Метафизика архитектурного творчества - 2

Принципы созидания

Основных принципов формообразования Мира, главных энергий созидания немного. Проявляясь на разных уровнях Бытия и взаимодействуя между собой, они и определяют все многообразие сущего. Понимание основных принципов структурирования энергии Единого и придания ей формы, позволит отображая эти идеи в виде организованной, упорядоченной материальности наших пространств, создавать архитектурные образы имеющие сущностную, мировоззренческую значимость и глубину.

Единое. Он один. Всеобщая основа, исток и родительское лоно всего Сущего. Все начинается от Него и все возвращается обратно к Нему. Это недосягаемая пока высота и цель устремления для мириадов воплощенных разумов Вселенной. Он - начало и конец Мира, исток и венец Творения в всех прямых и переносных смыслах. Все процессы существования и вся структура материальности Мироздания отражают это главенство.

Геометрически - это точка, а так как это во всех аспектах наивысшее в Мироздании, то она в наших привычных понятиях и координатах находится вверху, в зените. Никакой архитектурный элемент не олицетворяет Единое, и не имеет своим высшим аспектом исток Мира, если не представляет эту точку зенита. Интерпретация точки в размерность нашего пространства дает шар, сферу. Для отображения Абсолюта она должна быть только вверху, как недосягаемый предел олицетворяющий все высшее.

Переходя к поверхности получаем круглое или замкнутое в плане здание с резко усеченным аспектом истока Сущего: от высшего и всеобщего остается приземленность и всесторонность. Соответственно замкнутая форма сооружений применялась в фортификации и крепостном строительстве, позволяя встретить опасность укрепленным фасадом со всех сторон. Не забыта она и сегодня. Эта замкнутость олицетворяет центр в его всесторонности, выхолащивая образ Единого до плоскостного восприятия.

Открываемая лишь с высоты птичьего полета многоэшелонированная замкнутость Пентагона, с его тектонично выпуклыми, резкими и агрессивными углами конструкций, выдают претензии не просто на всесторонность. Скрытая и многократно повторенная замкнутость порождает всенаправленность такого накала, что появляются претензии на всемирность планетного масштаба. Рождаемые в центре военного ведомства амбиции маскируются, с какой стороны и как не посмотришь, за мирным фасадом обычного здания, отражая ментальность и характер действий главной «акулы империализма».

Созданием Мира Абсолют проявляет активность, и открывается этим для нас своим порождающим и воспринимающим аспектами. Исток энергии от Него ко все более плотным мирам, в наших условиях вниз - главный принцип происхождения всего Сущего, рождения Мироздания, жизни и сознания во Вселенной. Обратная устремленность к Нему, в пространстве земли вверх, в его воспринимающем аспекте - есть направление эволюции разума и всего процесса самоосознания в Мире.

Воплощенное отображение Единого в аспекте порождения, его живая икона - Солнце с потоком расходящихся лучей, дарующих жизнь всему земному. Изображение в аспекте восприятия - обычная многолучевая звезда. При нахождении звезды в зените, расхождение из нее или схождение в нее олицетворяет начало и конец, альфу и омегу всего Сущего - Единое, в атрибутах порождения и восприятия. Никакой архитектурный элемент, направленный к горнему или исходящий от него не олицетворяет эти аспекты Абсолюта, и не имеет своим высшим смыслом исток и венец всего Мира, если не указывает в зенит.

Создать архитектурный образ Единого, особенно в его высших аспектах непросто. Воплотить же его порождающий и воспринимающий аспекты ощутимо легче. Архитектурное олицетворение Истока мира в его активном порождающем качестве - вертикаль, исходящая из зенита с расширением вниз или многолучевое расширение. Резкое экспоненциальное расширение этой вертикали, переходящее в своем пределе в горизонталь, акцентирует порождение Единым всего Сущего, всего разнообразия Мира, всей множественности проявленного.

Устремленность к Нему вверх, в его воспринимающем аспекте - есть направление эволюции разума и самоосознания во Вселенной. Ярко выраженная вертикаль, устремленная в зенит, в точку - наглядное архитектурное отображение этого принципа. Вертикаль олицетворяет устремление к Духу, к высшему во всех отношениях, знаменуя для человека приоритет сознания над инстинктом, любви и добра над эгоизмом и злом, человечности над животностью - отображая этим процесс эволюции самоосознания.

В этом плане интересна эмблема Олимпиады 1980 года, не получившая правда монументального или архитектурного выражения. Представляя «пять колец, переплетённых в основании, и устремленные вверх линии, символизирующие спортивные дорожки, со звездой вверху», этот графический образ в своем высшем аспекте прямо отображает устремленность к Единому всего Сущего. «Быстрее, выше, сильнее» - девиз олимпийского движения созвучен этой устремленности, что наряду с пятилучевой звездой (еще и советский атрибут) и лаконичностью образа предопределило его победу в конкурсе.

При устремленности всего Сущего к Единому, сужающаяся в зенит вертикаль опирается на широкое основание всей проявленной множественности Мира. Фасад лютеранской церкви Хатльгримскиркья в Рейкьявике - чудесное воплощение этого движения всего Сущего к Истоку. Вертикальность членений широких крыльев фасада лишь подчеркивает устремленность в зенит высокой башни, являющейся четвертым по высоте зданием в Исландии. И совершенно не случайно, что эта церковь стала одной из главных достопримечательностей города.

Телебашня в Останкино, не смотря на иглообразную направленность в зенит, не создает гармонии устремленности вверх. Возникает чувство суставчатости, ступенчатости, серых чужеродных наростов, тормозящих устремление к Истоку. Вольно или невольно (главная башня Москвы и страны), но это аллегория трудного пути самой России в своей устремленности к высшему. Хотя башня очень удачно опирается на «корни», расходящиеся в стороны, создавая чувство надежности опоры и лишь намекая на ту скрытую под ними мощь, которая направлена к Абсолюту.

Единое - чистая энергия, невесомая, тончайшая часть материи. По мере порождения всего Сущего материя уплотняется, грубеет, возникают все более насыщенные энергетические поля, порождается вещество, и в конечном итоге возникают островки предельного действия и космического выражения Тамаса - нейтронные звезды и черные дыры космоса. Архитектурно, чем вертикаль ниже от высшей точки, тем плотнее структура, тем грубее конструкция, тем темнее цвет. И наоборот, чем выше и ближе к Единому - тем тоньше, легче, светлее и пронизанней светом.

Верх, небо, горнее - вполне обоснованно ассоциируется со светом, раем, божественным. Совершенно не случайно во многих странах мира и различных культурах, культовые здания большинства религий имеют в разной форме выраженную тягу к движению вверх, к свету. Или соответствующее навершие, венчающее здание. А вот горячительно-увеселительные, и прочего непотребного толка заведения очень органично стремятся располагаться внизу, в темноте, в подвале - подальше от света и Единого.

Чем сильнее выражена вертикальность, тем больший порыв к духовности, возвышенному и любви. Чем больше вертикалей в здании, чем четче они очерчены, чем пронизанный светом - тем сильнее возникает чувство просветленности и тяги к высшему. Не зря светлый, с обилием колонн Парфенон - храм благого божества (вполне допустима корреляция языческого многобожия с многоколонностью). С развитием единобожия, храмы постепенно начинают обретать формы устремленности в зенит всего массива здания.

Любое устремление в небо есть движение к горнему, но лишь в своем высшем аспекте это движение олицетворяет путь к Истоку. Архитектурно, вертикаль восходящая к Единому, в том числе от всей множественности проявленного, в условиях нашего пространства обретает объем и формы. Наиболее ярко эта устремленность отражается в виде шпиля, пика, конуса, антенноподобной башни наконец. Аспекты порождения и восприятия Единого - это атрибут действия и активности Абсолюта. Сущностно эти атрибуты, эти аспекты образа должны соответствовать функциональности самого здания.

В итальянских Сиракузах собор «Богоматери в слезах», белым конусным шатром, с подчеркнутыми вертикальными членениями нацелен в зенит. Устремленностью к Единому здесь дышит каждый уголок шатрового храма, не оставляя никого в забвении и покое. Такая форма для храма слишком деятельна и активна, где люди без спешки общаются с душой и богом. А вот церковь Вознесения в Коломенском гораздо более гармонична, ибо собирает устремленность к Единому от всего Сущего, от всего проявленного. Такая энергия направленности естественна лишь от всей множественности Мира.

Во много раз нацеленность в зенит сильнее у малой базилики «Славной Богоматери» в Маринго. Это самый высокий во всей Латинской Америке католический собор. Возносящаяся 114-метровым белым гладким конусом, устремленность настолько непреклонна, что вместе с окружающими ее острыми пирамидами подиума переходит в агрессивность. При такой устремленности напрочь забыта вся множественность сущего, весь проявленный Мир. Такие формы (похоже на колпак ку-клукс-клана) хороши если для храмов, то лишь для ордена воинствующих тамплиеров, а не для храма Богоматери.

Архитектурно устремленность к Единому отображается главным зданием МГУ, удачно открываясь с высоты Воробьевых гор на низину Хамовников. Стремление к свету, тяга к высшему, олицетворение эволюции разума и самоосознания - хорошая символика для учебного заведения. Но архитектурная множественность этой устремленности на здании придает ему некую избыточность, делая это побуждение к обретению знаний и самореализации несколько навязчивым или даже воинственным.

Но это уже влияние энергетики самой Москвы, которая накладывает свой отпечаток «первенствования во чтобы то ни стало», в том числе и на архитектуру города. Или же вполне допустимо рассматривать образ здания с точки зрения помпезного официоза как символ образования и науки всей страны. С архитектурным отображением например, региональных центров «в дружном строю устремленных к достижениям и успехам в науке и учебе». Что, в общем и целом, соответствовало действительности.

Гора Сен-Мишель у побережья Франции уже давно место паломничества и туризма. Возникший на ее склонах в средневековье, как крепостное сооружение, монастырь, увенчал гору храмом со шпилем, устремленным в зенит. Это окончательно оформило естественную направленность всего комплекса к небу, придав ему ярко выраженную тягу к Единому. Будучи островом, гора очерчивает круг как границу монастыря, формируя центр с открывающейся всесторонностью на простор окружающего моря. Хороший, очень близкий к гармоничному, образ Единого, воплощенный в архитектурном комплексе.

Тамас (Инь). Качество энергии Единого, материализованный принцип инертности. Являясь аспектом Единого и обладая сознанием, как Начало не-движения сгущая и концентрируя энергию, порождает всю материальность и вещественность Мироздания. Тамас - основа формообразования и создания любого объекта Мира. Как Начало статики, как «пассивный» аспект Единого создает, сохраняет и защищает материальность от всех изменений. Мать всему Сущему.

Как в созидании Мира Тамас есть качество энергии, так и в зодчестве это Начало придает качество форме, структуре, конструкции, цвету и фактуре сооружений. Плавность и округлость абриса и форм; статичность, массивность и инертность объема; монолитность, плотность и крепость структуры; устойчивость, прочность и тектоничность конструкции; темные, мягкие и теплые цвета; матовая, шершавая и рельефная фактура - вот характеристики проявлений этого принципа в архитектуре.

Тамас наделяет архитектурный образ такими качествами как: покой, незыблемость, защита, покров, женское, материнское, мягкое, теплое, округлое. Наличие женского начала и мягкость не означает отсутствия мощи или силы, которые задаются объемом и тектоничностью. Качество инертности и статики суммируется, если тамастический аспект явно выражен во всех архитектурных составляющих и структурных элементах сооружения. Это придает образу сооружению наиболее женский, мягкий, защищающий и укрывающий характер.

Порождая материальность Мира, Тамас интерпретируется в объем вообще. Идеальная форма - шар, но в пространстве Земли он не дает устойчивости, опоры, основы. Устойчиво и массивно выглядят здания кубической, пирамидальной формы, в особенности в больших размерах. Но острые углы не дают женского, мягкого качества. Высшее проявление этого принципа в архитектурной форме - купол, особенно приплюснутый с максимальным охватом по горизонтали (как форма проявления мирового Начала, в идеале стремящегося охватить и защитить все Сущее).

При сохранении массивности, основательности и устойчивости этого объема пространства, мягкость и округлость купола усиливает женские качества - защиту и любовь всему охваченному его кругом внимания и действия. Храмы многих религиозных культов имеют купол, так же как и большой ряд общественных зданий, создавая этим характер массовости, единого охвата человеческих множеств или их «соборности», коллективности. Максимальным охватом, купол в своем пределе на плоскости вырождается в горизонталь.

Монолитные ступы Индии округлой куполообразной формы, наиболее олицетворяют женский аспект принципа порождения и защиты, тем более что массивность обычно в них присутствует очень явно. В куполах этих ступ нет агрессии - это мягкий, защищающий аспект Тамаса. Обычно в них отсутствует помпезность и желание подавить своей мощью. По верованиям буддизма, ступы обладают силой добра, помогая посещающим обрести гармонию, очистится от пороков, развить в себе добродетели.

Женский принцип Тамаса четко выражен в архитектуре римского Пантеона или константинопольской Софии. Мощные здания венчаются низким, широким куполом. Возникает ощущение массивности и защитного покрова. Тамас не зовет к активности, она укрывая защищает и оберегает. Массивность монолита здания в пределах кубического объема (Пантеон фактически вообще крепостная цитадель) и открываемая, особенно изнутри, грандиозность и плавность линий, говорят о Матери всего Сущего.

Аспекты Тамаса в форме, структуре и цвете могут взаимодействовать между собой, усиливая или ослабляя действие друг друга. Пекинский стадион «Гнездо» - массивное, крупное сооружение для многотысячных сборищ явно тамастического характера. В его архитектуре нет острых, агрессивных форм Раджаса. Функционально это место для спортивных зрелищ, где многочисленные зрители в неподвижности наблюдают за движением. Последовательное уменьшение аспектов инертности в его форме, структуре и окраске приводит ярко тамастическое сооружение к соответствию его функции.

При отсутствии купола, достаточность тамастичности стадиона достигнута огромностью, а в форме - округлением абриса, дающая при некоторых ракурсах даже куполообразность, а в плане овальность. Его наружные стены - проницаемая, хаотично-ячеистая конструкция из светлых ажурных элементов. Светопроницаемые покрытия, не затеняют внутреннее пространство. Воздушность внешней оболочки стадиона и наполненность светом уменьшают инертность пространства настолько, что допускают существование в тамастическом сооружении даже активного движения.

Или наоборот, не имея ярко выраженной, мягкой тамастической формы так называемая черная ступа в Лаосе - Тхат Дам, своей плотной кирпичной структурой, явной геометрической устойчивостью и темным, почти черным цветом создает общее тамастическое, защитно-инертное ощущение. И это притом, что в ее форме явно присутствуют признаки противоположного принципа - Раджаса (это небольшая пирамида, с четкими гранями и динамично нацеленная своей вершиной в зенит).

Для сущностного соответствия тамастическому зданию должна соответствовать и его функция - оно должно иметь тамастическое предназначение. Массивное, инертное, куполообразное здание должно аккумулировать множество собирающихся вместе людей, не проявляющих большой подвижности. Таким соответствием сущностного и функционального, внешнего и внутреннего, обладают например купольные церкви или мечети - много людей приходя в храм, застывают на месте в молитве.

Избыточность Тамаса проявляется в тяжеловесности форм, массивности объема, гипертрофированно увеличенном масштабе по сравнению с человеком. От крепостных массивов средневековья, часто с прямоугольными агрессивными абрисами, с грубой толстой кладкой веет тюремной замкнутостью, неласковостью и воинственностью грубой силы. Там внутри нет движения, все сковано как панцирем - торжествует неприступность, защищенность, изолированность и примитивная утилитарность.

Резкое уменьшение высоты объема вплоть до фундамента изменяет тамастические характеристики - отсутствие купола убирает защищенность и охват множеств, со стенами уходит объемность и инертность пространства - в образе остается лишь только поддержка, опора. Поэтому фундамент, цоколь, подиум и стереобат имеют не только конструкционное значение для здания, но и играют важнейшую роль в создании архитектурного образа. Лишением фундаментальности, образ обретает черты противоположного принципа - динамики.

Циклопичность блоков и всей террасы Баальбека дает такое чувство основы всего, что позднейшая постройка римлянами большого храма Юпитера (Парфенон карлик в сравнении с ним) совершенно не соответствует ее размаху. С палеолита главным женским божеством у индоевропейцев была Богиня-Мать. Это прямое персонифицированное выражение Тамаса, как Матери всего Сущего. В Баальбеке у финикийцев было святилище Баала - бога плодородия (воспроизводящий аспект Тамаса). И поэтому совершенно не случаен масштаб такой фундаментальности и титанической мощи, и превосходящей наш мир силы, что человек чувствует свою ничтожность в сравнении с такой колоссальностью.

Ограда - четкий архитектурный аспект оформления пространства и характерное проявление Тамаса. Имеющий кстати и большое декоративное значение. Ограда определяет объем и форму пространства на поверхности земли, индивидуализируя его. Также как палатка или шатер, не будучи преградой для внешних воздействий, обозначает границы пространства человека, структурируя его. Тамастичность ограды повышается при ее основательности, в своем пределе превращаясь в стены (например крепостные).

С повышением масштабности даже проницаемой ограды, растет монументальность оформленного ею пространства. Характерна в этом плане ограда бывшего штаба стран Варшавского договора в Москве или спортивных стадионов советской эпохи. Уменьшением тамастичности ограды до предела, она превращается в границу, в условную линию. Ее инертность становиться призрачной и допускает в этом случае даже интенсивное движение. Широко распространенный вариант такого оформления пространства - дорожная разметка.

Тамас, проявляя себя на каждом плане Бытия всего Мироздания, соответственно проявляет себя и на других уровнях организации архитектуры - от дизайна помещений и до градостроительства. Качества Тамаса в пространстве города могут быть выражены: в планировке от отдельного двора и квартала, и до всего города в целом, в его структуре и организуемой им среды, в плотности застройки, в качестве зданий как структурообразующих элементов, цветовых решениях и даже используемом ландшафте.

Однотипные серые монолитные кубики или прямоугольные массивы домов, со слишком плотной и однообразной застройкой (повтор усиливает качество), отсутствием продуманной организации движения и дружелюбной среды, уютного ландшафта, создает ощущение застоя, тоски и скуки - возникает сплошная зона Тамаса. Уже наверное бессмертная, комедия «С легким паром» хороша как художественный фильм, но не как констатация факта застройки города.

Раджас (Ян). Качество энергии Единого, материализованный принцип движения. Являясь аспектом Единого и обладая сознанием как Начало динамики, придает материи способность любого изменения, порождая все процессы и само время. Дает всякой материальности и всем объектам Мироздания возможность изменения структуры и формы. Как Начало активности, продуцирует все процессы созидания и разрушения в Мире. Отец всего Бытия.

Раджас, как качество энергии Мироздания, в зодчестве придает свойство движения форме, структуре, конструкции, цвету и фактуре. Прямые, резкие и угловатые линии абриса; изменчивость и текучесть форм; невесомость и легкость объема; воздушность, проницаемость и пустотность структуры; стройность, подвижность (неустойчивость) и стремительность в конструкции; светлые, яркие, резкие и холодные цвета; гладкая и блестящая фактура - вот проявления этого принципа в архитектуре.

В архитектурный образ Раджас привносит динамику во всех ее проявлениях. Образ обретает мужские черты: твердость и несгибаемость, быстрота и резкость, суровость и холодность. Качества динамики, активности и изменчивости могут накапливаться, если Раджас ярко выражен во всех архитектурных аспектах сооружения, что придает образу более активный, резкий и мужской характер. Мощь Раджаса определяется всей совокупностью динамики форм и конструкции, так и масштабом их проявления.

Раджас в форме выражается прямоугольным, вертикально ориентированным зданием - небоскребом, башней, как прямым, мужским фаллическим символом. При своем предельном проявлении, в высшем аспекте - пиком, шпилем, вырождаясь в вертикаль нацеленную в зенит. Как активный аспект Единого, как высший атрибут динамики Мира, Раджас в архитектуре обладает прямой и явной нацеленностью в точку зенита и чужд любой коллективности. Именно отсутствие взаимодействия со множественностью Мира отличает Раджас от аспектов порождения и восприятия Единого.

Прямота абриса создает динамику, вертикальность придает устремленность, направленность в зенит организует нацеленность, остроугольность порождает воинственность, а при избыточности этих форм возникает даже агрессивность. Динамичность форм и образа должна быть соразмерена с функцией не только здания, но и его окружением. Явно раджастический характер Эйфелевой башни очень резко контрастировал с окружающей застройкой, что и обусловило вначале противоречивые оценки ее приятия общественностью.

Рожденный как конторское здание, небоскреб, особенно в виде голого прямоугольника в зеркальной облицовке, есть прямое, явное и приземленное олицетворение динамики в архитектуре. Сумашедший темп суматохи Уолл-стрита привел к тому, что он весь застолбился офисными небоскребами, априори несущими в себе динамику. И в этом плане Уолл-стрит и весь Манхэттен целиком как комплекс, есть архитектурное олицетворение, символ деловой и коммерческой активности американской нации.

Сетчатые, полупрозрачные, проницаемые и воздушные конструкции, в развитии дающие пустотность, как противоположность Тамасу - это динамический аспект структуры. В зданиях это различного вида атриумы, холлы, световые колодцы, застекленные пространства, окна, балконы, эркеры, галереи, переходы, коридоры, лестницы - все это структурирует пустотой монолит сооружения, создавая в нем пространство для движения. Структура становится легкой, воздушной, этим же в нее впускается свет.

Сетчатость конструкции Эйфелевой и Шуховской башен дает легкость, воздушность, пронизанность светом, усиливая структуру динамики этих сооружений, чего нет у серого (темного) монолита Останкинской. И хотя форма башен Эйфеля и Шухова, широким основанием акцентирующих множественность всего Сущего, проигрывают раджастической стройности и непреклонной устремленности Останкинской, общее впечатление они производят гораздо более светлое и легкое.

Как не вспомнить катакомбы: прямое непосредственное внесение пустот (Раджас) в монолит породы (Тамас) порождает структуру, создавая другое качество пространства. Храм св. Георгия в Лилабеле - пещерная церковь, целиком вырубленная в скалах в 13 веке. Здание представляет собой крест 25 на 25 метров и на столько же уходит в землю. В Лалибеле 11 храмов полностью вытесанных в скалах и соединенных тоннелями. Сотворение пустот в породе делает материальность структурой, позволяя придать ей форму - это прямое отображение в земных реалиях процесса структурирования материи.

Чем менее статично здание и слабее выражена его тектоническая устойчивость, тем оно более ярко выражает движение и динамику. Ажурная тонкость конструкции создает ощущение невесомости, а мощная устремленность тектоники сооружения - бурного стремительного потока. Раджас создает такую архитектурную образность, что если осуществить в своем пределе создаваемую им динамику, то сооружение должно упасть, изменить форму или начать двигаться.

Дубайский отель «Парус» («Бурдж аль-Араб») удачно смотрится на пустынной глади моря. Его форма создает двойное движение, как парус по горизонтали и как вертикаль в зенит. Проницаемая структура, белый цвет, самый высокий атриумный вестибюль в мире (180 метров), еще больше увеличивают Раджас здания. Для отеля, если конечно он не для активного отдыха, это избыток динамики. Но окружающая горизонталь моря как элемент Тамаса, уравновешивает вертикаль (Раджас) отеля. И только в этом случае создается законченный, полный образ скольжения паруса по поверхности моря.

Стремительность предполагает гладкую, обтекаемую поверхность. Блеск объединяет ее со светом. Яркий цвет возбуждает энергию движения. Яркая, гладкая, блестящая поверхность обладает большой раджастичностью, продуцируя динамику даже в тамастических элементах. Не зря для куполов и глав церквей предпочитают яркий, блестящий и сверкающий золотой цвет. Это придает им динамичность. И тяжелые, грузные (особенно в черном цвете) купола обретают воздушность, легкость и движение.

Очень часто внешнее совпадает с внутренним и сущностным. Христианская часовня, капелла обычно имеет вытянутую форму, подобную башне. Это здание явно носит мужской, раджастический характер. Даже женское наименование этих зданий (к примеру святой Катерины или святой Татьяны), не меняет их сущностного предназначения. Часовня используется для кратких служб, то есть энергичных, мужских действий. Долгие службы, молебны и любые затяжные процедуры там не ведутся.

Раджас дает динамику всем аспектам зодчества как внутри и вне, так и вокруг здания. Возникает ритм фасада и ограды, окружающей среды и архитектуры, меняющиеся ракурсы дают текучесть переходам пространственных форм. Движение и ритмика разных темпов своим взаимодействием создают муаровые узоры переливов этих процессов - перекрещивающиеся ритмы колоннады, фасада, ограды, лестниц, уровней и этажей. Раджас скрывается и за игрой цвета и блеска, света и освещения.

Холодный блеск стеклянных небоскребов как нельзя лучше иллюстрирует выражение «ничего личного - это бизнес». Холодность и создаваемая этим бездушность обезглавленной устремленности четко показывает, что человек лишь винтик, исполнитель функции в машине, которую не нужно любить и которая не любит тебя. Здание небоскреба - это конвейер непрерывной динамики и зарабатывания денег. Но если придать такой аспект религиозному зданию, то мгновенно появляется отталкивающее, отвращающее впечатление (ведь, по крайней мере декларативно, в религии Бог есть любовь).

Свет - элемент динамики. Словосочетание «вечерний город» уже давно расхожий трюизм, созданный правда огнями рекламы и освещением. Подсветка здания может выгодно оттенять его архитектуру и придавать динамизм сооружению. Пекинский стадион «Гнездо» для уменьшения общей инертности имеет проницаемую структуру и белый цвет внешней оболочки. При подсветке фасада, весь стадион обретает такую архитектурную динамику, что в нем вполне гармонично проводить фестивали, даже праздничные шествия и карнавалы.

Меняющееся дневное освещение вообще создает игру света и тени - возникает реальное движение, меняющиеся зоны освещенности и тени. Особенно это важно в южных широтах богатых солнцем и почти полным отсутствием сумеречной части суток. Использование этого естественного добавления к архитектурным аспектам сооружения позволяет реализовать тонкие нюансы и оттенки архитектурного образа. Но это уже взаимодействие Раждаса и Тамаса в освещении, дающее световую гармонию.

Раджас в здании это не только архитектурное и образное воплощение, но и физическое движение реальных объектов, как и создание условий для него. Продуманность внутреннего движения создает динамику и жизнь, особенно в общественном здании. В условиях нашего физического существования на поверхности планеты наиболее широко распространено прямолинейное движение на плоскости. А вот в Мироздании вообще, гораздо более широко чем у нас, используется вращение.

Нью-Йорский музей Гуггенхайма - пример организации пространства здания, особенно внутреннего, для движения по вихревому, спиральному принципу. И сейчас принцип вращательного движения стал более широко использоваться и в форме и конструкции зданий. Особенно любопытно его применение в небоскребах. Хотя, конечно более распространено прямолинейное движение - лестницы, пандусы, эскалаторы, лифты, даже перекрещивающиеся переходы, так же как и его реализация в форме.

Движение создает маршруты перемещения - структурируется сама динамика в зависимости от ее интенсивности и пространства. Это важный прикладной аспект движения как в зодчестве, так и в градостроительстве, ибо Раджас проявляет себя на всех уровнях архитектуры. Продуманная схема динамики города - всех систем коммуникаций, регулярного и частного сообщения, дорожного и пешего движения делает его не только удобным для жизни, но и экономным в обслуживании, и в содержании коммунальных систем.

Тамас и Раджас многообразно и на разных уровнях проявляют себя в архитектуре. В пределе они олицетворяют архитектурные противоположности формы, конструкции, структуры, фактуры, цвета, как и соответствующие аспекты художественных образов. Как и в Мироздании, в архитектуре Раджас не может существовать без Тамаса самостоятельно. Это случай, когда одно не может существовать без другого - для движения должно быть то, что движется и то, в чем существует движение. Именно их взаимодействие и порождает гармонию — Саттву.

Вернер О. Э.
Фотографии всех архитектурных объектов можно найти в интернете
Авторская публикация. Свидетельство о публикации в СМИ № L108-19532.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Метафизика архитектурного творчества - 2

Метафизика архитектурного творчества - 4

Взаимодействие Множественность. Единое, как Создатель порождает Мироздание, Космос. Формируемое Тамасом все Сущее, воздействием Ахамкары, становиться объектным и предметным в том...

Метафизика архитектурного творчества - 3

Саттва. Качество энергии Единого, Начало гармонии, материализация принципа уравновешивания. Саттва не является механической суммой Тамаса и Раджаса, а будучи отдельным аспектом...

Метафизика архитектурного творчества - 5

История. Судьба (карма) есть совокупный результат типичного метода осуществления деятельности, стандартного протекания процессов, постоянного проявления одного и того же характера...

Метафизика архитектурного творчества - 6

Энергетика пространства Архитектура - пространственное искусство, поэтому свойства пространства и как оно проявляет себя в нашем мире имеет для архитектуры большое значение...

Метафизика архитектурного творчества - 1

Предисловие Эта работа весьма неожиданный ракурс для такой темы, как творчество в архитектуре. Она призвана осветить ряд аспектов сущностного знания о Вселенной и человеке, выявляя...

Творчество, как изотерапия

Попадая в «стрессовую ситуацию», приобретая определённый «потенциал», «напряжение», человек, вдруг начинает рисовать, освобождаясь от своих проблем, проецирует их на плоскость...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты