас рано. А вернусь из аэропорта и позвоню секретарше.

– Ты сразу скажи ей, что это ты и что тебе необходимо срочно с ним встретиться!

– Ясный перец! Может, после школы зайдешь?

– Нет, неудобно!

– Глупости, очень даже удобно! Небось, от любопытства умираешь?

– Еще бы!

– Вот и приходи, не ломайся!

– Там видно будет!

За завтраком я спросила деда:

– А где Сашина машина?

– Внизу. Он вчера мне ее оставил.

– Отлично! Давно мы с тобой никуда вдвоем не ездили!

Когда мы спустились вниз, то увидели, что за рулем сидит сам Александр Ефимович.

– Сашка! Ты что здесь делаешь? – загремел дед.

– Понимаете, Игорь Васильевич, я вчера вспомнил, во что вы превратили свою машину… ночь, можно сказать, не спал, а утром решил: лучше мне самому поехать, а то минуты покоя не будет!

– Ну ты и нахал! Я же прекрасно вожу машину!

– Да, на европейских автобанах! А в Москве вы давненько не ездили. Береженого бог бережет!

– Эх, а я тебя другом считал!

– Дружба дружбой, Игорь Васильевич, а «Вольво» – врозь!

– А ты, Саша, оказывается, жлоб! – добродушно засмеялся дед.

– Да, в советское время про меня написали бы фельетон: «Жлоб на иномарке»!

Всю дорогу дед и Александр Ефимович подшучивали друг над другом, а я сидела и думала, что же я скажу Феликсу при встрече и как лучше – пойти мне к нему одной, или с Мотькой, или всем «Квартетом». И пришла к выводу, что лучше пойти вчетвером. Так будет выглядеть солиднее. Не просто две девчонки, неравнодушные к нему… Хотя больше всего мне хотелось спасти его самой, в одиночку.

– А что это Ася сегодня такая молчаливая? – удивился Александр Ефимович.

– Понимаешь, Саша, все-таки не зря мы девочку музыке учили, она теперь играет в квартете, – сказал дедушка.

– Серьезно? Молодчина, Ася! И что это за квартет?

– У нас в школе, обычный инструментальный квартет! – не моргнув глазом, подхватила я. – Фортепьяно, две скрипки и виолончель.

– Но ведь ты учишься в обычной школе – не в музыкальной? Неужто в наше время такое бывает? – изумлялся Александр Ефимович.

– В наше время все бывает!

– Невероятно!

Дед уже трясся от хохота, а я подумала, что это можно использовать при случае. Отличная отмазка – инструментальный квартет, если вдруг сболтнешь что-то ненароком!

Наконец мы приехали в Шереметьево.

– Аська, сходи на разведку, покрутись там: погляди, нет ли корреспондентов, – попросил дед.

Я выскочила, подошла к справочной, нарочно спросила про парижский рейс, хотя все данные были отчетливо видны на большом табло, но никто на меня внимания не обратил. И вообще, вокруг ничего похожего на давешнюю толпу журналистов не было видно.

Я подбежала к машине и доложила обстановку. Дед повернулся ко мне, и я ахнула – на нем были темные очки, беретка, прикрывающая его пышные с проседью волосы, и густые седые усы.

– Дед! Ну ты даешь! Прямо Штирлиц!

– Это я на всякий случай! Ну, как там?

– Все чисто! Сними только эти усы, дед, ты в них какой-то чужой! И твоя Ниночка тебя не узнает!

– Ниночка меня всегда узнает! Не волнуйся, усы я сниму, но позже! Меры предосторожности не помешают!

Дед был в прекрасном расположении духа.

Ниночка понравилась мне с первого взгляда! Невысокая, тоненькая, как все балерины, и не сказать чтобы очень красивая, нет, но с таким живым и веселым лицом, что от нее просто глаз было не оторвать. Да, вкус у дедушки – что надо!

– Игорь, что это за маскарад? – воскликнула она, и вдруг откуда ни возьмись на нас налетела очкастая девица с фотоаппаратом, та самая, что в прошлый раз снимала меня.

– Господин Потоцкий, это и есть ваша невеста?

Дед, в очках, усах и беретке, повернулся к ней и что-то сказал по-французски.

– Извините, я, кажется, обозналась!

Надо заметить, что в прошлый раз дед был в длинном пальто, а сейчас – в теплой куртке. Я отбежала в сторону, чтобы девица меня не опознала, а Ниночка сразу включилась в игру: тоже заверещала по-французски. Александр Ефимович стоял в сторонке, давясь от смеха. Девица пристально в него вгляделась и бросилась к нему, а дед с Ниночкой покатили тележку к выходу.

– Вы аккомпаниатор Потоцкого? – вцепилась девица в Александра Ефимовича.

– Я!

– Вы встречаете его невесту?

– Невесту? Почему? Я встречаю свою сестру!

– Из Парижа?

– О нет! Из Тель-Авива!

Девица тут же потеряла к нему интерес, отвернулась и стала внимательно оглядывать каждого выходящего из таможенных воротцев. Мы с Александром Ефимовичем бросились догонять дедушку и Ниночку. Те, хохоча, как молодые, грузили Ниночкины вещи в машину. Дедушка был уже без усов и темных очков.

– Ася! – воскликнула Ниночка. – Мы даже познакомиться не успели! Я столько о тебе слышала! Игорь только о тебе и говорит!

– Атас! – крикнул вдруг дедушка. – По коням!

Я оглянулась – к нам бежала очкастая девица и за нею еще трое парней в кожаных куртках и с видеокамерами.

Мы с Ниночкой плюхнулись на заднее сиденье, и Александр Ефимович рванул с места.

– Нина, думаешь, это ко мне такой интерес? – сказал дедушка. – Ничего подобного! Два месяца назад, когда я приехал, на меня ни одна собака внимания не обратила! А сейчас… Их всех интересует только моя невеста…

– Как это у вас говорят: нет пророка в своем отечестве, да?

– Вот именно!

– Зато помнишь, как итальянцы не давали тебе прохода?

– О! Разве такое забудешь! – воскликнул дедушка.

– Дед! Ты нам про это не рассказывал!

– А что тут особенного? Просто «Дон Карлос» в Милане имел такой успех, что меня узнавали даже уличные торговцы.

– Ничего удивительного, – заметил Александр Ефимович. – Этот спектакль показывали по телевизору, а по телевизору – кого ни покажи, на улице узнают!

– Ах ты наглец!

– Это вам за жлоба, Игорь Васильич!

Глава XVII

ТАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Вопреки ожиданию, Ниночка понравилась сразу всем. Даже маме и тете Липе. Она с таким наслаждением уминала все, чем ее потчевала тетя Липа, что на нее приятно было смотреть. Заметив удивленный мамин взгляд, она рассмеялась:

– Не удивляйтесь, Тата, мне в жизни повезло – я не толстею! Конечно, пока я танцевала, то соблюдала диету, а теперь ем практически все, но на мне это не отражается!

– Да, действительно везение! – улыбнулась мама.

За всеми этими событиями и разговорами я совершенно забыла, что должна выяснить, когда приезжает Феликс. И вдруг меня словно что-то толкнуло. Я тихонько вылезла из-за стола, благо обед подходил к концу, и бросилась к телефону. Трубку взяла секретарша.

– Скажите, пожалуйста, когда я смогу поговорить с Феликсом Михайловичем?

– А кто его спрашивает?

– Ася Монахова.

– И о чем же ты хочешь говорить с Феликсом Михайловичем?

– У меня к нему сугубо личное дело!

– Ах, вот так!

Ее насмешливо-снисходительный тон задел меня за живое.

– Да! Феликс Михайлович сказал, что я в любой момент могу к нему обратиться! Он сам дал мне свою визитную карточку, так что, если вы меня не соедините с ним, я буду звонить ему домой!

– Не сердись, Ася Монахова, я ему передам, что ты звонила. Он твой телефон знает?

– Знает, но дело очень, очень срочное! Когда он приедет?

– Вообще-то он не велел говорить, но, кажется, послезавтра.

– Послезавтра? Спасибо! Только обязательно передайте, не забудьте!

– Не волнуйся, не забуду! Я уже записала – срочно позвонить Асе Монаховой! Годится?

– Да, спасибо большое!

Так, послезавтра приедет Феликс, и, думаю, ему неприятно будет узнать, что главный менеджер его банка водит дружбу с парнем, покушавшимся на его жизнь. Но что, если это только цепь случайностей? А может, и вовсе ерунда? Вдруг это совсем другой парень? Мало ли в Москве хромых парней в бордовых куртках? Хоть пруд пруди. В преддверии встречи с Феликсом все наши соображения показались мне вдруг сущей чепухой, и, несомненно, Феликс только поднимет нас на смех! Но теперь поздно – я уже позвонила! А ведь возможно и другое… Вдруг секретарша заодно с Шурковой? И, заподозрив что-то, не передаст ничего Феликсу? Мне уже всюду мерещились злодейки, подстерегающие его. И я решила позвонить ему домой и наговорить на автоответчик все необходимое. Так я и сделала.

На следующий день после школы мы с Матильдой отправились на карате. А потом поехали ко мне. Мотьке не терпелось взглянуть на Ниночку. Едва мы вошли в квартиру, как Ниночка выскочила нам навстречу.

– О! Это Матильда, я знаю! – воскликнула она. – Здравствуй, Матильда, Игорь мне про тебя много рассказывал!

Польщенная Мотька страшно смутилась.

– Здравствуйте, – пробормотала она.

– А вы одна? – спросила я, вспомнив просьбу дедушки позаботиться о Ниночке.

– Одна? Нет! Я помогала тете Липе лепить пельмени, но у меня плохо получается!

Ну, уж если тетя Липа допустила Ниночку до пельменей, значит, действительно признала ее!

– Нина! – крикнула из кухни тетя Липа. – Веди девочек сюда, я их покормлю!

Ого, уже на «ты»!

Тетя Липа усадила нас за стол.

– Нина, а может, и ты с ними поешь?

– Поем! С удовольствием! У вас так все вкусно!

Ниночка, блестя черными глазами, подсела к нам.

– Девочки, прошу вас, говорите мне «ты»! Хорошо?

– Неудобно как-то, – сказала Мотька.

– Почему неудобно? Мне как раз так удобнее! Ася, Матильда, я вас прошу!

– Хорошо! – сказала я. – Попробуем!

– Вы… Ты первый раз в Москве? – спросила Мотька.

– Да. И в России тоже первый раз! Но я еще почти ничего не видела!

Тут раздался телефонный звонок.

– Асютка, подойди, – попросила тетя Липа. Я пошла к телефону.

– Ася?

От звуков этого голоса я сомлела.

– Да!

– Асенька, это Ключевский. Ты мне звонила? Что случилось?

– Вы уже в Москве? – опомнилась я. – Мне ваша секретарша сказала, что вы только завтра возвращаетесь.

– Это официальная версия. Секретарша тоже еще не знает о моем возвращении. Так в чем же дело, Ася?

– Феликс Михайлович, это не телефонный разговор, но вам грозит опасность.

Он горько рассмеялся.

– Увы, это не новость! Или ты знаешь что-то конкретное?

– Да! Кажется, знаю. Мы с друзьями нашли того парня, ну, вы понимаете… Но точно не знаем, он ли это, а в милицию без вас заявлять не хотели.

– Погоди, мы вот что сделаем… Ты сможешь через полчаса спуститься вниз? За тобой заедет Федор, потом он тебя отвезет домой.

– Да, но я с Матильдой.

– Хорошо! Жду вас, девочки!

Я ворвалась на кухню с воплем:

– Матильда! Нас срочно вызывают в школу!

– В школу? – удивилась тетя Липа. – Зачем?

– У нас там вечер готовится, репетиция! А мы забыли!

– А мне можно с вами? – спросила Ниночка.

– На вечер – пожалуйста! Но на репетицию – нельзя!

– Как говорят, целому дураку полработы не показывают? – засмеялась она.

– Только уж вы, пожалуйста, все доешьте! – потребовала тетя Липа. – И после репетиции сразу домой!

Время у нас еще было, и я спокойно села за стол. Мотька смотрела на меня непонимающими глазами. Я украдкой показала ей на пол.

– Феликс? – одними губами спросила она.

Я кивнула. Мы быстренько поели, поблагодарили и выскочили из-за стола.

– Что случилось? – уже в моей комнате спросила Мотька.

– Мы с тобой едем к нему! – выпалила я. – За нами через пятнадцать минут заедет Федор, а потом отвезет нас домой!

– Вот здорово! Я еще никогда не ездила на «мерсе»! Ой, а как же я поеду к нему в таком виде?

Вид у нас обеих после карате был не слишком роскошный. Мы побежали в ванную, наскоро ополоснулись, причесались. Потом я стала подыскивать Матильде какую-нибудь блузочку понаряднее. И сама переоделась.

– Что это вы так возитесь? – удивленно спросила заглянувшая к нам тетя Липа. – То бежите, как на пожар, а теперь копаетесь, как кулемы!

– Уже уходим! – сказала я.

Наконец мы выскочили во двор. «Мерседеса» еще не было.

– Привет, девчата! – сказал Федор, сидевший за рулем потрепанной «Волги». – Прошу садиться!

Мы разочарованно переглянулись и забрались на заднее сиденье.

– А что это ты не на «мерсе»? – спросила Мотька.

– Конспирация! Хозяин еще не прилетел. Понятно?

– Понятно!

Федор привез нас к подъезду обычного многоэтажного дома в Марьиной Роще. Очень странно, так как домашний телефон Феликса начинался на 272, а такие номера – в районе Таганки. Федор словно услышал мои мысли.

– Тут мама его живет, – шепнул он нам.

Мы втроем поднялись на девятый этаж. Федор позвонил три раза, и дверь, с виду ничем не примечательная, не бронированная, открылась. На пороге стоял Феликс.

– Здравствуйте, девочки! Заходите, заходите! Да не стесняйтесь. Федя, помоги девочкам раздеться! Идемте на кухню, там удобнее.

Мы с любопытством озирались. Ничто в этой квартире не свидетельствовало о роде занятий Феликса. Все очень скромно, если не бедно.

– Не удивляйтесь, – рассмеялся он, – это мамина квартира, а она не позволяет ничего здесь менять. С огромным трудом уговорил ее поехать за границу полечиться. Так что здесь я один хозяйничаю. Да вы садитесь. Хотите чаю?

– Нет, спасибо!

– А мороженого?

Мы переглянулись.

– Понятно, мороженого хотите. – Он вынул из холодильника большую коробку, поставил ее на стол, достал блюдечки и чайные ложки, потом подумал и взял из холодильника еще три банки кока-колы. – Вот, налетайте!

Было так странно сидеть на этой тесной кухне рядом с похожим на голливудскую звезду Феликсом…

– Ну, что же вы, девочки?

– Можно, мы сперва расскажем вам про дело… – начала Мотька.

– Успеется, а то мороженое растает! – Он открыл коробку и разложил мороженое в три блюдечка.

– Вы тоже любите мороженое? – спросила я.

– Обожаю!

Он принялся уписывать мороженое, и нам ничего другого не оставалось, как последовать его примеру.

– Добавки хотите?

– Нет, спасибо!

– Ну что ж, выкладывайте, что вы узнали, – со вздохом сказал он. – Сердцем чую: ничего хорошего.

– Аська, давай ты, – прошептала Мотька.

– Понимаете, – начала я, – я с Митей, это наш друг, была в кафе, и там сидел один парень, сначала я на него внимания не обратила, а когда он собрался уходить и оделся, я его узнала. Это был тот, ну, тот самый парень… И еще он прихрамывал…

– Так! И что же ты, за ним побежала?

– Нет, я бы не успела. Я рассказала об этом друзьям, и мы решили выследить его.

– Каким образом?

– Мы стали каждый день ходить в это кафе. По очереди. И через несколько дней он опять появился. Тогда наши мальчики пошли за ним. Он спустился в метро, доехал до «Алексеевской», а потом вышел и, пройдя немного, сел в машину. У Кости дядя работает в ГАИ, он через него узнал, кто владелец этой машины.

– И кто же? – насторожился Феликс.

– Анна Иосифовна Шуркова.

– Быть не может!

– Еще мы узнали, что она работает в вашем банке. Мы только поэтому не обратились в милицию. Подумали: вы сами разберетесь.

Феликс глубоко задумался. Потом сказал:

– Девочки, я вам уже обязан жизнью, я вечный ваш должник и никогда не простил бы себе, если бы вы из-за меня подверглись хоть малейшей опасности. Поэтому примите мою благодарность, но, прошу, держитесь подальше от…

– Торфяных болот… – вырвалось у меня.

Феликс рассмеялся.

– Вот именно. Тем более что на наших болотах водятся звери пострашнее собаки Баскервилей. Пообещайте мне не заниматься больше детективной деятельностью. Это не для вас. Вы умные девочки, приметливые и можете случайно влипнуть во что-то… совсем не детское.

Неужели он видит в нас просто детей?

– А я, со своей стороны, обещаю вам принять все меры предосторожности. Видите, я уже стал конспиратором: кроме вас и Федора, ни одна живая душа не знает, что я уже в Москве. Таким образом, я надеюсь кое-что важное выяснить. Итак, мы договорились – никакой детективной деятельности?

– Договорились, – вяло пробормотали мы с Матильдой.

– Ну и отлично! Мороженого больше не хотите? Нет? Тогда Федор вас сейчас отвезет. Федя! Бросай свой хоккей и отвези девочек!

Когда мы вылезли из машины у моего подъезда, Мотька вдруг предложила:

– Давай посидим на лавочке.

– Давай.

Мне тоже не хотелось сразу идти домой.

– Ну, и что ты думаешь обо всем этом? – спросила она.

– Не знаю еще, не разобралась.

– Как ты считаешь, он просил нас бросить детективную деятельность вообще или только в том, что его касается?

– Думаю, вообще…

– А по-моему, это не его дело! – вскипела вдруг Матильда. – Посмотрела бы я, где бы он был, если б не наша деятельность! Скажешь – нет?

– Знаешь, Матильда, раз он не хочет, чтобы мы его делами занимались, бог с ним. А наши дела – это наши дела! Будем считать, что с первой задачей «Квартет» справился. А дальше… Пока будем торговать, денежки зарабатывать, – глядишь, и еще что-то подвернется…

– Так-то оно так, но жалко, что мы не узнаем ничего про эту Шуркову. Виновата она или нет? Тот это парень или другой? Черт, надо было взять с него слово, что он нам все расскажет… А мы, дуры стоеросовые, рассиропились от его красоты и мороженого…

Немного помолчав, Мотька вдруг задумчиво проговорила:

– Кажется, я понимаю, что происходит с его женщинами. Они при нем дуреют, крыша у них едет, а потом, как опомнятся… Одна мчится из Питера с ним поговорить, другая вовсе киллера нанимает…

– Наверное, ты права, – засмеялась я. – Ладно, черт с ним. Пусть живет, как хочет. А как тебе Ниночка? – перевела я разговор.

– Ужасно славная! Я думала, у Игоря Васильевича жена будет невесть какая красавица, а эта… она лучше, чем красавица, правда?

– Правда!

– Ась, а мальчишкам скажем про сегодняшнее?

– Наверное, надо сказать, а то они не поймут, почему мы от этого дела отказались.

– А пленку по вечерам будешь слушать?

– Да надо бы… мало ли что…

– Ладно, Аська, пойду я домой…
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Опасное соседство 4

Опасное соседство 5

Прошло несколько дней. В доме началась подготовка к концерту. Дед усиленно занимался с Александром Ефимовичем. Я водила Ниночку по Москве. А тетя Липа и мама готовились к приему...

Опасное соседство 3

В понедельник с утра начались неприятности. Первое, что мы увидели, войдя в школу, было написанное большущими буквами объявление о том, что вместо пятницы, когда мы не учились из...

Опасное соседство 2

Вечером мама сказала: – Аська, хочешь пойти с папой к нам в театр, на юбилей Филимонова? – А сто’ит? – Конечно! Будет очень здорово, куча поздравителей от разных театров...

Опасное соседство 1

– Я считаю, – начал Костя, – что без денег нашему сыскному бюро, простите за каламбур, просто грош цена. – Почему? – удивились мы с Матильдой. – Мы вон без всяких денег целую банду...

Опасность, идущая изнутри

Опасность, идущая изнутри, отчего-то обычно людям кажется дальше той, что им угрожает снаружи. *** Как это ни парадоксально, главным победителем в жизни оказаться вполне может тот...

Опасные мысли

Андрей Геннадиевич Демидов ОПАСНЫЕ МЫСЛИ роман Глава 1 Дождь не унимался, молотил по зонтам, беззащитным спинам прохожих, вздувал на лужах большие пузыри, стучал по стеклам...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты